26.09.2021

Майнинг где больше платят: можно ли сейчас на нем заработать :: РБК.Крипто

На добычу биткоина уходит огромное количество электроэнергии. И чем он дороже, тем больше

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

На электричестве, которое тратится в год на майнинг биткойнов, все чайники Британии могли бы работать 27 лет

Исследователи из Кембриджского университета пришли к выводу, что на годовое производство биткоинов требуется больше электроэнергии, чем его потребляет такая страна, как Аргентина.

Дело в том, что «майнинг» криптовалюты включает в себя активную работу компьютеров, которые проверяют все мировые транзакции с ней и затрачивают при этом много электроэнергии.

Много — это, по выкладкам ученых, 121,36 тераватт-часов в год, и эти показатели едва ли снизятся, если только не рухнет сама криптовалюта.

Однако пока что стоимость биткоина подскочила до 48 тыс. долларов на волне сообщений о том, что компания Tesla вложила полтора миллиарда долларов в криптовалюту и намерена в будущем принимать ее к оплате.

Более того, повышение стоимости биткоина подталкивает «добытчиков» к тому, чтобы включать в свои майнинговые сети все больше компьютеров, что, в свою очередь, ведет к увеличению потребления электроэнергии.

Для примера, энергии, затрачиваемой на годовой майнинг криптовалюты, хватило бы на то, чтобы все чайники Великобритании кипели 27 лет.

С другой стороны, признают эксперты, электричества, которое потребляют в год все не работающие, но не выключенные из электросети приборы Америки, хвватило бы на год работы всей биткоиновой сети.

Добыча биткоинов

Для майнинга криптовалюты компьютеры, часто специализированные, объединяются в специальные сети.

В их задачу входит подтверждение транзакций, когда люди посылают или получают биткоины.

Этот процесс включает решение определенных задач, что само по себе не является составной частью поверки движения криптовалюты, но обеспечивает определенную защиту от возможного мошеннического редактирования глобального списка таких транзакций.

В качестве награды майнеры периодически, часто по принципу лотереи, получают небольшое вознаграждение в биткоинах.

Для увеличения прибыли люди часто подключают к такой сети большое количество компьютеров, иногда целые «фабрики».

Поскольку компьютеры решают задачи практически безостановочно, они потребляют много электроэнергии.

Специалисты из Кембриджского центра альтернативного финансирования, разработавшие онлайн-программу, которая рассчитывает потребление электроэнергии на производство криптовалют, говорят, что компьютеры, по всему миру добывающие криптовалюту, работают с разной эффективностью.

Но взяв за основу среднюю цену за киловатт-час электроэнергии и потребление энергии сетью компьютеров, которые занимаются майнингом, можно вычислить, сколько электричества расходуется на производство биткоинов в заданную единицу времени.

Эко-загадка

«Биткоин по сути анти-экономичен, — утверждает автор книги «Нападение 50-футового блокчейна» (Attack of the 50 Foot Blockchain) Дэвид Джерард, — так что более экономичная аппаратура для майнинга не поможет, ей придется соревноваться с другой, столь же экономичной. А это, в свою очередь, означает, что затраты энергии на производство биткоинов, и, стало быть, выбросы в атмосферу углекислого газа, будут лишь бесконечно расти. И очень плохо, что вся эта энергия тратится по сути дела на игру в лотерею».

В понедельник, после того как компания Tesla объявила, что инвестирует средства в криптовалюту, стоимость биткоинов вновь подскочила.

При этом аналитики усмотрели в таких инвестициях противоречие с прежней экологической позицией компании.

«Илон Маск одним махом перечеркнул хорошую работу по промотированию чистой энергии, которую вела Tesla, и это очень плохо, — считает Джерард. — Не представляю, как он сможет теперь отыграть назад».

«Tesla получила в прошлом году экологические субсидии на полтора миллиарда долларов, и все за счет налогоплательщиков, — продолжает писатель. — А потом сделала разворот и потратила полтора миллиарда на биткоины, которые добываются с помощью электричества, вырабатываемого при сжигании угля. Так что эти субсидии стоило бы пересмотреть».

Джерард в связи с этим предлагает ввести углеродный налог на криптовалюту, который частично уравновесил бы ущерб от потребления электроэнергии.

Вреден ли майнинг для экологии?

Илон Маск заявил, что Tesla отказывается от продажи машин за биткоины по причине того, что при производстве криптовалюты используется угольная энергетика. После этого курс биткоина резко упал

Майнинговая ферма. Фото: depositphotos.com

Если бы у биткоина был свой финансовый регулятор, то Илон Маск мог бы вполне стать главой криптоцентробанка. На его заявлениях курс цифровых монет может как взлететь, так и рухнуть. В этот раз биткоин упал — в моменте на 17%.

Бизнесмен заявил, что Tesla больше не будет продавать электромобили за криптовалюту. Потому что ее производство, то есть майнинг, наносит вред экологии, так как при этом используется ископаемое топливо. Видимо, Маск имел в виду в первую очередь Китай с его развитой угольной энергетикой. А КНР — один из основных мировых центров майнинга. Но заявление Маска больше напоминает игру с рынком криптовалют. Еще недавно сама Tesla купила биткоины на 1,5 млрд долларов, а потом объявила, что будет продавать машины за криптовалюту. И заодно продала свои биткоины, заработав на этом порядка 100 млн долларов.

На днях SpaceX сообщила, что примет в качестве оплаты за вывод спутника на Луну другую криптовалюту — Dogecoin. Это, как заявили в компании Маска, заложит основу для межпланетной торговли. Комментирует исполнительный директор VSK Group Максим Тищенко:

— Его слова можно расценивать двояко. Он может в будущем заявить, мол, пользуйтесь аккумуляторами фирмы Tesla, которые якобы не наносят вред экологии. Поэтому Маск тоже немного кривит душой, учитывая, что он говорит об отказе продавать за биткоин, но тут же предлагает профинансировать полет на Луну за биткоины.

— Насколько активно покупали Tesla за криптовалюту?

— Достаточно активно. Было много продаж. Но нужно понимать, что рынок криптовалюты закрытый, тем более от властей различных стран. Само происхождение этой валюты тяжело отследить. Поэтому те, кто обладал криптовалютой, пытались куда-то ее вложить, чтобы обелить неким образом свой капитал».

Что же касается непосредственно утверждения Маска о влиянии майнинга на экологию, оно достаточно спорно. С одной стороны, китайские экономисты говорят, что через три года добыча криптовалюты войдет в этой стране в десятку по энергопотреблению. Выбросы углекислого газа от работы ферм в КНР будут сопоставимы с показателями Бельгии. С другой стороны, можно найти и другие источники энергии. Например, гидрогенерация. Или атомная энергетика. И это электричество дешевле, кстати, чем возобновляемые источники, замечает руководитель спецпроектов Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Александр Перов.

Александр Перов руководитель спецпроектов ФНЭБ «Как хорошо известно, энергия ВИЭ (возобновляемые источники энергии. — Business FM), несмотря на все уверения сторонников зеленой энергетики, на самом деле дороже, чем

На все вопросы дать однозначный ответ все равно не удастся. Например, можно говорить об экологичности электрокаров. Но как быть с тем, что электричество для них производится в том числе из угля и мазута? А заодно заметить, что производство цветных металлов, которые используются в аккумуляторах, тоже может наносить вред природе.

Что же касается майнинга, можно не только зарабатывать на добыче биткоинов, но и с пользой для природы использовать выделяемое тепло. Например, отапливать теплицы или дома. И так некоторые компании уже делают. То есть в одном месте уровень выбросов СО2 повышается, а в другом сокращается. И, возможно, вскоре Илон Маск приведет в Twitter и такие примеры, и биткоин снова взлетит. А кто-то успеет купить временно подешевевшую криптовалюту, чтобы потом выгодно ее продать.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Нелегальный майнинг на рабочих местах

Криптовалюты, такие как биткойн, остаются на слуху на протяжении вот уже нескольких лет. Вы можете считать его очередной финансовой пирамидой или фатальной угрозой для устоявшейся банковской системы, но так или иначе это деньги, которые тоже можно заработать, сидя в офисе. Речь идет о майнинге, предполагаемая прибыль от которого подталкивает людей использовать компьютеры на рабочих местах для получения электронных токенов. И это означает наличие серьезных рисков для каждой конкретной компании.

 

Примеров — море. Так, недавно в России была задержана группа ученых, которые пытались майнить биткойн на крупнейшем в стране суперкомпьютере. В США оказалась скомпрометирована Tesla, чье облачное хранилище AWS также использовалось для получения токенов криптовалют. А суперкомпьютер Национального фонда науки США не просто пытались, а уже использовали для майнинга.

Появление новых типов компьютерных вирусов также не заставило себя ждать. Недавно в прессе широко обсуждалась история, когда специальный скрипт для майнинга скрыто загружался на компьютеры посетителей отдельно взятых веб-сайтов, включая, например, сайты национальной системы медицинского страхования в США и компании, предоставляющей займы на образование, в Великобритании. По отдельности компьютеры пользователей генерировали довольно мало токенов, но хакеры рассчитывали, что прибыль принесет именно совместная работа десятков тысяч зараженных компьютеров.

Что такое майнинг?

Для понимания поднятой проблемы необходимо иметь хотя бы общее представление о том, что такое майнинг криптовалют и как это работает. Люди, которые хотят заработать состояние на криптовалютах, должны располагать следующими ресурсами:

  • мощный компьютер;

  • доступ в интернет;

  • доступ к источнику недорогой или бесплатной электроэнергии.

Способ получения биткойна достаточно прост: мощность компьютера пользователя используется для генерирования блоков транзакций, которые проходят специальную процедуру подтверждения и включаются в блокчейн, на котором базируется криптовалюта («доказательство выполнения работы»).

Вместе эти блоки формируют как саму криптовалюту, так и инфраструктуру для поддержания международной децентрализованной защищенной системы обмена и оплаты, для функционирования которой не нужны классические банковские механизмы и которая не предусматривает больших комиссий за трансграничные валютные сделки.

Однако участники процесса сталкиваются с такими задачами, решить которые возможно только с помощью мощных компьютеров, и именно поэтому для работы в этой сфере используются только массивы новейших графических карт.

Цена электричества

Чем мощнее компьютер, тем больше электроэнергии он потребляет. Вы, конечно, можете продолжать майнить на стареньком ПК в вашей спальне, но тогда, скорее всего, заплатите за потребленное электричество больше, чем заработаете на криптовалюте.

«Экономика биткойна такова, что большинство майнеров нуждается в доступе к надежному источнику дешевой электроэнергии не дороже 2–3 центов за киловатт-час. Поэтому они часто перебираются поближе к ГЭС, там дешевле», — пояснял в интервью «Вашингтон пост» Сэм Харнетт из Института Роки-Маунтин.

Крупнейшие в мире майнинговые фермы построены в непосредственной близости от солнечных и гидроэлектростанций Китая. Один русский миллиардер недавно купил две электростанции для обеспечения энергией собственных майнинговых ферм. В Исландии, где около 80% всей потребляемой электроэнергии генерируется гидроэлектростанциями, операторы электросетей отмечают взрывной рост спроса на мощности со стороны майнинговых ферм и открыто говорят о грядущем дефиците электроэнергии на локальном рынке.

Именно проблемы с доступом к источникам дешевой электроэнергии толкают хакеров на создание вредоносного программного обеспечения, которое позволило бы использовать мощности компьютеров посетителей веб-сайтов. Этим же объясняется и желание сотрудников компаний скрыто использовать рабочие компьютеры для майнинга, так как в этом случае они не платят из собственного кармана ни за электроэнергию, ни за техническое обслуживание ПК.

В чем риски?

Есть несколько причин, по которым компаниям стоит озаботиться защитой рабочих компьютеров от использования для майнинга криптовалют.

  • Компьютеры, на которых установлено ПО для майнинга криптовалют, работают медленнее, что негативно сказывается на скорости бизнес-процессов внутри компании.

  • Компания несет необоснованные убытки, оплачивая все возрастающие счета за электричество.

  • Повышенная нагрузка, связанная с вычислениями новых блоков блокчейна, приводит к сокращению срока эксплуатации процессоров, блоков питания и батарей, что напрямую приводит к дополнительным расходам на техническое обслуживание или замену вышедшей из строя компьютерной техники.

  • Программное обеспечение для майнинга может сделать корпоративную сеть уязвимой для атаки и несанкционированного проникновения извне. По данным «Лаборатории Касперского», количество подобных атак возросло с 205 тыс. в 2013 году до 1,65 млн в 2017-м.

Создатели и операторы ботнетов и недобросовестные работники часто рассматривают корпоративные серверы как хорошую возможность заработать за счет «бесплатной» электроэнергии. На рынке уже доступны ботнеты по $ 30/мес., а цены на программы для создания скрытой майнинг-фермы на основе корпоративной сети начинаются от $ 29.

По оценкам Digital Shadows, ботнет для майнинга криптовалюты «монеро», оперирующий 2 тыс. зараженных компьютеров, может приносить до $ 500 ежедневно. Новейшие программы для нелегального майнинга уже умеют маскироваться, обходить антивирусную защиту на компьютерах пользователей или вовсе отключать ее.

В компании CrowdStrike предупреждают, что уже появились ботнеты (такие, как Satori и Smominru), ориентированные исключительно на создание сетей для майнинга, а, например, вирус WannaMine пытается поражать именно корпоративные сети.

Специалист по сетевым угрозам компании Cisco Talos Ник Биассини считает, что пришло время компаниям активно защищаться. Как он заявил изданию Dark Reading, «это огромная волна, которая накрывает все больше корпоративных сетей, каждый день и в буквальном смысле слова».

Что делать?

Есть вполне действенный набор правил: компании должны постоянно совершенствовать механизмы обеспечения безопасности, своевременно обновлять антивирусное программное обеспечение и не забывать об опасности традиционных инструментов взлома, таких как фишинговые письма и сомнительные программы и приложения от малоизвестных разработчиков.

Также стоит установить в компании специализированное оборудование и программные фильтры, позволяющие предотвращать взломы и несанкционированное использование корпоративных сетей, и программы, которые позволят вовремя выявлять компьютеры с повышенной нагрузкой на процессоры или с повышенным интернет-трафиком, — все это явные признаки майнинга. Для этого существуют готовые решения, как, например, сетевая утилита SD-WAN, которая позволяет выборочно блокировать порты, используемые для майнинговых транзакций. Плюс необходимо внимательно следить за изменениями в счетах за электричество.

Наконец, администраторам сетей нужно тщательно отслеживать, какие программы и программные коды устанавливаются и используются на рабочих компьютерах, постоянно проверять их на предмет вредоносного ПО и уязвимостей для внешних атак.

Для мобильных устройств существует система Mobile Threat Defence, которая предназначена для защиты именно этого класса устройств.

В Абхазии ввели веерные отключения света из-за майнеров

Стремительный рост в цене биткоина совпал с попытками руководства Абхазии узаконить давно процветающий в стране майнинг. Из-за того, что криптооборудование установлено «практически в каждом сарае», республика столкнулась с серьезным дефицитом электроэнергии, что напрямую затронуло все население. «Газета.Ru» пообщалась с местными «черными майнерами», чиновниками и политиками и выяснила, почему так получилось и есть ли пути выхода из энергетического кризиса.

В середине недели в Абхазии прошли парламентские слушания по теме катастрофической ситуации в абхазской энергетике. Из-за роста числа нелегальных майнинговых ферм в стране был введен график веерных отключений.

В конце сентября правительство предприняло шаги к тому, чтобы легализовать запрещенный в республике с 2018 года майнинг. Владельцам ферм предложили зарегистрироваться и платить за электроэнергию по повышенному тарифу. Для легальных майнеров в Абхазии тариф установили в размере 1,50 рубля за кВт⋅ч, однако желание получить лицензию изъявила лишь малая часть «фермеров».

В целом эта отрасль быстро обрела в Абхазии популярность из-за низких цен на электричество. Тариф для физических лиц в республике — всего 40 копеек за кВт⋅ч. Для сравнения, в среднем по России жители платят на три рубля больше.

За официальной лицензией на майнинг в Абхазии пришли немногие, но ферм меньше не стало — только в ноябре, по оценкам госкомпании «Черноморэнерго», нагрузка на энергосистему возросла на 46% и превысила дневные пиковые нагрузки прошлых лет. Результатом перегрузок стали практически ежедневные аварии на воздушных линиях и перебои со светом.

В соответствии с принятым абхазским кабмином постановлением, в ближайшие два месяца в страну запрещен ввоз оборудования для майнинга, однако на границе с Россией каждую неделю задерживают по несколько машин с криптооборудованием, так как майнить в стране по столь низкому тарифу по-прежнему выгодно.

«Состояние нашей энергетической системы критическое, мы так увлеклись этой криптовалютой, что майнинги стоят в амбарах, подвалах, где угодно, даже додумались до того, чтобы поставить оборудование на крыше нашего государственного театра»,

– заявил в ходе слушаний в парламенте спикер Народного собрания Валерий Кварчия,

Проблема с энергоснабжением стоит очень остро. Из-за этого «Черноморэнерго» было вынуждено ввести веерные отключения электричества с 15 ноября — все население страны по расписанию сидит без света по шесть часов в сутки.

Например, в Гагрском районе подача электричества ограничена с 5 до 7 утра, с часа до трех часов дня и с 9 до 11 вечера. Аналогичные меры были введены и в других районах республики. И это – не говоря о постоянных авариях в электросетях.

В беседе с «Газетой.Ru» представитель министерства экономики Абхазии рассказала, что ведомство дало указание отключать от энергосистемы всех, кто подключился к ней незаконно, и не выдавать технические условия на подключения в тех районах, где сделать это не позволяют мощности. При этом по всем вопросам, которые «Газета.Ru» направила в министерство его представитель предложила обратиться в «Черноморэнерго».

Представители компании в свою очередь рассказали, что специально созданная комиссия уже начала работать по районам и у нее уже есть первые результаты. В частности, 16 ноября в ходе рейдовых мероприятий были выявлены и отключены от сети фермы общей мощностью 3,3 МВт, а на следующий день – еще на 7 МВт.

Подобные рейды проходят в республике практически ежедневно.

Другие собеседники издания отметили, что эти меры все-равно не помогут решить энергетическую проблему страны. В частности, один из нелегальных майнеров Беслан (имя изменено) сказал, что легально в стране работают только крупные майнеры, на фермах которых установлены сотни машин для майнинга. А обычные люди, у которых стоит 30-40 машинок, не только не регистрируются – зачастую их попросту очень трудно найти. Вся борьба с нелегалами, которая сейчас ведется на территории республики, по словам Беслана, не больше, чем фикция.

«Борьба с нелегалами заканчивается на совещании в кабинете министров и, по сути, идет только в телевизоре. То есть, приехали журналисты с госканала, отсняли, как какой-то чиновник отругал других и приказал всех отключать, городские начальники послушали все это с серьезными лицами, вышли из кабинета и забыли»,

– описывает сложившуюся ситуацию Беслан.

В свою очередь экс-министр экономики Абхазии, а ныне лидер абхазской оппозиции Адруг Ардзинба отметил, что в силу человеческого фактора и условий ограниченности ресурсов, доступ к которым стремятся получить все больше людей, увеличивается и вероятность коррупционной составляющей.

«Исходя из того, что новое правительство готовило решение по легализации майнинга несколько месяцев, люди стали об этом узнавать и ввозить оборудование, только за девять месяцев 2020 года было ввезено более 43 тыс. единиц», – сказал он в беседе с «Газетой.Ru», уточнив, что по данным той же «Черноморэнерго» с момента объявления легализации майнинга соответствующие заявки в госорганы подали всего 20% от таких предпринимателей.

Люди, которые решили начать зарабатывать с помощью майнинга на законных основаниях, в итоге оказались в проигрыше. Согласно решению «Черноморэнерго», в связи с возросшими нагрузками на электросети официально зарегистрированные объекты майнинга будут уведомлены о временном отключении.

В том, что коррупция значительно сказывается на борьбе с нелегалами признался и майнер Беслан.

«Потому что когда [чиновники] возвращаются в свои города, начинают действовать горизонтальные связи – каждый «черный копатель» так или иначе чей-то сват, брат и так далее. А второе – это конечно же деньги. Ты ему заплатил немного, и он закрыл глаза на твою ферму», – сказал Беслан.

При этом собеседник «Газеты.Ru» добавил, что не слышал о том, чтобы у кого-то из «черных копателей» были проблемы с правоохранительными органами. «Такого чтобы каких-то черных майнеров активно закрывали я не слышал. Да, бывает, приедут журналисты, на камеру повыдергивают провода, они уедут и через пару дней все фермы снова включатся обратно в сеть», – утверждает Беслан.

Гордиев узел

В беседе с «Газетой.Ru» председатель республиканской общественной организации ветеранов Отечественной войны народа Абхазии (АРУАА) Темур Гулиа отметил, что

единственная отрасль в республике, у которой нет никакой альтернативы – это энергетика, ведь вся страна обеспечивается электричеством благодаря Ингурской ГЭС, мощности которой не бесконечны.

Собеседник «Газеты.Ru» согласился с тем, что решение о легализации добычи криптовалюты было поспешным, однако если что-то может приносить доход стране и обществу в целом, то заниматься этим должно само государство.

«На мой взгляд, если у нас и есть какой-то запас энергии, его нужно использовать на благо страны, а его распределением и созданием каких-то соответствующих проектов должно заниматься только государство»,

– говорит Темур Гулиа.

Экс-министр экономики страны Адруг Ардзинба отметил, что еще в 2017 году его команда разработала проекты по созданию национальной криптовалюты и развитию финансовых инструментов, которые, к сожалению, не нашли поддержки в руководстве и обществе. Однако, о майнинге речь не шла, так как уже тогда было понятно, что майнинг может принести вред республике, и в 2018 году данный вид деятельности был запрещен.

Но даже если и говорить о легализации, уверен Адруг Ардзинба, подходить к этому нужно грамотно, просчитывая все вероятные проблемы, определяя отдельные территории под такие проекты и вырабатывая критерии отбора тех, кому этой деятельностью можно заниматься, а кому нет. Но ничего из этого не было сделано.

«Данное решение побудило людей активно вкладывать свои средства в больших объемах в данный вид деятельности. А сегодня ситуация зашла в тупик из-за нехватки энергетических мощностей, – говорит бывший министр экономики республики. – На днях руководитель РУП «Черноморэнерго» вынужден был констатировать, что майнинг необходимо запретить до мая 2021 года, что ставит поверивших в правительство и вложившихся в майнинг людей в крайне тяжелое положение».

Впрочем, опрошенные «Газетой.Ru» майнеры считают иначе. Нелегал Беслан отметил, что проблема не в самом майнинге, а в дефиците электричества – фермы съедают очень много электроэнергии, из-за чего ее не остается ни на что другое.

С ним в целом согласился еще один предприниматель Баграт (имя изменено), планировавший в ближайшее время заняться майнингом «в белую», но из-за возникших в республике проблем отложивший эту идею в долгий ящик.

«Даже если все предприниматели, занимающиеся добычей криптовалют будут делать это легально, платить деньги в бюджет страны, я не уверен, что энергосистема сможет выдержать.

На мой взгляд, легализовать майнинг нужно было после восстановления энергетики. В нынешних обстоятельствах начинать этот бизнес считаю преждевременным, слишком много нерешенных вопросов»,

– подытожил собеседник «Газеты.Ru».

В целом решить проблему энергодефицита из-за майнеров можно, осуществляя переток энергии в Абхазию из России, заявил на недавней пресс-конференции президент республики Аслан Бжания. Однако это приведет к тому, что майнерам придется платить больше за потребляемую электроэнергию – минимальная цена за кВт⋅ч при такой схеме существенно возрастет.

«В тех местах, где майнинг будет разрешен, тариф будет складываться из этой цены, плюс стоимость самого перетока. Мы вынуждены поступать таким образом. Я хотел бы, чтобы наше население отнеслось к этому с пониманием», – цитирует главу республики «Sputnik Абхазия».

Как пояснил житель Абхазии Баграт, решивший отложить занятие майнингом до лучших времен, в таком случае продолжат добывать криптовалюту лишь «черные майнеры».

«Думаю, что когда мы получим переток из России, останется меньшая часть тех, кто легально работает, так как платить повышенный тариф мало кто сможет. Это уже не 1,5 рубля, это 2,70 минимальная цена, плюс за переток. Получится невыгодно заниматься, короче будет процветать нелегал»,

— заключил Баграт.

«Газета.Ru» обратилась за комментарием к президенту республики Аслану Бжания, попросив его оценить сложившуюся в стране ситуацию, но в последний момент его представитель отказала изданию в беседе с ним.

Китайские майнеры скупают ноутбуки с видеокартами GeForce RTX 30-й серии для добычи Ethereum

Цена криптовалюты Ethereum выросла настолько, что её стало выгодно добывать на лэптопах. Как пишет ресурс VideoCardz, китайские майнеры на фоне дефицита видеокарт переключились на скупку ноутбуков с графическими ускорителями GeForce RTX 30-й серии, появившиеся на рынке совсем недавно.

Фермы из ноутбуков для добычи Ethereum

С ноября прошлого года стоимость криптовалюты Ethereum (ETH), являющейся одной из самых популярных среди майнеров, занимающихся её добычей с помощью видеокарт, выросла в три раза. В Сети ходят множество страшилок о том, что китайские майнеры выстраиваются целыми очередями перед заводами партнёров компании NVIDIA в надежде купить графические ускорители мимо магазинов.

К сожалению, некоторые производители соглашаются на подобные сделки, поскольку майнеры готовы платить на треть больше, чем дистрибьюторы. Кроме того, на видеокарты в таком случае распространяется ограниченная гарантия или гарантия не даётся вовсе, что выгодно продавцу.

В Китае постепенно набирает популярность новый способ добычи криптовалюты. Как выяснилось, отличной платформой для майнинга являются игровые лэптопы, оснащённые видеокартами GeForce RTX 30-й серии. Сообщается, что люди начали массово скупать ноутбуки, оснащённые мобильными видеокартами GeForce RTX 3070 и создавать на их базе целые фермы.

Стоимость лэптопов с такими видеокартами нельзя назвать низкой. Но майнеры готовы переплачивать, поскольку добывать ETH с их помощью оказалось очень выгодно. На данный момент уже кажется абсурдом тот факт, что NVIDIA никак не реагирует на текущую ситуацию на рынке, не вводя жёсткие ограничения, которые позволили бы избежать подобных вещей.

Не меньше вопросов вызывает тот факт, что майнинг с помощью GPU вообще возможен на системах, которые для этого по идее совсем не предназначены. Текущее положение дел вместе с грядущим китайским Новым годом, когда в стране останавливаются практически все фабрики, определённо скажется на доступности ноутбуков с графическими ускорителями GeForce RTX 30-й серии.

То, насколько абсурдно выгодной стала добыча криптовалюты Ethereum с помощью лэптопа, продемонстрировала (исключительно в развлекательных целях) создательница цифрового контента с псевдонимом Fish Pond F2pool с платформы Bilibili.

Девушка взяла с собой лэптоп, оснащённый мобильной видеокартой GeForce RTX 3060 и пошла пить кофе в местный Starbucks. Подключив устройство к розетке она за два часа сидя кафе добыла 0,00053 ETH, что эквивалентно $0,89 — вполне достаточно, чтобы заплатить за купленную чашку кофе.

Если вы заметили ошибку — выделите ее мышью и нажмите CTRL+ENTER.

Майнеров Узбекистана обязали платить за энергию по повышенным тарифам – Spot

К ним начнут применять повышающий коэффициент в размере 3 раз к установленному тарифу.

Фото: Эльдос Фазылбеков / Spot

В Узбекистане устанавливают повышенные тарифы по электрической энергии для майнеров. Это утверждено постановлением Кабинета Министров от 11 декабря, которое вносит дополнения в правила пользования электроэнергией.

По новым правилам, майнеры, независимо от присоединенной мощности, начнут платить за энергию с применением повышающего коэффициента в размере 3 раз к установленному тарифу.

Министерство энергетики и Мининфоком в течение двух месяцев разработают порядок определения потребителей, занимающихся майнингом, и применения к ним повышенных тарифов. Документ вступает в силу через три месяца — в марте 2020 года.

О том, что в Узбекистане планируется ввести отдельные тарифы для майнеров, Spot узнал в конце сентября.

В Минэнерго тогда поясняли, что политика страны в отношении энергообеспечения является социально направленной, а такие явления, как добыча криптовалюты, майнинг и так далее, не имеют к ней никакого отношения.

В начале октября группа майнеров записала видеообращение к руководству страны, в котором сообщила, что если к майнерам начнут применять повышенные тарифы, то привлекательность майнинга сильно упадет.

В Минэнерго же заявили, что условия для майнинг-ферм в Узбекистане и после трехкратного повышения цены на электроэнергию остаются привлекательными, в том числе, за счет конкурентоспособного по ценам интернета, а также арендной платы за помещения.

«Spot»

5 популярных криптовалют, кроме биткоина | Экономика в Германии и мире: новости и аналитика | DW

По данным CoinMarketCap — Forbes, в мире криптовалют на сегодняшний день существует более 1100 видов цифровых денег. А общая капитализация этого рынка — 133 миллиарда долларов. DW собрала факты о самых популярных видах криптовалют и о том, в какие из них, помимо биткоина, чаще всего вкладывают деньги.

Альткоины — альтернатива биткоинам  

Большинство альткоинов (альтернативные цифровые валюты) являются лишь вариацией биткоина. Создатели новых валют берут уже существующий код биткоина и улучшают его на свое усмотрение. Получается разветвление криптовалют, с единым «стартом» в виде биткоина. Подобный процесс называется «хардфорк». Хардфорк происходит, когда пользователи валюты не могут прийти к одному решению по поводу работы цифровых денег.

Криптовалюта биткоин

Например, так произошло с Bitcoin в августе. Отличительная черта биткоина — скорость и дешевизна транзакций. Однако криптовалюта стала такой популярной, что система перестала справляться с объемом работы. В итоге пользователи биткоина могли ждать по несколько часов, а то и дней, чтобы прошла операция.

Пользователи биткоина решили, что пора улучшать систему. Но у криптовалюты нет единого владельца, который бы мог внести новые изменения. Чтобы поменять децентрализованную криптовалюту, недостаточно решения большинства. Нужно чтобы 99 процентов пользователей согласились с новыми правилами и начали их соблюдать. И хотя решение поменять систему биткоина была принято, пользователи не смогли прийти к общему плану действий. В итоге биткоин раскололся на Bitcoin и Bitcoin Cash, и на рынке стало еще на одну криптовалюту больше. Кроме Bitcoin Cash, среди альтернативных биткоину цифровых денег, популярны еще 5 видов. 

Ethereum (эфириум, эфир) — валюта «умных контрактов» 

Неизвестно почему создатель «Эфира» — канадский программист российского происхождения, Виталий Бутерин, назвал его так. Возможно из-за того, что в отличие от того же биткоина, количество эфира неограниченно. А возможно из-за того, что эфир — первая криптовалюта, в которой используется технология «умных контрактов», а значит он может «принять форму» любого объекта.

Как работают эти «умные контракты»? Например, вы заключили пари с другом, что в предстоящем футбольном матче Россия — Южная Корея выиграет Россия. Ваш друг всей душой поддерживает команду Южной Кореи. Вы прописываете условия своего пари.

«Эфир» — валюта «умных контрактов»

«Умный контракт» снимает сумму ставки со счетов и удерживает до тех пор, пока условия контракта не будут выполнены — пока не выиграет одна из команд. Подобный подход позволяет снизить вмешательство человека и заставить выполнять работу машину. В дальнейшем «умные контракты» можно будет применять в бухгалтерском учете, логистике, юриспруденции.

Валюта появилась в 2015 году, на собранные Бутериным средства, через краудфандинг — добровольное пожертвование денег через интернет. Кстати, пожертвования собирались в биткоинах. Ethereum появился в 2015 году.

Если биткоин занимает 40 процентов от рынка криптовалют, то Ethereum — 18 процентов, тем самым занимая почетное второе место в списке популярных криптовалют. Стоимость всего выпущенного Ethereum достигает 26 миллиарда долларов. На момент написания статьи, один «эфир» стоил 279 долларов за единицу, что гораздо дешевле биткоина.

Ethereum работает почти также, как и биткоин, потому что базовый код «эфира» заимствован. Тут тоже есть майнеры (добытчики криптовалюты. — Ред.), которые «вычисляют» криптовалюту, блокчейны, в которых сохраняется информация о транзакциях. Так же, как и в системе биткоина, блокчейны Ethereum хранятся на компьютере каждого пользователя. Поэтому подделать записи невозможно — тогда нужно было бы подделывать записи на всех компьютерах.

Между биткоином и «эфиром» существует много отличий. Например, биткоинов не может быть больше 21 миллиона, тогда как количество «эфира» неограниченно. Блоки для хранения информации в системе  Ethereum появляются каждые 10-15 секунд, в отличие от биткоина, которому для появления нового блока требуется 10 минут.

Ripple — самая быстрая криптовалюта   

Большинство новых криптовалют появляются благодаря небольшим изменениям в коде биткоина. Как, например, Ethereum. Но в случае с Ripple код написан с нуля, под заказ венчурных фондов (инвестиционный фонд, ориентированный на работу с инновационными предприятиями и проектами, осуществляющий инвестиции в ценные бумаги или доли предприятий с высокой степенью риска в ожидании чрезвычайно высокой прибыли. — Ред.)

Ripple создавался, чтобы увеличить скорость банковских операций и сэкономить на них. Калькулятор на официальном сайте Ripple показывает, что если оборот банка 5 миллионов долларов, а количество транзакций составляет 300 тысяч штук в год, то можно сэкономить 3,4 доллара на каждой транзакции. В год банк может сэкономить более чем миллион долларов.

Многие предпочитают валюту Litecoin

Технологию Ripple уже используют Bank of America, HSBC. В отличие от биткоина и «эфира», криптовалюту Ripple нельзя «майнить» (добывать). Это централизованная система, где все цифровые деньги уже существуют и принадлежат одной компании — Ripple Lab. На данный момент существует более 38 миллиардов единиц криптовалюты.

И если системы биткоина и «эфира» требуют пустых математических вычислений, чтобы «тормозить» создание новых блоков, то Ripple Lab выдает криптовалюту за полезные вычисления — обработку научных данных разных университетов. Ripple занимает 5,7 процента от всего рынка криптовалют, а это — 7 миллиардов долларов. Стоит одна криптовалюта Ripple меньше доллара — 18 центов.

Litecoin — цифровые деньги для быстрых транзакций

Занимает 2 процента от общей стоимости рынка криптовалют, это 2,7 миллиарда долларов. Litecoin появился в 2011 году, благодаря бывшему инженеру Google — Чарльзу Ли. Litecoin, так же, как и Ethereum, хардфорк от биткоина.

Одним из немногих отличий лайткоина является скорость обработки транзакций — она быстрее чем в биткоине. Если в биткоине блоки создаются каждые 10 минут, то в Litecoin это происходит быстрее — каждые 2,5 минуты. Именно поэтому Litecoin может обработать большее количество транзакций чем в системе биткоина. Количество криптовалюты ограниченно, и не может превышать 84 миллиона единиц. На данный момент купить один лайткоин можно за 51 доллар.

Dash — анонимная криптовалюта 

Dash занимает 6-е место в списке криптовалют. Всего существует более 7,5 миллиона единиц этой криптовалюты, а стоит она 327 долларов за один дэш. Это еще одна криптовалюта, которая появилась в 2014 году в результате изменения кода биткоина. Основное отличие от биткоина — полная анонимность.

Биткоин анонимен до тех пор, пока не будет обнаружен владелец кошелька. То есть все транзакции биткоина и так видны, но какой в них толк, если отправитель и получатель неизвестны? Если каким-то образом владелец биткоин-кошелька станет известен, то можно будет проследить все перемещения его средств на биткоин-счету, даже если он 5 лет назад купил чашечку кофе.

В системе Dаsh следить за чужими транзакциями невозможно — данные о транзакциях не публикуются в блоках. За это отвечают операторы — еще одно отличие от биткоина. Операторы, так же как и «майнеры», обрабатывают информацию на своих компьютерах и получают за это средства. На форумах, посвященных добыче криптовалюты, говорят, что операторы зарабатывают в два раза больше, чем «майнеры».

Nem — валюта с уникальным кодом

Криптовалюта Nem появилась в конце 2015 года. В отличие от большинства криптовалют, она имеет свой уникальный код. Но самое главное отличие — Nem работает используя технологию алгоритма POI (proof of importance — доказательство важности).

Что это значит? Например, Litecoin и Dash работают, используя алгоритм proof-of-work или POW (доказательство работы. — Ред). Это как если бы вы устроились на работу художником, а платили бы вам исключительно за написанные картины. Также и система биткоин-подобных валют награждает своих пользователей за правильные вычисления. Однако в этой системе уже есть минусы — так как задачи усложняются, вычислительные мощности также должны увеличиваться. В итоге тратится множество ресурсов для поиска ответа на системную задачу, которая не несет никакой пользы обществу.

Алгоритм proof-of-stake или POS (подтверждение доли. — Ред.) работает по системе дивидендов — те, у кого больше средств на счету, получают проценты. Но в таком случае богатые пользователи будут лишь быстрее обогащаться.

Алгоритм POI, который используется в Nem, объединяет в себе концепции этих двух алгоритмов. POI не только вознаграждает тех, у кого больше остаток на счету, но и учитывает, насколько часто совершаются сделки с другими пользователями. Каждому пользователю предоставляется рейтинг доверия. Чем выше он, тем больше шансов получить вознаграждение.

Криптовалюта занимает 1,5 процента от общей стоимости рынка криптовалют, а это 2 миллиарда долларов. Существует 8,9 миллиарда единиц криптовалюты Nem, а ее курс достиг 0,18 доллара.

Смотрите также: 

  • Как делают деньги в Европе

    Новая банкнота

    Член правления Европейского центрального банка Ив Мерш представил 5 июля во Франкфурте-на-Майне новую банкноту достоинством 50 евро. Она прочнее и лучше защищена, чем та, которая находится в обращении сейчас. Как вообще делают в Европе деньги?

  • Как делают деньги в Европе

    Хлопок секретного состава

    Основной материал для изготовления купюр 50 евро — хлопок. Он долговечнее и прочнее обычной бумаги. Хлопок отбеливают, промывают и перерабатывают в бумажную массу, точный состав которой держат в секрете. Специальные машины перерабатывают массу в длинные рулоны бумаги. На этом этапе бумага уже содержит некоторые из многочисленных степеней защиты, вроде водяных знаков и защитных нитей.

  • Как делают деньги в Европе

    Кто рисует деньги

    Райнхольд Герстетер отвечает за дизайн банкнот евро. Немецкий художник-график рисовал еще портреты, которые были отпечатаны на последних немецких марках. Изображения на новых купюрах евро посвящены различным европейским эпохам: на купюре 5 евро изображена античная арка, на других — символы романтизма, готики, ренессанса, барокко и периода индустриализации.

  • Как делают деньги в Европе

    Серьезная защита

    Ученые придумали свыше десяти различных степеней защиты евро от подделки, чтобы осложнить жизнь фальшивомонетчикам. Одна из используемых хитростей — голограмма, которая наносится на бумагу для денежных купюр.

  • Как делают деньги в Европе

    500 евро стоит 16 центов

    Стоимость производства одной купюры колеблется от 7 до 16 центов — чем выше номинал денег, тем дороже производство, поскольку размер самих купюр увеличивается, и растет число степеней защиты.

  • Как делают деньги в Европе

    Цифры меняют цвет

    В частной немецкой типографии Giesecke & Devrient, где в том числе печатаются и новые купюры, краска наносится на бумагу в ходе многоступенчатого процесса. 10 килограммов краски хватает, чтобы напечатать 400 тысяч 20-евровых банкнот. Среди прочего специальной краской наносятся цифры, которые меняют свой цвет в зависимости от освещения.

  • Как делают деньги в Европе

    Всё пронумеровано

    Каждая банкнота получает уникальный номер. Таким образом можно определить, где была напечатана та или иная купюра. В Европе около десятка типографий имеют лицензии на производство бумажных денег. Специальный алгоритм определяет, сколько и в какой из стран еврозоны будет напечатано купюр евро разного достоинства.

  • Как делают деньги в Европе

    Огромное число подделок

    Несмотря на сложный процесс печати денег, фальшивомонетчикам ежегодно удается ввести в обращение сотни тысяч подделок. В прошлом году было изъято самое больше число поддельных купюр с момента введения единой валюты евро в 2002 году: по данным ЕЦБ, было конфисковано почти 900 тысяч фальшивых купюр по всему миру.

  • Как делают деньги в Европе

    Вторая жизнь денег

    Прежде чем вновь отпечатанные евро будут пущены в оборот, они проходят проверку на отсутствие дефектов. Банкноты, которые не прошли тест, отправляются на переработку, измельчаются и прессуются в гранулы. Они затем используются, к примеру, для звукоизоляции стен. То же самое происходит и со старыми купюрами, которые изымаются из обращения.

  • Как делают деньги в Европе

    Новая серия без «пятисоток»

    Новые евро должны быть максимально защищены. Начало было положено в 2013 году, после введения в оборот новых 5-евровых купюр, за ними в 2014 году последовали «десятки», в 2015 — «двадцатки». В начале 2017 года в обращении появятся новые 50 евро. Затем, с промежутком в один год, — 100 и 200-евровые банкноты. Новая «пятисотка», выпуск которой был запланирован на 2019 год, похоже, так и не появится.

    Автор: Хильке Фишер, Максим Филимонов


 

десятка самых высокооплачиваемых вакансий в майнинге

Заработная плата в горнодобывающей промышленности может быть очень прибыльной, но сильно варьируется в зависимости от местоположения, размера компании, многолетнего опыта и образовательной квалификации сотрудника. Mining-technology.com выбирает десять самых высокооплачиваемых категорий должностей, связанных с основными горнодобывающими предприятиями, на основе последних данных ежегодного обзора заработной платы.

Директор проекта / директор по буровым работам — до 400 000 долларов США

Директор проекта

и директор по бурению, две из самых влиятельных должностей в горнодобывающем проекте, могут получать ежегодную зарплату более 400 000 долларов, выделяясь как наиболее высокооплачиваемые рабочие места в горнодобывающей промышленности.

Директор проекта обеспечивает стратегическое руководство горнодобывающим проектом на различных этапах от концепции и технико-экономического обоснования до строительства и эксплуатации.Директор по бурению отвечает за общее планирование, руководство и выполнение буровых работ для горнодобывающей организации.

Управление проектами и менеджеры объектов — до 350 000 долларов США

Менеджеры получают вторую по величине зарплату в горнодобывающей отрасли. Менеджеры по контролю над проектами и генеральные менеджеры участков получают зарплату до 350 000 долларов в год, что делает их наиболее высокооплачиваемыми руководящими должностями в горнодобывающей промышленности.

Заработная плата руководителей шахт, технических служб и руководителей буровых работ, которые являются другими ключевыми руководящими должностями в основной горнодобывающей отрасли, колеблется от 200 000 до 280 000 долларов.

Инженеры — до 240 000 долларов США

Инженеры

занимают третье место в рейтинге самых высокооплачиваемых рабочих мест в горнодобывающей промышленности — главный инженер по планированию горных работ получает до 240 000 долларов в год, тогда как среднегодовая зарплата геотехников старшего уровня, горных инженеров, буровзрывных инженеров и инженеров по транспортировке материалов составляет от 150 000 до 230 000 долларов.

В горнодобывающей промышленности также работают инженеры-строители, механики, электрики и инженеры-технологи, чья годовая средняя заработная плата составляет от 70 000 до 180 000 долларов.

Геологи — до 230 000 долларов США

Должность геолога присуща любой горнодобывающей деятельности, и годовой диапазон заработной платы геологов начинается от 50 000 долларов для дипломированного геолога, который может вырасти до уровня главного геолога, зарабатывающего до 230 000 долларов.

В

Mines работают две категории геологов: горные геологи, которые следят за тем, чтобы добыча ведется в нужных местах и ​​проводится хороший отбор проб, и геологи-разведчики, которые отвечают за обнаружение и оценку ресурсов.Среднегодовая зарплата старшего геолога по добыче полезных ископаемых составляет от 90 000 до 160 000 долларов.

Металлурги — до 220 000 долларов США

Металлурги получают до 220 000 долларов в год, что делает их пятыми среди самых высокооплачиваемых сотрудников. Металлург с высшим образованием зарабатывает от 50 000 до 90 000 долларов в год, тогда как старший металлург зарабатывает от 90 000 до 160 000 долларов в год.

Металлурги работают на перерабатывающих предприятиях горнодобывающих организаций.Обладая значительным многолетним опытом работы в соответствующей области, металлург может быть переведен на должности инженера-технолога и менеджера по технологическим процессам. Многие горнодобывающие компании нанимают главного металлурга, который возглавляет исследования и разработки в этой области.

Геофизики — до 200000 долларов США

Геофизики, изучающие физическую структуру и состав земли, занимают шестое место среди самых высокооплачиваемых сотрудников в горнодобывающей промышленности. Старший геофизик, работающий на горнодобывающих проектах, зарабатывает до 200 000 долларов в год.

Роль геофизика обычно включает в себя проведение изысканий для обнаружения полезных ископаемых или грунтовых вод, а также обнаружение, мониторинг и прогнозирование сейсмической, магнитной, электрической и тепловой активности в данном земном теле.

Специалисты по охране труда и окружающей среде — до 190 000 долларов США

Профессионалы в области охраны труда и окружающей среды высшего уровня получают зарплату до 190 000 долларов в год. Офицер по охране труда получает от 50 000 до 115 000 долларов в год, в то время как средняя годовая зарплата сотрудника по охране окружающей среды колеблется от 60 000 до 115 000 долларов.

Суперинтенданты / координаторы по охране окружающей среды и менеджеры / суперинтенданты по охране труда получают от 80 000 до 190 000 долларов в год. Некоторые горнодобывающие организации также нанимают менеджеров по охране труда, здоровья и окружающей среды (HSE), которые заботятся о здоровье, безопасности и окружающей среде сотрудников, занятых в горнодобывающей промышленности.

Начальники рудников / руководители заводов — до 168 000 долларов США

Годовая заработная плата до 168 000 долларов делает начальников горнодобывающих предприятий (эксплуатация / техническое обслуживание) и руководителей заводов восьмыми по величине заработками в горнодобывающей промышленности.

Супервайзеру за подземные или открытые горные работы платят от 70 000 до 165 000 долларов. Руководители мастерских по обслуживанию поверхности мобильных заводов и мастера по обслуживанию подземных мобильных заводов зарабатывают от 75 000 до 150 000 долларов в год. Начальник завода на перерабатывающей площадке зарабатывает от 100 000 до 168 000 долларов в год.

Сюрвейеры — до 165 000 долларов США

Геодезисты, измеряющие подземные и открытые горные выработки, помогают горнодобывающим организациям поддерживать надлежащий план горных работ, обновляя планировку поверхности и ведя учет подземных выработок, получают годовой оклад до 165 000 долларов.

Маркшейдер начального уровня зарабатывает от 55 000 до 130 000 долларов в год, в то время как годовая зарплата старшего и главного маркшейдера колеблется от 80 000 до более чем 160 000 долларов.

Операторы / техники / майнеры — от 150 000 до 165 000 долларов

Различные операторы, занятые в горных работах, включая операторов мельниц, операторов экскаваторов, операторов самосвалов, операторов болота; технический персонал, включая техников-геологов, карьерных техников, техников по КИПиА, монтажников Heavy Duty (HD), автоэлектриков, производителей котлов и сварщиков, а также техников-металлургов и лаборантов; бурильщики; а подземные горняки, как правило, занимают десятое место среди самых высокооплачиваемых горняков.

Операторы Jumbo в Австралии зарабатывают до 165 000 долларов в год, однако максимальная зарплата, выплачиваемая операторам заводов в остальном мире, не превышает 111 000 долларов в год. Годовая зарплата техников, электриков и монтажников колеблется от 50 000 до 150 000 долларов США. Подземные горняки зарабатывают более 150 000 долларов в год, что намного выше, чем у горняков, чья годовая зарплата колеблется от 50 000 до 85 000 долларов.


Предупреждение: эти скобки заработной платы не универсальны и могут быть разными.Информация, представленная здесь, основана на данных, охватывающих как можно большую часть международной горнодобывающей промышленности.

Связанные компании

НИРОСТЕН

Решения по защите от коррозии для стальных тросов

28 августа 2020

Работа в угольной отрасли

оказывается прибыльной, но не для тех, кто работает на рудниках

В 2016 году Alpha Natural Resources обеспечила премиальный пакет в размере 12 миллионов долларов для своих руководителей во время процедуры банкротства, заявив, что они должны получить компенсацию за преодоление сложностей процесса.В прошлом году компания потеряла 1,3 миллиарда долларов.

Руководители Seven Arch Coal получили около 8 миллионов долларов в виде бонусов за три дня до того, как компания объявила о банкротстве в январе 2016 года, стремясь сократить долг на 4,5 миллиарда долларов. Представитель Arch Coal Логан Бонакорси заявила, что компания постоянно выдавала бонусы в первом квартале года, и что они в основном были обусловлены показателями безопасности и экологической эффективности.

Некоторые рабочие на предприятиях Arch Coal, в том числе водители грузовиков, наняты сторонними компаниями, и компания «не имела представления о ставках заработной платы» в этих компаниях, сказала она.

Вик Свек, представитель Пибоди, сказал, что средняя заработная плата в отрасли была ниже, чем в Пибоди, шахтеры которого «могут получать заработную плату и бонусы, приближающиеся к шестизначным цифрам в год». Он сказал, что большая часть премиальных акций будет разделена между сотрудниками ниже руководящего звена компании, но отказался предоставить подробную разбивку.

Представитель Alpha Natural Resources Стив Хокинс отказался от комментариев.

Угольщики сталкиваются с другими проблемами. Г-н Трамп предложил прекратить финансирование программ поддержки уволенных шахтеров в Аппалачах.Однако на этой неделе Конгресс в последний момент заключил сделку по финансированию медицинских льгот для более чем 20 000 вышедших на пенсию горняков — горняков, чьи работодатели давно обанкротились, оставив налогоплательщикам платить по счетам.

«Вам не нужно угадывать, о ком они думают больше всего», — сказал Боб Кокс из Бивер-Дам, штат Кентукки, который 35 лет проработал в туннелях шахты Аппалачей, прежде чем потерять свою последнюю работу на угольной шахте в 2002 году в возрасте 56 лет. У мистера Кокса ранняя стадия заболевания черного легкого.

«Я чувствую, что отдал им лучшую часть своей жизни, и они заплатили мне — угадайте, как это должно было быть», — сказал он.«Но, в конце концов, все обернулось не в мою пользу».

Горнодобывающая промышленность для роста — высокооплачиваемые рабочие места в горнодобывающей промышленности закрепляют рынок труда северо-востока Миннесоты / Министерство занятости и экономического развития Миннесоты

Высокоплачиваемые рабочие места в горнодобывающей промышленности закрепляют рынок труда северо-востока Миннесоты

, Ян Саксхауг
Январь 2014

Ни для кого не секрет, что горнодобывающая промышленность является важнейшей отраслью экономики северо-востока Миннесоты, где, в конце концов, находится Железный хребет.Расположенный на обширных месторождениях железной руды и драгоценных металлов и стратегически расположенный недалеко от порта Дулут, регион смог развить узкоспециализированную инфраструктуру и рабочую силу, необходимые для использования этих богатых природных ресурсов. Насколько специализированной стала горнодобывающая промышленность Северо-Востока Миннесоты? Один из способов измерить это — коэффициент местоположения (LQ) — измерение концентрации или специализации отрасли в одном регионе по сравнению с другим регионом, в данном случае США.LQ — это просто отношение доли отрасли в местной занятости к доле отрасли в занятости в стране. Коэффициент местоположения больше единицы указывает на высокую концентрацию или специализацию в регионе. При коэффициенте местоположения 5,7 горнодобывающий сектор Северо-Восточной Миннесоты является высокоспециализированным, а Северо-Восточная Миннесота действительно стала национальным лидером в горнодобывающей отрасли.

Работа

Горнодобывающая промышленность — это отрасль, которая очень чувствительна к колебаниям бизнес-цикла.Сектор уже находился в упадке, когда страна погрузилась в рецессию в период с марта по ноябрь 2001 года. Согласно данным QCEW, в период с 2000 по 2001 год было потеряно 1321 рабочее место в горнодобывающей промышленности. теряли рабочие места до 2004 года, когда количество рабочих мест в горнодобывающей промышленности, наконец, увеличилось на 68 рабочих мест. В 2008 году выяснилось, что горнодобывающий сектор переживает период хорошего восстановления: занятость в этом секторе выросла до 3925 рабочих мест, но, конечно, страна снова скатилась в рецессию.Это повлияло на показатели занятости в горнодобывающем секторе, которые упали до 3048, что является самым низким уровнем за последнее десятилетие.

С момента начала восстановления в середине 2009 года занятость в горнодобывающем секторе снова начала восстанавливаться, увеличиваясь на 48,9% в период с 2009 по 2012 год и ежегодно в течение этого периода отмечая положительный рост занятости. К 2012 году занятость в горнодобывающем секторе северо-востока Миннесоты выросла до 4539 рабочих мест, т.е. рабочих мест в горнодобывающей промышленности больше, чем когда-либо с 2000 года (см. Диаграмму 1). Рост занятости в горнодобывающем секторе уже превзошел прогнозы DEED на 2010-2020 годы, согласно которым этот сектор вырастет на 12.На 4% до 4316 рабочих мест к 2020 г.

Заработная плата

4539 рабочих мест в горнодобывающей промышленности на северо-востоке Миннесоты в 2012 году составили около 3,2% всех рабочих мест в регионе. Однако заработная плата в горнодобывающем секторе в том году составила 393 миллиона долларов, что составляет 7,3% всей выплаченной заработной платы. Очевидно, что при средней еженедельной заработной плате в 1666 долларов в горнодобывающем секторе есть одни из самых высокооплачиваемых рабочих мест в регионе, за которым следуют коммунальные предприятия (1632 доллара), менеджмент компаний и предприятий (1318 долларов) и профессиональные, научные и технические специалисты. Услуги (1080 долларов США).С 2009 года общая заработная плата, выплачиваемая в этом секторе, увеличилась на 91,6% с 205 098 802 долларов США до 392 971 418 долларов США. Резкое увеличение частично связано с увеличением общего числа занятых, а также с увеличением средней недельной заработной платы на 31,2% (см. Диаграмму 1).

Профессии

Горнодобывающий сектор является домом для широкого круга профессий, большинство из которых классифицируются как работы по монтажу, техническому обслуживанию и ремонту, транспортировке и перемещению материалов, производственные занятия и работы по строительству и добыче полезных ископаемых.В целом, профессии в горнодобывающем секторе платят больше, чем в других отраслях. Средняя заработная плата для профессий в горнодобывающем секторе в среднем на 27,4% больше, чем средняя заработная плата для тех же профессий в других отраслях. Наиболее заметная разница обнаруживается в профессиях офисной и административной поддержки, где средняя заработная плата по отрасли составляет 14,89 долларов в час, в то время как на тех же рабочих местах в горнодобывающем секторе средняя заработная плата составляет 25,71 долларов в час, то есть разница в 72 доллара.7% (см. Таблицу 1). Другие профессии с впечатляющими различиями включают в себя транспорт и перемещение материалов со средней заработной платой в горнодобывающем секторе 28,34 доллара в час по сравнению с 22,70 доллара во всех отраслях, разница в 42,1%, и производственные занятия, где средняя заработная плата составляет 26,45 доллара в час. в горнодобывающем секторе на 37,3% выше средней заработной платы производственного персонала во всех отраслях.

Таблица 1: Профессиональная занятость и заработная плата: горнодобывающая промышленность vs.Все отрасли

Род занятий

NE MN Занятость в горнодобывающей промышленности

Средняя заработная плата во всех отраслях

Средняя заработная плата в горнодобывающей промышленности

процентов
Разница

49-0000

Установка, техническое обслуживание и ремонт

1,100

22 доллара.70

$ 28,34

24,8%

52-0000

Транспортировка и перемещение материалов

970

$ 16,33

23,21 долл. США

42,1%

51-0000

Производство

930

19 долларов.27

$ 26,45

37,3%

47-0000

Строительство и добыча

740

$ 25,48

$ 28,79

13,0%

43-0000

Офисная и административная поддержка

350

14 долларов США.89

$ 25,71

72,7%

17-0000

Архитектура и инженеры

270

31,70 $

$ 34,86

10,0%

11-0000

Менеджмент

180

37 долларов.01

$ 47,43

28,2%

45-0000

Сельское, рыболовное и лесное хозяйство

170

$ 17,51

$ 17,99

2,7%

13-000

Деловые и финансовые операции

110

25 долларов.43

29,30 долл. США

15,2%

15-0000

Компьютерно-математический

10

28,11 $

$ 33,73

20,0%

29-0000

Практикующие врачи и технические специалисты

10

29 долларов.50

$ 39,79

34,9%

Источник: DEED, Профессиональная занятость и заработная плата


Наем Outlook

Как показывают предыдущие данные, занятость в горнодобывающем секторе за последние годы продемонстрировала впечатляющий рост, и рабочие места в этом секторе оплачиваются очень хорошо, но есть ли какие-либо возможности для нынешних ищущих работу? Согласно данным исследования вакансий, проведенного DEED, во втором квартале 2013 года в горнодобывающем секторе было 17 вакансий, а процент вакансий — 0.4%. Это намного ниже общего уровня вакансий, составляющего 3,8%, и указывает на то, что по состоянию на середину 2013 года занятость в горнодобывающей промышленности находилась на максимальном уровне или приближалась к нему.

С учетом вышесказанного, в регионе есть несколько проектов, которые в настоящее время находятся на различных этапах утверждения и разработки, которые могут повлиять на набор сотрудников в горнодобывающий сектор в будущем. Индийский производитель стали Essar находится в процессе строительства карьера и завода по производству таконита недалеко от Нашуока на месте старого завода Butler Taconite, который остановился в 1980-х годах.Канадская горнодобывающая компания PolyMet в настоящее время проходит процесс рассмотрения проекта дополнительного заявления о воздействии на окружающую среду и в следующем году может начать этап выдачи разрешений для своего предлагаемого медно-никелевого рудника на старом заводе LTV недалеко от Авроры. Кроме того, компания Cliff’s North Shore Mining недавно объявила о возобновлении работы двух закрытых линий по производству окатышей на своем заводе в Silver Bay из-за возросшего спроса. Если все эти проекты будут реализованы, это может оказать значительное влияние на занятость в горнодобывающем секторе в ближайшие годы.

Проекции

Согласно прогнозам, в горнодобывающем секторе и основных профессиях, связанных с горнодобывающей промышленностью, в Северо-восточной Миннесоте будет наблюдаться значительный рост. Согласно прогнозам DEED в области занятости, в период с 2010 по 2020 год в горнодобывающем секторе прогнозировался рост на 12,4% с 3389 рабочих мест в 2010 году до 4316 рабочих мест в 2020 году. Как упоминалось ранее, горнодобывающий сектор в целом уже превзошел эти прогнозируемые показатели роста, и многие профессии, связанные с добычей полезных ископаемых, также превзошли прогнозы.Из 17 профессий, общих для горнодобывающего сектора, включенных в Таблицу 2, семь уже превзошли прогнозируемый уровень занятости на 2020 год, в то время как некоторые из других очень близки (см. Таблицу 2).

T в состоянии 2: 2010-2020 Перспективы занятости

SOC

Род занятий

EDR3
Трудоустройство
2012

Прогноз
Трудоустройство
2020

процентов
Изменять
2010-2020

числовой
Изменять
2010-2020

Замена
Открытия
2010-2020

Итого
Открытия
2010-2020

11-1021

Начальники и операционные менеджеры

1,580

1,371

2.9%

39

250

290

Менеджеры по транспортировке, хранению и сбыту

80

89

3,5%

3

20

20

Менеджеры, прочие

420

824

12.1%

89

160

250

17-2071

Инженеры-электрики

170

177

9,3%

15

40

60

17-2081

Инженеры-экологи

40

41

17.1%

6

10

20

17-2112

Инженеры-промышленники

180

177

13,5%

21

30

50

17-2141

Инженеры-механики

200

182

16.7%

26

50

80

17-2151

Горно-геологическая
Инженеры

40

30

7,1%

2

10

10

47-4023

Операторы строительной техники

980

904

15.5%

121

180

300

49-3042

Механики мобильной тяжелой техники

900

688

12,6%

77

160

240

49-9041

Промышленное оборудование
Механика

780

801

28.4%

177

120

300

51-1011

Начальники производственного и оперативного персонала первой линии

520

619

4,9%

29

80

110

51-4051

Машинисты

310

353

14.6%

45

60

100

51-4121

Сварщики

490

506

20,5%

86

110

200

51-9021

Установщики, операторы и участники тендеров на дробильные, шлифовальные и полировальные станки

160

187

10.0%

17

50

70

51-9061

Инспекторы, испытатели, сортировщики,
Пробоотборники и весы

240

186

9,4%

16

40

60

53-3032

Водители грузовиков, тяжелых и
Тракторный прицеп

1,730

2,227

19.1%

357

370

730

Источник: DEED, Перспективы занятости, занятости и заработной платы на 2010-2020 гг.

Заключение

Для региона, который стремится к высокооплачиваемой работе, здоровый горнодобывающий сектор важен для экономики северо-востока Миннесоты. Жители Iron Range слишком хорошо знают, что горнодобывающая промышленность подвержена колебаниям в мировой экономике, но после окончания Великой рецессии в 2009 году времена были хорошими.Занятость в горнодобывающем секторе выросла на 48,9% за последние четыре года, и заработная плата продемонстрировала аналогичный рост. В то время как текущие вакансии указывают на то, что на данный момент набор персонала, возможно, достиг пика, новые проекты, которые могут появиться в ближайшие годы, могут привести к продолжающемуся росту занятости в отрасли, и это будет хорошей новостью.

План Байдена по борьбе с изменением климата и борьба за рабочие места в будущем

Поскольку угольщики вынуждены вступить в эпоху энергетического перехода, которая может уничтожить их упадок, десятилетия зависимости поколений от ископаемого топлива и сельских сообществ с ограниченными возможностями для развития экономики в настоящее время одна из самых сложных задач федеральной климатической политики на рынке труда.

Джим Уркхарт | Reuters

Америка была здесь и делала это раньше, но с пятнистой репутацией. Сталь, древесина, производство. Рыночные и политические силы изменили — а в некоторых случаях нанесли ущерб — местной экономике, основанной на одной отрасли. Теперь, когда администрация Байдена обрисовывает в общих чертах свою политику в области изменения климата, одной из наиболее сложных задач является обеспечение экономики, основанной на ископаемом топливе, например угольных городов от Аппалачей до бассейна Иллинойса, племенных наций и бассейна Паудер-Ривер на западе США.С., не остались в стороне.

На фоне множества указов об изменении климата, подписанных президентом Байденом в среду, была создана межведомственная рабочая группа по угольным и электростанционным сообществам и оживлению экономики. Идея не нова. Рабочие группы и политики в области климата во всем мире называют это «справедливым переходом» для сообществ, находящихся не на той стороне перехода от ископаемого топлива к возобновляемым источникам энергии — город, где закрыта угольная шахта или закрыта электростанция, работающая на угле. .Но в отличие от подъемов и спадов, которые привыкли выживать как угольные, так и нефтяные города, постоянный сдвиг — это другое дело.

В США уже предпринимаются политические меры. Администрация Обамы создала Power Initiative в 2015 году, чтобы сосредоточить внимание на экономическом развитии в таких регионах, как Аппалачи, и даже несмотря на то, что Конгресс отказался утвердить первоначальный запрос бюджета администрации Трампа на его отмену, уровни финансирования остаются слишком низкими для этой задачи. В прошлом году Колорадо и Нью-Мексико одобрили закон о создании просто переходных офисов в своих штатах — представитель штата в Западной Вирджинии недавно ввел аналогичную меру.Но эксперты, в том числе те, кто работает над этими новыми усилиями на уровне штатов, говорят, что масштаб задачи огромен и потребуется гораздо больше федеральной поддержки.

«Я думаю, что Power Initiative при Обаме была хорошим началом, но денег не хватило», — сказал Брэндон Деннисон, глава компании Coalfield Development, занимающейся экономическим развитием Аппалачей. «Сравните это с другими отраслями, такими как спасение автомобилей или сельскохозяйственные субсидии. Это должно быть в миллиардах, и это было в миллионах… и он находился под постоянной угрозой «.

Один анализ, проведенный экономистами, изучающими влияние угля на экономику Восточного Кентукки, показал, что уголь был более важен для региона, чем автомобильная промышленность для Детройта.

» основной вопрос — это вопрос справедливости «, — сказал Уэйд Бьюкенен, который возглавляет новое Управление справедливого перехода штата Колорадо.» Как нация, так и весь мир, мы переходим от углеродного топлива к более чистому топливу, но думаем, что работники переход от работодателей, работающих на углероде, к работодателям, использующим экологически чистую энергию, — неправильный способ думать об этом.На местном уровне это базовое экономическое развитие сельских районов. … Чистая энергия может быть частью ответа, но это не ответ. … В 2008 году мы пытались спасти отрасль. Это не столько спасение, сколько постепенный отказ от него гуманным и справедливым способом. И это становится грузом, который государство не может вынести в одиночку, что создает невероятный уровень неравенства ».

Энергетический переход уже начат

Новая межведомственная рабочая группа администрации Байдена — это всего лишь первый шаг, но если будет реальный последующий шаг и он координируется с местными представителями, он может стать одним из ключей к тому, чтобы политики и заинтересованные стороны миновали дебаты о вакансиях, которые часто переходили в звуковые комментарии.

Сторонники таких проектов, как Keystone XL Pipeline, отмененных администрацией Байдена, ссылаются на потерянные тысячи рабочих мест. В корпоративном мире все большее число крупнейших компаний заявляют, что возобновляемые источники энергии являются двигателем создания рабочих мест. Между тем ключевые колеблющиеся голоса на Капитолийском холме, такие как умеренный сенатор-демократ Джо Манчин от Западной Вирджинии и умеренный сенатор-республиканец Лиза Мурковски от Аляски, представляют штаты, где ископаемое топливо остается критически важным, а рабочие, семьи и общины скептически относятся к обещаниям новых возможностей.

Бюро статистики труда оценило количество рабочих мест в добыче нефти и газа примерно в 160 000 в конце 2020 года, а количество рабочих мест в угольной промышленности к концу года упало ниже 50 000. Эти цифры могут показаться небольшими — Amazon наняла более 400000 сотрудников во время пандемии, и теперь в них работает более одного миллиона человек по всему миру, — но по мере того, как Америка и такие компании, как Amazon, переходят к зеленой экономике, эти рабочие места в добыче сосредоточены во многих сельских регионах, от которых зависит местная экономика. по добыче и бурению, включая Пермский бассейн в Западном Техасе и Нью-Мексико; Марцелл в Пенсильвании и Огайо; Баккен в Северной Дакоте; и в некоторых частях Калифорнии, Колорадо, Луизианы, Оклахомы.Во многих странах экономические трудности и безработица во время пандемии были выше, чем в среднем по стране — численность рабочей силы в нефтегазовой отрасли упала до многолетнего минимума в 2020 году после того, как всего несколько лет назад она составляла 600000 рабочих мест.

По словам Хейди Бинко, исполнительного директора Фонда справедливого перехода, который работает над проектами в угольных сообществах с 2015 года, на каждую прямую потерю рабочих мест на электростанции или в горнодобывающей промышленности, сообщество теряет четыре косвенных рабочих места.

Даже хотя сейчас именно уголь, его состояния и рабочие места сокращаются наиболее последовательно и быстро, более широкая рабочая сила поддерживается миллионными цифрами в нефтегазовой отрасли и решениями, подобными принятым на этой неделе GM, о полном переходе на электромобили в ближайшем будущем. 14 лет рынок труда и экономические колебания будут широко распространены.

Ожидается, что нефтяная промышленность США сократится на 20% в следующее десятилетие и на 95% в период 2031–2050 годов, согласно данным Исследовательского института политической экономии при Массачусетском университете в Амхерсте. Ожидается, что отрасль природного газа не начнет спад до 2030 года, но упадет на 75% в следующие два десятилетия. Любой прогноз основан на предположениях, которые будут проверены глобальным аппетитом к агрессивной климатической политике, а политическая реальность может привести к более медленному снижению.Но многие эксперты согласны с тем, что угольная промышленность может исчезнуть навсегда даже к концу этого десятилетия.

«Мы начали с угля, зная, что это проблемы экономической перестройки, и то, что мы могли бы узнать с углем, мы могли бы применить к другим переходным сообществам … уроки можно перенести и использовать в качестве образца», — сказал Бинко.

В то время как общее количество рабочих мест, которые должны быть перемещены, относительно невелико по сравнению с общей экономикой — 1,7% рабочей силы — и, по оценкам, 34000 рабочих мест, теряемых в год до 2050 года, намного меньше, чем прогнозируется миллионами новых рабочих мест, связанных с Согласно исследованию UMass, они являются «также вопросом стратегической политики», особенно в том, что касается процента внутреннего ископаемого топлива, потребляемого в США.S. достигла 96% за последние годы на чистой основе.

«Мы потеряли так много времени на задержку и запутывание информации», — сказал Дэниел Рэйми, сотрудник беспартийной политической группы «Ресурсы для будущего». «Пришло время приступить к работе, и, на мой взгляд, это означает не только сокращение выбросов, но и решение проблем рабочей силы и общества, которые это вызовет. Есть несколько относительно умеренных сенаторов, у которых есть мощные платформы и множество интересов в области ископаемой энергии в своих штатах, и я надеюсь мы добились некоторого прогресса.«

Олень собирается на складе, используемом для хранения труб для планируемого нефтепровода Keystone XL в Гаскойне, Северная Дакота, 25 января 2017 года.

Террей Сильвестр | Reuters

Данные исследования Йельской программы климатической коммуникации показывают, что Большинство населения США выступает за финансовую поддержку этих сообществ. На вопрос о том, как правительство должно расходовать доходы от потенциального налога на выбросы углерода, 72% зарегистрированных избирателей ответили, что оказание помощи работникам угольной промышленности должно быть приоритетом.Только инвестиции в новые технологии и расходы на инфраструктуру вызвали более высокие показатели отклика.

«Американцы не хотят оставлять эти общины позади», — сказал Энтони Лейзеровиц, старший научный сотрудник и директор Йельской программы. «У американцев большое сердце. Но как нам это сделать? … Это не только означает пособие по безработице и подготовку угольных рабочих к ветроэнергетике. Скорее всего, не большинство из них, но и не хотите уехать из Западной Вирджинии, Техаса или Оклахомы.В них вложены поколения. Мы должны предоставить им возможность ».

« Мы находимся в середине энергетического перехода прямо сейчас, и он будет продолжаться, и рабочие пострадают, если новая государственная политика и инвестиции не будут направлены на их поддержку », — сказал Джейсон Уолш, исполнительный директор BlueGreen Alliance, профсоюзной организации, занимающейся вопросами климата, чистой энергии и экономического развития. «Политика и экономика угля в Аппалачах сделали так, чтобы государственная политика не позволяла новым секторам конкурировать.Но нереально думать, что мы сможем перевести всех перемещенных угольщиков на солнечные и ветряные работы. Нам нужно мыслить шире ».

Заброшенные нефтяные скважины, заброшенные угольные шахты

Одной из идей, которую поддержали многие эксперты, сосредоточенные на этой проблеме перехода на энергоносители, является предоставление работникам в регионах, использующих ископаемое топливо, для работы по ремонту оставшихся повреждений позади унаследованных разрезов и нефтяных скважин, иногда по соображениям безопасности и здоровья, а в некоторых случаях для восстановления земель для новых целей.

«Мы взорвали вершины сотен гор в местах, где эти люди живут и пьют воду, и существует огромная необходимость не просто покинуть этих людей и места, но и восстановить их и нанять людей для их восстановления», — сказал Лейзеровиц. «Есть сотни тысяч заброшенных нефтяных и газовых скважин, которые по сей день являются токсичными и дают утечку метана».

Значительная федеральная программа по закупорке заброшенных колодцев может создать десятки тысяч рабочих мест, потенциально, до 120 000 рабочих мест, если будет закупорено 500 000 скважин, при этом наибольшее количество заброшенных скважин будет в Пенсильвании, согласно недавнему исследованию Колумбийского центра. Глобальная энергетическая политика.С февраля по июнь 2020 года было потеряно более 76000 рабочих мест в энергетической отрасли, поскольку Covid-19 усугубил проблемы в энергетическом секторе, особенно в сельских регионах, где происходит внутренняя добыча нефти и газа. Численность рабочей силы в отрасли упала до самого низкого уровня с 2006 года, до сланцевого бума. Затраты на закупоривание 56 600 бесхозных скважин могут составить от 1,4 до 2,7 млрд долларов, в то время как расширение программы по выявлению и закупорке 500 000 скважин может стоить от 12 до 24 млрд долларов.

Исследование Йельского университета показывает широкую поддержку зарегистрированных избирателей в США в создании рабочих мест для угольных и нефтяных и газовых рабочих — рабочих мест, обеспечивающих безопасное закрытие шахт и закрытие заброшенных скважин, при этом 83% избирателей заявили, что поддерживают создание программы рабочих мест. которая наймет безработных угольных рабочих для безопасного закрытия старых угольных шахт и восстановления природного ландшафта, а также программу рабочих мест, которая наймет безработных нефтяников и газовиков для безопасного закрытия тысяч заброшенных нефтяных и газовых скважин.

Луизиана входит в число штатов, в которых действует собственная программа по найму бывших нефтяников и газовиков для поиска и закрытия заброшенных скважин, которые государственные аудиторы часто могут пропустить, и ее официальные лица ожидают, что эта проблема со временем будет расти по мере того, как в нефтегазовый сектор сталкивается с финансовыми проблемами и прекращает свою деятельность.

Тяжелая работа по экономическому развитию села

Нет недостатка в работе по очистке загрязненных участков и миллионов заброшенных колодцев, заброшенных колодцев и сотен заброшенных угольных шахт, а также даже старые серебряные и медные рудники.Сенатор Мэнчин из Западной Вирджинии выступил спонсором закона о финансировании рекультивации шахт и рассматривается как ключевой фактор в усилиях по принятию закона, который включает кредиты на передовые производственные мощности, которые могут быть направлены на сильно пострадавшие от ископаемого топлива экономические регионы.

В этих регионах есть эксперты по экономическому развитию, которые не решаются уделять слишком много внимания заброшенным рудникам или скважинным работам, даже несмотря на то, что, по оценкам, впереди могут быть годы работы — а в случае закупорки нефтяных и газовых скважин, потенциально десятилетия работы по всей стране.Ключевой вопрос заключается в том, как соотносятся расходы на эти рабочие места с расходами на более широкое развитие и обучение персонала.

«Это пример того, как вы можете удерживать этих людей в сообществах, где они есть, и восстанавливать эти сообщества и природные ландшафты. Это дает им взлетно-посадочную полосу, потому что это не вечный проект, но дает им время для инвестиций», — сказал Лейзеровиц.

Закон об энергетической политике 2005 г. учредил министерство энергетики для предоставления технологий и финансовой помощи, чтобы помочь штатам очистить эти проекты, но до настоящего времени оно не получило финансирования.

Шахта на вершине горы в Кентукки.

Джордж Стейнмец | Getty Images

Налог на выбросы углекислого газа — это наиболее очевидный способ оплаты этих рабочих мест, а также дополнительных инвестиций, хотя его законодательные перспективы трудно оценить, учитывая десятилетия усилий, закончившихся неудачей. Рэйми сказал, что есть оценки до 100 миллиардов долларов в год, которые можно было бы собрать за счет налога на выбросы углерода и потратить на различные цели, включая рекультивацию участков ископаемого топлива и развитие рабочей силы.

«В настоящее время наиболее очевидным источником финансирования является долг. Именно так мы, кажется, финансируем большинство вещей. Это не может продолжаться вечно. В долгосрочной перспективе нам нужно подумать о привлечении больших сумм доходов», — сказал Рэйми. .

Но мысль, что все уволенные рабочие захотят провести эти восстановительные работы, остается скорее предположением, чем фактом.

«Один большой пробел в знаниях, который у нас есть сейчас, — это то, что существующие сотрудники, работающие на ископаемом топливе, могут захотеть сделать, если их нынешние рабочие места уйдут», — сказал Рэйми. «Я провел много времени в нефтегазовой стране, и люди, которые работают в этих компаниях, гордятся своей работой.Непонятно, как их заменить, но это наша работа. «Нам нужно гораздо лучше понять, какие потенциальные совпадения лучше всего», — сказал он.

Трудящиеся не должны страдать из-за усилий, связанных с изменением климата, и работа №1, поскольку мы теряем рабочие места в существующих энергетических отраслях, потому что мы создаем рабочие места.

Джейсон Уолш, BlueGreen Alliance

Секторы, такие как смена электросети и строительство новых линий электропередачи и электростанции, позволяют рабочему движению отстаивать политику занятости, которая приносит пользу этим работникам.И многие профсоюзы объединились, чтобы обсудить изменение климата и возможности трудоустройства, даже несмотря на то, что некоторые профсоюзы теряют рабочие места в таких проектах, как Keystone.

Трубопроводы создали хорошие рабочие места для некоторых в Аппалачах, и, несмотря на экологические проблемы, «люди делают то, что им нужно, чтобы прокормить семьи», — сказал Деннисон. «Зависимость от ископаемого топлива поставила нас в зависимость от поколений. … Нам понадобятся некоторые временные промежутки в отношении рабочих мест. Возобновляемые источники энергии имеют потенциал, сельское хозяйство имеет потенциал, но для этих секторов потребуется время, и одни только эти сектора не могут нанять всех. .«

« По некоторым вещам мы не можем прийти к согласию, но давайте не будем терять лес ради деревьев », — сказал Уолш.

Даже когда профсоюзы были ограничены в трубопроводе Keystone XL, профсоюзные группы, в том числе сталелитейщики и сантехники и монтажники берут на себя нулевые обязательства не только для решения проблемы климатического кризиса, но и кризиса экономического неравенства, сказал он.

«Буквально каждый крупный экономический сдвиг за последние несколько десятилетий был явно несправедливым для американских рабочих и политики. «производители не смогли выработать справедливые и эффективные ответы», — сказал Уолш.«Трудящиеся не должны страдать из-за усилий, связанных с изменением климата и работой № 1, поскольку мы теряем рабочие места в существующих отраслях энергетики, потому что мы создаем рабочие места в новых отраслях и секторах, которые столь же высокого качества, а мы еще не достигли этого» он сказал.

Энергетическая инициатива началась с сосредоточения внимания на угольных рабочих, но официальные лица, участвовавшие в ее управлении, быстро поняли, что проблема сокращения рабочих мест в отрасли не может быть отделена от более широких проблем семьи и общества, таких как эпидемия опиоидов в Аппалачах.Программы реабилитации от наркозависимости и развитие широкополосной связи стали частью этих усилий, поскольку они расширяют сферу его действия и не ограничивают понимание смены рабочих мест.

Производственный сектор Западной Вирджинии составлял 13,1% рабочих мест в 1990 году, но к 2017 году на его долю приходилось только 6,1%. По данным Бюро статистики труда, количество рабочих мест в горнодобывающей и лесозаготовительной промышленности упало с 5,4% занятости в штате до 2,7% за тот же период. Согласно статистическим данным США, примерно 16% из 1,8 миллиона человек штата живут в бедности, по сравнению с 10,9% в национальном масштабе.С. Бюро переписи населения.

В восточной части Кентукки 38 из 54 округов Аппалачской региональной комиссии признаны неблагополучными. В Кентукки больше неблагополучных округов и общин, чем в любом другом штате Аппалачи, и ни один округ ARC не считается «конкурентоспособным».

«Широкополосный доступ имеет решающее значение для сельских сообществ, где у них почти нет доступа к телефонной линии. Невозможно участвовать в экономике, не говоря уже о конкуренции, если у вас нет сильного широкополосного доступа», — сказал Лейзеровиц.

Общины, наиболее зависимые от единственного источника занятости, с наименьшей вероятностью будут иметь возможность самостоятельно осуществить переход к экономике, и продолжающийся сдвиг в экономике только усугубит этот ограниченный потенциал, поскольку прямые роялти, выплачиваемые компаниями, работающими на ископаемом топливе и другие формы общественных инвестиций, которые предоставила доминирующая отрасль, угасают.

На Аппалачи пришлось три четверти сокращения рабочих мест в горнодобывающей промышленности США за последнее десятилетие и приблизительно 30 000 прямых чистых потерь рабочих мест в угольной промышленности в восточном Кентукки, Западной Вирджинии, южной Вирджинии и Алабаме. И это имеет волновой эффект в виде цепочек поставок, связанных железнодорожным и грузовым транспортом, пересекающих штаты, потери доходов клиентов местных предприятий и снижения налоговых поступлений.

«Если вы выйдете за пределы непосредственной добычи угля … волновой эффект будет довольно сильным», — сказал Деннисон.

Экономика штатов не является закрытой системой, и большая часть угля, добываемого в Колорадо, идет в другие штаты или для других целей, кроме электричества. Почти половина угля, сжигаемого на электростанциях Колорадо, поступает из Вайоминга.

География создаст другие дисбалансы.

«Очевидно, что рабочие места, потерянные в западном Техасе, не превратятся в новые рабочие места в западном Техасе. Возникнут региональные проблемы», — сказал Рэйми.

Сокращение рабочих мест ускорится

Массовые увольнения, уже произошедшие в угольном секторе, больше связаны с рыночными силами — включая автоматизацию, бум природного газа и возобновляемые источники энергии, снижающиеся по кривой затрат и становящиеся конкурентоспособными, — чем просто политические решения.Увольнения будут оставаться проблемой еще долгие годы. У нефтяников и газовиков больше времени на планирование, но правильный переход с углем — это первый шаг, потому что он происходит гораздо быстрее.

Рабочие и сообщества, которые долгое время переживали спад, а затем всплески экономического роста в течение нескольких поколений, могут иметь представление, что если они будут крепко держаться, рабочие места вернутся, а если рабочие места не вернутся, они не смогут видят себя в любой другой работе.Эксперты говорят, что попытки перевернуть культуру или думать только о конкретном работнике потерпят неудачу.

«Переход происходит, но многие люди чувствуют, что переход был навязан нам», — сказал Деннисон. «Худшее, что мы можем сделать, — это солгать себе или услышать, что уголь вернется. … Даже когда уголь рос, мы все еще вели страну в бедности и плохих показателей здоровья. У нас есть проблемы поколений, которые нам нужно преодолеть. Это так глубоко «, — сказал он.

Нефтяная вышка серии 8500.SpaceX Илона Маска купила в прошлом году глубоководную нефтяную вышку этой серии и превращает ее в плавучую стартовую площадку для ракет.

ENSCO

Разумный путь к разнообразию и экономии ископаемого топлива — это долгосрочное мероприятие. Новые автомагистрали, железные дороги и широкополосная связь, а также развитие рабочей силы — все это часть этого.

«Стратегия не может заключаться только в том, чтобы добыть деньги угольникам, чтобы помочь им перейти в другую отрасль, когда реальная проблема — это бедность поколений в результате зависимости поколений от этого единственного ресурса», — сказал Деннисон.

В угольной стране восточного Кентукки был достигнут прогресс в переподготовке уволенных шахтеров для работы в таких секторах, как ИТ, сельское хозяйство, передовое производство и здравоохранение, а также региональные усилия были вынуждены помочь некоторым жителям переехать в поисках лучших возможностей.

«Мы смотрим на отрасль, которая в основном уходит», — сказал Джефф Уайтхед, исполнительный директор Программы концентрированной занятости Восточного Кентукки, которая работала над переходом рабочих мест угольщиков и говорит, что для этого не требуется ничего, кроме «сельского царя». «в Белом доме.

«Мы работаем над изменением образа жизни и экономики, и это более интенсивный и долгосрочный переход. Это не то, на что вы можете просто бросить деньги и обучить несколько человек, и это уйдет», — Уайтхед сказал. «В Аппалачах и на угольных месторождениях восточного Кентукки промышленность как движущая сила экономики уже находилась в затруднительном положении, но она была опорой стабильности там … Уход навсегда мог быть в будущем, но факты есть факты. Думаю ли я, что уголь снова будет бумом, и у нас снова будет в восточном Кентукки или в других местах огромная рабочая сила? Нет, не думаю, и если вы продолжите с таким мышлением, вы просто еще больше отстаете от кривой перехода.»

Энергетическая отрасль рассматривает такие технологии, как улавливание углерода, как способ достижения целей нулевого чистого выброса без отказа от бизнеса по разведке и добыче нефти и газа. Но даже эксперты, готовые поделиться технологической концепцией и ее крупными отраслевыми сторонниками, такими как Occidental Petroleum — а совсем недавно Илон Маск, чья SpaceX планирует бурить в Техасе природный газ для использования в ракетном топливе — это серьезный взгляд, а не пренебрежение этим как пиар-ход, говорят, что это вряд ли изменит общее направление развития. рабочие места в энергетической отрасли в ближайшие десятилетия.

За 2021–2030 гг. Общее количество уволенных рабочих составит в среднем около 12 000 человек. По данным Исследовательского института политической экономии Университета Массачусетса в Амхерсте, в период с 2031 по 2050 год это число вырастет в среднем до 34 000 человек в год. По его оценкам, в следующем десятилетии общие затраты на финансирование этого перехода составят около 1,2 миллиарда долларов в год в течение следующего десятилетия. По другим оценкам, цена будет еще выше.

«Я думаю, можно с уверенностью сказать, что если мы хотим достичь нулевых показателей во второй половине 21 века, у нас будет гораздо меньше людей, работающих в нефтегазовой отрасли и угле.«Нет никакого способа обойти это», — сказал Рэйми.

Прекращение демонизации ископаемого топлива

В некоторых отношениях Колорадо чувствует себя счастливым, имея хоть какое-то время. Закрытие угольных электростанций запланировано на период с 2024 по 2030 год, и некоторые из первых проблем заключаются в следующем. управляемый, чем то, что может произойти позже. Уголь имеет смысл в качестве первой отрасли, которая подвергнется переходу, потому что она не только самая грязная, но и проще, чем переход национальных автопарков. «Вы закрываете электростанцию ​​и делаете ощутимое сокращение выбросов в регионе, «Сказал Бьюкенен.

Лучшим примером энергетического перехода штата является город Пуэбло, но Бьюкенен сказал, что указание на него как на модель несовершенно, потому что это одна угольная электростанция, на которой работает менее 100 человек, и город, который больше, чем другие угольные города в государство, такое как Крейг и Хайден, столкнулось с тем, что огромная часть своих рабочих столкнулась с увольнением, а также с потерей основного источника доходов от налога на имущество.

«У нас пока нет ответа от Крейга и Хайдена», — сказал он. «Крейг и Хайден — эпицентр для этого.»

Города, в которых расположены электростанции в США, могут потерять более 70% -80% налоговых поступлений, по данным фонда Just Transition Fund.

Большие потери рабочих мест в угольной промышленности Колорадо начнутся в 2025 году, и они выиграли не будет завершено до 2030 года или позже. Время от времени проблемы экономического развития в сельских районах должны выходить за рамки здравого смысла.

«У них была лучшая работа, лучше всего оплачиваемая и надежная, и они очень нервничали по поводу того, как чтобы визуализировать свое будущее.… Трудно платить по той шкале заработной платы, к которой они привыкли », — сказал Бьюкенен.

Туризм и существующие отрасли, такие как горнолыжные курорты, предлагают некоторые возможности, но Covid сильно ударил по ним в краткосрочной перспективе, что усилило опасения, и Бьюкенен добавил, что «горняк не хочет быть оператором горнолыжного подъемника».

Консультативный совет Колорадо ожидает, что, по крайней мере, на период от трех до четырех лет, могут потребоваться программы замены заработной платы, и их число быстро возрастет. Только в Колорадо. В нем работает 2000 угольщиков — это мало по сравнению с Аппалачами, но это без учета цепочек поставок.Штат оценивает первоначальные затраты на поддержку угольщиков в 100 миллионов долларов на десятилетие, и это немаловажно для государственного бюджета. А в Колорадо всего 2% добычи угля в США. В соседнем штате Вайоминг, где в 20 раз больше угольных рабочих, меньше денег и один округ по выборам в Конгресс. А когда речь идет о нефтегазовой отрасли Колорадо, это в десять раз превышает численность угольной промышленности.

Исследовательская группа Университета Массачусетса в Амхерсте прогнозирует затраты на политику справедливого перехода в размере 3,8 миллиарда долларов в год с 2030 по 2050 год.

Штаты также начинают думать о создании переходных фондов для замещения упущенных налоговых поступлений от закрытия электростанций, в том числе в Миннесоте и Пенсильвании. Первый государственный переходный фонд в США, который занимался предстоящим закрытием электростанции, был в Хантли, Нью-Йорк.

Они способствовали нашему процветанию, и они очень гордятся тем, что они сделали и должны быть, и теперь им говорят, что для блага человечества им нужно остановиться. Это сообщение трудно принять, даже если вы понимаете его и верите в него, а если вы этого не сделаете, это станет еще труднее.

Уэйд Бьюкенен, глава Колорадского офиса Just Transition

Колорадо, по словам Бьюкенена, является «штатом с сильным местным контролем», и его жители не хотят подачек, но прогнозы предполагают, что потребуется федеральная поддержка.

Он проводил встречи в угольных городах Колорадо до Covid-19 и обнаружил среди жителей диапазон скептицизма и страха, которого вы могли ожидать: называть это политикой, а не наукой, не желая подачек от федерального правительства, и другие говорили, что даже если они не будут им не нравится то, что они видят, им нужно двигаться вперед.

«Это естественно. Это сообщества, которые стали банальностью, чтобы сказать это, но они способствовали нашему процветанию, и они очень гордятся тем, что они сделали и должны быть, и теперь им говорят, что они делают это на благо общества. человечество им необходимо остановить. Это послание трудно принять, даже если вы понимаете его и верите в него, а если вы этого не сделаете, это станет еще труднее «.

Скептицизм относится и к концепции «справедливого перехода», и к работе его офиса. Некоторые жители думают, что все усилия направлены на то, чтобы правительство и либералы чувствовали себя лучше.«У них есть все основания нервничать», — сказал Бьюкенен.

Возможности в таких штатах, как Западная Вирджиния, такие как солнечная энергия и сельское хозяйство на бывших рудниках, реальны, а агротехнические компании, такие как AppHarvest в Кентукки, которые стали публичными в прошлом году, дают представление о будущих возможностях, но не полностью реализовали видение работы возможности или широкая экономика.

«Люди в наших общинах [Западная Вирджиния] видят насквозь звуковые комментарии о новых« зеленых »рабочих местах», — сказал Деннисон. Он сказал, что администрация Байдена должна понимать, что разговоры о «обучении этих людей» никогда не были достаточно конкретными, а существующие федеральные программы профессионального обучения имеют неоднозначную репутацию, что вызывает в обществе весьма скептическое отношение.

Идея справедливости в энергетическом переходе может быть определена по-разному, и сообщества, живущие в зоне ураганов, наводнений и лесных пожаров, а также городские сообщества, сталкивающиеся с долгосрочными проблемами здоровья, связанными с качеством воздуха, входят в число приоритетов заинтересованных сторон. . Но сторонники климата, выступающие за быстрые изменения, говорят, что нам также нужно больше думать о том, как мы характеризуем города, работавшие на ископаемом топливе в прошлом веке.

«Я думаю, что одна из первых вещей, которую должна сделать эта нация, от уровня Байдена до низов — это прекратить демонизацию ископаемого топлива», — сказал Лейзеровиц.«Генеральные директора знали лучше, то, что они знали, когда они это знали, — это другой разговор. Но рабочий класс, бурильщики и шахтеры, они построили современную Америку, они рисковали своими жизнями, чтобы пойти в шахты и сделать самое грязное, самая опасная работа в стране. Эти люди и сообщества заслуживают гордиться тем, что они сделали. И теперь, когда мы участвуем в этой гонке со временем, наша ответственность как общества — не покидать их или те ландшафты, в которых они живут , позади.»

Горнодобывающая промышленность на федеральных землях: более 800 предприятий имеют право на добычу, и общая добыча полезных ископаемых неизвестна

Что нашло GAO

Бюро землепользования (BLM) Министерства внутренних дел и Лесная служба Министерства сельского хозяйства управляют федеральными землями, на которых может вестись добыча полезных ископаемых.Различные системы регулируют добычу твердых полезных ископаемых (таких как золото, фосфат и уголь) на федеральных землях, которые состоят из земель, находящихся в государственной собственности (которые обычно никогда не находятся в государственной или частной собственности), и приобретенных земель (предоставленных или проданных Соединенным Штатам государство или гражданин):

  • Система локации . Полезные ископаемые в твердых породах (например, золото, серебро и медь) на землях, являющихся общественным достоянием (большинство федеральных земель), управляются в соответствии с системой определения местоположения. Эта система позволяет физическим лицам размещать полезные ископаемые на землях, являющихся общественным достоянием, и предъявлять претензии, чтобы получить исключительное право на добычу этих полезных ископаемых без уплаты федерального роялти.
  • Лизинговая система . Полезные ископаемые в твердых породах на приобретенных федеральных землях, твердые неэнергетические полезные ископаемые (такие как фосфаты и натрий) и уголь управляются в рамках систем аренды. В целом, системы аренды позволяют федеральному правительству сохранять право собственности на землю и устанавливать условия использования земли, включая ограничения по площади и условия роялти.

По данным BLM и Лесной службы, по состоянию на 30 сентября 2018 г. разрешено 872 предприятия по добыче твердых полезных ископаемых на федеральных землях.Из этих операций на рудниках 83 процента приходились на систему определения местоположения, а оставшиеся 17 процентов операций выполнялись с использованием систем аренды. В частности,

  • около 83 процентов (728) имели разрешение на добычу полезных ископаемых в твердых породах,
  • около 2 процентов (20) получили разрешение на добычу сдаваемых в аренду твердых полезных ископаемых,
  • около 6 процентов (50) имели разрешение на добычу неэнергетических твердых полезных ископаемых, а
  • около 8 процентов (74) имели разрешение на добычу угля.

По данным агентства, в совокупности около 1,3 млн акров земель федерального значения были связаны с добычей твердых полезных ископаемых на землях федерального значения. У большинства разрешенных угольных предприятий было более 1000 связанных площадей на одну операцию. Напротив, у большинства операций по добыче полезных ископаемых с твердыми породами было меньше 1000 акров поверхности. Большинство операций, разрешенных для добычи полезных ископаемых (77 процентов), происходили на землях, управляемых BLM, и находились в западной части Соединенных Штатов.Тем не менее, большая часть сдаваемых в аренду операций по добыче твердых пород, разрешенных для добычи, происходила на землях, управляемых Лесной службой, в штатах Среднего Запада и Юга.

В 2018 финансовом году операторы рудников выплатили около 550 млн долларов роялти за твердые полезные ископаемые, добытые в рамках системы лизинга. В соответствии с Общим законом о горной добыче 1872 года, при добыче полезных ископаемых на месторождениях твердые породы не взимаются федеральные гонорары. В 2018 финансовом году операторы шахт добыли не менее 300 миллионов тонн твердых полезных ископаемых по лизинговым системам.Однако ранее GAO обнаружило, что федеральные агентства, как правило, не собирают данные от операторов горных выработок о количестве и стоимости минералов, добытых на федеральных землях, потому что нет федеральных лицензионных отчислений, которые требовали бы этого.

Количество горнодобывающих предприятий, которым разрешена добыча полезных ископаемых, количество добываемых операций и роялти по категориям горных работ на федеральных землях

Категория горных работ

Количество разрешенных операций по добыче полезных ископаемых на

сен.30, 2018

Количество производственных операций в 2018 финансовом году

Производство в 2018 финансовом году (тонн)

Федеральные роялти в 2018 финансовом году (в долларах)

Арендуемый хард-рок

20

7

143 000

8 711 000

Неэнергетическое твердое вещество

50

22

11 562 000

57 937 000

Уголь

74

43

290 000 000

480 974 000

Доступный хард-рок

728

Неизвестно

Неизвестно

0

Итого

872

Не менее 72

Не менее 301 706 000

547 622 000

Источники: анализ GAO данных Бюро землепользования, лесной службы и Управления доходов от природных ресурсов.| ГАО-20-461Р

Примечание. Данные о добыче и роялти округлены до ближайшей тысячи.

Почему GAO провело это исследование

Твердые полезные ископаемые, такие как медь и фосфат, играют важную роль в экономике США, внося свой вклад во многие отрасли, включая транспорт, оборону и аэрокосмическую промышленность. GAO попросили рассмотреть возможность добычи полезных ископаемых на федеральных землях. В этом отчете указывается (1) количество операций, разрешенных для добычи твердых полезных ископаемых на федеральных землях по состоянию на 30 сентября 2018 г., и отдельные характеристики этих операций, и (2) федеральные роялти, полученные от твердых полезных ископаемых, и количество твердых полезных ископаемых, добытых на федеральных землях. на 2018 финансовый год.

GAO проанализировало информацию из систем данных BLM и Forest Service об операциях, уполномоченных на добычу полезных ископаемых, по состоянию на 30 сентября 2018 года, это самые последние данные, доступные на момент проверки GAO. GAO также проанализировало данные о доходах и добыче Управления по доходам от природных ресурсов Министерства внутренних дел и его Системы отчетности по добыче твердых полезных ископаемых и роялти за 2018 финансовый год. GAO проверило документы агентства и опросило представителей BLM и лесной службы.

За дополнительной информацией обращайтесь к Анн-Мари Феннелл по телефону (202) 512-3841 или fennella @gao.губ.

транснациональных горнодобывающих корпораций используют налогоплательщиков США

Введение и краткое содержание

При администрации Трампа корпоративная прибыль снова и снова становилась приоритетом над общественными землями. Однако самая большая из всех подачек в горнодобывающую промышленность началась за десятилетия до того, как родился Дональд Трамп: Общий закон о горнодобывающей промышленности 1872 года, ужасно устаревший закон, регулирующий добычу полезных ископаемых в твердых породах в Соединенных Штатах.Этот закон позволяет компаниям бесплатно добывать металлы и другие полезные ископаемые на государственных землях; подвергает близлежащие населенные пункты и реки постоянному загрязнению токсичными отходами; и не дает племенам и управляющим землями никакой реальной возможности внести свой вклад. В результате корпорации, в том числе иностранные фирмы, не заинтересованные в поддержании благосостояния этих сообществ, получают прибыль, в то время как местные сообщества остаются в руках унаследованных от загрязнения окружающей среды.

Что такое минералы твердых пород?

Минералы, подпадающие под действие Общего закона о горной промышленности, обычно называются «полезными ископаемыми, которые можно обнаружить» и включают такие ресурсы, как уран, золото, серебро, свинец, медь, цинк, никель, слюда и драгоценные камни.Бюро по управлению земельными ресурсами (BLM), федеральное агентство, которое управляет государственными землями, не имеет исчерпывающего списка полезных ископаемых, подпадающих под действие Общего закона о горнодобывающей промышленности. Согласно BLM, чрезвычайно сложно составить список того, что регулирует этот закон, потому что определение включает экономику и исключает различные полезные ископаемые, которые были помещены в соответствии с разными законами, такими как уголь, нефть, газ и гравий.

Подписаться на

InProgress

Что еще хуже, в 2018 году администрация Трампа добавила уран, который добывается путем добычи твердых пород, в национальный список «критических» полезных ископаемых, что означает, что этот товар считается «жизненно важным для безопасности и экономического процветания нации».Это добавление означает, что компании, занимающиеся добычей урана, получат выгоду от так называемой «стратегии управления критическими полезными ископаемыми», которая направлена ​​на сокращение экологических проверок и открытие большего количества государственных земель для добычи полезных ископаемых. Администрация добавила уран в список без достоверных научных данных или четкого обоснования и в прямом противоречии со списком стратегических полезных ископаемых Министерства обороны США. Топливные минералы исторически не считались критически важными минералами, и включение урана является серьезным отходом от прошлой практики.Кроме того, эксперты с обеих сторон политического спектра утверждали, что озабоченность по поводу предложения этих минералов сильно преувеличена. В результате этот шаг вызвал возмущение со стороны членов Конгресса, правительственных наблюдательных организаций и экологических групп.

Подписаться на

InProgress

урановых компаний также получили пользу от других подачек администрации Трампа.Резкое сокращение охраняемых общественных земель в пределах национального монумента Bears Ears отражает лоббистские усилия урановой компании Energy Fuels Resources, которая владела заявками на добычу полезных ископаемых в пределах первоначальных границ. Удобно, что большинство этих претензий теперь выпадают за пределы недавно уменьшенного памятника. После давления со стороны урановых компаний президент Трамп также создал Рабочую группу по ядерному топливу, в которой высокопоставленным должностным лицам администрации поручено разработать рекомендации по наращиванию добычи и производства урана в Соединенных Штатах.

Удовлетворяя запросы горнодобывающей промышленности, администрация Трампа пытается решить несуществующую проблему. В действительности две трети федеральных земель уже открыты для заявлений о добыче полезных ископаемых, и эксперты продемонстрировали, что доступа к важнейшим полезным ископаемым более чем достаточно для удовлетворения текущих потребностей. Кроме того, этот анализ CAP показывает, что все корпорации, которые больше всего выиграют от действий администрации, принадлежат иностранцам.

Вместо того, чтобы очищать колоду для большего количества добычи на U.S. государственных земель, администрация должна провести капитальный ремонт всей жесткой структуры управления горнодобывающей промышленностью. От компенсации налогоплательщикам и защиты особых мест до консультаций с племенами и обеспечения того, чтобы горнодобывающие компании платили за уборку собственного беспорядка, существует острая необходимость в обновлении Общего закона о горнодобывающей промышленности.

Что такое добыча твердых пород?

Сегодня добыча полезных ископаемых в твердых породах совсем не похожа на то, что было, когда в 1872 году был впервые принят Общий закон о горной добыче. Прошли те времена, когда поселенцы с киркой и мулом или старатели промывали золото.Сегодня масштабы и масштабы добычи металлов сделали ее токсичным загрязнителем №1 в Соединенных Штатах, и по всей стране насчитывается до полумиллиона заброшенных шахт, которые угрожают нашим водным путям.

Хотя не все полезные ископаемые добываются одинаково, они обычно добываются либо традиционным способом — в открытых или вскрышных шахтах, либо в подземных туннелях и шахтах — либо путем добычи на месте.

Обычная добыча

Добыча открытым способом включает вскрытие поверхностной растительности, почвы и вскрышных пород с целью выявления залежей полезных ископаемых.Этот тип добычи не только создает большие нарушения на поверхности, но также приводит к возникновению чрезмерного количества часто радиоактивных отходов, которые необходимо хранить и постоянно контролировать, чтобы ограничить сток и загрязнение воды. В результате добыча открытым способом очень сильно загрязняет окружающую среду и требует значительного воздействия на землю.

Подземные рудники включают в себя серию туннелей и шахт, ведущих к подземной руде. Этот тип горных работ предполагает меньшее удаление растительности и меньшее количество вскрышных пород, но проблема с постоянными отходами сохраняется.

Большинство минералов, подпадающих под действие этого закона, таких как золото, серебро, медь и уран, не добываются в чистом виде. Вместо этого руда обнаруживается в небольших количествах в земной коре, и ее необходимо извлекать из окружающей породы с помощью высокотоксичного процесса. Для открытых и подземных горных работ этот этап включает дробление породы и замачивание ее в химической ванне, часто в растворе цианида, «быстро действующего, потенциально смертоносного химического вещества». Кучное выщелачивание — наиболее распространенный метод извлечения урана в Соединенных Штатах — проводится на непроницаемой удерживающей площадке (обычно из пластика, глины или асфальта) в попытке предотвратить утечку кислоты и часто радиоактивных пустой породы в резервуар. окружающая среда.Отходы — измельченная земля, отделенная от хозяйственно ценной руды, — навсегда хранится в хвостохранилищах. По оценкам, во всем мире насчитывается 3500 хвостохранилищ, и около половины построены с использованием самой пустой породы, что делает эти дамбы опасными и уязвимыми для разрушения. Фактически, было множество серьезных инцидентов и отказов в этих хранилищах для отходов.

Восстановление на месте

Некоторые виды горных работ, называемые извлечением на месте (ISR), осуществляют весь процесс добычи руды непосредственно в грунте путем закачки химического раствора в водоносный горизонт и растворения целевого минерала из окружающей породы.Затем этот раствор перекачивается на поверхность и обрабатывается. Операции по ПНР составляют растущую долю предприятий по добыче урана в Соединенных Штатах. Горнодобывающие компании широко рекламируют ПНИ как экологически безопасную альтернативу открытой и подземной добыче полезных ископаемых. Процесс не требует удаления поверхностных пород и имеет минимальные отходы вскрыши. Однако этот процесс предназначен для преднамеренного загрязнения водоносного горизонта и риска загрязнения подземных вод для близлежащих населенных пунктов. Риски ПНВ для подземных вод недостаточно изучены, но наука показывает, что долгосрочный мониторинг необходим для устранения всплесков загрязнения воды, которые случаются после закрытия шахты.К тому же, по мнению Комиссии по ядерному регулированию, достижение до-шахтных условий грунтовых вод невозможно.

Примечательно, что администрация Трампа снизила требования к мониторингу качества воды после ISR, сократив его с 30 до шести лет. Президент Трамп также отменил постановление о том, чтобы текущие горнодобывающие предприятия платили за очистку кислотных стоков шахты.

Независимо от того, как добывается руда — обычным способом или на месте — самая большая опасность для здоровья и окружающей среды от горнодобывающей промышленности включает кислотный дренаж рудников.Камни, часто богатые серой, подвергаются воздействию воздуха из горнодобывающей промышленности, реагируя с кислородом с образованием серной кислоты. Эта кислота может вымывать из породы другие загрязнители, включая мышьяк и другие тяжелые металлы. Вода, просачивающаяся через шахту, даже после ее закрытия, будет загрязнять реки и ручьи и уносить эти токсичные элементы вниз по течению, затрагивая ничего не подозревающие общины.

Ужасно устаревший закон

Общий закон о горнодобывающей промышленности был написан до того, как существовало общество в том виде, в каком мы его знаем, — и он больше не подходит для регулирования современной горнодобывающей промышленности.Закон — это пережиток Дикого Запада, и его постоянное соблюдение приводит к множеству вредных побочных эффектов. Соединенные Штаты и практика добычи полезных ископаемых претерпели изменения, а наша политика добычи — нет.

Обман налогоплательщиков США

Американским налогоплательщикам не выплачивается компенсация за добычу полезных ископаемых на государственных землях, которыми они владеют, а корпорации пользуются потрясающе низкими затратами на ведение бизнеса в Соединенных Штатах. Хотя у них есть свои серьезные недостатки, законы и постановления по добыче нефти, газа и угля на государственных землях на световые годы опережают законы и правила по добыче твердых пород.Например, нефтегазовые компании должны платить роялти в размере 12,5% за ресурсы, взятые с государственных земель. Для сравнения: горнодобывающие компании платят ноль процентов. Нефтегазовые компании должны платить арендную плату в размере 1,50 доллара за акр по своим договорам аренды, в то время как горнодобывающие компании не платят арендную плату. Счетная палата правительства США (GAO) по консервативным оценкам, если бы горнодобывающие компании платили сопоставимые роялти за нефть и газ, это принесло бы Министерству финансов США 800 миллионов долларов в год.

Законы, регулирующие добычу на государственных землях США, недавно получили столь необходимое внимание. Большое количество демократических кандидатов в президенты 2020 года призвали к мораторию на все новые нефтегазовые лизинги на государственных землях. В 2016 году администрация Обамы приостановила действие всех новых договоров аренды угля до тех пор, пока программа не будет оценена и реформирована. Однако эти призывы прекратить раздавать общественные ресурсы до тех пор, пока не будет взвешена общественная польза, имеют огромное и заметное исключение.Даже когда администрация Трампа спешит отдать ресурсы, принадлежащие американским налогоплательщикам, многонациональным горнодобывающим конгломератам, никто не призвал к прекращению подачи новых исков о добыче твердых пород или новой добычи, несмотря на то, что эти законы являются наиболее отсталыми и вредными из всех.

Обогащающие иностранные корпорации

Полный перечень иностранных компаний, получающих выгоду от ресурсов, находящихся в государственной собственности США, без уплаты ни цента в виде арендной платы или роялти, полностью не известен. Фактически, правительство не ведет список компаний, работающих на государственных землях, поэтому не существует системы отслеживания стоимости полезных ископаемых, добываемых иностранными компаниями, или доходов, которые они получают за рубежом.Вместо этого мы остаемся с оценками.

Почему иностранные компании?

Согласно анализу новостей за 2013 год, 75 процентов всех горнодобывающих компаний в мире имеют штаб-квартиры в Канаде. Канада является местом приобретения опыта в добывающей отрасли, но также имеет слабые правила, позволяющие компаниям избегать раскрытия информации и надзора, которые могут потребоваться в другой стране. В результате канадские горнодобывающие компании имеют шокирующий опыт ухудшения состояния окружающей среды и нарушений прав человека.

В новом анализе CAP были рассмотрены компании, добывающие уран в Соединенных Штатах. CAP обнаружила, что 83% компаний, занимающихся добычей или разведкой урана, принадлежат иностранцам. Кроме того, 100 процентов компаний, которые производили уран в США в 2018 году, не имеют штаб-квартиры в Соединенных Штатах.

Аналогичная тенденция наблюдается и в золотодобывающих компаниях США. Согласно ежегодному справочнику по минеральным ресурсам Геологической службы США (USGS) за 2016 год — самым последним данным, доступным на момент публикации этого отчета, — 9 из 14 компаний, производящих золото в США, принадлежат иностранцам.

Этот анализ касается добычи урана и золота, но, как известно, его можно экстраполировать на другие прибыльные виды добычи полезных ископаемых, таких как медь и никель. Например, компания Northern Dynasty, стоящая за предлагаемой шахтой Pebble Mine в Бристольском заливе на Аляске, имеет штаб-квартиру в Канаде. В случае строительства рудник по добыче меди, золота и молибдена станет крупнейшим рудником в Северной Америке. Спорный предложенный никелево-медный рудник на пороге дикой природы Boundary Waters Canoe Area в Миннесоте принадлежит чилийской горнодобывающей компании Antofagasta PLC.Нет данных о том, какой процент этих ресурсов поступает из государственных земель и, следовательно, не требует лицензионных отчислений за счет американских налогоплательщиков. Однако очевидно, что устаревший закон о горнодобывающей промышленности продолжает приносить пользу иностранным компаниям, которые выводят прибыль за границу, что подрывает выгоды для экономики США.

Загрязняющие племенные народы

Местные общины часто больше всего страдают от загрязнения в результате добычи твердых пород. Фактически, новое исследование Университета Нью-Мексико показало, что более четверти женщин нации навахо подвергались воздействию высоких концентраций урана.Младенцы, рожденные с высоким уровнем воздействия урана, продолжают подвергаться этому загрязнению в течение первого года жизни. Недавние исследования также показывают, что коренные американцы, живущие рядом с заброшенными каменными шахтами, подвержены гипертонии, заболеваниям почек и другим хроническим заболеваниям. Различия в состоянии здоровья огромны, и угрозы, исходящие как от заброшенных, так и от новых шахт, непропорционально сказываются на общинах коренных жителей.

Тем не менее, до 1970-х годов племенные нации практически не могли повлиять на добычу полезных ископаемых, которые могли повлиять на их общины.Даже сегодня племенные народы не консультируются по существу при размещении новых шахт. Более того, многие из этих сообществ не имеют доступа к политическим, научным и юридическим ресурсам, необходимым для защиты здоровья своих сообществ. А из-за отсутствия средств на рекультивацию тысяч заброшенных урановых и других рудников с твердыми породами, разбросанных по Западу, эти общины не имеют средств для борьбы с загрязнением и несправедливостью, к которым привела история добычи твердых пород.

Исключение землеустроителей

Общий закон о горнодобывающей промышленности был разработан, чтобы помочь заселить Запад.Он не был модернизирован по мере развития горнодобывающих технологий и социальных ценностей. В течение многих лет лица, принимающие решения на федеральном уровне, не имели возможности остановить спорные или необдуманные горнодобывающие проекты, потому что закон ставит горную промышленность выше всех других видов использования государственных земель. Например, по словам недавно вышедшего на пенсию лесного надзирателя Национального леса Коронадо в Нью-Мексико, этот закон помешал ему при рассмотрении разрешений на строительство крупного медного рудника. Его агентство потратило годы на подготовку документов для рудника Роузмонт, и, несмотря на споры вокруг проекта и его собственное профессиональное мнение о том, что рудник не должен развиваться, он чувствовал, что не может сказать «нет».

Недавнее постановление суда по Роузмонту может сузить сферу действия закона о добыче полезных ископаемых до земель, находящихся непосредственно над месторождениями полезных ископаемых. Операторы шахты подали заявку на получение разрешения на выделение 2447 акров государственной земли для свалки пустой породы и хвостов — размером примерно 1853 футбольных поля. Последствия этого решения еще предстоит увидеть, но оно может дать федеральным лицам, принимающим решения, больше возможностей для наложения вето на проекты в чувствительных областях за счет ограничения объема операций, связанных с обширными дамбами хвостохранилищ и водохранилищами.Тем не менее, компания, стоящая за рудником, недавно подала новую претензию в отношении «комбината», что может стать лазейкой для компаний, желающих сбрасывать свои токсичные отходы на государственных землях. Тем не менее, этот случай подчеркивает, что закон, который был написан для горных работ с 1872 года, неадекватен для управления высокомеханизированной и увеличенной версией горных работ, которая имеет место сегодня, и недостаточен для баланса нашего более глубокого понимания воздействия добычи полезных ископаемых на местные сообщества и окружение.

Приватизация государственных земель

Общий закон о горнодобывающей промышленности был написан, по сути, для заселения Запада.Таким образом, любой может заявить о своих правах на добычу полезных ископаемых, забив колья в землю или построив пирамиды из камней. Затем это требование можно было запатентовать или превратить в частную землю по цене от 2,50 до 5 долларов за акр. Эти цены не изменились, чтобы отразить рынок или даже поспевать за инфляцией. С 1867 года налогоплательщики передали горнодобывающим компаниям более 3 миллионов акров государственных земель по цене намного ниже рыночной. А налогоплательщиков даже заставили выкупить землю по астрономической надбавке. Например, в 1996 году канадская горнодобывающая компания предложила построить шахту на пороге Йеллоустонского национального парка.Угроза шахты вызвала бурю негодования, и налогоплательщики заплатили 65 миллионов долларов, чтобы выкупить землю, которую компания купила по 5 долларов за акр.

С 1994 года практика патентования была прекращена в результате ежегодного процесса ассигнований, но закон все еще находится в силе.

Отравление рек и водосборов

Отсутствие обновленных законов и правил, регулирующих добычу твердых пород, делает еще более вопиющим тот факт, что добыча твердых пород является крупнейшим токсичным источником загрязнения в стране.По оценкам BLM, по всей стране насчитывается до полумиллиона заброшенных шахт, очистка которых, по прогнозам Агентства по охране окружающей среды США (EPA), может стоить 54 миллиарда долларов. Воздействие на реки и водные пути на Западе поразительно. Фактически, CAP обнаружил, что к тому времени, когда река Колорадо достигает границы с Мексикой, она подвергается потенциальному загрязнению и стокам с 20 138 шахт, расположенных выше по течению, подавляющее большинство из которых представляют собой заброшенные шахты с твердыми породами.

Без фонда рекультивации или какой-либо финансовой поддержки со стороны горнодобывающих компаний, работающих в настоящее время в Соединенных Штатах, на налогоплательщиков ложится прямая ответственность за оплату этой очистки.По данным GAO, налогоплательщики потратили не менее 2,6 миллиарда долларов на рекультивацию заброшенных каменных рудников на государственных землях с 1997 по 2008 год.

До 2001 года от горнодобывающих компаний по добыче твердых пород не требовалось даже размещать облигации или предоставлять какие-либо финансовые гарантии того, что они очистят свои высокотоксичные операции, а также не требовалось вносить средства в фонд рекультивации, чтобы помочь очистить заброшенные рудники с твердыми породами. Это резко контрастирует с угольными компаниями, которые платят за программу рекультивации заброшенных шахтных земель более 40 лет после принятия Закона о горных разработках, контроле и рекультивации.Широкая общественность считает, что за очистку заброшенных шахт должны платить не налогоплательщики, а горнодобывающая промышленность. Фактически, опрос, проведенный в 2008 году в Монтане, показал, что 95 процентов опрошенных поддерживают обновление закона, требующего от горнодобывающей промышленности помочь оплачивать счета за очистку заброшенных шахт. Отрасль, получающая прибыль от добычи этих ресурсов, должна помочь очистить наследие от отходов, оставленных их отраслью.

Шахта «Золотой король»: постоянный мониторинг токсичных отходов

В 2015 году шахта Голд Кинг попала в заголовки новостей страны, когда 3 миллиона галлонов токсичного ила, включая свинец, мышьяк, ртуть и кадмий, вылились в приток реки Анимас на юго-западе Колорадо.Агентство по охране окружающей среды проводило обычное обследование на шахте, когда образовавшийся кислый дренаж в шахте пробил барьер. Последствия ниже по течению были катастрофическими. От разлива пострадали шесть штатов США и 12 индейских племен и наций.

EPA было обвинено в нарушении и с тех пор обновило протоколы, чтобы помочь предотвратить будущие инциденты, однако фактический корень этой проблемы получил удивительно мало внимания. По оценкам, 23 000 заброшенных шахт только в Колорадо и полмиллиона заброшенных шахт в Соединенных Штатах, которые EPA поручено отслеживать на постоянной основе, примечательно, что эти нарушения и разливы происходят не так часто.Катастрофа «Золотой король» продемонстрировала, что эти токсичные свалки являются бомбой замедленного действия. Этот тип аварии должен стать референдумом о том, какие риски стоит принять в отношении наших источников водоснабжения от имени транснациональных корпораций, которые бесплатно занимаются добычей полезных ископаемых на государственных землях.

Отсутствие прозрачности

Согласно GAO, существует очень мало агрегированной информации о горных разработках в Соединенных Штатах, а имеющиеся данные непоследовательны и низкого качества.BLM, Лесная служба США, Служба национальных парков, Бюро мелиорации США, Служба рыболовства и дикой природы США и Геологическая служба США не ведут централизованный учет того, какие акры доступны для подачи претензий в соответствии с Общим законом о горной промышленности и какие акры были отозваны. Также нет данных о потенциальном количестве полезных ископаемых на государственных землях. Кроме того, нет агрегированной информации о том, какие компании работают в этой стране и о стоимости полезных ископаемых, которые они добывают на государственных землях.Без базовой информации у органов надзора за общественностью и налогоплательщиками очень мало ресурсов для надзора и подотчетности.

Основы реформы

В течение многих лет члены Конгресса вносили предложения по внесению законов и постановлений, регулирующих эту сильно загрязняющую промышленность, в 21 век. Совсем недавно, в 2019 году сенатор Том Удалл (штат Нью-Мексико) и член палаты представителей Рауль Гриджалва (штат Аризона) внесли в Сенат и Палату представителей США дополнительные законопроекты, направленные на пересмотр структуры управления горнодобывающей промышленностью.Любой пакет реформ должен включать следующие ключевые компоненты.

Требовать роялти наравне с другими добывающими отраслями

Для того, чтобы уравнять правила игры с другими добывающими отраслями и гарантировать, что налогоплательщики получают доход от ресурсов, находящихся в государственной собственности, от стоимости коренных полезных ископаемых должен быть начислен гонорар в размере не менее 12,5%. Учитывая, что значительный процент добычи твердых горных пород — и подавляющая часть добычи как урана, так и золота — осуществляется транснациональными корпорациями, штаб-квартира которых не находится в Соединенных Штатах, еще более важно, чтобы эти компании компенсировали налогоплательщикам ресурсы, которые они добывают. .

Навсегда прекратить практику патентования

Несмотря на то, что практика патентования ежегодно прекращается с 1994 г. из-за процесса ассигнований, существует постоянный риск того, что этот временный пластырь может быть сорван, что приведет к потоку патентных притязаний. Необходимо более постоянное решение, и патентование должно быть прекращено по закону навсегда.

Обеспечение запрета на использование культурных, знаковых и экологически уязвимых земель для добычи твердых пород

Никто не выигрывает, когда под угрозой оказываются особые места, а не местные сообщества, чье здоровье и благополучие находятся под угрозой; не граждане по всей стране, которые хотят видеть охраняемые государственные земли; а не горнодобывающие компании, которые могут оказаться в дорогостоящих судебных тяжбах, чтобы защитить свой бренд и свою прибыль.Управляющие земельными ресурсами должны иметь право отказывать в выдаче разрешений там, где добыча полезных ископаемых просто не имеет смысла. Чтобы дополнить эту защиту, новое законодательство должно ускорить изъятие земель, которые считаются культурно и экологически уязвимыми или иным образом критически важными для местных сообществ, где добыча полезных ископаемых снизит ценность земли и скажется на здоровье человека.

Установить значимые требования к склеиванию и стандарты для рекультивации

Облигаций, размещенных компаниями, часто недостаточно для покрытия затрат на очистку, и компании, которые в настоящее время добывают в Соединенных Штатах, не обязаны помогать оплачивать унаследованные отходы своей отрасли.Компании должны размещать облигации, обеспеченные третьей стороной, которые будут покрывать не только полную рекультивацию их текущих операций, но также необходимый постоянный мониторинг этих сайтов. Должны быть установлены четкие и смелые стандарты для этой рекультивации, которые дают отрасли уверенность, гарантируя при этом, что земля будет возвращена в ее естественное состояние и что будут существовать средства для решения проблемы кислотного дренажа шахт и других угроз водоразделам, которые неразрывно связаны с добычей твердых пород.

Требовать от горнодобывающих компаний помощи в оплате работ по очистке заброшенных шахт

Горнодобывающие компании, получающие выгоду от ресурсов, находящихся в государственной собственности, также должны вносить свой вклад в общественное благо.Для ведения бизнеса в Соединенных Штатах компании должны быть обязаны вносить взносы в фонд рекультивации — аналогичный фонду рекультивации заброшенных шахтных земель, созданному в соответствии с Законом о контроле за горными работами и рекультивации, — чтобы начать очистку заброшенных шахт, усеивающих Запад, без чрезмерного обременение налогоплательщиков.

Требовать значимых проверок и принудительных мер

Инспекции и правоприменительные меры на участках горных пород должны быть рутинными, содержательными и строгими. Достаточно одной аварии, чтобы затронуть миллионы людей в сообществах, расположенных ниже по течению, поэтому EPA должно быть уполномочено принимать значимые меры для предотвращения катастрофы.

Требовать консультаций с племенами и изложить четкие правила протеста и обращения в суд

Племенные нации непропорционально сильно пострадали от ядовитого наследия добычи твердых горных пород, и им должна быть предоставлена ​​значимая консультативная роль в процессах выдачи разрешений на разработку рудников. Там, где существуют конфликты, должен быть определен четкий путь для смягчения последствий или отказа в разрешении путем проведения консультаций между племенами как можно раньше в процессе планирования. Более того, правовые, научные и политические ресурсы должны быть доступны племенным нациям, чтобы защитить своих граждан и начать возмещение нанесенного в прошлом ущерба.

Соберите больше данных и сделайте их общедоступными

Без совокупной информации о том, какие акры доступны для добычи твердых пород, степени добычи полезных ископаемых и какие компании работают, где работают, управляющим земельными ресурсами трудно понять полное влияние добычи твердых пород на общественные ресурсы и полностью количественно оценить риски и возможности для налогоплательщиков. Эта информация должна быть собрана и сделана доступной как для лиц, принимающих решения, так и для общественности.

Заключение

Благоразумный человек не позволит какой-либо компании — иностранной или иной — приходить к ним домой, забирать их ценное имущество, уничтожать их собственность и отравлять питьевую воду, а затем уезжать, не получив ни цента в качестве компенсации. Тем не менее, по сути, это то, что устаревший закон о горнодобывающей промышленности позволяет происходить на государственных землях, принадлежащих налогоплательщикам.

Без всестороннего пересмотра закона администрации Трампа будет разрешено продолжать бесконтрольно уделять приоритетное внимание иностранным интересам.И у будущих администраций не будет инструментов или полномочий, чтобы обуздать злоупотребление горнодобывающей промышленностью государственными землями. Сейчас 147 лет и это время для реформ давно назрело.

Об авторе

Николь Джентиле — заместитель директора по государственным землям в Центре американского прогресса.

Благодарности

Автор хотел бы поблагодарить Кейт Келли, Уилла Бодуэна, Тришу Вудком, Кинан Александер и Ирен Ку за их вклад в этот отчет.

Сноски

рабочих мест в угледобыче заменяются чистой энергией

По мере роста чистой энергии Западная Вирджиния смотрит сквозь объятия угля Трампа на то, что будет дальше

Джастин Уорланд / Чарльстон, Западная Вирджиния

Фотографии Питера ван Агтмаэля — Magnum Photos для TIME

Был пасмурный февральский полдень в Чарльстоне, Западная Вирджиния, но настроение в общественном центре города было совершенно праздничным. Пока официанты в бабочках смешивали напитки и составляли «шведский стол» из коктейлей из креветок и жареного мяса, сотни членов и гостей ежегодного собрания Угольной ассоциации Западной Вирджинии смешались с легкостью, которая была немыслима всего год назад.

После нескольких лет устойчивого падения цена на основной вид угля, используемый для производства стали, в 2016 году выросла вдвое, в основном из-за резкого роста спроса со стороны Китая. Это привело к тому, что некоторые шахты наняли больше рабочих и не позволили другим уволить рабочих. Между тем, штат избрал губернатором Джима Джастиса, миллиардера-угольного барона, а нация назначила Дональда Трампа президентом. Оба мужчины соблазнили избирателей Западной Вирджинии обещанием большего количества рабочих мест в горнодобывающей промышленности и меньшего количества правил. Для отрасли, нуждающейся в ускорении, это могло бы быть также авиакеросин.«Впервые за долгое время появилась надежда и оптимизм», — сказал представитель Западной Вирджинии Эван Дженкинс собравшимся в общественном центре. «Все это знают. Каждый может это почувствовать ».

Здесь, в столице государства, которое больше всего зависит от угля, надежда на восстановление вполне объяснима. По данным Управления энергетической информации (EIA), в 2006 году сжигание угля обеспечивало 49% электроэнергии страны, но к прошлому году эта цифра снизилась до 30%. За тот же период годовое производство в Западной Вирджинии снизилось со 150 миллионов тонн до менее чем 90 миллионов.Во многом это является результатом бума природного газа, который стал дешевым и доступным благодаря гидроразрыву и другим новым технологиям добычи. В прошлом году природный газ впервые вытеснил уголь в качестве основного источника электроэнергии в США. Уголь также представляет собой проблему для окружающей среды, поскольку на него приходится больше всего выбросов углерода из любого ископаемого топлива, используемого для производства электроэнергии. В то же время стоимость возобновляемых источников энергии, таких как энергия ветра и солнца, становится все более конкурентоспособной по сравнению с углем, что еще больше сокращает его долю на рынке.

Нигде эти тенденции не ударили сильнее, чем в Западной Вирджинии. Горнодобывающая промышленность за более чем столетний период истощила самые доступные запасы штата, вынудив компании тратить больше денег, чтобы копать глубже. Поскольку спрос на уголь сокращается, многие решили, что он того не стоит. В период с 2011 по 2016 год производители угля в США потеряли более 92% своей рыночной стоимости. Состояние государства неуклонно замедлилось. Сегодня Западная Вирджиния занимает 49-е место по доходу на душу населения, 50-е место по уровню образования и 49-е место по продолжительности жизни.

Для тех, кто считает уголь ключом к возрождению, Трамп был маяком. 28 марта, пообещав устранить экологические нормы времен Обамы, известные в горнодобывающих штатах как «война с углем», президент сдержал свое слово. В сопровождении руководителей энергетической отрасли и угледобывающих компаний Трамп подписал указ, который, как ожидается, фактически отменяет План чистой энергии, подписанную президентом Обамой попытку уменьшить глобальное потепление путем ограничения выбросов электростанций. Ожидалось, что план, который так и не вступил в силу, заставит закрыть большинство оставшихся в стране угольных электростанций и еще больше снизит аппетит страны к топливу, которое способствовало ее росту.«Вы знаете, что там написано, верно?» Перед подписанием приказа Трамп пошутил с горняками. «Ты собираешься вернуться к работе».

Реальность, однако, намного сложнее. Отмена климатических правил Обамы больше похожа на перекрытие прорвавшейся плотины, чем на изменение направления потока воды. Без плана чистой энергии EIA ожидает, что природный газ и возобновляемые источники энергии будут составлять в совокупности 57% электроэнергии страны к 2040 году. Согласно плану, эти источники должны были достичь 65%. «Это чушь. Уголь не возвращается », — говорит Марк Барто, директор Энергетического института Мичиганского университета.«Он будет и дальше проигрывать дешевому природному газу».

Открытые шахты не обязательно означают открытые рабочие места. В последние десятилетия на смену людям пришел ряд автоматизированных технологий, от камнедробилок до экскаваторов, что является основной причиной того, что занятость в угольной промышленности упала в период с 1980 по 2010 год, несмотря на рост производства. По данным Бюро статистики труда, в прошлом году в угольной промышленности США работало 53000 человек. В 1979 году их было более 250 тысяч.

«Почти нет причин для полного оптимизма», — говорит Тед Беттнер, исполнительный директор Центра бюджета и политики Западной Вирджинии.«Это медвежья услуга для угледобывающих сообществ, когда они говорят им, что их ждет мощное возвращение».

Это может быть неясно в Белом доме, но это в местах, где ведется добыча полезных ископаемых. В Западной Вирджинии поразительно, что даже те, кто аплодирует отмене Трампом программы Обамы по охране окружающей среды, готовятся к жизни после угля — или, по крайней мере, начинают переговоры об условиях. Губернатор Джастис, крупный владелец курорта Гринбриер, с крупной личностью и состоянием, построенным на угле, без объяснения причин пропустил февральскую отраслевую конференцию.Вместо этого он послал своего начальника штаба, чтобы он представил дозу реальности: предложение бюджета для множества новых сборов, включая возможное повышение налогов для угольных компаний. «Я вошел и смог заглянуть под простыни и посмотреть, где мы находимся», — рассказал Джастис TIME о своем обосновании после того, как увидел дефицит бюджета штата в 400 миллионов долларов. «Это было ужасно мрачно. У нас тут настоящий беспорядок ».

Действительно, от особняка в Чарльстоне до поношенных столиков в ресторане Park Avenue в Данвилле (нас.688), почти каждый хочет воспользоваться последним шансом угля, но они не могут избежать того факта, что будущее безрадостное. А что будет дальше — предмет оживленных споров.

Первое, что бросается в глаза в Музее угольного наследия в Мэдисоне, — это небольшое, но яркое изображение шахтера, парящего над городом. Уперев руки в талию, подобный божеству шахтер использует фонарь в своем шлеме, чтобы осветить город.

Сообщение не должно быть тонким. «Многие горняки этим гордятся», — говорит Карл Данлэп, 40 лет проработавший шахтером, а сейчас работающий за стойкой регистрации музея.«Мы ослепли бы в темноте».

Он прав. Уголь был обнаружен в Западной Вирджинии в 1742 году, всего в нескольких милях от места расположения музея, и стал центральным элементом экономики штата в 19 веке, когда промышленная революция привела к резкому росту спроса. В конце концов, все, кроме двух из 55 округов штата, стали источниками черной скалы. Уголь служил источником энергии для страны во время Второй мировой войны и имел решающее значение во время энергетического кризиса 1970-х годов, когда шейхи Ближнего Востока наложили эмбарго на продажу нефти.Пик спроса пришелся на 1988 год, когда уголь обеспечивал почти 60% электроэнергии США.

В последующие десятилетия были взлеты и падения, но в последние 10 лет спад стал напоминать спираль смерти. Западная Вирджиния производит 60% угля, как это было десять лет назад, и насчитывает около 12 000 человек в качестве угольщиков — по сравнению с более чем 64 000 в 1970-х годах. Эффект распространяется далеко не только на людей, работающих непосредственно в отрасли. Ожидается, что поступления от государственного налога на добычу угля — основного источника финансирования для местных сообществ — снизятся с более чем 420 миллионов долларов в 2012 году до 151 миллиона долларов к 2018 году.

Именно рыночные силы делают этот момент самым сложным в долгой истории угольной промышленности и ключевой причиной, по которой энергетические аналитики скептически относятся к любым обещаниям вернуть ее. Развитие гидроразрыва пласта открыло ранее недоступные запасы природного газа и снизило его цену на две трети с 2008 года. Ветер и солнечная энергия, когда-то являвшиеся несбыточной мечтой, теперь во многих местах конкурируют с углем по цене. В то же время наиболее доступные и, следовательно, самые дешевые запасы угля в Аппалачах в основном добываются.«Трамп не собирается возвращать все угольные рабочие места», — говорит Джейсон Бордофф, директор Центра глобальной энергетической политики Колумбийского университета. «Здесь не так много инвестиционной деятельности, потому что в некоторых случаях для компаний более экономически привлекательно инвестировать в более чистые технологии».

На конференции угольной ассоциации Западной Вирджинии мелодия была совсем другой, где в течение двух дней ведущие называли Обаму убийцей рабочих мест, хвалили Трампа как потенциального спасителя и отвергали изменение климата как вымысел.«Эта война с углем исходила от экологического сообщества, от Белого дома и от множества других, — говорит Роджер Хортон, шахтер на пенсии, основавший правозащитную группу« Граждане за уголь ». «И это душит нашу способность обеспечивать эти рабочие места».

Этот вид пересекает партийные линии в штате, заполненном рекламными щитами, призывающими EPA прекратить убивать рабочие места, и наклейками на бамперах, предполагающими, что те, кто не любит уголь, могут отказаться от электричества. «Беспорядок начался из-за того, что Обама хотел убить уголь», — говорит Руперт «Рупи» Филлипс, единственный независимый член палаты делегатов Западной Вирджинии.«Слава Богу за Дональда Трампа». Филлипс, который пообещал сделать все от него зависящее, чтобы предотвратить любые новые налоги или правила в отрасли, ясно дал понять, что его единственная задача — снова заставить рудники гудеть. «Когда дело доходит до моего угля, у меня нет преданности», — сказал он на конференции под бурные аплодисменты.

Больше возможностей для нюансов за пределами эхо-камеры. Недавней ночью в округе Бун, где уголь был впервые обнаружен в штате, давние жители скептически отнеслись к возвращению в дни славы.«Это немного улучшается, но некоторые из этих людей должны понимать, что они не собираются зарабатывать 30 долларов в час, как раньше на шахте», — говорит Мэри Энн МакКлюр за ужином в ресторане Park Avenue. «Это просто не так, как раньше».

МакКлюр и ее подруга по обеду Джоанн Хармон оба хотели бы, чтобы уголь вернулся — даже если они знают, что это маловероятно, — но когда мы поговорили, они, похоже, больше интересовались тем, что происходит всего в нескольких милях от дороги, где правительство штата обещало превратить участок бывшего открытого рудника площадью 12 000 акров в парк коммерческого развития с офисами, магазинами и, что наиболее важно, рабочими местами.

Губернатор Джастис говорит, что он позаботится о том, чтобы проект был построен. Джастис — демократ, но его политическая привлекательность сравнивается с привлекательностью Трампа. Оба являются богатыми бизнесменами, которые до сих пор никогда не занимали выборные должности и не имели никакой конкретной политической идеологии. У Джастиса даже есть собственное налоговое противоречие: миллионы долларов неуплаченных сборов, начисленных за его угольные шахты.

Тем не менее, его главное обещание нашло отклик у избирателей: «Работа, работа, работа». И в той мере, в какой у него была экономическая платформа, упор делался на снижение налогов и возрождение угля.Джастис даже повторно открыл несколько шахт своей компании за несколько дней до выборов — очевидный первоначальный взнос за светлое будущее, которое ожидает отрасль.

Вступление в должность — это способ вернуть политика на землю. Западная Вирджиния сталкивается с серьезным бюджетным дефицитом, отчасти благодаря сокращению поступлений от государственного налога на уголь, и даже самый серьезный откат регулирования не изменит эту тенденцию. Хотя Джастис любит говорить, что горняки «чрезмерно ограничивают работу», он пришел к выводу, что уголь не будет иметь такого значения для будущего государства, как для его прошлого.«Есть настоящая надежда и настоящий оптимизм, — говорит Джастис, — но у вас все еще будут тысячи и тысячи перемещенных горняков».

Повестка дня губернатора включает широкий спектр мер по увеличению доходов и восстановлению недавно пониженного кредитного рейтинга штата. Он хочет, чтобы законодатели повысили налог с продаж в штате, ввели новый налог на бизнес и увеличили налог на бензин. (До сих пор они сопротивлялись.) И он предложил скользящую шкалу налогообложения, которая заставила бы угольные компании платить больше при увеличении их добычи.

Все это часть попытки мыслить не только о доминирующем в штате минерале. Джастис хочет потратить миллиарды долларов на восстановление дорог и расширение широкополосного доступа в Интернет (почти треть жителей штата не могут получить его) в попытке сделать Западную Вирджинию более привлекательной для внешних инвесторов. Он надеется, что сможет дать толчок развитию деревообрабатывающей и мебельной промышленности и поощрить новые предприятия к открытию магазинов. Есть также надежда на растущую индустрию туризма Западной Вирджинии, которая извлекла выгоду из спонсируемых частными лицами усилий по очистке окружающей среды на живописных тропах, горах и водных путях штата.

Джастис не называет свои планы экономическим переходом — это наглое выражение наверняка вызовет еще больше гнева в угольной промышленности, но ясно, что это именно то, чего он хочет достичь. Перспектива вызывает волнение в одних кругах и страх в других.

Для тех, кто все еще работает на шахтах, сокращение добычи угля является прямым ударом по их способности обеспечивать себя и свои семьи. Опытный угольщик может заработать 100 000 долларов вместе с пособиями и обещанием пенсии.Рабочие места в новых отраслях, на которые нацелены планы экономического перехода — например, центры обработки вызовов, склады для перевозок и производство, не входящее в профсоюзы, — часто имеют минимальную заработную плату или требуют специальной подготовки и высшего образования.

Но в штате, где уголь долгое время был иконой и средством к существованию, угасание отрасли наносит психологический урон. Уголь присутствует в названиях дорог и рек Западной Вирджинии, отпечатан на зданиях и является источником стипендий в ведущих университетах. В течение многих лет футбольные команды Маршалла и Западной Вирджинии сражались в турнире Friends of Coal Bowl, а в 2009 году штат назвал уголь своей официальной скалой.«Западная Вирджиния всегда полагалась на уголь, — говорит Том Саузерн, живущий недалеко от музея угля в Мэдисоне. «Это было их опорой. Вот что они делают.

И все же возможность другого образа жизни, похоже, не пугает всех старых шахтеров. Рэнди Смит, давний шахтер, впервые избранный в сенат штата в качестве республиканца в 2012 году, с гордостью носит значок на лацкане друзей угля. Его офис украшен памятными вещами, полученными за десятилетия работы на шахтах, и он говорит, что хочет, чтобы работа в угле оставалась карьерой для тех, кто этого хочет.Но это всегда была тяжелая жизнь, и он говорит, что приветствовал бы больше возможностей в штате. «Я шахтер, всю жизнь проработал шахтером. Мой сын, я не хотел, чтобы он был шахтером. Уголь у меня в крови, но я хочу лучшего для своих детей, — говорит Смит. «Мы должны использовать эту возможность для диверсификации нашей экономики.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *