23.10.2021

Рэнд айн атлант расправил плечи книга: «Атлант расправил плечи» скачать fb2, rtf, epub, pdf, txt книгу Рэнд Айн

Айн Рэнд — Атлант расправил плечи. Книга 1 » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Айн Рэнд

Aтлант расправил плечи

Книга 1

Как нам реализовать мозги, или шаг вперед — два вперед

(несколько слов об очень современной книге)

Дорогой читатель, такая уж нам выпала доля — жить в эпоху перемен. При этом каждый понимает, что это перемены не только в наших судьбах, в истории нашего Отечества, но и в сознании. Хотим мы того или нет, но для большинства из нас переориентация сознания становится залогом выживания. И вновь перед каждым встают «проклятые вопросы», так мучившие классиков русской литературы: «Что делать?», «Кто виноват?», «Тварь ли я ничтожная или…»

У нас есть все основания считать совокупность творчества Айн Рэнд, автора романа «Атлант расправил плечи», одной из самых колоссальных (как по объему, так и по масштабам воздействия на умы) и нетривиальных попыток в нашем веке дать всеобъемлющий ответ на эти столь актуальные ныне вопросы. Несмотря на то, что пять лет мы стараемся по мере сил знакомить читателя с произведениями этой исключительно самобытной писательницы (ее первый роман «Мы — живые» опубликован на русском языке в 1993 году, а принесший ей мировую известность «Источник» в 1995-м), имя ее почти неизвестно в нашей стране. А ведь Айн Рэнд родом из России, из Санкт-Петербурга. Дочери питерского аптекаря средней руки, в ранней юности вкусившей прелестей революционной и послереволюционной российской жизни, удалось, несмотря на сомнительное социальное происхождение и антибольшевистские взгляды, закончить ставший уже Ленинградским университет и поработать экскурсоводом в Петропавловской крепости. Цельная и целеустремленная, абсолютно бескомпромиссная и склонная к нравственному максимализму, она оказалась парадоксально близка к плакатному типажу комиссара, растиражированному соцреализмом. Однако взгляды и идеалы ее были противоположны коммунистическим. При таком сочетании она была в Советской России не жилец, и прекрасно это понимала. В 1926 году ей чудом удалось вырваться сначала в Латвию, а затем и в США, где она обрела вторую родину и долгую писательскую (и не только писательскую) славу.

«Атлант расправил плечи» — самый монументальный по замыслу и объему роман Айн Рэнд, переведенный на десятки языков и опубликованный десятками миллионов экземпляров. Место действия — Америка. Но это Америка условная: элементарный комфорт постепенно становится роскошью для немногих избранных; множатся и разрастаются кризисные зоны, где люди умирают с голоду, в других местах гниет богатейший урожай, потому что его не вывезти; уцелевшие и вновь народившиеся предприниматели обогащаются не за счет производства, а благодаря связям, позволяющим получить государственные субсидии и льготы; последние талантливые и умные люди исчезают неизвестно куда; а правительство борется с этими «временными трудностями» учреждением новых комитетов и комиссий с неопределенными функциями и неограниченной властью, изданием бредовых указов, исполнения которых добивается подкупом, шантажом, а то и прямым насилием над теми, кто еще способен что-то производить…

Антиутопия? Да, но антиутопия особого рода. Рэнд изображает мир, в котором человек творящий (будь то инженер, банкир, философ или плотник), разум и талант которого служил единственным источником всех известных человечеству благ, материальных и духовных, поставлен на грань полного истребления и вынужден вступить в борьбу с теми, кого благодетельствовал на протяжении многих веков. Атланты — одни раньше, другие позже — отказываются держать мир на своих плечах.

Айн Рэнд ставит жесткие вопросы и с такой же жесткостью дает свои варианты ответов. Возможно, именно страстная бескомпромиссность, пафос учительства, для американской литературы нехарактерные, но очень хорошо знакомые нам по литературе русской, и выделили ее из ряда современных романистов и философов. Большинство ее героев на первый взгляд вычерчены графично, почти в черно-белых тонах. Белым — творцы, герои; черным — паразиты, безликие ничтожества, черпающие силу в круговой поруке, в манипуляции сознанием, в мифах об изначальной греховности человека и его ничтожности по сравнению с высшей силой, будь то всемогущий Бог или столь же всемогущее государство, в морали жертвенности, самоуничижения, в возвеличивании страдания и, наконец, в насилии над всеми, кто выбивается из ряда. А что случится, если немногочисленные в каждом, даже самом демократическом обществе творцы вдруг однажды забастуют?

Что делать, как создать новый, истинно человеческий мир, в котором хотелось бы жить каждой неповторимой личности? Этот вопрос и ставит Айн Рэнд. Что мы должны уяснить, чтобы почувствовать себя атлантами? Что нельзя жить заемной жизнью, заемными ценностями. Что можно и нужно изменять себя, но никогда не изменять себе. Что невозможно жить ради других или требовать, чтобы другие жили ради тебя. Что человек создан для счастья, но нельзя быть счастливым, ни руководствуясь чужими представлениями о счастье, ни за счет несчастья других, ни за счет незаслуженных благ. Нужно отвечать за свои действия и их последствия. Нельзя противопоставлять мораль и жизнь, духовное и материальное. Хваленый альтруизм в конечном счете неизменно оборачивается орудием порабощения человека человеком и только множит насилие и страдания. Но недостаточно принять эти принципы, надо жить в соответствии с ними, а это нелегко. Может быть, у Вас возникает желание резко осудить эгоистичную, безбожную, антигуманную позицию автора и ее «нормативных» героев?

Что ж, реакция вполне понятная. Однако стоит задуматься, в чем истоки такой реакции. Уж не в том ли, что страшновато выйти из-под опеки Отца (который то ли на небе, то ли в Кремле, то ли по соседству в Мавзолее), наконец признать себя взрослым и самостоятельным, принять на себя ответственность за самые важные жизненные решения? Очень хочется поспорить с философом Айн Рэнд, русской родоначальницей американского объективизма, но не так-то просто опровергнуть ее впечатляющую логику. Так как же творить мир, в котором не противно жить? Думайте. Сами. Невзирая на авторитеты.

Будем очень благодарны за Ваше мнение о книге и о поставленных в ней проблемах и за отзыв — даже критический.

Д. В. Костыгин

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

БЕЗ ПРОТИВОРЕЧИЙ

— Кто такой Джон Галт?

Вопрос бродяги прозвучал вяло и невыразительно. В сгущавшихся сумерках было не рассмотреть его лица, но вот тусклые лучи заходящего солнца, долетевшие из глубины улицы, осветили смотревшие прямо на Эдди Виллерса безнадежно-насмешливые глаза — будто вопрос был задан не ему лично, а тому необъяснимому беспокойству, что затаилось в его душе.

— С чего это ты вдруг спросил? — Голос Эдди Виллерса прозвучал довольно неприязненно.

Бродяга стоял, прислонившись к дверному косяку, в осколке стекла за его спиной отражалось желтое, отливающее металлом небо.

— А почему это вас беспокоит? — спросил он.

— Да ничуть, — огрызнулся Эдди Виллерс. — Он поспешно сунул руку в карман. Бродяга остановил его и, попросив десять центов, начал говорить дальше, словно стремясь заполнить один неловкий момент и отдалить приближение другого. В последнее время попрошайничество на улице стало обычным делом, так что внимать каким-то объяснениям было совсем не обязательно, к тому же у Эдди не было никакого желания выслушивать, как именно этот бродяга докатился до такой жизни.

— Вот возьми, купи себе чашку кофе. — Эдди протянул монету в сторону безликой тени.

— Спасибо, сэр, — сказал бродяга равнодушным тоном. Он наклонился вперед, и Эдди рассмотрел изрезанное морщинами, обветренное лицо, на котором застыла печать усталости и циничного безразличия. У бродяги были глаза умного человека.

Эдди Виллерс пошел дальше, пытаясь понять, почему с наступлением сумерек его всегда охватывает какой-то необъяснимый, беспричинный страх. Нет, даже не страх, ему было нечего бояться, просто непреодолимая смутная тревога, беспричинная и необъяснимая. Он давно привык к этому странному чувству, но не мог найти ему объяснения; и все же бродяга говорил с ним так, будто знал, что это чувство не давало ему покоя, будто считал, что оно должно возникать у каждого, более того, будто знал, почему это так.

Эдди Виллерс расправил плечи, пытаясь привести мысли в порядок. «Пора с этим покончить», — подумал он; ему начинала мерещиться всякая чепуха. Неужели это чувство всегда преследовало его? Ему было тридцать два года. Он напряг память, пытаясь вспомнить. Нет, конечно же, не всегда, но он забыл, когда впервые ощутил его. Это чувство возникало внезапно, без всякой причины, но в последнее время значительно чаще, чем когда бы то ни было. «Это все из-за сумерек, — подумал Эдди, — терпеть их не могу».

Книга Атлант расправил плечи читать онлайн Айн Рэнд

Айн Рэнд. Атлант расправил плечи

 

МП РИЦ «Культ-Информ-Пресс» выражает глубокую признательность совету директоров группы Вальмет, чья великодушная поддержка и приверженность идеям этой книги сделали возможным ее издание на русском языке.

 

MP RITZ «Kult-Inform-Press» is sicerely grateful to the Board of Directors of Valmet Group, whose generous support and dedication to the ideas of this book have made possible its Russian publication.

 

Предисловие

Как нам реализовать мозги, или шаг вперед — два вперед

 

 

Дорогой читатель, такая уж нам выпала доля — жить в эпоху перемен. При этом каждый понимает, что это перемены не только в наших судьбах, в истории нашего Отечества, но и в сознании. Хотим мы того или нет, но для большинства из нас переориентация сознания становится залогом выживания. И вновь перед каждым встают «проклятые вопросы», так мучившие классиков русской литературы: «Что делать?», «Кто виноват?», «Тварь ли я ничтожная или…»

У нас есть все основания считать совокупность творчества Айн Рэнд, автора романа «Атлант расправил плечи», одной из самых колоссальных (как по объему, так и по масштабам воздействия на умы) и нетривиальных попыток в нашем веке дать всеобъемлющий ответ на эти столь актуальные ныне вопросы. Несмотря на то что пять лет мы стараемся по мере сил знакомить читателя с произведениями этой исключительно самобытной писательницы (ее первый роман «Мы — живые» опубликован на русском языке в 1993 году, а принесший ей мировую известность «Источник» в 1995-м), имя ее почти неизвестно в нашей стране. А ведь Айн Рэнд родом из России, из Санкт-Петербурга. Дочери питерского аптекаря средней руки, в ранней юности вкусившей прелестей революционной и послереволюционной российской жизни, удалось, несмотря на сомнительное социальное происхождение и антибольшевистские взгляды, закончить ставший уже Ленинградским университет и поработать экскурсоводом в Петропавловской крепости. Цельная и целеустремленная, абсолютно бескомпромиссная и склонная к нравственному максимализму, она оказалась парадоксально близка к плакатному типажу комиссара, растиражированному соцреализмом. Однако взгляды и идеалы ее были противоположны коммунистическим. При таком сочетании она была в Советской России не жилец, и прекрасно это понимала. В 1926 году ей чудом удалось вырваться сначала в Латвию, а затем и в США, где она обрела вторую родину и долгую писательскую (и не только писательскую) славу.

«Атлант расправил плечи» — самый монументальный по замыслу и объему роман Айн Рэнд, переведенный на десятки языков и опубликованный десятками миллионов экземпляров. Место действия — Америка. Но это Америка условная: элементарный комфорт постепенно становится роскошью для немногих избранных; множатся и разрастаются кризисные зоны, где люди умирают с голоду, в других местах гниет богатейший урожай, потому что его не вывезти; уцелевшие и вновь народившиеся предприниматели обогащаются не за счет производства, а благодаря связям, позволяющим получить государственные субсидии и льготы; последние талантливые и умные люди исчезают неизвестно куда; а правительство борется с этими «временными трудностями» учреждением новых комитетов и комиссий с неопределенными функциями и неограниченной властью, изданием бредовых указов, исполнения которых добивается подкупом, шантажом, а то и прямым насилием над теми, кто еще способен что-то производить…

Антиутопия? Да, но антиутопия особого рода. Рэнд изображает мир, в котором человек творящий (будь то инженер, банкир, философ или плотник), разум и талант которого служил единственным источником всех известных человечеству благ, материальных и духовных, поставлен на грань полного истребления и вынужден вступить в борьбу с теми, кого благодетельствовал на протяжении многих веков.

Читать Атлант расправил плечи. Книга 2 — Рэнд Айн — Страница 1

Айн Рэнд

Атлант расправил плечи

Книга 2

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ИЛИ – ИЛИ

Глава 1. Хозяин Земли

Доктор Роберт Стадлер расхаживал по кабинету, пытаясь избавиться от ощущения холода.

Весна запаздывала. В окне виднелась безжизненно-серая громада холмов, казавшаяся смазанной полосой между грязно-бледным небом и свинцово-черной рекой. Изредка какой-нибудь клочок холма вспыхивал серебристо-желтым, почти зеленым светом и так же внезапно затухал. Местами в сплошном покрове облаков образовывались разрывы, пропускавшие редкие лучи солнца, и через мгновение снова заволакивались. Стадлер подумал, что мерзнет он не от холода в кабинете, а от вида за окном.

Холодно не было – дрожь шла изнутри; за прошедшую зиму ему то и дело приходилось отвлекаться от работы из-за плохого отопления, поговаривали об экономии топлива. Ему казалось нелепостью возрастающее вмешательство стихии в жизнь и дела людей. Раньше такого не было. Если зима выдавалась необычайно суровой, это не создавало особых проблем; если участок железной дороги смывало наводнением, никто не сидел на консервах в течение двух недель; если во время грозы выходила из строя электростанция, то такое учреждение, как Государственный институт естественных наук, не оставалось без электричества в течение пяти дней. Пять дней бездействия этой зимой, вспоминал Стадлер, остановленные лабораторные установки и безвозвратно потерянное время. И это тогда, когда его отдел занимается проблемами, затрагивающими самую суть мироздания… Он в раздражении отвернулся от окна, но через мгновение вновь взглянул на холмы. Ему ужасно не хотелось видеть лежащую на столе книгу.

Где же доктор Феррис? Стадлер посмотрел на часы: Феррис опаздывал – небывалый случай! – опаздывал на встречу с ним. Доктор Флойд Феррис, этот лакей от науки, который при встрече со Стадиером всегда смотрел на него так, будто просил извинения за то, что может снять перед ним только одну шляпу.

Погода для мая просто отвратительная, продолжал размышлять Стадлер, глядя на реку; и конечно же, именно погода, а не книга была причиной его скверного настроения. Он положил книгу на видное место после того, как отметил, что нежелание видеть ее было чем-то большим, чем отвращение, – к этому нежеланию примешивалось чувство, в котором нельзя признаться даже самому себе. Он внушал себе, что вышел из-за стола не потому, что на нем лежала книга, а чтобы немножко подвигаться и согреться. Стадлер расхаживал по кабинету, словно был заключен в пространстве между окнами и столом. Он подумал, что, как только переговорит с доктором Феррисом, сразу выбросит книгу в корзину для мусора, где ей, собственно, и место.

Он смотрел вдаль, на освещенный солнцем и поросший кое-где молодой травой склон холма, на этот проблеск весны, сверкнувший в мире, который выглядел так, словно из него навсегда исчезли и девственная зелень, и цветы. Стадлер радостно улыбнулся, но, когда солнце вновь скрылось, внезапно почувствовал унижение – за свою наивную радость, за отчаянное желание сохранить это чувство. В его памяти всплыло интервью, которое он дал прошлой зимой известному писателю. Писатель приехал из Европы, чтобы написать о нем статью, и он, презирающий всякие интервью, говорил так страстно, так долго, слишком долго, заметив проблески интеллекта на лице собеседника и почувствовав необоснованную, отчаянную потребность быть понятым. Статья оказалась набором фраз, чрезмерно восхваляющих его и искажающих каждую высказанную им мысль. Закрыв журнал, он ощутил тогда то же чувство, что и сейчас, когда за тучами скрылся последний луч солнца.

Хорошо, размышлял Стадлер, отворачиваясь от окна, я признаю, что временами приступы одиночества одолевают меня, но я обречен на такое одиночество, это жажда ответного чувства живого, мыслящего разума. Я так устал от всех этих людей, думал он с презрительной горечью, я работаю с космическим излучением, а они не способны справиться с обычной грозой.

Он ощутил, как внезапно его губы передернулись, словно от пощечины, запрещающей ему думать об этом, и поймал себя на том, что смотрит на лежащую на столе книгу в блестящей глянцевой обложке. Книга вышла в свет две недели назад. Но я не имею к этому никакого отношения! – мысленно воскликнул он; крик затих в беспощадной тишине – ни ответа, ни прощающего эха. Заголовок на обложке гласил: «Почему вы думаете, что вы думаете?»

Ни звука не раздалось в безмолвии, царившем в его сознании и напоминавшем тишину в зале суда, – ни жалости, ни слова оправдания, лишь строки, отпечатанные в его сознании безупречной памятью:

«Мысль – примитивный предрассудок. Разум – иррациональная идея, наивное представление о том, что мы способны мыслить. Это ошибка, за которую человечество платит непомерную цену».

«Вы думаете, что вы думаете? Это иллюзия, порожденная работой желез, эмоциями и, в конечном счете, содержимым вашего желудка».

«Серое вещество, коим вы так гордитесь, подобно кривому зеркалу в комнате смеха. Оно передает искаженное отражение действительности, которая всегда будет выше вашего понимания».

«Чем увереннее вы в своих рациональных заключениях, тем выше вероятность, что вы ошибаетесь».

«Поскольку ваш мозг – орудие искажения, то чем он активнее, тем сильнее искажение».

«Гиганты мысли, которыми вы так восхищаетесь, когда-то учили, что Земля плоская, а атом – мельчайшая частица материи. Вся история науки представляет собой последовательность ниспровергнутых заблуждений, а не безошибочных достижений».

«Чем больше мы знаем, тем яснее понимаем, что ничего не знаем».

«В наши дни только полнейший невежда может придерживаться старомодного понятия о том, что увидеть значит поверить. То, что вы видите, должно подвергаться сомнению в первую очередь».

«Ученый понимает, что камень вовсе не камень. На самом деле он тождественен пуховой подушке. Оба предмета представляют собой лишь образование из невидимых вращающихся частичек. Вы возразите, что камень нельзя использовать как подушку. И это еще раз доказывает нашу беспомощность перед лицом реальности».

«Последние научные достижения, такие как потрясающие открытия доктора Роберта Стадлера, убедительно доказывают, что разум не в состоянии постичь природу вселенной. Эти открытия привели ученых к противоречиям, которые, согласно человеческому разуму, невозможны, но все же существуют. Если вы этого еще не знаете, мои дорогие друзья-ретрограды, позвольте сообщить вам доказанный факт: все рациональное безумно».

«Не ищите логики. Все находится в противоречии ко всему остальному. Не существует ничего, кроме противоречий».

«Не ищите здравого смысла. Поиск смысла является отличительным признаком абсурда. Естеству не присущ смысл. Единственными участниками крестового похода за смыслом являются старообразная ученая дева, которая не может найти себе любовника, и лавочник-ретроград, который считает, что вселенная так же проста, как его аккуратная опись товаров и любимый кассовый аппарат».

«Давайте же избавимся от этого предрассудка, который зовется логикой. Неужели какой-то силлогизм может помешать нам?»

«Итак, вы считаете, что уверены в своем мнении? Вы ни в чем не можете быть уверены. Неужели вы готовы подвергнуть опасности гармонию своего окружения, свою дружбу с ближними, положение, репутацию, честное имя и материальную обеспеченность ради иллюзии? Ради миража, имя которому – «я думаю, что я думаю»? Неужели вы готовы рискнуть и накликать несчастье, выступая против существующего общественного порядка во имя мнимостей, которые вы называете своими убеждениями, в такое смутное время, как наше? Вы утверждаете, что уверены в своей правоте? Правых нет и никогда не будет. Вы чувствуете, что окружающий мир неправилен и несправедлив? Вы не можете этого знать. Все неправильно в глазах людей – зачем же оспаривать это? Не нужно спорить. Признайте это. Примите это. Подчинитесь».

О романе Айн Рэнд «Атлант расправил плечи»

 АНАЛИТИЧЕСКАЯ записка

О романе Айн Рэнд «Атлант расправил плечи»

ОГЛАВЛЕНИЕ

1. Айн Рэнд и реклама её романа 1

2. Сюжет: суть дела кратко 2

3. Сюжет и реальность 6

4. Главная идея романа и правда жизни 11

5. Очарование «Атлантом» как следствие слабоумия и невежества 17

6. Общественное благосостояние
и научно-методологическое обеспечение государственного и бизнес- управления 24

Заключение 34

1. Айн Рэнд и реклама её романа

Айн Рэнд (Ayn Rand) — псевдоним американской писательницы и социального философа Алисы Зиновьевны Розенбаум (1905 — 1982). Она родилась в Петербурге в еврейской семье преуспевавшего аптекаря. Как сообщают её биографы, она с детства интересовалась политикой и радовалась свержению монархии и победе февральской революции. Потом Великая октябрьская социалистическая революция лишила семью права собственности на аптеку, которая была их семейным бизнесом. И судя по её дальнейшей жизни, смысла Великого октября она понять не смогла. Период послереволюционной гражданской войны семья будущей Айн Рэнд провела в Крыму, где Алиса окончила школу в Евпатории. С 1921 г. она училась в Ленинградском университете по специальности «социальная педагогика». С 1925 г. она работала экскурсоводом в Петропавловской крепости до того, как покинула СССР в 1926 г.

После этого она жила в США и вела идейную борьбу против распространения идей коммунизма и убеждала своих читателей и слушателей в том, что наиболее эффективная — и потому наиболее справедливая — социальная организация проистекает из свободы частного предпринимательства, свободы торговли и неограниченной конкуренции частных предпринимателей, а всё остальное — разновидности рабовладения, основанные на силовом принуждении и шантаже силой
1
. Её произведения переведены на русский язык, ныне они доступны в интернете, и в потоке пропаганды, изливаемой на население, в том числе и в России, есть составляющая Айн Рэнд. Так ещё осенью 1996‑е гг. «Радио России» выпустило в эфир цикл передач, в которых читалась книга Айн Рэнд «Концепция эгоизма»2. И до настоящего времени многие бизнес-тренеры в России рекомендуют произведения Айн Рэнд своим подопечным и, в особенности, — её роман «Атлант расправил плечи»3. В интернете на сайтах, посвящённых этому роману, преобладают восторженные отзывы о нём, хотя встречаются и единичные отрицательные мнения и о литературном стиле романа, и об идеях, в нём выраженным, и о самой Алисе Розенбаум. Но краткость восторгов и порицаний не позволяет понять, какая из сторон по существу права. Выдержка из текста 2013 г.: «Несколько лет назад, когда Андрей Илларионов еще был советником Владимира Путина
4
, он предлагал своему шефу прочесть Айн Рэнд. Неизвестно, ознакомился ли президент с текстами, но это не столь важно: когорты её последователей уже обустраивают российскую жизнь по законам хищнического индивидуализма. Прошло время русской литературы с ее гуманистическим пафосом, чеховскими «человечками с молоточком» и достоевскими «слезинками ребенка». Пришло время эффективных менеджеров: их книг, их законов, их фюреров».
5

Но всё же встаёт вопрос, если в бизнес-кругах России и среди её политиков на протяжении более, чем 20 лет пропагандируются определённые книги, то кто «ведётся» на её книги? И надо ли принимать к действию рецепты обустройства жизни от Айн Рэнд?

Чтобы ответить на эти вопросы, вникнем в сюжет романа.

2. Сюжет: суть дела кратко

Действие романа «Атлант расправил плечи» (оригинальное название «Atlas Shrugged»6) происходит в вымышленном Айн Рэнд мире. Однако это не реальный мир с его историей, в жизнь которого введены вымышленные персонажи романа, как, например, в «Войне и мiре» или в «Тихом Доне». И это не «антиутопия», как многие литературоведы и бизнес-тренеры характеризуют этот роман
7
; это — фэнтази, т.е. измышления, которые во многом несовместимы с объективными закономерностями, которым подчинена жизнь людей и культурно своеобразных обществ в объективной реальности, в которой мы живём и частью которой являемся. Причём это очень занудная и скучная «фэнтази», которую Айн Рэнд писала на протяжении 15 лет с 1942‑го по 1957 г. Необязательность законов природы, включая закономерности, которым подчинена жизнь людей, — это то, что отличает жанр «фэнтази» от жанра «научной фантастики» и жанра «социально-философского»8. Поэтому не будем придираться к тому, что в некоторых местах сюжета проявляется незнание Алисой Розенбаум физики и химии нашего мира: в вымышленном мире действуют другие физика и химия, а также и прочие объективные закономерности.
Но точно так же в нём не действуют и объективные закономерности, свойственные жизни нашего реального мира, включая и социальные закономерности, и именно по этой причине «получается» сюжет в жанре «фэнтази» вместо того, чтобы рассыпаться под воздействием объективных закономерностей нашего мира.

Вследствие этого переносить в наш мир из выдуманного Айн Рэнд мира рецепты решения проблем, доказавшие свою эффективность «там», — ошибочно и опасно как для самих себя, так и для окружающих, и для потомков.

Этот вымышленный мир включает в себя США и прочие государства, которые упоминаются в тексте мимоходом, большей частью в связи с теми или иными событиями основных сюжетных линий, локализованных в границах США. Время действия романа — начало 1930‑х гг., если судить по описываемой в нём техносфере. Она в целом соответствует именно началу 1930‑х годов для США: есть автомобили как легковые, так и грузовые, но ещё нет отрасли дальних междугородних и межрегиональных автомобильных грузоперевозок в режиме «от двери до двери», что в последствии убило многие железные дороги США, поскольку они проиграли
по быстродействию
в конкурентной борьбе за грузопотоки; железные дороги пока ещё являются основным видом междугороднего и межрегионального транспорта, их подъездные пути заходят на территорию всех сколь-нибудь больших промышленных предприятий, но паровозы уже вытеснены «дизель-электровозами»9 с наиболее важных магистралей, скорость движения поездов по которым доходит до 100 и более км/час; есть гражданская авиация и сеть аэродромов по всей стране; достаточно широко распространено радиовещание; телевидение уже появилось, телевещание ведётся, но оно ещё не широко распространено; в городах есть химчистки, кафе и рестораны, театры, кинотеатры, концертные залы. Если исходить из того, что в реальной истории США эпоха массового строительства железных дорог началась в конце 1850‑х гг., а двое из персонажей романа — правнуки основателя одной из крупнейших железнодорожных компаний (т.е. они — четвёртое поколение семьи, владеющей фирмой), то время событий, описываемых в романе, тоже соответствует концу 1920‑х — первой половине 1930‑х гг. Во всём же остальном мир персонажей романа ничего общего не имеет с историей нашей глобальной цивилизации, если не считать того, что и в нём Американский континент кто-то из европейцев некогда открыл, и он населён большей частью выходцами из Европы, заместившими коренное население10 и распространившими цивилизованность европейского типа на этот континент с некоторыми модификациями. В мире, измышленном Айн Рэнд, нет упоминаний ни о гражданской войне в США 1861 — 1865 гг., ни о первой мировой войне ХХ века и её последствиях, ни о Великой октябрьской социалистической революции, изменившей облик нашего мира и дальнейшее течение Истории реального человечества. Ни Российская империя, ни СССР в романе вообще не упоминаются. Поскольку роман принадлежит к жанру «фэнтази», то автор имела право, измыслить мир персонажей романа без России-СССР11. Проблематика национальных и расовых взаимоотношений в романе тоже не з

Контрольная работа за курс 8 класса

Контрольная работа за курс 8 класса

Цель работы: определить уровень сформированности результатов у обучающихся 8 классов по итогам освоения программы по английскому языку.

Форма контроля: лексико-грамматический тест

УМК: «Английский в фокусе» («В центре внимания»)

Время и условия проведения входной контрольной работы: на выполнение работы, включая организационный момент, учащимся отводится 45 минут.

Структура работы: контрольная работа представлена ​​в двух вариантах и ​​из 25 заданий.

За каждый правильный ответ обучающийся получает 1 балл.

Максимальное количество баллов-25

Успешность выполнения теста из следующего соответствия:

22-25 баллов «5» (отлично)

17-21 баллов «4» (хорошо)

12-16 баллов «3» (удовлетворительно)

Менее 12 баллов «2» (неудовлетворительно)

Ключи к тестам:

Вариант 1

1.3 2,3 3. 1 4,2 5,3 6,3 7,2 8,2 9,2 10,3

11. 3 12,2 13,3 14,2 15,2 16,2 17,1 18,2 19,3 20. 2

21,2 22,3 23,3 24,2 25,1

Вариант 2

1,3 2,3 3 2 4,2 5,1 6,2 7,2 8,3 9,2 10,3

11. 2 12,3 13,1 14,2 15,3 16,3 17,1 18,3 19,2 20. 2

21,2 22,3 23,3 24,2 25,2

ВЫХОДНОЙ ТЕСТ 8 (модули 1-8)

Вариант 1

1. Не опаздывай. Фильм …. в 20:00.

1) запускается 2) запускается 3) начинается

14.Прожив в Лондоне несколько месяцев, Эмма, наконец, … едет налево.

1) привык к 2) привык к 3) привык к

2. Самолет вылетел через десять минут после того, как последний пассажир получил … его.

1) пойман 2) забронирован 3) сел на борт

15. … Бобу скоро заплатят, он не сможет оплачивать свои счета.

1) Если 2) Разве 3) Когда

3. Эта картинка … в начале века.

1) покрашен 2) покрашен 3) покрашен

16.Из горящего здания выходил густой черный …

1) туман 2) дым 3) смог

4. Посмотрите на выражение лица Марты. Она … кричит в любую минуту!

1) начнется 2) начнется 3) начнется

17. Марк сказал, что он …. прекрасно провел время в Лондоне предыдущим летом

1) имел 2) имел 3 ) было

5. Лиза … приготовила это восхитительное блюдо.

Она даже яйцо сварить не умеет!

1) нельзя 2) нельзя 3) нельзя

18.Майкл должен …. по телефону. Я пытался позвонить ему, но его линия занята.

1) разговаривал 2) разговаривал 3) разговаривал

6. Здоровье Дэна действительно … с тех пор, как он перестал есть нездоровую пищу.

1) развитая 2) повышенная 3) улучшенная

19. Во сколько идет поезд … Бристоль?

1) прибыть 2) получить 3) добраться до

7. Натан … эгоистично заботиться о том, что о нем думают другие.

1) очень 2) слишком 3) достаточно

20.Мистер Адамс говорит …. больше всех, кого я знаю.

1) медленнее 2) медленнее 3) медленнее

8. Мы … половина мусора на пляже к тому времени, когда прибыл Джефф.

1) убирали 2) убирали 3) убирали

21. Сью хотела изменить внешний вид своей гостиной, поэтому она… профессиональным дизайнером интерьеров

.

1) украсил 2) украсил 3) украсил

9.Бен рассказывает … анекдоты, которые я когда-либо слышал.

1) смешнее 2) смешнее 3) смешнее

22. Джон говорит, что когда он был студентом, математика … его нелюбимый предмет.

1) был 2) был 3) был

10. Когда его мать спросила его, знает ли он что-нибудь о разбитом окне, он просто … его плечи и ничего не сказал.

1 ) перекрестился 2) сжался 3) пожал плечами

23) Моя мама говорит, что никогда не забудет ……… впервые мой папа.

1) встретиться 2) она встретилась 3) встреча

11. Гэри не имел в виду … тебя. Просто он был в плохом настроении.

1) больно 2) больно 3) больно

24. Сжигание ископаемого топлива плохо ….. для нашей окружающей среды

1) недостаток 2) удар 3) неисправность

12 Энн спросила своего нового одноклассника, откуда ….

1) он пришел 2) он пришел 3) он пришел

25. Мама посоветовала мне ……….. тяжелый ящик вверх по лестнице

.

1) не носить с собой 2) не носить с собой 3) не носить с собой

13. Если бы Фрэнк …. нас, мы бы не закончили проект вовремя.

1) не помогло 2) не помогло 3) не помогло

ВЫХОДНОЙ ТЕСТ 8 (модули 1-8)

Вариант 2

1. Самолет взлетел через десять минут после того, как последний пассажир получил … это.

1) поймали 2) забронировали 3) посадили

14…. Бобу скоро заплатят, он не сможет оплачивать свои счета.

1) Если 2) Если 3) Когда

2. Здоровье Дэна действительно … с тех пор, как он перестал есть нездоровую пищу.

1) развито 2) увеличено 3) улучшено

15. Не опаздывайте. Фильм …. в 20:00.

1) начинается 2) начинается 3) начинается

3. Посмотрите на выражение Марты. Она … кричит в любую минуту!

1) начнется 2) начнется 3) начнется

16.Во сколько идет поезд … Бристоль?

1) прибыть 2) получить 3) дозвониться

4. Майкл должен …. по телефону. Я пытался позвонить ему, но его линия занята.

1) говорил 2) разговаривал 3) говорил

17. Марк сказал, что он …. прекрасно провел время в Лондоне предыдущим летом

1) имел 2) имел 3) имел

5. Эта картина … в начале века.

1) покрашен 2) покрашен 3) покрашен

18.Лиза … приготовила это восхитительное блюдо.

Она даже яйцо сварить не умеет!

1) нельзя 2) нельзя 3) нельзя

6. Сью хотела изменить внешний вид своей гостиной, поэтому она … от профессионального дизайнера интерьеров

.

1) украсил 2) украсил 3) украсил

19. Из горящего здания выходил густой черный ….

1) туман 2) дым 3) смог

7.Мы … половина мусора на пляже к тому времени, когда прибыл Джефф.

1) убирали 2) убирали 3) убирали

20. Мистер Адамс говорит …. больше всех, кого я знаю.

1) медленнее 2) медленнее 3) максимально медленно

8. Когда его мать спросила его, знает ли он что-нибудь о разбитом окне, он просто … его плечи и ничего не сказал.

1) скрещено 2) сжато 3) пожал плечами

21.Натан … эгоистично заботится о том, что о нем думают другие.

1) очень 2) слишком 3) достаточно

9. Бен рассказывает … анекдоты, которые я когда-либо слышал.

1) смешнее 2) смешнее 3) смешнее

22. Джон говорит, что когда он был студентом, математика … его нелюбимый предмет.

1) было 2) было 3) было

10. Гэри не имел в виду … вас. Просто он был в плохом настроении.

1) больно 2) больно 3) больно

23.Моя мама говорит, что никогда не забудет ……… моего отца впервые.

1) чтобы встретиться 2) она встретила 3) встречу

11. Энн спросила своего нового одноклассника, откуда ….

1) он пришел 2) он пришел 3) он пришел

24. Сжигание ископаемого топлива плохо ….. для нашей окружающей среды

1) недостаток 2) удар 3) неисправность

12. Если бы Фрэнк …. нас, мы бы не закончили проект вовремя.

1) не помогло 2) не помогло 3) не помогло

25.Прожив в Лондоне несколько месяцев, Эмма, наконец, … едет налево.

1) привык к 2) привык к 3) привык к

13. Мама посоветовала мне ……… .. тяжелый ящик вверх по лестнице

.

1) не носить 2) не носить 3) не носить

.

выпрямлено — Перевод на русский — примеры английский

Предложения: выпрямить выпрямленный

На основании вашего запроса эти примеры могут содержать грубую лексику.

На основании вашего запроса эти примеры могут содержать разговорную лексику.

Он выпрямил свою руку и поставил иглу.

Он был криво и я поправил его.

Хочу выпрямить зубы .

Когда мы закончили, Армстронг поправил свой галстук , надел шерстяную спортивную куртку, и мы вышли на свет.

Когда мы закончили, Армстронг поправил галстук, надел шерстяную спортивную куртку, и мы вышли.

Точность. Я вспомнил, что мы были в комнате леди Инглторп, и я уже поправил украшений.

Я вспомнил, что когда мы были в комнате миссис Инглторп, я уже поправил их.

Он был кривым и я поправил .

Я думал, что они исправили вас.

Его голос стал глубже, плечи расправились, , он принял мужскую позицию.

У него голос стал ниже, он распрямил плечи, принял мужественную позу.

Если бы это был я, я бы поправил его.

Моя сестра выпрямила волосы , и это получилось очень красиво.

Смотри, у нее выпрямлено, волос.

Смотри, у нее новая прическа.

Я знаю, мне стало так плохо потом, что я поправил в его комнате.

Я знаю, я чувствовала себя ужасно после этого, что убралась в его комнате.

Я рада, что C.J. уладил вещей с Дэнни.

Я уверен, что ты бы исправил , Олли.

Уверен, ты бы их мигом приструнила.

И когда я вернусь, я ожидаю увидеть это место выпрямленным вверх.

Моя мама не разрешала мне выпрямлять волосы , пока мне не исполнилось 15.

Моя мама не разрешала мне выпрямлять волосы до 15-ти лет.

Лана сказала мне, что вы исправили проблем с услугами по уходу за детьми.

Если честно, может быть, немного сурового тюремного заключения исправило бы ее .

Честно говоря, немного времени за решеткой тут же бы её исправило .

Это верно, но мы исправили .

Леви сделал все, поправил для меня , мужик.

.

Читать онлайн «Рассказы Джона Чивера» автора Чивер Джон — RuLit

«Она лежит где-то под дождем», — воскликнула Кэтрин. Она развернулась на стуле и закрыла лицо. «Она лежит под дождем».

«Они найдут ее, — сказал Роберт, — другие дети потерялись. Я читал об этом в «Таймс».Такое случается со всеми, у кого есть дети. Маленькая девочка моей сестры упала с лестницы. Она сломала себе череп. Они не думали, что она выживет.

«Такое бывает с другими людьми, не так ли?» — спросила Кэтрин. Она повернулась и посмотрела на мужа. Дождь внезапно прекратился. Он оставил в воздухе такой сильный запах, как будто на улицах разлили аммиак. Роберт видел, как дождевые облака затемняют яркую реку. «Я имею в виду, что есть все болезни и несчастные случаи, — сказала Кэтрин, — и нам очень повезло.Вы знаете, Дебора не обедала. Она будет ужасно голодна. После завтрака она ничего не ела.

«Я знаю».

«Милый, уходи, — сказала Кэтрин. «Вам будет легче, чем оставаться здесь».

«Что ты будешь делать?»

«Я уберу в гостиной. Вчера вечером мы оставили окна открытыми, и все в копоти. Вы выходите. Со мной все будет хорошо. Она улыбнулась.Ее лицо опухло от слез. «Вы выходите. Тебе будет легче, а я уберу комнату.

Роберт снова упал. Полицейская машина все еще стояла перед домом. К Роберту подошел полицейский, и они немного поговорили. «Я собираюсь еще раз осмотреть окрестности, — сказал полицейский, — если ты хочешь пойти со мной». Роберт сказал, что пойдет. Он заметил, что у милиционера есть фонарик.

Рядом с доходным домом были развалины пивоварни, заброшенной во время сухого закона.Тротуар был унаследован соседскими собаками и был завален их грязью. Окна подвала в соседнем гараже были разбиты, и полицейский направил свой свет через оконную раму. Роберт вздрогнул, когда увидел грязную солому и кусок желтой бумаги. Это был цвет пальто Деборы. Он ничего не сказал, и они пошли дальше. Вдалеке он слышал огромный послеполуденный шум города.

Возле пивоварни было несколько многоквартирных домов.Они были убогими, и над дверью одного из них висела грубая вывеска: «Добро пожаловать домой, Джерри». Железные ворота, ведущие к крутой лестнице в подвал, были открыты. Полицейский осветил светом вниз по лестнице. Они были сломаны. Там ничего не было.

Старая женщина сидела на крыльце соседнего дома и подозрительно наблюдала за ними, когда они смотрели вниз по лестнице в подвал. «Ты не найдешь там моего Джимми, — кричала она, — ты… ты…» Кто-то распахнул окно и сказал ей заткнуться.Роберт увидел, что она была пьяна. Полицейский не обратил на нее внимания. Он методично заглянул в подвал каждого дома, а затем они завернули за угол. Здесь, вдоль фасада жилого дома, были магазины. Не было ни лестниц, ни переходов.

Роберт услышал сирену. Он остановился и остановил с собой полицейского. Полицейская машина завернула за угол и подъехала к тротуару, где они стояли. «Садитесь, мистер Теннисон», — сказал водитель. «Мы нашли ее. Она на вокзале.Он включил сирену, и они поехали на восток, уклоняясь от движения. «Мы нашли ее на Третьей авеню», — сказал полицейский. «Она сидела перед антикварным магазином и ела кусок хлеба. Кто-то, должно быть, дал ей хлеб. Она не голодна.

Она ждала его у вокзала. Он возложил на нее руки, опустился перед ней на колени и начал смеяться. Его глаза горели. «Где ты была, Дебора? Кто дал тебе хлеб? Где вы были? Где вы были?»

«Женщина дала хлеб», — сказала она.«Мне нужно было найти Марту».

«Какая женщина дала тебе хлеб, Дебора? Где вы были? Кто такая Марта? Где вы были?» Он знал, что она никогда ему не расскажет и что пока он жив, он никогда не узнает, и на своей ладони он чувствовал сильное биение ее сердца, но продолжал спрашивать: «Где ты был? Кто дал тебе хлеб? Кто такая Марта? » ЛЕТНИЙ ФЕРМЕР

«Нор’эстер» — поезд, названный железной дорогой в тот момент, когда его директора были проникнуты тайной путешествия.Воспоминания часто более привлекательны, чем факты, и пассажир, который долго ехал в поезде, мог не обращать внимания на его шум и грязь каждый раз, когда он входил на Центральный вокзал и видел там название северного трехдневного дождя. По крайней мере, так было с Полом Холлисом, который ездил на Nor’easter почти каждый четверг или пятницу вечером своего лета. Это был крупный мужчина, который страдал во всех пульманах, но ни в одном из них, как в этой поездке. Как правило, он оставался в клубной машине до десяти, попивая виски.Обычно он спал из-за виски, пока они не доходили до бурного спрингфилда, за полночь. К северу от Спрингфилда поезд упал на медленную и симулятивную походку старого местного жителя, и Пол лежал на своей койке между бодрствованием и сном, как частично под наркозом. Испытание закончилось, когда после завтрака он покинул Нор’истер, на перекрестке Меридиан, и его встретила нежная жена. О путешествии можно было сказать следующее: оно заставило человека полностью осознать земное расстояние, отделяющее жаркий город от зеленых и простодушных улиц перекрестка.

Разговор между Полом и Вирджинией Холлис во время поездки от Джанкшена до их фермы, к северу от Химса, ограничивался их скромными собственностями и привязанностями; более того, он, казалось, был нацелен на преднамеренную непоследовательность, как если бы упоминание о контрольном балансе или войнах могло разрушить очарование мягкого утра и открытой машины. Сток в душе внизу протекал, Вирджиния сказала Полу однажды июльским утром, его сестра Эллен слишком много пила, Марстоны закончили обедать, и пришло время детям завести домашних животных.Это был предмет, над которым она, очевидно, задумывалась. Ни одна деревенская собака не продержится в нью-йоркской квартире, когда они вернутся осенью, сказала она, кошки — это неприятность, и она пришла к выводу, что кролики — лучшее, на что они способны. На дороге стоял дом с клеткой для кроликов на лужайке, и они могли остановиться там утром и купить пару. Они будут подарком от Павла детям, и тем лучше для этого. Покупка сделала бы эти выходные выходными, когда они купили кроликов, и отличила бы их от выходных, когда они пересаживали рождественский папоротник, или выходных, когда они удаляли мертвый можжевельник.По словам Вирджинии, они могут посадить кроликов в старый утиный домик, а когда они вернутся в город осенью, Касиак сможет их съесть. Касьяк был наемным человеком.

Они ехали в гору. С севера от перекрестка никогда не терялось ощущение постепенного подъема. Холмы преграждали хрупкий, испорченный пейзаж Нью-Гэмпшира с его вездесущими руинами, но каждые несколько миль приток Мерримака открывал широкую долину с вязами, фермами и каменными заборами.«Он здесь», — сказала Вирджиния. Пол не понимал, что она имела в виду, пока она не напомнила ему кроликов. «Если ты здесь притормозишь… Сюда, Пол, здесь». Он перебросил машину через обочину дороги и остановился. На лужайке белого аккуратного дома, затемненного каменными кленами, стояла клетка для кроликов. «Привет», — крикнул Пол. «Привет», и мужчина в комбинезоне вышел из боковой двери, что-то пережевывая, как будто его прервали во время еды. Он сказал, что белые кролики стоят два доллара. Коричневые и серые стоили полтора доллара.Он сглотнул и вытер рот кулаком. Он говорил беспокойно, как будто хотел скрыть от кого-то простую сделку, и после того, как Пол выбрал коричневый и серый, он побежал в сарай за ящиком. Когда Пол повернул машину обратно на дорогу, они услышали позади себя убитый горем крик. Мальчик выбежал из дома в клетку для кроликов, и они увидели источник беспокойства фермера.

.

Читать онлайн «Комната наверху» автора Брэйн Джон — RuLit

Я помог миссис Томпсон снять пальто. Для женщины лет сорока пяти, я прикинул, что у нее хорошая фигура, с тонкой талией и без склонности ни к выпуклости, ни к тягучести. Легко было представить ее молодой женщиной, хотя она и не пыталась скрыть свой возраст.Однако я смотрел на нее без малейшего проблеска желания; Я никогда не хотел заниматься любовью с миссис Томпсон, хотя, честно говоря, я бы точно не выбросил ее из постели.

Она снова посмотрела на меня тем необыкновенно твердым взглядом. «Ты очень похож на него», — пробормотала она. Затем она выпрямила спину, словно вспоминая себя. «Прости, Джо. Я забываю о своих обязанностях. Я покажу тебе твою комнату».

Моя комната на Игл-роуд была первой моей комнатой в полном смысле этого слова.Я не считаю свою кабинку в квартире НКО в Комптон-Бассетт, потому что я почти никогда не использовал ее, кроме как для сна; и у меня всегда было ощущение, что это было обезличено самим множеством других людей, которые стояли передо мной, живя на грани отъезда на другую станцию ​​или смерти. Я тоже не считаю свою комнату у тети Эмили; это была строго спальня. Полагаю, я мог бы купить мебель и установить электрический камин, но ни мой дядя, ни тетя не поняли бы желания уединения.Для них спальня была комнатой с кроватью (в моем случае — с латунными перилами и матрасом из хлопка), шкафом и стулом с жесткой спинкой, и единственной его целью был сон. Вы читали, писали, говорили и слушали радио в гостиной. Как будто названия комнат были взяты буквально.

Теперь, следуя за миссис Томпсон в мою комнату, я перемещался в другой мир. «Это изумительно», — сказал я, чувствуя неадекватность слов и все же не желая казаться слишком впечатленным; в конце концов, я не жил в трущобах.Я смотрел на него с недоверчивым восторгом: обои в вертикальную полоску в бежевых и серебряных тонах, эркер, простирающийся почти на всю длину комнаты, с подогнанными вдоль него подушками, диван-кровать, которая выглядела как диван, а не как кровать с ее угнетающей дневные намеки на сон и болезнь, два кресла, туалетный столик, платяной шкаф и письменный стол — все из одного бледного атласного дерева. На выкрашенном в кремовый цвет книжном шкафу стояла ваза с анемонами, а на решетке горел огонь, оставляющий ароматный запах, слегка кисловатый и слегка похожий на цветок, который я знал, но не мог точно определить.

«Эпплвуд», — сказала миссис Томпсон. «Благодаря нехватке угля мы становимся знатоками. Есть электрический камин, но я подумал, что настоящий был бы веселее в такой несчастный день, как этот».

На дальнем конце стены висели три маленькие картины = «подчеркивание» «Гавань в Арле», сцена катания Брейгеля и «Олимпия» Мане.

«Специально выбрано в вашу честь», — сказала миссис Томпсон. Репродукции Медичи. У нас есть библиотека картинок — просто вставляешь новые, когда они тебе надоедают.«

«Мне нравятся фигуристы», — сказал я, имея в виду, что это мне понравилось больше всего. Это было неправдой; даже когда я это сказал, я смотрел на Олимпию, белую, пухлую и холодно-сдержанную. Но мое воспитание сдерживало меня; Я не мог заставить себя признаться женщине, что мне нравится обнаженное тело.

До того дня я никогда толком не смотрел на картинку. Я знал, например, что в гостиной тети Эмили было три акварели, но за пределами дома я даже не мог вспомнить их сюжеты. Обычно я наблюдательный, и я бывал в гостиной ежедневно более двух лет; просто в Dufton изображения были предметами мебели, а не означало , на которые нужно смотреть.Медичи определенно были такими. Они принадлежали к образцу изящной жизни; К моему удивлению, затертая фраза прямо из женских журналов точно передала атмосферу комнаты — как будто готовый костюм идеально подошел.

«Я думаю, вы хотите вымыться», — сказала миссис Томпсон. «Ванная справа, а обычные офисы рядом». Она взяла с туалетного столика связку ключей. «Твои ключи, Джо, пока я не забыл. Входная дверь, эта комната, шкаф, комод, и бог знает, для чего эти двое, но сейчас я вспомню.Кстати, кофе будет через полчаса. Или вы предпочитаете чай? »

Я сказал, что кофе мне подойдет как нельзя лучше (лучше бы я выпил чаю, но у меня было инстинктивное ощущение, что это не совсем правильно в тот час). Когда она вышла из комнаты, я открыл чемодан и развернул халат. У меня никогда не было такого раньше; Тетя Эмили думала, что они не только излишество (пальто послужит их цели), но и что они были ливреей праздности и упадка.Когда я смотрел на нее, мне казалось, что я слышу ее голос. «Я бы скорее увидела кого-нибудь голым», — говорила она. «Трудящиеся в халатах выглядят глупо, как уличные женщины, бездельничающие по дому, слишком праздные, чтобы умываться … Тратьте деньги на что-нибудь разумное, парень». Я улыбнулась; в одежде определенно не было ничего разумного. Я помню, что это был очень тонкий вискозный материал, и продавец использовал термин «дробленый шелк», что означало, что в зависимости от света он выглядел либо ярким, либо тусклым. Строчка была плохой и после одной стирки превратилась в бесформенную тряпку.Это был типичный пример того, что выпускалось для покупательского рынка в ранний послевоенный период, и мне кажется, что я был пьян, когда купил его.

Тем не менее, он доставил мне гораздо больше удовольствия, чем халат, который у меня есть сейчас, который купил у Сулки на Бонд-стрит. Не то чтобы мне не нравился Сулка; это лучшее, и я всегда ношу лучшее. Но иногда мне неприятно осознавать, что я вынужден быть живым доказательством процветания фирмы, своего рода человеком, занимающимся сэндвич-панелью.Я не хочу плохо одеваться; но я ненавижу осознание того, что я не смею плохо одеваться, если хочу. Я купила дешевую одежду из искусственного шелка, чтобы доставить себе удовольствие; Я купил дорогую шелковую одежду, потому что всегда носить такую ​​качественную одежду — неписаные условия моего контракта. И я никогда не смогу вернуть то ощущение досуга, богатства и изысканности, которое охватило меня в тот первый день в Уорли, когда я снял пиджак и воротник и вошел в ванную в настоящем халате.

Ванная комната была такой, какой вы ожидаете найти в любом доме среднего класса — зеленая плитка, зеленая эмаль, хромированные вешалки для полотенец, большое зеркало с зубной кружкой и держателями для зубных щеток, стальной шкаф, ванна с гладкой поверхностью и душем. приставка, стальной шкаф и свет, управляемый шнуром вместо выключателя. Он был безупречно чистым, слабо пахнущим ароматным мылом и свежевыстиранными полотенцами: это было ничто иное, как ванная, она была спроектирована как ванная.

Ванная, которой я пользовалась накануне приезда в Уорли, была переделана из спальни.В то время, когда строились дома в Oak Crescent, не считалось, что рабочим классам нужны бани. Это была маленькая комната с полами из смолистой сосны (если не поосторожнее, можно подцепить неприятный осколок) и коричневыми обоями в пятнах от брызг. Полотенца хранились в шкафу для цистерны, который, как правило, был заполнен сушильным бельем. На подоконнике лежали бритва, палочка с мылом для бритья, тюбик зубной пасты и грязный беспорядок зубных щеток, использованные бритвенные лезвия, тряпки для лица и не менее трех чашек со сломанными ручками, которые предполагалось использовать для бритья. кружки, но, очевидно, из-за их отложения пыли никогда не было.

Я не собираюсь делать вид, будто все время проводил у тети Эмили в состоянии возмущенной чувствительности. Чарльз и я обычно считали делом чести не проявлять брезгливости ни в чем; мы не хотели быть похожими на менеджера продуктового магазина на вершине Дубового полумесяца, который постоянно исповедовал свое большое уважение к чистоте и свое отвращение к ее отсутствию у других людей, Чарльз часто подражал ему: «Мыло и вода достаточно дешевые, бог его знает.Чтобы быть чистым, человеку не обязательно быть богатым .Я бы ни за что не обошелся без моей ванны … «Он говорил о ваннах так, как будто в самом факте погружения тела в воду есть что-то похвальное. Как сказал Чарльз, он заставлял вас кричать наверху вашего голоса, что вы держали уголь в ванне и умывались только тогда, когда начинали чесаться.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *