23.09.2021

Рокфеллер это: пять правил сохранения семейного капитала :: Мнение :: РБК

пять правил сохранения семейного капитала :: Мнение :: РБК

В 1882 году Джон Рокфеллер учредил специальную структуру для управления благосостоянием. Юристы, бухгалтеры, налоговые специалисты и прочие советники были собраны под одной крышей, что позволяло учитывать все необходимые аспекты при обслуживании семьи. За сотню лет «семейный офис» Рокфеллеров превратился в отдельный бизнес: на сегодняшний день Rockefeller&Co управляет активами других состоятельных семей и различных организаций на общую сумму в $43,1 млрд.

2. У детей должна быть свобода выбора

Сын Джона Рокфеллера (Джон Рокфеллер «младший») рос под строгим надзором. Он учился обращению с деньгами на примере своего бережливого отца и получал ограниченное содержание. Но при этом отец предоставил сыну свободу выбора. Богатейший человек США решил: сын не должен следовать за мечтой отца, вправе сам выбирать свой жизненный путь, который не обязательно должен быть связан с бизнесом семьи.

Читайте на РБК Pro

«Младший» Рокфеллер применил такой же подход и к своим детям. Это дало возможность семье меняться, как того требовали обстоятельства и внешняя среда. Каждое новое поколение пересматривает идеалы и ценности, причем за сто лет подходы могут поменяться кардинально. Так, в сентябре 2014 года фонд Rockefeller Brothers Fund объявил об инвестициях исключительно в чистую энергетику для борьбы с изменением климата.

Членам семьи вовсе необязательно было заниматься бизнесом, они могли посвятить себя филантропии или политике. Например, Нельсон Рокфеллер, сын Джона Рокфеллера-младшего, четыре раза избирался губернатором штата Нью Йорк, а в 1974 году стал вице-президентом США.

3. Надо чаще встречаться

В начале XX века обычной считалась практика наследования по мужской линии: это позволяло сохранить капиталы внутри семьи. Основная часть состояния Джона Рокфеллера в $250 млн была передана единственному сыну, Джону «младшему», а три дочери Рокфеллера получили $24 млн.

Несмотря на свободу выбора, «младший» прожил всю свою жизнь, пытаясь соответствовать идеалам отца. Унаследованные личное состояние и власть были для сына источником дискомфорта. Предоставить детям возможность принимать участие в принятии решений, которые влияют на всю семью, — одно из решений вопроса несоответствия ожиданий детей.

Чтобы наладить внутрисемейную коммуникацию, Рокфеллер-младший внедрил практику регулярных семейных встреч. Со временем на такие встречи начали приглашать директоров из разных семейных бизнесов, чтобы пообщаться с ними, например, о политике найма на работу или о внешнеэкономической деятельности компании. Такая практика помогает подрастающему поколению постигать общие ценности и разбираться в разных аспектах деятельности семьи, попутно примеряя на себя те или иные роли.

4. Учитесь зарабатывать и сохранять

Джон Рокфеллер выработал правило распоряжения деньгами, которое прочно укоренилось в семье. Часть дохода следует положить в банк, часть направить на благотворительность по собственному выбору, а часть потратить. Представители третьего поколения семьи, Нельсон Рокфеллер и четверо его братьев, получали от отца по 25 центов в неделю, а остальные деньги должны были заработать сами: «Мы выращивали овощи и кроликов. Мы всегда работали. Все мальчики должны были ежедневно вести личные бухгалтерские книги, отдавать 10% своего дохода на благотворительность, откладывать 10% и вести учет всему остальному. Мы должны были знать, что случилось с каждым пенни, который мы заработали». Детей помладше такой подход учит делать вложения с умом, соблюдать баланс, а также шире смотреть на роль денег. Дети постарше уже планируют свой бюджет и учатся пользоваться банковским счетом.

Детям необходимо в раннем возрасте научиться зарабатывать, уметь сохранять и отдавать деньги, и только затем думать о том, как тратить. Эти простые правила, применяемые семьей Рокфеллеров на протяжении многих лет, превращают детей в умелых управляющих, которые с меньшей вероятностью начнут бездумно транжирить унаследованное богатство.

5. Учитесь отдавать

Рокфеллер полагал, что крупные частные капиталы должны использоваться для устранения причин социальных проблем, изменяя условия и среду. Оставив детям $274 млн на четверых, он направил при жизни около $530 млн различным благотворительным организациям. Вся семья Рокфеллеров на протяжении всего XX века не только принимала активное участие в филантропии, но и была пионером новых подходов.

Вот самое свежее подтверждение. Фонд Rockefeller Foundation, основанный Рокфеллером-младшим еще в 1913 году с эндаументом в размере $180 млн, сыграл ключевую роль в тестировании облигаций социального воздействия (social impact bonds). На обычные облигации этот финансовый инструмент совсем не похож. По контракту на выпуск таких бондов инвесторы направляют свои деньги на решение определенной социальной проблемы (борьба с бедностью, например). Но могут получить от государства свои средства и доход только в случае, если инвестиции помогут достигнуть заданных заранее социальных результатов, которые можно посчитать (снижение числа людей, живущих за порогом бедности, в данном примере).

Достигнут заявленный результат или нет, определяет независимый оценщик.

И хотя сам отец-основатель занимался филантропией под сильным влиянием своих религиозных убеждений (а скорее всего учитывал еще и налоговые аспекты), филантропическая активность Рокфеллеров считается одним из важных элементов, который до сих пор связывает семью вместе.

Рокфеллеры и Ротшильды — влияет ли соперничество двух богатейших семей планеты на судьбы мира?

Мы рассказывали в нашей программе о семье американских миллиардеров Рокфеллеров. Джон Рокфеллер в начале ХХ века был самым богатым человеком в мире. Возможно, самым богатым за всю историю человечества. Потом мы рассказывали о семье Ротшильдов. Эти банкиры в XIX веке кредитовали многие монархии Европы. Их богатство и сейчас огромно.

Конспирологи всего мира любят эти семьи. Жизнь этих семей дает богатую почву для многочисленных исторических и политологических спекуляций. Конспирологи видят в них те тайные силы, которые управляют миром. Силы, которые начинают и заканчивают войны, устраивают революции, меняют режимы. Силы, которые движут историей.

Возможно ли это? Они ведь не боги, они люди. Они — капиталисты. А главный интерес капиталиста — прибыль. Они и работают на свою прибыль. Задавал ли себе вопрос Рокфеллер, что созданная им предельная концентрация нефтяного рынка тормозит развитие Америки? А Ротшильды понимали, что когда они манипулировали финансовыми рынками, это тоже мешает развитию?

Думаю, что эти умнейшие люди все прекрасно понимали. Но только такая постановка вопроса не для них. Они работали на себя, на свои интересы. Они приумножали свой капитал. Потом приходили другие игроки, новые элиты со своими интересами и давали свои ответы на подобные вопросы. И эти ответы часто вели к таким решениям, которые были невыгодны ни Рокфеллерам, ни Ротшильдам. Например, разрушение нефтяной монополии в США, компании Standard Oil. И что бы ни говорили, как ловко Джон Рокфеллер выкрутился, как он сохранил контроль в нескольких новых компаниях, он на этом на самом деле много потерял.

Я думаю, мир слишком сложен, чтобы им можно было управлять из одного штаба. Но если такой штаб где-то и есть, то не на Земле.

Многочисленные исследователи жизни семей Ротшильдов и Рокфеллеров схожи с алхимиками. Одни безрезультатно уже который век ищут философский камень, другие – прямые доказательства того, как именно эти семьи управляют миром. Объединяет алхимиков с ротшильдо- и рокфеллероведами вера в то, что истина где-то рядом.

Американцы Рокфеллеры свое состояние сколотили на добыче нефти. Не зря же первый Рокфеллер, Джон, родившийся в 1839 году, сумел взять под контроль 90% всей нефтяной промышленности США.

«Рокфеллеры – это нефтяная геополитика и еда. Еще в 70-е Киссинджер говорил, что если вы контролируете нефть – вы контролируете народы, а если еду – то все человечество. Генетически модифицированные продукты – также во владении Рокфеллеров, как и химикаты для агропрома», — говорит экономист, писатель и политолог Фредерик Уильям Энгдаль.

Европейцы же Ротшильды свою империю построили на золоте.

Задолго до Рокфеллеров. По легенде, основатель клана Майер Амшель начал с обмена монет германских княжеств. Сегодня состояние семьи, по некоторым оценкам, превышает ВВП Великобритании — около трех с половиной триллионов долларов.

А вот причина противостояния самых богатых семей в мире — противостояние золота и нефти. Европы и США. Никакой конспирологии. Только бизнес. Ни для кого не секрет, что большая часть золота мира хранится в Соединенных Штатах, в банках Федеральной резервной системы США, которую, в свою очередь, контролируют американцы Рокфеллеры. Хранят там золото почти все европейские страны. Но в 2013 году Центробанк Германии решил свое золото вернуть, 300 тонн. США отдавали его частями, растянув процедуру почти на четыре года. В феврале 2017 года в Германию вернулось почти все. Нечто подобное в истории уже было — золото пытались возвращать французы.

«Все помнят этот эпизод, часто очень упоминается. Какой молодец де Голль. Взял, собрал бумажки эти зеленые поганые и отправился в Соединенные Штаты, и кинул их, сказал: «Заберите! Подавитесь, а отдайте золото!» Но мало кто знает, что он выполнял волю Ротшильдов, потому что де Голль был тесно связан с Ротшильдами. Де Голлю это вышло боком. В 1968 году произошли волнения во Франции. В 1969 году он слетел. Рокфеллеры начали готовить ответный удар. Вы бьете по нашему золотому стандарту? Очень хорошо! А мы вообще отцепим золото от доллара. Но здесь возникает вопрос: а чем же заменить золото? Заменить нефтью», — поясняет директор Института системно-стратегического анализа Андрей Фурсов.

Вот такая непрекращающаяся борьба между американцами Рокфеллерами и европейцами Ротшильдами.

«Это большая игра, которая ведется, по меньшей мере, с XVI века, речь о завоевании мира всеми доступными способами — войной, торговлей, коррупцией», — уверен политолог Эммануэль Леруа.

Тогда, в 1971 году, президент США Никсон, понимая, что за де Голлем могут последовать другие, объявил о приостановке конвертируемости доллара в золото. То есть, доллар больше не обеспечивался золотом. На первый план вышла стоимость нефти. Условия миру стали диктовать те, кто печатает доллары и контролирует Федеральную резервную систему. То есть, формально тогда победу одержали американцы Рокфеллеры. Теперь говорят о том, что европейцы Ротшильды нанесли ответный удар. Мол, Дональд Трамп, президент США – их ставленник. Впрочем, на фоне борьбы друг с другом и Ротшильды, и Рокфеллеры добиваются одного и того же – увеличения собственного капитала, а значит и влияния на мир.

«Влияние этих двух семей на Западе все еще велико, и их эпоха не собирается заканчиваться. Они не враги, это разные члены одного совета директоров по глобализации мира», — уверен Фредерик Уильям Энгдаль.

Чем закончится для мира новый виток противостояния Ротшильдов и Рокфеллеров, предсказать сложно. Конспирологи говорят о скором конце Федеральной резервной системы и ее порождения – ничем не обеспеченного американского доллара. Но в таком случае, по мнению аналитиков, рухнет и вся мировая финансовая система. Впрочем, в случае с исследованием деятельности Ротшильдов и Рокфеллеров всегда сложно понять, где заканчивается конспирология и начинается аналитика. Равно как и наоборот.

Коллекция искусства Дэвида Рокфеллера | Tatler – журнал о светской жизни

Получив диплом бакалавра в Гарварде, Дэвид год проучился в Лондонской школе экономики и политических наук, в 1940-м в Чикагском университете получил степень доктора экономики. В том же году он женился на дочери преуспевающего адвоката с Уолл-стрит Маргарет Макграт, с которой познакомился несколькими годами ранее на балу дебютанток. Родители жениха предложили молодым поселиться в коттедже на территории их имения в Покантико-Хиллс. «Найдя товары по сниженным ценам, Пегги умудрилась обставить весь дом за пять тысяч долларов! – писал в предисловии к своей «Коллекции» Рокфеллер. – Уверен, отца впечатлила ее бережливость так же, как ее вкус и умение вникать в детали. Вскоре она обзавелась удостоверением декоратора, что позволило ей делать оптовые покупки мебели и тканей. На протяжении более чем сорока лет нашей совместной жизни Пегги лично декорировала каждый дом, в котором нам доводилось жить. Благодаря ее талантам наши дома были, мне кажется, гораздо более уютными, чем если бы мы положились на приглашенных дизайнеров. Пегги была твердо убеждена, что дом не должен походить на музей, и я полностью с ней согласен».

К 1945 году, когда Рокфеллер вернулся с военной службы в Северной Африке и Франции, у них с Пегги уже было трое детей (всего же наследников было шестеро; младший сын Ричард погиб при крушении самолета в 2014-м). Требовалось безотлагательно подыскать жилище, которое вместило бы растущую семью. В 1947 году Рокфеллеры купили огромный таунхаус на Восточной 65-й улице, примерно тогда у сестры Дэвида Бэбс ими был выкуплен Hudson Pines. «Дома Дэвида и Пегги всегда были заполнены редкими, дорогими, удивительными вещами, на которые хотелось смотреть и восхищаться, но в них самих никогда не было нарочитости, ничего показного, – рассказывает Агнес Ганд, сменившая Рокфеллера на посту председателя попечительского совета МоМА. – Они всегда были теплыми людьми, очень домашними. При этом все в доме работало как часы».

С особой теплотой Ганд вспоминает застолья: «Я каждый раз сгорала от нетерпения. Какой фарфор! У них была посуда всех видов. И невероятные цветы. Крупные роскошные георгины из собственной оранжереи, весной нарциссы и ирисы. Все по сезону». «Потрясающий фарфор, – соглашается телеведущая Марта Стюарт, которая познакомилась с Рокфеллером в 1997-м, когда купила дом по соседству с его имением. – Посуда самых разных эпох: английская, французская, китайская. Каждое лето я несколько раз обедала у них и, по-моему, никогда не ела из одних тарелок дважды. В Сил-Харборе как-то не ожидаешь увидеть чашу для ополаскивания пальцев. Но у Дэвида такие были».

Каково это — быть миллиардером и умереть в 101 год: 5 фактов о Дэвиде Рокфеллере cтаршем

Миллиардер Дэвид Рокфеллер скончался 20 марта в своем родовом имении в Покантико-Хиллз в штате Нью-Йорк в возрасте 101 года. Внук первого в истории долларового миллиардера, глава известного дома, младший брат 41-го вице-президента США, банкир и глобалист: Esquire вспоминает, чем запомнился Дэвид Рокфеллер Старший.

Факт 1

Дэвид Рокфеллер старший — самый старый участник списка миллиардеров Forbes (он занимает 581-е место с состоянием в $3,3 млрд) и единственный представитель династии, достигнувший столетия.

Факт 2

Рокфеллер — известный филантроп. В 2008 году миллиардер пожертвовал $100 млн. Гарвардскому университету на расширение преподавания гуманитарных наук и финансовую поддержку студентов, стажирующихся за рубежом. Это пожертвование стало самым крупным за всю 370-летнюю историю университета. Тремя годами ранее Дэвид Рокфеллер перевел по $100 млн. Нью-Йоркскому музею современного искусства и Рокфеллеровскому университету. А в 2010 году стал участником благотворительной кампании The Giving Pledge, организованной Биллом Гейтсом и Уорреном Баффетом. Все члены кампании обязались пожертвовать не менее 50% своего состояния на благотворительные цели. Всего, по подсчетам прессы, благотворительные взносы Рокфеллера превысили отметку в $900 млн.

Факт 3

У Дэвида Рокфеллера было странное увлечение — коллекционирования жуков. По данным американской прессы, миллиардер владел самой крупной коллекцией насекомых в мире, насчитывавшей больше 40 тысяч экземпляров.

Факт 4

Дед воевал — в 1942 году Рокфеллер старший записался на военную службу. До конца войны он служил в разведке на территории Северной Африки и Франции, прошел путь от рядового до капитана.

Факт 5

В его послужном списке — должность секретаря мэра Нью-Йорка и работа в Департаменте обороны, здравоохранения и социального обеспечения. Сразу после войны Рокфеллер поступил на службу в Chase Manhattan Bank, через 15 лет стал его президентом, а в 1981-м вышел на пенсию, достигнув предельно допустимого уставом банка возраста для этой должности.

Рокфеллер – Деньги – Коммерсантъ

Журнал «Коммерсантъ Деньги» №43 от , стр. 16

&nbspРокфеллер

Рокфеллеры: фабрика миллиардеров

       Джон Рокфеллер-старший основал университет в Чикаго и завещал полмиллиарда долларов на развитие науки. Джон Рокфеллер-младший восстановил Metropolitain Opera и подарил Организации Объединенных Наций ее нынешнюю резиденцию. В частной жизни их лозунгом было: «Блаженны неимущие».
       
       В 1908-м году знаменитый американский газетчик и издатель Пулитцер озадачил одного из своих лучших сотрудников секретной миссией.
       По замыслу Пулитцера, миссия должна была вылиться в самый сенсационный репортаж за всю историю свободной прессы.
       Журналисту следовало переворошить архивы, библиотеки, финансовые учреждения и извлечь на свет божий подлинную биографию Джона Дэвисона Рокфеллера Старшего.
       Поводом стал жалкий чек на десять тысяч долларов, которые Рокфеллер пожертвовал на некие общественно-полезные цели. И немедленно выбросил это событие из головы, как он всегда поступал с улаженными делами.
       Годовой благотворительный бюджет Рокфеллера составлял в ту пору около двух миллионов долларов.
       Десять тысяч — по несложным подсчетам ровно полпроцента от этой суммы  — вызвали решительно ни с чем несоразмерное возбуждение.
       Газеты украсились заголовками «Деньги Рокфеллера — деньги Сатаны». По мнению прессы, дар следовало немедленно и с негодованием отвергнуть.
       В первое десятилетие двадцатого века согражданам внезапно и срочно понадобилось узнать, чем именно пахнут миллионы Рокфеллера.
       Расследование Пулитцера принесло издателю пару весьма неприятных неожиданностей.
Сенсация не оправдала затрат на ее добычу. Во всяком случае, на первый взгляд.
       
Корень из минус единицы
       К музыке Джон Дэвисон Рокфеллер был совершенно безразличен: если только речь не шла о церковных песнопениях.
       В театре его видели один-единственный раз за всю жизнь. Что обеспечило озадаченному режиссеру аншлаг и наезд фотокорреспондентов.
       Живопись он считал развратом.
       Хороший аппетит — наказанием божьим.
       Светскую жизнь — преддверием ада.
       Политику — занятием для слабоумных.
       Любовь — вымыслом литераторов. Которых он не ставил ни в грош.
       Извлечение выгоды было его любимым времяпрепровождением и единственной усвоенной им наукой.
       Одна из трех его сестер как-то кисло заметила: «Если с неба посыпется овсяная каша, Джонни будет первым, кто побежит за тарелкой».
       Семи лет от роду — году, стало быть, в 1845-м — Джонни самостоятельно взрастил стадо индюков. Которое немедленно… продал за пятьдесят долларов соседскому фермеру. Деньги он, долго не думая, отдал в долг другому соседу.
       Под семь процентов годовых.
       Ни в какие более подобающие нежному возрасту игры он не играл отродясь.
       В середине девятнадцатого века нефть добывали только в тех местах, где достаточно было ткнуть в землю лопатой, чтобы забил фонтан. Продавали ее, главным образом, в аптеках.
       Народ верил, что это отличное средство от простуд и вшей.
       В шестнадцать лет Джонни Рокфеллер бросил университет и отправился скупать нефтяные участки и нефтеперерабатывающие предприятия.
       Начального капитала у него, разумеется, не было.
       Зато был любящий папаша, одолживший сыну средства.
       Под десять процентов годовых.
       И взимавший штрафные проценты с любой просроченной выплаты.
       Великодушный отец вел мелкую торговлю с индейцами Дикого Запада и прославился тем, что при любых попытках сбить цену убедительно имитировал временную потерю слуха.
       В 1863-м Джон купил свой первый нефтеперерабатывающий завод.
       В 1873-м его компании Standard Oil принадлежала вся нефтепереработка штата Огайо.
       В 1882-м — девяносто пять процентов нефтеперерабатывающей промышленности Соединенных Штатов.
       В конце восьмидесятых господа Даймлер и Бенц выпустили на улицы мира первое чудовище на четырех колесах, которое питалось бензином.
А в 1910-м Джон Дэвисон Рокфеллер Старший был самым богатым человеком на земном шаре.
       
Золотая лихорадка
       Даже шутить он мог только по поводу денег. Каждое утро в своем бюро Рокфеллер традиционно начинал с замечания, которое ему самому казалось неотразимо остроумным:
       «Ну что же, попробуем слегка поправить наше плачевное положение».
       Его поместье в Покантико Хиллз в окрестностях Нью-Йорка по площади в десять раз превосходило княжество Монако.
       Сам Рокфеллер последовательно отказывался извлекать из своего богатства хотя бы минимальное удовольствие.
       Глубокое наслаждение ему доставлял исключительно аскетизм.
       Рокфеллер не пил, не играл в карты, не скрывался от налогообложения и не имел любовниц. Что с прискорбием было вынуждено констатировать вышеупомянутое журналистское расследование г-на Пулитцера.
       За его обеденным столом по правую руку всегда сидел методистский священник Фредерик Гейтс, специально зачисленный в штат Standard Oil.
       Его многочисленные отпрыски донашивали друг за другом брюки и свитера и делили один велосипед на четверых.
       Выходя на улицу, он неизменно оказывался в обществе попрошаек, вымогавших милостыню. Карманы Рокфеллера — известного благотворителя — были всегда набиты пятицентовыми монетами.
       И… каштанами.
       Которые Рокфеллер считал идеальным средством от ревматизма. Он полагал, вероятно, не без оснований, что уличные бродяги подвержены этому неприятному заболеванию. Так что те, кому не хватило пятицентовика, могли рассчитывать на пару каштанов.
       Его ненавидела вся Америка.
       Разумеется, не за каштаны.
       Standard Oil представлялась Рокфеллеру своего рода филиалом божественной канцелярии, которая высасывает из-под земли блага Всевышнего в виде нефти и распределяет их между людьми.
       На одном из своих юбилеев, подпевая приглашенному хору, Рокфеллер вдохновенным тенором скандировал: «Благослови, Боже, нас всех, благослови, Боже, Standard Oil».
       Скончался он в 1937-м, в возрасте девяноста восьми лет. Когда сограждане уже готовы были поверить в его бессмертие.
       
Дьявол и его двойник
       Если бы Джон Рокфеллер Младший и Джон Рокфеллер Старший были не сыном и отцом, а, скажем, двумя братьями, они бесспорно оказались бы близнецами.
       Речь, разумеется, не о внешнем сходстве.
       Оба были, так сказать, генетическими миллиардерами.
       Жизненный путь Джона-младшего воспроизводил жизненный путь его отца с раздражающей буквальностью.
       Правда, Младший поначалу позволял себе некоторую расточительность, до которой отец ни за что бы не опустился. Как-то: тратил по тридцать центов на завтрак в кафе и однажды даже оставил парикмахеру пять центов на чай.
       (Парикмахер, наповал сраженный щедростью, велел оправить пятицентовик в раму и выставил его в своем заведении.)
       Кроме того, начало его деятельности в Standard Oil было ознаменовано бурным провалом. Как-то невзначай просчитавшись, Рокфеллер-младший за первые два месяца причинил фирме двадцать миллионов убытка.
       Отдадим должное Рокфеллеру-отцу, который имел милое обыкновение засуживать сотрудников до полусмерти из-за пяти долларов. При этом вовсе не в переносном смысле.
       В данном случае он неожиданно проявил непоследовательное благодушие.
       Отдадим должное и Младшему — это был первый и последний финансовый просчет, который он совершил в своей жизни.
       Служащие компании как-то даже не почувствовали, что основатель империи, оставаясь главой и владыкой Standard Oil, передал практическое руководство сыну году этак в 1896-м.
       На Standard Oil эта перемена решительно никак не сказалась.
Казалось, все та же черная фигура высаживается ровно в девять из лимузина и направляется в бюро.
       
Устрица
       Душераздирающий аскетизм и добродетельность во втором поколении, кажется, только усугубились.
       Подобно отцу, Джон Рокфеллер-младший, унаследовавший по скромным подсчетам пятьсот миллионов, личных потребностей как бы совершенно не имел и тратил деньги исключительно на благотворительность.
       Все хозяйственные расходы ежедневно заносились в бухгалтерскую книгу.
       В брак Джон-младший вступил после напряженных раздумий и затяжной проверки чувств. Его избранница готова была сказать ему «да» на следующий день после знакомства, но была вынуждена четыре года дожидаться официального предложения.
       Столь длительные колебания были вызваны тем, что невеста казалась ему несколько… фривольной особой. То есть иногда являлась в обществе в шляпке модного фасона.
       Дочь Эбби и пятеро сыновей: Джон, Нельсон, Лоуренс, Уинтроп и Дэвид — являвшиеся на свет с аккуратными промежутками в два года, были также обречены на фамильную педантичность.
       Джон Рокфеллер-младший ежеутренне лично будил их в семь часов сорок пять минут перед тем, как отправиться в свое бюро на Бродвее.
       Единственной разновидностью ненаказуемых развлечений признавалось послеобеденное семейное музицирование.
       За помощь по хозяйству родители аккуратно выплачивали детям по пять центов. И столь же аккуратно взимали по пять центов за мелкие проступки и шалости.
       Позже в дело шли и суммы покрупнее. Сыновьям Джон обещал по две с половиной тысячи долларов, если они воздержатся от курения и не станут прикасаться к спиртному.
       Он ни на секунду не сомневался в том, что именно таким образом следует поддерживать в порядке фабрику по воспроизводству Рокфеллеров. Безупречных и всемогущих.
       Никогда не ошибавшийся в подсчетах Джон-младший на сей раз просчитался. Была ли ошибка математического, морального или же психологического свойства — неизвестно.
       
Postscriptum к империи
       Финал процветания династии забрезжил в тот момент, когда Джон Рокфеллер-младший — в первый раз за много лет — проявил оригинальность. И сделал нечто, чего никогда не сделал бы Джон-старший.
       Он выделил каждому из наследников долю в сорок миллионов. И предоставил им самим решать, как поделить обязанности в семейном предприятии.
       (Рокфеллер-старший довольно холодно относился ко всем формам демократии и полагал, что власть и деньги должны оставаться в одних руках. )
       Последствия оказались более разрушительными, чем можно было предполагать.
       Старшая сестра Эбби стала курить и сбежала с неким элегантным проходимцем.
       Лоуренс, поклонник Канта и классической архитектуры, занялся инвестициями в авиационную промышленность. (Ни его отец, ни дед ни разу в жизни не летали самолетом, считая этот вид транспорта дьявольским наваждением.)
       Уинтроп удалился в Арканзас, где создал образцовое фермерское хозяйство и клинику для местного населения.
       Дэвид, с упоением ловивший бабочек, вознамерился стать ученым (интеллектуалов Рокфеллеры традиционно презирали).
       Джон Третий последовательнее прочих готовился заместить стареющего Джона Второго.
       Наконец, Нельсон подался в политику, пообещав оцепеневшим от ужаса родственникам стать президентом Соединенных Штатов (И не сдержал обещания. Вице-президентом он, правда, как-то раз оказался).
       Они женились, разводились, плодили детей, пили спиртное, попадали в колонки светской хроники, позировали фотографам и посещали модные выставки.
       Это был конец тайны — и конец клана.
       Рокфеллеры перестали быть загадочной властью, денежным монстром, запрятанным в полусумрак недоступных публике бюро и кабинетов.
И превратились просто в очень богатых американцев. Каких в Америке — пруд пруди.
       
       P.S. В 1979-м году семидесятилетний Нельсон Рокфеллер скончался от сердечного припадка. Как сдержанно выразилась пресса, во время интимного свидания с одной достойной дамой. Которой он платил ежегодную зарплату в 225 тысяч долларов за услуги, никак не определенные в ее контракте.
       Его одежду пришлось собирать по всей комнате.
       Еще через десять лет семья, состоящая из пятидесяти человек и четырех миллиардов долларов, продала Рокфеллеровский центр японским инвесторам за девятьсот тысяч.
       
       Евгений Сирин
       
       

Комментарии Главные события дня от «Ъ» в  Viber

Как капиталист с Лениным воевал.

К годовщине декоммунизации от Рокфеллера


В этот же день в 1906 году:
начала работу Государственная Дума
Российской империи первого созыва

10 мая 1933 года Нельсон Рокфеллер уволил Диего Риверу за отказ убирать изображение Ленина с фрески одного из зданий Рокфеллеровского центра.

Конец апреля 2017-го в очередной раз ознаменовался спорами на тему, надо ли выносить Ленина из Мавзолея. Порой даже удивительно упорное желание медиа-класса создавать виртуальную повестку, когда и в реальной тем хватает. Сегодня, когда мы справляем 84-летие искусствоведческого спора капиталиста и коммуниста, стоит снова вспомнить есенинский вопрос: «Кто такое Ленин?».

Мы свой, мы новый дом построим

Когда ты – Рокфеллер, можно строить не мелочась. Не дом, а сразу квартал на Манхэттене. Рокфеллер-центр – это полтора десятка зданий, самое известное из которых – RCA Building (сегодня известно как GE Building). Вы его тоже наверняка знаете, по крайней мере, на этапе строительства. Видели это фото?

Считается, что на нём изображено строительство Empire State Building, более знаменитого нью-йоркского небоскрёба. Однако это широко известное заблуждение. Вот именно это здание Рокфеллер и пригласил украсить Диего Риверу.

Дорога, на которой повстречались бизнесмен и художник, была довольно извилистой. Можно сказать, что свела их Октябрьская революция.

В 1927-м на празднование десятилетия Октября советское руководство пригласило множество гостей из-за рубежа. Не абы кого, конечно же, а тех, кто с сочувствием относился к событиям в СССР. В их число попал и Диего Ривера – мексиканский художник и коммунист. Его не просто пригласили в СССР, 7 ноября 1927 года он стоял на трибуне Мавзолея. В общей сложности Ривера провёл в СССР восемь месяцев, читал лекции, преподавал искусство фрески. Фрески – специализация Риверы, ими он известен в первую очередь.

Как раз в Москве произошла встреча Риверы с Альфредом Барром и Джерри Эбботом. Спустя некоторое время они стали руководителями Музея современного искусства, открытого при активной меценатской помощи семьи Рокфеллеров. А в то время они как раз подыскивали современных художников, чьи работы можно было бы выставлять в музее после его открытия. Выставка Риверы стала второй в истории музея. Опекала музей супруга Нельсона Рокфеллера Мэри. Она-то и сосватала художника мужу для украшения RCA. Тот выбрал тему, выплатил задаток и пообещал художнику полную свободу творчества.

Забегая вперёд, нужно отметить, что никто уже не узнает, что бы было на той фреске, поскольку она была не доделана до конца и уничтожена. Ривера позже восстановил её, однако, похоже, несколько ужесточил первоначальный вариант: добавил на фреску Льва Троцкого, а выпивающих капиталистов изобразил похожими на Нельсона Рокфеллера и его отца Джона Дэвисона. Художника, как известно, обидеть просто, зато и мстит он с выдумкой.

Яблоко раздора

А случилось вот что. Предложенную тему «Человек на распутье» Ривера интерпретировал как выбор человека между капитализмом и социализмом. Со стороны первого – солдаты в противогазах, идущие на убой, демонстрация рабочих, разгоняемая полицией, те самые выпивающие в ресторане капиталисты. Со стороны социализма – рабочие, физкультурники и Ленин. Собственно вот.

С рабочими и физкультурниками юный Рокфеллер (на момент увольнения художника ему не исполнилось и 25 лет), пожалуй, ещё бы смирился. Но вот на Ленине свобода творчества закончилась. Оно и понятно. На момент скандала между США и СССР даже не существовало дипломатических отношений, эту функцию с горем пополам выполняла миссия «Амторга». Несмотря на участие американских компаний в советской индустриализации отношения были более чем натянутыми. И тут вдруг – Ленин в здании одного из самых известных капиталистов США и всего мира.

Ривера тоже оказался человеком принципиальным, и отказался убирать Ленина с фрески. Рокфеллер парировал: «Это моя стена» и расторг контракт. Фреску уничтожили, даже заступничество супруги Рокфеллера не помогло. Роспись здания поручили художнику Хосе Мария Серту, он обошёлся политически нейтральным сюжетом становления США, а Ривера уже известным образом отомстил за обиду.

Ленин как художественный приём

Так что недавняя надцатая по счёту за последнюю четверть века дискуссия на тему «давайте похороним Ленина» совсем не должна нас удивлять. Практика удаления Ленина из визуального пространства имеет давние традиции, а Ривера очень точно уловил суть происходящего. В его фреске Ленин – своего рода зеркало, в которое глядит капитализм и видит в нём свои пороки. Одновременно таким зеркалом является и сама фреска, потому что каждый увидит в ней своё. Если мысленно перенестись в Нью-Йорк 1933 года, вообразить себя не Рокфеллером, но тоже противником Ленина в Рокфеллер-центре, то условный диалог с Риверой мог бы выглядеть примерно так:

– Мэтр, а что на вашей фреске делает лидер большевиков?

– А вас на ней только Ленин смущает? А разгоняемая полицией забастовка (и её причины) – нет?

Тут нужно отметить, что период 1932-1933 годов – это время так называемых фермерских забастовок, протеста фермеров против грабительских закупочных цен. И для их подавления привлекали не только полицию, но и войска. Да и промышленные рабочие не отставали, в основном, конечно, те, кто потерял работу и кому уже нечего бояться. Однако, учитывая уровень безработицы в США в начале 1930-х, цифры всё равно внушительны. Причём только в 1935 году американские рабочие получили право создавать профсоюзы, а забастовки стали легальным методом отстаивания интересов перед работодателем.

Только вот ведь какая штука. Если для Риверы Ленин был своего рода символом, антиподом «жадных ублюдков» (Джон Стейнбек), то для нас это фактически создатель нынешнего государства. С коррективами, внесёнными историей, но тем не менее. Таким личностям практически в любом государстве ставят мемориалы, случается – вокруг могилы. Может быть, это непонятно, но Ленин и Мавзолей с самого начала были одним целым. И если тело Ленина захоронить, что постоянно приходится слышать от гуманистов и общечеловеков, то придётся убирать и Мавзолей, как это уже предлагал в своё время Ельцин Сергею Степашину. А с ним и фигуру Ленина из истории. Как фреску Риверы. Сначала щитами закрыли, потом сбили молотками.

***

Нет, конечно, можно компромисс найти какой-то. Заменить тело на восковую копию, ещё что-то. Только вот решать это не политикам и не журналистам оппозиционных СМИ. Перефразируя Рокфеллера, «Это не ваша стена». Только референдум – если уж так зачесалось. Только вот ответ может не понравиться.

Будь сам себе тираном: 6 слагаемых успеха Джона Рокфеллера

Эту статью можно послушать. если вам так удобно, включайте подкаст.

В 1870 году, когда ему было 31, Джон Дэвисон Рокфеллер стал крупнейшим в мире переработчиком нефти. Выходя на пенсию, он считался самым богатым человеком в Америке, а к концу жизни — богатейшим в мире. Его личность и методы оценивают по-разному.

Для критиков Рокфеллер — беспощадный капиталист, который подавлял конкурентов и создал злостную монополию. Для почитателей — гений бизнеса, олицетворение мечты об успехе, достигнутом своим трудом. Тот, кто укрепил нестабильную индустрию, создал новые рабочие места, снизил цены на нефть.

Пожалуй, самым удивительным качеством этой личности был невероятный самоконтроль. Джон понимал: если хочешь быть сам себе руководителем, научись руководить собой. Можно относиться к первому в истории долларовому миллиардеру как угодно, но его принципы стоит взять на заметку. Они нейтральны с точки зрения этики и пригодятся в любом начинании.

1. Непоколебимая настойчивость

Рокфеллер родился в простой небогатой семье. Он с детства помогал родителям на ферме, ухаживал за младшими братьями и сёстрами, подрабатывал. Обучение в школе давалось ему тяжело. Позднее его одноклассники говорили, что в то время он ничем не выделялся, разве что усердием. Но в этом и кроется один из секретов его успеха: он выполнял задания с терпеливой настойчивостью.

После школы Джон поступил в колледж и вскоре обнаружил в себе способность к работе с цифрами. Не желая тратить годы на обучение, он ушёл из колледжа и записался на трёхмесячные бухгалтерские курсы. В 16 лет он начал искать работу.

Рокфеллер хотел получить место в крупной уважаемой фирме, где больше всего возможностей научиться чему-то и продвинуться дальше. Он составил список самых надёжных банков, торговых и железнодорожных компаний.

Каждый день он надевал костюм, брился, чистил ботинки и отправлялся на поиски работы. В каждой фирме он спрашивал главного руководителя, но обычно ему предлагали поговорить с помощником. Рокфеллер сразу же сообщал ему, что разбирается в бухгалтерии и хочет получить работу.

Пройдя все фирмы из списка без результата, он начал заново и повторно посетил каждую. В некоторые он заходил по три раза.

Он относился к поиску как к полноценной работе, занимаясь им шесть дней в неделю с утра до вечера. Через шесть недель он наконец услышал желанные слова: «Мы дадим тебе шанс». Небольшой компании Hewitt & Tuttle срочно требовался помощник бухгалтера, и Рокфеллеру предложили немедленно приступить к работе. Этот день он помнил всю оставшуюся жизнь и считал началом своего успеха.

2. Самообладание и сдержанность

Мать Рокфеллера с детства учила его, что контроль над самим собой означает контроль над другими. Он запомнил это, и его стиль руководства сильно отличался от типичного для тогдашних промышленных магнатов. Его власть основывалась не на гневном стучании кулаком по столу, а на бесстрастной манере держаться.

В молодости он бывал вспыльчивым, но потом научился контролировать свой нрав. С тех пор и до конца жизни он отличался удивительным самообладанием, сохраняя невозмутимость в любых ситуациях. Это хладнокровие дополняла подчёркнутая сдержанность. Обычно Джон почти не раскрывал свои мысли, даже близким соратникам.

Рокфеллер следовал принципу: «Успех приходит, когда держишь ухо востро, а рот на замке».

Он держал под контролем своё настроение, реакции и выражение лица. Он никогда не выходил из себя, общаясь с работниками, даже когда они на что-то жаловались. По их словам, он всегда находил для каждого доброе слово и никого не забывал. Такое спокойствие и дружелюбие даже в трудные для фирмы времена завоевало Рокфеллеру отличные отзывы работников. Они считали его честным и великодушным, свободным от мелочных вспышек и диктаторства.

Джон Рокфеллер, 1870-е

Рокфеллер полагал, что в молчании сила, и на встречах с другими руководителями тоже больше слушал, чем говорил. Это почти сверхъестественное спокойствие только укрепляло его влияние. Соперников оно выводило из равновесия, а длинные паузы во время обсуждения сделки сбивали с толку.

Хотя критика, которую он считал несправедливой, и раздражала его, он сдерживал порывы резко отреагировать. Такая железная выдержка объяснялась ещё и устройством его натуры: он не жаждал одобрения окружающих, особенно тех, кого не уважал.

3. Скромность

Может показаться, что Рокфеллер был гордецом, но это совсем не так. В течение всей жизни он старательно развивал в себе скромность. Он понимал, что власть и богатство могут сделать человека высокомерным, и осознанно боролся с этим.

Когда его капитал начал расти, он каждый день повторял про себя пословицы наподобие такой: «Гордый покичился, да во прах скатился». Лёжа вечером в постели, он напоминал себе о нестабильности нефтяной индустрии и недолговечности успеха.

Дело заладилось, и тебе уже кажется, что ты хороший коммерсант. Смотри, не спеши, а то потеряешь голову. Неужели из-за этих денег ты будешь задирать нос?

Джон Рокфеллер

Так бизнесмен предостерегал себя. Он считал, что такие разговоры с самим собой помогают ему не сбиться с пути.

Ещё на Рокфеллера позитивно влияло участие в жизни церковной общины. Он прилежно посещал службы и всячески помогал: вёл молитвы и преподавал в воскресной школе, при необходимости выполнял обязанности секретаря или дворника. Ни одну работу не считал ниже своего достоинства. Став одним из богатейших людей в стране, Джон не начал посещать более фешенебельную церковь, как это делали другие. Он, наоборот, стал ещё больше ценить возможность контактировать с простыми людьми.

Рокфеллер вообще всегда интересовался людьми и их судьбами. Он любил расспрашивать новых знакомых о жизни и внимательно слушал их. Объезжая свои нефтеперерабатывающие заводы, он задавал местным руководителям вопросы о том, что можно улучшить, записывал эти предложения и обязательно учитывал.

На встречах директоров Джон сидел не во главе стола, а среди коллег. Он спрашивал мнение каждого, прежде чем высказать собственное. И не навязывал его, а предлагал и всегда стремился к компромиссам.

Его скромность проявлялась даже в благотворительности. В отличие от многих других филантропов Рокфеллер не хотел, чтобы зданиям и организациям присваивали его имя. Он предпочитал финансировать проекты, не поднимая вокруг этого шума.

4. Стремление не только к богатству

Рокфеллер с детства хотел разбогатеть и иногда действительно руководствовался жадностью. Но им двигало не только это. Он получал удовольствие от работы, в том числе от свободы, которую она давала, и от трудных задач. На своей первой должности — бухгалтером — он трудился с утра до позднего вечера не только чтобы впечатлить руководство, но и потому, что ему это нравилось.

Джон Рокфеллер за работой

Другие считали приходно-расходные книги скучными и сухими, а Джон — бесконечно интересными. Он любил внимательно изучать цифры, приводить их в порядок, выискивать ошибки. На любой должности он находил что-то, чему можно научиться, что можно улучшить.

Но работал будущий миллиардер не только для удовольствия — у него было две больших цели. Во-первых, он хотел внедрить новый способ ведения бизнеса. В нефтяной промышленности тогда было много дельцов, которые желали немедленно получить прибыль. Они не видели долгосрочной перспективы, разрушали экономику и землю, в которой искали нефть.

У Рокфеллера же был совсем другой взгляд на будущее индустрии, основанный на желании создать нечто надёжное и долгосрочное.

Не знаю ничего более презренного и жалкого, чем человек, который всё своё время тратит на зарабатывание денег исключительно ради денег.

Джон Рокфеллер

Главным делом своей жизни он считал стабилизацию индустрии, создание рабочих мест и снижение цены на керосин, а потом на бензин, чтобы сделать их массово доступными.

Второе, что двигало Рокфеллером при построении своей империи, — это мысль, что чем больше денег он заработает, тем больше сможет отдавать. Мать с детства поощряла его оставлять немного мелочи на пожертвования в церкви. И это желание помогать росло вместе с богатством.

В первый год работы бухгалтером, получая зарплату, которой едва хватало на жизнь, Джон жертвовал на благотворительность 6% дохода. К 20 годам он регулярно отдавал больше 10%. Позднее он финансировал крупные проекты: университеты, исследовательские медицинские институты, школы для чернокожих на юге, кампании по охране здоровья во всём мире.

5. Внимательность к деталям

Рокфеллер всегда был опрятно одет и выглядел аккуратно. Он был неукоснительно пунктуален, считая, что ни у кого нет права без надобности занимать чужое время. Он строго придерживался распорядка, выделяя определённые часы для работы, семьи, религии и хобби, и не отклонялся от него ни на секунду. В финансовых сделках он всегда вовремя выплачивал долги и выполнял обязательства. Составляя письмо, он делал пять-шесть черновиков, чтобы как можно точнее выразить свои мысли.

В вопросах бухгалтерии рвение бизнесмена не знало границ. В начале своей карьеры он «научился уважать числа и факты, какими бы маленькими они ни были». Если в счетах была мельчайшая ошибка, Рокфеллер её замечал. Если ему недоплатили несколько центов, он требовал исправить оплошность.

Некоторые считали такую одержимость мелочами чрезмерной, но Джон знал, что даже небольшая корректировка может в конце концов внести значительный вклад.

На одном своём заводе он заметил, что на запайку одной банки с керосином уходит 40 капель припоя. Высказал идею обойтись 38 каплями. В результате некоторые банки стали протекать. Тогда мастера попробовали использовать 39 капель.

В этом случае протечек не было, и заводы перешли на новый метод запайки. «Одна капля припоя за первый год сэкономила две с половиной тысячи долларов, — вспоминал потом Рокфеллер. — Но экспорт вырос вдвое, потом вчетверо, и экономия росла вместе с ним, по капле на банку, и с тех пор составила много сотен тысяч долларов».

6. Бережливость

Сам Рокфеллер считал, что одним из главных факторов его успеха было решение отслеживать все расходы и доходы. Он завёл эту привычку в молодости, строго фиксируя все суммы в маленьком красном блокноте. Он сохранил этот блокнот до старости как священную реликвию. Этот инструмент научил его ценить каждый доллар и цент и таким образом повлиял на всю его жизнь.

«Я носил тонкое пальто и представлял, как комфортно мне будет, когда я смогу позволить себе длинный толстый ольстер, — говорил потом Рокфеллер. — Я носил обед в кармане, пока не разбогател. Я упражнялся в самоконтроле и самоотречении».

Даже тогда, когда его состояние выросло до огромных размеров, он сам занимался личными бухгалтерскими книгами, исправляя мельчайшие ошибки. И хотя теперь Рокфеллер мог позволить себе практически любые расходы, он продолжал жить достаточно бережливо. Он покупал и строил большие дома, но они всегда были скромными по сравнению с тем, что он мог себе позволить.

Он сохранял обёрточную бумагу и бечёвку от посылок, носил костюмы, пока они не изнашивались, и гасил на ночь все газовые лампы в доме.

Играя в гольф, Джон всегда использовал старые мячи у особо коварных ловушек, потому что там они часто терялись. Видя, что другие берут новые мячи, он удивлённо восклицал: «Они, должно быть, очень богатые!» На праздники супруги Рокфеллеры дарили друг другу практичные подарки вроде ручек и перчаток.

Чтобы научить трёх дочерей и сына ценить то, что у них есть, Джон и его жена старались скрыть от них всю величину своего состояния. Дети никогда не посещали заводы и офисы отца. Следуя его примеру, каждый вёл собственную книгу доходов и расходов.

Чтобы заработать карманные деньги, они убивали мух, выдёргивали сорняки, кололи дрова, воздерживались от конфет. Младшие носили одежду, которая оставалась от старших. Детей не баловали большим количеством игрушек и других подарков. Например, когда они стали просить велосипеды, Рокфеллер решил не покупать каждому личный, а приобрёл один на всех, чтобы научить делиться.

Джон Рокфеллер с сыном Джоном

Такая бережливость была жизненным принципом, который бизнесмен хотел сохранить, даже когда для экономии не осталось практической причины. Это помогало обуздывать гордость и не менять привычки с увеличением богатства. Напоминало, что нельзя принимать его как данность, что оно способно исчезнуть, но можно прожить и без него.

В какой-то степени бережливость Рокфеллера была вообще не связана с деньгами. Это был способ натренировать ту мышцу, которая обеспечила его успех и помогала его поддерживать, — умение владеть собой.

Читайте также 🧐

Невероятная история амбициозных соперников, свергнувших нефтяную империю: Доран, Питер Б .

: 9780143130000: Amazon.com: Книги
« Breaking Rockefeller подражает лучшей нефтяной литературе, в которой геология и геополитика идут рука об руку».
The Wall Street Journal

«История [Маркуса Сэмюэля и Анри Детердинга], хоть и не нова, но захватывающе пересказана в Breaking Rockefeller . . . . Смелость, жадность и азарт этих персонажей — вот что придает книге жизненную силу.. . . Книга актуальна в эпоху, когда сланцевая революция в Америке подорвала усилия картеля ОПЕК по контролю над мировыми нефтяными рынками, а Восточная Европа изо всех сил пытается освободить свои газовые рынки от зависимости от российского «Газпрома». Это яркое напоминание об опасностях монополий и достоинствах неограниченной конкуренции и технологических потрясений ».
The Economist

«Именно любовная интрига автора (его нельзя назвать иначе) с самой нефтью наиболее эффективно побуждает читателя пролистать эти страницы.. . . Когда Доран говорит о [нефти], он говорит по чувственности, сравнимой с чувственностью самых декадентских гурманов. . . . Стиль письма Питера Дорана живой, доступный и иногда слегка запыхивающий. Каждая из его глав заканчивается драматическим, почти апокалиптическим заявлением, которое плавно переходит к следующей. Оно работает. Даже самые ярые ненавистники ископаемого топлива найдут, что Breaking Rockefeller трудно устоять ».
The Post and Courier

«Почему вы раньше не слышали полную историю [Маркуса Самуэля]? Потому что его история более неуловима, чем пустая игра: все его бумаги и переписка были сожжены.Теперь Доран собрал достаточно вторичных доказательств, чтобы рассказать свою историю ».
The New York Post (книга недели, которую необходимо прочитать)

«В книге Breaking Rockefeller автор и эксперт по энергетике Питер Б. Доран рассказывает историю о маловероятном партнерстве, которое решилось на на — и снимите — Рокфеллера. . . . [A] хорошо изученная история ».
—The Fort Worth Star-Telegram

«Доран написал чрезвычайно занимательную книгу.
—The St. Louis Post-Dispatch

«Обширный и увлекательный обзор первых бурных десятилетий нефтяной промышленности. Его энергичная проза и убедительное повествование сумели охватить всех основных игроков и события первых 50 лет этой индустрии. . . Раньше я говорил читателям, которые хотят понять историю нефтяной промышленности, прочитать книгу известного историка нефти Дэниела Ергина, получившего Пулитцеровскую премию The Prize . Я все еще делаю. Но теперь я говорю, что им следует также прочитать книгу Дорана Breaking Rockefeller .Это действительно рвущаяся документальная пряжа, которая освещает годы становления нефтяной промышленности ».
Бизмология

«[A] живая история ранней нефтяной промышленности. . . . Энергичное повествование Дорана передает драму нефтяной промышленности в ее героические дни, показывая изнурительные участки сухих колодцев, за которыми следовали марафонские фонтаны; мрачные, жадные нефтяные города; а также войны, революции и излишки производства, которые превратили бизнес в американские горки. Он также хорошо разбирается в динамике финансов, маркетинга, технологий и транспорта.В результате получился занимательный портрет прошлого нефтяной отрасли и деловых сил, которые до сих пор определяют ее настоящее ».
Publishers Weekly

«Главное достижение [Дорана] — это его освещение саги о том, как Маркус Самуэль-младший и Анри Детердинг стали соперниками в мировой торговле нефтью, а затем, на рубеже веков, нашли достаточно общий интерес — атаковать гигант Standard Oil из Японии, России и других стран за пределами США. . . Легко читаемая популярная история, рассказанная в основном благодаря действиям безумных магнатов.»
Киркус Отзывы

« Доран — одаренный писатель и рассказчик; его первоклассная история и знакомство с нефтяным бизнесом. . . это средство, которое обязательно понравится экономистам, историкам, политологам и читателям, интересующимся мировой экономикой ».
Библиотечный журнал

«Книга Питера Дорана Breaking Rockefeller — это лучший вид истории, рассказывающий великие истории, с увлекательными деталями и отражающий реальные знания. Из этой истории о происхождении современной нефтяной промышленности можно извлечь много уроков и сейчас ».
—Энн Эпплбаум , обладательница Пулитцеровской премии автор книги ГУЛАГ: история и Железный занавес: сокрушение Восточной Европы 1944–1956

«Увлекательный рассказ Питера Дорана о первых днях нефтяной промышленности, в частности Мано-а-мано битва между еврейским торговцем в Англии и первоначальным промышленным титаном Джоном Д. Рокфеллером — читается как триллер без ущерба для хорошей солидной учености.Это настоящая жемчужина книги с некоторыми соответствующими наблюдениями для нашего времени ».
—Роберт Каган , New York Times автор бестселлеров Of Paradise and Power и The World America Made

«Питер Доран рассказывает захватывающий и захватывающий отчет о создании Royal Dutch Shell и о том, как ей удалось противостоять Standard Oil на рубеже 19-го века. В этом хорошо проработанном томе он с яркостью и восторгом запечатлел природу нефтяного бизнеса того времени.
—Андерс Ослунд , старший научный сотрудник, Атлантический совет

Breaking Rockefeller динамичен, но при этом скреплен сокровищем увлекательных деталей. Это поучительный исторический фон для сегодняшней глобальной энергетической политики ».
— Роберт Д. Каплан , старший научный сотрудник Центра новой американской безопасности и автор книги В тени Европы

Питер Б. Доран — вице-президент по исследованиям Центра анализа европейской политики (CEPA) в Вашингтоне, округ Колумбия.C., где он руководит энергетическими горизонтами и программами защиты центра. Он является автором популярного подкаста «История нефти» в iTunes. Признанный эксперт по международным делам и национальной безопасности, его статьи публиковались в Foreign Policy, Defense News, National Review , The American Spectator и Journal of Energy Security . Его анализ и комментарии регулярно публикуются в американских и европейских СМИ, таких как Fox News, , The , , Wall Street Journal, и Newsweek, . Он имеет степень магистра в Школе дипломатической службы Джорджтаунского университета имени Эдмунда А. Уолша в Центре евразийских, российских и восточноевропейских исследований.

Звезды совы Рокфеллера в детской книге

Очаровательная сова, которую освободили от рождественской елки Рокфеллер-центра, теперь летит обратно в Нью-Йорк в новой детской книге — как раз к праздникам.

Написанный новым автором Т. Троем Коло, «Рокфеллер — рождественская сова» основан на реальных событиях, когда очаровательная сова была найдена в 75-футовой норвежской ели, отправленной в Рокфеллер-центр в ноябре.

Рождественская сказка рассказывает о сове, метко названной Рокфеллером, когда он встречается с некоторыми праздничными друзьями, одним из которых является не кто иной, как Санта-Клаус, во время своего импровизированного путешествия по Нью-Йорку.

Коло, уроженец Скрэнтона, штат Пенсильвания, опубликовал книгу 8 декабря и, конечно же, был вдохновлен неожиданным визитом реальной совы к Большому Яблоку.

«Когда я услышал эту новость, я сразу подумал:« Боже, ну, там есть история, которая практически пишется сама собой », — сказал 52-летний мужчина The Post.«Когда идея пришла в голову сразу после того, как я услышал о [сове], я сел и начал писать пару стихов, и через несколько дней у меня что-то было закончено».

«Рокфеллер — рождественская сова» Т. Троя Коло. Amazon

Как и в большинстве великих рождественских историй, более глубокий смысл связан с любовью и семейными узами, Коло. объяснил.

«Речь идет о том, чтобы вернуться к своим родителям, о важности семьи и о том, как глубоко это укоренилось в большинстве из нас», — сказал он.

В своей версии путешествия Рокфеллера птица получает возможность насладиться чудесами Нью-Йорка во время каникул во время своего случайного путешествия с иллюстрациями, изображающими зимнюю страну чудес, которой является Рокфеллер-центр в декабре.

«Мне особенно нравится средняя часть книги, где они на самом деле находятся на Рокфеллер Плаза», — Коло. объяснил. «Рокфеллер сначала видит Нью-Йорк, и, как трепет перед всеми огнями и так далее … Я думаю, горстка людей согласится, это Нью-Йорк и культовое дерево. Вот что побудило меня заняться этим ».

«Рокфеллер — рождественская сова» Т. Троя Коло. Amazon

Настоящая сова — взрослый северный точильный молоток — была найдена застрявшей на дереве и вызвала большой резонанс в социальных сетях.После осторожного удаления сова была выпущена в дикую природу Центром дикой природы Ravensbeard в Согертисе, штат Нью-Йорк, в надежде, что она вернется к своей семье в северной части штата Онеонта, где дерево было срублено.

Центр дикой природы Ravensbeard

Пока это его первая книга, Коло. предвидит следующее путешествие Рокфеллера — перелет от страницы к экрану, поскольку он считает, что история хорошо подходит для анимационного праздничного проекта.

А пока путешествие крошечной совы можно найти на 40 страницах рождественской сказки, что станет прекрасным подарком к празднику для детей (и взрослых) в вашей жизни. Фолиант, проиллюстрированный Мередит Майнер, будет отправлен к Рождеству, если заказан с двухдневной доставкой Amazon Prime или ускоренной доставкой. Книгу также можно скачать на Kindle для тех, кто не может дождаться, когда друг Рокфеллера, Санта, оставит ее.

Семья Рокфеллеров пытается сохранить огромное состояние от утечки

Пятое подразделение — это Acadia Risk Management, страховой брокер, который размещает полисы для огромных семейных коллекций произведений искусства, недвижимости и частных самолетов.Одна только коллекция произведений искусства Дэвида Рокфеллера-старшего несколько лет назад оценивалась в 500 миллионов долларов.

Только Дэвид, 76 лет, и Лоранс, 82 года, выжили из третьего поколения семьи, в которое входили Нельсон Олдрич Рокфеллер, бывший вице-президент и губернатор Нью-Йорка, Уинтроп Рокфеллер, бывший губернатор Арканзаса, и Джон Д. Рокфеллер 3-й. До начала 1980-х годов не существовало организованного семейного бизнеса Рокфеллеров, о котором можно было бы говорить, только горстка чрезвычайно богатых людей, которые жили за счет доходов от трастов и неформально разделяли расходы на содержание семейного офиса.

Лоранс Рокфеллер настаивал на расширении доступа к семейному состоянию. Он также играл центральную роль в подталкивании попечителей к завершению сделки с Рокфеллер-центром. Описанный как человек с глубоким самоанализом, он в настоящее время является крупнейшим филантропом в семье, ежегодно расходуя десятки миллионов долларов на экологические цели, больницы и университеты. Пожертвования часто превышают его доход

В июне 1990 года, например, он пообещал выделить 21 миллион долларов на создание Центра человеческих ценностей в Принстоне, своей альма-матер.Он также пожертвовал около 40 миллионов долларов Мемориальному онкологическому центру Слоуна-Кеттеринга в Нью-Йорке. Считается, что Лоранс раздал более 200 миллионов долларов своих собственных денег, и, по словам мистера Харриса, его пожертвования часто превышают его доход. Ему даже удалось убедить попечителей трастов 1934 года позволить ему вторгнуться в его доверие и отдать часть доверителя.

Не только Рокфеллеры борются с низкой доходностью многих инвестиционных инструментов 1980-х годов. Многие люди с большими деньгами ищут места, где можно их положить.

«В 1980-х годах с инвестициями в фондовый рынок, рынок облигаций, первичные публичные предложения и недвижимость вы почти не могли ошибиться», — сказал Дэвид Хорн, старший вице-президент компании Northern Trust, которая обеспечивает административные и консультационные услуги состоятельным семьям. «В 1990-х годах вы наблюдаете крах некоторых из этих инвестиций, и вы видите, как семьи на этом уровне пытаются бороться с разрушительным действием налогов и инфляции, прибегая к более рискованным прямым инвестициям.

Он добавил: «Если вы не сделаете что-то довольно инновационное и не посмотрите на нетрадиционные способы увеличения активов, нескольких миллиардов долларов сейчас будет недостаточно, если у вас будет такое филантропическое мировоззрение, которое есть у Рокфеллеров».

Джон Д. Рокфеллер, 1839-1937 | Архивный центр Рокфеллера

Джон Дэвисон Рокфеллер (JDR) был движущей силой создания и развития Standard Oil Company, которая стала доминировать в нефтяной отрасли и стала одним из первых крупных трестов в Соединенных Штатах, что вызвало много споров и возражений. относительно своей деловой практики и формы организации.JDR также был одним из первых крупных филантропов в Соединенных Штатах, основав несколько важных фондов и пожертвовав в общей сложности 540 миллионов долларов на благотворительность.

Джон Д. Рокфеллер родился 8 июля 1839 года на ферме в Ричфорде, штат Нью-Йорк, он был вторым из шести детей Уильяма А. и Элизы Дэвисон Рокфеллер. Семья жила в скромных условиях. Когда он был мальчиком, его семья часто переезжала, приехав в Огайо в 1853 году. JDR учился в Центральной средней школе в Кливленде и присоединился к баптистской церкви на Эри-стрит, которая позже стала баптистской церковью на Евклид-авеню.Активно занимаясь ее делами, он стал попечителем церкви в возрасте 21 года.

JDR окончил среднюю школу в 1855 году, чтобы поступить на бизнес-курс в Folsom Mercantile College. Он закончил шестимесячный курс за три месяца и стал помощником бухгалтера в Hewitt & Tuttle, небольшой фирме комиссионных торговцев и грузоотправителей. Через несколько месяцев его повысили до кассира и бухгалтера.

В 1859 году, имея 1000 долларов, которые он скопил, и еще 1000 долларов, взятых взаймы у своего отца, JDR заключил партнерство в комиссионном бизнесе с Морисом Б.Кларк. В том же году в Титусвилле в западной Пенсильвании была пробурена первая нефтяная скважина, положившая начало нефтяной промышленности. Кливленд вскоре стал крупным перерабатывающим центром новой быстро развивающейся отрасли, а в 1863 году Рокфеллер и Кларк начали нефтяной бизнес в качестве нефтепереработчиков. Вместе с Сэмюэлем Эндрюсом они построили и управляли нефтеперерабатывающим заводом, Andrews, Clark & ​​Co. Фирма также продолжала заниматься комиссионным бизнесом, но в 1865 году партнеры разошлись во мнениях по поводу управления своими делами и решили продать нефтеперерабатывающий завод партнеру. кто сделал самую высокую ставку.JDR купил его за 72 500 долларов, продал другие свои доли и вместе с Эндрюсом основал Rockefeller & Andrews.

The Standard Oil Company

Доля

JDR в нефтяной промышленности увеличивалась по мере расширения самой отрасли, чему способствовало быстрое распространение керосина для освещения. В 1870 году он организовал Standard Oil Company вместе со своим братом Уильямом, Эндрюсом, Генри М. Флаглером, Стивеном В. Харкнессом и другими. Его капитал составлял 1 миллион долларов.

К 1872 году Standard Oil приобрела почти все перерабатывающие компании в Кливленде, а также два нефтеперерабатывающих завода в Нью-Йорке.Вскоре компания перерабатывала 29 000 баррелей сырой нефти в день и имела собственный бондарный цех по производству деревянных бочек. Здесь также были резервуары для хранения нефти емкостью несколько сотен тысяч баррелей, склады для очищенного масла и заводы по производству красок и клея.

Standard Oil процветала, и в 1882 году все ее владения были объединены в Standard Oil Trust. Его первоначальный капитал составлял 70 миллионов долларов. Первоначально в трасте было 42 держателя сертификатов или владельцев.

Через десять лет траст был распущен судом штата Огайо. Компании, входившие в траст, позже присоединились к формированию Standard Oil Company (Нью-Джерси), поскольку Нью-Джерси принял закон, разрешающий материнской компании владеть акциями других компаний. Подсчитано, что Standard Oil владела 75% нефтяного бизнеса США в 1890-х годах.

Помимо того, что он возглавлял Standard Oil, JDR владел железными рудниками и лесными угодьями, а также инвестировал в производство, транспорт и другие отрасли.Хотя он занимал пост президента Standard Oil до 1911 года, JDR ушел в отставку с активного руководства компанией в 1896 году. В 1911 году Верховный суд США признал, что траст Standard Oil нарушил антимонопольное законодательство, и постановил роспуск материнской компании. Корпорация Нью-Джерси. 38 подконтрольных ему компаний были разделены на отдельные фирмы. JDR в то время владела 244 500 из 983 383 выпущенных акций компании.

ФИЛАНТРОПИЯ

JDR было 57 лет в 1896 году, когда он решил, что другие должны взять на себя ежедневное руководство Standard Oil.Теперь он сосредоточил свои усилия на благотворительности, раздавая основную часть своего состояния способами, разработанными так, чтобы приносить наибольшую пользу, как это определено тщательным изучением, опытом и помощью экспертов-консультантов.

С того момента, как он начал зарабатывать деньги в детстве, JDR отдавал часть своего дохода своей церкви и благотворительным организациям. Его благотворительность выросла из его раннего семейного воспитания, религиозных убеждений и финансовых привычек. В течение 1850-х годов он регулярно делал пожертвования в баптистскую церковь, а к тому времени, когда ему исполнился 21 год, он поддерживал другие деноминации наряду с религиозными учреждениями и афроамериканским образованием.

Чикагский университет

По мере того, как в 1880-е годы его богатство росло, JDR стал отдавать предпочтение кооперативной и условной системе пожертвований, при которой он поддерживал бы проект, если бы другие заинтересованные в нем также оказывали существенную финансовую поддержку. Таким образом, он участвовал в основании Чикагского университета вместе с Американским обществом баптистского образования, предложив 600 000 долларов из первого миллиона долларов в качестве пожертвования только в том случае, если оставшаяся сумма была обещана другими в течение 90 дней. Университет был зарегистрирован в 1890 году, и в течение следующих 20 лет JDR продолжал вносить свой вклад, всегда с условием, что другие присоединятся к нему.В 1910 году он сделал прощальный подарок в размере 10 миллионов долларов, в результате чего его общий вклад в университет составил 35 миллионов долларов.

Корпоративная благотворительность

JDR осознал трудности разумного использования больших средств для благосостояния людей и помог определить метод научной, эффективной корпоративной благотворительности. Чтобы помочь управлять своей благотворительностью, он нанял преподобного Фредерика Т. Гейтса, чья работа с Американским обществом баптистского образования и Чикагским университетом вселила уверенность в JDR.По совету Гейтса и его сына, Джона Д. Рокфеллера-младшего, он основал ряд учреждений, которые имеют большое значение в истории американской филантропии, науки, медицины и общественного здравоохранения.

Институт медицинских исследований Рокфеллера

В 1901 году JDR основал Институт медицинских исследований Рокфеллера (ныне Университет Рокфеллера) с целью выявления причин, способов профилактики и лечения болезней. Некоторые из отмеченных достижений его ученых — это сывороточная терапия спинального менингита и пневмонии; знание причины и способа заражения детским параличом; природа вируса, вызывающего эпидемию гриппа; хирургия кровеносных сосудов; лечение африканской сонной болезни; первая демонстрация сохранности цельной крови для последующего переливания; первая демонстрация того, как нервные клетки перетекают из мозга в другие части тела; открытие того, что вирус может вызывать рак у птицы; пептидный синтез; и идентификация ДНК как важнейшего генетического материала.

Совет общего образования (1902-1965)

В 1902 году JDR учредила Совет по общему образованию (GEB) для «продвижения образования в Соединенных Штатах без различия расы, пола или вероисповедания». В период с 1902 по 1965 год GEB выделил 325 миллионов долларов на улучшение образования на всех уровнях с упором на высшее образование, включая медицинские школы. На юге, где были особые нужды, GEB помогал школам как для белых, так и для афроамериканских учащихся. Благодаря работе Совета с детскими клубами на арене фермы выросло движение 4-H Club и федеральные программы по расширению фермерских хозяйств и домовладений.

Санитарная комиссия Рокфеллера (1909-1915)

В 1909 году JDR объединил свой особый интерес к югу США с интересом к общественному здравоохранению, чтобы создать Санитарную комиссию Рокфеллера по искоренению анкилостомы. Его цель заключалась в финансировании кооперативного движения по лечению и предотвращению анкилостомоза, который был особенно разрушительным в южных штатах.Комиссия начала масштабную кампанию по просвещению населения и лечению в 11 штатах. Он выплачивал зарплату полевому персоналу, назначенному совместно штатами и комиссией, а также спонсировал кампании по просвещению населения и лечение инфицированных людей. В рамках этой программы более 25 000 общественных встреч посетили более 2 миллионов человек, которые узнали о нематодах и их профилактике.

Фонд Рокфеллера

В 1913 году JDR учредила Фонд Рокфеллера, чтобы «способствовать благополучию человечества во всем мире. «В соответствии с этим широким обязательством фонд оказал важную глобальную помощь в области общественного здравоохранения, медицинского образования, улучшения производства продуктов питания, научного прогресса, социальных исследований и искусства.

Международный отдел здравоохранения фонда расширил деятельность Санитарной комиссии по всему миру, работая с различными заболеваниями в 52 странах, что принесло международное признание здоровью населения и санитарии окружающей среды. Его первые полевые исследования анкилостомы, малярии и желтой лихорадки предоставили основные методы борьбы с этими заболеваниями и установили структуру современного общественного здравоохранения.Фонд построил и предоставил средства первой в мире школе гигиены и общественного здравоохранения в Университете Джонса Хопкинса и потратил 25 миллионов долларов на развитие школ общественного здравоохранения во всем мире.

Его программа сельскохозяйственного развития в Мексике привела к «зеленой революции» в продвижении мирового производства продуктов питания, и фонд предоставил значительные средства Международному научно-исследовательскому институту риса на Филиппинах. Тысячи ученых и ученых со всего мира получили стипендии и стипендии для углубленного изучения.Фонд помог основать Совет по исследованиям в области социальных наук и оказал значительную поддержку таким организациям, как Национальное бюро экономических исследований, Институт Брукингса и Совет по международным отношениям. В области искусства фонд помог организовать или поддержать Стратфордский Шекспировский фестиваль в Онтарио, Канада; Американский Шекспировский фестиваль в Стратфорде, Коннектикут; Arena Stage в Вашингтоне, округ Колумбия; Дом Караму в Кливленде; и Линкольн-центр исполнительских искусств в Нью-Йорке.

Другая благотворительная поддержка Рокфеллера

Помимо создания нескольких корпоративных благотворительных организаций, JDR продолжала делать личные пожертвования следующим организациям: духовным школам; Комиссия межгосударственного парка Палисейдс; жертвы землетрясения в Сан-Франциско 1906 года; Анти-Салунская лига; Баптистские миссионерские организации; различные YMCA и YWCA; парки Кливленда; и колледжи и университеты, включая Браун, Брин-Мор, Колумбийский, Гарвард, Спелман, Вассар, Уэлсли и Йельский университет.

Семейная жизнь

Джон Д. Рокфеллер женился на Лоре С. Спелман, учительнице, 8 сентября 1864 года в Кливленде. У них было пятеро детей: Бесси, Элис, Альта, Эдит и Джон-младший, которые унаследовали большую часть семейного состояния и продолжили благотворительную деятельность своего отца.

В 1870-х годах JDR начал совершать деловые поездки в Нью-Йорк, и вскоре он начал привозить свою семью для длительного проживания. В 1884 году он купил большой дом из коричневого камня на 54-й Вест-стрит, 4, земля которого сейчас является частью сада Музея современного искусства.Начиная с 1890-х годов, семья проводила часть своего времени в своем доме Pocantico Hills, примерно в 25 милях к северу от Манхэттена, но летом они вернулись в свой дом Forest Hill в Восточном Кливленде. После смерти Лауры JDR проводил несколько месяцев каждый год в своих домах в Лейквуде, штат Нью-Джерси, и Ормонд-Бич, штат Флорида.

Джон Д. Рокфеллер умер 23 мая 1937 года в Кейсментс, своем доме в Ормонд-Бич. Ему было 97 лет. Он похоронен на кладбище Лейквью в Кливленде.

Биография: Джон Д.Рокфеллер, старший | Американский опыт | Официальный сайт

Рокфеллеры | Статья

Биография: Джон Д. Рокфеллер, старший

Джон Д. Рокфеллер, старший архивный центр Рокфеллера.

Молодежь
Джон Д. Рокфеллер родился 8 июля 1839 года в Ричфорде, штат Нью-Йорк, примерно на полпути между Бингемтоном и Итакой. Его отец, Уильям Эйвери Рокфеллер, был «специалистом по рекламе» — «врачом», который утверждал, что может лечить рак, и взимал до 25 долларов за лечение.Он отсутствовал в течение нескольких месяцев, путешествуя по Западу из города в город, и возвращался туда, где жила семья, со значительными суммами денег. Его мать, Элиза Дэвисон Рокфеллер, была очень религиозной и очень дисциплинированной. Она научила Джона работать, экономить и жертвовать на благотворительность.

К 12 годам он накопил более 50 долларов, работая на соседей и выращивая индеек для своей матери. По настоянию матери он ссудил местному фермеру 50 долларов под 7% годовых с выплатой в течение одного года.Когда в следующем году фермер выплатил ему проценты, Рокфеллер был впечатлен и сказал об этом в 1904 году: «У меня все больше складывалось впечатление, что хорошо позволить деньгам быть моим слугой, а не делать себя рабом. деньги… »

С 1852 года Рокфеллер посещал Академию Овего в Овего, штат Нью-Йорк, куда семья переехала в 1851 году. Рокфеллер преуспел в ментальной арифметике и умел решать сложные арифметические задачи в уме — талант, который ему очень пригодился на протяжении всей его деятельности. карьера.По другим предметам Рокфеллер был средним учеником, но качество образования было очень высоким.

В 1853 году Рокфеллеры переехали в Кливленд, штат Огайо, и Джон учился в средней школе с 1853 по 1855 год. Он очень хорошо разбирался в математике и входил в дискуссионную группу. В школе поощрялись публичные выступления, и хотя Рокфеллер был средним, это был навык, который ему пригодился.

Ранняя карьера в бизнесе: 1855-1863
Весной 1855 года Рокфеллер провел 10 недель в Коммерческом колледже Фолсома — «сетевом колледже» — где он изучил однократную и двукратную бухгалтерию, почерк, историю торговли, торговые обычаи и т. Д. банковское дело и обмен.От своего отца он научился составлять заметки и другие деловые бумаги. Его отец был очень щепетилен в делах и верил в священность контрактов.

В августе 1855 года, в возрасте 16 лет, Рокфеллер начал искать работу в Кливленде бухгалтером или клерком. В то время дела в Кливленде шли плохо, и у Рокфеллера были проблемы с поиском работы. Он всегда был аккуратно одет в темный костюм и черный галстук. В 1855 году Кливленд не был большим городом, и Рокфеллер мог легко посетить все предприятия менее чем за неделю.Он трижды возвращался во многие дела. Наконец, 26 сентября 1855 года он получил работу помощника бухгалтера в Hewitt & Tuttle, комиссионном торговце и грузоотправителях продукции.

Рокфеллер вскоре поразил своих работодателей своей серьезностью и усердием. Он был очень требовательным и безупречно честным. Например, он ни при каких обстоятельствах не выпишет фальшивый коносамент. Он пошел на все, чтобы собрать просроченные счета. Он был приятным, настойчивым и терпеливым, и деньги компании он получал от преступников.(За всю эту работу ему плохо платили. Но все, что ему платили, он всегда отдавал своей церкви и местным благотворительным организациям.)

К 1858 году у Рокфеллера было больше обязанностей в Hewitt & Tuttle. Он организовывал сложные транспортные сделки, которые обычно включали перевозку одной партии груза по железной дороге, каналу и озеру. Он начал заниматься торговлей за свой счет. По природе он был осторожен и брался за бизнес только тогда, когда рассчитывал, что оно увенчается успехом.После того, как он тщательно взвесил план действий, он действовал быстро и смело, чтобы довести его до конца. У него были железные нервы, и он без колебаний выполнял очень сложные сделки. Такое сочетание осторожности, точности и решимости вскоре привлекло к нему внимание и уважение в более широком деловом сообществе Кливленда.

1 марта 1859 года, за несколько месяцев до своего 20-летия, Рокфеллер занялся бизнесом для себя, заключив партнерские отношения с соседом Морисом Кларком.Каждый из них вложил 2000 долларов и основал Clark & ​​Rockefeller — комиссию по торговле зерном, сеном, мясом и другими товарами. В конце первого года деятельности они собрали 450 000 долларов, при этом прибыль составила 4400 долларов в 1860 году и прибыль 17 000 долларов в 1861 году. Комиссионный коммерческий бизнес был очень конкурентоспособным, и успех Clark & ​​Rockefeller в значительной степени был обусловлен естественными способностями Рокфеллера. деловые способности.

Во время Гражданской войны их бизнес стремительно расширялся. Цены на зерно выросли, как и их комиссионные.Большая часть их продаж была сделана на комиссионных, поэтому Clark & ​​Rockefeller не рисковала из-за колебаний цен. Стиль Рокфеллера был очень точным и расчетливым. Он был не игроком, а планировщиком. Он избегал спекуляций и отказывался давать ссуды или ссуды.

Рокфеллер был очень трудолюбивым. Он много путешествовал, налаживая бизнес по всему Огайо, а затем ходил в банки и занимал большие суммы денег для обработки грузов. Этот агрессивный стиль создавал бизнес с каждым годом.

Однако к началу 1860-х годов Рокфеллер понял, что будущее комиссионного торгового бизнеса в Кливленде будет ограниченным. Он был убежден, что железные дороги станут основным средством транспортировки сельскохозяйственных товаров. Это было бы невыгодно Кливленду, потому что его положение в качестве важного порта на озере Эри было его основным транспортным преимуществом. Он увидел, что рост производства зерна на Среднем Западе и Северо-Западе Дж.Дж. Хилл навсегда изменит характер бизнеса. Огромные лифты на озере Мичиган и мукомолы Миннеаполиса будут доминирующими игроками в этом бизнесе. Рокфеллер пришел к выводу, что будущее Кливленда лежит в сборе и транспортировке промышленных материалов, а не сельскохозяйственных товаров. Это позволило бы Кливленду использовать свои географические преимущества — на полпути между восточным побережьем и Чикаго — и доступным как для железнодорожного, так и для водного транспорта.Свой шанс он увидел в 1863 году — нефть.

Нефтепереработка 1863-65
27 августа 1859 года Эдвин Дрейк обнаружил нефть недалеко от Титусвилля, штат Пенсильвания, что вызвало бешеный нефтяной бум в том, что вскоре стало известно как «нефтяные регионы» северо-западной Пенсильвании. Дрейк был сотрудником группы инвесторов в Пенсильвании Rock Oil Company из Нью-Хейвена, штат Коннектикут. Они получили образец масла Пенсильвании и попросили химика Йельского университета проанализировать его. Химик определил, что масло Пенсильвании очень высокого качества и из него можно получить множество полезных продуктов.

Технология, использованная Дрейком, не нова. Новым была идея бурения нефтяных скважин — идея, что нефть можно выкачивать из земли, как воду.

К 1859 году технология бурения скважин была достаточно развитой. К тому времени скважины пробурили либо для воды, либо для соли (точнее, рассола, который нужно было очищать для получения соли). В процессе бурения соляных скважин по всей территории Соединенных Штатов в начале 19-го века нередко — особенно в районе Пенсильвании — просачивание нефти в соляную скважину.В большинстве случаев это расценивалось как неприятность, но некоторые предприимчивые торговцы занялись продажей масла в маленьких бутылочках в качестве «естественного средства правовой защиты» или «лечебного средства».

Технология переработки нефти была известна и к началу 1850-х годов. Доктор Абрахам Геснер, канадец, в августе 1846 года запатентовал метод перегонки керосина (название, которое он придумал от греческих «керос» — воск и «элаион» — нефть) из угля. В 1850 году шотландский химик-промышленник Джеймс Янг запатентовал метод получения «горящих масел» из нефти путем деструктивной дистилляции.В 1852 году два бостонских химика, Лютер и Уильям Этвуд, начали производить смазочные материалы из каменноугольной смолы. Наконец, в 1856 году Сэмюэл Даунер, торговец китовым маслом, выкупил Этвудс и увеличил производство до 650 000 галлонов очищенного масла в год. К 1861 году угольно-масляные лампы были широко распространены, и угольное масло даже производилось в Кливленде.

Рокфеллер начал расследование возможности входа в нефтеперерабатывающий бизнес в 1862 году, и в 1863 году была образована фирма Andrews, Clark & ​​Company (Сэмюэл Адамс имел опыт переработки сланцевой нефти, и Кларк привлек своих братьев.Вероятно, решающим фактором в решении Рокфеллера войти в бизнес стало открытие в Кливленде в конце того же года давно запланированной Атлантической и Грейт-Вестерн железной дороги. Линия A&GW шла на восток в Мидвилл, штат Пенсильвания, затем на северо-восток в Корри, штат Пенсильвания, а затем через границу в штат Нью-Йорк, где она соединялась с железной дорогой Эри. У A&GW также были филиалы в самом сердце нефтяных регионов — Титусвилле и Франклине. Это дало Кливленду два маршрута в Нью-Йорк — систему Нью-Йорк Сентрал-Лейк-Шор и соединение A & GW-Эри. Это сразу же дало Кливленду преимущество в транспортировке над Питтсбургом, где доминировала Пенсильванская железная дорога.

Масло Пенсильвании было высокого качества. Одна бочка содержала 60-65% светящейся нефти, 10% бензина, 5-10% бензоила или нафты (летучая легковоспламеняющаяся жидкость, используемая в качестве растворителя при химической чистке, производстве лаков и т. Д.), А остальная часть смолы и отходов.

Рокфеллер терпеть не мог расточительства и посвятил много энергии повышению эффективности своего нефтеперерабатывающего бизнеса.Он считал, что секрет успеха заключается во внимании к деталям, в том, чтобы выжать небольшую эффективность из каждого аспекта его бизнеса. Он нанял собственного сантехника и купил свои собственные сантехнические принадлежности. Он построил собственный бондарный цех и изготовил собственные бочки для масла. Он купил участки древесины белого дуба для изготовления бочек. Вместо того, чтобы транспортировать свежесрезанный зеленый лес прямо в бондарный цех, он построил печи на лесных участках, чтобы сушить древесину на месте, чтобы уменьшить транспортный вес пиломатериалов. Он купил себе повозки и лошадей, чтобы перевезти лес в бондарный магазин в Кливленде. (Сегодня мы бы назвали это «вертикальной интеграцией».)

Нефтепереработка 1865-1870
В феврале 1865 года, в возрасте 24 лет, Рокфеллер выкупил братьев Кларк (Морис Кларк привлек своих братьев в нефтеперерабатывающий бизнес) за 72 500 долларов и получил полный контроль над бизнесом. Кларки сопротивлялись заимствованию денег для расширения, и Рокфеллер был убежден в правильности своего курса.Он сразу же перешел к значительному расширению своего предприятия. Он взял большие займы и вложил всю свою прибыль обратно в бизнес с целью его дальнейшего расширения, а также предпринял решительные шаги по укреплению и повышению эффективности всех аспектов компании.

В 1866 году Джон Д. привел в партнерство своего брата Уильяма Рокфеллера, и они построили еще один нефтеперерабатывающий завод в Кливленде, который назвали Standard Works. Они также открыли офис в Нью-Йорке во главе с Уильямом Рокфеллером, чтобы вести экспортный бизнес, который в конечном итоге стал больше, чем внутренний бизнес.

Генри М. Флаглер
В 1867 году Генри М. Флаглер (1830–1913) стал партнером, и была создана компания Rockefeller, Andrews & Flagler. Флаглер бросил школу в 14 лет. Не желая больше обременять свою бедную семью, в 1844 году он пошел к каналу Эри и отвез его к озеру Эри, а затем отправился в Огайо на озерном пароходе. Флаглер и Рокфеллер встретились годами ранее в Белвью, штат Огайо, когда Рокфеллер покупал зерно для своего комиссионного дома, а Флаглер был торговцем зерном.Флаглер занялся бизнесом соляных скважин, но разорился в 1865 году. Он начал окупать свое состояние в 1865 году в Кливленде как производитель нефтяных бочек и имел офис в том же здании, что и Рокфеллер. Флаглер и Рокфеллер были очень похожи — амбициозны и проницательны, со вкусом к расширению. Дядя жены Флагера, Стивен В. Харкнесс, стал молчаливым партнером и вложил значительные средства в партнерство, хотя никогда не принимал активного участия в управлении бизнесом. Эти инвестиции Харкнесса и Флаглера были использованы для дальнейшего расширения бизнеса.

К 1868 году компания Rockefeller, Andrews & Flagler была крупнейшим нефтеперерабатывающим предприятием в мире. Флаглер и Рокфеллер понимали, что единственный способ стабильно получать прибыль от нефтепереработки — это сделать бизнес настолько большим, насколько это возможно, и утилизировать все свои «отходы». Процесс рафинирования в этот ранний период был очень примитивным — рафинация заключалась просто в варке масла и его некоторой очистке. Физическая установка была проста: несколько больших чанов, перегонные кубы, трубопроводы и несколько химикатов.Небольшой нефтеперерабатывающий завод можно было создать всего за 10 000 долларов, а большой — за 50 000 долларов. Говоря современным языком, барьеры для входа были очень и очень низкими. Это было бы похоже на создание малого бизнеса в сегодняшнем деловом климате.

Следовательно, если бы цена на керосин была высокой, даже небольшие и неэффективные нефтеперерабатывающие предприятия могли бы хорошо зарабатывать. Таким образом, даже когда цена на керосин резко упала, из-за чего некоторые нефтеперерабатывающие заводы вышли из бизнеса, начальные затраты были настолько низкими, что в хорошие времена многие мелкие операторы могли дешево войти в бизнес, что сделало его очень конкурентным рынком.

Именно логика этой конкурентной структуры определила курс действий Рокфеллера и Флаглера.

  1. Они построили качественные, более крупные нефтеперерабатывающие заводы с лучшей планировкой. Они построили постоянные объекты, используя лучшие доступные материалы.
  2. Они владели собственным бондарным цехом (изготовлением бочек), собственным пиломатериалом из белого дуба и сушильными помещениями, а также покупали свой собственный пруток. Следовательно, они снизили стоимость барреля примерно с 3 долларов до менее 1 доллара.50.
  3. Они произвели свою собственную серную кислоту (которая использовалась в процессе очистки) и разработали технологию ее восстановления для повторного использования.
  4. В 1868 году они владели собственной лифтовой службой, состоявшей не менее чем из 20 вагонов.
  5. Они владели собственными складами в Нью-Йорке и собственными лодками на Гудзоне и Ист-Ривер, чтобы транспортировать свою нефть.
  6. Они были первыми, кто переправлял нефть через цистерны (хотя и большие деревянные бочки, устанавливаемые попарно на плоские вагоны — позже они превратились в современную форму цистерны). И у них был собственный парк цистерн.
  7. Они построили рядом со своими нефтеперерабатывающими заводами огромные резервуары для хранения сырой и рафинированной нефти с оборудованием для перекачки нефти из цистерн в резервуары.
  8. Их огромный размер сделал экономичным строительство необходимого физического завода для обработки всех «отходов» от очистки керосина. Они начали производство высококачественного смазочного масла, которое быстро заменило сало в качестве смазки для машин.Бензин, который многие нефтепереработчики тайком сбрасывали в реку Кайахога ночью (река часто загоралась), Рокфеллер и Флаглер использовали в качестве топлива. Они производили бензол (используемый в качестве очищающей жидкости; растворитель для жира, десен и смол, а также для изготовления лака), парафин (не растворимый в воде, используемый для изготовления свечей, гидроизоляционной бумаги, защитных покрытий и т. Д.) И петролатум ( Используется как основа для мазей и как защитная повязка; как местное применение при воспалении слизистой оболочки; как кишечная смазка и т. д.- белый вазелин, впоследствии продаваемый под торговой маркой Vaseline). Они поставляли нафту (летучую легковоспламеняющуюся жидкость, используемую в качестве растворителя при химической чистке и приготовлениях воска, производстве лаков и красок, горючую жидкость для освещения и в качестве топлива для двигателей) газовым заводам и другим пользователям.

Короче говоря, ничего не было продумано до мелочей, ничего не было угадано, ничего не осталось неучтенным и измеренным. На повестке дня стояла эффективность до мельчайших деталей бизнеса. Экономичность, точность и дальновидность были краеугольными камнями их успеха.

Огромный размер бизнеса и тот факт, что Кливленд обслуживали две железнодорожные системы — Нью-Йорк Сентрал (через Лейк-Шор) и Эри (через Атлантику и Грейт-Вестерн, которые Джей Гулд купил в 1868 году). — и имел доступ к озеру для судоходства по воде, что дало Рокфеллеру и Флаглеру огромное влияние на железные дороги. Следовательно, Флаглер смог договориться о больших скидках с железных дорог. Сочетание размера, эффективности и скидок дало Рокфеллеру и Флаглеру преимущество перед другими переработчиками, от которого они никогда не откажутся.

Ситуация с железной дорогой пошла на пользу не только Рокфеллеру и Флаглеру; другие НПЗ Кливленда также получили прибыль за счет НПЗ в Питтсбурге. Питтсбург был узником Пенсильванской железной дороги, которая имела монополию в этом городе. Железная дорога Пенсильвании хотела отправить все в Филадельфию, потому что это означало для них больше денег. Следовательно, переработчики Кливленда имели встроенное преимущество перед Питтсбургом. В этом отношении железные дороги — Эри и Нью-Йорк Сентрал — не были «жертвами» «кривых» переработчиков; скорее, железные дороги смотрели на нефтепереработчиков как на партнеров и сотрудников.У них была общность интересов.

The Standard Oil Company: 1870-1882
10 января 1870 года Джон Д. Рокфеллер (30%), Уильям Рокфеллер (13,34%), Генри Флаглер (16,67%) создали компанию Standard Oil of Ohio, Сэмюэл Эндрюс (16,67%), Стивен Харкнесс (13,34%) и О. Б. Дженнингс (зять Уильяма Рокфеллера, 10%). На момент своего образования ей принадлежало около 10% нефтяного бизнеса.

В глазах Рокфеллера состояние нефтяного бизнеса было хаотичным.Поскольку начальные затраты на бурение и переработку нефти были настолько низкими, рынок был перенасыщен сырой нефтью с сопутствующим высоким уровнем отходов. По его мнению, теория свободной конкуренции не работает хорошо, когда существует сочетание очень крупных эффективных фирм и множества средних и малых фирм. По его мнению, слабые фирмы в своих попытках выжить снижали цены ниже производственных издержек, нанося ущерб даже хорошо управляемым фирмам, таким как его собственная.

Хотя его экономика может показаться подозрительной в современных глазах, его решение — рынок с несколькими (может быть, одна!) Крупными вертикально интегрированными фирмами — по сути, олигополистический рынок — было тем, что в конечном итоге превратилось в другие отрасли промышленности.Нефть выделяется тем, что это произошло намеренно — в результате плана, сформулированного одним человеком — Джоном Д. Рокфеллером.

В 1871 году Рокфеллер сформулировал свой план объединения всех нефтеперерабатывающих компаний в одну большую организацию с целью устранения избыточных мощностей и снижения цен. Хотя письменных документов не существует, и Рокфеллер, и Флаглер 30 лет спустя заявили, что это было, когда они разработали генеральный план, который они позже реализовали. Утверждение о том, что план был сформулирован в 1871 году, подтверждается тем фактом, что все крупные банки Кливленда присоединились к организации Standard Oil в 1871 году и позже полностью поддержали Рокфеллера и Флаглера в их быстром расширении.

Схема Южного улучшения
Тщательное планирование Рокфеллера и Флаглера прервало появление в 1871 году схемы Южного улучшения. Идея пришла в голову Тому Скотту из Пенсильванской железной дороги. Эта схема была вдохновлена ​​комбинацией Антрацитовой железной дороги 1868-71 гг., Когда пять железных дорог и две угольные компании скупили все угольные карьеры на пяти железных дорогах, чтобы контролировать производство и цены.

Компания South Improvement Company была создана Законодательным собранием Пенсильвании в 1870 году, и ее устав позволял Компании владеть акциями других компаний за пределами штата.Это была необычная сила в то время и делала ее идеальной для схемы Скотта. Скотт организовал покупку чартера группой нефтеперерабатывающих заводов Филадельфии и Питтсбурга со Скоттом на заднем плане.

Схема, по сути, представляла собой план объединения нефтеналивных железных дорог в единый бассейн; объединить нефтепереработчиков в ассоциацию «Южное благоустройство»; и связать эти два элемента соглашениями, которые остановят «деструктивное» снижение цен и восстановят расходы на железнодорожные перевозки до прибыльного уровня.

Для обеспечения сотрудничества нефтеперерабатывающих предприятий был согласован набор скидок для участвующих нефтеперерабатывающих предприятий. Одно это, несомненно, заставило бы всех переработчиков войти в состав комбината, но на этом схема не остановилась. В ходе того, что обернулось провалом в сфере связей с общественностью, участники решили добавить скидку на каждую бочку, отправленную неучастником, равную обычной скидке. Фактически, это будет налог на неучастников, доходы от которого будут переведены участвующим нефтеперерабатывающим предприятиям.

Однако планировщики забыли включить в схему и производителей. Несмотря на попытки убедить бурильщиков в нефтяных регионах, что схема принесет пользу и им, удерживая цены на высоком уровне, специалисты нефтяных регионов выступили против и организовали эффективный бойкот всех нефтеперерабатывающих предприятий и железных дорог, которые они подозревали в участии в схеме. Следовательно, схема рухнула в 1872 году еще до того, как была реализована.

Последующие историки повторили мнение многих в то время, что Рокфеллер был одним из создателей схемы улучшения Юга.На самом деле он не был, но он и Флаглера же согласились участвовать, и упорно трудились, чтобы создать схему. Самая главная ошибка Рокфеллера в его карьере заключалась в том, что в то время он не обнародовал свою версию истории. Это был первый случай, когда широкая общественность узнала о Рокфеллере, и этот эпизод навсегда запятнал его репутацию. Он сказал об этом позже: «Наше молчание побудило самых диких романтиков распространять о нас дикие сказки»; и в другом случае: «Я никогда не перестану сожалеть о том, что в то время мы никогда не вызывали репортеров.«

В декабре 1871 года, во время разгрома Южного плана усовершенствования, Рокфеллер и Флаглер привели в действие свой план по консолидации отрасли. Они начали со скупки всех своих конкурентов в Кливленде. Стратегия и тактика принадлежали Рокфеллеру, и он лично вел переговоры с конкурирующими переработчиками. Сначала он начал с самых сильных нефтеперерабатывающих заводов. Он считал, что если бы он сначала скупил слабые нефтеперерабатывающие заводы, то позже столкнулся бы с более высокими ценами и более сильным сопротивлением.Следовательно, он первым обратился к сильнейшим и выкупил их.

Его техника всегда была одинаковой. Слияние произойдет за счет увеличения капитализации Standard Oil. Конкурирующий НПЗ будет оценен, и владельцы получат акции Standard Oil пропорционально стоимости их собственности и доброй воле, и они станут партнерами Standard Oil. Более талантливые владельцы также будут привлечены к управлению Standard Oil. Если они настаивали на наличных деньгах, они их получали.

Позже некоторые владельцы, которые были выкуплены, жаловались прессе на несправедливое обращение. Неопровержимые доказательства того, что конкурентам Standard платили справедливую — даже щедрую — цену за свою собственность, и если бы у них хватило мудрости купить акции Standard Oil, они действительно стали бы очень богатыми.

К марту или апрелю 1872 года Рокфеллер скупил и / или слился почти со всеми нефтеперерабатывающими заводами в Кливленде. Неэффективные и плохо построенные нефтеперерабатывающие заводы были демонтированы, а более качественные — модернизированы до стандартов Рокфеллера и Флаглера.

После завоевания Кливленда Стандарт неумолимо расширялся. Все транзакции держались в секрете. Руководители Standard временами настолько преуспевали в этой секретности, что многие конкурирующие независимые нефтепереработчики даже не подозревали о происходящем.

В 1872 году Джабез ​​А. Боствик попал в Standard вместе со своими важными нефтяными предприятиями на Лонг-Айленде и в гавани Нью-Йорка. В 1873 году Standard приобрела Devoe Manufacturing Company (Лонг-Айленд) и Chess, Carley, а также ее важную систему сбыта в регионе Кентукки (Луисвилл, Кентукки).В 1874 году Standard начала строительство собственной трубопроводной системы, используя Bostwick & Co.

.

Погонщики, люди, которые водили коммерческие фургоны, запряженные конными упряжками, изо всех сил дрались с конвейерами, но были обречены на поражение, потому что производителям было намного дешевле и проще пересылать нефть по трубам, а не фургонам. Продлить эти трубопроводы непосредственно до нефтеперерабатывающих заводов было коротким логическим шагом. Рокфеллер заключил сделку с Erie Railroad и получил контроль над важными терминальными сооружениями в гавани Нью-Йорка в обмен на отгрузку половины нефти Standard по реке Эри.

Стандарт расширился на нефтяные регионы Пенсильвании, получив контроль над Имперским нефтеперерабатывающим заводом возле Ойл-Сити и принес Дж. Дж. Вандергрифта в Стандартное руководство. Два крупных нефтеперерабатывающих завода в Титусвилле присоединились к Standard, и Джон Арчболд (впоследствии президент Standard Oil) стал их менеджером. Standard расширилась до Питтсбурга за счет слияния Warden, Frew & Co. и Lockhart, Frew & Co., получив таким образом половину нефтеперерабатывающих мощностей Питтсбурга. Standard расширилась на Филадельфию, купив крупнейший нефтеперерабатывающий завод.

В 1875 году Standard купила больше трубопроводов и фирм, занимающихся закупкой нефти, и в 1877 году объединила их в United Pipe Lines. Флаглер и Рокфеллер заключили соглашение с железными дорогами: Пенсильванская железная дорога будет нести 51% поставок Standard Oil; Эри 20%; Центр Нью-Йорка 20%; и Балтимор и Огайо 9%; и получил скидки от всех железных дорог за то, что они «равнялись» (то есть, Стандарту было поручено следить за тем, чтобы все железные дороги получали свою «справедливую» долю).

В 1875-76 гг. Джонсон Н. Камден (позже сенатор от Западной Вирджинии) тайно вошел в Standard и начал скупать все запасы нефти Западной Вирджинии, чтобы подавить независимые компании Питтсбурга. К 1876 году Камден получил контроль над большинством нефтеперерабатывающих заводов Западной Вирджинии.

В 1877 году Standard купила Columbia Conduit Co. из Пенсильвании и получила контроль над ее трубопроводами и нефтеперерабатывающими заводами. Колумбия пыталась обойти Пенсильванскую железную дорогу, строя трубопровод из нефтяных регионов до новой железнодорожной линии B&O около Питтсбурга.Железная дорога Пенсильвании использовала вооруженную охрану, чтобы не допустить прокладки трубопровода под ее полосой отчуждения к северу от Питтсбурга. Standard получил контроль над большей частью собственности Empire Transportation Company — дочерней компании Пенсильванской железной дороги, у которой был собственный парк цистерн, трубопроводов, пароходов и терминалов в гавани Нью-Йорка. Империя ненадолго угрожала Стандарту, но Рокфеллер построил 600 новых цистерн, снизил цены и отменил все свои перевозки по Пенсильванской железной дороге.Железная дорога капитулировала и продала Рокфеллеру активы Империи.

В 1877-78 гг. Standard и магистральные линии договорились о новом разделе: Пенсильванская железная дорога — 47%; Нью-Йорк Сентрал 21%; Эри 21%; B&O 11%. Нью-Йорк должен был получить 63% общего трафика, а Балтимор и Филадельфия — 37%. Что касается рафинированной нефти, нестандартные компании, отправляющие из Кливленда, Питтсбурга и Титусвилля, платили 1,44,5 доллара за баррель, в то время как Standard платило 0,80 доллара!

В 1878 году Стандарт вынудил железные дороги уплатить 20-35 центов за баррель сырой нефти, отправленной любой другой стороной.Фактически, это был налог, взимаемый Стандартом со своих конкурентов. Эта комбинация скидок и «налогов» (некоторые авторы называют это «недостатком» — но этот термин также используется для обозначения определенного типа скидки) — вот что заставило оставшихся независимых переработчиков капитулировать перед Стандартом. Добыча увеличилась в нефтяных регионах Пенсильвании из-за крупного открытия в районе Брэдфорда. Standard был вынужден лихорадочно строить как можно больше больших резервуаров для хранения нефти на рынке.

К 1879 году Standard Oil Company производила около 90 процентов нефтепереработки в Соединенных Штатах, причем почти 70 процентов экспортировалось за границу. Бизнес стал настолько большим и сложным, что Рокфеллер имел дело только с основными проблемами и более крупными планами своих дел. Рокфеллеру было всего 40 лет.

Единственный серьезный конкурент Standard — Tidewater Pipe-Line Company (позже Tidewater Oil Company) — возник в 1879-83 годах. Это застало Рокфеллера врасплох, и ему удалось построить трубопровод из нефтяных регионов на восток через северную Пенсильванию в Уильямспорт, откуда нефть перекачивалась на Редингскую железную дорогу.Затем «Рединг» отправил нефть на нефтеперерабатывающий завод в Честере, штат Пенсильвания, в заливе Делавэр. Рокфеллер пытался получить контроль над Tidewater, но потерпел неудачу, а его соперник владел примерно 10% рынка в 1888 году.

Standard Oil Trust: 1882-1892
2 января 1882 года был основан Standard Oil Trust. Адвокат Сэмюэл Додд выступил с идеей траста. Был создан Попечительский совет, и все объекты Standard были переданы в его руки. Каждый акционер получил 20 трастовых сертификатов на каждую акцию Standard Oil, и вся прибыль компаний-компонентов была отправлена ​​девяти попечителям, которые определяли дивиденды.Девять попечителей избрали директоров и должностных лиц всех входящих в него компаний.

Доверительный фонд был капитализирован довольно консервативно и составлял 70 000 000 долларов США — истинная стоимость составляла около 200 000 000 долларов США (без промысла акций Standard). Девять попечителей контролировали 23 314 из 35 000 акций, а Дж. Д. Рокфеллеру принадлежало 9 585 акций.

Рокфеллер, в возрасте 43 лет, был лидером Фонда, потому что он был «первым среди равных» (первым среди своих сверстников), а не диктатором. Таким образом, он не мог диктовать политику, даже когда был твердо уверен в своей правоте. Примером этого было месторождение Lima Oil в Огайо. Месторождение было открыто в начале 1880-х годов. Проблема заключалась в том, что масло было «кислым» — то есть в нем было очень высокое содержание серы, поэтому оно пахло тухлыми яйцами. Хуже того, когда его превращали в керосин и использовали в лампах, он производил слишком много сажи, которая покрывала дымоходы ламп. Рокфеллер хотел скупить как можно больше нефти и позаботиться о решении проблемы серы позже. Другие директора не были в восторге от этой политики, и Джон Арчболд начал незаметно продавать часть своих акций Trust в Standard.К 1888 году Standard владела 40 000 000 баррелей лимской нефти, которые хранились в огромных резервуарных парках на месторождениях. Рокфеллер нанял великого химика Германа Фраша, который с помощью талантливых инженеров по стандартизации разработал процесс с использованием оксидов меди для удаления серы из нефти. Результатом стало золотое дно для Standard, подтвердившее суждение Рокфеллера.

К 1890 году Standard создала тщательно продуманную общенациональную систему распределения, которая достигла почти каждого американского города. К 1904 году 80% американских городов обслуживались тележками Standard Oil, которые доставляли различные продукты прямо на предприятия и дома. Кампания Standard Oil по доминированию даже на самых маленьких розничных рынках, вероятно, является единственной и наиболее важной причиной того, что американская публика так не полюбила компанию. Стандарт был агрессивен в своей маркетинговой практике и пытался заставить все продуктовые и хозяйственные магазины, торгующие керосином и смазочными материалами, продавать только стандартные продукты. Эта политика, хотя и успешная в краткосрочной перспективе, сделала Стандарт непопулярным и просто повысила его уязвимость для политических атак.

21 марта 1892 г. Трест был официально распущен. Генеральный прокурор Огайо подал иск против траста в 1890 году, и он проиграл в 1892 году. Каждый трастовый сертификат подлежал обмену на пропорциональную долю акций в 20 компаниях, входящих в Standard. Ирония заключается в том, что это не оказало практического влияния на Комбинацию. Руководили теми же людьми, только теперь они были просто мажоритарными акционерами всех входящих в него компаний.

Уход Рокфеллера: 1892–189 7
В течение 1891–92 годов все данные свидетельствуют о том, что у Рокфеллера был частичный нервный срыв из-за переутомления.Он потерял все волосы, включая брови, и в начале 1890-х годов страдал от болезни.

В этот период богатство Рокфеллера возросло до такой степени, что его главная проблема заключалась в том, что со всем этим делать. Он решил эту проблему, наняв Фредерика Т. Гейтса в сентябре 1891 года в качестве штатного управляющего своим состоянием. К этому времени на Рокфеллера буквально засыпали призывы частных лиц и благотворительных организаций о выделении средств. Гейтс не только снял это бремя; он также курировал все инвестиции Рокфеллера, которые сами по себе становились огромными.Например, к 1897 году Рокфеллеру принадлежали большие запасы металлургического комбината Миссабе в Миннесоте, железная дорога, по которой руда доставлялась к озеру Верхнее, и флот огромных озерных пароходов, перевозящих руду. В 1901 году Рокфеллер продал свой бизнес по добыче железной руды Дж. П. Моргану за 80 000 000 долларов с расчетной прибылью не менее 50 000 000 долларов — огромное состояние само по себе, но это была лишь одна из его инвестиций. Морган добавил собственность Рокфеллера к US Steel Corporation.

К 1896 году Рокфеллер перестал ежедневно ходить в офис, а в 1897 году вышел на пенсию в возрасте 58 лет.Он принимал участие в некоторой управленческой деятельности до 1899 года, но после этого не о чем говорить. Джон Арчболд управлял Standard Oil с середины 1890-х годов. Арчболду не нравилась известность, и он просил Рокфеллера оставаться номинальным президентом Standard. Не объявить публично о своей отставке было большой ошибкой со стороны Рокфеллера. Рокфеллер устоял перед соблазном использовать почти монопольное положение Standard, «слишком» подняв цены. Хотя ценовая политика Рокфеллера действительно привела к некоторой «монопольной прибыли» для Standard, она была довольно умеренной.Но не Арчболд. Он агрессивно поднял цены, и дивиденды пошли вверх. Вследствие этого Рокфеллер получил всю вину за политику, хотя у него почти не было дальнейшей роли в управлении.

Уход на пенсию и благотворительность
С середины 1890-х годов до своей смерти в 1937 году деятельность Рокфеллера была благотворительной. Состояние Рокфеллера достигло пика в 1912 году и составило почти

0000 долларов, но к тому времени он уже отдал сотни миллионов долларов. Его сын Джон Д.Рокфеллер-младший в 1897 году присоединился к Гейтсу, чтобы полностью управлять состоянием.

Чикагский университет, за создание которого в значительной степени ответственен Рокфеллер, получил к 1932 году 75000000 долларов.

Он основал по настоянию своего сына Рокфеллеровский институт медицинских исследований (ныне Рокфеллеровский университет), и к 1930-м годам его пожертвования составили 50 миллионов долларов.

В 1903 году он основал Общественный совет по образованию (позже Фонд Рокфеллера). Совет общего образования помог открыть средние школы по всему Югу, предоставив бесплатные профессиональные консультации по улучшению преподавания и образования.Это было совместное усилие, и местные деньги были использованы для строительства средних школ. В 1919 году Рокфеллер пожертвовал Совету директоров 50 миллионов долларов на повышение зарплаты ученых, которые после Первой мировой войны были очень низкими.

Фонд Рокфеллера был официально учрежден в 1913 году, и к 1929 году Рокфеллер перечислил ему 235 000 000 долларов.

В 1909 году Рокфеллер учредил Санитарную комиссию Рокфеллера, которая в значительной степени отвечала за искоренение анкилостомы на юге к 1927 году.

Когда Рокфеллер умер 23 мая 1937 года, его состояние составляло всего 26 410 837 долларов. Он отдал большую часть своего имущества благотворительным организациям, сыну и другим наследникам.

Рокфеллер был шумпетеранским предпринимателем. Он явно изменил «поток распределения ресурсов с течением времени, введя новые направления в поток экономической жизни», создав современную нефтяную промышленность. Его акцент на размере и эффективности, а также на использовании современной химии привел к разработке широкого спектра новых продуктов, которые, как следствие, сделали жизнь обычных людей лучше.Он сделал свет дешевым за бесчисленные миллионы, и его великое творение было готово, желало и могло обеспечить дешевый бензин, когда он был нужен, тем самым открывая эру автомобилей в Америке.

И последнее, но не менее важное: он установил стандарты благотворительности. Одно лишь искоренение анкилостомы на Юге заслужило бы его место как одного из великих гуманитариев 20-го века. Но его репутация была настолько запятнана, что он так и не получил должного признания за этот великий поступок от имени человечества.

[Эта биография Джона Д. Рокфеллера-старшего была написана Китом Пулом, профессором политологии Университета Джорджии, как часть курса «Предприниматели и американский экономический рост».]

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более чем

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее внутри, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

Джон Д.

Рокфеллер | Биография, промышленность, филантропия, факты и смерть

Джон Д. Рокфеллер , полностью Джон Дэвисон Рокфеллер , (родился 8 июля 1839 г., Ричфорд, Нью-Йорк, U.С. (умер 23 мая 1937 года в Ормонд-Бич, Флорида), американский промышленник и филантроп, основатель компании Standard Oil, которая доминировала в нефтяной промышленности и была первым крупным бизнес-трестом США.

Популярные вопросы

Как Джон Д. Рокфеллер прославился?

Standard Oil Company Джона Д. Рокфеллера приобрела трубопроводы и терминалы, приобрела конкурирующие нефтеперерабатывающие заводы и энергично стремилась расширить свои рынки. Такая практика позволила компании договориться с железными дорогами о льготных ставках на поставку нефти.К 1882 году Standard Oil имела практически монополию на нефтяной бизнес в Соединенных Штатах.

Каковы были достижения Джона Д. Рокфеллера?

Чем запомнили Джона Д.

Рокфеллера?

Джон Д. Рокфеллер был известен своим богатством и агрессивной конкурентной практикой Standard Oil Company. Враждебное отношение общества к монополиям, из которых самым известным был Standard, вынудило некоторые страны принять антимонопольные законы. По этим причинам их критики называли Рокфеллера и других руководителей монополистических компаний баронами-грабителями.

Рокфеллер был старшим сыном и вторым из шести детей, рожденных от путешествующего врача и продавца змеиного масла Уильяма («Большой Билл») Эйвери Рокфеллер и Элизы Дэвисон Рокфеллер. Он переехал со своей семьей в Моравию, штат Нью-Йорк, а в 1851 году в Освего, штат Нью-Йорк, где он учился в Академии Освего. Семья переехала в Стронгсвилл, город недалеко от Кливленда, штат Огайо, в 1853 году, а шесть лет спустя — после посещения, а затем и прекращения учебы в Центральной средней школе Кливленда, изучая единственный бизнес-класс в Folsom Mercantile College и работая бухгалтером — Рокфеллер. основал свое первое предприятие — комиссионную торговлю сеном, зерном, мясом и другими товарами. Чувствуя коммерческий потенциал расширения добычи нефти в западной Пенсильвании в начале 1860-х годов, он построил свой первый нефтеперерабатывающий завод недалеко от Кливленда в 1863 году. В течение двух лет это был крупнейший нефтеперерабатывающий завод в этом районе, и после этого Рокфеллер посвятил себя исключительно нефтеперерабатывающим предприятиям. нефтяной бизнес.

В 1870 году Рокфеллер и несколько партнеров, группа, в которую входил американский финансист Генри М. Флаглер, учредили Standard Oil Company (Огайо). Из-за того, что Рокфеллер делал упор на экономичность, Standard процветал и начал выкупать своих конкурентов, пока к 1872 году не контролировал почти все нефтеперерабатывающие заводы в Кливленде.Этот факт позволил компании договориться с железными дорогами о льготных ставках на поставку нефти. Она приобрела трубопроводы и терминалы, купила конкурирующие нефтеперерабатывающие заводы в других городах и энергично стремилась расширить свои рынки в США и за рубежом. В 1881 году Рокфеллер и его партнеры передали акции Standard of Ohio и его дочерних компаний в других штатах под контроль совета из девяти попечителей во главе с Рокфеллером. Таким образом, они создали первый крупный U.С. «доверие» и установил образец организации для других монополий. К 1882 году Standard Oil имела практически монополию на нефтяной бизнес в Соединенных Штатах.

Агрессивная конкурентная практика Standard Oil, которую многие считали безжалостной, и растущая враждебность общества к монополиям, из которых Standard была самой известной, вынудили некоторые промышленно развитые государства принять антимонопольные законы и привели к принятию Конгрессом США Антимонопольного закона Шермана 1890 г. ( см. также антимонопольный закон ).В 1892 году Верховный суд Огайо постановил, что Standard Oil Trust является монополией в нарушение закона Огайо, запрещающего монополии. Рокфеллер уклонился от этого решения, распустив траст и передав его собственность компаниям в других штатах, при этом руководствуясь взаимосвязанными директорами, те же девять человек контролировали деятельность дочерних компаний. В 1899 году эти компании были снова объединены в холдинговую компанию Standard Oil Company (Нью-Джерси), которая просуществовала до 1911 года, когда U. С. Верховный суд признал это нарушением Антимонопольного закона Шермана и, следовательно, незаконным. Сомнительная этика Standard Oil была также подвергнута критике американской журналисткой Идой Тарбелл в ее разоблачении и комментарии из 19 частей под названием The History of the Standard Oil Company , который был выпущен по частям журналом McClure’s Magazine между 1902 и 1904 годами. Джон Д. Рокфеллер и его сын Джон Д. Рокфеллер-младший

Джон Д. Рокфеллер (слева) гуляет со своим сыном Джоном Д.Рокфеллер-младший, около 1915 года. Рокфеллер-старший был американским промышленником и филантропом и основателем Standard Oil Company, которая доминировала в нефтяной промышленности и была первым крупным бизнес-трестом США.

Библиотека Конгресса, Вашингтон, округ Колумбия (cph 3a48646) Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

Набожный баптист, Рокфеллер в 1890-х годах все больше обращал свое внимание на благотворительность и благотворительность; после 1897 года он полностью посвятил себя филантропии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *