16.10.2021

Разумный инвестор грэхем: Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию | Грэм Бенджамин

Разумный инвестор — Бенджамин Грэм (аудиокнига, fb2, pdf, epub)

Книга Бенджамина Грэма (Benjamin Graham) является настоящей «Библией» для всех начинающих инвесторов и не только. Не зря в свое время на нее обратил внимание молодой предприниматель Уоррен Баффетт, который объяснил, что именно эта книга изменила его и сам автор повлиял на него не меньше чем родной отец. Он до сих пор рекомендует эту книгу всем новичкам и считает ее лучшей в своем роде. Кстати, «Разумный инвестор» (The intelligentinvestor) переиздавался только в США 10 раз. А это говорит о многом.

  • Автор книги – достаточно известный человек не только в мире экономики, но и инвестиций. Он является основоположником метода капиталовложений на основании ценности акций.

Основная идея книги – дать инвестору качественный инструмент для создания прибыльной стратегии капиталовложения. В основе этой системы лежит методика сопоставления рыночных котировок и реальной стоимости ценных бумаг.

Одним из важных аспектов, который рассматривается в этой работе является разница между теми, кто зарабатывает на разнице котировок и теми, кто вкладывает свои деньги с целью получения дивидендов или получения возможности управлять частью предприятий. В своей работе Грэм призывает отделять такие понятия, как спекуляция и инвестиция. К последнему он относит операции, которые основываются на тщательном анализе, поиску перспектив и безопасности инвестированных капиталов.

Пользу этой книги нельзя недооценивать. Издание изобилует практическими примерами. Если возникают какие-то затруднения в процессе прочтения, всегда можно обратиться к комментариям Джейсона Цвейга. К тому же, в конце каждой главы идут развернутые комментарии по основным ее тезисам.

Одной из любимых аллегорий Бенджамина Грэма является «Господин рынок». Каждый день он предлагает нам что-то купить или продать по той или иной цене. Мы можем согласиться с его предложением, а можем отказаться тогда, когда цены кажутся нам неразумными. В любом случае, рынок будет предлагать нам что-то и на следующий день.

Одной из главных рекомендаций, которую дает авто книги инвесторам – сконцентрироваться на деятельности компаний, чьи акции они покупают. Цены будут колебаться всегда. И здесь главное – суметь извлечь из этого выгоду. Наиболее привлекательными для вложений являются ценные бумаги, которые недооценены рынком. При этом Грэм в своей книге отмечает, что полагаться необходимо только на свой объективный анализ и не обращать внимание на то, что думают об этой акции другие инвесторы.

Скачать бесплатно книгу Бенджамина Грэма Разумный инвестор

  1. Читать онлайн, получить или cкачать книгу «Разумный инвестор» в форматах FB2, ePub, PDF, Mobi и FB3 можно прямо здесь.
  2. Читать онлайн полную версию книги Бенджамина Грэма или слушать аудиокнигу советую в самой удобной читалке. Здесь можно очень красиво и удобно настроить шрифты, отступы, цвет и яркость, переключаться с текста на аудиокнигу и обратно, а также получить другие книги по теме.
  3. Для тех, кто предпочитает держать бумажную книгу и чувствовать её вес, лучше купить «Разумного инвестора» Грэма в самом выгодном магазине book24
    на этой странице. Здесь можно оформить доставку в любой регион России.
  4. Читать онлайн книгу Разумный инвестор в формате PDF.

Слушать Аудио книгу Разумный инвестор. Бенджамин Грэм

Рекомендованные для вас статьи:

Всего в книгу включено 20 глав, а также комментарии аналитиков и послесловие. Несмотря на то, что эта работа была написана и издана достаточно давно (1949 год) и многие примеры из нее относятся ко временам Великой Депрессии в США, она представляет практическую ценность и для современных инвесторов, особенно для тех, кто хочет работать с американскими ценными бумагами.


«Разумный инвестор» (Intelligent Investor) — лучшая книга по инвестированию по мнению Уоррена Баффета

В 1949 году была написана книга, которую по мнению одного из величайших инвесторов Уоррена Баффета можно считать лучшей книгой по инвестированию.

«Разумный инвестор: Полное руководство по стоимостному инвестированию»

Бенжамин Грэм (Грэхем), которого Уоррен Баффет считает своим учителем, написал эту книгу в 1949 году. «Разумный инвестор» ориентирована на более широкую аудиторию, чем «Анализ ценных бумаг» — фундаментальный труд Грэм о том, как оценивать компании и их ценные бумаги.

Бенджамин Грэм

Прелесть «Разумного инвестора» в том, что эта книга показывает как стоит относиться к инвестированию, какой подход наиболее рациональный, как контролировать свои эмоции и достигать действительно достойных результатов в управлении деньгами. Там нет никаких схем из разряда «как удвоить свои деньги за неделю/месяц», там нет никаких схем, которые вам помогут разбогатеть быстро. Но есть фундаментальные основы того, как думать о инвестировании и как действовать, минимизируя издержки и максимизируя результат.

Например, одна из самых известных концепций, о которых Грэхем говорит в своей книге — это Мистер Рынок (Mr.Market) — идея в том, что есть рынок, который подвержен эмоциональному влиянию — сегодня цены растут потому что инвесторы (или спекулянты) полны оптимизма по поводу той или иной компании и радостно покупают ее акции, завтра же — настроение может поменяться и цена будет падать. Все это никак не влияет на фундаментальную ценность компании и ее бизнес. Ключ успешного инвестирования заключается в том, чтобы понимать реальную ценность компании и покупать акции в момент наибольшего пессимизма.

Словами Баффета:

Бен Грэхем, мой друг и учитель, давным-давно описал то, как правильно нужно относиться к колебаниям на фондовом рынке, чтобы достичь успеха.
Он говорил, что вы должны представлять, что котировки ценных бумаг предлагает вам парень по имени «Мистер Рынок», который является вашим партнером в бизнесе.
Без прогулов «Мистер Рынок» появляется каждый день и называет цену, по которой он готов продать или купить вашу долю в бизнесе.

Несмотря на то, что бизнес, которым вы вместе с «Мистер Рынком» владеете, может иметь стабильные экономические характеристики — предложения «Мистера Рынка» будут очень разными. У этого парня неизлечимые эмоциональные проблемы. Временами он в эйфории и видит будущее вашего бизнеса только в ярких красках. Когда он в этом настроении — его предложения по цене будут очень щедрыми. В другой раз он будет в депрессии и будет видеть впереди только проблемы для вашего бизнеса и мира в целом. В этом случае он будет предлагать очень низкую цену.

Еще одно прекрасное качество «Мистера Рынка» — его не волнует, если вы его игнорируете. Если его предложение по цене неинтересно для вас сегодня, он вернется завтра с новым. Совершать ли сделку — решать только вам. В этих обстоятельствах, чем более он маниакально-депрессивен, тем лучше для вас.

Но, как Золушка на балу, вы должны помнить об одном предостережении или все превратится в тыкву и мышей — «Мистер Рынок» здесь, чтобы вам служить, а не направлять вас. Польза в его предложениях, а не в его мудрости. Если он однажды будет в особо глупом состоянии — вы вправе его проигнорировать или воспользоваться им в своих интересах, главное не поддаваться его влиянию.

Если вы не уверены, что можете оценить бизнес намного лучше, чем «Мистер Рынок», то вам не следует играть в эту игру. Как говорят в покере — «Если вы играете 30 минут и не можете понять кто лох, то лох — это вы».

Инвестор будет успешен, если будет сочетать талант к оценке бизнеса со способностью изолировать свои мысли и поведение от заразительных эмоций, которые бурлят вокруг фондового рынка.
В своих собственных попытках защититься от этих эмоций я всегда держу в голове метафору Бэна о «Мистере Рынке».

Другая центральная концепция инвестирования из «Разумного инвестора» — запас прочности.

Суть этой идеи — знать сколько бизнес стоит на самом деле и заплатить меньше.

Уоррен Баффет объясняет суть:

Если вы отлично понимаете бизнес и будущее этого бизнеса, то вам нужно очень немного в плане запаса прочности. Т.е. чем более бизнес уязвим (принимая во внимание что вы все еще хотите инвестировать в него), тем больший запас прочности вам нужен. Если вы едете на грузовике через мост, который может выдержать 5 тонн, а ваш грузовик весит 4900 кг и мост висит не над Большим Каньоном, то вы, наверное, можете быть спокойны, в противном случае вам также захочется иметь побольше запас прочности…

Последнее издание книги было в 1971 году, сам Бенжамин Грэхем скончался в 1976 году. Затем книга дополнялась предисловиями и комментариями. Та версия, которая сейчас наиболее популярна, включает в себя комментарии Джейсона Цвейга (известного американского финансового журналиста, который сейчас работает в Wall Street Journal). Надо сказать, что комментарии Цвейга очень полезны в понимании того, как применять мудрость, написанную несколько десятков лет назад к современным финансовым рынкам.

Книга «Разумный инвестор: Полное руководство по стоимостному инвестированию» стоит недешево, но это точно будет хорошим вложениям ваших денег!

Как сказал сам Баффет со свойственным ему юмором:

Из всех инвестиций, которые я сделал — покупка книги Бена была самой выгодной (конечно, за исключением двух брачных сертфикатов)

Приобрести электронный вариант книги

Разумный инвестор — Бенджамин Грэхем / Benjamin Graham: perfume007 — LiveJournal


Предисловие Уоррена Баффетта начале 1950 г., когда мне было 19 лет, я прочел первое издание этой книги и решил, что это лучшее из всего, что когда-либо было написано об инвестициях. С тех пор мое мнение не изменилось. Чтобы всю жизнь успешно заниматься инвестициями, не нужны ни сверхвысокий IQ, ни изощренные бизнес-стратегии, ни инсайдерская информация. Нужно лишь умение принимать решения на основе здравого смысла и способность контролировать эмоции, не позволяя им приводить к разрушительным последствиям. В этой книге подробно и доступно описан правильный подход к инвестированию, основанный на эмоциональной дисциплине. Если вы будете вести дела, придерживаясь принципов, предложенных Грэмом, и следовать полезным советам, которые он дает в главах 8 и 20, что не так просто, как может показаться, результаты не заставят себя ждать. Сможете ли вы добиться выдающихся успехов? Это будет зависеть от ваших усилий и интеллекта, а также от колебаний и прихотей рынка ценных бумаг, с которыми инвестор сталкивается всю жизнь. Чем более нелогично ведет себя рынок, тем лучше для разумного инвестора. Следуйте советам Грэма, и вы выиграете от причуд фондового рынка, а не превратитесь в одну из них. Для меня Бенджамин Грэм – не просто автор этой книги и учитель. Он повлиял на мою жизнь почти так же сильно, как мой отец.

“Определяющей чертой предприимчивого инвестора является его желание посвящать время и усилия выбору ценных бумаг, устойчивость и привлекательность которых превышают средний уровень. В перспективе многих десятилетий такой предприимчивый инвестор может ожидать значительного вознаграждения за большее мастерство и приложенные старания в форме более высокого среднего дохода, чем тот, который достается на долю пассивного инвестора” Бенджамин Грэхем


Это определение, данное Грэхемом в 1949 году, прекрасно поясняет успех многочисленных приемников Бенджамина, из которых, наиболее знаменитым, безусловно, является Баффет Уоррен. Сам Баффет постоянно говорит о том, сколь многим он обязан Грэхему, что Бенджамин является для него самым влиятельным, после отца, человеком в своей жизни. В предисловии к одной из своих книг, Баффет отметил, что трудно найти достойного кондидата на вторую позицию, после Бенджамина, в области анализа рынка ценных бумаг.

Грэхема по праву именуют отцом современного анализа ценных бумаг. Он безусловно, является одной из самых значительных фигур в истории Уолл Стрит, т.к. не только дал миру теорию стоимостного долгосрочного инвестирования, показал на практике, чего может достичь “разумный инвестор”. Идеи Грэхема оказали значительное воздействие на целое поколение портфельных менеджеров, включая таких легендарных “звезд” инвестиционного мира, как У. Баффет, Вальтер Шлосс, Джон Богль, Чарльз Брандес, Джон Нефф, Марио Габелли, Майкл Прайс и др. Книги Грэхема неоднократно переиздавались, а две из них – “Разумный инвестор” и “Анализ ценных бумаг” – до сих пор являются своего рода библиями для всех серьезных инвесторов, как частных, так и профессиональных.

Грэхем появился на свет в семье еврейского происхождения 8 мая 1894 года. Бенджамину был всего год, когда его семья решила уехать в США. Но хотя Бенджамин и покинул туманный альбион в столь раннем возрасте в его характере навсегда отпечатались, британский педантизм, эмоциональная сдержанность и склонность к мрачноватой иронии. Отец семейства открыл в Нью-Йорке фирму, которая занималась импортом керамики, фарфора, и антиквариата из Германии и Австрии. Но через несколько лет он умер и оставил жену и детей, на которых навалилась череда финансовых трудностей. Как Дора Гроссбаум и не старалась изо всех сил удержать семейный бизнес, он в все-таки рухнул. В следующие несколько лет она пыталась обеспечить семью, работая в качестве хозяйки пансиона. Но дела шли очень плохо, несмотря на ее волевой и энергичный характер.

Именно благодаря усилиям матери повернуть колесо Фортуны во благо семьи Бенджамин в 13-летнем возрасте впервые столкнулся с фондовым рынком. Столкновение это оказалось чрезвычайно болезненным. В 1907 году Дора Гроссбаум открыла маржинальный счет, чтобы купить нестандартный лот акций U.S. Steel. Вскоре рынок акций, раздутый в результате чрезмерных спекуляций и не выдержавший давления высоких процентных ставок, обрушился, потеряв 49% своей стоимости в течение 22 месяцев. Легендарная паника 1907 года поглотила деньги на недавно открытом счете, нанеся тяжелейший удар по весьма скромным сбережениям вдовы. Ее случай явился классическим примером инвестора, вложившего средства в период, когда акции были сильно переоценены, и потерявшего все.
К 1909 г. рынок полностью восстановился, однако это уже не могло помочь мелким акционерам вроде Доры Гроссбаум, которым не хватило сил выстоять в тяжелые времена. Гроссбаумы были обречены на почти нищенское существование. В течение многих лет Доре с детьми пришлось жить вместе с ее старшим братом Морисом Джеральдом (Maurice Gerard) и его семьей. Морис, обладавший научным складом ума и требовавший от детей строгой дисциплины, оказал значительное влияние на интеллектуальное становление юного Бенджамина.

Последнего уже в довольно раннем возрасте стали называть “мозгами” семьи. Обожаемый матерью, мальчик рос с самоуверенностью, часто свойственной любимым сыновьям. Подобно многим умным и развитым детям, Бен был чрезвычайно чувствителен и легко раним и искал способы справиться со своей чувствительностью. Он стал выбирать себе героев, могущих служить образцами для подражания, из художественной литературы и исторических книг. Его фаворитами были Улисс, Марк Аврелий, Исаак Ньютон и его тезка Бенджамин Франклин. Много десятилетий спустя Грэхем говорил о влиянии, оказанном на него образом Одиссея, несмотря на полное различие их характеров. Одиссей, по его словам, – великий борец и вор, тогда как сам Грэхем “никогда ни с кем не боролся и в жизни ничего не украл”; Одиссей был “хитрым и коварным”, Грэхем же “гордился своей откровенностью и прямотой”, – и все же он был “неизменно пленен бродягой Улиссом”.

О Франклине, одном из своих любимых авторов, чья автобиография включала, в частности, советы о том, как выбрать возлюбленную, Грэхем говорил следующее: “Он обладал всеми хорошими качествами, которые я хотел иметь, — огромным умом, трудоспособностью, изобретательностью, а также чувством юмора, добротой, и терпимостью к недостаткам окружающих и многим другим. Возможно также, что — не стремясь к этому — я разделил некоторые из его слабостей”. Вместе со своими братьями и кузенами Бенджамин посещал бесплатную начальную школу номер 10. Он вспоминал, что ученики там должны были записывать в тетради различные сентенции. Первым в списке стояло выражение “Честность – лучшая политика”, до конца жизни оставшееся одним из его главных принципов. Затем Бенджамин перешел в среднюю школу для мальчиков в Бруклине. Несмотря на не очень большой рост и природную неуклюжесть, он занимался спортом и был очень активен. Среди школьных товарищей Бенджамина были Дуглас Ньюман (Douglas Newman) и его брат Джером (Jerome Newman). Переживаемые семьей материальные затруднения не помешали юноше отлично учиться и закончить школу с лучшим результатом в своем классе.

По окончании средней школы Бенджамин решил держать экзамен на государственную стипендию. Все, кто его знал, не могли прийти в себя от удивления, услышав о его провале. Это казалось невозможным, учитывая, что он имел блестящий ум, феноменальную память и научился читать на шести языках. Разочарование Бенджамина оказалось еще больше оттого, что его родственник, носивший ту же фамилию, оказался вторым по количеству баллов, когда-либо набранных стипендиатами Колумбийского университета. Бенджамин нашел работу, но через несколько месяцев обнаружилось, что результаты тестов были перепутаны (к тому же родственник учился весьма посредственно), и стипендия была предложена законному претенденту. Так Бенджамин оказался в Колумбийском университете, который стал его пристанищем до конца жизни.

Несмотря на то что ошибка была исправлена, денег не хватало, и Бенджамину через некоторое время пришлось отказаться от дневной формы обучения и пойти работать на полный день в фирму U.S. Express. Там на него была возложена ответственность за исследовательский проект, касающийся системы тарифных расчетов. Для этой цели фирма арендовала машины, работающие при помощи перфокарт, у компании, которая в те времена называлась Calculating-Tabulating-Recording Company, CTR, а ныне известна под именем IBM. Опыт работы с оборудованием этой компании не только помог Бенджамину ознакомиться с методами бухгалтерского учета, но и позволил ему соприкоснуться с новейшими технологиями. Благодаря работе в U.S. Express, юноша заработал достаточно денег, чтобы закончить образование. В Европе в это время назревала Первая Мировая война. Хотя США официально вступили в войну только в 1917 году, антигерманские и антисемитские настроения были там очень сильны. Гроссбаумы, подобно многим тысячам других недавних эмигрантов, ощутили царящую вокруг напряженность и, в конце концов, сменили фамилию на “Грэхем”.

В 1914 году Бенджамин закончил Колумбийский университет, где изучал математику, философию, английский, латынь, греческий и музыку. Он оказался вторым по результатам в своем классе. Деканы сразу трех факультетов – английского языка, математического и философского – предложили ему преподавательские должности. Молодой человек колебался, какое из предложений принять, и решил обратиться за советом к Фредерику Кеппелу (Frederick Keppel), одному из руководителей университета. Счастливый случай решил его судьбу. Один из членов Нью-Йоркской фондовой биржи как раз пришел к Кеппелу поговорить о плохих отметках своего сына, а заодно попросил рекомендовать кого-либо из лучших студентов для работы в его фирме. Так Бенджамин Грэхем получил свою первую работу на Wall Street, в фирме Newburger, Henderson and Loeb. Следует отметить, что в те времена большинство выпускников Колумбийского университета стремились сделать достойную карьеру в юриспруденции, медицине или академической науке. Отрасль ценных бумаг не относилась к числу блестящих перспектив, а поглощенность вопросом денег считалась в университете признаком отсутствия вкуса. Тем не менее, Бенджамин, получивший классическое образование и увлекавшийся переводами испанских поэтов, согласился на предложение своего нового работодателя. В качестве особого поощрения ему был предложен оклад в размере $14 в неделю (что с учетом инфляции эквивалентно нынешним $425).

Руководство фирмы быстро оценило природный ум и великолепные способности нового сотрудника. Уже на второй месяц ему было поручено составление кратких и точных описаний облигаций, входящих в дневной список рекомендаций фирмы. Еще через шесть недель Грэхему дополнительно поручили написание ежедневного рыночного обзора для филиала Newburger, Henderson and Loeb в Филадельфии. В начале войны, когда американский фондовый рынок подвергся мощному давлению, и Нью-Йоркская фондовая биржа закрылась на пять месяцев, заработок Грэхема сократился до $10 в неделю, но он сохранил работу. Несколько позже торги возобновились, уверенность инвесторов повысилась, и фирма, у которой в этот момент оказалось недостаточно сотрудников, старалась использовать таланты Грэхема в самых различных направлениях, что позволило ему получить детальное представление о трейдинговых операциях. Работая на Newburger, Грэхем также осуществлял сделки для себя, членов своей семьи и друзей. Кроме того, он начал писать статьи для финансовых изданий, что способствовало росту его известности. Среди его клиентов был Алджернон Тассин (Algernon Tassin), профессор английского языка в Колумбийском университете. Он снабдил Грэхема капиталом в размере $10000 с условием, что прибыли и убытки будут делиться пополам. Из этого опыта Грэхем вынес важный урок, когда ему пришлось продать акции в ходе рыночного спада. Позже он не раз говорил студентам, что настоящий инвестор редко бывает вынужден продать акции: он продает их, когда приходит его время, т.е. когда инвестиции “созрели” и принесли достаточные прибыли.

Несмотря на огромную занятость, в Грэхеме росло желание создать семью. Через своего брата он познакомился с жизнерадостной и волевой девушкой по имени Хэйзел Мазур (Hazel Mazur). Она преподавала танцы и дикцию и к моменту свадьбы зарабатывала больше денег, чем ее жених. В 1919 г. у Бенджамина и Хэйзел родился первенец, названный Исаак Ньютон (Isaac Newton) в честь ученого, которым так восхищался его отец, и ставший для молодой семейной пары неистощимым источником радости. Вскоре Грэхем стал натурализованным американским гражданином, а в 1921 г. в семье появился второй ребенок – дочь Марджори. Хотя она демонстрировала не меньше ума и способностей, чем ее брат, и была любима отцом, она была для него, прежде всего, девочкой. А женщин он считал от природы эмоциональными и поэтому обладающими ограниченным потенциалом. В его глазах Ньютон, как мальчик, был призван быть рациональным мыслителем. В 1920 г., в возрасте 26 лет, Грэхем стал одним из партнеров в Newburger, Henderson and Loeb. Теперь, помимо оклада, он получал еще 2,5% от прибыли. Достижения Грэхема выглядят еще более значительными, если учесть хаотичный и опасный характер “бычьего” рынка 1919-1921 гг. – почти не регулируемого, мотивированного, в первую очередь, жадностью, страхом, легковерием и безрассудством. Впрочем, Грэхем уже тогда приблизился к пониманию принципа, которым впоследствии делился с учениками: чем глупее поведение рынка, тем больше возможностей для делового инвестора.

В 1923 г. группа клиентов и друзей, восхищенных успехами Грэхема, предложила создать инвестиционный фонд с активами в размере $250000 с условием, что он будет получать $10000 в год плюс 20% от прибыли. В результате в 29 лет Грэхем основал свое первое независимое предприятие, Grahar Corporation, операции которого начались 1 июня 1923 года. Название было составлено из имен Грэхема и Луиса Харриса (Louis Harris), владельца складских помещений и одного из главных инвесторов. Грэхему удалось привлечь в фонд порядка $500000. Он не был главным акционером, но контролировал инвестиционную политику компании, концентрируясь на поиске сильно недооцененных акций, переоцененных акций, годящихся для “коротких” продаж, или выгодных арбитражных операций. В 1925 г. компания прекратила свое существование, и Грэхем основал Benjamin Graham Joint Account, чья среднегодовая доходность в период между 1925 и 1928 гг. составила 25,7%. Бизнес расширялся так быстро, что вскоре после его открытия Грэхему понадобился партнер, который взял бы на себя административные функции. Он пригласил Джерома Ньюмана, брата своего друга детства. Так появился на свет Graham Newman Investment Fund.

Все складывалось как нельзя более удачно – и в карьере, и в семейной жизни. В 1925 г. на свет появилась вторая дочь Элайн (Elaine). Однако блаженство оказалось недолгим. В 1927 г. семью постиг страшный удар. У Исаака Ньютона, умного, здорового и счастливого сына Грэхема, вдруг заболели уши. Нестрашная, на первый взгляд, болезнь быстро переросла в менингит, и мальчик умер. Горе всей семьи не ослабевало в течение многих лет. Грэхем не мог скрыть свою безысходную скорбь даже перед клиентами. Всегда чрезвычайно сдержанный, он, казалось, отдалился от своих родных и стал сторониться всего, что в будущем могло быть связано с сильными эмоциями. Грэхем старался отвлечься от своей боли, уйдя с головой в работу. Его слава эксперта в области инвестиций все более возрастала. На взлете карьеры у Грэхема возникла новая идея. Поскольку его журнальные статьи пользовались большим успехом, он задумался о необходимости написать книгу, где были бы изложены фундаментальные принципы инвестиционной деятельности. Грэхем решил, что, если он займется преподаванием, атмосфера студенческой аудитории будет идеальной для организации материала и его первичной презентации. Традиционно представители нью-йоркского инвестиционного сообщества учились и преподавали в бизнес-школе Нью-Йоркского университета, расположенной ближе всего к Wall Street. Грэхем избрал другой путь, хотя это означало долгие поездки в метро от места работы. Он предложил читать вечерние лекции по вопросам финансов в бизнес-школе при своей “alma mater” — Колумбийском университете. Университет принял его предложение, и в 1928 г. Грэхем обратился к преподавательской деятельности, от которой 14 годами ранее отказался во имя финансовой карьеры.

Наряду со студентами, лекции по анализу ценных бумаг посещали многие члены преподавательского состава факультета. Среди них был Дэвид Л. Додд (David L. Dodd), ранее получивший в Колумбийском университете степень магистра экономики. В ходе первого курса лекций Додд вызвался записывать выступления Грэхема и дискуссии, разгоравшиеся во время занятий, и затем еженедельно приводить свои записи в читабельный вид. Собственно, ведение таких записей было условием, на котором Грэхем дал согласие преподавать в Колумбийском университете. Так было положено начало многолетнему плодотворному сотрудничеству между Грэхемом и Доддом. Обучая своих студентов, Грэхем использовал гарвардскую систему. Он никогда не требовал от студентов верить в то, что он сказал, если сказанное не подтверждалось конкретными примерами. Будучи приверженцем сократического метода, при котором истина устанавливается путем нахождения противоречий в суждении противника, Грэхем стимулировал дискуссии и подводил студентов к правильному ответу при помощи многочисленных вопросов, задаваемых не только профессором, но и всеми, кто присутствовал в аудитории. По воспоминаниям студентов, когда они, в конце концов, находили нужное решение и осознавали, что имел в виду Грэхем, результат часто воспринимался как своего рода “прозрение”.

К 1929 г. состояние Грэхема значительно выросло. Доходность Joint Account в 1928 г. достигла 60% в сравнении с 51% у индекса Dow Jones Industrial Average, а личный доход Грэхема в том же периоде составил более $600000, что эквивалентно сегодняшним $15,8 млн. Поскольку в конце 20-х гг. возросла популярность инвестиционных фондов, он занялся организацией трастового фонда Hentz-Graham, который намеревался запустить в сентябре 1929 г. Однако к этому моменту рынок ценных бумаг начал “трещать по швам”, и вскоре Грэхему стало не до нового фонда. Он также отклонил предложение о партнерстве с Бернардом М. Барухом (Bernard M. Baruch), который на тот момент был, возможно, самым богатым из американских финансистов. Интересно, что в своих дискуссиях оба приходили к выводу о том, что цены акций необычайно взлетели, и крах весьма вероятен. Грэхем говорил, что “по закону компенсации однажды должен наступить разворот”. Позже он сам находил странным, что, чувствуя приближение бури, не распродал все свои бумаги. Тогда он еще не понял, что поднявшаяся волна потопит все корабли.

День 29 октября 1929 г., вошедший в историю как “черный вторник”, стоил фондовому рынку $14 млрд. ($368 млрд. сегодня). Грэхем закончил год с 20-процентными потерями, тогда как DJIA потерял 15%. Следует отметить, что период рыночного краха 1929 г. стал значимым для Грэхема и его семьи и по другой причине. Именно в эти трудные времена родился “маленький” Ньютон, чье появление на свет осветило жизнь семьи как проблеск счастья. Он был назван в честь любимого первенца, чью смерть родители не переставали оплакивать. К несчастью, он вырос психически неуравновешенным. После призыва в армию в ходе Корейской войны состояние его психики серьезно ухудшилось. Грэхем пытался забрать сына домой, но не смог предотвратить трагического исхода: находясь за границей, “маленький” Ньютон покончил жизнь самоубийством. К концу 1929 года волнение на рынке успокоилось, цены пошли вверх, и многие инвесторы поверили, что худшее позади. Среди них оказался и Грэхем, который осуществил новые крупные инвестиции, заняв дополнительные средства. Однако следующий год, 1930, оказался худшим в его финансовой карьере. По итогам года потери Joint Account составили 50%, тогда как DJIA упал на 29%. Многие инвесторы Грэхема пожелали вернуть свои средства, что еще более затруднило его положение. К счастью, тесть Джерома Ньюмана Элиас Рейсс (Elias Reiss) помог партнерам, дав им $75000, чтобы удержать фирму “на плаву”. Тем не менее, им пришлось продать большую часть личного имущества. У Грэхема практически не осталось денег, и его семья больше не могла позволить себе той комфортабельной жизни, к которой она привыкла. На протяжении пяти лет, пока инвестиционная фирма Грэхема и Ньюмана сумела вновь встать на ноги, партнеры управляли ею, не получая вознаграждения. В один из наиболее трудных моментов жена Грэхема была вынуждена вновь начать работать в качестве учителя танцев.

В течение двух лет, последовавших за катастрофой, Грэхем сумел радикально сократить масштабы потерь. За трехлетний период с 1929 по 1932 гг. стоимость активов Joint Account сократилась на 70%, однако в 1931 г. снижение составило только 16% против 48-процентного падения DJIA, а в 1932 г. она сократилась до 3%. Фирма Грэхема вернула акционерам их деньги; худшее для него было позади. Но он никогда не забывал, как был наказан за высокий процент долговых обязательств на счете фирмы и с тех пор всегда избегал агрессивных сделок, несущих высокий риск. Пережитые неудачи были восприняты Грэхемом как ценный жизненный урок, выводы из которого не только имели огромное значение для разработки его знаменитой инвестиционной теории, но и позволили добиться огромных успехов в дальнейшей практической деятельности. Инвесторам, доверившимся Грэхему и Ньюману, которые оставались партнерами до 1956 года, никогда больше не приходилось переживать из-за потери своих денег. Напротив, они получили солидную прибавку к своим капиталам: среднегодовая доходность фирмы за период с 1929 г. по 1956 г., когда Грэхем удалился от дел, составила порядка 17%.

Во времена Великой Депрессии Грэхем продолжал читать лекции в бизнес-школе при Колумбийском университете, а также согласился занять должность преподавателя в финансовом институте, который являлся внутренним учебным заведением Нью-Йоркской фондовой биржи. Многолетняя преподавательская деятельность позволила Грэхему организовать свои мысли и многократно опробовать и проверить целый ряд разработанных им теорий. Дэвид Додд продолжал записывать происходящее в аудитории Колумбийского университета. Эти записи легли в основу книги “Анализ ценных бумаг” (“Security Analysis”), опубликованной Грэхемом и Доддом в 1934 году. (Этот же год ознаменовался появлением на свет пятого ребенка Грэхемов – дочери Винифред.) Впоследствии Додд вспоминал, что Грэхем сам настоял на соавторстве, хотя фактически сделал всю работу. Кстати, профессор Додд сам успешно занимался инвестициями и занял должность директора Graham-Newman Corp. – инвестиционного треста, основанного Грэхемом и его партнером в 1936 г.

Книга “Анализ ценных бумаг” стала классическим трудом в сфере инвестиций и выдержала многочисленные переиздания, несмотря на ее значительную сложность для непрофессионалов. Вопреки массовому разочарованию в рынке акций, вызванному крахом 1929 г., авторы утверждали, что вложения в акции могут быть успешными, если подходить к ним рационально. В книге были заложены принципы “стоимостного” инвестирования, базировавшегося на использовании фундаментальных показателей в процессе оценки акций. Грэхем и Додд впервые ввели понятие “внутренней стоимости” (intrinsic value) и показали, почему выгодно покупать акции со скидкой по отношению к этой величине. Идея использования фундаментальных показателей как основной точки отсчета при оценке акций получила дальнейшее развитие в работе под названием “Интерпретация финансовых отчетов” (“Interpretation of Financial Statements”), опубликованной в 1937 году. Здесь Грэхем показал и проиллюстрировал значение финансовых терминов, необходимых для анализа рыночных инвестицийОн также подробно представил принципы анализа балансов и отчетов о прибылях и убытках, продемонстрировав замечательное чувство юмора и здравый смысл.

По мере того как Великая Депрессия затягивалась, внимание Грэхема все больше привлекали проблемы экономики. Он видел, что разорительное влияние дефляции на фермеров, рабочих и производителей оказывается еще сильнее из-за «иррациональности» золотого стандарта. В 1937 году он опубликовал “Запас и стабильность” (“Storage and Stability”), где высказал идею создания и поддержания товарных резервов, которые бы функционировали как “буферные” запасы, сглаживая общую ценовую дефляцию. В книге “Мировые товары и мировая валюта” (“World Commodities and World Currency”), вышедшей в свет в 1944 г., Грэхем предложил международный “товарный стандарт”, что предполагало сдвиг в макроэкономической политике с более не функционирующего золотого стандарта в сторону широкой корзины товаров. Этот план получил сочувственные отзывы таких экономистов, как Дж.М. Кейнс (J.M. Keynes), Фридрих Хайек (Friedrich Hayek) и Милтон Фридман (Milton Friedman).

В 1949 г. была опубликована книга “Разумный инвестор”, о которой Баффет впоследствии отозвался как о “лучшей книге, до сих пор написанной об инвестировании”. Анализируя историю взлетов и падений фондового рынка и иллюстрируя повествование примерами из реальной жизни, Грэхем объяснил, каким образом рациональный подход позволяет опережать рынок. Он показал, какими принципами должны руководствоваться инвесторы, и каким образом можно определить, что акции недооценены. Наиболее важными в книге, по мнению Баффета, являются глава 8, “Инвестор и рыночные колебания”, где создан знаменитый образ Мистера Рынка, и глава 20, “Маржа безопасности”, посвященная снижению инвестиционных рисков. Последняя книга Грэхема — “Воспоминания старейшины Wall Street” (“The Memoirs of the Dean of Wall Street”) — была опубликована уже после его смерти.

Работу преподавателя, ставшую важнейшей составляющей его жизни, Грэхем не прекращал вплоть до ухода в отставку в 1956 году. Вальтер Шлосс вспоминал, что учитель щедро делился с молодыми людьми своими идеями и не жалел для них времени. По словам Шлосса, Грэхем изменил его жизнь, предложив работу в качестве аналитика ценных бумаг после демобилизации из армии в 1945 г. Помогал он и другим своим студентам. О том, насколько велико было воздействие личности Грэхема на его учеников, говорит хотя бы тот факт, что по меньшей мере двое из них – Баффет и Канн – назвали в его честь своих сыновей. Кстати, будущий “суперинвестор” Баффет был единственным, кому Грэхем за все время преподавания в Колумбийском университете поставил оценку “A+”. Тем не менее, когда Баффет обратился к Грэхему по поводу работы в его инвестиционной фирме, последний вначале ответил отказом, и лишь настойчивость позволила Баффету добиться желаемого места. Эта работа положила начало звездной карьере великого финансиста, который никогда не забывал упомянуть о том, как многому научился у Грэхема. Интересно, что одним из первых вложений инвестиционной компании Баффета Berkshire Hathaway стали акции GEICO – фирмы, которую Грэхем и Ньюман приобрели в 1948 году.

Удалившись от дел в 1956 г., Грэхем посвятил остаток долгой жизни двум своим знаменитым увлечениям: путешествиям и привлекательным женщинам. Впрочем, об отношении Грэхема к женщинам следует сказать особо. Этот феноменальный человек с огромным чувством юмора и блестящим умом был не только неутомимым волокитой, но и шовинистом, не признающим женского равноправия. О страсти Грэхема к противоположному полу знали и коллеги-преподаватели, и студенты, которые нередко бывали шокированы его шутками и эксцентрическими выходками. Многочисленные любовные увлечения, в конце концов, привели к острому конфликту в семейной жизни. Несмотря на свои успехи на финансовом поприще, Грэхем не приобрел пристрастия к роскоши. Он предпочитал скромный образ жизни, отличался необычайной работоспособностью, был прирожденным учителем и всегда был готов поделиться знаниями и опытом с теми, кто в них нуждался. В последнем интервью перед смертью Грэхем сказал: “В целом у меня была очень счастливая жизнь, но, может быть, в ней было недостаточно энтузиазма. Например, я никогда не был в достаточной степени гурманом и не оценил, как следует, природу или эстетическую сторону жизни. Может быть, мне стоит пожалеть о том, что я не совершил большего количества ошибок”.

Грэхем умер ночью 21 сентября 1976 года, в возрасте 82 лет. Поминальная служба была проведена в Колумбийском университете. Для своего надгробия Грэхем выбрал заключительные строчки из любимого им стихотворения Теннисона “Улисс”: “Бороться, искать, найти и не сдаваться!” Великий инвестор был похоронен на одном из еврейских кладбищ в окрестностях Нью-Йорка, где покоился его старший сын Исаак Ньютон. К сожалению, через несколько лет никто из детей Грэхема точно не знал местонахождения его могилы.

Что касается инвестиционных принципов Грэхема, они живы до сих пор и полностью сохраняют свою актуальность для инвесторов, в особенности консервативного толка. Надо сказать, этому немало способствуют многочисленные ссылки на Грэхема со стороны Баффета и других его учеников и последователей. В своих работах Грэхем подчеркивал, что участники рынка, в первую очередь, должны осознать фундаментальное различие между инвестициями и спекуляциями. В “Анализе ценных бумаг” он предложил четкое определение разницы между этими понятиями: “Инвестиционными являются те операции, которые, благодаря тщательному анализу, обещают безопасность первоначального вложения и достаточную доходность. Операции, не удовлетворяющие этим условиям, являются спекулятивными”.

Говоря о причинах финансового краха 1929 года, Грэхем отмечал, что до Первой Мировой войны инвестиции в обыкновенные акции в основном ограничивались бумагами компаний, выплачивавших стабильные дивиденды и получавших достаточно стабильные прибыли. Однако затем стал наблюдаться отход от инвестиций, базировавшихся на реальной стоимости, в сторону расчета на потенциальные успехи. В период между 1927 и 1929 гг. участники рынка акций все более отдалялись от реальности, пренебрегая анализом ценных бумаг, и все сильнее доверяли многочисленным пророчествам и обещаниям относительно “потенциальных возможностей”. Грэхем предложил рассматривать инвестиции в акции не как автономные ставки игроков на фондовом рынке, а прежде всего как покупку доли или партнерства в деловом предприятии. С этой точки зрения, владельцев акций не должны особенно волновать беспорядочные колебания цен акций. Если в краткосрочной перспективе рынок функционирует как машина для голосования, где результат зависит от количества за и против, то в долгосрочной перспективе он скорее напоминает взвешивающее устройство, показывающее истинную стоимость той или иной компании. “Разумный инвестор”, как писал Грэхем в одноименной книге, должен быть “деловым” (businesslike), т.е. относиться к покупке акций как бизнесмен относится к приобретению нового бизнеса. При наиболее “деловом” подходе инвестиции оказываются наиболее разумными.

Любимой и широко известной аллегорией Грэхема является Мистер Рынок (Mr. Market). Чрезвычайно любезный и услужливый, он ежедневно появляется у дверей инвестора, предлагая купить или продать акции по различным ценам. При этом он напоминает невротика или шизофреника, чьи настроения колеблются в пределах от невероятного пессимизма до бьющего через край оптимизма. Порой цены, которые называет Мистер Рынок, кажутся вполне правдоподобными, но часто они просто смешны. Сегодня он может вдруг повысить цену покупки или продажи, а завтра резко снизить ее или вообще оказаться безразличным к тому, будут ли акции куплены или проданы.

Инвестор может либо согласиться с предложенной ценой и осуществить сделку, либо полностью проигнорировать предложение. Мистер Рынок не будет в претензии и вернется на следующий день, чтобы назвать новую цену. Суть аллегории Грэхема состоит в том, что инвесторам, к которым апеллирует Мистер Рынок, не следует принимать причуды и колебания его настроений за нечто рациональное, определяющее действительную цену их акций. Инвесторы должны постараться получить преимущества от безрассудства рынка, а не участвовать в них. Им лучше сконцентрировать внимание на анализе результатов компаний, акциями которых они владеют, и на получении дивидендов, не слишком обращая внимание на иррациональное поведение Мистера Рынка. Искусный и успешный инвестор должен принимать самостоятельные решения, руководствуясь своим собственным суждением о фундаментальной стоимости инвестиционных инструментов, а не чужими мнениями или направленностью рынка в конкретный момент. В то же время Грэхем не считает, что рыночные колебания цен, следует полностью игнорировать. Они могут послужить индикатором того, что с акциями что-то обстоит неблагополучно (или, напротив, ситуация стала более благоприятной). Основное же их значение, по словам Грэхема, заключается в том, что “они обеспечивают… возможность разумно покупать, когда цены резко падают, и разумно продавать, когда они сильно вырастают”.

В заключение хочется привести слова Бенджамина Грэхема о том, что он хотел каждый день делать нечто глупое, нечто творческое и нечто великодушное. Несомненно, великодушие ученого и практика, щедрость поделившегося с миром своей великой инвестиционной философией, принесло неоценимую пользу многим поколениям участников фондового рынка. Для последователей Грэхема спекуляции превратились в разумные инвестиции, а выбор акций из слепой игры стал результатом научного анализа. Не случайно его до сих пор называют “старейшиной Wall Street”.

Источник
Добавиться в друзья можно вот тут

Понравился пост? Расскажите о нём друзьям, нажав на кнопочку ниже:

Бенджамин Грэм Книга Разумный Инвестор Полное Руководство По Стоимостному Инвестированию

Оглавление статьи

Книга изобилует сухим техническим языком, что и нужно человеку, который берет в руки не художественное произведение, а инструмент для увеличения своего собственного капитала. Однозначно к прочтению (и перечитыванию) данной книги для пассивных инвесторов, так как здесь можно найти те рекомендации Потери Греции для спокойного, размеренного и несуетливого инвестирования. Ну а имя автора автоматически переводит книгу в раздел Библий инвестора. Американский экономист, профессионал в инвестировании Бенджамин Грэм является автором книги «Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию».

Вместе с тем мы приведем несколько кратких примеров парного сравнения акций ряда компаний, соседствующих в котировальном списке Нью-Йоркской фондовой биржи. Это поможет понять, на что в первую очередь должен обращать внимание инвестор при выборе объектов инвестиций, в том числе акций и облигаций. Мы также намерены предложить читателям всеобъемлющую программу инвестирования в акции.

Качать Бесплатно Книгу”12 Правил Инвестирования Герберта Н Кэссона”

Поэтому мы будем рассматривать как возможности активного инвестирования, существовавшие в прошлом, так и те, которые могут открыться в будущем. должно было развеять разумный инвестор скачать бесплатно иллюзию, сложившуюся за последние два десятилетия. Это было слишком хорошо для того, чтобы быть правдой. Фондовый рынок вновь вернулся в нормальное состояние.

На нашем сайте вы можете скачать книгу “Разумный инвестор. Бенджамин Грэхем” Батлер-Боудон Том бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине. Те, кто читал Грэма, прекрасно понимают, насколько новаторскими были его идеи.

Похожие Книги На «разумный Инвестор»

Бенджамин Грэм показывает, как много возможностей открывается перед инвестором, ведущим себя, как расчетливый бизнесмен. Цель этой книги – помочь непрофессиональным инвесторам разобраться в тонкостях брюс ковнер разработки и реализации инвестиционной политики. В ней сравнительно мало говорится о методах анализа рынка ценных бумаг. Главное внимание уделяется принципам инвестирования и поведению инвестора.

Частично она адресована обоим видам инвесторов, частично – лишь активным. Может показаться странным, что одно из главных требований, которое должны соблюдать читатели, заключается в том, что им следует ограничиваться акциями, цена которых лишь незначительно превышает стоимость реальных активов компании. Мы даем этот «немодный» совет по причинам как практическим, так и психологическим. Опыт показывает, акции компании Tesla что, хотя акции многих перспективных компаний стоят в несколько раз дороже чистых активов этих компаний, инвесторы, покупая эти акции, попадают в серьезную зависимость от колебаний фондового рынка. В конечном итоге такая консервативная политика приносит больше прибыли, чем увлекательная, но опасная охота за акциями блестящих компаний, манящих инвестора предвкушением высоких темпов роста.

Бенджамин Грэхем разумный Инвестор

Она была впервые выпущена в середине 20 века, но до сих пор пользуется большим успехом. Информация, изложенная в книге, актуальна и по сей день, несмотря на то, что в экономике многих стран произошли существенные изменения. Книгу переиздавали множество раз, переводили на многие языки, она стала настоящим бестселлером.

Разумный инвестор относится к числу книг, которые обязательно должны быть на книжной полке каждого, кто хотел бы с умом использовать возможности фондового рынка для приумножения своего капитала. https://destinationpharmagens.com/v-marte-prodazhi-novostroek-v-ssha-upali-na-15-4/ В книге рассмотрены принципиальные различия между инвестированием и спекуляцией; описаны два типа инвесторов — активный и пассивный — и особенности инвестиционных стратегий каждого из них.

С Этой Книгой Читают

Эти расчеты говорят о том, что никогда не следует доверять оптимистичным прогнозам и обещаниям. Однако следует заметить, что в итоге 20-летних операций с акциями накопленная прибыль составила бы более 8 %. И это при том, что на начало расчетного периода индекс Доу – Джонса находился на уровне 300 пунктов, а на конец 1948 г. Данный пример может служить весомым аргументом в пользу эффективности регулярного (ежемесячного) приобретения надежных акций на определенную сумму независимо от ситуации на рынке. Этот метод известен как метод усредненных равномерных инвестиций. Мировой бестселлер, выдержавший множество переизданий по всему миру, книга Бенджамина Грэма (1894–1976) является уникальным пособием по выстраиванию инвестиционной политики. Автор, всемирно известный экономист и авторитетный профессиональный инвестор, главное внимание уделяет не анализу ценных бумаг, а принципам инвестирования, предлагая действовать разумно и осторожно независимо от поведения фондового рынка.

Далее мы рассматривали основные различия между двумя категориями инвесторов, которым адресована эта книга, – пассивными и активными. Пассивный инвестор прежде всего стремится избежать серьезных ошибок и потерь. Кроме того, он хочет быть избавлен от трудностей и волнений, связанных с необходимостью постоянно принимать решения. Главное отличие активного инвестора заключается разумный инвестор скачать бесплатно в том, что свое время и силы он тратит на выбор самых надежных и привлекательных ценных бумаг. На протяжении десятилетий активный инвестор мог быть уверен, что его дополнительные усилия и навыки будут вознаграждаться более высокой средней прибылью, чем прибыль пассивного инвестора. Но через год или в более отдаленной перспективе все может измениться.

Бенджамин Грэхем Читать Все Книги Автора По Порядку

Она состоит из двадцати глав, нескольких приложений и обширных комментариев инвесторов и влиятельных экономистов современности после каждой главы. Полное руководство по стоимостному инвестированию» — это удивительная возможность получать огромную прибыль, разумно вкладывая даже небольшие средства. Еще в 1950 году первое издание книги «Разумный Boeing выплата дивидендов приостановлена инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию» было замечено и оценено начинающим бизнесменом Баффетом. Прошли годы, это экономическое пособие выдержало десятки переизданий во всем мире и сегодня не утратило своей актуальности. Бенджамин Грэм – преуспевший экономический деятель, специализирующийся в инвестиционных процессах.

Книга представляет интерес для широкого круга читателей. Она может стать справочником как для индивидуальных, так и для профессиональных инвесторов. Особенно полезна она для студентов, аспирантов и преподавателей, поскольку предлагает обобщенный, систематический взгляд на тенденции, десятилетиями складывающиеся на фондовом рынке. Ниже представлен текст книги, https://advanz101.com.au/akcii-mechela-ruhnuli-na-26-torgi-priostanovleny/ разбитый по страницам. Система автоматического сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «Разумный инвестор», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Не бойтесь закрыть страницу, как только Вы зайдёте на неё снова — увидите то же место, на котором закончили чтение.

Скачать Книгу Разумный Инвестор Полное Руководство По Стоимостному Инвестированию Бесплатно На Телефон, Планшет И Компьютер

В своей книге «Разумный инвестор», он рассказывает о ценных бумагах, фондовых рынках и главных принципах инвестирования. Авторский акцент поставлен не на самих облигациях, а на обоснованном и обдуманном вложении финансов в будущее дело. Прекрасная книга, которая не только даёт пошаговые инструкции о том, как выбирать акции пассивным и активным https://www.capep.com/2020/10/30/akcii-nornikelja-mogut-pojti-na-obnovlenie/ инвесторам, но и между строк содержит в себе аккумулированный автором опыт работы с ценными бумагами. Я читал эту книгу несколько раз, и каждый раз находил в ней что-то новое, на что в прошлый раз не обратил должного внимания. Для начинающих это если не Библия, то как минимум Азбука, с которой стоит начать знакомство с рынком ценных бумаг.

Полное руководство по стоимостному инвестированию» автора Бенджамина Грэма в формате epub, fb2, rtf, mobi, pdf себе на телефон, андроид, айфон, айпад, а так же читать онлайн и без регистрации. Ниже вы можете оставить отзыв о прочитанной или интересующей вас книге. На нашем сайте вы можете скачать книгу “Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию” Бенджамин Грэм бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

«разумный Инвестор», Бенджамин Грэхем

На нашем сайте о книгах lifeinbooks.net вы можете скачать бесплатно без регистрации или читать онлайн книгу «Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию» Бенджамин Грэм в форматах epub, fb2, txt, rtf, pdf для iPad, iPhone, Android и Kindle. Книга подарит вам массу приятных моментов и истинное удовольствие от чтения. Купить полную версию вы можете у нашего https://summitbuildingmaintenance.com/2020/12/08/zachem-ssha-gonjat-neftjanuju-armadu-v-kitaj/ партнера. Также, у нас вы найдете последние новости из литературного мира, узнаете биографию любимых авторов. Для начинающих писателей имеется отдельный раздел с полезными советами и рекомендациями, интересными статьями, благодаря которым вы сами сможете попробовать свои силы в литературном мастерстве. В нашей электронной библиотеке вы можете скачать книгу «Разумный инвестор.

Нечасто ученикам и последователям не удается превзойти учителя и автора новой теории. В области, где любые представления устаревают буквально через несколько месяцев, принципы Бенджамина Грэма остаются незыблемыми. Более того, во времена финансовых потрясений, сметающих другие, более шаткие логические конструкции, ценность этих принципов лишь растет и становится еще более очевидной. Советы Грэма всегда помогают тем, Ралли доллара кто им следует, и позволяют даже не слишком способным инвесторам обгонять своих более одаренных собратьев, которые часто ошибаются, потому что следуют указаниям модных и популярных экспертов. В рамках статьи мы рассмотрим ключевые моменты, связанные с этой книгой и её содержанием, также вы узнаете где ее можно скачать бесплатно в PDF, FB2, ePub, Mobi и других форматах, прослушать аудио книгу или читать онлайн.

Интересное С Рынка

Эта книга написана не для спекулянтов, а для инвесторов, и ее главная задача состоит в том, чтобы показать принципиальные различия (о которых часто забывают) между первыми и вторыми. Эта книга не о том, «как стать миллионером за три дня». Она не о том, как без труда разбогатеть при помощи Уолл-стрит или какого-либо другого бизнеса. Наверное, стоит привести один весьма поучительный во многих отношениях пример из финансовой истории. Джон Раскоб, которого хорошо знала и вся страна, и Уолл-стрит, опубликовал в Ladies’ Home Journal статью «Каждый должен быть богатым» , в которой он всячески превозносил преимущества капитализма. Если бы финансовый магнат из General Motors был прав, путь к богатству действительно был бы очень прост.

Бенджамин Грэхем биография и его известная книга Разумный инвестор

Бенджамина Грэхема по праву причисляют к величайшим профессиональным инвесторам прошлого века. Создатель одного из главных направлений в инвестировании, автор «библии для инвесторов» и учитель мультимиллиардера Уоррена Баффета — за 82 года жизни это человек достиг действительно многого. Немало известных финансовых экспертов признают, что работы этого человека стали основой их карьерного выбора. Биография Бенджамина Грэхема является примером для подражания. Сочетая преподавательскую деятельность с финансовой, он приложил руку к основанию Graham-Newman. Написанную Бенжамином Грэхемом книгу «Разумный инвестор» скачивают и покупают тысячи людей ежедневно.

Биография Бенджамина Грэхема

Он родился в Великобритании и был третьим ребенком в семье мелкого торговца фарфоровыми изделиями. Через год после рождения Бенджамина его родители решили сменить страну проживания и отправились в США, где зарабатывали на жизнь продажей антиквариата из Европы. Грэхем лишился отца в девятилетнем возрасте. Дабы прокормить детей, его мать организовала в их доме пансион. Первое знакомство Бенджамина с миром финансов произошло в тринадцатилетнем возрасте, и оно не было приятным: его семья потеряла значительную часть сбережений, вложенных в ценные бумаги компании U.S. Steel.
Незаурядные умственные способности, а также исключительная память помогли будущему магнату получить стипендию для обучения в Колумбийском университете. С историей его поступления связан один курьез: во время проверки экзаменационных работ комиссия учебного заведения перепутала задания Бенджамина и одного из его сверстников. Ошибку удалось установить лишь через два или три месяца. При этом количество экзаменационных баллов, которое чуть не присудили не тому абитуриенту, оказалось одним из самых высоких в истории университета. Решение сменить фамилию с Гроссбаум на Грэхем пришло с наступлением Первой мировой войны — эта практика была распространенной среди американских иммигрантов.

Еще до завершения образования Грэхему предложили работу в университете, причем видеть его в качестве преподавателя хотели сразу три кафедры. К разочарованию академического состава, теоретизированию выпускник предпочел практическую деятельность, устроившись в брокерскую компанию. Позже, добившись значительных успехов в сфере инвестирования, он все же вернулся в альма-матер и начал читать лекции.

Карьера Бенджамина Грэхема

Карьера Бенджамина Грэхема в Newburger началась с должности курьера, но также в его обязанности входило составление записей о биржевых курсах. Уже через месяц после трудоустройства сфера его ответственности пополнилась описанием облигаций, а еще позже — разработкой аналитических материалов. Эту работу он сочетал с написанием заметок в финансово-экономические издания. К 1919 году он уже заработал порядка 600000 долларов, а еще через четыре года добился статуса партнера. Три года спустя Грэхем основал собственный фонд — корпорацию «Grahar». Управляя активами, сумма которых превышала полмиллиона долларов, он выработал уникальную стратегию инвестирования, базирующуюся на определении ценности акций, а также поиске ценных бумаг, стоимость которых преувеличивалась или преуменьшалась.

Следующим важным карьерным шагом стало сотрудничество с Дж. Ньюманом и основание инвестиционного фонда Graham Newman. Проводя агрессивную инвестиционную политику, Грэхем добивался поразительной по тем временам доходности вверенных ему в управление активов: в 1925–28 гг. она возросла с 25 до 60%. Впрочем, такой подход сильно подвел инвестора уже в следующем году: потери Грэхема в связи с «черным вторником» составили 20% и достигли 70% в течение трех лет. Потратив годы на восстановление статуса своего фонда, в дальнейшем он отказался от рискованных стратегий в пользу более стабильного развития.

Репутация выдающегося финансиста обеспечила Грэхему популярность среди студентов Колумбийского университета. Разработанные им материалы лекций позже легли в основу более объемных печатных изданий. Так, в 1934 году опубликована книга Бенджамина Грэхема «Анализ ценных бумаг», работа над которой проводилась в соавторстве с Д. Доддом (David Dodd). Тремя годами позже вышел «Анализ финансовой отчетности компании», а в 1949 — «Интеллектуальный инвестор», считающийся одним из популярнейших изданий среди современных финансистов и трейдеров (чаще в СНГ эту книгу Бенджамина Грэхема переводят как «Разумный инвестор»).

Бенджамин Грэхем книги:

  1. Бенджамин Грэхем Разумный инвестор
  2. Бенджамин Грэхем Анализ ценных бумаг скачать

Разумный инвестор (Бенджамин Грэхем): обзор и краткое содержание

06.02.2020 5 258 0 Время на чтение: 12 мин.

Книга «Разумный инвестор» Бенджамина Грэхема — без преувеличения лучшее пособие по инвестированию в фондовый рынок для начинающих инвесторов. В этой публикации я хочу предоставить вашему вниманию обзор, краткое содержание книги, из которого вы поймете, о чем она, и при желании сможете купить или скачать бесплатно эту книгу для более подробного изучения.

Кто такой Бенджамин Грэхем?

Автор книги — Бенджамин Грэхем (также его часто называют Бенджамин Грэм, Бен Грэм) — один из самых знаменитых инвесторов, экономистов, финансовых аналитиков 20-го столетия. Он является одним из разработчиков, основоположников системы технического анализа финансовых рынков, а также автором теории стоимостного инвестирования.

Всю свою сознательную жизнь, пришедшуюся на первую половину 20 века, Бенджамин Грэм посвятил анализу биржевых котировок. Будучи профессиональным инвестором, он искал закономерности и зависимости в колебаниях цен на бирже и открыл множество инструментов анализа, которые трейдеры и инвесторы активно используют по сей день.

Бенджамин Грэхем призывал отличать инвестиции от спекуляций и разработал теорию стоимостного инвестирования, которая преимущественно и описывается в книге «Разумный инвестор». Его последователями, применяющими данную теорию на практике, стали многие знаменитые инвесторы, в частности, Уоррен Баффет. Разработки Бенджамина Грэма позволили им заработать на инвестициях в фондовый рынок миллиарды долларов.

Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию

«Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию» — это полное название книги Бенджамина Грэхема. Впервые данная книга была издана в 1949 года, но с тех пор несколько раз переиздавалась, каждый раз дополняясь новыми материалами и примерами.

В частности, в качестве эпиграфа в последних изданиях книги приводятся слова Уоррена Баффета, что это — «лучшая книга из всех, когда-либо написанных об инвестициях».

Обзор и краткое содержание книги «Разумный инвестор»

Главная суть книги Бенджамина Грэма «Разумный инвестор» заложена в ее названии. Инвесторы должны принимать свои финансовые решения, основываясь на разуме, а не на эмоциях. Причем, как отмечает автор, разум — это скорее черта характера человека, не имеющая связи с его интеллектуальными способностями.

Таким образом, чтобы эффективно инвестировать, не обязательно быть очень умным, но обязательно быть разумным инвестором.

Книга «Разумный инвестор» Бенджамина Грэма написана простым, доступным языком и включает в себя 20 глав. В них последовательно раскрываются принципы разумного инвестирования, которыми должен руководствоваться инвестор в процессе принятия инвестиционных решений.

Вот перечень основных моментов, описанных в книге:

Книга «Разумный инвестор» Бенджамина Грэкхема сочетает в себе теорию и практику инвестирования: изучение принципов движения биржевых котировок, инструментов технического анализа и их практического применения для открытия разумных сделок на фондовом рынке.

В последних, актуализированных версиях книги содержатся комментарии других, более современных аналитиков и инвесторов. В частности, Уоррена Баффета, Джейсона Цвейга, которые актуализируют и дополняют описанные Бенджамином Грэмом принципы инвестирования.

Книга «Разумный инвестор» содержит большое количество реальных исторических примеров формирования котировок, на закономерностях которых Бенджамин Грэм и делает выводы, описывает свою теорию разумного инвестирования. Самое главное в книге — это не собранные примеры, а описание разумного подхода к инвестициям.

Бенджамин Грэкхем пишет не о том, как быстро разбогатеть, а о том, как сохранить вложенный капитал и создать надежные источники пассивного дохода. Он не утверждает, что применяя его принципы инвестирования, можно гарантированно получать прибыль, он пишет, что они минимизируют риски и увеличивают шансы на прибыльные вложения.

Так, например, в период Великой депрессии в США (1929-1932 годы) Бенджамин Грэм, как и многие инвесторы, потерял огромные деньги (70% своего капитала), но в дальнейшем восстановил потери и приумножил вложения еще сильнее. Среднегодовая доходность его инвестиций на тот момент составляла 14,7%, и тогда это был лучший показатель за всю историю торгов на Нью-Йоркской бирже.

Как Бенджамину Грэму удалось добиться таких результатов? Можно выделить 2 основные причины, и они довольно банальны:

  1. Грэм имел хорошую базу знаний о фондовом рынке.
  2. Грэм имел большой опыт торговли, использования разных стратегий (как прибыльных, так и убыточных).

Именно благодаря обширным теоретическим знаниям и большому практическому опыту, Бенджамин Грэхем сформулировал свои принципы разумного инвестирования, которые и описаны в его книге «Разумный инвестор».

Принципы разумного инвестирования Бенджамина Грэма

В книге описывается больше принципов, объединим некоторые из них и выделим самое главное.

Принцип 1. К акции необходимо относиться не просто как к ценной бумаге, а как к доле собственности в определенном бизнесе.

То есть, разумное инвестирование, по сути, аналогично обычному занятию бизнесом: вложению средств в бизнес для извлечения прибыли. А главный принцип бизнеса гласит: нужно хорошо разбираться в том, чем занимаешься. Таким образом, разумный инвестор должен разбираться в ценных бумагах, в которые он инвестирует, так же хорошо, как бизнесмен разбирается в товарах или услугах, которые он продает.

Принцип 2. Будущая цена инвестиции зависит от ее сегодняшней цены. Чем выше цена, которую вы заплатили сегодня — тем ниже будет ваш будущий доход.

Данный принцип разумного инвестирования прямо указывает на то, что активы необходимо покупать, когда они сильно падают в цене, а не когда находятся на пике. К сожалению, именно это золотое правило инвестирования игнорируют, к примеру, простые обыватели, скупающие валюту в моменты ее чрезмерного роста, на чем очень сильно теряют.

Принцип 3. Какой бы привлекательной ни казалась инвестиция, никогда не переплачивайте.

Как бы осторожно инвестор не действовал, всегда существуют риски, которые он не может просчитать, и это нормально. Поэтому необходимо всегда оставлять себе некий «запас надежности» — покупать активы только по минимально возможной цене, никогда не переплачивая. Это позволит минимизировать сложнопрогнозируемые риски.

Принцип 4. Контролируйте свои эмоции. Инвесторы терпят убытки не потому, что они глупы, а потому, что не могут справиться со своими эмоциями. Разумный инвестор — это реалист, который покупает акции у пессимистов и продает оптимистам.

Цены на любые биржевые активы всегда ведут себя как маятник, раскачиваясь из стороны в сторону от «необоснованного оптимизма» (когда рынок переоценен) до «неоправданного пессимизма» (когда рынок недооценен). Разумное инвестирование предполагает реальное видение ситуации, сопоставление ее с состоянием рынка, которое часто возникает под действием психологических факторов, и совершение сделок на основе реальности, а не эмоций.

Принцип 5. Не так важно, как ведут себя ваши инвестиции — важно, как ведете себя вы.

Однажды Бенджамин Грэхем сказал: рыночную стоимость ценных бумаг предугадать невозможно. Вспоминайте это высказывание каждый раз, когда читаете прогнозы каких-либо аналитиков, ругаете их за неправильный прогноз или делаете прогнозы сами. Уж слишком много факторов влияет на ценообразование, и все их предугадать никак невозможно.

Самое главное — вести себя как разумный инвестор. Именно поведение инвестора оказывает основополагающее влияние на прибыльность его инвестиций, а не биржевые колебания цены.

Соблюдение этих и других принципов разумного инвестирования Бенджамина Грэма превратит любителя в профессионального инвестора.

Это был краткий обзор книги «Разумный инвестор» Бенджамина Грэхема. Если вас заинтересовало краткое содержание, вы всегда можете купить или скачать в интернете книгу целиком для более подробного и глубокого изучения. Книга действительно будет полезна всем, кто интересуется инвестированием, фондовым рынком и другими финансовыми рынками, поскольку принципы разумного инвестирования, описанные Бенджамином Грэмом 70 лет назад, не теряют своей актуальности и по сей день.

Сайт Финансовый гений поможет вам повысить свою финансовую грамотность, научит грамотно и эффективно распоряжаться личными финансами: зарабатывать, тратить, сохранять и приумножать их. Оставайтесь с нами, изучайте предложенные материалы, задавайте вопросы в комментариях, общайтесь на форуме с пользой для личных финансов. До новых встреч на Фингении!

Бенджамин Грэхем — книги автора, биография, фото, личная жизнь

  •  

    Код товара 1235558

    Издательство: Альпіна Паблішер Україна

    Язык: Русский

    Год издания: 2020

    Переплет: Твердый

  •  

     

    Код товара 926627

    Издательство: Наш Формат

    Язык: Украинский

    Год издания: 2019

    Переплет: Твердый

  •  

     

     

    Код товара 1234211

    Издательство: Альпина Паблишер

    Язык: Русский

    Год издания: 2017

    Формат скачивания: epub, pdf

  •  

     

     

    Код товара 1259335

    Издательство: Наш Формат

    Язык: Украинский

    Год издания: 2019

    Формат скачивания: epub, mobi, pdf

  • Код товара 1244350

    Издательство: Диалектика

    Язык: Русский

    Год издания: 2020

    Переплет: Мягкий

  •  

    Код товара 459262

    Издательство: Альпина Паблишер

    Язык: Русский

    Год издания: 2018

    Переплет: Твердый

  • Код товара 95679

    Издательство: Вильямс

    Язык: Русский

    Год издания: 2009

    Переплет: Твердый

  •  

    Код товара 281953

    Издательство: Вильямс

    Язык: Русский

    Год издания: 2012

    Переплет: Твердый

  • Код товара 62357

    Издательство: Вильямс

    Язык: Русский

    Год издания: 2009

    Переплет: Твердый

Блог разумного инвестора

Инвестору дивидендов доступны многочисленные книги. Прежде чем рассматривать любой из них, необходимо прочитать книгу Бенджамина Грэма «Умный инвестор».

Введение в эту серию лучших книг для инвесторов, инвестирующих в дивиденды, предлагало рекомендацию, которая была не книгой, а серией писем Уоррена Баффета акционерам в годовых отчетах Berkshire Hathaway.В заключение, первая книга, которую я рекомендую инвесторам в дивиденды, не касается конкретно инвестирования в дивиденды.

«Умный инвестор» — это классическая книга Бенджамина Грэма, которую Уоррен Баффет назвал «безусловно лучшей книгой по инвестированию из когда-либо написанных». С учетом того, что об инвестировании и об Уоррене Баффете написано квадзиллион книг, совершенно очевидно, что это обязательное чтение.

Переход по ссылке на книгу может сначала оттолкнуть от упоминания Amazon в описании, что книга содержит 640 страниц.Это неверно, поскольку в моем экземпляре всего 623 страницы. Будучи немного более серьезным в отношении объема книги, последние 90 страниц связаны с постскриптумом (и комментарием к постскриптуму), приложениями, концевыми сносками и указателем.

Глупо жаловаться на длину книги. Это как жаловаться на продолжительность концерта Спрингстина — нельзя получить слишком много от чего-то великого.

В любом случае, инвестор, инвестирующий в дивиденды, не обязан читать все главы.Например, глава 9 посвящена инвестиционным фондам, а глава 10 посвящена консультантам по инвестициям. Я бегло просмотрел эти главы, но главное для меня заключается в том, что если кто-то желает заниматься паевыми фондами, я могу предложить более свежую статью о паевых инвестициях и дивидендных инвестициях (или просто купить индексный фонд S&P 500). Что касается инвестиционных консультантов, если вы хотите их использовать, просто найдите компетентного доверенного лица.

В конце концов, 600-страничный фолиант лучше любых двух 300-страничных книг об инвестировании, а за 15 долларов это одна из лучших сделок.

Грэм обновил это исправленное издание в 1972 году, поэтому можно подумать, что книга датирована. Здесь есть две проблемы.

Во-первых, твердое вложение не имеет срока годности. Основные принципы инвестирования, которые были верны пятьдесят лет назад, верны и сегодня. Стратегия Bedrock не меняется из года в год.

Второй выпуск касается Джейсона Цвейга.

Со временем некоторые вещи действительно меняются. Например, разница между важностью индустрии высоких технологий пятьдесят лет назад и сегодня.Некоторые из примеров в книге, хотя и действительны в качестве примеров, датированы. Именно здесь комментарии Джейсона Цвейга делают эту книгу самым ценным дополнением к библиотеке.

Комментарий Джейсона Цвейга следует за каждой главой книги Грэма. Я не считал страницы (пожалуйста, не заставляйте меня!), Но я предполагаю, что около 40% книги составляют комментарии г-на Цвейга. Его сочинения — это не просто перефразирование, а переработка, расширение и обновление.

Кроме того, он предлагает расширенные и поясняющие сноски.Пример на первых двух страницах — это сноска о мышлении общественности, когда дело дошло до инвестирования в акции. В 1948 году более 90% опрошенных считали, что обыкновенные акции не являются хорошей инвестицией. Джейсон называет исследование (Бюллетень Федеральной резервной системы, июль 1948 г.) и сообщает нам точный заданный вопрос. Затем добавляет, что только 4% считают, что обыкновенные акции принесут удовлетворительную прибыль.

Каждый комментарий берет основную идею главы и поддерживает то, что было написано несколько десятилетий назад.

Показательный пример: глава 8 (возможно, моя любимая, посвященная колебаниям рынка) расширена Джейсоном Цвейгом, предлагая понимание психологии отдельного инвестора. Эта глава говорит со мной, возможно, благодаря моей степени в области психологии (полученной в то же самое десятилетие, когда было написано это издание книги), но я считаю, что понимание самих себя по крайней мере так же важно, как понимание основ инвестирования. Я расскажу об этом больше в следующей статье.

Что можно узнать?

Это вопрос, который я буду задавать с каждой рецензируемой книгой. Все мы по-разному понимаем инвестирование, поэтому на этот вопрос никогда не будет однозначного ответа, поскольку у каждого человека будет свой ответ.

Можно увидеть количество вкладок на изображении выше, чтобы понять, какое значение, по моему мнению, имела для меня эта книга. Хотя я люблю свой Kindle за чтение романов, я всегда покупаю бумажную книгу, когда планирую пересмотреть ее.Это позволяет мне размещать индексы на страницах и подчеркивать соответствующие разделы. Да, Kindle тоже может это сделать. Но мне удобнее искать вещи в бумажной книге. Кроме того, я могу писать заметки на страницах, что я делаю регулярно.

Перечисление всех вещей, которые я считаю важными, привело бы к отдельной книге, а не к статье. Этот набор инвестиционных советов настолько исчерпывающий, что здесь можно извлечь уроки практически из любого аспекта инвестирования.

Любимая глава Уоррена Баффета в его любимой книге — это глава 20, «Маржа безопасности» как центральная концепция инвестиций . Бенджамин Грэхем писал: «Чтобы выразить секрет разумных инвестиций в трех словах, мы рискнем использовать девиз« ПОЛЕ БЕЗОПАСНОСТИ ».

Если вы усвоите эту важнейшую концепцию, все остальные домино встанут на свои места.

Маржа безопасности включает в себя идею о том, что, хотя существует риск слишком высокой цены за хорошо выглядящие акции, основные убытки происходят из-за покупки некачественных ценных бумаг по выгодным ценам.Это то, что я стал жертвой в начале моей инвестиционной карьеры, и осознание этого позволило мне выбрать разумный путь инвестирования.

Что такое вынос?

Если нужно прочитать только одну книгу о инвестировании в дивиденды, это книга. Если кто-то должен прочитать сто книг о инвестировании в дивиденды, это первая книга, которую нужно прочитать. Трудно быть более настойчивым в этом вопросе.

В атмосфере, где продвигаются «горячие акции» и «акции стоимостью менее 49 долларов», без понимания правильных основ инвестирования практически невозможно сопротивляться звукам сирены о быстром и легком накоплении богатства.Как люди, у нас есть психологическая склонность к обещаниям немедленного удовлетворения. Для некоторых неуловимое остается таковым, в то время как другие учатся на своих ошибках.

После того, как выбрано направление разумного инвестирования, необходимо заложить прочный фундамент. Эта книга — прочный фундамент.

Есть и другие отличные книги, доступные инвестору в дивиденды, и я буду регулярно их просматривать. Однако книга Бенджамина Грэма «Умный инвестор» является отправной точкой для каждого инвестора, после которой могут развиваться другие идеи, и каждый может найти свой личный путь к успешному инвестированию.

Прочие предметы интереса

Лучшие книги для инвесторов в дивиденды — Введение

Паевые инвестиционные фонды и дивиденды

Безопасные акции для инвесторов, инвестирующих в дивиденды

бесплатных статей для всех

бесплатных статей для всех

Бесплатно Классные статьи
Помощь ТЫ Прочтите свой путь к Успех!


Ресурсы для ВАС










Добро пожаловать в FreeCoolСтатьи.com

Если Вы Действительно пришла читать …

Тогда вы попали в нужное место! Это онлайн был создан ресурс для помощи регулярным такие люди, как ты и я, помогаем себе пережить сила письменного слова.

Чтение — прекрасный подарок, позволяющий мысли и идеи одного человека перелететь время и пространство в сознании другого.Так что если вы хотите читать бесплатные статьи о жизненно важных такие предметы, как финансовое планирование, постановка целей и тайм-менеджмент, вы можете сделать это в два пути:

  1. Вы можете пойти по легкой дороге и статьи, доставленные вам по электронной почте. Вы делаете это подписка на БЕСПЛАТНЫЙ еженедельный электронный журнал ПОЛУЧИТЬ ЛУЧШЕ ; и
  2. Вы также можете выбрать еще красивую легкий маршрут чтения статей верно здесь на FreeCoolArticles.ком …

… выбор за вами! Лучший вариант — это делать и то, и другое.

Еще один ресурс, который вы найдете здесь: а растущий архив отличных предложений выбран для их важное значение для этого замечательного человека состояние мы называем … жизнь!

Не могли бы вы начать просмотр?

Сопутствующие инструменты
чтобы помочь вам
с D-I-Y

Финансовое планирование

Планирование жизни

Постановка целей

Тайм-менеджмент

Если вы находите эти статьи полезными, наводящими на размышления или побуждение к действию, добро пожаловать, чтобы рассказать другим этого ценного ресурса.Вы можете сделать это приглашая их в гости http://www.FreeCoolArticles.com

Кроме того, если Вы особенно серьезно самосовершенствование, посещение Ресурс Радженса Центр для отличные инструменты, которые помогут вам реализовать свой наивысший жизненный потенциал!

Раджен Девадасон, Генеральный директор RD WealthCreation Sdn Bhd & RD Book Projects
349, Desa Rasah, Jalan Bayan 7, 70300 Seremban, NS, Malaysia
Тел / Факс: +606632 8955

, все, что вам нужно сделать, это ввести:

1.Ваш ЛУЧШИЙ адрес электронной почты; и
2. Ваше имя …
… в полях ниже, а затем нажмите кнопку «подписаться».

После этого, пожалуйста, проверьте свой почтовый ящик в течение нескольких минут на наличие ПОДТВЕРЖДЕНИЯ по электронной почте, с которым вам нужно будет действовать, нажав ОТВЕТ и ОТПРАВИТЬ . Это дополнительная мера предосторожности, чтобы гарантировать, что только добросовестный владелец адреса электронной почты получит этот высококачественный электронный журнал с двойной подпиской.Еще раз спасибо. Чтобы компенсировать беспокойство …

БОНУС Статья будет отправлена ​​вам в течение нескольких секунд после вашего подтверждения!

‘,’ 147 ‘,’ 467 ‘,’ 67 ‘,’ 67 ‘,’ # FF6600 ‘,’ solid ‘, 3,20, true)

Prudential и три другие акции Бен Грэм мог бы, как

Бенджамин Грэм (Фото Джулиана Вассера / The Life Images Collection через Getty Images / Getty Images)

Коллекция изображений LIFE через Getty Images

Если бы Бен Грэм был жив сегодня, у него могла бы заболеть голова.

Отец стоимостных инвестиций столкнется с окружающей средой, в которой стоимость в основном не пользуется популярностью в течение десяти лет.

Я думаю, что Грэм подтвердил бы, что ценность снова будет иметь свой день на солнце. Я полагаю, он сказал бы, что такие акции, как Amazon.com (AMZN, прибыль в 74 раза) и Netflix (NFLX, прибыль в 121 раз), переоценены. И я предполагаю, что он найдет несколько сделок.

Грэм жил с 1884 по 1976 год, управлял хедж-фондом и преподавал в Колумбийском университете, где был наставником знаменитого инвестора Уоррена Баффета.Он написал The Intelligent Investor и соавтор (с Дэвидом Доддом) Security Analysis .

Раз в год в этой колонке я выбираю несколько акций, которые, как мне кажется, предпочел бы Грэм. Средняя 12-месячная доходность моих предыдущих 16 таких столбцов составляла 18,2%, что довольно выгодно для сравнения с 11,1% для S&P 500.

Из этих 16 колонок 12 превзошли Standard & Poor’s 500, а 11 показали прибыль.

Имейте в виду, что мои рекомендации в столбце носят теоретический характер и не отражают фактических сделок, торговых затрат или налогов.Их результаты не следует путать с эффективностью портфелей, которыми я управляю для клиентов. А прошлые результаты не предсказывают будущих результатов.

Я выбираю свои «акции Грэма» из группы акций, которые соответствуют упрощенной версии критериев мастера. Для рассмотрения акция должна:

· Быть оцененным в 15 раз больше заработка.

· Продать не более чем по балансовой стоимости (чистая стоимость акций компании на акцию).

· Иметь задолженность менее 50% балансовой стоимости.

Вот четыре новых пика, которые, я думаю, понравились бы Грэму, будь он жив сегодня.

При цене около 84 долларов за акцию акции Prudential Financial (PRU) примерно соответствуют тому, что было в 2006 году. Это было серьезное отставание рынка.

Большинство акций сегодня дорогие, но эта дешевая. Пруденциальные акции приносят прибыль менее чем в девять раз и менее чем в семь раз больше, чем прогноз аналитиков на 2020 год. Я думаю, что отскок вполне вероятен.

Акции могут оставаться в депрессивном состоянии, пока процентные ставки остаются ненормально низкими.Страховые компании обычно держат много облигаций, и в последние годы поток доходов по облигациям был ничтожным. Но это тоже пройдет.

Критики говорят, что Банк ОЗК (ОЗК) слишком быстро расширяется. Они сомневаются в том, сможет ли банк, который традиционно действует, выдержать такое напряжение, выдержит ли это напряжение.

Банк ОЗК сейчас имеет около 250 отделений в десяти штатах, включая Калифорнию и Нью-Йорк. Первоначально это был региональный банк, расположенный в Литл-Роке, штат Арканзас, и назывался Bank of the Ozarks.

Полагаю, генеральному директору Джорджу Глисону и его коллегам это по силам. ОЗК, традиционно занимающийся строительством, перешла на морское и авиационное кредитование и другие ниши.

Десять аналитиков рассматривают акции, а девять оценивают их просто как «удержание». Я настроен более оптимистично, но охарактеризовал бы акции как спекулятивные.

Greenbrier Companies (GBX) — один из крупнейших производителей железнодорожных вагонов в США. В прошлом месяце она купила своего конкурента American Railcar Industries за 410 миллионов долларов.American Railcar была третьим по величине производителем железнодорожных вагонов в США; Гринбриер был вторым. Объединенная компания пойдет по пятам за лидером отрасли Trinity Industries (TRN).

Производители вагонов уязвимы перед экономическими циклами. Но Гринбриер получил прибыль за 13 из последних 15 лет. И если в ближайшие годы затраты на электроэнергию вырастут, Greenbrier может выиграть, потому что поезда являются более энергоэффективным способом перевозки грузов, чем грузовики.

Callon Petroleum Co. (CPE), базирующаяся в Хьюстоне, штат Техас, занимается бурением нефти и газа в западном Техасе и юго-востоке Нью-Мексико.Что касается нефтяных компаний, это мелочь: объем продаж в прошлом году составил 551 миллион долларов.

Вся энергетическая отрасль находится в немилости у инвесторов — это своего рода колебание настроений, которым Грэм любил воспользоваться. Поскольку отношение долга к собственному капиталу у Callon невелико, я думаю, что он сможет пережить нынешние трудные времена.

Прошлый год

В то время как долгосрочные рекорды этой серии великолепны, мои выборы год назад были катастрофическими, опустившись на ужасающие 31,5%.Хуже всех проиграли акции Resolute Forest Products (RFP), снизившись на 52,9%.

Возможные объяснения плохих результатов за 12 месяцев: (а) это был ужасный год для стоимости, (б) я идиот, или (в) и то, и другое.

Я надеюсь, однако, восстановить свой коэффициент интеллекта — и уважение читателя — благодаря избранным материалам этого года.

Раскрытие информации: Я владею Банком ОЗК лично и для большинства моих клиентов. Я владею Greenbrier лично и для некоторых клиентов.

-—

Джон Дорфман — председатель правления Dorfman Value Investments LLC.Его фирма или клиенты могут владеть ценными бумагами, обсуждаемыми в этой колонке, или торговать ими. С ним можно связаться по телефону [email protected] .

Интеллектуальный инвестор Бенджамин Грэм

Бенджамин Грэм, отец стоимостного инвестирования и наставник Уоррена Баффета, распространил эту концепцию на фондовый рынок, проиллюстрировав следующую притчу. От Intelligent Investor:

«Представьте, что в каком-то частном бизнесе вам принадлежит небольшая акция, которая стоит 1000 долларов.Один из ваших партнеров по имени мистер Маркет очень услужлив. Каждый день он говорит вам, сколько, по его мнению, стоит ваша доля в собственности, и, кроме того, предлагает либо выкупить вас, либо продать вам дополнительную долю собственности на этой основе. Иногда его представление о ценности кажется правдоподобным и оправданным развитием бизнеса и перспективами, какими вы их знаете. Часто, с другой стороны, мистер Маркет позволяет своей эйфории или пессимизму уйти вместе с ним, и ценность, которую он предлагает, кажется вам немного глупой.

Если бы вы были осмотрительным инвестором или разумным бизнесменом, вы бы не позволили ежедневному общению мистера Рынка определять ваше мнение о ценности вашего интереса в предприятии. Вы можете быть готовы продать ему, когда он назовет вам чрезвычайно высокую цену, и в равной степени захотите купить у него, когда его цена смехотворно низка. Но в остальное время вам будет разумнее сформировать собственное представление о стоимости ваших активов на основе полных отчетов компании о ее деятельности и финансовом положении.

Другими словами, нужно различать «потерю котировок» и «постоянную потерю капитала». Первая — это изменение цены акции из-за психологического настроения, проблем с ликвидностью или других факторов. Вторая — «необратимый ущерб». «франшизе бизнеса из-за фундаментальных факторов, таких как устаревание продукта, постоянные изменения рыночного спроса на продукт, потеря доли рынка в пользу более сильного конкурента, изменения в привычках клиентов, предстоящие замены продуктов.

Звучит просто. Но возникает вопрос: как узнать, меняется ли стоимость бизнеса? Ответ заключается не в том, чтобы смотреть на цену акций, а в том, чтобы провести собственное исследование. Например, попробуйте продукт, посетите магазин, почитайте деловые журналы и отраслевые журналы или спросите друзей, которые являются клиентами компании. Другой способ — собрать факты и данные о финансовом состоянии бизнеса.

Благодаря Интернету фундаментальные исследования акций никогда не были так широко доступны и удобны, как раньше.Вы можете перейти непосредственно в регистрацию SEC компании, взять график, заголовки новостей, получить оценки и рейтинги аналитиков, историю доходов, финансовые отчеты и многое другое. Вы также можете проводить маркетинговые исследования на государственных веб-сайтах и ​​веб-сайтах других торговых ассоциаций. Наконец, если у вас есть время, вы можете участвовать во многих активных сообществах и обсуждать с другими продукты, акции и т. Д.

Инвестирование в неспокойные времена — Фонд Tusker

Инвестирование в неспокойные времена: Уоррен Баффет и другие наблюдения

Я занимаюсь инвестированием на публичных рынках, а когда дело доходит до инвестирования на публичных рынках, в мире больше нет фигуры более почитаем, чем Уоррен Баффет.И не зря. Баффет, основавший Berkshire Hathaway в 1965 году, за период с 1965 по 2017 год обеспечил акционерам колоссальную совокупную годовую прибыль в размере 20,9% по сравнению с 9,9% по S&P. Если разница в 11% для вас не кажется большой, подумайте о силе сложного капитала за 52 года: 100 долларов, вложенных в Berkshire Hathaway, сегодня стоили более 2,4 миллиона долларов, в то время как 100 долларов, вложенных в S&P, стоят мизерную 15 508 долларов. Поразительно, мягко говоря.

Многие люди не знают об Уоррене Баффете, что за эти 52 года его инвестиционная философия существенно изменилась.1960-е Уоррен Баффет сильно отличался от нынешнего Уоррена Баффета. Ниже я объясню эволюцию и почему его трансформация важна для нас сегодня.

Баффет прошел обучение в школе стоимостного инвестирования Бенджамина Грэма. Бенджамин Грэм, которого часто называют «отцом стоимостного инвестирования», был инвестором, профессором и автором, сформировавшим принципы современного стоимостного инвестирования. Грэм утверждал, что инвесторы часто иррациональны, и иррациональные колебания рынка могут быть использованы в интересах благоразумного инвестора.Он выступал за использование фундаментального анализа для покупки дешевых акций, недооцененных «г-ном. Рынок.» Грэм утверждал, что когда рынок недооценивает акцию как минимум на 20%, инвесторы пользуются «запасом прочности» или страховкой от всего, что может (и часто происходит) пойти не так, как надо при инвестировании. Если стоимостное инвестирование — это религия, а Бенджамин Грэм — ее пророк, считайте запас прочности его первой заповедью. Многие из учеников Грэма впоследствии стали всемирно известными инвесторами, используя подход с запасом прочности, что породило кустовую отрасль инвесторов, ориентированных на ценность.

(Один из этих учеников, легендарный инвестор Сет Кларман, написал книгу под названием Margin of Safety — манифест об инвестициях в стоимость, который Кларман забрал из книжных магазинов, опасаясь пролить свой секретный соус. найдено на Amazon по выгодной цене ~ 1000 долларов. Я уже упоминал, что это культ?)

Назад к Баффету. Будучи одним из первых учеников Грэма в Колумбийской школе бизнеса, Баффет начал методично извлекать выгоду из этих фундаментальных неправильных цен в рамках партнерства, которое он установил в начале 60-х годов.Баффет назвал это подходом «сигарного окурка». Идея заключалась в том, что в выброшенных окурках сигар, как и в непопулярных, часто еще остается несколько хороших затяжек: «Хотя окурок может быть уродливым и мокрым, затяжка будет бесплатной». Подход «сигарного окурка» стал стимулом для многих ранних инвестиций Баффета, включая то, что Баффет называет величайшей ошибкой в ​​своей карьере: покупка находящегося в затруднительном положении производителя текстиля по имени Berkshire Hathaway.

В то время Berkshire торговалась с большим дисконтом к балансовой стоимости, поэтому в 1962 году Баффет начал накапливать акции.Баффет полагал, что запас прочности, которым он пользовался при закупочной цене, компенсировал ему приобретение маркирующего производителя. Однако со временем производство начало перемещаться за границу, в то время как отечественные компании с раздутой структурой затрат медленно уходили из бизнеса. Проще говоря, Баффет купил плохой бизнес. И, в конце концов, никакой запас прочности не смог бы защитить Баффета от окончательной гибели Berkshire Hathaway. В 1982 году Баффет продал бизнес в убыток (но сохранил название), а сегодня любит называть вложение «чудовищно глупым решением».

Баффет, возможно, никогда бы не усвоил свой урок, если бы не знакомство с парнем по имени Чарли Мангер. Юрист по профессии, Мангер — менее известная половина Баффета, и ему широко приписывают развитие инвестиционной философии Баффета. Мангер утверждал, что цена сама по себе НЕ была достаточным запасом прочности. В конце концов, что происходит, когда вы делаете последнюю затяжку? При инвестировании на фондовом рынке вы выбрасываете бесполезную задницу и платите кучу налогов. Мангер вместо этого утверждал, что покупка отличного бизнеса — единственный настоящий запас прочности.Инвестируя в крупный бизнес и удерживая его на неопределенный срок, инвесторы получают сложную прибыль, избегают уплаты налогов и выдерживают периоды рыночных потрясений. В первые годы их партнерства Мангер убедил Баффета в этом принципе, а остальное, как говорится, уже история. Сегодня портфель Berkshire состоит из таких компаний, как Coca-Cola и American Express, а не из прекративших свое существование производителей текстиля, таких как Berkshire Hathaway.

Так при чем тут нас? Поскольку инвесторы сталкиваются с одним из самых продолжительных бычьих рынков в истории, запас прочности важен как никогда.А с оценками, близкими к циклическим максимумам, мы обращаемся за вдохновением к Уоррену Баффету. Вместо того, чтобы пытаться заплатить 0,80 доллара за 1 доллар, мы тренируем наши взгляды на выявление предприятий выдающегося качества. Под выдающимся качеством мы подразумеваем предприятия с исключительными людьми и огромными возможностями для конкуренции. Почему ваши клиенты выбирают вас, а не других провайдеров? Являются ли ваша услуга или продукт «критически важными» для ваших клиентов или же это роскошь в трудные времена? Как и любой другой инвестор, мы, конечно, любим рост, хорошую маржу и постоянную выручку, но мы обнаруживаем, что эти вещи обычно следуют за бизнесом с поистине широким рвом.Для определения рва требуется немного больше работы, чем для расчета маржи, поэтому некоторые инвесторы, как правило, в первую очередь сосредотачиваются на данных. Но для нас дополнительная работа стоит затраченных усилий.

Это хорошие новости для владельцев, продающих свой выдающийся бизнес. В наши дни все компании пользуются хорошей премией, но действительно выдающиеся должны получать еще большую премию. Это потому, что хороший бизнес — это единственная линия защиты, когда оценки высоки. Пассивные инвесторы не могут просто сидеть сложа руки и рассчитывать на то, что оценки поднимутся еще выше.Может показаться странным, что я выступаю за более высокие цены — это определенно не служит нашим интересам. Но, как однажды красноречиво выразился Баффет, «гораздо лучше купить замечательную компанию по справедливой цене, чем честную компанию по прекрасной цене».

Если вам повезло и вы владеете фантастическим бизнесом, у вас, вероятно, будет роскошь выбора, когда дело доходит до выбора покупателя. Хотя мы не можем утверждать, что имеем что-либо общее с Уорреном Баффетом, мы обещаем заплатить справедливую цену за ваш замечательный бизнес.Кроме того, мы обещаем абсолютную приверженность. Мы не портфельные менеджеры. Мы не занимаемся финансовыми инженерами. В других корзинах яиц нет. Мы существуем только для того, чтобы строить ваш бизнес и ваш бизнес. Это модель полного цикла, потому что именно этого заслуживают выдающиеся компании.

Знакомьтесь, Мистер Рынок Бенджамина Грэма

Каждый инвестор слишком хорошо знаком с волатильностью рынка. Это одна из немногих надежных вещей на фондовом рынке. Каждый день ваш портфель будет заканчиваться другим числом, чем накануне, к лучшему или к худшему.

Самая запутанная часть этих движений — это тот факт, что волатильность рынка все еще возникает, когда все кажется хорошим. Безработица снижается, заработная плата растет, и — за исключением энергетических и горнодобывающих компаний — большинство предприятий по-прежнему сообщают о стабильном спросе на свои продукты и услуги.

Казалось бы, финансовые рынки в некотором роде оторвались от экономической реальности. Достаточно взглянуть на заголовки в WSJ за последние несколько месяцев: насколько я люблю WSJ, ежедневные заголовки газет кажутся некой вариацией «Прирост акций на росте цен на нефть» или «Акции». Уловить страх перед нефтяным перенасыщением ».Иногда эти два заголовка появляются в один и тот же день — утром и днем!

Эта корреляция между общим фондовым рынком и ценами на нефть, безусловно, кажется глупой, особенно с учетом того, что на энергетический сектор приходится менее 7% от общего фондового рынка — и менее 6% от общего ВВП США.

Итак, что же делать умному инвестору? Мы идем к рецессии? Должны ли вы сбросить свои акции и выйти из них сейчас, пока не стало хуже?

Инвестор и колебания рынка

Я не рекомендую вам продавать свои акции. Однако , я также не рекомендую вам не продавать свои акции . Это твое решение. Но это решение, которое в конечном итоге зависит от внутренней стоимости ваших акций, а не от текущей рыночной цены.

Как писал Бенджамин Грэм в Глава 7: Инвестор и колебания маркетинга из Интеллектуальный инвестор :

«[Нет] Обратите внимание на этот важный факт: истинный инвестор вряд ли когда-либо вынужден продать свою акций, и в остальное время он может не принимать во внимание текущую котировку цен.Ему нужно обращать на это внимание и действовать в соответствии с этим только в той мере, в какой это подходит его книге, и не более того. Таким образом, инвестор, который позволяет себе паниковать или чрезмерно беспокоиться из-за неоправданного падения рыночных капиталовложений, извращенно превращает свое основное преимущество в основной недостаток. Этому человеку было бы лучше, если бы его акции вообще не имели рыночной котировки, поскольку тогда он был бы избавлен от душевных страданий, причиненных ему ошибками в суждениях других людей ».

Джейсон Цвейг отмечает, что:

«Это вполне может быть самым важным абзацем во всей книге Бенджамина Грэма.В этих 113 словах Грэм резюмирует свой жизненный опыт. Вы не можете читать эти слова слишком часто; они похожи на криптонит для медвежьих рынков. Если вы будете держать их под рукой и позволить им направлять вас на протяжении всей вашей инвестиционной жизни, вы выживете, что бы ни бросали в вас рынки ».

Знакомьтесь, мистер Рынок

Мистер Цвейг, конечно, очень прав. Невозможно слишком часто читать слова Бенджамина Грэма. Однако сложно запомнить 113 слов.

Так что вместо этого позвольте мне представить вам г.Рынок.

Мистер Рынок — это притча, которую Бен Грэм использовал в своих учениях, и она нашла путь в самое сердце стоимостного инвестирования. Мистер Рынок помогает нам запомнить разницу между рыночной ценой и внутренней стоимостью:

Представьте, что в каком-то частном бизнесе вам принадлежит небольшая акция, которая стоит 1000 долларов. Один из ваших партнеров по имени мистер Маркет действительно очень любезен. Каждый день он говорит вам, сколько, по его мнению, стоит ваша процентная ставка, и, кроме того, предлагает либо выкупить вас, либо продать вам дополнительную долю на этой основе.

Иногда его представление о ценности кажется правдоподобным и оправданным развитием бизнеса и перспективами, какими вы их знаете. С другой стороны, мистер Рынок часто позволяет своему энтузиазму или страхам уйти вместе с ним, и предлагаемая им ценность кажется вам немного глупой.

Что делать?

Если вы осмотрительный инвестор или разумный бизнесмен, позволите ли вы ежедневному общению г-на Рынка определять ваше мнение о стоимости 1 000 долл. США в предприятии? Только в том случае, если вы согласны с ним, или если вы хотите торговать с ним.Вы можете быть счастливы продать ему, когда он назовет вам смехотворно высокую цену, и в равной степени счастливы купить у него, когда его цена низкая.

Но в остальное время вам будет разумнее сформировать собственное представление о стоимости ваших холдингов на основе полных отчетов компании о ее деятельности и финансовом положении.

Настоящий инвестор находится именно в таком положении, когда он владеет листинговыми обыкновенными акциями. Он может воспользоваться ежедневной рыночной ценой или оставить ее в покое, как диктует его собственное суждение и склонность … По сути, колебания цен имеют только одно важное значение для истинного инвестора.

Они предоставили ему возможность покупать с умом, когда цены резко падают, и с умом продавать, когда они сильно продвигаются. В других случаях ему будет лучше, если он забудет о фондовом рынке и обратит внимание… на результаты деятельности своих компаний.

Уоррен Баффет на Мистере Рынке

Уоррен Баффет также говорил о Мистере Рынке. Как всегда, Баффет демонстрирует свое остроумие и способность четко объяснять любую тему в этом отрывке из письма 1987 г. акционерам Berkshire Hathaway :

«Бен Грэм, мой друг и учитель, давно описал психологическое отношение к колебаниям рынка. которые я считаю наиболее способствующими инвестиционному успеху.Он сказал, что вам следует представить рыночные котировки как исходящие от замечательно любезного человека по имени г-н Маркет, который является вашим партнером в частном бизнесе.

В обязательном порядке, мистер Рынок появляется ежедневно и называет цену, по которой он либо купит вашу долю, либо продаст вам свою.

Даже несмотря на то, что бизнес, которым владеете вы двое, может иметь стабильные экономические характеристики, котировки г-на Рынка будут совсем не такими. Ибо, к сожалению, у бедолаги неизлечимые эмоциональные проблемы.Иногда он испытывает эйфорию и видит только благоприятные факторы, влияющие на бизнес.

Находясь в таком настроении, он называет очень высокую цену купли-продажи, потому что боится, что вы перехватите его проценты и лишите его неминуемой прибыли. В других случаях он подавлен и не видит впереди ничего, кроме проблем, как для бизнеса, так и для всего мира. В таких случаях он назовет очень низкую цену, так как боится, что вы перегрузите на него свой интерес.

г.У рынка есть еще одна привлекательная черта: он не против, чтобы его игнорировали. Если его цитата вам сегодня неинтересна, завтра он вернется с новой. Сделки строго по вашему усмотрению. В этих условиях чем более маниакально-депрессивным будет его поведение, тем лучше для вас.

Но, как и Золушка на балу, вы должны прислушаться к одному предупреждению, иначе все превратится в тыквы и мышей: Мистер Рынок здесь, чтобы служить вам, а не вести вас . Вам пригодится его бумажник, а не его мудрость.Если он однажды появится в особенно глупом настроении, вы можете проигнорировать его или воспользоваться им, но это будет катастрофой, если вы попадете под его влияние.

В самом деле, если вы не уверены, что понимаете и цените свой бизнес намного лучше, чем мистер Маркет, вам не место в игре. Как говорят в покере: «Если ты провел в игре 30 минут и не знаешь, кто такой паршивец, значит ты идиот».

… [Любой] инвестор добьется успеха, сочетая хорошее деловое суждение со способностью оградить свои мысли и поведение от сверхзаразных эмоций, которые кружатся на рынке.В моих собственных усилиях оставаться изолированными, я счел очень полезным твердо помнить о концепции Бена «Мистер Рынок» ».

Слуга, а не наставник

Глупо думать, что все падения цен на акции являются лишь результатом страха рынка. Часто может быть оправдано снижение стоимости акций. Но помните, в краткосрочной перспективе фондовый рынок — это машина для голосования; в долгосрочной перспективе на фондовом рынке стоит весы .

Цены на акции будут колебаться изо дня в день.Но через много лет цены на акции будут отражать истинную внутреннюю стоимость основного бизнеса. В сегодняшней рыночной среде особенно важно помнить об этом факте и всегда думать о господине Рынке.

Помните, у мистера Рынка неизлечимые эмоциональные проблемы — Баффет однажды даже назвал мистера Рынка « пьяный психо ». Иногда он счастлив, иногда в депрессии. Но он не против, чтобы его игнорировали, и он всегда будет возвращаться завтра, чтобы назвать вам новую цену.

Так позвольте мистеру Маркету служить вам, а не направлять вас. Воспользуйтесь преимуществом, когда он назначает вам привлекательную цену, и игнорируйте его все остальное время. Помните об этом, и вы переживете все, что вам бросят рынки.

Цитаты из «Умного инвестора» Бенджамина Грэма

Кем был Бенджамин Грэм?

Ссылка на Amazon : Интеллектуальный инвестор: полная книга по стоимостному инвестированию.Книга практических советов (исправленное издание)

Поиск на Amazon: умный инвестор

Схема выпуска 1973 г.

Предварительный просмотр The Intelligent Investor в Поиске книг Google

Уоррен Баффет возвращается в кампус Колумбийского университета, где он узнал о стоимостном инвестировании

См. Также Уоррен Баффет

Ценное вложение времени : Предложите читателям извлечь из приведенных ниже тем последствия для политики и действий и внести их в календарь.

Существенные награды за это описаны ниже.

Изображение выше в увеличенном масштабе. Сборщик мыслей и отображение идей

Календаризация (разработка чего-то во времени)

Фактические результаты действий непредсказуемы

Изображение выше в увеличенном масштабе

Действия организации: создание изменения в отказе

Ссылки на потенциальные альтернативы недорогим фондам можно найти на восхитительной странице финансовых инвестиций bobembry.


У искусства инвестирования есть одна особенность, которая обычно не ценится.

Достойный, хотя и не впечатляющий результат может быть достигнут непрофессиональным инвестором с минимальными усилиями и возможностями; но для улучшения этого легко достижимого стандарта требует много применения и больше, чем след мудрости .

Если вы просто попытаетесь привнести немного дополнительных знаний и сообразительности в свою инвестиционную программу, вместо того, чтобы получить результаты немного лучше, чем обычно, вы вполне можете обнаружить, что у вас хуже .


Темы страницы

Резюме из «Запаса прочности» (последняя глава)

В старой легенде мудрецы, наконец, свели историю земных дел к одной фразе: «Это тоже пройдет».

Столкнувшись с аналогичной проблемой — выразить секрет разумных инвестиций в трех словах, мы решаемся под девизом: ПОЛЕ БЕЗОПАСНОСТИ .

Это тема, которая проходит через все предыдущее обсуждение инвестиционной политики — часто явно, иногда менее прямо.

… ножницы, ножницы …

Инвестиции наиболее разумны, когда они наиболее деловиты.

Поразительно видеть, как много способных бизнесменов пытаются работать на Уолл-стрит, полностью игнорируя все разумные принципы, благодаря которым они добились успеха в своих собственных начинаниях.

Тем не менее, любую корпоративную безопасность лучше всего рассматривать, в первую очередь, как долю владения или иск против конкретного коммерческого предприятия.

И если человек намеревается получить прибыль от покупки и продажи ценных бумаг, он начинает собственное коммерческое предприятие, которое должно вестись в соответствии с общепринятыми принципами ведения бизнеса, чтобы иметь шанс на успех.

Первый и наиболее очевидный из этих принципов: « Знай, что делаешь, — знай свой бизнес».

Для инвестора это означает:

Не пытайтесь получить «коммерческую прибыль» из ценных бумаг, то есть доход, превышающий нормальный, процентный и дивидендный доход, если вы не знаете о стоимости ценной бумаги столько же, сколько могли бы. нужно знать о стоимости товаров, которые вы предлагаете производить или продавать.


Второй бизнес-принцип:

«Не позволяйте никому управлять вашим бизнесом, кроме случаев, когда

(1) вы можете контролировать его деятельность с должной осторожностью и пониманием или

(2) у вас есть необычно веских причин для безоговорочного доверия в его целостности и способности «.

Для инвестора это правило должно определять условия, при которых он позволит кому-то другому решать, что делать с его деньгами.


Третий бизнес-принцип:

«Не вступайте в операцию, то есть производство или торговлю предметом, — если только надежный расчет не показывает, что у него есть хорошие шансы принести разумную прибыль.

В частности, сохраняйте вдали от предприятий, в которых у вас есть мало, чтобы выиграть и много потерять «.

Для предприимчивого инвестора это означает, что его деятельность с целью получения прибыли должна основываться не на оптимизме, а на арифметических .

Для каждого инвестора это означает, что, когда он ограничивает свою прибыль небольшой величиной — как раньше, по крайней мере, в обычных облигациях или привилегированных акциях, — он должен потребовать убедительных доказательств того, что он не рискует значительной частью своих вложений. его принципал.


Четвертое бизнес-правило более позитивно:

«Наберитесь смелости в своих знаниях и опыте.

Если вы сделали вывод из фактов , и если вы знаете, что ваше суждение является правильным , действуйте в соответствии с ним — даже если другие могут колебаться или отличаться.»

(Вы не правы и не ошибаетесь, потому что толпа с вами не согласна.

Вы правы, потому что ваши данные и аргументы верны .)

Точно так же в мире ценных бумаг становится храбростью. высшая добродетель после адекватное знание и проверенное суждение уже под рукой.

К счастью для типичного инвестора, для его успеха вовсе не обязательно, чтобы он привносил эти качества в свою программу — при условии, что он ограничивает свои амбиции своими возможностями и ограничивает свою деятельность безопасным и узким стандартом , Оборонные инвестиции .

Достичь удовлетворительных инвестиционных результатов проще, чем думает большинство людей; достичь превосходных результатов — это на сложнее, чем кажется .

Введение: чего ожидает эта книга

Цель этой книги — предоставить в форме, подходящей для неспециалистов, руководство по принятию и реализации инвестиционной политики.

Здесь сравнительно мало будет сказано о методике анализа ценных бумаг; Основное внимание будет уделяться принципам инвестирования и настрою инвесторов.

Тем не менее, мы предоставим ряд сжатых сравнений конкретных ценных бумаг — в основном парами, появляющимися бок о бок в списке Нью-Йоркской фондовой биржи, — чтобы конкретным образом выявить важные элементы, участвующие в конкретном выборе обыкновенных акций. .


Но большая часть нашего пространства будет посвящена историческим моделям финансовых рынков, которые в некоторых случаях уходят в прошлое на многие десятилетия.

Чтобы разумно инвестировать в ценные бумаги, человек должен быть вооружен адекватными знаниями о том, как различные типы облигаций и акций на самом деле вели себя в различных условиях, с некоторыми из которых, по крайней мере, можно снова встретиться на собственном опыте.

Нет утверждения более верного и более применимого к Уолл-стрит, чем знаменитое предупреждение Сантаяны: «Те, кто не помнит прошлое, обречены повторять его».


Наш текст адресован инвесторам, а не спекулянтам, и наша первая задача будет заключаться в том, чтобы прояснить и подчеркнуть это теперь почти забытое различие.

Сразу можно сказать, что это не книга о том, как заработать миллион.

Нет верных и легких путей к богатству ни на Уолл-стрит, ни где-либо еще.

Было бы хорошо подчеркнуть то, что мы только что сказали, небольшой финансовой историей — тем более, что из этого можно вывести более одной морали.

В решающий 1929 год Джон Дж. Раскоб, наиболее важная фигура как в стране, так и на Уолл-стрит, превозносил блага капитализма в статье в Ladies ‘Home Journal под названием «Все должны быть богатыми».

Его тезис заключался в том, что сбережения всего в 15 долларов в месяц, вложенные в хорошие обыкновенные акции — с реинвестированием дивидендов — принесут состояние в 80 000 долларов за двадцать лет при общих вкладах всего в 3600 долларов.

Если магнат General Motors был прав, это действительно был простой путь к богатству.

Насколько он был почти прав?

Наш приблизительный расчет, основанный на предполагаемых инвестициях в 30 акций, составляющих Промышленный индекс Доу-Джонса (DJIA), показывает, что если бы предписание Раскоба выполнялось в течение 1929-1948 годов, то вложения инвестора в начале 1949 года были бы равны стоит около 8500 долларов.

Это далеко от обещания великого человека в 80 000 долларов и показывает, насколько мало можно полагаться на такие оптимистичные прогнозы и заверения.

Но, в качестве отступления, мы должны отметить, что доходность, фактически полученная за 20-летнюю операцию, была бы лучше, чем 8% годовых, и это несмотря на то, что инвестор начал бы свои покупки с DJIA с 300 и закончилась оценкой, основанной на уровне закрытия 1948 года в 177.

Этот рекорд можно рассматривать как убедительный аргумент в пользу принципа регулярных ежемесячных покупок сильных обыкновенных акций с помощью толстых и тонких инструментов — программы, известной как «усреднение долларовой стоимости». .«


Поскольку наша книга не адресована спекулянтам, она не предназначена для тех, кто торгует на рынке.

Большинство из этих людей руководствуются графиками или другими в основном механическими средствами определения правильных моментов для покупки и продажи.

Один принцип, применимый почти ко всем этим так называемым «техническим подходам», состоит в том, что нужно покупать, потому что акции или рынок выросли, и нужно продавать, потому что они упали.

Это полная противоположность здравому смыслу бизнеса повсюду, и маловероятно, что это может привести к прочному успеху на Уолл-стрит.

Исходя из нашего собственного опыта и наблюдений на фондовом рынке, продолжающегося более 50 лет, мы не знаем ни одного человека, который постоянно или постоянно зарабатывал бы деньги, «следуя за рынком».

Мы без колебаний заявляем, что этот подход настолько же ошибочен, насколько популярен.

Мы проиллюстрируем то, что мы только что сказали — хотя, конечно, это не следует рассматривать как доказательство, — более поздним кратким обсуждением знаменитой теории Доу для торговли на фондовом рынке.


Со времени его первой публикации в 1949 году редакции «Интеллектуального инвестора» выходили с интервалом примерно в пять лет.

При обновлении текущей версии нам придется иметь дело с большим количеством новых разработок с момента написания издания 1965 года.

К ним относятся:

1. Беспрецедентный рост процентной ставки по высококачественным облигациям.

2. Падение уровня цен на основные обыкновенные акции примерно на 35%, завершившееся в мае 1970 года. Это был самый высокий процент снижения примерно за 30 лет. (Бесчисленные выпуски более низкого качества имели гораздо большую усадку.)

3. Устойчивая инфляция оптовых и потребительских цен, которая набирала силу даже в условиях спада деловой активности в 1970 году.

4. Быстрое развитие компаний-конгломератов, франчайзинговых операций и других относительных новшеств в бизнесе и финансах. (Сюда входит ряд хитрых приемов, таких как «почтовые ящики», распространение варрантов на опционы на акции, вводящие в заблуждение имена, использование иностранных банков и другие.)

5. Банкротство нашей крупнейшей железной дороги, чрезмерная краткосрочная и долгосрочная задолженность многих ранее сильно укрепившихся компаний и даже тревожная проблема платежеспособности домов на Уолл-стрит.

6. Появление моды на «результативность» в управлении инвестиционными фондами, в том числе некоторыми целевыми фондами, управляемыми банками, с тревожными результатами.

Мы внимательно рассмотрим эти явления, а некоторые потребуют изменений в выводах и акцентах из нашего предыдущего издания.

Основные принципы разумного инвестирования не должны меняться от десятилетия к десятилетию, но применение этих принципов должно быть адаптировано к значительным изменениям финансовых механизмов и климата.

Типы инвесторов

В прошлом мы проводили принципиальное различие между двумя типами инвесторов, которым адресована эта книга, — «защитными» и «предприимчивыми».»

Защитный (или пассивный) инвестор будет делать основной упор на избежание серьезных ошибок или потерь.

Его второй целью будет свобода от усилий, раздражения и необходимости принимать частые решения.

Определяющая черта предприимчивого (или активного, или агрессивного) инвестора — это его готовность посвятить время и внимание выбору ценных бумаг, которые на хороши, и более привлекательны, чем в среднем .

На протяжении многих десятилетий предприимчивый инвестор такого рода мог ожидать достойного вознаграждения за свои дополнительные навыки и усилия в виде более высокой средней прибыли, чем та, которую дает пассивный инвестор.

У нас есть некоторые сомнения в том, обещано ли активному инвестору действительно существенное дополнительное вознаграждение при сегодняшних условиях .

Но в следующем году или в последующие годы все может быть иначе.

Соответственно, мы продолжим уделять внимание возможностям предприимчивого инвестирования, поскольку они существовали в прежние периоды и могут вернуться.

Инвестиции в рост — ошибочный подход?

Уже давно преобладает мнение, что искусство успешного инвестирования заключается, прежде всего, в выборе тех отраслей, которые с наибольшей вероятностью будут расти в будущем, а затем в выявлении наиболее перспективных компаний в этих отраслях.

(См. Описание фондового рынка Уоррена Баффета) Например, умные инвесторы или их умные советники давно бы осознали огромные возможности роста компьютерной индустрии в целом и International Business Machines в частности.

И аналогично для ряда других растущих отраслей и растущих компаний.

Но это не так просто, как всегда кажется в ретроспективе.

Чтобы с самого начала пояснить этот момент, давайте добавим здесь абзац, который мы включили первым в издание этой книги 1949 года.


Такой инвестор может, например, быть покупателем акций авиатранспорта, потому что он считает, что их будущее даже более блестящее, чем тенденция, которую уже отражает рынок.

Для этого класса инвесторов ценность нашей книги будет заключаться скорее в предупреждении о ловушках, скрывающихся в этом любимом инвестиционном подходе, чем в каких-либо позитивных методах, которые помогут ему на его пути.


Подводные камни оказались особенно опасными в упомянутой нами отрасли.

Было, конечно, легко предсказать, что объем воздушного движения с годами значительно вырастет.

Благодаря этому их акции стали излюбленным выбором инвестиционных фондов.

Но, несмотря на рост доходов — даже более быстрыми темпами, чем в компьютерной индустрии — сочетание технологических проблем и чрезмерного расширения производственных мощностей привело к неустойчивым и даже катастрофическим показателям прибыли.

В 1970 году, несмотря на новый высокий уровень перевозок, авиакомпании понесли убытки в размере около 200 миллионов долларов для своих акционеров.

(Они показали убытки также в 1945 и 1961 годах.)

Акции этих компаний снова показали большее падение в 1969-70, чем рынок в целом.

Записи показывают, что даже высокооплачиваемые штатные эксперты паевых инвестиционных фондов совершенно ошибались в отношении относительно краткосрочного будущего крупной и неэзотерической индустрии.


С другой стороны, хотя инвестиционные фонды вложили в IBM значительные средства и получили значительную прибыль, сочетание явно высокой цены и невозможности быть уверенным в темпах роста не позволяло им иметь более, скажем, 3% своих средств. в этом замечательном исполнителе.

Следовательно, влияние этого превосходного выбора на их общие результаты отнюдь не было решающим.

Более того, многие, если не большинство, их вложения в другие компании компьютерной индустрии, помимо IBM, оказались убыточными.

Из этих двух общих примеров мы извлекаем для наших читателей два моральных принципа:

1. Очевидные перспективы физического роста бизнеса не приводят к очевидной прибыли для инвесторов.

2.У экспертов нет надежных способов выбрать и сконцентрироваться на наиболее перспективных компаниях в наиболее перспективных отраслях.

Автор не следовал этому подходу в своей финансовой карьере в качестве управляющего фондом, и он не может предложить ни конкретного совета, ни серьезной поддержки тем, кто может захотеть попробовать его.

Инвестиции против спекуляций: интеллектуальный инвестор ожидает результатов

В этой главе будут изложены точки зрения, которые будут изложены в оставшейся части книги.

В частности, мы хотим с самого начала разработать нашу концепцию соответствующей портфельной политики для индивидуального непрофессионального инвестора.


Инвестиции против спекуляций


Что мы подразумеваем под «инвестором»?

На протяжении всей книги этот термин будет использоваться в противоположность слову «спекулянт».

Еще в 1934 году в нашем учебнике Анализ безопасности мы попытались точно сформулировать разницу между ними следующим образом:

« Инвестиционная операция — это операция, которая после тщательного анализа обещает безопасность основного капитала и адекватная отдача.

Операции, не соответствующие этим требованиям, являются спекулятивными ».


В то время как мы зацепились цепко к этому определению в течение последующих 38 лет, стоит отметить радикальные изменения, которые произошли в использовании термина «инвестор» в течение этого периода.

После сильного падения рынка 1929-1932 годов все обыкновенные акции считались спекулятивными по своей природе.

(Ведущие авторитеты категорически заявили, что для инвестиций можно покупать только облигации.)


Таким образом, нам пришлось защищать наше определение от обвинений в том, что оно придавало слишком широкие рамки концепции инвестиций.


Теперь наша озабоченность противоположна.

Мы не должны допускать, чтобы наши читатели принимали общий жаргон, на котором термин «инвестор» применяется ко всем и каждому на фондовом рынке.

В нашем последнем выпуске мы процитировали следующий заголовок статьи на первой странице нашего ведущего финансового журнала в июне 1962 года:

МАЛЫЕ ИНВЕСТОРЫ ПРИНИМАЮТ, ПРОДАЮТ НЕЧЕТНЫЕ ЛОТЫ КОРОТКИЕ

В октябре 1970 года в том же журнале появилась редакционная статья, критикующая так называемых «безрассудных инвесторов», которые на этот раз бросились на сторону покупателя.


Эти цитаты хорошо иллюстрируют путаницу, которая многие годы доминировала в использовании слов «инвестиция» и «спекуляция».

Подумайте о предлагаемом нами определении инвестиций, данном выше, и сравните его с продажей нескольких акций неопытным представителем общественности, который даже не владеет тем, что продает, и имеет некоторое в значительной степени эмоциональное убеждение, что он сможете выкупить их обратно по гораздо более низкой цене.

(Не лишним будет указать, что, когда появилась статья 1962 года, рынок уже испытал значительный спад, а теперь готовился к еще большему подъему.

Это было как можно более плохое время для короткой продажи.)

В более общем смысле употребляемая позже фраза «безрассудные инвесторы» может рассматриваться как смехотворное противоречие — что-то вроде «расточительные скряги» — разве это неправильное употребление языка не было таким вредным?


В этих случаях газета использовала слово «инвестор», потому что, говоря простым языком Уолл-стрит , каждый, кто покупает или продает ценные бумаги, становится инвестором, независимо от , что он покупает , или для , с какой целью , или по по какой цене , или по наличными, или по марже .

Сравните это с отношением общественности к обыкновенным акциям в 1948 году, когда более 90% опрошенных высказались против покупки обыкновенных акций.

Примерно половина определила причину «небезопасно, азартная игра», а примерно половина — «незнание».

Это действительно иронично (хотя и не удивительно), что покупки обыкновенных акций всех видов обычно считались весьма спекулятивными или рискованными в то время, когда они продавались на наиболее привлекательной основе и вскоре должны были начать свой наибольший рост. в истории ; Наоборот, сам факт, что они достигли, несомненно, опасного уровня, если судить по прошлому опыту, позже превратил их в «инвестиции», а всю публику, покупающую акции, в «инвесторов».»


Различие между инвестициями и спекуляциями обыкновенными акциями всегда было полезным, и его исчезновение вызывает беспокойство.

Мы часто говорили, что Уолл-стрит как институту было бы хорошо посоветовать восстановить это различие и подчеркнуть его во всех своих отношениях с общественностью.

В противном случае фондовые биржи однажды могут быть обвинены в больших спекулятивных убытках, против которых не были должным образом предупреждены те, кто их понес.

По иронии судьбы, опять же, большая часть недавних финансовых затруднений некоторых биржевых фирм, похоже, возникла из-за включения спекулятивных обыкновенных акций в их собственные фонды капитала.

Мы надеемся, что читатель этой книги получит достаточно ясное представление о рисках, которые присущи обязательствам по размещению обыкновенных акций, — рискам, которые неотделимы от возможностей получения прибыли, которые они предлагают, и оба из которых должны учитываться в расчеты инвестора.


То, что мы только что сказали, указывает на то, что больше не может быть такой вещи, как чисто инвестиционная политика, включающая репрезентативные обыкновенные акции — в том смысле, что всегда можно подождать, чтобы купить их по цене, не связанной с рыночным или рыночным риском. цитатная «потеря достаточно велика, чтобы вызывать беспокойство».

В большинстве периодов инвестор должен осознавать наличие спекулятивного фактора в своих пакетах обыкновенных акций.

Его задача — удерживать этот компонент в незначительных пределах и быть готовым финансово и психологически к неблагоприятным результатам, которые могут быть краткосрочными или долгосрочными.


Следует добавить два абзаца о спекуляциях акциями как таковых, в отличие от спекулятивной составляющей, присущей большинству репрезентативных обыкновенных акций.

Открытые спекуляции не являются незаконными, аморальными и (для большинства людей) не наживаются на кошельке.

Более того, некоторые спекуляции необходимы и неизбежны, поскольку во многих ситуациях с обыкновенными акциями существуют значительные возможности как прибыли, так и убытка, и кто-то должен принимать на себя риски.

Есть разумные предположения, поскольку есть разумное инвестирование.

Но есть много причин, по которым спекуляции могут быть неразумными.

Из них наиболее важными являются:

(1) спекуляция, когда вы думаете, что инвестируете;

(2) серьезно спекулировать, а не просто развлечением, когда вам не хватает для этого необходимых знаний и навыков; и

(3) рисковать на спекуляциях большими деньгами, чем вы можете позволить себе потерять.


С нашей консервативной точки зрения, каждый непрофессионал, работающий с маржой, должен признать, что он ipso facto спекулирует, и его брокер обязан консультировать его.

И каждый, кто покупает так называемую «горячую» эмиссию обыкновенных акций или совершает покупку каким-либо способом, аналогичным этому, либо спекулирует, либо играет в азартные игры.

Спекуляция — это всегда увлекательно, и это может быть очень весело, пока вы на шаг впереди.

Если вы хотите попытать счастья, отложите для этой цели часть — чем меньше, тем лучше — вашего капитала в отдельный фонд.

Никогда не добавляйте деньги на этот счет только потому, что рынок поднялся, а прибыль растет.

(Пришло время подумать о том, чтобы вывести деньги из вашего спекулятивного фонда.)

Никогда не смешивайте свои спекулятивные и инвестиционные операции в тот же счет, ни в какой части вашего мышления.

Выбор акций для предприимчивого инвестора

В предыдущей главе мы рассматривали выбор обыкновенных акций с точки зрения широких групп приемлемых ценных бумаг, из которых защитный инвестор может составить любой список, который он или его советник предпочитает, при условии, что будет достигнута адекватная диверсификация.

Наш акцент при выборе был сделан главным образом на исключениях — консультировании, с одной стороны, по всем вопросам заведомо низкого качества, а с другой — по вопросам самого высокого качества, если их цена настолько высока, что сопряжена со значительным спекулятивным риском.

В этой главе, адресованной предприимчивому инвестору, мы должны рассмотреть возможности и средства индивидуального выбора, которые могут оказаться более прибыльными, чем среднее значение по всем направлениям.


Каковы перспективы сделать это успешно?

Мы были бы менее чем откровенны, если верить эвфемизму, если бы с самого начала не высказали серьезных оговорок по этому поводу.

На первый взгляд аргументы в пользу успешного выбора кажутся очевидными.

Для получения средних результатов — например, эквивалентных показателям DJIA — не требуется никаких специальных способностей.

Все, что нужно, — это портфель, идентичный или похожий на эти тридцать выдающихся выпусков.

В таком случае, несомненно, при проявлении даже умеренных навыков — полученных из учебы, опыта и естественных способностей — можно будет получить значительно лучшие результаты, чем DJIA.


Тем не менее, существуют убедительные и убедительные доказательства того, что это очень сложно сделать, даже несмотря на то, что квалификация тех, кто пытается это сделать, является самой высокой.

Свидетельство тому — записи о многочисленных инвестиционных компаниях или «фондах», которые действуют в течение многих лет.

Большинство этих фондов достаточно велики, чтобы пользоваться услугами лучших финансовых аналитиков или аналитиков в области безопасности, а также всех остальных составляющих соответствующего исследовательского отдела.

Их операционные расходы, если они распределены на их достаточный капитал, составляют в среднем около половины 1% в год или меньше.

Эти затраты сами по себе не являются незначительными; но если их сравнить с примерно 15% годовой общей доходностью обыкновенных акций в целом за десятилетие 1951-1960 годов и даже с 6% доходностью в 1961-1970 годах, они не будут иметь большого объема.

Небольшое количество превосходных избирательных способностей должно было легко преодолеть этот недостаток в расходах и принести превосходный чистый результат для акционеров фонда.


Однако в целом фонды обыкновенных акций не смогли за долгие годы получить столь же хорошую доходность, как было показано на средних показателях Standard & Poor’s за 500 акций или на рынке в целом.

Этот вывод подтвержден несколькими комплексными исследованиями.

Процитируем последний из представленных нам документов, охватывающий период 1960-1968 годов:


Из этих результатов следует, что случайные портфели акций Нью-Йоркской фондовой биржи с равными инвестициями в каждую акцию в среднем за период работали лучше, чем паевые инвестиционные фонды того же класса риска.

Различия были довольно значительными для портфелей с низким и средним уровнем риска (3,7% и 2,5% годовых соответственно), но довольно небольшими для портфелей с высоким уровнем риска (0,2% годовых). 1


Как мы указывали в главе 9, эти сравнительные цифры никоим образом не отменяют полезность инвестиционных фондов как финансового учреждения.

Потому что они предоставляют всем инвесторам возможность получения примерно средних результатов по своим обязательствам по размещению обыкновенных акций.

По разным причинам большинство представителей общественности, вкладывающих свои деньги в обыкновенные акции по собственному выбору, почти не справляются с этим.

Но для объективного наблюдателя неспособность фондов улучшить показатели широкого среднего является убедительным свидетельством того, что такое достижение, вместо того, чтобы быть легким, на самом деле чрезвычайно сложно.


Почему это должно быть так?

Мы можем придумать два разных объяснения, каждое из которых может быть частично применимо.

Во-первых, это возможность того, что фондовый рынок действительно отражает в текущих ценах не только все важные факты о прошлых и текущих результатах деятельности компаний, но и любые ожидания, которые могут быть обоснованно сформированы в отношении их будущего.

Если это так, то происходящие впоследствии разнообразные рыночные движения — и они часто бывают экстремальными — должны быть результатом новых событий и вероятностей, которые нельзя было надежно предвидеть.

Это сделало бы движения цен случайными и случайными.

В той степени, в которой вышеизложенное верно, работа аналитика по безопасности — сколь бы умной и тщательной она ни была, должна быть в значительной степени неэффективной, поскольку, по сути, он пытается предсказать непредсказуемое.


Само увеличение числа аналитиков безопасности могло сыграть важную роль в достижении этого результата.

Учитывая, что сотни, даже тысячи экспертов изучают факторы стоимости, стоящие за важными обыкновенными акциями, было бы естественно ожидать, что их текущая цена будет достаточно хорошо отражать консенсус информированного мнения относительно их стоимости.

Те, кто предпочел бы это другим вопросам, поступили бы так из соображений личной пристрастия или оптимизма, которые могли быть как правыми, так и ошибочными.


Мы часто думаем об аналогии между работой множества аналитиков по безопасности на Уолл-стрит и выступлениями мастеров бриджа на турнире по дублированному бриджу.

Первые пытаются выбрать акции, «наиболее вероятно успешные»; последнее, чтобы получить наивысший балл за каждую сыгранную руку.

Лишь немногие могут достичь любой цели.

Поскольку все игроки в бридж имеют примерно одинаковый уровень мастерства, победители, скорее всего, будут определяться по разным видам «перерывов», а не по превосходному мастерству.

На Уолл-стрит процессу выравнивания помогает масонство, существующее в профессии, при котором идеи и открытия довольно свободно делятся на многочисленных собраниях разного рода.

Это похоже на то, как если бы на аналогичном турнире по бриджу различные эксперты смотрели друг на друга и спорили о каждой руке во время розыгрыша.


Вторая возможность совершенно иного рода.

Возможно, многим аналитикам по безопасности мешает недостаток в их базовом подходе к проблеме выбора акций.

Они ищут отрасли с лучшими перспективами роста и компании в этих отраслях с лучшим менеджментом и другими преимуществами.

Подразумевается, что они будут покупать такие отрасли и такие компании по любой цене, какой бы высокой она ни была, и они будут избегать менее перспективных отраслей и компаний, независимо от того, насколько низка цена их акций.

Это была бы единственно правильная процедура, если бы прибыль хороших компаний была уверена в том, что в будущем она будет расти быстрыми темпами, поскольку теоретически их ценность будет бесконечной.

И если бы менее перспективные компании были на грани исчезновения, без спасения, аналитики были бы правы счесть их непривлекательными любой ценой.


На самом деле о наших корпоративных предприятиях все обстоит иначе.

Чрезвычайно немногие компании смогли продемонстрировать высокие темпы непрерывного роста в течение длительных периодов времени.

Поразительно немногие из крупных компаний также претерпевают окончательное исчезновение.

Для большинства их история — это история перипетий, взлетов и падений, перемен в их относительном положении.

В некоторых вариантах «от грязи к богатству и обратно» повторялись почти циклически — фраза раньше была стандартной, применяемой в сталелитейной промышленности, — для других были выявлены впечатляющие изменения с ухудшением или улучшением управления. .



Боковая панель: Из руководства , исправленное издание : предисловие Питера Друкера


… Но в то время как ожидаемая продолжительность жизни отдельного человека, и особенно отдельного интеллектуального работника, превысила все, что можно было предсказать в начале двадцатого века, ожидаемая продолжительность жизни организации-работодателя снижается и, вероятно, будет продолжать снижаться. .


Или, скорее, сокращается количество лет, в течение которых организация-работодатель — и особенно коммерческое предприятие — может рассчитывать на сохранение успеха.


Этот период никогда не был долгим.


Исторически сложилось так, что очень немногие предприятия были успешными в течение тридцати лет подряд.


Конечно, не все предприятия прекратили свое существование, когда перестали преуспевать.


Но те, что выживали более тридцати лет, обычно вступали в длительный период застоя — и лишь изредка они возвращались снова и снова становились успешными растущими предприятиями.


… Отрезать, отрезать…


Таким образом, в то время как ожидаемая продолжительность жизни и особенно ожидаемая продолжительность жизни отдельных лиц и особенно работников умственного труда очень быстро увеличивалась, продолжительность жизни организаций-работодателей фактически снижалась.


И — в период очень быстрых технологических изменений, возрастающей конкуренции из-за глобализации, огромных инноваций — ожидаемая продолжительность жизни нанимающих организаций почти наверняка продолжит снижаться.


Таким образом, все больше и больше людей, и особенно работников умственного труда, могут ожидать, что переживут свои организации-работодатели, и им придется быть готовыми к развитию новой карьеры, новым навыкам, новой социальной идентичности, новым отношениям во второй половине своей жизни.

См. Управление собой.

Кроме того, почти нет (нулевого) совпадения между концептуальными ландшафтами в ментальных вселенных Друкера и Грэма (хотя Друкер в начале своей жизни был финансовым аналитиком)

… А теперь вернемся к нашей истории…


Каким образом вышеуказанный запрос применим к предприимчивому инвестору, который хотел бы сделать индивидуальный выбор, который принесет лучшие результаты?

Это говорит прежде всего о том, что он берет на себя трудное и, возможно, невыполнимое задание.

Читатели этой книги, какими бы умными и знающими они ни были, вряд ли могли рассчитывать на лучшее выполнение работы по отбору портфелей, чем ведущие аналитики страны.

Но если верно то, что довольно большой сегмент фондового рынка часто дискриминируется или полностью игнорируется в стандартных аналитических выборках, тогда разумный инвестор может получить прибыль от получающейся заниженной оценки.


Но для этого он должен следовать особым методам , которые не являются общепринятыми на Уолл-стрит, поскольку те, которые так приняты, похоже, не дают результатов, которых все хотели бы достичь.

Было бы довольно странно, если бы — когда все мозги профессионально работали на фондовом рынке — могли быть подходы, которые были бы одновременно здравыми и относительно непопулярными.

Однако наша собственная карьера и репутация были основаны на этом маловероятном факте.

1. Паевые инвестиционные фонды и другие институциональные инвесторы: новая перспектива, И. Френд, М. Блюм и Дж. Крокетт, McGraw-Hill, 1970. Мы должны добавить, что результаты многих из изученных нами фондов за 1965-1970 гг. лучше, чем у композитов Standard & Poor’s 500 и значительно лучше, чем у DJIA.

Колебания портфеля инвестора на рынке

Каждый инвестор, владеющий обыкновенными акциями, должен ожидать, что их стоимость будет колебаться с годами.

Поведение DJIA с момента написания нашего последнего издания в 1964 году, вероятно, довольно хорошо отражает то, что случилось с портфелем акций консервативного инвестора, который ограничил свои запасы акциями крупными, известными и консервативно финансируемыми корпорациями.

Общее значение выросло со среднего уровня около 890 до максимума 995 в 1966 году (и снова 985 в 1968 году), упало до 631 в 1970 году и почти полностью восстановилось до 940 в начале 1971 года. отдельные выпуски устанавливают свои высокие и низкие оценки в разное время, колебания по группе Доу-Джонса в целом менее серьезны, чем колебания по отдельным компонентам.)

Мы проследили колебания цен других типов диверсифицированных и консервативные портфели обыкновенных акций, и мы считаем, что общие результаты вряд ли будут заметно отличаться от приведенных выше.

В целом, акции компаний второй линии колеблются более широко, чем акции крупных компаний, но это не обязательно означает, что группа хорошо зарекомендовавших себя, но более мелких компаний будет иметь худшие результаты в течение довольно длительного периода.

В любом случае инвестор может заранее смириться с вероятностью, а не простой возможностью того, что большая часть его активов вырастет, скажем, на 50% или более от своей нижней точки и снизится на эквивалентную одну треть или более от их высшая точка в различные периоды следующих пяти лет.


Серьезный инвестор вряд ли поверит, что ежедневные или даже месячные колебания фондового рынка делают его богаче или беднее.

Но как насчет более долгосрочных и более широких изменений?

Здесь возникают практические вопросы, и психологические проблемы могут усложняться.

Существенный рост рынка является одновременно законным поводом для удовлетворения и поводом для разумного беспокойства, но он также может вызвать сильное искушение к неосторожным действиям.

Ваши акции выросли, хорошо! Вы богаче, чем были, хорошо! Но не слишком ли поднялась цена, и стоит ли думать о продаже?

Или вы должны ругать себя за то, что не купили больше акций, когда уровень был ниже?

Или — худшая мысль из всех — уступите ли вы сейчас атмосферу бычьего рынка, заразитесь энтузиазмом, самоуверенностью и жадностью широкой публики (частью которой, в конце концов, являетесь вы), и брать на себя большие и опасные обязательства?

Представленный таким образом в печати ответ на последний вопрос — очевидное «нет», но даже умному инвестору, вероятно, потребуется значительная сила воли, чтобы не следовать за толпой.


Именно по этим причинам человеческой природы, даже в большей степени, чем путем расчета финансовой прибыли или убытка, мы предпочитаем какой-то механический метод изменения соотношения облигаций к акциям в портфеле инвестора.

Главное преимущество, пожалуй, в том, что такая формула даст ему чем заняться.

По мере развития рынка он время от времени будет продавать свои акции, вкладывая выручку в облигации; по мере того, как он отказывается, он отменяет процедуру.

Эти действия дадут выход его другим мудрым, слишком сдерживаемым энергиям.

Если он является правильным инвестором, он получит дополнительное удовлетворение от мысли о том, что его операции прямо противоположны операциям толпы.

Оценка бизнеса в сравнении с оценкой на фондовом рынке

Влияние рыночных колебаний на истинное положение инвестора можно рассматривать также с точки зрения акционера как совладельца различных предприятий.

Держатель обращающихся на рынке акций фактически имеет двойной статус, а вместе с ним и привилегию использовать любую из них по своему выбору.

С одной стороны, его положение аналогично положению миноритарного акционера или молчаливого партнера в частном бизнесе.

Здесь его результаты полностью зависят от прибыли предприятия или от изменения базовой стоимости его активов.

Он обычно определял стоимость такого частного бизнеса, рассчитывая свою долю в чистой стоимости, как показано в самом последнем балансе.

С другой стороны, инвестор в обыкновенные акции держит лист бумаги, выгравированный сертификат акций, который может быть продан за считанные минуты по цене, которая меняется от момента к моменту, — когда рынок открыт, то есть — и часто далеко от балансовой стоимости.


Развитие фондового рынка в последние десятилетия сделало типичного инвестора более зависимым от курса котировок и менее свободным, чем раньше, считать себя просто владельцем бизнеса.

Причина в том, что успешные предприятия, в которых он, вероятно, сосредоточит свои активы, почти постоянно продают по ценам, значительно превышающим их чистую стоимость активов (или балансовую стоимость, или «балансовую стоимость»).

Выплачивая эти рыночные премии, инвестор дает ценных заложников удаче, поскольку он должен зависеть от самого фондового рынка, чтобы подтвердить свои обязательства.


Это фактор первостепенной важности в современном инвестировании, и ему уделяется меньше внимания, чем он заслуживает.

Вся структура биржевых котировок содержит внутреннее противоречие .

Чем лучше репутация и перспективы компании, тем меньше будет связь между ценой ее акций и их балансовой стоимостью.

Но чем больше надбавка к балансовой стоимости, тем менее надежна основа для определения ее внутренней стоимости, т. Е. Тем больше эта «стоимость» будет зависеть от меняющихся настроений и показателей фондового рынка.


Таким образом, мы приходим к заключительному парадоксу: чем успешнее компания, тем вероятнее будут колебания в цене ее акций.

Это на самом деле означает, что, в самом реальном смысле, чем лучше качество обыкновенных акций, тем вероятнее, что они будут более спекулятивными по сравнению с малозаметными выпусками среднего класса.

(Сказанное нами применимо к сравнению лидирующих растущих компаний с большинством устоявшихся опасений; мы исключаем из нашего рассмотрения здесь те вопросы, которые являются в высшей степени спекулятивными, поскольку сами предприятия являются спекулятивными.)


Приведенный выше аргумент должен объяснить часто неустойчивое поведение цен наших самых успешных и впечатляющих предприятий.

Наш любимый пример — монарх из всех — International Business Machines.

Цена его акций упала с 607 до 300 за семь месяцев в 1962-63 годах; после двух разделов его цена упала с 387 до 219 в 1970 году.

Точно так же Xerox — еще более впечатляющий рост доходов в последние десятилетия — упала со 171 до 87 в 1962-63 годах и с 116 до 65 в 1970 году.

Эти разительные убытки не свидетельствовали о каких-либо сомнениях в будущем долгосрочном росте IBM или Xerox; Вместо этого они отразили недоверие к той премиальной оценке, которую сам фондовый рынок поставил перед этими прекрасными перспективами.


Предыдущее обсуждение приводит нас к выводу, имеющему практическую важность для консервативного инвестора в обыкновенные акции.

Если он должен уделять особое внимание выбору своего портфеля, для него может быть лучше сконцентрироваться на выпусках, продающих с достаточно близким приближением к их стоимости материальных активов — скажем, не более чем на одну треть выше этой. фигура.

Закупки, совершенные на таком или более низком уровне, могут логически рассматриваться как связанные с балансом компании и как имеющие обоснование или поддержку, не зависящие от колебаний рыночных цен.

Надбавка к балансовой стоимости, которая может иметь место, может рассматриваться как своего рода дополнительная плата, уплачиваемая за преимущество листинга на фондовой бирже и сопутствующую ей рыночность.


Здесь нужна осторожность.

Акция не может стать надежным вложением средств только потому, что ее можно купить близко к стоимости ее актива.

Инвестор должен потребовать, кроме того, удовлетворительное соотношение прибыли к цене, достаточно сильное финансовое положение и надежду на то, что его прибыль, по крайней мере, будет поддерживаться на протяжении многих лет.

Это может показаться требованием много от акций по умеренным ценам, но рецепт нетрудно выполнить при любых рыночных условиях, кроме опасно высоких.

Как только инвестор готов отказаться от блестящих перспектив, то есть от роста выше среднего ожидаемого, ему не составит труда найти широкий выбор вопросов, отвечающих этим критериям.


В наших главах, посвященных отбору обыкновенных акций (главы 14 и 15), мы приведем данные, показывающие, что более половины выпусков DJIA соответствовали нашему критерию стоимости активов в конце 1970 года.

Самая популярная инвестиция — американская тел. & Тел. — на самом деле продается по цене ниже материальных активов, как мы пишем.

Большинство акций электротехнической отрасли, помимо других преимуществ, сейчас (начало 1972 г.) доступны по ценам, достаточно близким к стоимости их активов.


Инвестор с портфелем акций, за которым стоит такая балансовая стоимость, может иметь гораздо более независимый и независимый взгляд на колебания фондового рынка, чем те, кто заплатил высокие мультипликаторы как прибыли, так и материальных активов.

До тех пор, пока доходность его активов остается удовлетворительной, он может уделять как угодно мало внимания капризам фондового рынка.

Более того, временами он может использовать эти капризы, чтобы играть в главную игру: покупать по дешевке и продавать по высокой.

Пример A.&P

На этом этапе мы представим один из наших оригинальных примеров, который датируется многими годами, но который вызывает у нас определенное очарование, поскольку сочетает в себе множество аспектов корпоративного и инвестиционного опыта.

Речь идет о компании Great Atlantic & Pacific Tea Co.

Акции A.&P были выставлены на торги на рынке Curb, ныне Американской фондовой бирже, в 1929 году и проданы до 494 штук.

К 1932 году они упали до 104, хотя прибыль компании была почти такой же. в тот вообще катастрофический год, как и прежде.

В 1936 году диапазон находился между 111 и 131.

Затем, во время экономического спада и медвежьего рынка 1938 года, акции упали до нового минимума в 36.


Цена была экстраординарной.

Это означало, что привилегированные и обыкновенные акции продавались вместе за 126 миллионов долларов, хотя компания только что сообщила, что у нее есть только 85 миллионов долларов наличными и оборотный капитал (или чистые текущие активы) в размере 134 миллионов долларов.

A.&P была крупнейшим розничным предприятием в Америке, если не в мире, с непрерывным и впечатляющим рекордом крупных доходов на протяжении многих лет.

Тем не менее, в 1938 году этот выдающийся бизнес считался на Уолл-стрит стоим меньше, чем одни только его текущие активы, что означает меньше как непрерывное предприятие, чем в случае его ликвидации.

Почему?

Во-первых, потому что существовали угрозы введения специальных налогов для сетевых магазинов; во-вторых, потому что чистая прибыль в прошлом году упала; и, в-третьих, потому что рынок в целом находился в депрессивном состоянии.

Первой из этих причин был преувеличенный и в конечном итоге беспочвенный страх; два других были типичными временными влияниями.

Предположим, что инвестор купил обыкновенные акции A.&P в 1937 году, скажем, в 12 раз больше средней пятилетней прибыли, или примерно в 80 раз.

Мы далеки от утверждения, что последующее снижение до 36 не имело для него значения.

Ему следовало бы внимательно изучить картинку, чтобы увидеть, не сделал ли он каких-либо просчетов.

Но если результаты его исследования были обнадеживающими — а они должны были быть — он имел право не принимать во внимание падение рынка как временную финансовую причуду, если только у него не было средств и смелости, чтобы воспользоваться этим, купив больше Предлагается на условиях торга.

Продолжение и размышления

В следующем, 1939 году, акции A.&P выросли до 117 ½, что в три раза ниже минимальной цены 1938 года и намного выше среднего показателя 1937 года. Такой поворот в поведении обыкновенных акций отнюдь не является редкостью, но в целом случай с A.&P был более поразительным, чем большинство других.

После 1949 года акции продуктовой сети росли вместе с общим рынком, пока в 1961 году разделенная акция (10 к 1) не достигла максимума в 70 ½, что было эквивалентно 705 акциям 1938 года.

Эта цена в 70 ½ примечательна тем, что она в 30 раз превышала прибыль 1961 года.

Такое соотношение цена / прибыль — которое по сравнению с 23 раза для DJIA в том году — должно было подразумевать ожидания блестящего роста прибыли. .

Этот оптимизм не оправдался в отчетах о доходах компании в предыдущие годы и оказался совершенно неверным.

Вместо быстрого роста прибыль в последующий период в целом была понижательной.

Через год после максимума 70 ½ цена упала более чем наполовину до 34.

Но на этот раз акции не имели того качества сделки, которое они демонстрировали при низкой котировке в 1938 году.

После разного рода колебаний цена цена упала до другого минимума — 21 ½ в 1970 году и 18 — в 1972 году, сообщив о первом квартальном дефиците в своей истории.

В этой истории мы видим, насколько масштабными могут быть превратности крупного американского предприятия в жизни немногим более одного поколения, а также с какими просчетами и излишками оптимизма и пессимизма общественность оценила свои акции.

В 1938 году бизнес действительно отдавали, никто не принимал; в 1961 году публика требовала приобретения акций по смехотворно высокой цене.

После этого произошла быстрая потеря половины рыночной стоимости, а через несколько лет дальнейшее существенное снижение.

Тем временем компания должна была превратиться из выдающегося исполнителя в посредственный исполнитель; его прибыль в 1968 году должна была быть меньше, чем в 1958 году; он выплатил серию сбивающих с толку небольших дивидендов по акциям, не оправданных текущими прибавками к излишку; и так далее.

A.&P была более крупной компанией в 1961 и 1972 годах, чем в 1938 году, но не столь хорошо управляемой, не такой прибыльной и не такой привлекательной.

В этой истории есть два главных моральных принципа.

Во-первых, фондовый рынок часто идет далеко не так, и иногда бдительный и смелый инвестор может воспользоваться его патентными ошибками.

Во-вторых, характер и качество большинства предприятий с годами меняются, иногда к лучшему, а возможно, чаще к худшему.

Инвестору не нужно следить за деятельностью своих компаний, как ястреб; но он должен время от времени внимательно присматриваться к нему.


Вернемся к нашему сравнению между держателем рыночных акций и человеком, интересующимся частным бизнесом.

Мы сказали, что первый имеет возможность рассматривать себя просто как совладельца различных предприятий, в которые он инвестировал, или как держателя акций, которые можно продать в любое время по его рыночной цене.


Но обратите внимание на этот важный факт: истинного инвестора вряд ли когда-либо заставляют продавать свои акции, а в остальное время он может не принимать во внимание текущую котировку цен.

Ему нужно обращать на это внимание и действовать в соответствии с этим только в той мере, в какой это подходит его книге, и не более того.


Таким образом, инвестор, который позволяет себе паниковать или чрезмерно беспокоиться из-за неоправданного падения рыночных капиталовложений, извращенно превращает свое основное преимущество в основной недостаток.

Этому человеку было бы лучше, если бы его акции вообще не имели рыночной котировки, поскольку тогда он был бы избавлен от душевных страданий, вызванных ошибками суждений других людей.


Между прочим, широко распространенная ситуация такого рода действительно существовала в дни мрачной депрессии 1931-1933 годов.

Тогда было психологическое преимущество в владении бизнес-интересами, не имевшими котируемого рынка.

Например, люди, которые владели первой ипотечной ссудой на недвижимость, которая продолжала выплачивать проценты, могли сказать себе, что их инвестиции сохранили свою полную стоимость, и не было рыночных котировок, указывающих на иное.

С другой стороны, многие котируемые на бирже корпоративные облигации еще более высокого качества и с большей базовой прочностью испытали серьезное снижение своих рыночных котировок, что заставило их владельцев поверить в то, что они явно становятся беднее.

На самом деле, несмотря на низкую цену ценных бумаг, котирующиеся на бирже, владельцы были в лучшем положении.

Ибо, если бы они захотели или были вынуждены, они, по крайней мере, могли бы продать выпуски — возможно, обменять их на еще более выгодные сделки.

Или они могли так же логично игнорировать действие рынка как временное и в основном бессмысленное.

Но было бы самообманом говорить себе, что ваша стоимость не упала только потому, что ваши ценные бумаги вообще не имеют котируемого рынка.

Возвращаясь к нашему акционеру A.&P в 1938 году, мы утверждаем, что до тех пор, пока он держал свои акции, он не страдал от снижения их цен, помимо того, что, по его собственному мнению, могло быть сказано ему, было вызвано сокращением цен. их основная или внутренняя стоимость.

Если бы такого сокращения не произошло, он имел право ожидать, что в должное время рыночная котировка вернется к уровню 1937 года или выше — как это и произошло в следующем году.

В этом отношении его положение было, по крайней мере, таким же хорошим, как если бы он владел долей в частном бизнесе без котируемого рынка для его акций.

Ибо и в этом случае он мог или не мог быть оправданным в мысленном сокращении части стоимости своих активов из-за воздействия рецессии 1938 года — в зависимости от того, что случилось с его компанией.

Критики стоимостного подхода к инвестированию в акции утверждают, что котируемые обыкновенные акции нельзя должным образом рассматривать или оценивать так же, как долю в аналогичном частном предприятии, потому что наличие организованного рынка ценных бумаг «привносит» в акционерное владение новое и чрезвычайно важное значение. важный атрибут ликвидности ».

Но на самом деле эта ликвидность означает, что, во-первых, инвестор получает выгоду от ежедневной и изменяющейся оценки фондового рынка своих вложений вне зависимости от того, чего эта оценка может стоить, и, во-вторых, инвестор может увеличивать или уменьшать свои вложения в соответствии с ежедневной рыночной цифрой — если он того пожелает.

Таким образом, наличие котируемого рынка дает инвестору определенные возможности, которых у него нет, если его ценная бумага не котируется.

Но он не навязывает текущую котировку инвестору, который предпочитает заимствовать свое представление о стоимости из другого источника.

Мистер Рынок

Давайте закончим этот раздел чем-то вроде притчи.

Представьте, что в каком-то частном бизнесе вам принадлежит небольшая акция, которая стоит 1000 долларов.

Один из ваших партнеров, мистер Маркет, действительно очень любезен.

Каждый день он говорит вам, сколько, по его мнению, стоит ваша процентная ставка, и, кроме того, предлагает либо выкупить вас, либо продать вам дополнительную долю на этой основе.

Иногда его представление о ценности кажется правдоподобным и оправданным развитием бизнеса и перспективами, какими вы их знаете.

Часто, с другой стороны, мистер Рынок позволяет своему энтузиазму или страхам уйти вместе с ним, и предлагаемая им ценность кажется вам немного глупой.


Если вы осмотрительный инвестор или разумный бизнесмен, позволите ли вы ежедневному общению г-на Рынка определять ваше мнение о стоимости 1 000 долларов в предприятии?

Только в том случае, если вы согласны с ним, или если вы хотите торговать с ним.

Вы можете быть счастливы продать ему, когда он назовет вам смехотворно высокую цену, и в равной степени счастливы купить у него, когда его цена низкая.

Но в остальное время вам будет разумнее сформировать собственное представление о стоимости ваших холдингов на основе полных отчетов компании о ее деятельности и финансовом положении.


Настоящий инвестор находится именно в таком положении, когда он владеет котируемыми обыкновенными акциями.

Он может воспользоваться ежедневной рыночной ценой или оставить ее в покое, в зависимости от его собственного суждения и склонности.

Он должен принимать во внимание важные движения цен, иначе его суждению не будет над чем работать.

Вполне возможно, что они могут дать ему предупредительный сигнал, который ему следует прислушаться — это на простом английском языке означает, что он должен продать свои акции, потому что цена упала, предвещая худшие вещи.

На наш взгляд, такие сигналы вводят в заблуждение по крайней мере так же часто, как и полезны.

По сути, колебания цен имеют только одно важное значение для истинного инвестора.

Они предоставляют ему возможность покупать с умом, когда цены резко падают, и с умом продавать, когда они сильно продвигаются.

В других случаях ему будет лучше, если он забудет о фондовом рынке и обратит внимание на свою дивидендную доходность и операционные результаты своих компаний (внесите в календарь).

Резюме

Наиболее реалистичное различие между инвестором и спекулянтом заключается в их отношении к движениям фондового рынка.

Основной интерес спекулянта заключается в прогнозировании рыночных колебаний и получении прибыли от них.

Основной интерес инвестора заключается в приобретении и хранении подходящих ценных бумаг по приемлемым ценам.

Рыночные движения важны для него в практическом смысле, потому что они поочередно создают низкие уровни цен, на которых он будет разумно покупать, и высокие уровни цен, при которых он определенно должен воздерживаться от покупки и, вероятно, будет разумно продавать.


Нет уверенности в том, что типичный инвестор должен регулярно откладывать покупки до тех пор, пока не появятся низкие рыночные уровни, потому что это может включать долгое ожидание, весьма вероятно потерю дохода и возможное упущение инвестиционных возможностей.

В целом, для инвестора может быть лучше покупать акции всякий раз, когда у него есть деньги, чтобы вложить их в акции, за исключением случаев, когда общий уровень рынка намного выше, чем это может быть оправдано установленными стандартами стоимости.

Если он хочет быть проницательным, он может искать вездесущие возможности сделки с отдельными ценными бумагами.


Помимо прогнозирования движений рынка в целом, Уолл-стрит прилагает много усилий и возможностей для выбора акций или промышленных групп, которые с точки зрения цены «добьются большего успеха», чем остальные, в течение довольно короткого периода времени в будущем.

Каким бы логичным ни казалось это начинание, мы не считаем, что оно соответствует потребностям или темпераменту настоящего инвестора, особенно потому, что он будет конкурировать с большим количеством биржевых трейдеров и первоклассных финансовых аналитиков, которые пытаются сделать то же самое.

Как и во всех других видах деятельности, в которых в первую очередь делается упор на движение цен и, во-вторых, на лежащие в основе ценности, работа многих разумных умов, постоянно занятых в этой области, с годами имеет тенденцию к самонейтрализации и саморазрушению.


Инвестор с портфелем стабильных акций должен ожидать, что их цены будут колебаться, и не должен беспокоиться о значительном падении или быть взволнованным значительным ростом.

Он всегда должен помнить, что рыночные котировки существуют для его удобства: либо для использования в своих интересах, либо для игнорирования.

Он никогда не должен покупать акцию, потому что она выросла, или продавать, потому что она упала.

Он не ошибется, если этот девиз будет звучать проще: «Никогда не покупайте акции сразу после значительного роста и не продавайте сразу после значительного падения».

Дополнительное рассмотрение

Следует сказать кое-что о значении средних рыночных цен как показателя управленческой компетентности.

Акционер оценивает, были ли его собственные инвестиции успешными с точки зрения как полученных дивидендов, так и долгосрочного тренда средней рыночной стоимости.

Те же критерии должны логично применяться при проверке эффективности менеджмента компании и правильности его отношения к собственникам бизнеса.


Это утверждение может показаться банальным, но его необходимо подчеркнуть.

Ибо пока нет общепринятой методики или подхода, с помощью которого менеджмент доводится до уровня рыночного мнения.

Напротив, руководители всегда настаивали на том, что они не несут никакой ответственности за то, что происходит с рыночной стоимостью их акций.

Конечно, они не несут ответственности за те колебания цен, которые, как мы настаивали, не имеют никакого отношения к основным условиям и стоимости.

Но только отсутствие бдительности и интеллекта среди рядовых акционеров позволяет этому иммунитету распространиться на всю область рыночных котировок, включая постоянное установление заниженного и неудовлетворительного уровня цен.

Хороший менеджмент дает хорошую среднюю рыночную цену, а плохой — плохой.

Колебания цен на облигации

Инвестор должен знать, что даже если безопасность его основной суммы и процентов может быть неоспоримой, долгосрочная облигация может сильно различаться по рыночной цене в ответ на изменения процентных ставок.

В Таблице 8-1 мы приводим данные за различные годы до 1902 года, охватывающие доходность корпоративных ценных бумаг высокого качества и не облагаемых налогом ценных бумаг.

В качестве отдельных иллюстраций мы добавляем колебания цен на два типичных выпуска железных дорог за аналогичный период.

(Это общие ипотечные кредиты Atchison, Topeka и Santa Fe 4 со сроком погашения в 1995 году, для поколений — один из наших основных выпусков безотзывных облигаций, и Northern Pacific Ry.

3 со сроком погашения в 2047 году — первоначально срок погашения — 150 лет! — длительный срок! типичная облигация с рейтингом Baa.)


Из-за их обратной зависимости низкие урожаи соответствуют высоким ценам и наоборот.

Уменьшение количества самолетов «Северный Тихий океан 3» в 1940 году вызвало в основном сомнения в надежности выпуска.

Удивительно, что цена восстановилась до исторического максимума в следующие несколько лет, а затем потеряла две трети своей цены в основном из-за повышения общих процентных ставок.

За последние сорок лет произошли поразительные колебания в цене даже самых ценных облигаций.


Обратите внимание, что цены облигаций не колеблются в той же (обратной) пропорции, что и рассчитанная доходность, потому что их фиксированная стоимость погашения, равная 100%, оказывает сдерживающее влияние.

Однако для очень длинных сроков погашения, как в нашем примере с северной частью Тихого океана, цены и доходность изменяются примерно с одинаковой скоростью.


С 1964 года на рынке ценных бумаг произошли рекордные изменения в обоих направлениях.

Если взять в качестве примера «лучшие муниципалитеты» (не облагаемые налогом), их доходность увеличилась более чем вдвое, с 3,2% в январе 1965 года до 7% в июне 1970 года.

Их индекс цен соответственно снизился с 110,8 до 67,5.

В середине 1970-х годов доходность высококлассных долгосрочных облигаций была выше, чем когда-либо за почти 200-летнюю экономическую историю этой страны.

Двадцать пятью годами ранее, незадолго до того, как начался наш затяжной бычий рынок, доходность облигаций была на самом низком уровне в истории; Долгосрочные муниципалитеты приносили всего 1%, а промышленные предприятия — 2,40% по сравнению с 4½–5%, которые ранее считались «нормальными».

Те из нас, у кого был большой опыт работы на Уолл-стрит, видели, как закон Ньютона «действия и противодействия, равного и противоположного» неоднократно работал на фондовом рынке — наиболее примечательным примером является рост индекса DJIA с 64 в 1921 году до 381 в 1929 году, после чего последовал рекордный коллапс до 41 в 1932 году.

Но на этот раз самые широкие колебания маятника произошли в обычно стабильном и медленном диапазоне цен и доходности высококачественных облигаций.

Мораль: нельзя рассчитывать на то, что ничто важное на Уолл-стрит произойдет точно так же, как это произошло раньше.

Это первая половина нашего любимого изречения: «Чем больше он меняется, тем больше это то же самое».


Если практически невозможно сделать стоящие прогнозы относительно движения цен акций, то это совершенно невозможно сделать для облигаций .

В прежние времена, по крайней мере, можно было часто найти полезный ключ к приближающемуся концу бычьего или медвежьего рынка, изучая предыдущее действие облигаций, но никаких подобных подсказок не было дано для предстоящего изменения процентных ставок и облигаций Цены.

Следовательно, инвестор должен выбирать между долгосрочными и краткосрочными вложениями в облигации на основе, главным образом, своих личных предпочтений.

Если он хочет быть уверенным, что рыночная стоимость не уменьшится, то, вероятно, ему лучше всего будет U.S. сберегательные облигации, серии E или H, которые были описаны выше, с. 45.

Любой выпуск даст ему доходность 5% (после первого года), серия E — до 5/6 лет, серия H — до десяти лет, с гарантированной стоимостью перепродажи или выше.


Если инвестор хочет 7,5%, доступных сейчас по хорошим долгосрочным корпоративным облигациям, или 5,3% по не облагаемым налогом муниципалитетам, он должен быть готов к их колебаниям в цене.

Банки и страховые компании имеют привилегию оценивать облигации этого типа с высоким рейтингом на математической основе «амортизированной», без учета рыночных цен; Было бы неплохо, если бы индивидуальный инвестор сделал что-то подобное.


Колебания цен конвертируемых облигаций и привилегированных акций являются результатом трех различных факторов: (1) изменения цены соответствующих обыкновенных акций, (2) изменения кредитоспособности компании и (3) изменения общего интереса. тарифы.

Значительное количество конвертируемых выпусков было продано компаниями с кредитным рейтингом значительно ниже наилучшего. 3

Некоторые из них сильно пострадали от финансового кризиса 1970 года.

В результате в последние годы выпуски конвертируемых автомобилей в целом трижды подвергались тревожным влияниям, а колебания цен были необычайно широкими.

Таким образом, в типичном случае инвестор обманул бы себя, если бы ожидал найти в конвертируемых выпусках идеальное сочетание надежности высококачественной облигации и защиты цены плюс шанс получить выгоду от повышения цены облигации. общий.


Это может быть хорошим местом, чтобы сделать предположение о «долгосрочной облигации будущего».«

Почему бы не разделить последствия изменения процентных ставок на некоторой практической и справедливой основе между заемщиком и кредитором?

Одна из возможностей — продать долгосрочные облигации с процентными выплатами, которые варьируются в зависимости от соответствующего индекса

Основными результатами такой договоренности будут: (1) облигация инвестора всегда будет иметь основную стоимость около 100, если компания сохраняет свой кредитный рейтинг, но полученные проценты будут варьироваться, скажем, в зависимости от ставка, предлагаемая по обычным новым выпускам; (2) корпорация будет иметь преимущества долгосрочного долга — избавиться от проблем и затрат на частое продление или рефинансирование — но ее процентные расходы будут меняться из года в год.4


За последнее десятилетие инвестор в облигации столкнулся со все более серьезной дилеммой: должен ли он выбрать полную стабильность основной стоимости, но с изменяющимися и обычно низкими (краткосрочными) процентными ставками?

Или он должен выбрать доход с фиксированной процентной ставкой со значительными колебаниями (обычно в сторону уменьшения) его основной стоимости?

Для большинства инвесторов было бы хорошо, если бы они смогли найти компромисс между этими крайностями и были бы уверены, что ни их процентная доходность, ни их основная стоимость не упадут ниже установленного минимума, скажем, в течение 20-летнего периода.

Это может быть без особого труда оформлено соответствующим договором о облигациях новой формы.

Важное примечание: по сути, правительство США сделало то же самое, объединив первоначальные контракты на сберегательные облигации с их продлением с более высокими процентными ставками.

Предлагаемое здесь предложение охватывало бы более длительный период фиксированных инвестиций, чем сберегательные облигации, и внесло бы большую гибкость в положения о процентных ставках.


Вряд ли стоит говорить о неконвертируемых привилегированных акциях, поскольку их особый налоговый статус делает безопасные акции гораздо более желательными для корпораций, т.е.ж., страховыми компаниями, чем физическими лицами.

Акции более низкого качества почти всегда колеблются в широком диапазоне в процентном отношении, не слишком сильно отличаясь от обыкновенных акций.

Других полезных замечаний по ним мы сделать не можем.

Таблица 16-2 ниже, стр.

222, дает некоторую информацию об изменениях цен на неконвертируемые привилегированные акции более низкого сорта в период с декабря 1968 года по декабрь 1970 года.

Среднее снижение составило 17% по сравнению с 11,3% для составного индекса обыкновенных акций S&P.


3.

Три верхних рейтинга облигаций и привилегированных акций: Aaa, Aa и A, используемое Moody’s, и AAA, AA, A агентством Standard & Poor’s.

Есть и другие, спускающиеся к Д.


4.

Эта идея уже была принята в Европе — например, государственным итальянским электроэнергетическим концерном в отношении «займов с гарантированной плавающей процентной ставкой» со сроком погашения в 1980 году.

В июне 1971 года в Нью-Йорке было объявлено, что годовая процентная ставка, выплачиваемая по ним в течение следующих шести месяцев, составит 8 ½%.


Одно такое гибкое соглашение было включено в «долговые обязательства банка Toronto-Dominion Bank на сумму 7-8%, срок погашения в 1991 году и размещенные в июне 1971 года.

Выплата по облигациям составила 7% до июля 1976 года и 8% после этого, но у держателя есть выбор. чтобы получить свою основную сумму в июле 1976 года.


отраслевой анализ

Поскольку общие перспективы предприятия имеют большое значение при установлении рыночных цен, для аналитика безопасности естественно уделять большое внимание экономическому положению отрасли и отдельной компании в своей отрасли.

Исследования такого рода могут быть бесконечными.

Иногда они дают ценную информацию о важных факторах, которые будут действовать в будущем и недостаточно оценены текущим рынком.

Если такой вывод можно сделать с достаточной степенью уверенности, он дает прочную основу для принятия инвестиционных решений.


Наши собственные наблюдения, однако, заставляют нас несколько минимизировать практическую ценность большинства отраслевых исследований, которые предоставляются инвесторам.

Разрабатываемый материал обычно относится к тому типу, с которым общественность уже достаточно хорошо знакома и который уже оказал значительное влияние на рыночные котировки.

Редко можно найти исследование брокерской компании, которое указывало бы с убедительным набором фактов, что популярная отрасль движется к падению или что непопулярная связана с процветанием.

Взгляд Уолл-стрит на более долгое будущее заведомо ошибочен, и это обязательно относится к той важной части его исследований, которая направлена ​​на прогнозирование динамики прибылей в различных отраслях.


Однако мы должны признать, что быстрый и повсеместный рост технологий в последние годы не оставил без внимания отношение и труды аналитиков по безопасности.

В большей степени, чем в прошлом, прогресс или регресс типичной компании в ближайшее десятилетие может зависеть от ее отношения к новым продуктам и новым процессам, которые аналитик может иметь возможность изучить и оценить заранее.

Таким образом, несомненно, существует многообещающая область для эффективной работы аналитика, основанная на поездках на места, интервью с исследователями и на собственных интенсивных технологических исследованиях.

Существуют опасности, связанные с инвестиционными выводами, основанными главным образом на таких взглядах на будущее и не подкрепленными очевидной стоимостью в настоящее время.

Тем не менее, возможно, есть и такие же опасности, если строго придерживаться границ значений, установленных трезвыми расчетами, основанными на фактических результатах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *