20.05.2024

Какие услуги востребованы у населения в кризис: чем торговать и какие предоставлять услуги

Динамика текущего потребительского поведения жителей г. Екатеринбурга в условиях режима самоизоляции и разразившегося экономического кризиса

В жизни подавляющего числа наших сограждан этот кризис далеко не первый и Фонд «Социум» проводил исследования потребительского поведения в каждый из этих кризисов. Данные в отношении кризисов 2008, и 2014 годов, демонстрировали схожие изменения в повседневных практиках покупок и потребления товаров и услуг. Состоятельные высокодоходные группы, обладающие солидной финансовой подушкой безопасности, всегда демонстрировали инерционность в изменении привычного образа жизни. Также отсутствие значительных изменений в структуре потребительской корзины показывали самые низкодоходные группы горожан: безработные и пенсионеры. Последние лишь сокращали и без того скромные расходы.

В первую очередь свое поведение начинали менять горожане со средним уровнем достатка, которые в спокойные времена являются основной целевой аудиторией ритейла и сферы услуг.

На заклание попадали товары длительного пользования, бытовая техника, автомобили, путешествия и всяческие деликатесы образца «хамон». И, что примечательно, на этом фоне росли покупки «сладких вкусняшек», а в сфере услуг увеличивалась активность обращения к косметическим услугам, посещения развлекательных учреждений, кафе, ресторанов. Это был типичный потребительский ответ на стрессовое состояние ожидания перемен к худшему: опасность потерять работу, сокращение доходов и пр. Маятник отложенного спроса на серьезные покупки (квартира, авто, строительство дома и пр.) в массовом сознании имел размах примерно в 1,5-2 года, независимо от прогнозов длительности кризиса. И именно этот потребительский сегмент первым начинал оживать после кризиса, становился своеобразным локомотивом для восстановления торговли и сферы услуг.

Можно ли сегодня утверждать, что потребительское поведение жителей Екатеринбурга меняется по прежнему сценарию? На первый взгляд – да. Результаты наших исследований показывают, что, несмотря на серьезные отличия в конфигурации кризиса, привнесенные пандемией, его кратковременные эффекты пока не очень ощутимы. Горожане меняют свое потребительское поведение по привычному «антикризисному сценарию». Они лишь стремятся подкорректировать его с учетом режима самоизоляции, массово переводя часть покупок в онлайн формат.

Структура продуктовой корзины, по словам участников исследования, изменилась в пользу более здоровых продуктов и всяческих сладостей, которыми люди стараются побаловать себя и близких. В первые недели режима самоизоляции объем продуктовых покупок у горожан несколько увеличился, что можно считать реакцией на незнакомый доселе режим самоизоляции. Некоторые жители Екатеринбурга пользуются сложившейся ситуацией, чтобы разнообразить свой рацион питания. Они стали покупать больше новых или полезных продуктов, стали чаще готовить и пробовать новые блюда. Сидя дома, люди стремятся побаловать себя чем-нибудь вкусным, сладким, чтобы поднять настроение и занять время в самоизоляции. В условиях весеннего авитаминоза, недостатка свежего воздуха и общения, еда стала основным источником положительных эмоций.

Часть участников исследования призналась, что есть они стали больше.

Материальная помощь при пандемии | Harvard Business Review Russia

Экономика
Рубен Ениколопов

Уникальность глобального экономического кризиса, который мы сейчас переживаем, в том, что во многом он вызван активными и сознательными действиями правительств. Они намеренно притормозили экономики своих стран ради того, чтобы замедлить распространение вируса и тем самым сохранить здоровье и жизни людей. В новейшей истории были падения, вызванные обвалом финансовой системы или резким ростом цены на нефть, но уж никак не ограничениями, введенными государством. Можно вспомнить экономический спад во время пандемии испанки 100 лет назад, но его в основном вызвали не действия государств, а последствия самой болезни с ее крайне высокой смертностью.

Нынешний вирус не такой жестокий, и профиль заболеваемости иной: в то время как испанка косила в основном мужчин самого продуктивного возраста (20—40 лет), от коронавируса в наибольшей степени страдает гораздо более пожилое население. Сейчас, если какая-либо фирма прекратит работу, то не потому, что заболела половина ее работников, а потому что в какой-то момент ей предписали закрыться.

В кризисе, вызванном действиями государства, оно и должно сыграть главную роль. От того, как оно регулирует нашу жизнь и работу, какие предприятия и на какой срок закроет, какие ограничения введет для людей, напрямую зависит глубина кризиса и то, кто и насколько пострадает. Значимость государств в этот период огромна, и, понимая это, они берут на себя новые обязательства. Пакеты финансовой помощи людям и бизнесу беспрецедентно велики: такого объема трансфертов не было никогда в истории. Развитые страны в Европе и Америке выделили на поддержку до 10% от ВВП — цифры, которые никому и присниться не могли.

МЕРЫ ПОДДЕРЖКИ

Необходимо оговориться: то, как страна пройдет этот кризис, отчасти связано со структурой ее экономики. В одних странах в ВВП велика доля секторов, которые сильно страдают от перекрытия физических контактов, в других они менее значимы. Например, в Испании сектор услуг составляет 68%, в то время как в России — только 54%. Ясно, что экономике Испании нанесен особенно сильный урон, еще и потому, что она сильно зависит от туризма.

ИДЕЯ КОРОТКО

Ситуация
Нынешний экономический кризис вызван активными действиями правительств разных стран, которые, чтобы предотвратить взрывное распространение эпидемии, закрывают предприятия и ограничивают передвижение людей. Лишив их работы, а предприятия — доходов, правительство организует поддержку населения и бизнеса.
Действия правительств
Государства могут сфокусировать меры поддержки либо на бизнесе, либо на людях. Страны к этому подходят по-разному, но более привлекательным с точки зрения экономики выглядит поддержка граждан, а не предотвращение банкротств компаний.
Поддержка и доверие населения
В кризисных условиях государство забирает себе все больше полномочий, чтобы адекватно бороться как с самой пандемией, так и с возникшим вследствие этой борьбы кризисом. Однако во многих странах население все меньше доверяет государственным институтам. Противоэпидемические меры вызывают протесты, общество расколото сильнее, чем прежде.

Сейчас активно дебатируется вопрос о том, в какой степени государство должно поддерживать бизнес и в какой — людей. Кому помогать в первую очередь? Ответ неочевиден: априорно вообще непонятно, зачем помогать бизнесу, ведь для компаний кризис — это тот самый «санитар леса», который съедает слабых и болезненных. Бизнес, у которого нет светлого будущего, умирает, а высвобождаемые финансовые и человеческие ресурсы перетекают в перспективные сектора экономики, в более эффективные фирмы.

С другой стороны, в нынешний кризис банкротство грозит и вполне крепкому предприятию, которому не повезло оказаться не в том секторе экономики.

Разные страны по-разному решают эту дилемму. Одни борются за то, чтобы обанкротилось как можно меньше фирм, считая, что в нынешнем кризисе превалирует «эффект невезения». Другие фокусируются на помощи людям, а не бизнесу, полагая, что если компания умрет, в будущем ее место займет другая. Пока рано говорить о том, какая модель работает лучше, но уже началось обсуждение примера США, где очень плохая эпидемиологическая обстановка, но падение экономики не столь велико, как в большинстве европейских стран. И в качестве объяснения предлагается именно тот факт, что в Америке существенная часть помощи была направлена людям, а не фирмам: прямые выплаты и увеличение пособий по безработице составили порядка $560 млрд. Напротив, в Европе в основном спасают

фирмы: чтобы предотвратить увольнения сотрудников, работодателям компенсируют расходы на зарплату.

Против такого подхода говорит одна важная особенность этого кризиса: он заметно ускорил большие структурные изменения, и когда спад закончится, экономика будет гораздо более цифровой, чем прежде. Переход в онлайн ритейла, удаленная работа, дистанционное обучение — на эту траекторию мы ступили задолго до пандемии, а сейчас цифровой импульс усилился. Этот структурный сдвиг приведет к гибели фирм, которые не были к нему готовы, и к быстрому росту продвинутых в цифровом отношении.

По рассуждениям некоторых экономистов, в Соединенных Штатах, спасавших не бизнесы, а людей, фирмы разорялись быстрее, цифры безработицы сразу стали пугающими, но затем резко снизились, потому что свободные руки были востребованы в работающих секторах. Напротив, многие страны Европы, опасаясь безработицы, законсервировали в том числе и неэффективные схемы, и поэтому сейчас Европа падает быстрее, чем Америка. Пока это еще гипотеза, но я полагаю, последующие исследования ее подтвердят. Я на стороне тех, кто считает, что поддерживать надо не столько бизнес, сколько людей.

В России помощь бизнесу фокусировалась на секторах, по которым априорно приняли решение, что они пострадают от кризиса сильнее прочих. Я могу понять, почему в начале эпидемии, когда надо было действовать быстро, но не было ясно, как кризис повлияет на бизнес, отрасли произвольно разбили на сильно нуждающиеся и менее нуждающиеся в поддержке. Сейчас у государства уже есть данные — налоговые и прочие, чтобы посмотреть, какие сектора в реальности просели больше других. Понятно, что пострадали не только те индустрии, которым прямо предписали закрыться. Очень многие понесли косвенный урон. Допустим, работу вашего завода или сервиса во время карантина не ограничивали, но ваши поставщики закрылись или клиенты исчезли — и вы потеряли ничуть не меньше тех, что были закрыты. Правительство не проанализировало данные о потерях бизнеса детально, чтобы применить более тонкие настройки к поддержке предпринимателей.

Хорошо, что в первую очередь снизили налоги малому и среднему бизнесу. Однако меры поддержки носят половинчатый характер. Почему отсрочка уплаты налогов, а не их списание? Сейчас предприятие в предбанкротном состоянии, а потом вдруг изыщет средства и на прошлые налоги, и на текущие? Политически правильнее было бы сразу объявить о списании платежей за 2020 год, что, я думаю, и произойдет, но позднее. Было бы полезно сохранить сниженные ставки и на период после выхода из кризиса, потому что малый и средний бизнес — самый гибкий. Он быстрее всех падает, но потом быстрее восстанавливается. Опасность в том, что кризис подорвет стимулы людей быть предпринимателями или работать в малом и среднем бизнесе, потому что они увидели, насколько это рискованно. Поэтому им особенно важно сейчас помочь. Планируется долгосрочное снижение страховых выплат — и тут я обеими руками «за», так как налоговая нагрузка на заработный фонд, который в малом и среднем бизнесе составляет основную статью расходов, в России слишком высока.

Вообще главная особенность России — малая предсказуемость действий правительства, что в нынешней ситуации создает особенно много проблем, потому что и без того уровень неопределенности зашкаливает из-за пандемии.

А отсутствие определенности всегда действует на экономику депрессивно: люди тратят меньше, откладывая на черный день. Например, отказываются от покупки новой бытовой техники, не зная, будут ли у них деньги на продукты через полгода. Со своей стороны компании сокращают инвестиции. В России сейчас обсуждается совершенно непродуктивная идея повышения налога на непроинвестированную прибыль предприятий. Но при столь высокой неопределенности просто непонятно, во что можно вкладываться.

Предсказуемость крайне важна, но в каком-то смысле сейчас наше правительство действует достаточно предсказуемо: объявив, что больше никаких льгот и поблажек для бизнеса не будет, оно такую политику и проводит. И бизнес понимает, что надеяться остается только на себя. Надо признать, что отечественная экономика адаптировалась к нынешнему кризису на удивление неплохо. Она упала гораздо меньше, чем можно было предположить. Если в июне МВФ предсказывал падение российского ВВП на 6,6%, то уже в октябре этот прогноз снизился до 4,1%. Предприятия перестроились достаточно быстро, чтобы люди могли найти новые места и форматы работы. Это свидетельствует о зрелости и гибкости российского бизнеса и предпринимателей.

ЗАНЯТОСТЬ

У нас извращенный рынок труда — с огромной скрытой безработицей. По данным Росстата, в октябре 2020 года безработица составила 6,3%, но эта цифра не включает людей, которых отправили в принудительный неоплачиваемый отпуск, и тех, кто остается формально занятым, хотя, по-хорошему, их надо бы было уволить. Им платят крайне мало, и они плохо работают. Это объясняет низкую производительность труда — по последним данным, в России она в два раза ниже, чем в ЕС.

Полная версия статьи доступна подписчикам

Интернет-издание о высоких технологиях

Андрей Шлыков: Августовский кризис привел к почти 20% повышению цен на телефоны

На вопросы CNews отвечает Андрей Шлыков, генеральный директор группы компаний DIXIS.

CNews: Какие тенденции доминировали, по вашим наблюдениям, на розничном рынке сотовых телефонов России в 2005 году?

Андрей Шлыков: В течение 2005 года сотовые дилеры активно продолжали наращивать свое присутствие в регионах России. Помимо этого, многие компании расширяли ассортимент предлагаемых товаров и услуг. На российский рынок вышло большое количество новых производителей оборудования для сотовой связи — соответственно, расширялись дистрибьюторские портфели участников рынка, и происходило перераспределение долей вендоров в обороте торговых сетей.

Августовский кризис послужил толчком к изменению условий работы основных игроков рынка. Во второй половине года практически все крупные компании стали самостоятельно осуществлять ввоз оборудования, отказавшись от услуг посредников. Кризис также спровоцировал повсеместный рост цен на телефоны, что позволило выровнять цены по рынку. Еще одна тенденция — обострение конкуренции и консолидация рынка. Крупные федеральные компании, штурмуя регионы, поглощают небольшие местные сети. Последние же постепенно уходят с рынка.

CNews: С какими факторами вы связываете рост средней стоимости телефона в 2005 году? Видите ли вы предпосылки для закрепления этой тенденции в будущем?

Андрей Шлыков: На увеличение средней стоимости телефона в 2005 году оказало влияние несколько факторов. Во-первых, это рост рынка реплейсмента. При покупке нового телефона взамен старого, как правило, выбираются более функциональные и, соответственно, более дорогие модели. Во-вторых, августовский кризис, который привел к почти 20%-му повышению цен на телефоны. Далеко не в последнюю очередь сказывается рост доходов и покупательской способности населения. На наш взгляд, тенденция увеличения средней цены сохранится и в этом году. Если раньше основной «прирост» давали Москва и Санкт-Петербург, то сейчас тенденция распространилась и на регионы.

CNews: Каковы, на ваш взгляд, основные последствия августовского кризиса на рынке мобильников? Как, в частности, он сказался на бизнесе DIXIS?

Андрей Шлыков: На нашей компании августовский кризис сказался в большей степени положительным образом. Мы первыми на рынке сотовой связи стали участником внешнеэкономической деятельности и перешли на самостоятельный ввоз оборудования в Россию. Ввоз товара без посредников значительно ускоряет процесс поставки, а также дает гарантию получения качественного, предназначенного для реализации в России и оформленного с соблюдением всех требований налогового законодательства РФ оборудования.

Занимаясь прямым импортом товара, мы можем более точно прогнозировать его наличие на витринах наших магазинов. Переход к прямому импорту также позволил повысить прозрачность бизнеса нашей компании для партнеров и инвесторов. На финансовых результатах компании кризис не отразился, за исключением, наверное, того дополнительного дохода, который нам удалось получить в условиях дефицита товара в сентябре и в октябре.

CNews: Насколько остро ощущают сегодня цифровые сети конкуренцию со стороны крупных ритейлеров, обративших взоры на сотовый рынок — «Эльдорадо», «М-Видео» и других? За счет чего удается противостоять им в этой нише?

Андрей Шлыков: Особой конкуренции наша компания не ощущает, более того, многие крупные ритейлеры бытовой техники и электроники наши давние партнеры и клиенты. При всем при этом мы не можем не учитывать их присутствия на рынке, и прилагаем усилия к тому, чтобы иметь конкурентные преимущества — это нормальное сосуществование в конкурентной среде.

CNews: Чем, на ваш взгляд, региональный потребитель цифровых товаров отличается от московского, не считая того, что у первого, как правило, меньше денег?

Андрей Шлыков: Региональный потребитель, в отличие от столичного, пока еще не так разборчив и предпочтение отдает в основном простым моделям. Объясняется это как более поздним развитием региональных рынков, так и меньшей покупательской способностью населения.

Как правило, региональный пользователь меньше интересуется мобильными новинками и различными функциональными возможностями — «наворотами». Для него сотовый телефон — это, прежде всего, средство связи, а не модный аксессуар или признак статусной принадлежности. По этой же причине житель провинции реже меняет свой телефон. Также в небольших городах пока еще мало востребованы разнообразные услуги и сервисы, которые активно использует московский потребитель, и для которых требуются аппараты с расширенными функциональными возможностями. И, наконец, по нашим данным, в регионах гораздо чаще, чем в Москве или Санкт-Петербурге, приобретают технику в кредит.

CNews: Каковы основные достижения компании в 2005 году?

Андрей Шлыков: Прошлый год стал для нас годом активного роста и развития. В конце августа открылось представительство компании в Поволжье, в октябре — на Южном Урале, в ноябре — в Сибири и Казани. Помимо этого, продолжалось расширение филиальных сетей в Северо-Западном регионе, на Урале, в Нижегородской, Воронежской областях и Краснодарском крае. С начала года сети всех филиалов (за исключением Северо-Западного и Московского) были увеличены более чем в 2 раза. В Краснодарском крае сеть DIXIS выросла в 5 раз. Не менее быстрыми темпами шло развитие франчайзинговой сети. В итоге, к началу 2006 года в составе сети DIXIS работало более 700 магазинов, бренд DIXIS присутствует во всех федеральных округах России.

Также важным достижением прошлого года стало получение статуса участника ВЭД. 1 сентября 2005 года компания «Диксис Трейдинг», входящая в группу компаний DIXIS, стала первым на рынке сотового ритейла прямым импортером оборудования.

CNews: «Диксис» одним из первых в сотовой рознице объявил о ребрендинге и диверсификации бизнеса. Каковы ваши планы по дальнейшему расширению ассортимента?

Андрей Шлыков: В 2004 году, после завершения ребрендинга и формирования новой ассортиментной политики, салоны связи DIXIS стали магазинами цифровой техники. В результате нового позиционирования посетители получили возможность приобрести в специализированном магазине не только телефон, но и весь спектр портативной цифровой электроники. В прошлом году помимо mp3-плееров, цифровых фотоаппаратов, КПК, диктофонов, в продаже появились ноутбуки и игровые приставки. Увеличение номенклатуры продаваемых товаров приводит к постепенному изменению формата магазинов — все большее предпочтение отдается торговым площадям в 80-150 кв. метров, расположенных в торговых центрах. Подобная торговая площадь позволяет достойно представить весь ассортимент и создать максимальный комфорт для покупателя при его выборе.

Наша компания и в дальнейшем намерена расширять ассортимент товаров и услуг. Мы отслеживаем все изменения конъюнктуры рынка и стремимся отвечать всем возникающим потребностям и предпочтениям наших клиентов. Так что в этом году мы не раз порадуем своих покупателей интересными и полезными нововведениями.

CNews: Каковы ваши планы по региональной экспансии? Насколько велико вообще сопротивление местных сетей в регионах? Зафиксированы ли в вашей практике случаи нецивилизованных методов борьбы с их стороны?

Андрей Шлыков: Наиболее привлекательными для освоения являются регионы, еще не охваченные сотовыми сетями должным образом. Это, прежде всего, север и восток Сибири, Дальний восток, Кавказ, а также прилегающие области в региональных центрах. Сопротивление местных сетей достаточно велико, однако все они проигрывают федеральным игрокам, обладающим намного большими финансовыми, человеческими и прочими ресурсами. Показатель этого — участившиеся случаи покупки местных сетей федеральными, а также массовое заключение франчайзинговых договоров.

В нашей практике случаев нецивилизованных методов борьбы не встречалось, если не считать воровства бренда DIXIS. К счастью, во всех подобных случаях проблему «пиратства» нам удавалось довольно быстро решить с помощью местных органов власти.

CNews: Что, по вашим прогнозам, ожидает рынок цифрового ритейла в 2006 году?

Андрей Шлыков: 2006 год, на наш взгляд, должен принести значительные перемены в развитие рынка сотового ритейла. Как уже упоминалось выше, после августовского кризиса многие крупные компании стали самостоятельно осуществлять ввоз оборудования, отказавшись от услуг посредников. После проведения многочисленных консультаций между лидерами рынка и компаниями-производителями мы, надеюсь, перейдем в 2006 году к более удобной для всех практике — когда производители будут самостоятельно поставлять оборудование в Россию, и продавцы смогут получать его со склада уже на территории России. Это поможет, наконец, решить проблему «серого» импорта и даст всем игрокам одинаковые условия для дальнейшей работы.

В этом году можно также ожидать еще большего обострения конкуренции. Это случится, когда вышедшие в регионы федеральные сети и пережившие этот приход местные компании начнут бороться за свое место на рынке. В итоге консолидация неизбежно достигнет своего пика, после чего значительная часть рынка будет поделена между несколькими крупными игроками.

CNews: Спасибо.


Банковский бизнес в классическом понимании

Апрель, 2009

Заместитель Председателя Правления ОАО «Челябинвестбанк» Владимир Вацурин: «Диверсификация, здоровый банковский консерватизм и крепкая команда – сегодня это особенно важно».

На расчетно-кассовом обслуживании в Челябинвестбанке находится уже около 30 тысяч южноуральских компаний и предпринимателей. С учетом физических лиц в банке открыто более 1 миллиона счетов. Как одному из крупнейших банков Южного Урала удается сохранять стабильность в кризисные времена и активно привлекать на обслуживание корпоративных клиентов? Рассказывает заместитель Председателя Правления ОАО «Челябинвестбанк» Владимир Вацурин.

Владимир Валерьевич, расчетно-кассовое обслуживание — это услуга со стандартным набором опций. Какие конкурентные преимущества Челябинвестбанка привлекают компании и предпринимателей Южного Урала?

— Действительно, перечень услуг, которые разные банки предлагают корпоративным клиентам в рамках расчетно-кассового обслуживания, на первый взгляд, практически одинаков. Чем привлекателен для клиентов именно наш банк? Здесь есть несколько составляющих.

Челябинвестбанк принадлежит к числу тех финансовых организаций, которые в любые времена сохраняют устойчивость и демонстрируют хорошее финансовое положение. Стабильность банка, его способность неукоснительно исполнять свои обязательства — главное достоинство финансовой организации в глазах клиентов — крупных предприятий, малого бизнеса, частных лиц.

Кстати, в отношении частных лиц мы стараемся учитывать правило «Массовый клиент хочет индивидуального обслуживания». Этот принцип мы пропагандируем в банке, он обязателен для всех сотрудников: от первых лиц до рядовых экономистов. Что уж говорить о корпоративных клиентах – для нас каждый частный предприниматель – это индивидуальность, и мы стараемся, чтобы он в банке у своего экономиста получил именно персональное обслуживание.

Успех во многом зависит от умения чутко слушать и слышать клиента, угадывать его предпочтения, предлагать эффективные решения. Спектр услуг для корпоративных клиентов очень разнообразен и является «живым организмом»: не раз случалось, что новый сервис или услуга разрабатывались специально для конкретного предприятия, а затем тиражировались на других клиентов с похожим профилем деятельности.

— Как развивается филиальная сеть банка? Планируется ли открытие новых отделений в ближайшее время?

— Челябинвестбанк позиционируется как региональный банк, сегодня филиалы и отделения открыты во многих городах области. Как показал один из последних рейтингов, банк находится на 51 месте среди тысячи российских банков по количеству офисов. Это впечатляющий результат для регионального банка. А среди региональных банков Челябинвестбанк на первом месте по размеру своей сети в Челябинской области: у нас открыто 72 офиса, и ежегодно появляется около десятка новых. Этот год не станет исключением — уже открылись два отделения — в Челябинске и Миассе, готовятся к открытию ещё несколько офисов. Мы не меняем своих планов, ведь, несмотря на кризис, банковские услуги востребованы и бизнесом, и населением.

Разветвленная сеть — большое преимущество для корпоративных клиентов. В каждом отделении банка доступны все продукты и услуги для организаций и индивидуальных предпринимателей. Как бы ни было удобно использование дистанционного управления счетом, но фактор «шаговой доступности» не менее важен для корпоративных клиентов, чем для частных. А если организация имеет подразделения, расположенные в разных районах, или предприятия какого-либо холдинга находятся не только в Челябинске, но и, к примеру, Магнитогорске, Южноуральске — то обслуживание в Челябинвестбанке, обладающем широкой сетью, позволит ускорить расчеты и оптимизировать расходы на расчетно-кассовое обслуживание.

— Как Челябинвестбанку удается сохранять стабильность в кризисные времена?

— Назову несколько важных, на мой взгляд, моментов.

Во-первых, диверсификация. Для построения правильной модели бизнеса необходимо придерживаться принципа диверсификации – и в формировании ресурсной базы, и при размещении средств, при проведении активных операций, и в охвате как можно более широких слоев клиентов из различных сфер бизнеса, и в работе на различных рынках. Это позволяет банку сохранять устойчивость.

Во-вторых, сохранять стабильность банку помогает традиционный здоровый консерватизм. В докризисные времена «консерватизм» было едва ли не ругательным словом. А сегодня получилось, что здоровый консервативный подход к бизнес-процессам оказался мудрой и взвешенной политикой. Челябинвестбанк всегда, придерживаясь классического понимания банковского бизнеса, использовал различные системы управления рисками, создавал запас прочности.

Еще необходимо сказать о сплоченной, крепкой команде. В банке важен корпоративный дух — он заставляет расставлять правильные приоритеты. Каждый сотрудник банка ощущает свой вклад в общий успех и ответственность за конечный результат. Мы постоянно проводим мониторинг качества оказываемых услуг во всех подразделениях банка.

В Челябинвестбанке осознанно не устанавливаются демпинговые тарифы. Мы убеждены, что достойное качество обслуживания подразумевает определенную цену. Если банк предлагает «нулевые» тарифы, возникает закономерный вопрос — на чем же банк зарабатывает? Уверен, каждое предприятие хотело бы обслуживаться в банке, в стабильности которого сомнений не возникает.

Челябинвестбанк — региональный банк, это обуславливает оперативность в принятии решений, знание местной бизнес-среды, умение быстро реагировать на меняющуюся ситуацию и на нестандартные запросы клиентов.

Своей историей и работой Челябинвестбанк доказал, что следование всем этим принципам помогает сохранять стабильность и удерживать лидирующие позиции на финансовом рынке Южного Урала. А стабильность и успех неразрывно связаны с главными для банка ценностями – доверием и уважением тысяч клиентов.

Кому на рынке недвижимости «жить хорошо»?

Безусловно, кризис 2014 года стал очередным испытанием для всех сегментов рынка недвижимости. Слабые игроки и некачественные проекты вынуждены уходить с рынка, сильные – остаются и «держат лицо».

Поможем узнать реальные ставки и получить решение по ипотеке, не выходя из дома!

Мы опросили экспертов, какие сегменты рынка недвижимости пострадали менее всего от недавних потрясений в экономике, и есть ли те, кому сегодня «жить хорошо».

Доступные новостройки всегда востребованы

Мария Литинецкая, генеральный директор компании «Метриум Групп»:

«Меньше всего от кризиса 2014 года пострадал сегмент жилой городской недвижимости. Прежде всего, за счет того, что в нашей стране очень высокая потребность населения в улучшении жилищных условий и очень низкий коэффициент обеспеченности населения квадратными метрами. Поэтому даже в условиях кризиса рынок жилья сохраняет хорошую активность по количеству сделок и выходу новых проектов, в сравнении с коммерческой недвижимостью.

Лучше всего продаются новостройки эконом- и комфорт-класса в столице и ближайшем Подмосковье. Данный сегмент наиболее устойчив к изменениям экономической ситуации в стране и меньше всего подвержен влиянию кризиса, прежде всего, из-за невысоких бюджетов покупки. Кроме того, рынок новостроек поддержало наше государство, запустив программу субсидирования ипотеки. Понятно, что по данной программе приобреталось именно жилье массового сегмента».

Оксана Вражнова, председатель правления группы компаний «МИЭЛЬ»:

«В целом можно говорить, что наименее пострадал рынок новостроек благодаря активной поддержке государства и готовности самих застройщиков к кризису. Во-первых, во время активной стадии кризиса, когда резко выросла ключевая ставка и кредиты для застройщиков стали непомерно дорогими, у них были собственные средства на продолжение строительства. В некоторых объектах незначительно снизился темп строительства, но никаких замороженных строек не было. Первый квартал для застройщиков был особенно тяжелым, так как доля ипотеки, по данным компании «МИЭЛЬ-Новостройки», на первичном рынке снизилась до 24%, хотя в конце 2014-го она достигала 45%. После введения программы «Ипотека с господдержкой» спрос на новостройки вновь увеличился, количество ипотечных сделок резко возросло и, таким образом, застройщики получили поддержку от государства. Сейчас доля ипотеки в общем объеме сделок составляет рекордные 65%.

К тому же уже несколько раз ключевая ставка пересматривалась, следовательно, кредиты для застройщиков становятся дешевле, ставки по стандартным ипотечным программам должны быть пересмотрены, это все и далее поможет застройщикам не снижать темпы строительства. К тому же активно продолжают выходить новые объекты и корпуса в уже реализующихся проектах – как на территории Москвы, так и Московской области.

Что касается вторичного рынка, то там ситуация не самая простая. По данным отдела исследований «МИЭЛЬ», количество обращений по сегменту вторичной городской недвижимости в мае этого года сократилось на 17% по сравнению с маем 2014 года. При этом в структуре обращений увеличилась доля запросов «продать».  Объем предложения существенно вырос в мае и  достиг  цифры в 54 тыс. квартир. Такой рост предложения связан, скорее всего, с возвращением тех объектов, которые были сняты с продажи в период острой нестабильности на валютном рынке. Снижение среднеудельной цены, которое мы видим вот уже  второй месяц подряд,  говорит об определенном  преобладании предложения над спросом. Это можно объяснить и  снижением покупательской активности после ажиотажа конца 2014 года, и с  пока еще высокими ставками по ипотечным кредитам, и с наступившим летним сезоном. Однако падение цены происходит не сильными темпами, и с завершением сезона отпусков мы можем увидеть иную картину».

Меньше всех пострадал элитный класс?

Андрей Хитров, руководитель департамента стратегического консалтинга и исследований компании Welhome:

«Если говорить о жилой недвижимости, то в меньшей степени кризис затронул элитный класс. Этот сегмент практически не зависит от состояния рынка ипотеки, как эконом- или бизнес-класс. Что касается самих девелоперов и застройщиков, то в элитном сегменте большинство объектов имеет проектное финансирование, поэтому риск остановки строительства минимален».

По мнению эксперта, рынок коммерческой недвижимости по сравнению с рынком жилой недвижимости пострадал от последствий кризиса в большей степени. «Трудно сказать, какой из сегментов коммерческой недвижимости меньше пострадал, поскольку они в некоторой степени связаны между собой. При снижении покупательской способности снижается оборот ритейлеров, часть из них сокращает свой бизнес, планы по развитию, что прямым образом влияет как на заполняемость торговых центров, так и на потребность в складских площадях. Что касается офисной недвижимости, то заполняемость качественных бизнес-центров находится в зависимости от планов развития международных компаний, которые, в свою очередь, существенно их сократили.

В сегменте офисной недвижимости существенно вырос уровень вакантных площадей в классе А – с 13-15% до кризиса до 29-31% на текущий момент. Ставки аренды, соответственно, снизились, в долларовом эквиваленте – на 20-30% в зависимости от конкретного объекта.

В сегменте торговой недвижимости собственники также вынуждены идти на уступки арендаторам и снижать ставки аренды. Это касается как пересмотров существующих договоров, так и заключения новых договоров. Дисконт от запрашиваемой ставки в среднем составляет 15-20%. По существующим договорам в конце 2014 года собственники фиксировали валютные коридоры в договорах».

Сергей Шиферсон, коммерческий директор компании City&MallsPFM, говорит, что в кризис 2014 года нелегко пришлось всем сегментам недвижимости. Тем не менее, по его мнению, «если рассматривать сегменты с точки зрения их перспективности, стойкости и инвестиционной привлекательности, то наиболее интересными сегодня являются офисы. По опыту кризиса 2008-2009 годов, именно офисный сегмент рынка коммерческой недвижимости просел сильнее, однако позже показал хороший рост. Так, уже в I квартале 2009 года доля вакантных площадей в офисных зданиях Москвы сократилась на 1%, при том, что на рынок вышло 250 тыс. кв. м новых площадей. По итогам 2014 года совокупный объем предложения на рынке офисной недвижимости Москвы достиг 14,46 млн кв. м, а доля вакантных площадей (18,6%) превысила даже показатели 2008-2009 гг. В 2015 году новых площадей планируется сдать меньше – около 1 млн кв. м, влияние на рынок оказывает общая негативная ситуация в стране. При ее сохранении, скорее всего, и в последующие годы возможно сокращение нового предложения на рынке. Возникающий таким образом отложенный спрос при восстановлении макроэкономических показателей способен вызвать заметный рост цен на офисную недвижимость», – высказал мнение эксперт.

Дмитрий Власов, коммерческий директор компании RDI, считает, что менее всех пострадал рынок складской недвижимости. «Объем вакантных площадей в данном сегменте сопоставим с показателями 2014 г., несмотря на ввод большого объема новых площадей в течение 2015 г. Стоит отметить, что в 2015 г. было анонсировано нескольких новых крупных индустриальных проектов, что демонстрирует интерес к сегменту не только со стороны арендаторов, но и со стороны инвесторов. Арендные ставки практически не изменились в рублевом эквиваленте, но при этом в долларовом снизились на 5 и 8,4% в проектах класса A и B соответственно.

В сегменте жилой недвижимости менее остальных пострадал сегмент доступного жилья. Квартиры эконом-класса, бывшие наиболее ликвидной категорией до кризиса, пользуются спросом и сейчас. В проектах комплексного освоения территории, реализуемых крупными девелоперами, темп продаж нормализовался после начала субсидирования ипотечных займов государством. Но все равно для привлечения внимания к проекту девелоперам приходится предусматривать различные акции и предоставлять достаточно весомые скидки, которые достигают порой 15-20%», – рассказал эксперт.

Наименьший доход приносит офисная недвижимость

По мнению Оксаны Вражновой, если говорить о коммерческой недвижимости, то с точки зрения инвесторов самый востребованный сегмент – стрит-ритейл (торговые помещения, расположенные на первых этажах жилых домов или 1-й этаж + подвал). «Наибольший интерес остается к готовому арендному бизнесу, то есть помещениям, которые уже «заполнены арендаторами». Максимально востребованы в силу стабильности своего бизнеса помещениями с  сетевыми продуктовыми супермаркетами: «Пятерочка», «Монетка», «Дикси», «Магнит».

Наименьший доход приносит офисная недвижимость. Спрос на нее меньше всего, окупаемость 9-10 лет, но рисков больше, так как ротация арендаторов выше, чем в торговых помещениях, а поиск нового арендатора может занять много времени».

Сергей Шиферсон считает, что ситуацию в сегменте торговой недвижимости нельзя охарактеризовать однозначно. «Так же, как и везде, много зависит от конкретного проекта. Но в целом есть несколько влияющих на сегмент факторов.

Первый из них – рекордный ввод торговых площадей в 2014-2015 году.

Следующий – это крайне непростая ситуация в сегменте непродуктового ритейла. Операторы столкнулись с повышением стоимости контрактов на пошив своих коллекций за рубежом, связанным со скачком курса. Но они не могут компенсировать расходы за счет покупателя. Нет сомнений, что существенное повышение цены на товар в ситуации девальвации и инфляции национальной валюты означает автоматическое банкротство ритейла. В связи с непростой финансовой ситуацией многие сети отказались от развития, и оптимизируют свои площадки.

Наконец, многие арендаторы, уже подписавшие договор с тем или иным ТЦ, тянут с открытием, опасаясь, что могут не покрыть издержки работы магазина и не получить достаточного объема продаж. В 2015 г. все чаще наблюдается ситуация, когда торговые центры с достаточно неплохим процентом арендованных площадей запускаются буквально с несколькими открытыми магазинами (обычно, якорными арендаторами).

Отмечу, что в последнее время УК все чаще обращаются и к ранее слабо представленному в торговых центрах сегменту ритейла – индивидуальным предпринимателям. Как долго сохранится эта тенденция, будет зависеть от состояния рынка, в частности от того, будут ли развиваться многие сетевые ритейлеры и станут ли кредиты для бизнеса доступнее», – высказал мнение специалист.

Андрей Хитров рассказал, что новые торговые центры в некоторых случаях открываются заполненными лишь на 50%, что, безусловно,  свидетельствует о стагнации в данном сегменте. «В сегменте стрит-ритейла ситуация также непростая, наблюдается достаточно много пустующих помещений на центральных улицах города, которые утратили популярность. При заключении сделки по аренде торгового помещения формата стрит-ритейл дисконт может достигать 40% от заявленной ставки. Таким образом, в сегменте торговой недвижимости, как и в других областях коммерческой недвижимости, сформировался рынок покупателя. Правильнее было бы говорить, что лучше всего себя чувствует в кризис не какой-либо сегмент рынка в целом, а конкретные его участники, которые гибко реагируют на изменения рыночной конъюнктуры, умеют к ней приспосабливаться с максимальной для себя выгодой».

Новый подход к разработке проектов

Мы также узнали у экспертов, есть ли в текущих экономических условиях спрос на услуги профессиональных консультантов.

Андрей Хитров: «В настоящее время количество обращений в нашу компанию, в подразделение консалтинга, достаточно высоко. В основном участникам рынка требуется либо провести исследование того или иного сегмента и локации с целью понимания ценовой ситуации и конкуренции, либо провести аудит концепции проекта, планируемого к реализации в ближайшей перспективе, и адаптировать концепцию к существующим реалиям рынка. Достаточно популярной продолжает оставаться услуга “best use земельного участка”, в основном в Подмосковье и регионах».

Мария Литинецкая: «Сегодня мелкие застройщики, имеющие проблемы с финансированием, приглашают для реализации своих проектов крупных девелоперов, а тот, кто не смог найти себе партнера, замораживает их. Крупные же застройщики не изменили своих планов. Все проекты, которые находились на этапе получения исходно-разрешительной документации, продолжают выходить. При этом девелоперы уменьшают в них размеры первых очередей.

Сейчас многие мелкие застройщики обращаются за консалтингом только для того, чтобы подготовить отчеты для банков либо инвесторов и получить хоть какое-то финансирование на строительство своих проектов. Крупные застройщики уже не заказывают в полном объеме услуги по разработке концепций для новых объектов. Они привлекают к реализации своего объекта как можно больше агентов и пользуются их консультациями либо сами разрабатывают концепции, а потом отправляют их агентам, чтобы те дали свои комментарии».

Таким образом, можно подвести итог, что от кризиса в выигрыше никто не остался. У экспертов нет единого мнения, какой сегмент рынка недвижимости пострадал менее всего, но в целом можно отметить, что одним из наиболее устойчивых оказался рынок первичного жилья доступной ценовой категории (эконом- и комфорт-класс) – люди вынуждены решать жилищный вопрос при любой экономике, но во время кризиса на первое место выходит бюджет покупки.

Поможем узнать реальные ставки и получить решение по ипотеке, не выходя из дома!

Парикмахер, курьер, юрист по банкротствам: каким профессиям не страшен коронакризис в России

  • Алексей Ильин
  • Би-би-си

Автор фото, Yuri Kadobnov/AFP

Пандемия коронавируса в России привела к резкому росту безработицы и падению доходов россиян. Но кадровые агентства говорят, что некоторые специалисты даже в период самоизоляции остаются востребованными на рынке. Кого компании нанимают во время карантина и кто будет востребован после отмены ограничений?

Пандемия коронавируса, полтора месяца нерабочих дней и режим самоизоляции ударили по российскому рынку труда. В период с 25 марта по 12 мая безработица в России, по словам вице-премьера Татьяны Голиковой, выросла на 30%.

18 мая министр труда Антон Котяков сообщил, что без работы осталось 1,6 млн россиян. В ближайшей перспективе количество безработных в стране может вырасти до 2,5 млн, прогнозирует министерство труда.

При этом Котяков полагает, что ситуация на рынке труда сложилась хоть и серьезная, но отнюдь не катастрофическая. «Для России это число небольшое с учетом анализа опыта других стран, где показатель безработицы гораздо выше», — отмечал Котяков в интервью Владимиру Познеру на Первом канале.

Гораздо более тревожный прогноз в конце апреля представил глава Счетной палаты Алексей Кудрин. По его подсчетам, безработица в России в текущем году может вырасти до 7-8%, а в худшем случае и до 10% от экономически активного населения: то есть без работы могут остаться от 6 до 9 миллионов человек.

Угрозу потерять рабочее место ощущают на себе и сами граждане. Согласно результатам опроса, проведенного исследовательской компанией «инФОМ» по заказу Банка России, 37% россиян говорят о том, что кто-то из их знакомых за последнее время потерял работу.

«Об увольнении одного-двух человек говорят 14%, трех-пяти человек — 11%, более пяти человек — 13%. Эти данные косвенно свидетельствуют о нарастании масштабов безработицы», — говорится в исследовании.

С прошлой недели российские власти начали постепенно ослаблять ограничения. 11 мая президент Владимир Путин отменил общефедеральный режим нерабочих дней, затем в Москве открылись стройки и промышленные предприятия, а в некоторых регионах даже заработали кафе и парикмахерские.

Русская служба Би-би-си попросила кадровые агентства и представителей отрасли рассказать, какие профессии оказались востребованы в апреле и мае, несмотря на самоизоляцию, а также какие профессии будут востребованы сразу после отмены ограничений?

Автор фото, ValyaEgorshin/Getty Images

Какие профессии популярны в пандемию

Несмотря на кризисную ситуацию в экономике, общее количество вакансий после объявления режима самоизоляции, как ни странно, не уменьшилось — они просто перераспределились, рассказывает Би-би-си хедхантер Алена Владимирская,

«Есть целые большие отрасли, где вакансий стало больше — например, все, что связано с IT, с диджитал-технологиями, потому что эта сфера стала практически единственной точкой роста для многих бизнесов, и все туда ломанулись, всем теперь нужны специалисты», — объясняет она.

Руководитель службы исследований сервиса hh.ru Мария Игнатова говорит, что за последние два месяца фиксируется рост востребованности специалистов в медицине, фармацевтике, а также в сфере госслужбы.

По ее мнению, этот тренд, скорее всего, сохранится в ближайшее время, поскольку «сохраняется потребность в кадровом резерве и есть достаточно тревожные признаки выгорания у медперсонала».

По данным hh.ru, самый ощутимый прирост вакансий наблюдается в таких профессиональных областях, как рабочий персонал (+27% к концу апреля) и государственная служба, некоммерческие организации (+12%).

Тенденцию к увеличению спроса на рабочий персонал фиксируют и эксперты сервиса «Работа.ру»: пятерку самых популярных вакансий портала в апреле возглавили водители, охранники, продавцы, грузчики и комплектовщики.

Поскольку кризис вынудил практически весь бизнес перейти в онлайн-формат, список специалистов, способных работать удаленно, значительно расширился, отмечают аналитики сервиса «Зарплата. ру».

«Юристы, бухгалтеры, экономисты, HR, программисты, менеджеры проектов — это далеко не все специалисты, которые смогли адаптироваться к работе из дома. Продажи розничных товаров перешли в онлайн-формат: вырос спрос на smm-специалистов и таргетологов. Популярными стали онлайн-преподаватели и репетиторы», — говорят в компании.

При этом практически все службы занятости фиксируют резкое снижение числа вакансий в сфере туризма, индустрии развлечений, организации мероприятий, фитнеса и общепита.

Автор фото, Valery Sharifulin/TASS

Доходы падают

Тем, кто сохранил за собой рабочие места, тоже зачастую приходится затянуть пояса в условиях коронакризиса. В конце апреля Росстат сообщал о сокращении реальных располагаемых доходов россиян в первом квартале текущего года на 0,2% в сравнении с тем же периодом 2019-го года.

По итогам прошлого месяца о снижении зарплат своих клиентов сообщили восемь из 30 крупнейших российских банков, писал Forbes. К примеру, ВТБ по итогам апреля зафиксировал сокращение выплат по зарплатным клиентам на 3% по сравнению с мартом 2020 года, аналогичные показатели были у Тинькофф банка, а в Росбанке в апреле объемы зачислений на зарплатные карты по отношению к марту снизились на 10%.

При этом сервисы по поиску вакансий пока не отмечают тенденции к снижению предложений по зарплатам.

Как отмечает Алена Владимирская, снизить постоянную часть зарплаты работодатель не имеет права по закону, но во многих компаниях топ-менеджеры договариваются с сотрудниками и просят их какое-то время работать за меньшие деньги. Лишение премий и надбавок тоже может отразиться на общем падении доходов.

Кого будут нанимать после карантина?

Многие тенденции, которые намечаются на рынке труда сегодня, могут сохраниться надолго. Так, эксперты полагают, что спрос на IT-специалистов, врачей и курьеров будет расти после снятия всех ограничений.

По прогнозам сервиса «ГородРабот. ру», первой начнет восстанавливаться сфера услуг, и после возвращения к обычной жизни популярными станут вакансии официантов и других работников ресторанного бизнеса, а также работников развлекательных и торговых центров, администраторов.

«По нашим прогнозам, коронакризис даст развитие персональному сервису в России и услугам на дому, а значит, на рынке труда появятся вакансии персонального парикмахера, косметолога, мастера по ногтям и так далее. Продолжит развиваться курьерское отправление и доставка — вакансии в этой сфере будут прибавляться», — полагают эксперты компании.

Коммерческий директор сервиса «Работа.ру» Владимир Корицкий полагает, что первыми начнут выходить из карантина сферы строительства, производства и ЖКХ, которые из-за кризиса лишились части иностранных сотрудников и теперь смогут быстро закрыть потребность в новых работниках благодаря освободившимся ранее кадрам.

По мнению Алены Владимирской, в любой кризис растет спрос на юристов, связанных с банкротствами, а также на юристов, связанных со сделками по слиянию и поглощению компаний.

Что сделали платформы для защиты работников во время кризиса с коронавирусом (COVID 19)?

Исходная информация

Пандемия COVID‑19 вызвала самую серьезную рецессию почти за столетие и наносит огромный ущерб здоровью, занятости и благополучию людей. Масштабы кризиса еще не нарастают, но экономика и рынки труда уже столкнулись с двойным ударом. Что касается предложения, многие работники заболели, были помещены в карантин или подверглись блокировке; многие компании оказались не в состоянии или им даже запретили работать.Что касается спроса, то потребители не могли или не желали потреблять, поскольку потеря работы, карантин и страх заразиться вирусом изменили их потребительское поведение.

Ущерб экономике будет значительным. Даже в более оптимистичном сценарии, при котором второй волны заражения удастся избежать, прогнозы ОЭСР (по состоянию на 10 июня 2020 г.) предполагают падение мировой экономической активности на 6% в 2020 г. и рост безработицы в ОЭСР до 9,2% с 5,4% в 2020 г. 2019. Если вторая волна быстрого распространения вируса действительно произойдет, что вызовет возврат к карантину, прогнозируется резкое падение мирового экономического производства 7.6% в 2020 году, а безработица в странах ОЭСР вырастет до 12,6% (более чем в два раза по сравнению с уровнем до вспышек).

Имеющиеся на сегодняшний день данные свидетельствуют о том, что уязвимые работники несут основную тяжесть кризиса, особенно те, кто работает не по найму или работает в платформенной экономике (OECD, 2020[1]), в которой приложения или веб-сайты сопоставляют клиентов с отдельными лицами, предлагающими услуги и посредничество в сделке. Предыдущее исследование, проведенное AppJobs Institute, показало, что работники платформы (т. е. лица, предлагающие услуги) больше всего пострадали от кризиса (Moulds, 2020[2]).В частности, работники платформ сталкиваются с двумя основными рисками: i)  некоторые работники платформ играют ключевую роль в обеспечении продолжения предоставления основных услуг во время карантина, и, хотя их активность в этот период возросла, они оказались в значительной степени подвержены риску воздействия вируса. вирус;1 и ii)  некоторые работники платформы сталкиваются с потерей дохода из-за снижения спроса или неспособности работать из-за болезни, карантина или обязанностей по уходу.

Среди рабочих платформы частота и влияние этих рисков различаются в зависимости от типа выполняемой работы (например,г. спрос на услуги доставки через платформы увеличился, в то время как спрос на уборку, присмотр за детьми и присмотр за домом снизился (AppJobs, 2020[3])), индивидуальные особенности и семейные обстоятельства, меры, принимаемые правительствами и платформами, среди прочих факторов. Имеются также некоторые свидетельства того, что кризис сильнее сказался на некоторых видах работников. Например, женщины чрезмерно представлены в наиболее пострадавших секторах и непропорционально часто занимают нестандартную работу (OECD, 2020[1]). Между тем широко распространенное закрытие детских садов и школ, вероятно, увеличило их неоплачиваемую домашнюю нагрузку.

Риски, связанные с текущим кризисом, усугубляются в целом более низким уровнем доступа работников платформы к пособиям по безработице, медицинскому страхованию и отпуску по болезни по сравнению с лицами со стандартной (постоянной, полной или зависимой) занятостью. Хотя определения и тесты статуса занятости в странах различаются, многие работники платформы считаются самозанятыми, а это означает, что они обычно не пользуются теми же правами и защитой, что и обычные работники. В то же время многие работники платформ имеют схожие характеристики со стандартными работниками, а также некоторые из их уязвимых мест к потере дохода.Это побудило ОЭСР заявить, что права и меры защиты этой группы работников должны быть усилены (OECD, 2019[4]).

Во время кризиса COVID‑19 правительства стран ОЭСР предприняли беспрецедентные шаги для защиты лиц, выполняющих нестандартную работу, в том числе самозанятых (OECD, 2020[1]), путем: предоставления денежных выплат всему населению, предоставление выплат, специально предназначенных для самозанятых (в связи с предыдущим заработком или нет), и расширение доступа (во многих случаях временно) к пособиям по болезни и специальному оплачиваемому отпуску по уходу (OECD, 2020[5]), пособиям по безработице и краткосрочным пособиям. схемы повременной работы для самозанятых.Однако, как показал сбор данных, проведенный для этой заметки, многие компании-платформы сами также приняли меры для защиты работников, использующих их платформы.

Методология

Для изучения этих мер в июне 2020 года ОЭСР в сотрудничестве с AppJobs и AppJobs Institute провела мероприятие по сбору данных. AppJobs связывает компании, которые запускают приложения или веб-сайты, обеспечивающие работу платформы (далее «платформы»), с людьми, ищущими работу.Институт AppJobs был основан с целью использовать данные AppJobs и доступ к рынку для исследований, анализа и обмена знаниями об экономике платформ с лицами, принимающими решения, и исследователями.

Данные были собраны тремя способами: i) обследование платформ; ii)  кабинетное исследование для сбора информации, публикуемой платформами на их веб-сайтах, в пресс-релизах и т. д.; и iii) опрос работников, использующих платформы через AppJobs. Опрос платформ и сопутствующее кабинетное исследование были разработаны, чтобы сосредоточиться на платформах из списка контактов AppJobs, работающих в стране-члене ОЭСР и оказывающих посреднические услуги на местах, которые, следовательно, больше всего пострадали от пандемии (т. е. платформы, предоставляющие посреднические услуги полностью онлайн, были исключены). Упражнение собирает информацию с 64 платформ, оказывающих посреднические услуги, таких как доставка (27 платформ), заказ такси (8 платформ), присмотр за детьми (4 платформы), аренда недвижимости (3 платформы), уборка (3 платформы), каршеринг (2 платформы). платформы), вывоз и хранение (2 платформы), садоводство (2 платформы), присмотр за домашними животными (2 платформы) и множество других услуг (11 платформ). Список платформ, включенных в сбор данных, приведен в Приложении 1.A.

В дополнение к информации, полученной с платформ, участникам AppJobs2 (т. е. лицам, которые зарегистрировались в AppJobs, чтобы найти гибкие возможности работы) в странах-членах ОЭСР было предложено принять участие в опросе работников платформ, и 745 зарегистрированных выбрали сделать это. Опрос платформ был разработан, чтобы сосредоточиться на платформах, предоставляющих услуги на месте (а не в Интернете), чтобы выявить не только риск потенциальной потери дохода, но и риск заражения вирусом во время работы. Однако в опросе рабочих такого ограничения не было, так как многие респонденты используют несколько платформ. Когда их попросили классифицировать используемые ими платформы в соответствии с типом предоставляемых услуг, наиболее представленными категориями были: доставка (25%), внештатная работа (19%)3, уборка (18%), вождение (17%), онлайн. опросы (12%), обучение/репетиторство (8%) и присмотр за домом (8%).

Упражнение по сбору данных не предназначалось для получения репрезентативной выборки. Кабинетное исследование и обзор платформ сосредоточены на платформах из списка контактов AppJobs, который не обязательно отражает все платформы.Опрос рабочих также мог непропорционально привлечь респондентов, которые хотели положительно или отрицательно прокомментировать данную тему, что могло привести к предвзятости при самостоятельном отборе. Жители англоязычных стран могут быть перепредставлены из-за проведения опроса только на английском языке. Например, 37 % респондентов проживали в США, 14 % — в Великобритании и 9 % — в Канаде.

Настроения потребителей в США во время кризиса с коронавирусом

Мы продолжим отслеживать изменения в настроениях и поведении потребителей, поскольку следующая норма продолжает развиваться.

Экспонат 1

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему веб-сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Пожалуйста, напишите нам по адресу: [email protected]

Потребительский оптимизм и расходы остались высокими

Общий оптимизм и уровень расходов остались высокими: 44 процента потребителей в США настроены оптимистично, а расходы увеличились на 11 процентов в годовом исчислении.Потребители с высокими доходами настроены наиболее оптимистично (61%), но все группы доходов вносят свой вклад в рост расходов. Точно так же все поколения вносят свой вклад в рост, хотя миллениалы настроены наиболее оптимистично (62%). Этот рост обусловлен как стремлением разориться, которое было сильным с февраля, так и повышенной инфляцией, особенно во второй половине 2021 года.

Тренд 1 Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему веб-сайту.Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Пожалуйста, напишите нам по адресу: [email protected]

Омниканальность набирает обороты и останется здесь

Потребительские расходы в магазинах продолжали восстанавливаться с 10-процентным ростом в годовом исчислении в сентябре после стабильного роста на 5-6 процентов с марта по август этого года. В то же время продажи электронной коммерции также продолжали демонстрировать уверенный рост, увеличившись примерно на 35 процентов в годовом исчислении, а уровень проникновения онлайн остается примерно на 30 процентов выше, чем до пандемии COVID-19.Многоканальные покупки набирают популярность: от 60 до 70 процентов потребителей исследуют и покупают как в магазине, так и в Интернете по разным категориям. Неудивительно, что влияние социальных сетей сильнее всего среди молодых потребителей, но влияет на все возрастные группы, чаще всего в таких категориях, как украшения, аксессуары, фитнес/спорт и косметика.

Тренд 2 Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему веб-сайту.Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Пожалуйста, напишите нам по адресу: [email protected]

Встряска лояльности продолжается

Более 60 процентов потребителей в США сталкивались с тем, что за последние три месяца товары отсутствовали на складе, и когда это произошло, только 13 процентов ждали, пока товар снова появится на складе, по сравнению с 39 процентами, которые сменили марку или продукт, и 32 процентами. процент тех, кто сменил ритейлера. Кроме того, мы видим как рост торговли вниз в группах с доходом, так и рост торговли среди групп с более высоким доходом.

Тренд 3

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему веб-сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Пожалуйста, напишите нам по адресу: [email protected]

Увеличение активности вне дома для некоторых, в то время как инвестиции в дом продолжаются

Почти половина потребителей в США посещают мероприятия вне дома (например, обедают, делают покупки) по сравнению с третью потребителей в США в феврале.В то время как участие в определенных видах деятельности вне дома, таких как работа, покупки, общественные мероприятия и обеды в помещении, становится все более распространенным явлением (более половины потребителей заявляют, что они занимались этим в последние две недели), потребители продолжают инвестировать в свои дома.

Тренд 4 Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему веб-сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами.Пожалуйста, напишите нам по адресу: McKinsey_Website_Accessibility@mckinsey. com

Крепкий и веселый праздник

Потребительский спрос, вероятно, будет высоким (в четвертом квартале ожидается 7-процентный рост по сравнению с 2020 годом), особенно в категориях дискреционных товаров, путешествий и развлечений. Потребители с высоким доходом и миллениалы больше всего рады сезону праздников (50% потребителей с высоким доходом взволнованы по сравнению с 25% потребителей с низким доходом). Социальные сети будут иметь огромное влияние на потребительские покупки, особенно для молодого поколения, при этом Facebook, Instagram, YouTube и TikTok, как ожидается, станут наиболее влиятельными платформами.От 40 до 50 процентов потребителей планируют совершить покупки в начале этого года из-за проблем с цепочками поставок, вызванных COVID-19, а также из-за предвкушения праздничного сезона.


Глобальные опросы потребительских настроений во время кризиса с коронавирусом

COVID-19 нарушил работу служб охраны психического здоровья в большинстве стран, опрос ВОЗ .

Опрос 130 стран дает первые глобальные данные, показывающие разрушительное воздействие COVID-19 на доступ к службам охраны психического здоровья и подчеркивает настоятельную потребность в увеличении финансирования.

Опрос был опубликован в преддверии крупного мероприятия ВОЗ по охране психического здоровья  ̶ 10 октября, глобального онлайн-адвокационного мероприятия, в котором мировые лидеры, знаменитости и активисты призывают к увеличению инвестиций в охрану психического здоровья. в связи с COVID-19.

Ранее ВОЗ обращала внимание на хроническое недофинансирование психического здоровья: до пандемии страны тратили менее 2% своих национальных бюджетов здравоохранения на психическое здоровье и изо всех сил пытались удовлетворить потребности своего населения.

Пандемия увеличивает спрос на психиатрические услуги. Тяжелая утрата, изоляция, потеря дохода и страх провоцируют психические расстройства или усугубляют существующие. Многие люди могут столкнуться с повышенным уровнем употребления алкоголя и наркотиков, бессонница, тревога. Между тем, сам COVID-19 может привести к неврологическим и психическим осложнениям, таким как делирий, возбуждение и инсульт. Люди с ранее существовавшими психическими, неврологическими расстройствами или расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, также более уязвимы для SARS-CoV-2. инфекция ̶  они могут подвергаться более высокому риску тяжелых исходов и даже смерти.

«Хорошее психическое здоровье абсолютно необходимо для общего состояния здоровья и благополучия, — сказал д-р Тедрос Адханом Гебрейесус, Генеральный директор Всемирной организации здравоохранения. «COVID-19 прервал работу основных служб охраны психического здоровья около мир именно тогда, когда они нужны больше всего. Мировые лидеры должны действовать быстро и решительно, чтобы инвестировать больше в жизненно важные программы охраны психического здоровья — во время пандемии и в последующий период».

 

Опрос выявил серьезные сбои в работе важнейших служб охраны психического здоровья


Опрос проводился с июня по август 2020 г. в 130 странах шести регионов ВОЗ.Он оценивает, как предоставление психиатрических, неврологических услуг и услуг, связанных с употреблением психоактивных веществ, изменилось из-за COVID-19, виды услуг, которые были нарушены, и как страны адаптируются для преодоления этих проблем.

Страны сообщили о широкомасштабных перебоях в работе многих видов критических служб охраны психического здоровья:

  • Более 60% сообщили о перебоях в работе служб охраны психического здоровья для уязвимых лиц, включая детей и подростков (72%), пожилых людей (70%) и женщин, нуждающихся в дородовые или послеродовые услуги (61%).
  • 67% столкнулись с перебоями в консультировании и психотерапии; 65% — на критически важные услуги по снижению вреда; и 45% на поддерживающее лечение опиоидной зависимости опиоидными агонистами.
  • Более трети (35%) сообщили о сбоях в оказании неотложной помощи, в том числе для людей с длительными припадками; абстинентный синдром при тяжелом употреблении психоактивных веществ; и делирий, часто являющийся признаком серьезного основного заболевания.
  • 30% сообщили о перебоях в доступе к лекарствам для лечения психических, неврологических расстройств и расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ.
  • Около трех четвертей сообщили, по крайней мере, о частичных нарушениях психиатрической помощи в школе и на рабочем месте (78% и 75% соответственно).

 

Несмотря на то, что многие страны (70%) внедрили телемедицину или телетерапию для преодоления перебоев в оказании очных услуг, существуют значительные различия в использовании этих вмешательств. Более 80% стран с высоким уровнем дохода сообщили о развертывании телемедицины и телетерапия для преодоления пробелов в психическом здоровье, по сравнению с менее чем 50% стран с низким уровнем дохода.

ВОЗ выпустила руководство для стран о том, как поддерживать основные услуги  ̶ , включая услуги по охране психического здоровья  ̶  во время COVID-19, и рекомендует странам выделять ресурсы на психическое здоровье в качестве неотъемлемого компонента их планы реагирования и восстановления. Организация также призывает страны следить за изменениями и сбоями в обслуживании, чтобы они могли реагировать на них по мере необходимости.

Хотя 89% стран сообщили в опросе, что психическое здоровье и психосоциальная поддержка являются частью их национальных планов реагирования на COVID-19, только 17% этих стран имеют полное дополнительное финансирование для покрытия этих мероприятий.

Все это подчеркивает потребность в дополнительных деньгах для психического здоровья. По мере продолжения пандемии спрос на национальные и международные программы охраны психического здоровья, которые годами страдали от хронического недофинансирования, будет возрастать. Расходы 2% национальных бюджетов здравоохранения на психическое здоровье недостаточно. Международные спонсоры также должны делать больше: психическое здоровье по-прежнему получает менее 1% международной помощи, предназначенной для здравоохранения.

Те, кто инвестирует в психическое здоровье, пожинают плоды.По оценкам до пандемии COVID-19, только из-за депрессии и беспокойства ежегодно теряется почти 1 триллион долларов США экономической производительности. Однако исследования показывают, что каждый доллар США, потраченный на уход за депрессией и тревогой возвращает 5 долларов США.

 

Записка о Всемирном дне психического здоровья: мобилизация мирового сообщества на #MoveforMentalHeatlh

Во Всемирный день психического здоровья (суббота, 10 октября) в рамках своей кампании Движение за психическое здоровье: давайте инвестируем , ВОЗ приглашает мировое сообщество принять участие в The Big Event for Mental Health , беспрецедентной онлайн-адвокации мероприятие, которое потребует увеличения инвестиций в охрану психического здоровья на всех уровнях – от отдельных лиц до компаний, стран и гражданского общества           .                     .

Большое событие является бесплатным и открытым для публики и будет транслироваться по номеру 10 октября с 16:00 до 19:00 по центральноевропейскому летнему времени на каналах и веб-сайте ВОЗ на YouTube, Facebook, Twitter, TikTok и LinkedIn.

Для получения обновленной информации о Большом событии по охране психического здоровья , в том числе о последних выступлениях и участниках, посетите веб-страницу Большое событие . Чтобы узнать больше о Всемирном дне психического здоровья, посетите страницу кампании ВОЗ.

 

Границы | Понимание концепции транспорта «последней мили», воздействующей на недостаточно обслуживаемые глобальные сообщества для спасения жизней во время пандемии COVID-19

Введение

Понимание цепочки поставок и транспорта в последнее время принесло жизнь и смерть недостаточно обслуживаемым сообществам в США и других странах, таких как Индия, Великобритания и др.Пандемия COVID-19 была кризисом разного масштаба, создавшим разную нагрузку на государственные органы. Пандемия COVID-19 серьезно затронула весь мир: во всем мире было зарегистрировано более 168 миллионов случаев заболевания и более 3,5 миллионов случаев смерти (Johns Hopkins, 2021). США являются одной из тех стран, которые больше всего пострадали от этого заболевания: около 33 миллионов подтвержденных случаев и около 600 000 случаев смерти по состоянию на 27 мая 2021 года. Хотя эта пандемия затронула людей всех рас и происхождения, афроамериканцев и другие цветные сообщества особенно пострадали от пандемии коронавируса (Dorn et al., 2020). Согласно исследованию о том, что COVID-19 усугубляет неравенство в США, общее число смертей от COVID-19 непропорционально велико среди афроамериканских общин по сравнению с населением США в целом (Dorn et al., 2020). Другое исследование было проведено для оценки дифференцированного воздействия COVID-19 на чернокожие сообщества (Millet et al., 2020). Результаты их исследования показывают, что округа с преобладанием чернокожего населения более подвержены заражению вирусом COVID-19.После учета факторов на уровне округа, таких как возраст, бедность, продолжительность эпидемии и сопутствующие заболевания, смертность от коронавируса была значительно выше в чернокожих сельских округах и небольших городских округах (Millet et al., 2020). По данным Управления по вопросам справедливости в отношении поведенческого здоровья (Office of Behavioral Health Equity, 2020), пандемия коронавируса выявила глубоко укоренившееся неравенство в системе здравоохранения по отношению к недостаточно обслуживаемым сообществам и усугубила социально-экономические факторы, которые способствуют ухудшению состояния здоровья. .Расовые и этнические меньшинства сталкиваются с более высокими показателями заражения COVID-19, госпитализации и смерти. Неравенства в социальных детерминантах здоровья исторически не позволяли этим группам иметь одинаковые возможности для экономического, физического и эмоционального здоровья. Это неравенство подчеркивается факторами, которые способствуют повышенному риску заражения COVID-19, тяжелому заболеванию COVID-19, смерти и непредвиденным последствиям стратегий смягчения последствий COVID-19 (CDC 2020).

Хотя вакцины для COVID-19 уже разработаны, большая проблема заключается в том, как доставить эти важные лекарства в сообщества, которые подвергаются наибольшему риску, особенно в сообществе недопредставленного меньшинства (URM).Эта проблема становится более серьезной из-за неравенства в состоянии здоровья малообеспеченных сообществ. Необходимо разработать и разработать инновационную и надежную цепочку поставок противопандемической вакцины для решения сложной задачи массовой вакцинации в условиях жестких операционных ограничений. Пандемии, такие как коронавирусная болезнь (далее — COVID-19), оказывают серьезное давление на системы здравоохранения, что, в свою очередь, влияет на своевременную доставку и распределение вакцин в медицинских центрах. Большинство правительств реагируют на эту проблему распределения, создавая или модернизируя инфраструктуру здравоохранения для повышения географической доступности медицинских услуг.Тем не менее, не менее важно разработать оптимальную цепочку поставок вакцин, поддерживающую эффективную, гибкую и быстро реагирующую сеть распределения, чтобы максимизировать географический охват групп населения с повышенным риском, сохраняя при этом компактность распределения. Основанное на фактических данных принятие решений, помогающих оптимизировать и своевременно распределять вакцины, имеет решающее значение для защиты жизней во время пандемии COVID-19. Организации здравоохранения призывают к новым подходам и методам для оптимизации цепочек поставок иммунизации и удовлетворения потребностей все более крупного и дорогостоящего портфеля вакцин (Всемирная организация здравоохранения, 2020 г. ).

Для уменьшения распространения вируса были созданы различные вакцины (Calina et al., 2020). Государственные органы распорядились ввести карантин с соблюдением социальной дистанции и использованием масок для борьбы с пандемией COVID-19. В долгосрочной перспективе необходимо обеспечить равномерное распределение вакцин между населением (Центр передового опыта Национальной ассоциации губернаторов, 2020 г.). Учитывая сложность глобальных цепочек поставок вакцин и ограничения, связанные с предложением, спросом и возможностями, следует сформулировать различные сценарии распределения, чтобы помочь оптимизировать систему приобретения, определения приоритетов и распределения вакцин среди населения (Uscher-Pines et al., 2006; Медлок и Гальвани, 2009 г.; Биггерстафф и др., 2015; Давила-Паян и др., 2014). Было проведено несколько исследований по эффективному распределению вакцин, чтобы убедиться, что вакцины доставляются наиболее нуждающимся людям (Medlock and Galvani, 2009) и (Lee et al. , 2012). В этих исследованиях не полностью учитывались ограничения, влияющие на цепочку поставок вакцины, которую можно оптимизировать для снижения риска заражения. В результате необходима надежная модель для концептуализации процесса последующей цепочки поставок вакцин, чтобы обеспечить эффективное распределение вакцин.

Процесс распространения вакцин против COVID-19 представляет собой сложную задачу. Транспортная концепция «последней мили» имеет решающее значение для спасения жизней малообеспеченного населения во время пандемии. Основное внимание в этом исследовании уделяется оптимизации цепочки поставок терапевтических средств для лечения COVID-19, чтобы доставить эти жизненно важные терапевтические средства сообществам, которые подвергаются наибольшему риску, особенно сообществам с недостаточным уровнем обслуживания. Это становится более значительным из-за неравенства в состоянии здоровья для недостаточно обслуживаемых сообществ. В этом исследовании, финансируемом Национальным научным фондом (реферат премии № 2028612), были выявлены явления, имеющие значение последней мили, и их критичность для спасения жизней малообеспеченных групп населения во время пандемии. Исследования, которые проводились ранее, не учитывали факторы и ограничения, влияющие на цепочку поставок вакцин, которую можно оптимизировать для снижения риска заражения. Мы определили индекс здоровья сообщества как способ выявления тех сообществ, которые наиболее уязвимы к COVID-19, и используем его в нашей модели цепочки поставок MIP для определения приоритетов крайне уязвимых сообществ с более высоким уровнем обслуживания, чтобы обеспечить своевременную доступность терапевтических средств для этих недостаточно обслуживаемых сообщество.В этом документе разработана математическая модель для поддержки решений о распределении вакцин на основе риска воздействия и операционных ограничений, включая пропускную способность медицинских центров, запасы вакцин и оптимизацию маршрутов. Используя в качестве примера город Хьюстон, штат Техас, четвертый по величине город США, мы применили предложенную модель для проверки различных сценариев распределения и распределения вакцин с разными уровнями приоритета. В этом исследовании мы предполагаем, что вакцина уже произведена и доступна на рынке для распространения, и что ограниченное предложение и чрезмерный спрос требуют оптимизации распределения вакцины, отдавая предпочтение людям с более высоким риском заражения и большей вероятностью социальных контактов с другими; и что вакцина должна вводиться в государственных медицинских центрах.

Исходная информация

Эффективное распространение вакцин является ключом к снижению риска для населения во время пандемии. Стандартная цепочка поставок вакцин состоит из следующих этапов: производство, упаковка, хранение, распространение внутри страны и по всему миру, рентабельная и бесперебойная поставка вакцин населению (Министерство здравоохранения и социальных служб США, 2005 г.). Разница между стандартной цепочкой поставок вакцины и пандемической вакциной заключается в том, что ранее здравоохранение и другие поставщики вакцин должны были закупать вакцины непосредственно у производителей. Что касается государственных учреждений, то они более склонны покупать вакцины непосредственно у производителя, чтобы обеспечить своевременную поставку вакцины. Затем правительственные учреждения могут распространять вакцины в медицинские центры после того, как вакцины будут закуплены. В цепочке поставок пандемической вакцины поставщики медицинских услуг проявляют интерес к программам общественного здравоохранения, а не к поставщикам цепочки поставок (Министерство здравоохранения и социальных служб США, 2005 г.). Браун и др. (2014) предположили, что типичная цепочка поставок вакцин представляет собой четырехуровневую систему доставки, включающую универмаги и один региональный магазин.

Брандо и др. (2003) показали, что оптимальное распределение ресурсов зависит от численности населения, статуса пандемии на местном уровне, мер предосторожности, таких как ношение масок, и скорости передачи инфекции. Спрос и возможности для распространения вакцин среди населения по мере необходимости являются важным параметром в модели распределения. Однако бывают непредсказуемые чрезвычайные ситуации, которые вызовут проблемы при реализации стратегий, направленных на решение проблем, связанных с принятием решений о вакцинах.Арора и др. (2010) использовали модель, основанную на затратах и ​​выгодах, для оптимизации помощи во время чрезвычайных ситуаций в области общественного здравоохранения. Основные результаты исследования состояли в следующем; более высокая гибкость достигается за счет отсрочки принятия решения о том, как произвести предварительное распределение; меньшие округа больше выигрывают от взаимной помощи, и, наконец, в целях значительной экономии при распределении вакцин следует отдавать приоритет группам.

При разработке оптимального запаса вакцины против COVID-19 это определяется ограничениями, налагаемыми контекстом вакцинации.Приблизительно 5,6 миллиарда человек в мире нуждаются в вакцинации, а это означает, что в короткие сроки должно быть налажено массовое производство. Поставка вакцин задерживается из-за способности метода доставки и способности центров здравоохранения вакцинировать людей в течение периода времени.

В следующих подразделах представлена ​​и изучена предыдущая литература о сообществах, которые несоразмерно затронуты пандемией, цепочках поставок вакцин и цепочках поставок при пандемии.

Население, подвергающееся наибольшему риску

Пандемия COVID-19 оказала несоразмерное воздействие на уязвимые группы населения, цветных людей или людей с ранее существовавшими заболеваниями. Пожилые и недостаточно обслуживаемые сообщества особенно подвержены наибольшему риску. 80 % смертей, зарегистрированных в США, приходится на взрослых в возрасте 65 лет и старше (CDC, 2021). Как видно на рисунке 1 и в таблице 1, процент зарегистрированных смертей от COVID-19 намного выше среди цветного пожилого населения по сравнению с другими.

РИСУНОК 1 . Общий и скорректированный по возрасту процент смертей от COVID-19 и невзвешенное распределение населения по расам (CDC, 2020).

ТАБЛИЦА 1 . Подсчет и процентное распределение смертей от COVID-19 с распределением взвешенного и невзвешенного процента населения по расам и периодам времени (CDC 2020).

Исследование отдельных штатов и городов с данными о смертях от COVID-19 по расе и этнической принадлежности показало, что 34% смертей приходится на неиспаноязычных чернокожих, хотя на эту группу приходится лишь 12% от общего числа жителей США.населения S. (Holmes et al., 2020). В Чикаго жители сильно сегрегированных районов с более высокой социальной уязвимостью, такими как более высокий уровень бедности и более низкий уровень образования, дохода и занятости, непропорционально подвержены социальным рискам и рискам для здоровья. Было обнаружено, что это пересечение факторов связано с высокими показателями смертности от COVID-19 (Kim and Bostwick, 2020).

Аналогичным образом, в общенациональном анализе в округах с более высоким процентом населения неиспаноязычных чернокожих наблюдались более высокие показатели подтвержденных случаев заболевания COVID-19 и смертности от COVID-19, чем в округах с более высоким процентом населения неиспаноязычного белого населения (Mahajan and Larkings-Pettigrew, 2020). ).

Также беспокоит то, что большой процент американцев не хочет проходить вакцинацию. Исследование показывает, что 31,1% американцев не намерены продолжать вакцинацию, когда вакцина против COVID-19 станет доступной (Callaghan et al., 2020). Вероятность отказа выше для чернокожих, женщин и консерваторов, что усугубляет существующие различия в результатах COVID-19. Чернокожие чаще колебались, чем белые, из-за опасений по поводу безопасности и эффективности, из-за отсутствия необходимых финансовых ресурсов или медицинской страховки, а также из-за того, что у них уже был COVID-19 (Callaghan et al., 2020).

Примечательно, что предыдущее исследование также показало нерешительность чернокожих в отношении вакцин, а также доказательства того, что чернокожие отказываются участвовать в испытаниях вакцины против ВИЧ/СПИДа и с меньшей вероятностью получают ежегодную вакцинацию против гриппа (Immunizations and African Americans, 2018).

Любая вакцина или лечение должны быть нацелены в первую очередь на эти группы высокого риска, чтобы предотвратить дальнейшую гибель людей. Таким образом, это исследование было направлено на то, чтобы определить, как пересекаются социально и с медицинской точки зрения уязвимые группы населения, если и насколько они недостаточно обслуживаются в текущих парадигмах тестирования, а также как разработать цепочку поставок вакцин или лекарственных препаратов, которая отдает приоритет уязвимым группам населения, гарантируя, что они получат лечение, в котором они нуждаются. независимо от их статуса дохода.

Цепочки поставок вакцин

Текущая литература по цепочкам поставок вакцин неизмерима и гипотетична. Большинство исследований проводилось с целью обеспечения эффективности вакцин, их распределения и выделения для вакцинации более широких слоев населения. Ли и др. (2011) исследовали влияние новой вакцины на существующую цепочку поставок вакцин с помощью детерминированной математической модели, основанной на уравнении (EBM). Результаты показали, что распространение новой вакцины требует дополнительных складских и транспортных мощностей для эффективного выполнения программы вакцинации. Аналогичным образом, принимая во внимание предпочтения пациентов в отношении расписания и неудобства составления расписания (Abrahams and Ragsdale, 2012), автор утверждает, что распределение вакцин сопряжено с рядом проблем управления операциями, таких как многодозовые упаковки вакцин, быстрая порча при открытии, высокая стоимость потери и потребности пациентов в вакцинации.

Вместимость складов — еще один фактор, влияющий на цепочки поставок вакцин. Шитту и др. (2016) проанализировали влияние колебаний спроса и предложения в сценариях, которые повышают способность цепочки поставок удовлетворять требования к хранению.В Нигерии была разработана модель емкости для хранения вакцин. Исследование показало, что объем складских помещений, необходимых для удовлетворения потребностей в вакцинации, увеличился на 55%. С созданием еще трех центров доставки вакцин потребности в холодильных камерах могут снизиться на 55–33%. Таким образом, изменение старых цепочек поставок вакцин может иметь решающее значение для использования производственных мощностей.

Больницы и другие поставщики услуг играют жизненно важную роль в обеспечении эффективного распределения и выдачи вакцин.Лин и др. (2020) создали математическую модель для анализа решения дистрибьютора использовать холодовую цепь или нехолодовую цепь для доставки вакцин. Затем модель должна была проанализировать влияние одноэтапной или двухэтапной стандартной политики инспекции розничных продавцов на решение дистрибьютора, использовать холодовую цепь или нет. Результаты показали, что двухэтапная политика, несмотря на то, что она была более строгой и дорогостоящей, была менее эффективной в плане влияния на дистрибьютора в выборе варианта холодовой цепи, чем одноэтапная политика.

Цепочки поставок вакцин против пандемий

В случае пандемий цепочки поставок вакцин имеют свои особенности, такие как масштаб, экспозицию, пространственно-временные уровни и ограничения. Ушер-Пайнс и др. (2006) оценили выборку из 45 национальных планов приоритизации борьбы с пандемическим гриппом, включая 19 развитых и 26 развивающихся стран. Выяснилось, что 28 (14 развитых и 14 развивающихся стран) из 45 государств обеспечили вакцинацию приоритетных уязвимых групп населения.В некоторых странах в национальный план противопандемической вакцинации заложена более высокая приоритетность лиц из групп высокого риска со стороны медицинских работников и работников сферы обслуживания (там же). В заключении исследования подчеркивается необходимость установления приоритетных параметров на основе индивидуального моделирования или оценок воздействия для повышения эффективности крупномасштабных программ вакцинации для снижения риска передачи инфекции среди населения во время пандемии (Uscher-Pines et al., 2006).

Араз и др. (2012) отдали приоритет 15 округам Аризоны на основе четырех различных стратегий распространения вакцины против пандемии h2N1: пропорциональное распределение; последовательное распределение по численности населения; последовательное распределение по расчетным периодам пиков пандемии; и обратное последовательное распределение по предполагаемому порядку пиков пандемии. Исследование показало, что политика будет эффективной для снижения воздействия пандемии за счет оптимизации времени ожидания вакцин. Результаты показали, что двумя наиболее эффективными мерами борьбы с эпидемией и сокращения неудовлетворенного спроса являются пропорциональное распределение и определение приоритетов сообществ, которые, как ожидается, столкнутся с последней вспышкой.

Предыдущее исследование Huang et al. (2017) и Chen et al. (2020) исследовали пропорциональное распределение и приоритизацию распределения вакцин с учетом риска, чтобы уменьшить распространение вируса.Медлок и Гальвани (2009) использовали параметризованную модель с данными опросов о контактах и ​​смертности от пандемий гриппа, чтобы определить оптимальное распределение вакцины, сводя к минимуму пять показателей результатов: смертность, инфекции, потерянные годы жизни, условную оценку и экономические затраты. Они обнаружили, что оптимальная вакцинация осуществима, если отдать предпочтение школьникам и взрослым в возрасте 30–39 лет (Medlock and Galvani, 2009). Buccieri и Gaetz (2013) утверждали, что во время вспышки пандемии приоритет вакцинации должен быть отдан группам населения с высоким риском, которым будет трудно попасть в медицинские учреждения, например, бездомным и другим обездоленным группам, для обеспечения справедливости и полезности.Во время вспышки вируса h2N1 в Торонто городу удалось вакцинировать 38 процентов бездомных в легкодоступных местных клиниках по вакцинации. Взяв Нью-Йорк в качестве примера, Chen et al., 2020 применили имитационную модель с возрастной структурой для изучения оптимальной стратегии распределения вакцины против COVID-19. Они разделили население на семь отсеков, а затем каждый отсек был дополнительно разделен на пять возрастных групп. Они проанализировали влияние как статических, так и динамических политик.Результаты показали, что, когда целью является минимизация смертности, оптимальным статическим подходом является вакцинация сначала самой старшей группы, а затем более молодых групп. Однако, когда целью является снижение общего числа подтвержденных случаев, оптимальная статическая политика заключается в распределении вакцин среди более молодых людей, даже если запасы недостаточны. Судан и Таггар (2021) использовали концепцию систем транспортной разведки и логистики для восстановления сбоев в цепочке поставок во время пандемии после COVID-19.

В последние годы, в связи с повышенным вниманием к возобновляемым источникам энергии и потенциальному снижению воздействия транспорта на изменение климата и другие экологические проблемы, электромобили (EV) имеют большое значение для решения этих проблем.Project Drawdown описывает электромобили как одно из 100 лучших современных решений для решения проблемы изменения климата (Electric Cars @ProjectDrawdown #ClimateSolutions, 2020). Несмотря на то, что выбросы электростанций используются в качестве топлива для транспортных средств, электромобили значительно уменьшат глобальное загрязнение воздуха. Технологии для электромобилей расширяются, что включает увеличение дальности пробега и снижение затрат (Чан и Вонг, 2004 г.). Электромобили не только помогают бороться с изменением климата, но и обеспечивают более экономичный вид транспорта. Согласно исследованию Национальной лаборатории Айдахо (2010 г.), расход бензинового автомобиля по сравнению с электромобилем составляет 9,83 доллара за 100 миль для бензинового автомобиля и 5,27 доллара за 100 миль для электромобиля. При прямом сравнении стоимость питания электромобиля составляет примерно половину стоимости топлива для автомобиля, работающего на бензине.

Этот проект направлен на создание модели цепочки поставок, которая отдает приоритет географическим участкам в городах, где проживают уязвимые сообщества. В ходе исследования были выявлены явления последней мили, имеющие значение для достижения поставленных целей.Транспортная концепция «последней мили» сыграла решающую роль в спасении жизней малообеспеченного населения во время пандемии. Интеграция концепции «последней мили» с индексом доступного здравоохранения (CHI) позволит разрабатывать стратегии в реальном времени. Стратегии определяются как математические модели, которые можно использовать в режиме реального времени для этих групп риска. Использование электромобилей (EV) для перевозки «последней мили» поможет сократить выбросы углерода и бороться с изменением климата.

Методология

Обзор модели

Глобальная деятельность во время пандемии повлияла на стратегии в режиме реального времени, включая протоколы тестирования, распределение вентиляторов и производство вакцин, что повлияло на стратегии в режиме реального времени.Цель нашего исследования — понять, как терапевтические средства от COVID-19 (прививки, лекарства и т. д.) могут быть доставлены малообеспеченным сообществам, включая транспорт последней мили, для предотвращения и сведения к минимуму воздействия COVID-19. В этом исследовании, финансируемом NSF, мы сосредоточились на городе Хьюстон, который является четвертым по величине городом в США. Мы работали с Департаментом здравоохранения и социальных служб Хьюстона (HDHHS) для сбора данных, необходимых для моделирования сообщества, сталкивающегося с этими проблемами. Департамент здравоохранения и социальных служб Хьюстона (HDHHS) несет ответственность за общественное здравоохранение, особенно за малообеспеченное население, у которого могут отсутствовать планы коммерческого страхования (Medicaid и Medicare). В HDHHS также есть отдел по уходу за пожилыми людьми, который распределяет уход между учреждениями обслуживания, больницами и службами ухода на дому. Наше исследование первоначально сосредоточено на наиболее уязвимой группе населения с точки зрения COVID-19, а именно на пожилых людях из недостаточно обслуживаемых групп населения, которые получают персональные услуги на дому от HDHHS. Для этого исследования мы сосредоточимся на 97 почтовых индексах в городе Хьюстон. Подробная информация представлена ​​в Таблице 2.

ТАБЛИЦА 2 . предположения и детали сбора данных.

Мы работали с HDHHS для сбора данных, связанных с COVID-19, по этим почтовым индексам, включая общее количество зарегистрированных случаев в каждой зоне, количество активных случаев и общее количество смертей.

Первоначально мы предполагаем, что наш текущий спрос (dj) представляет собой общее количество зарегистрированных случаев в каждой зоне для моделирования цепочки поставок. Мы собрали данные на первом этапе распространения вакцины против COVID-19, когда спрос был намного выше, чем наличие вакцин, поэтому мы сосредоточимся на пожилом населении старше 60 лет и медицинских работниках, которые должны были получить вакцину. в ближайшее время.

Как упоминалось ранее, мы хотим выделить и определить приоритеты сообществ, которые подвергаются высокому риску или более уязвимы для вспышки COVID-19.В этом исследовании мы определили новый термин под названием «Индекс общественного здоровья (CHI)». ОМС рассчитывается с использованием запатентованного модифицированного индекса здоровья, который учитывает социально-экономические показатели и имеет возможность использовать искусственный интеллект для моделирования поведения. Данные для модифицированного индекса здоровья и других показателей для различных регионов были предоставлены HDHHS, которые используются для расчета индекса здоровья сообщества. Этот ОМС помогает нам выявлять те сообщества, в которых проживает наиболее уязвимое население.Мы можем использовать эту информацию в нашей оптимизированной модели цепочки поставок смешанного целочисленного программирования (MIP), чтобы определить приоритеты этих сообществ, используя концепцию более высокого уровня обслуживания. CHI рассчитывается с использованием приведенного ниже уравнения (Jones et al., 2020).

Индекс здоровья сообщества = (модифицированный индекс здоровья + социально-экономический индекс + поведенческие факторы)/3

индекс здоровья: (модифицированный RTN) с более тяжелым взвешиванием 8 факторов здоровья HDHHS из анкеты. Наш индекс здоровья основан на индексе уязвимости Хьюстона, который в основном ориентирован на здоровье.Однако они добавили некоторые дополнительные данные, чтобы их можно было использовать для определения, кому нужна помощь в чрезвычайной ситуации, такой как ураган или сильное наводнение.

Социально-экономический индекс: Сочетание различных показателей, таких как образование, средний доход и т. д. в разных зонах. Наш социально-экономический индекс основан на Индексе социальной уязвимости CDC, который учитывает социально-экономический статус, состав домохозяйства и инвалидность, статус меньшинства и язык, а также тип жилья и транспорт.

Поведенческий индекс: мы также используем информацию об активном случае COVID-19 для информирования нашей CHI. В будущем мы планируем использовать ИИ, чтобы определить, кто находится в группе риска и кому в ближайшее время потребуется лечение.

Принимая во внимание все три этих индекса, мы получаем один простой показатель CHI. Этот показатель CHI можно использовать в модели цепочки поставок и расставлять приоритеты для поставок лечения. Чем выше показатель CHI, тем более уязвима эта зона для COVID-19.

Многоцелевая оптимизация и выбор поставщиков в цепочках поставок

Существующая литература в основном фокусируется на оптимизации одной целевой функции, а именно затрат или прибыли, а другие важные факторы, такие как обслуживание клиентов и управление поставщиками, игнорируются.Поскольку мы стремимся оптимизировать работу сообщества и расставлять приоритеты в географических регионах в модели цепочки поставок на основе уровней обслуживания, мы будем использовать многоцелевую оптимизацию. Существует несколько методов многокритериальной оптимизации, таких как метод Σ-ограничений, последовательная оптимизация, взвешенный метод и модель на основе расстояния. (Джонс и др., 2020). представила многоцелевую стохастическую модель цепочки поставок, которая включает подход «шесть сигм» для оценки финансового риска. Модель состоит из проектирования четырехступенчатой ​​цепочки поставок, которая включает в себя определение целей, установление ограничений модели, оценку экономического риска и формулировку модели многокритериальным методом Σ с ограничениями.В этой статье мы используем метод Σ-ограничений для оптимизации целевой функции прибыли и качества. На Рисунке 2 показана четырехступенчатая конфигурация цепочки поставок. Наиболее важной частью этой цепочки поставок является транспортировка «последней мили» из больниц или пунктов распределения терапевтических средств в недостаточно обслуживаемые сообщества. Этот транспорт последней мили имеет решающее значение для спасения жизней во время пандемии для этих недостаточно обслуживаемых групп населения.

Математическая модель

Эта модель основана на задаче проектирования сети снабжения. Учитывая набор производителей, складов и клиентов (почтовые индексы), цель состоит в том, чтобы определить, как удовлетворить спрос клиентов при минимальных транспортных расходах и обслуживании. Эту задачу можно рассматривать как задачу нахождения потока с минимальной стоимостью через сеть. Наша основная цель — обеспечить доставку иммунизации и лекарств необходимому населению, когда это необходимо, поэтому мы используем более высокий уровень обслуживания для регионов, которые очень уязвимы для COVID-19.

Наборы и индексы
f ϵ Производители = { Производитель}d ϵ Склады = {D1, D2, D3, D4, D5}c ϵ Клиенты = {C1, C2, C3, C4, C5, C6, C7, C8, C9 , C10}Sets=Производители ∪​Склады ∪​Клиенты
Параметры
cost,tϵ ℝ+ : Стоимость доставки одной тонны из источника s в пункт назначения t.поставкаf ∈ ℝ+: максимально возможная поставка от производителя f (в ​​тоннах).throughd∈ ℝ+ : максимально возможный поток через склад d (в тоннах).demandc∈ℝ+: спрос на вакцины у покупателя c (в тоннах).

Мы сделали несколько предположений о переменных, как показано в таблице 2. Мы сосредоточили внимание на двух основных затратах для этого исследования. Первая стоимость — это стоимость транспортировки от производителей до центральных узлов, зарегистрированных поставщиков и, наконец, групп риска, включая компонент «последней мили». Мы предположили, что стоимость за милю составляет 1 доллар США за милю, основываясь на оценках, общих для города Хьюстон.Вторая стоимость — это штрафные санкции, которые показывают влияние дефицита на эти группы риска. Для равного распределения мы приняли эту сумму за 70 долларов США, что было стоимостью двух доз вакцины Pfizer на момент сбора данных. Штраф за приоритетное распространение среди групп риска составляет 70 долларов США для групп риска и половину этой суммы для остального населения. У нас есть в общей сложности пять крупных центров вакцин в Хьюстоне и 278 зарегистрированных поставщиков в 97 почтовых индексах в Хьюстоне.

Мы включили уровень обслуживания в нашу модель, используя расчетную стоимость дефицита. В уравнении значение α будет использоваться для требуемого уровня обслуживания в конкретном регионе, которое будет использоваться для расчета вмененной стоимости дефицита. Чем выше уровень обслуживания, тем выше будет условно исчисленная стоимость дефицита, что отражает основное внимание к тем регионам с более высоким уровнем обслуживания, чтобы свести к минимуму условно исчисленную стоимость дефицита. Второстепенной задачей является снижение общей стоимости, которая включает стоимость транспортировки и стоимость хранения. Мы будем использовать смешанное целочисленное программирование (MIP) для транспортных расходов вместе с моделью запасов Q,r для расчета общей стоимости хранения.Мы будем использовать результаты картирования ГИС и Индекса здоровья сообщества, чтобы определить приоритеты более уязвимых зон в этом сценарии, чтобы те, кто больше всего нуждается в лекарстве, могли получить его вовремя.

Переменные решения
потоки,t∈ Ν+: количество вакцин, отправляемых из источника s в пункт назначения t
Целевая функция

Стоимость: минимизация общих затрат на доставку.

Минимизация Z= ∑(s,t)∈Sets×SetsCosts,t∗Flows,t+ штраф c∗дефицитc
Ограничения

Выход производителя: поток товаров от производителя должен соответствовать максимальной пропускной способности.

∑t∈SetsFlowf,t≤ Supplyf                     ∀f Producers

Потребительский спрос: поток товаров должен соответствовать потребительскому спросу.

∑S∈Setsflows,c+ deficitc=demandc             ∀c∈Customers

Поток депо: Поток в депо равен потоку из депо.

∑s∈Setsflows,d= ∑t∈Setsflowd,t     ∀d∈Depots      

Вместимость депо: поток в депо должен соответствовать вместимости депо.

∑S∈Citiesflows,d≤throughd      ∀d∈Depots
Сценарии

Для того, чтобы мы могли найти влияние различных сценариев спроса и предложения на уровни обслуживания групп риска и общие затраты, особенно когда спрос намного выше чем предложение, мы создали разные сценарии, и мы будем использовать данные, предоставленные Департаментом здравоохранения Хьюстона, в нашей модели для анализа и сравнения результатов для каждого сценария. Как показано в Таблице 3, мы запустим и проанализируем восемь различных сценариев для этого исследования. В первых четырех сценариях рассматривается равное распределение для всех сообществ, а в последних четырех сценариях приоритет отдается сообществам с недостаточным уровнем обслуживания, что подчеркивается индексом здоровья сообщества для каждого региона.

ТАБЛИЦА 3 . список всех восьми сценариев с равным распределением и приоритетным распределением.

В первом сценарии фактическое предложение вакцины и возможности зарегистрированных поставщиков были намного меньше фактического спроса (20% населения Хьюстона), состоящего из пожилых людей старше 60 лет и медицинских работников.Во втором сценарии мы удвоили фактическую поставку вакцины и возможности зарегистрированных поставщиков для измерения переменных эффективности. В третьем и четвертом сценариях мы увеличили предложение и мощность в 3 раза и в 4 раза, чтобы снова измерить переменные производительности, такие как уровни обслуживания и затраты. Как упоминалось ранее, первые четыре сценария использовались с равным распределением для всего населения без использования показателей CHI для определения приоритетов сообществ с недостаточным уровнем обслуживания. В последних четырех сценариях мы использовали тот же подход, но с использованием показателей CHI для определения приоритетов недостаточно обслуживаемых сообществ в нашей модели с использованием концепции более высокого уровня обслуживания и более высоких вмененных издержек дефицита или штрафных санкций.

Результаты и обсуждение

В следующем разделе обсуждается географическое картирование города Хьюстона с использованием показателей CHI и информации о COVID-19 в качестве входных данных, после чего следует обсуждение результатов различных сценариев с использованием оптимизированной модели цепочки поставок.

Географическое картографирование

Используя модифицированный индекс здоровья и социально-экономический индекс для каждого почтового индекса в Хьюстоне для расчета показателя CHI, а также данные об общем количестве зарегистрированных случаев и смертей от COVID-19 и географическую информацию, мы создал карту, которая накладывает информацию о COVID по почтовым индексам на уязвимые сообщества, как показано на рисунке 3.

РИСУНОК 3 . Карта города Хьюстон со всеми почтовыми индексами и смертями от COVID-19.

Как обсуждалось ранее, на момент сбора данных мы находились на этапе I распространения вакцины против COVID-19, когда спрос намного превышал предложение вакцин; В качестве реальной потребности мы рассматривали пожилое население и медицинских работников, что по собранным данным составляет 20% от общей численности населения. Количество пунктов вакцинации, включая больницы, аптеки и другие места на момент сбора данных, составляло 278 в Хьюстоне с пятью основными центральными узлами в Хьюстоне, обеспечивающими доставку вакцины в эти места.Вся эта информация была использована для создания новой карты вместе с 86 районами города Хьюстон. Как показано на Рисунке 4, синие точки на карте обозначают точки введения вакцины (больницы, аптеки и т. д.), ближайшие к разным районам.

РИСУНОК 4 . Карта города Хьюстон с 86 районами и ближайшими больницами.

Результаты для различных сценариев при равном распределении

Используя данные, собранные с помощью Департамента здравоохранения Хьюстона, мы запустили нашу оптимизированную модель цепочки поставок для первых четырех сценариев с равным распределением для всех сообществ, не отдавая приоритет сообществам с недостаточным уровнем обслуживания, используя индекс здоровья сообщества ( ЧИ). Как описано в разделе «Методология», фактическое предложение вакцины и возможности зарегистрированных поставщиков намного меньше фактического спроса (20% населения Хьюстона), состоящего из пожилых людей старше 60 лет и медицинских работников в первом сценарии. В сценарии 2-4 мы увеличили поставки вакцин и возможности зарегистрированных поставщиков для измерения переменных эффективности различных затрат и уровня обслуживания.

Из выходных данных нашей модели цепочки поставок, приведенных на рисунке 5, для всех сценариев равного распределения среди всех сообществ мы видим, что штрафные издержки из-за нехватки очень высоки в сценарии 1.Это связано с тем, что спрос намного выше, а предложение вакцин и возможности зарегистрированных поставщиков вакцин привели к тому, что большая часть целевого населения не была обеспечена вакцинами, что привело к очень высоким штрафным расходам или условно исчисленным затратам в связи с дефицитом. Поскольку мы удваиваем предложение и мощность во втором сценарии, стоимость штрафа снижается с 34 миллионов долларов США до 22 миллионов долларов США, но даже в этом случае эти штрафные расходы намного выше, поскольку огромное количество целевых групп населения все еще не обеспечено вакциной. По мере того, как мы продолжаем увеличивать предложение вакцины и возможности зарегистрированных поставщиков в сценариях 3 и 4, стоимость штрафа продолжает снижаться, пока не достигнет нуля в сценарии 4, что означает, что предложение равно спросу или превышает его, и все целевые обслуживается население.

РИСУНОК 5 . Штрафная стоимость для четырех сценариев с равным распределением.

Аналогичным образом, если мы посмотрим на транспортные расходы на Рисунке 6, включая последнюю милю от всех основных транспортных узлов до пунктов введения вакцин (зарегистрированных поставщиков) и мест проживания целевого населения, мы увидим, что транспортные расходы относительно низки для первого сценария и поскольку мы продолжаем увеличивать поставки вакцин в сценарии 2–4, это увеличивает стоимость транспортировки.Это связано с тем, что в сценарии 1 большинство людей не обеспечены вакцинами из-за нехватки вакцин, поэтому покрывается меньше миль транспорта. По мере охвата большего числа людей в сценариях 2–4 транспортные расходы увеличиваются и достигают максимального уровня в сценарии 4, где охвачено все целевое население. Стоит отметить, что стоимость перевозки намного ниже стоимости штрафа. Это связано с тем, что основное внимание в нашем исследовании уделяется спасению жизней людей путем обеспечения их вакцинами, а снижение общей стоимости является второстепенной целью за счет оптимизации маршрутов и распределения оптимальных уровней запасов, поэтому штрафные санкции имеют более важное значение для нашего исследования.

РИСУНОК 6 . Стоимость транспортировки для четырех сценариев с равным распределением.

Точно так же, если мы посмотрим на общую стоимость на рисунке 7, мы обнаружим, что по мере того, как мы сокращаем дефицит за счет увеличения поставок вакцин, общая стоимость значительно снижается, поскольку штрафные расходы имеют более значительные значения и резко снижаются за счет минимизации дефицит.

РИСУНОК 7 . Сравнение стоимости для четырех сценариев с равным распределением.

Вышеприведенный анализ стоимости повторяется выходными данными об уровнях обслуживания, как показано на рис. 8, для сценариев с равным распределением.В первом сценарии уровень обслуживания составляет всего 32%, что означает, что только 32% целевого населения обеспечены вакциной. По мере того, как мы продолжаем увеличивать поставки вакцин и мощность зарегистрированных поставщиков из сценариев 2-4, уровни обслуживания увеличиваются и в конечном итоге достигают 100% в сценарии 4, где текущие поставки и мощности увеличиваются в 4 раза и становятся равными или более чем текущий спрос.

РИСУНОК 8 . Уровни обслуживания для четырех сценариев с равным распределением.

Результаты для различных сценариев при приоритетном распределении

В предыдущем разделе мы обсудили результаты нашей модели цепочки поставок для равного распределения терапевтических средств среди всех сообществ с четырьмя различными сценариями поставок вакцины и возможностями поставщиков вводить вакцину. В этом разделе мы обсудим результаты распределения по приоритетам, используя наши оценки CHI для определения приоритетов недостаточно обслуживаемых сообществ с использованием нашей модели цепочки поставок. Мы будем использовать условно исчисленные издержки дефицита или штрафные издержки, а также уровни обслуживания в качестве переменных для определения приоритетности этих недостаточно обслуживаемых сообществ в нашей модели.

На рисунке 9 мы можем наблюдать ту же тенденцию, которую мы наблюдали при равном распределении. Вмененная стоимость дефицита или штрафные санкции очень высоки в сценарии 1 при текущем предложении и мощности. По мере того, как мы увеличиваем предложение вакцины и пропускную способность пунктов введения вакцин или поставщиков, чтобы соответствовать спросу в сценариях 2–4, штрафные расходы резко возрастут и в конечном итоге упадут до нуля в сценарии 4, где предложение превышает спрос. Эта цифра штрафной стоимости для приоритетного распределения похожа на диаграмму штрафной стоимости для равного распределения в этом случае, но это не всегда так.Разница здесь в том, что почтовые индексы или районы, в которых проживают недостаточно обслуживаемые сообщества, имеют здесь приоритет на основе более высоких показателей CHI, и это побуждает нашу модель цепочки поставок предоставлять более высокие уровни обслуживания этим географическим регионам недостаточно обслуживаемых сообществ. Мы обсудим это подробнее, когда будем рассматривать уровни обслуживания для приоритетного распределения.

РИСУНОК 9 . Штрафные расходы для четырех сценариев с приоритетным распределением.

Аналогичная тенденция наблюдается для транспортных расходов при приоритетном распределении на Рисунке 10.В сценарии 1, где предложение и мощность намного ниже, чем фактический спрос, транспортные расходы ниже, потому что значительная доля целевого населения не обеспечена вакциной, поэтому расстояние от центра вакцинации до больниц до адресов целевого населения (последняя миля) сокращается. . По мере увеличения запасов и возможностей вакцины в сценариях 2–4 большее количество людей будет обеспечено терапевтическими средствами и, следовательно, более высокими транспортными расходами.

РИСУНОК 10 . Стоимость транспортировки для четырех сценариев с приоритетным распределением.

Аналогичным образом, на рис. 11 мы видим, что общие затраты снижаются в случае или при приоритетном распределении, когда предложение и мощность приближаются к спросу. Штрафные расходы снова более значительны по сравнению с транспортными расходами, поскольку спасение жизней за счет обеспечения своевременной доставки вакцины является основной целью.

РИСУНОК 11 . Сравнение затрат для четырех сценариев с приоритетным распределением.

Теперь, когда мы смотрим на уровни обслуживания для всех сценариев приоритетного распределения на рисунке 12, мы видим, что уровни обслуживания увеличиваются, когда мы увеличиваем предложение терапевтических средств и возможности поставщиков, чтобы соответствовать спросу.

РИСУНОК 12 . Уровни обслуживания для четырех сценариев с приоритетным распределением.

Очень важно понимать разницу между уровнем обслуживания для равного распределения и уровнями обслуживания для приоритетного распределения. В случае равного распределения у нас есть коллективный уровень обслуживания для всего населения, поскольку у нас нет уровней приоритета для каких-либо сообществ, но в случае приоритетного распределения недостаточно обслуживаемые сообщества получают более высокий приоритет по сравнению с другими сообществами. Это означает, что даже когда спрос намного превышает предложение терапевтических средств, как в случае сценария 1, приоритетные недостаточно обслуживаемые сообщества будут иметь очень высокий уровень обслуживания, примерно близкий к 100%, даже если население в целом будет по-прежнему иметь низкий уровень обслуживания 31%. Это означает, что малообеспеченные сообщества получат вакцину в приоритетном порядке, даже если вакцины не хватает из-за большой разницы между спросом и предложением. Элемент «последней мили» нашей модели также гарантирует, что жизненно важные терапевтические средства действительно предоставляются этим группам риска.

Заключение

Этот документ основан на гранте, финансируемом Национальным научным фондом (Реферат премии NSF # 2028612), для работы над исследованием стратегий цепочки поставок, которые минимизируют воздействие на недостаточно обслуживаемое население во время пандемии. Население с недостаточным уровнем обслуживания может оказаться в опасности во время кризиса, если не будет активного участия государственных учреждений, таких как местные и государственные департаменты здравоохранения и федеральный Центр по контролю и профилактике заболеваний (CDC). Эти государственные учреждения были созданы, чтобы помогать всем сообществам, но исторически поддерживали малообеспеченное население, поскольку у них нет медицинской страховки.Пандемия COVID-19 была кризисом разного масштаба, создавшим разную нагрузку на государственные органы. Уязвимые сообщества, в том числе пожилые люди и цветные сообщества, особенно сильно пострадали от этого заболевания. Своевременное выделение и распространение вакцин против COVID-19 среди этих групп риска важно не только для прекращения пандемии, но и для обеспечения справедливости. Это вынудило их изменить свои стратегии и цепочки поставок, чтобы поддержать все группы населения, получающие терапевтические средства.Национальный научный фонд (NSF) финансировал лаборатории RAID, чтобы помочь федеральным агентствам в разработке стратегий.

Исследование было направлено на то, чтобы не оставить без внимания малообеспеченные слои населения, особенно с учетом существующих различий в состоянии здоровья. Этот проект направлен на создание модели цепочки поставок, в которой приоритет отдается географическим участкам городов, в которых проживают уязвимые сообщества. Мы сотрудничали с Houston Health and Human Services (HHS) для моделирования цепочки поставок для четвертого по величине города США, используя концепцию индекса общественного здоровья и случаев COVID-19, а также географическую информацию для создания карты, которая накладывает информацию о COVID по почтовым индексам с уязвимыми местами. сообщества.Затем модель цепочки поставок максимизирует общественное благо, отправляя лекарства или вакцины сообществам, которые в них больше всего нуждаются, независимо от платежеспособности. Результаты этого исследования помогли нам определить приоритеты сообществ, которые больше всего нуждаются в вакцинах. Это информирует нашу модель цепочки поставок о необходимости переместить ресурсы в эти области, показывая ценность в режиме реального времени приоритизации цепочки поставок COVID-19. В этом документе представлена ​​информация, которую можно использовать в нашей модели цепочки поставок в сфере здравоохранения, чтобы обеспечить своевременную доставку терапевтических средств наиболее уязвимым группам населения, которым недостает услуг, и, следовательно, можно свести к минимуму общее воздействие COVID-19.

Исследование выявило явления последней мили, важные для достижения целей. Транспортная концепция «последней мили» сыграла решающую роль в спасении жизней малообеспеченного населения во время пандемии. Интеграция концепции «последней мили» с индексом доступного здравоохранения (CHI) позволяет разрабатывать стратегии в реальном времени. Стратегии были определены как математические модели, которые можно было использовать в режиме реального времени для этих групп риска. Использование электромобилей для перевозки на «последней миле» приведет к значительной экономии средств, а также поможет сократить выбросы углерода и бороться с изменением климата.

В будущем это может привести к сотрудничеству с такими программами, как Uber eats, Meals on Wheels, партнерству с медсестрами для вакцинации этих групп населения. Данные, собранные на последней миле прямого контакта с членами сообществ риска для вакцинации или отказа от вакцинации, предоставят информацию, которая поможет предсказать, какие сообщества не вакцинированы из-за доступа, а какие колеблются в отношении вакцинации. Ответы на вопросники об отношении к вакцинации против COVID и разработке лекарств помогут в будущем прогнозировать, какие сообщества, сомневающиеся в вакцинах, с наибольшей вероятностью будут убеждены принять вакцину, что повысит эффективность усилий последней мили.

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие заключение этой статьи, будут предоставлены авторами без неоправданных оговорок.

Авторские взносы

EJ (1-й автор) является PI этого проекта, который работал над моделированием цепочки поставок и транспортировкой последней мили для недостаточно обслуживаемых сообществ. GA — аспирант, работающий над использованием алгоритма MIP и индекса общественного здоровья (CHI). EJ (3-й автор) работал над картированием недостаточно обслуживаемых сообществ.Компании FJ и SA использовали конвергентный подход к разработке индекса работоспособности, который использовался механизмом искусственного интеллекта для оптимизации маршрутизации «последней мили». MH описал, как иммунизация в сообществах URM приводит к стохастической вероятности сделать укол, который был введен в движок ИИ. Компания JS была связующим звеном между городом Хьюстон и группой исследователей и помогала в сборе важных данных для этого проекта. FJ в качестве второго автора-корреспондента.

Финансирование

Национальный научный фонд — Премия Национального научного фонда, реферат № 2028612.Это исследование было частично поддержано Национальным научным фондом, награды № 12, 1939739 и 2028573 для FJ.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Примечание издателя

Все утверждения, изложенные в этой статье, принадлежат исключительно авторам и не обязательно представляют претензии их дочерних организаций или издателя, редакторов и рецензентов.Любой продукт, который может быть оценен в этой статье, или претензии, которые могут быть сделаны его производителем, не гарантируются и не поддерживаются издателем.

Благодарности

Мы хотели бы выразить признательность Национальному научному фонду за финансирование этого проекта (реферат NSF Award № 2028612). Мы также хотели бы поблагодарить City of Houston Health and Human Services за предоставление данных и сотрудничество с нами в этом проекте.

Ссылки

Абрахамс, А. С., и Рэгсдейл, К.Т. (2012). Система поддержки принятия решений для составления графика приема туристической вакцины. Реш. Система поддержки 54, 215–225. doi:10.1016/j.dss.2012.05.007

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Араз О.М., Гальвани А. и Мейерс Л.А. (2012). Географическая приоритизация распределения вакцин против пандемического гриппа. Управление здравоохранения науч. 15, 175–187. doi:10.1007/s10729-012-9199-6

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Арора, Х., Рагху, Т.С., и Винзе, А. (2010). Распределение ресурсов для смягчения скачков спроса во время реагирования на стихийные бедствия. Реш. Система поддержки 50, 304–315. doi:10.1016/j.dss.2010.08.032

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Biggerstaff, M., Reed, C., Swerdlow, D.L., Gambhir, M., Graitcer, S., Finelli, L., et al. (2015). Оценка потенциального воздействия программы вакцинации против возникающей пандемии гриппа в США. клин. Заразить. Дис. 60, С20–С29.doi:10.1093/cid/ciu1175

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Брандо М.Л., Зарик Г.С. и Рихтер А. (2003). Распределение ресурсов для борьбы с инфекционными заболеваниями в нескольких независимых группах населения: вне анализа экономической эффективности. J. Health Econ. 22, 575–598. doi:10.1016/s0167-6296(03)00043-2

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Браун, С. Т., Шрайбер, Б., Какурос, Б. Э., Ватеска, А. Р., Дико, Х. М., Connor, D.L., et al. (2014). Преимущества реорганизации цепочки поставок вакцин в Бенине. Вакцина 32, 4097–4103. doi:10.1016/j.vaccine.2014.04.090

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Buccieri, K., and Gaetz, S. (2013). Этическое планирование распространения вакцины против пандемического гриппа: уделение первоочередного внимания бездомным и труднодоступным группам населения. Этика общественного здравоохранения 6, 185–196. doi:10.1093/phe/pht005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Калина Д., Доча А., Петракис Д., Егоров А., Ишмухаметов А., Габибов А. и др. (2020). На пути к эффективным вакцинам против COVID-19: обновления, P-перспективы и C-проблемы (обзор). Междунар. Дж. Мол. Мед. 46, 3–16. doi:10.3892/ijmm.2020.4596

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Каллаган Т., Могтадери А., Люк Дж. А., Хотез П. Дж., Стрих У., Дор А. и др. (2020). Корреляции и различия недоверия к вакцинам против COVID-19. ОСРН Дж. 272, 113638.doi:10.2139/ssrn.3667971

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Чан, К. С., и Вонг, Ю.С. (2004). Электромобили мчатся вперед. IEEE Power Энерг. Маг. 2 (6), 24–33. doi:10.1109/mpae.2004.1359010

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Чен X., Ли М., Симчи-Леви Д. и Чжао Т. (2020). Распределение вакцин против Covid-19 в рамках ограниченного предложения .

Давила-Паян, К., Суонн, Дж., и Уортли, П. М. (2014). Системные факторы, объясняющие пандемию h2n1 в 2009 г. Государственные показатели вакцинации детей и взрослых из групп высокого риска в чрезвычайных мерах реагирования на пандемию. Вакцина 32, 246–251. doi:10.1016/j.vaccine.2013.11.018

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Дорн А. В., Куни Р. Э. и Сабин М. Л. (2020). COVID-19 усугубляет неравенство в США. The Lancet 395 (10232), 1243–1244. Опубликовано в сети 16 апреля 2020 г. doi:10.1016/S0140-6736(20)30893-X

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Electric Cars @ProjectDrawdown #ClimateSolutions (2020). Просадка проекта .

Говиндан, К., Мина, Х., и Алави, Б. (2020). Система поддержки принятия решений для управления спросом в цепочках поставок в сфере здравоохранения с учетом эпидемических вспышек: тематическое исследование коронавирусной болезни 2019 г. (Covid-19). Транспорт Рез. E: Logistics Transportation Rev. 138, 101967. doi:10.1016/j.tre.2020.101967

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Холмс Л., Энвере М., Уильямс Дж., Огунделе Б., Чаван П., Пикколи Т. и др. (2020). Различия между чернокожими и белыми рисками передачи COVID-19 (SARS-COV2), смертности и летальности в Соединенных Штатах: трансляционная эпидемиологическая перспектива и проблемы. Ijerph 17 (2), 4322. doi:10.3390/ijerph27124322

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Хуанг Х.-К., Сингх Б., Мортон Д. П., Джонсон Г. П., Клементс Б. и Мейерс Л. А. (2017). Уравнивание доступа к вакцинам против пандемического гриппа посредством оптимального распределения по пунктам распределения общественного здравоохранения. PloS One 12, e0182720. doi:10.1371/journal.pone.0182720

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Джонс, Э., Азим Г., Джонс Э. К. и Джефферсон Ф. (2020). Воздействие на сообщества риска с помощью ИИ для оптимизации цепочки поставок лекарств для лечения пандемии COVID-19. ИСКТ 06 (№ 9). doi:10.20545/isctj.v06.i09.02

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Классен, К. Дж., и Роледер, Т. Р. (2001). Объединение операций и маркетинга для управления мощностями и спросом на услуги. Серв. Industries J. 21, 1–30. doi:10.1080/714005019

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Ли, Б.Ю., Асси Т.-М., Руккапан К., Ватеска А.Р., Раджгопал Дж., Сорнсривичай В. и соавт. (2011). Поддержание доставки вакцины после внедрения ротавирусной и пневмококковой вакцин в Таиланде. PloS One 6, e24673. doi:10.1371/journal.pone.0024673

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Ли С. , Голински М. и Чоуэлл Г. (2012). Моделирование оптимальных возрастных стратегий вакцинации против пандемического гриппа. Бык. Мат.биол. 74, 958–980. doi:10.1007/s11538-011-9704-y

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Линь К., Чжао К. и Лев Б. (2020). Решение о транспортировке в холодовой цепи в цепочке поставок вакцин. евро. Дж. Опер. Рез. 283, 182–195. doi:10.1016/j.ejor.2019.11.005

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Махаджан У. В. и Ларкинс-Петтигрю М. (2020). Расовая демография и подтвержденные случаи и смерти от COVID-19: корреляционный анализ 2886 округов США. J. Общественное здравоохранение 42 (3), 445–447. doi:10.1093/pubmed/fdaa07031

Полный текст CrossRef | Google Scholar

Миллет Г. А., Джонс А. Т., Бенкесер Д., Барал С., Мерсер Л., Бейрер К. и др. (2020). Оценка дифференцированного воздействия COVID-19 на чернокожие сообщества. Энн. Эпидемиол. 47, 37–44. doi:10.1016/j.annepidem.2020.05.003

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Шитту Э., Харнли М., Уитакер С. и Миллер Р.(2016). Реорганизация цепочки поставок вакцин в Нигерии снижает потребность в дополнительных хранилищах, но требуется больше хранилищ. Health Aff. 35, 293–300. doi:10.1377/hlthaff.2015.1328

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Судан, Т., и Таггар, Р. (2021). Восстановление сбоев в цепочке поставок после пандемии COVID-19 с помощью систем транспортной информации и логистики: опыт Индии и варианты политики. Фронт. Будущее Трансп. 2.doi:10.3389/ffutr.2021.660116

CrossRef Full Text | Google Scholar

Uscher-Pines, L., Omer, S.B., Barnett, D.J., Burke, T.A., and Balicer, R.D. (2006). Установление приоритетов в отношении пандемического гриппа: анализ национальных планов обеспечения готовности. Плос Мед. 3, е436. doi:10.1371/journal.pmed. 0030436

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Психиатрическая помощь была крайне несправедливой, а затем разразился коронавирусный кризис

Введение и резюме

Люди с нарушениями психического здоровья, как и другие исторически угнетенные сообщества, испытывают усугубленный вред из-за пандемии COVID-19.Это связано с тем, что санизм — угнетение, которое систематически ставит в невыгодное положение людей, считающихся или определяемых психически больными, — пронизывает государственную политику и жизнь в Соединенных Штатах. 1 Люди с психическими расстройствами сталкиваются с непропорционально высоким уровнем бедности, 2 дискриминацией в сфере жилья и занятости, 3 и криминализацией. 4 Экономические и социальные потрясения, вызванные вспышкой коронавируса, лишь усугубили это неравенство для тех, кто был инвалидом до кризиса, а также подвергли множество людей личным и коллективным травмам, потерям и неуверенности.

По мере того, как коронавирусный кризис продолжает сеять хаос в сообществах, потребность в доступных, учитывающих культурные особенности службах поддержки психического здоровья никогда не была такой острой. Однако еще до пандемии система охраны психического здоровья США уже не удовлетворяла потребности людей. В частности, для цветных людей и людей с маргинализованной гендерной идентичностью система слишком часто действует угнетающим образом. 5 Психиатрическое учреждение, руководство которого состоит преимущественно из белых и мужчин, 6 исторически отказывало сообществам, сталкивающимся с различными формами угнетения, в каком-либо контроле над их психиатрической помощью.Сегодня лечение часто является непомерно дорогим, скудным и принудительным.

В этом отчете излагаются существующие препятствия для доступа к доступным и подтверждающим услуги в области психического здоровья, а также рассматривается влияние COVID-19 на и без того перегруженную и несправедливую систему охраны психического здоровья. Также рекомендуется, чтобы местные, государственные и федеральные органы власти предприняли следующие действия:

  • Обеспечить немедленное увеличение финансирования поставщикам услуг Medicaid и нуждающимся сообществам.
  • Увеличьте финансирование поддержки равных и общественных услуг.
  • Воздействие на социальные детерминанты психического здоровья.
  • Обязаться постоянно финансировать эти полисы.

Опасности институционализации

Хотя основное внимание в этом отчете уделяется населению, не находящемуся в психиатрических учреждениях, важно отметить, что люди, находящиеся в психиатрических учреждениях на всей территории Соединенных Штатов, крайне уязвимы к инфекции и смерти во время пандемии. 7 Содержание людей в местах массового скопления людей по своей сути опасно для их здоровья и благополучия, а люди с психическими заболеваниями непропорционально представлены в исправительных учреждениях, учреждениях и подобных местах. 8 Действительно, поскольку коронавирус неуклонно распространяется в тюрьмах, тюрьмах, госпиталях для ветеранов, домах престарелых и психиатрических учреждениях, крупномасштабные инвестиции в услуги и поддержку на уровне сообщества как нельзя более актуальны. 9 Кроме того, штаты должны сократить количество пациентов в психиатрических больницах и других учреждениях коллективного ухода за счет сокращения числа госпитализаций и ускорения выписки. 10

Анализ несоответствий

Ранее существовавшие препятствия для доступа к психиатрической помощи

Для многих американцев психиатрическая помощь была не по карману и недоступна задолго до пандемии коронавируса.Нехватка поставщиков услуг в области психического здоровья в стране, высокая стоимость услуг и отсутствие страхового покрытия услуг в области психического здоровья — все это затрудняет доступ к медицинской помощи для людей с психическими расстройствами. В 2016 году 11,8 миллиона американцев нуждались в услугах по охране психического здоровья, но остались неудовлетворенными; из них почти 38 процентов не могли позволить себе расходы на лечение. 11 Более того, в 2016 году лечение проходил лишь примерно 1 из 5 человек с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, и лишь немногим более 40 процентов взрослых с любым психическим заболеванием получали лечение в 2017 году. 12

Крайне важно, что пересечение системного здравомыслия и расизма подпитывает многие различия, выявленные пандемией COVID-19. Расовые группы, которые исторически подвергались дискриминации, такие как афроамериканцы, американские индейцы и коренные жители Аляски, обращаются за услугами в области психического здоровья значительно реже, чем белые американцы. 13 Для этого существует множество причин, в том числе географическая недоступность, экономическое лишение избирательных прав, более низкие ставки страхового покрытия и недоверие к системе здравоохранения из-за многолетнего жестокого обращения, пренебрежения и принудительного лечения. 14 Например, коронавирус был особенно разрушительным в общинах коренных народов, причем народ навахо сообщал о самых высоких показателях заражения на душу населения в стране в течение нескольких месяцев. 15 Невыполнение договорных обязательств федерального правительства, приводящее к хроническому недофинансированию важнейших служб, в сочетании с колониализмом и экологическим опустошением, способствовало высокому уровню инфицирования и смертности в Стране индейцев. 16 Поскольку COVID-19 продолжает заражать и убивать чернокожих, коренных жителей и латиноамериканцев со скоростью, которая намного превышает показатели белых людей, равный доступ к подтверждающей поддержке психического здоровья становится все более необходимым. 17

Данные опроса, собранные Бюро переписи населения США, показывают, что клинически значимые симптомы депрессии и тревоги увеличились более чем в три раза с начала пандемии коронавируса, при этом непропорционально затронуты цветные люди. 18 Последние данные также показывают, что после публикации видеозаписей убийства Джорджа Флойда от рук полицейских Миннеаполиса доля чернокожих, страдающих от симптомов психологического дистресса, связанных с депрессией и тревогой, таких как чувство безнадежности или неконтролируемое беспокойство — подскочили с 36% до 41%. 19 Это имеет серьезные последствия, поскольку сообщества, несущие наибольшее бремя психического здоровья, сталкиваются с самыми серьезными препятствиями в доступе к справедливому лечению и поддержке в области психического здоровья.

Для людей, не имеющих страхового покрытия, личные расходы на страхование психического здоровья далеко не по карману. Примечательно, что цветные люди чаще, чем белые неиспаноязычные, не имеют страховки, при этом у латиноамериканцев или латиноамериканцев, американских индейцев и коренных жителей Аляски вероятность незастрахованности более чем в 2,5 раза выше, чем у белых неиспаноязычных. 20 Даже те, у кого есть страховка, часто испытывают трудности с доступом к психиатрической помощи. Более чем в половине округов США нет практикующих психиатров, в 37 процентах округов нет психологов, а в двух третях округов нет практикующих психиатрических медсестер; в округах за пределами мегаполиса вероятность отсутствия доступных поставщиков услуг еще выше. 21 Более того, психиатры гораздо реже, чем другие поставщики услуг, принимают какой-либо вид страхования: в то время как 73 процента других поставщиков принимают Medicaid, только 43 процента психиатров принимают Medicaid. 22 И немногим более половины психиатров принимают Medicare и частную страховку, по сравнению с более чем 86 процентами других поставщиков.

В то время как федеральные правила паритета запрещают страховщикам ограничивать покрытие психического здоровья больше, чем они ограничивают покрытие других медицинских услуг, эти политики в значительной степени не требуют от страховщиков прозрачности и подотчетности перед бенефициарами. 23 Для повышения паритета важно наличие положений об адекватности сети, гарантирующих, что охват психиатрической помощью включает достаточное количество поставщиков, которые одновременно доступны и принимают новых пациентов; тем не менее, к сожалению, эти правила часто не учитываются при соблюдении паритета. Впоследствии многие застрахованные пациенты с нарушениями психического здоровья не могут найти внутрисетевого поставщика медицинских услуг, который готов их принять, даже несмотря на то, что их страховая компания по закону должна покрывать услуги по охране психического здоровья. Несмотря на то, что ограниченное число планов предлагает некоторое страховое покрытие вне сети, многим застрахованным лицам, возможно, придется полностью оплачивать услуги из собственного кармана или отказаться от обслуживания, когда они не могут найти поставщиков услуг в сети.

Влияние социальной изоляции и экономической неопределенности

Требования социального дистанцирования, в том числе приказы оставаться дома, несомненно, являются важными инструментами для замедления распространения коронавируса.Однако социальная изоляция может также нанести ущерб психическому здоровью многих людей, усугубляя ранее существовавшие состояния и добавляя новые проблемы с психическим здоровьем. Поэтому важно оказывать поддержку людям, которые борются с социальной изоляцией в течение нескольких недель или месяцев во время пандемии.

Во всем мире длительная социальная изоляция усугубляет психические симптомы у многих людей и увеличивает число случаев психической инвалидности. Например, опрос детей, находящихся на карантине в провинции Хубэй, Китай, показал, что каждый пятый ребенок сообщил о наличии симптомов депрессии, что значительно выше, чем до пандемии. 24 Среди опрошенных взрослых американцев почти половина тех, кто укрывается на месте, сообщили о негативных последствиях для психического здоровья, по сравнению с 37 процентами тех, кто не находится под запретом на пребывание дома. 25 Кроме того, анализ, опубликованный в медицинском журнале The Lancet , показал, что люди, которых попросили изолировать дома или в карантинных учреждениях, сообщали о высоком уровне «негативных психологических эффектов, включая симптомы посттравматического стресса, спутанность сознания и гнев. ». 26 Другое исследование показало, что около трети взрослых в Соединенных Штатах чувствовали себя более одинокими, чем обычно, во время пандемии коронавируса. 27 Примечательно, что хроническое одиночество связано с многочисленными неблагоприятными последствиями для психического и физического здоровья. 28

Пандемия COVID-19 также спровоцировала беспрецедентный экономический кризис, когда Соединенные Штаты вступили в период, который, вероятно, станет длительной и глубокой рецессией. Этот спад непропорционально ложится бременем на людей с инвалидностью, цветные сообщества, людей с маргинализованной гендерной идентичностью и тех, кто находится на стыке этих идентичностей, а также подвергает их травмам, стрессу и неопределенности. 29 Систематический обзор воздействия Великой рецессии 2008 года на здоровье показал, что усиление симптомов дистресса и психических заболеваний совпало с экономическим кризисом. 30 Учитывая, что социально-экономический статус является важной социальной детерминантой психического здоровья, рецессия, вызванная COVID-19, а также экономическая неопределенность и потеря работы при всех уровнях дохода, вероятно, усугубят или спровоцируют новые случаи психической инвалидности. 31

Кроме того, экономические последствия пандемии непропорционально ложатся бременем на сообщества чернокожих, коренных жителей и латиноамериканцев.Цветные люди с большей вероятностью будут работать на основных работах, которые ставят их на передний план пандемии. 32 Работники основных служб, особенно женщины и цветные люди, также почти в два раза чаще используют Программу дополнительной продовольственной помощи (SNAP), могут испытывать трудности с обеспечением ухода за ребенком из-за закрытия школ и их обычных условий ухода за детьми, и, возможно, оплатить средства индивидуальной защиты (СИЗ) из своего кармана. 33 Кроме того, расовый разрыв в уровне благосостояния может мешать цветным людям брать неоплачиваемый отпуск с работы, поскольку у них часто нет необходимых для этого личных сбережений. 34 Что еще хуже, профессиональная сегрегация и расизм на рынке труда означают, что чернокожие и латиноамериканцы с меньшей вероятностью будут иметь доступ к оплачиваемому семейному отпуску или отпуску по болезни, если они или член семьи нуждаются в уходе в связи с психическими или физическими заболеваниями. 35 Таким образом, эти сообщества сталкиваются с комплексным ущербом и несут огромную долю психических и экономических последствий кризиса с коронавирусом. 36

Передовые медицинские работники и работники служб неотложной медицинской помощи также сталкиваются с беспрецедентным бременем в результате пандемии.Всемирная организация здравоохранения недавно выпустила аналитическую записку о необходимости активных действий в области психического здоровья во время пандемии, уделяя особое внимание медицинским работникам, лечащим пациентов с COVID-19. 37 Передовые медицинские работники испытывают повышенный уровень стресса, беспокойства, бессонницы и депрессии. А предварительное исследование, проведенное в США, показывает высокий уровень психологического и эмоционального стресса среди медицинских работников, непосредственно лечащих пациентов с коронавирусом.В майском опросе почти 3 из 5 медицинских работников заявили, что их психическое здоровье ухудшилось из-за пандемии коронавируса. 38 Постоянная нехватка СИЗ, длительные и физически тяжелые смены, эмоциональное бремя лечения и иногда потери коллег из-за болезни, а также постоянный страх перед распространением COVID-19 среди близких вызывают серьезное эмоциональное и психическое напряжение для передового здравоохранения провайдеры. 39

Несмотря на эти проблемы, существует несколько доступных вариантов индивидуальной поддержки психического здоровья для этих передовых работников.Добровольные группы экстренного реагирования при травмах, сети взаимопомощи и специалисты по терапии с учетом травм мобилизованы для охвата медицинских работников, но потребность превышает возможности. 40 Кроме того, многие врачи откладывают или отказываются от необходимого психиатрического лечения, потому что они могут столкнуться с серьезными последствиями со стороны государственных лицензионных советов, 90 процентов из которых по-прежнему требуют от врачей раскрытия подробностей истории их психического здоровья. 41 В то время как у многих симптомы дистресса уменьшатся после того, как кризис будет взят под контроль, у других могут развиться психические расстройства, связанные с травмой, требующие долгосрочной поддержки.

Это подчеркивает необходимость долгосрочных инвестиций в службы охраны психического здоровья для групп населения, подвергающихся более высокому риску травм. Кроме того, те, кто ищет и получает лечение, не должны сталкиваться с профессиональными барьерами.

Рост злоупотреблений

Паника, неуверенность, социальная изоляция и экономическая разруха могут, в свою очередь, усугубить или спровоцировать новые формы жестокого обращения с детьми и насилия со стороны интимного партнера. 42 Злоупотребление алкоголем, контролирующее поведение, безработица и ограниченный доступ к системам социальной поддержки являются факторами, связанными с насилием в семье, которые стали более распространенными во время этого кризиса. 43 Во всем мире количество сообщений о домашнем насилии утроилось в Китае, увеличилось на 30 процентов во Франции и на 40-50 процентов в Бразилии, что указывает на более широкие глобальные закономерности роста уровня домашнего насилия во время пандемии. 44 Хотя данные о домашнем насилии в Соединенных Штатах ограничены, 45 несколько агентств сообщили об увеличении уровня физического и эмоционального насилия во время пандемии и новых формах манипуляций, связанных с пандемией. 46 Таким образом, важно оказывать постоянную индивидуальную поддержку жертвам насилия со стороны интимного партнера и жестокого обращения с детьми как во время, так и после этого кризиса.

Перебои в обслуживании

Политика физического дистанцирования, в том числе приказы оставаться дома, также затруднила доступ людей с проблемами психического здоровья к личным психиатрическим услугам и службам поддержки сверстников. Поддержка сверстников относится к услугам руководства, ухода и неклинической поддержки, предоставляемым людьми с жизненным опытом инвалидности в области психического здоровья, травм и / или расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ; эта модель помощи возникает в результате самоадвокации и организации пользователей психиатрических услуг и пострадавших. 47 Обширные исследования продемонстрировали его эффективность в снижении числа госпитализаций и симптомов, связанных с тяжелым эмоциональным дистрессом. 48 Кроме того, поддержка сверстников продвигает утверждающую и справедливую модель исцеления, которая уравновешивает присущий традиционным клиническим отношениям дисбаланс власти. 49 Существует несколько типов программ и модальностей поддержки равных, в том числе кризисные центры под руководством равных, индивидуальное восстановление и виртуальная поддержка питанием для людей с расстройствами пищевого поведения, а также подход «Альтернативы самоубийству», который создает пространство для людей. безопасно поделиться своим опытом с суицидальными наклонностями и острым эмоциональным дистрессом. 50 Однако сбои в работе программ, вызванные пандемией, поставили под угрозу непрерывность некоторых из этих услуг.

Несмотря на то, что некоторым службам поддержки равных удалось обеспечить непрерывность оказания медицинской помощи путем перехода в онлайн-режим, связанные с пандемией ограничения на передвижение нарушили работу большей части личных программ по охране психического здоровья в недостаточно обслуживаемых сообществах. Эти услуги, предоставляемые равными работниками, работниками общественного здравоохранения, разрушителями насилия и другими, имеют решающее значение для расширения использования услуг для людей, живущих в сообществах, страдающих от высокого уровня насилия, перемещения, сокращения инвестиций в экономику, разрушения окружающей среды и других форм угнетения. 51 Прекращение таких личных контактов может привести к неблагоприятным последствиям для психического здоровья. Согласно недавнему опросу 880 общественных организаций по охране психического здоровья, 61% закрыли по крайней мере одну программу из-за пандемии; и почти все опрошенные организации сократили свою деятельность. 52

По мере того, как в связи с пандемией продолжается политика закрытия и дистанцирования, многие люди в качестве альтернативы обратились к платформам телемедицины и приложениям для психического здоровья.Телемедицина может быть важным вариантом для пациентов, которые не могут получить личные услуги. Тем не менее, политики должны учитывать проблемы конфиденциальности и разрозненный доступ к широкополосной связи, а также должным образом регулировать услуги телемедицины, поскольку все больше американцев используют виртуальные варианты. Хотя подробные рекомендации по телездравоохранению выходят за рамки данного отчета, необходимы дальнейшие исследования.

Рекомендации

Чтобы в достаточной мере удовлетворить потребности людей, важно, чтобы все финансирование и реформы, проведенные во время этой пандемии, оставались в силе после истечения срока действия объявления о чрезвычайном положении.Реакция на травму часто бывает отсроченной, и вполне вероятно, что психические симптомы у людей будут сохраняться еще долго после того, как первоначальное распространение коронавируса будет локализовано. Таким образом, для надлежащего решения психологических и эмоциональных проблем, связанных с пандемией, потребуется финансирование для адаптации к текущей ситуации, а также долгосрочные, устойчивые усилия по оказанию поддержки и доступа к услугам.

Расширение доступа к медицинскому страхованию

Существует несколько важных немедленных шагов, которые можно предпринять для расширения охвата услугами здравоохранения.В условиях безудержной потери работы, 53 риска инфицирования и госпитализации, 54 и возросшей потребности в психиатрической помощи, 55 всеобщее медицинское страхование как никогда важно. Тем не менее, нынешняя администрация Белого дома стремится подорвать охват медицинского страхования своими атаками на Закон о доступном медицинском обслуживании (ACA) и Medicaid, что делает этот подход недостижимым на данный момент. 56 В качестве промежуточного шага федеральное правительство и правительства штатов могут и должны приложить все усилия, чтобы предложить доступное покрытие незастрахованным лицам в рамках существующей инфраструктуры ACA и Medicaid.

В соответствии с ACA люди, которые сталкиваются с определенными жизненными событиями, такими как потеря оплачиваемой работодателем медицинской страховки, переезд, вступление в брак, рождение или усыновление ребенка, имеют право на специальный период регистрации (SEP), в течение которого они могут подпишитесь на покрытие Marketplace вне годового периода открытой регистрации. 57 Двенадцать штатов, управляющих собственными государственными торговыми площадками, открыли SEP для COVID-19, которая позволяет незастрахованным в настоящее время лицам получить индивидуальное рыночное покрытие, независимо от того, имеют ли они право на участие в традиционной SEP. 58 По оценкам аналитика в области здравоохранения Чарльза Габа, в восьми штатах, которые открыли ПОШ по COVID-19 и предоставляют данные, не менее 240 000 человек уже зарегистрировались в страховом покрытии, используя этот путь. 59

Администрация Трампа, однако, отказалась внедрить SEP для федерального рынка в ответ на пандемию COVID-19. По оценкам Габы, около 920 000 человек по всей стране зарегистрируются в программе ACA, если федеральное правительство откроет национальную SEP COVID-19. 60 Предоставление большему количеству людей возможности зарегистрироваться в страховом покрытии не только облегчило бы некоторые финансовые проблемы, связанные со страхом заболеть, что способствует психологическому стрессу людей, но также позволило бы большему количеству людей получить доступ к службам охраны психического здоровья.

Закон о комплексных решениях для чрезвычайных ситуаций в области здравоохранения и экономического восстановления (HEROES), который был принят Палатой представителей США в середине мая, но застопорился в Сенате, устанавливает SEP для торговых площадок ACA. 61 Важно, чтобы это положение было включено в окончательный пакет, который проходит Конгресс.В дополнение к созданию SEP политики должны финансировать культурно приемлемые усилия по охвату и регистрации, чтобы позволить людям, потерявшим работу, получить доступ к медицинскому обслуживанию.

Миллионы американцев с низким доходом не имели бы доступа к тестированию и лечению коронавируса или услугам психиатрической помощи без программы Medicaid. Как сообщил Центр американского прогресса в июне, чтобы упростить регистрацию в Medicaid для миллионов безработных, которые, возможно, потеряли свою страховку, спонсируемую работодателем, штаты должны предлагать автоматическую регистрацию в расширении Medicaid для безработных и получать 100-процентное федеральное финансирование через федеральное согласование. процент помощи (FMAP). 62 Кроме того, штаты, которые не расширили Medicaid, должны сделать это, чтобы охватить лиц, которые попадают в пробел в страховом покрытии. Более двух миллионов американцев в настоящее время не имеют права на традиционную Medicaid в своих штатах, но также не имеют достаточно высоких доходов, чтобы претендовать на финансовую помощь на индивидуальном рынке. 63 В штатах, которые отказываются расширять Medicaid, федеральное правительство должно предложить вариант Medicaid для безработных, который имитирует вариант на уровне штата. 64

Для дальнейшей поддержки лиц с низким доходом еще одним важным положением является предполагаемое право на получение помощи, позволяющее незастрахованным лицам и людям с низким доходом получить доступ к медицинской помощи.Предполагаемое право на участие позволяет определенным поставщикам медицинских услуг регистрировать в программе пациентов, которые, вероятно, соответствуют требованиям Medicaid, на ограниченный период времени, обычно не более двух месяцев. 65 Тридцать один штат в настоящее время предлагает предполагаемое право на участие в определенных условиях, но большинство из них ограничивают квалификацию беременными женщинами и детьми; и все штаты, кроме восьми, исключают бездетных взрослых. 66 Кроме того, больницы являются одной из немногих организаций, имеющих право на использование предполагаемого права. 67 Поэтому многим незастрахованным людям может потребоваться обратиться за психиатрической помощью в больницу, что может привести к риску заражения коронавирусом.

Согласно рекомендациям Центра права и социальной политики (CLASP), штаты могут предпринять несколько шагов, чтобы повысить эффективность предполагаемого права на участие в программе. 68 Государства могут расширить число квалифицированных организаций, которые могут проводить проверку на соответствие требованиям, включив в них «учреждения неотложной медицинской помощи, детские учреждения, агентства по обслуживанию молодежи, пункты тестирования и виртуальные варианты. 69 Как предлагает CLASP: «Подобно тому, как беременным женщинам предоставляется один период предполагаемого права на участие в беременности, лицам, подвергшимся воздействию COVID-19, должен быть разрешен один период права на участие в каждом контакте с COVID-19. Несколько периодов особенно важны для основных работников без страховки, которые рискуют подвергнуться многократному воздействию на протяжении всей пандемии». 70 Наконец, предполагаемое право на участие должно быть доступно для всех лиц, потенциально имеющих право на участие в программе Medicaid.

Штатам следует поощрять поставщиков медицинских услуг, имеющих предполагаемое право на участие, помогать своим пациентам в подаче полной заявки на участие в программе Medicaid при использовании предполагаемого права на участие, чтобы получить долгосрочное покрытие Medicaid. 71 Это также позволит людям сохранить свое предполагаемое право на страховое покрытие до тех пор, пока не будет принято решение по полному заявлению. Кроме того, штаты могут подать заявку на освобождение от требований Раздела 1115, чтобы продлить предполагаемое право на участие в программе на более длительный период. 72

Обеспечить немедленное финансирование основных поставщиков и нуждающихся сообществ

В то время как предыдущие пакеты стимулов включали важную поддержку для поставщиков, клиник и больниц, срочно необходимо дополнительное финансирование для удовлетворения потребностей пациентов с психическими заболеваниями и поставщиков услуг.Например, Закон о помощи, помощи и экономической безопасности в связи с коронавирусом (CARES), принятый Конгрессом и подписанный президентом в конце марта, выделил 250 миллионов долларов на сертифицированные общественные центры психического здоровья, а также на финансирование государственных и местных помогать. 73 Между тем, Закон о реагировании на коронавирус для семей в первую очередь увеличил долю платежей Medicaid, покрываемых федеральным правительством — FMAP — на 6,2 процентных пункта до конца квартала, в котором заканчивается чрезвычайная ситуация в области общественного здравоохранения. И если он будет принят Сенатом, закон HEROES повысит FMAP на 14 процентных пунктов до 30 июня 2021 года; если чрезвычайная ситуация в области общественного здравоохранения выйдет за рамки этого, FMAP вернется к своему первоначальному увеличению на 6,2 процентных пункта. 74 Однако определение услуг, отвечающих требованиям программы FMAP, не включает большинство служб охраны психического здоровья по месту жительства. 75 Кроме того, поставщики услуг по охране психического здоровья, работающие по месту жительства, получили небольшое финансирование в соответствии с Законом CARES, предназначенное для того, чтобы поставщики оставались в бизнесе. 76 По этим причинам Сенат должен утвердить увеличение FMAP, а Конгресс в целом должен обеспечить, чтобы критически важные службы охраны психического здоровья по месту жительства имели право на увеличение FMAP, при этом также помня о том, что федеральная помощь Medicaid, возможно, потребуется выйти за рамки чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения, поскольку сообщества продолжают сталкиваться с последствиями пандемии. 77

Кроме того, 1 миллиард долларов, выделенный в соответствии с Законом CARES, крайне недостаточен для удовлетворения значительных медицинских потребностей племенных народов во время пандемии и после нее.Многочисленные краткосрочные и долгосрочные изменения политики, как указано в недавнем отчете CAP, необходимы для исправления нарушенных договорных обязательств федерального правительства, которые привели к непропорционально высоким показателям заражения COVID-19 и смертности в коренных общинах. 78

Улучшить финансирование служб поддержки сверстников и других услуг на уровне сообщества

Во время кризиса услуги поддержки равных имеют решающее значение. Учитывая проблемы, с которыми сталкиваются медицинские работники на переднем крае, работники основных служб, выжившие после COVID-19, миллионы людей, скорбящих о своих близких, и сообщества, особенно чернокожие, латиноамериканцы и коренные жители, непропорционально затронутые вирусом, расширили доступ к доступным по цене услугам психиатрической помощи. медицинские услуги должны сочетаться с целевым финансированием взаимной поддержки. 79 Соответственно, Администрация по борьбе со злоупотреблением психоактивными веществами и психиатрической помощи должна предоставлять гранты группам поддержки сверстников и психиатрической помощи людьми, пострадавшими от пандемии коронавируса, и для них.

Отчеты предполагают, что эта пандемия вызвала всплеск числа людей с жизненным опытом, желающих получить сертификаты поддержки равных. 80 Многие группы поддержки и службы, возглавляемые сверстниками, перешли на онлайн-модели, чтобы обеспечить непрерывность лечения.Закон CARES выделил Федеральной комиссии по связи 200 миллионов долларов на выделение средств на услуги телемедицины и поддержки равных, которые входят в ее компетенцию. 81 Однако этого финансирования катастрофически недостаточно, чтобы удовлетворить возросший спрос и покрыть расходы на быстрое обучение людей, которые могут предоставить специализированные и культурно подтверждающие ресурсы тем, кто остро в них нуждается.

Крайне важно, что специалисты по поддержке равных и работники общественного здравоохранения разрабатывают инновационные стратегии для работы с недостаточно обслуживаемыми группами населения и предоставления индивидуальной поддержки.Например, 30 миллионов человек с расстройствами пищевого поведения в Соединенных Штатах сталкиваются с новыми факторами стресса, связанными с пандемией, из-за повышенного беспокойства по поводу нехватки продовольствия и накопления продуктов покупателями в сочетании с всплеском контента в СМИ, посвященного еде и весу. 82 Такие решения, как онлайн-группы поддержки питания, могут связать недостаточно обслуживаемые группы населения с людьми, разделяющими понимание уникальных проблем, связанных с этой пандемией. 83 Адекватное финансирование таких услуг за счет операционных грантов, выходящих за пределы периода пандемии, имеет решающее значение для обеспечения непрерывности лечения.Кроме того, увеличение федерального финансирования обучения по взаимной поддержке имеет важное значение для поддержки существующих государственных и местных программ взаимной сертификации и содействия информационно-пропагандистской деятельности, нацеленной на наиболее пострадавшие группы населения во время и после пандемии.

Инвестиции в социальные детерминанты психического здоровья

Несмотря на то, что пандемия COVID-19 явно имеет затяжные последствия для психического здоровья, заявление администрации Трампа о том, что отмена распоряжений о самоизоляции необходима для снижения уровня самоубийств, скрывает реальность того, что большая часть этих страданий вызвана неспособностью администрации мобилизовать ответ на пандемию, который удовлетворяет основные потребности людей. 84 Пока правительство не примет адекватные меры по сдерживанию распространения коронавируса и не окажет экономическую и социальную поддержку пострадавшим, американцы будут продолжать сталкиваться с растущими страданиями и травмами. 85

Предоставление психиатрических услуг и заболеваемость инвалидностью в области психического здоровья определяются угнетающими и травмирующими социальными условиями, в которых многие люди ежедневно находятся. Расизм, санизм и другие структуры угнетения порождают социальные и институциональные механизмы, которые подвергают одни группы риску ухудшения состояния здоровья и преждевременной смерти, в то же время выделяя ресурсы для поддержания жизни другим. 86 Чрезвычайное социальное расслоение и годы преднамеренной политики, направленной на распутывание системы социальной защиты, лишили огромные слои населения страны — преимущественно цветных людей, инвалидов и людей с низким доходом — доступа к ресурсам жизнеобеспечения. 87 Таким образом, без полных инвестиций в решения для постоянного жилья, 88 расширенной продовольственной помощи через SNAP, 89 и устранения ограничений на активы и других обременительных барьеров для государственной помощи бедствие будет только усиливаться. 90 Поведение, которое биомедицинские точки зрения на психиатрию определили как «расстройство», часто является результатом поведения, направленного на выживание, чтобы справиться с экстремальными и угнетающими обстоятельствами. Инвестирование в социальные детерминанты психического здоровья и исправление многолетней репрессивной политики гарантировало бы, что вмешательства в области психического здоровья, развернутые после этого кризиса, не укрепят репрессивные властные структуры, которые в первую очередь спровоцировали такое бедствие. 91

Заключение

Взрывное распространение нового коронавируса подчеркивает важность преобразования психиатрической помощи в Соединенных Штатах и ​​устранения структурного неравенства, заложенного в психиатрическом истеблишменте и политике в области психического здоровья.Еще до пандемии COVID-19 люди с психическими расстройствами сталкивались с многочисленными препятствиями в доступе к компетентной, доступной и культурно приемлемой помощи; этот кризис лишь усугубил это неравенство.

Местные, государственные и федеральные органы власти должны решить новые проблемы, которые этот кризис ставит перед людьми, переживающими острый психологический стресс или травму. Их действия должны быть быстрыми, всеобъемлющими, справедливыми и устойчивыми в условиях длительного воздействия вируса.

Об авторах

Азза Альтираифи — менеджер по исследованиям и защите прав инвалидов в Центре американского прогресса.

Николь Рапфогель — научный сотрудник Центра политики здравоохранения.

Благодарности

Этот отчет является результатом совместной работы Инициативы по обеспечению справедливости в отношении инвалидов CAP и ее команды по вопросам политики в области здравоохранения.Авторы хотели бы поблагодарить Арибу Хайдер и Джастина Швейцера за их помощь в проверке фактов, а также Лили Робертс, Даниэль Соломон, Адама Коннера и редакционную группу за их вклад.

Чтобы найти последние ресурсы CAP о коронавирусе, посетите нашу  страницу ресурсов о коронавирусе .

Удовлетворит ли предложение спрос на рабочие места в сфере здравоохранения?

Будет ли нехватка медсестер?

Согласно статье в профессиональном журнале Nursing Economics, озаглавленной «Состояние дипломированных медсестер в условиях наступления новой эры реформы здравоохранения», к 2030 году спрос на дипломированных медсестер может увеличиться на 35 процентов. Треть медсестер — представители поколения бэби-бумеров, которые уйдут на пенсию к 2030 году, забрав с собой свои знания.

Однако, когда мы принимаем во внимание прогнозируемый спрос и предложение по штатам, эта история меняется в зависимости от того, куда вы смотрите.

Фактически, наш анализ показывает, что в некоторых штатах прогнозируемое предложение медсестер, вероятно, превысит спрос. Таким образом, в то время как в Техасе к 2025 году может не хватать почти 40 000 медсестер, в Иллинойсе, вероятно, будет избыток в 15 000 за тот же период времени.

Еще более подробный анализ внутри штатов показывает, что даже в штатах, где прогнозируется избыток, например в Иллинойсе, все еще существует вероятность нехватки рабочей силы из-за неравномерного экономического и демографического роста в сельских и городских районах.

В

округах Кук и Уилл, в которые входят Чикаго и некоторые его пригороды, к 2025 году, скорее всего, будет избыток в 12 000 медсестер, хотя большая часть этого избытка будет приходиться на помощников медсестер. Однако в сельских районах южно-центрального Иллинойса за тот же период времени, скорее всего, не будет почти 1000 медсестер.

Последствия для провайдера

Эти потенциальные пробелы в доступности ключевых работников сильно повлияют на поставщиков, поскольку они рассматривают готовую к будущему рабочую силу, необходимую им для оказания качественной помощи пациентам.Несколько вещей, которые следует учитывать провайдерам:

Понять полную подверженность потенциальным трудовым рискам — как внешним, так и внутренним. В дополнение к рассмотрению внешних рисков рынка труда поставщики услуг также должны понимать потоки сотрудников в организацию, через нее и из нее для получения полной картины. Им необходимо знать, могут ли возникнуть какие-либо внутренние пробелы в рабочей силе, а также почему и как эти внутренние пробелы согласуются с прогнозируемыми внешними пробелами, представленными в нашем анализе.

Будьте активны, чтобы снизить влияние рисков, связанных с персоналом. Поставщики не могут контролировать то, что происходит на внешнем рынке труда, но наше исследование показывает, что эффективное управление внутренними рынками труда — например, с помощью оптимизированной стратегии вознаграждения, которая удерживает работников — может помочь им, по крайней мере, снизить подверженность этим рискам.

Определите, как предлагаемые кадровые изменения повлияют на здоровье и удовлетворенность пациентов. Прежде чем делать крупные инвестиции, поставщики могут использовать данные и аналитику, чтобы лучше понять вероятное влияние изменений на показатели пациентов.Например, наше исследование показывает, что факторы человеческого капитала, такие как заработная плата или укомплектованность кадрами, могут оказывать статистически значимое влияние на показатели повторной госпитализации пациентов в некоторых клинических условиях.

Хорошая новость заключается в том, что большая часть этой работы опирается на данные, которые системы здравоохранения уже собирают. Таким образом, речь идет не о получении новых данных, а о более эффективном использовании данных для разработки эмпирических идей, которые будут способствовать стратегическому кадровому планированию.

Дополняя эти внутренние данные анализом внешнего рынка труда, который мы уже завершили, поставщики услуг получат четкое представление о трудовых рисках, с которыми они сталкиваются, и действиях, которые им необходимо предпринять для создания готовой к будущему рабочей силы.

Употребление психоактивных веществ во время пандемии

Продолжающийся стресс и неопределенность, связанные с COVID-19, привели к увеличению спроса на услуги психологов в США в области психического здоровья, но такие состояния, как тревога и депрессия, — не единственные проблемы с психическим здоровьем, с которыми сталкиваются люди. . Эксперты говорят, что злоупотребление опиоидами и стимуляторами также растет, и психологи могут помочь.

Помимо других рисков, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами, люди с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ (SUD), с большей вероятностью заболевают COVID-19 и имеют худшие исходы COVID-19, включая более высокий риск госпитализации и смертности (Wang, Q. и др., Молекулярная психиатрия , 2020).

По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний, по состоянию на июнь 2020 года 13% американцев сообщили о том, что начали или увеличили употребление психоактивных веществ, чтобы справиться со стрессом или эмоциями, связанными с COVID-19. Передозировки также резко возросли с начала пандемии. Система отчетности под названием ODMAP показывает, что в первые месяцы пандемии количество передозировок по всей стране увеличилось на 18% по сравнению с теми же месяцами 2019 года. 40 У.В штатах S. наблюдается рост смертности, связанной с опиоидами, наряду с продолжающейся озабоченностью по поводу людей с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ.

Мэнди Оуэнс, доктор философии, клинический психолог и исследователь Института злоупотребления алкоголем и наркотиками Вашингтонского университета, говорит, что она наблюдала всплеск употребления психоактивных веществ, который включает увеличение как количества, так и частоты употребления наркотиков во время пандемии. Некоторые люди, употребляющие психоактивные вещества, могли также начать принимать новые наркотики, если их обычные вещества стали менее доступными.Например, Оуэнс говорит, что в штате Вашингтон наблюдается всплеск использования фентанила, синтетического опиоида, который все чаще производится нелегально из-за изменения доступности наркотиков. Но точные данные об употреблении и типе наркотиков получить трудно, по словам Уилсона Комптона, доктора медицинских наук, заместителя директора Национального института по борьбе со злоупотреблением наркотиками.

Медицинские записи являются основным источником данных об употреблении психоактивных веществ, и медицинским работникам могут потребоваться месяцы, чтобы предоставить токсикологические отчеты о случаях передозировки в CDC, говорит Шэрон Уолш, доктор философии, профессор поведенческих наук, фармакологии, фармацевтических наук, и психиатрии в Университете Кентукки (Великобритания) и директор британского Центра исследований наркотиков и алкоголя. Точное отслеживание употребления психоактивных веществ также в значительной степени зависит от возможности проведения подворных обследований домохозяйств или школ, которые во время пандемии проводить было сложнее.

Однако Уолш говорит, что данные на уровне штатов немного четче. Согласно ее исследованию, во время пандемии в Кентукки увеличилось количество посещений отделений неотложной помощи в связи с инцидентами, связанными с передозировкой. Напротив, в штате наблюдалось снижение количества вызовов скорой медицинской помощи для неотложных состояний, не связанных с опиоидами.«Проблема опиоидов действительно усугубляется, если сравнивать ее с уменьшением количества обращений в больницу по поводу других заболеваний», — говорит она.

Связь между пандемией и употреблением наркотиков

Компания Compton предостерегает от того, чтобы связывать рост употребления наркотиков напрямую с COVID-19. Например, рост числа смертей от незаконного употребления опиоидов также может быть связан с изменением доступности наркотиков; если героин недоступен, кто-то может принять фентанил, который намного сильнее. Но эксперты соглашаются, основываясь на исследованиях и клинических наблюдениях, что связанные с пандемией штаммы, от экономического стресса и одиночества до общей тревоги по поводу вируса, являются основным фактором роста.«Существует своего рода идеальный шторм факторов, которые, как мы знаем, увеличивают употребление наркотиков», — говорит Уильям Ступс, доктор философии, профессор поведенческих наук, психиатрии и психологии в Университете Кентукки. «Люди более подвержены стрессу и изоляции, поэтому они принимают нездоровые решения, в том числе больше пьют и принимают наркотики». (Дополнительную информацию о привычках употребления алкоголя во время COVID-19 см. в январском мониторе .)

По мере того, как их стресс увеличивается, у людей может быть меньше способов справиться с ним, что, по словам Оуэнс, вероятно, способствует росту злоупотребления психоактивными веществами.Например, мероприятия, способствующие устойчивости, такие как физическая активность и социальные взаимодействия, не были такими безопасными для участия или легкодоступными, что может привести к тому, что некоторые люди начнут употреблять наркотики или будут употреблять их чаще или в больших количествах.

Существуют также практические причины роста числа передозировок, связанные с пандемией. Комптон говорит, что у людей больше шансов умереть, когда они употребляют наркотики в одиночку, потому что там нет никого, кто мог бы позвонить в 911 или ввести налоксон, средство для отмены опиоидов. Для тех, кто живет один во время пандемии, эта изоляция представляет очевидный риск.А в начале пандемии людям было труднее обращаться за медицинской помощью, необходимой им для выздоровления от употребления опиоидов, потому что некоторые клиники и общественные организации сократили свои услуги.

Уолш говорит, что в марте и апреле в метадоновых клиниках Кентукки наблюдалось увеличение числа пациентов, заканчивающих лечение, и снижение числа новых пациентов, начинающих лечение. «Врачи в основном концентрируются на COVID-19, а медицинские системы перегружены, поэтому люди не всегда могут получить необходимую им помощь», — говорит Ступс.«Существует также стигма вокруг расстройства, связанного с употреблением психоактивных веществ, которое удерживает людей от лечения, особенно во время пандемии».

Переход к телемедицине

К счастью, во время пандемии людям стало легче обращаться за медицинской помощью при расстройствах, связанных с употреблением психоактивных веществ, благодаря возросшей доступности телемедицины для решения поведенческих проблем со здоровьем. В то время как пандемия изначально заставила многие клиники и общественные организации закрыть свои двери, варианты телемедицины для решения проблем физического и психического здоровья становятся все более доступными, поскольку страховые компании и организации осознают необходимость.Кроме того, общественные группы, такие как Анонимные Наркоманы и Анонимные Алкоголики, все чаще встречаются виртуально. И большинство страховщиков, в том числе Medicaid, сняли предыдущие ограничения телемедицины на лечение поведенческого здоровья, включая расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ.

Например, Комптон говорит, что теперь врачи могут начинать лечение пациентов бупренорфином, препаратом, используемым для лечения опиоидов, с помощью телемедицины без проведения личного осмотра. Поставщики программ лечения опиоидов (в так называемых «метадоновых клиниках») также стали чаще предлагать пациентам метадон на дом для поддерживающей терапии во время пандемии.«Обычно вы должны быть чрезвычайно стабильны, чтобы принимать до 30 доз за раз дома, но они смягчили некоторые из этих [требований], поэтому пациентам не нужно каждый день появляться на программе лечения опиоидами», — Комптон. говорит.

Лучший доступ к телемедицине означает, что люди с проблемами, связанными с употреблением психоактивных веществ, также могут обращаться за дистанционной психологической помощью. В то время как Оуэнс говорит, что доступ к лечению может быть затруднен для людей без надежного интернета или телефонной связи, по словам Комптона, клиницисты в основном сообщают о том, что все больше пациентов приходят на приемы к психотерапевту благодаря все более широкому использованию телемедицины.«Одно из явных преимуществ изменений в инфраструктуре лечения во время пандемии заключается в том, что доступность телемедицины могла помочь некоторым людям, которые были на грани обращения за помощью, обратиться за этой помощью», — говорит Джастин Стрикленд, доктор философии, научный сотрудник по поведенческой фармакологии в Медицинская школа Университета Джонса Хопкинса.

Чем могут помочь психологи

Психологи имеют хорошие возможности для поддержки пациентов, страдающих расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ. Но то, как они помогают своим пациентам, зависит от типа препарата.Ключевым компонентом лечения расстройств, связанных с употреблением опиоидов, являются такие лекарства, как бупренорфин. Оуэнс говорит, что поощрение пациентов к обращению за медицинской помощью является первым шагом к предотвращению долгосрочных последствий употребления опиоидов, включая передозировку. Параллельное психологическое лечение может помочь людям придерживаться графика приема лекарств, выявлять стрессоры, которые привели их к употреблению опиоидов, и реагировать на них более здоровым образом, а также устранять связанные с ними состояния, такие как боль, посттравматический стресс, тревога и депрессия.

По словам Пола Христо, доктора медицинских наук, адъюнкт-профессора отделения медицины боли Медицинской школы Университета Джона Хопкинса, для психологов также важно выступать за расширение доступности налоксона, который в некоторых штатах может запросить любой желающий. аптека, чтобы иметь под рукой для лечения передозировки наркотиков в чрезвычайных ситуациях.«Нам нужно больше осведомленности по всей стране о том, что это то, что может предотвратить чью-то смерть», — говорит Христо.

Не существует одобренных FDA лекарств, которые врачи могли бы использовать для помощи пациентам в восстановлении после употребления стимуляторов, таких как кокаин и метамфетамин, но Ступс говорит, что существует ряд поведенческих вмешательств, таких как когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), которые психологи могут использовать. использовать, чтобы помочь. Некоторые клиницисты сочетают когнитивно-поведенческую терапию с подходом, называемым управлением в чрезвычайных ситуациях, который способствует воздержанию, предоставляя альтернативные поощрения, такие как подарочные карты или ваучеры, когда пациенты показывают, что они не употребляли наркотики.

Психологи также должны завести привычку спрашивать всех своих пациентов об употреблении психоактивных веществ. Оуэнс призывает клиницистов не предполагать, что пациенты без диагноза SUD не злоупотребляют психоактивными веществами или не подвергаются риску злоупотребления в будущем. «Поскольку стрессовые ситуации продолжаются, а эффективные навыки совладания с ними сокращаются, люди с большей вероятностью обратятся к психоактивным веществам», — говорит она.

Если пациент говорит, что употреблял наркотики, Оуэнс призывает клиницистов проявлять сочувствие, чтобы помочь пациентам понять, как факторы стресса могут влиять на их употребление психоактивных веществ, и определить лучшие способы справиться с этим.«Вместо того, чтобы предполагать, что люди хотят бросить употреблять, психологи должны помочь пациентам провести функциональный анализ роли вещества в их жизни», — говорит она.

Также важно, говорит Оуэнс, признать, что еженедельных амбулаторных приемов может быть недостаточно для каждого пациента, особенно для тех, у кого больше свободного времени во время пандемии. Психологи должны по мере необходимости координировать помощь с другими поставщиками услуг, уделяя особое внимание тому, чтобы как можно больше структурировать и поддерживать повседневную жизнь своих пациентов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *