23.09.2021

Нужны ли в россии психологи: Нужны ли психологи в современной России? Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

Топ-5 профессий, которые будут востребованы после пандемии

В списке профессий — программисты, медики и пиарщики Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

Эксперты прогнозируют, что после пандемии коронавируса будут особенно востребованы пять профессий. В их числе — маркетологи, представители IT-технологий, психологи. URA.RU поговорило с представителями этих профессий, а также экономистами и сотрудниками Российской академии образования. Они поделились прогнозами и рассказали, куда стоит поступать будущим студентам, чтобы быть востребованными специалистами на рынке труда.

Маркетинг, реклама и PR

Фото: Pixabay

После пандемии сильно изменится рынок труда, его структура. Это может сыграть на руку тем, кто хочет стать специалистом по рекламе, маркетингу и PR. Спрос на эти специальности как в России, так и во всем мире в будущем только вырастет. Политконсультант, член Российской ассоциации по связям с общественностью Евгений Потапов рассказал, почему так происходит.

«Пандемия продолжается и изменяет структуру рынка каждый день. Считаю, что услуга PR-продвижения компаний, брендов и людей, занятых предпринимательством, будет востребована всегда, особенно сильно это проявится после спада коронавируса. Уже сейчас прослеживается тенденция: все алгоритмы продвижения в социальных сетях, закупки рекламы становятся одинаковыми. В будущем появится спрос на нестандартные решения, на стратегии продвижения, отличающие клиента от его конкурентов», — рассказал он.

Причиной этого политконсультант назвал отсутствие у людей лишних средств на продвижение из-за кризиса, вызванного именно пандемией. «Естественно, после пандемии будет стагнация и падение среднего чека, перераспределение рынка между игроками. Придут новые люди, которые смогли быстрее адаптироваться. Но пиарщики в это время будут востребованы потому, что генерируют эксклюзив, недоступный через стандартные механизмы продвижения. Скорее всего, заплатить гонорар такому специалисту будет проще, чем платить за одинаковые алгоритмы в соцсетях», — отметил Евгений Потапов.

Психология

Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

Из-за пандемии коронавируса к психологии как к науке стало больше доверия, считает практикующий психотерапевт Маргарита Древаль. Поэтому абитуриенту, склонному к профессии из предметной области «человек-человек», можно обратить внимание именно на получение психологического образования.

«Пандемия коронавируса заставила многих пересмотреть свое отношение к психологии и обратиться к специалистам в этой сфере. Пандемия показала, что помимо повседневной жизни, есть и внутренняя жизнь каждого человека, которой нужно уделять внимания не меньше, чем, к примеру, заработку денег. В будущем забота о себе станет для многих нормой. Клиенты будут обращаться к психологам не только в критическом, пограничном или предпсихозном состоянии, как часто бывает сейчас. Станет больше тех, кто захочет улучшить качество жизни и решить внутренние конфликты, а не ждать до последнего», — рассказала она.

Психолог также отметила и рост числа обращений, который, по ее словам, вряд ли снизится в ближайшие годы. «Ко мне стали обращаться люди с тревожными расстройствами, страдающие от панических атак, а также пациенты с маскирующейся депрессией. Раньше ее можно было неосознанно спрятать за путешествиями, поездками, событиями. Когда все это ушло, и большинство самоизолировалось, кого-то вообще уволили, — проблемы в обществе стали проявляться гораздо ярче. Пандемия развернула людей к самим себе и собственной безопасности. Просто так это невозможно забыть или отмахнуться от внутренних конфликтов. Так что в следующие несколько лет психология как академическая наука будет очень востребована», — заключила специалист.

Информационные технологии

Фото: Анна Майорова © URA.RU

Еще одной перспективной сферой деятельности в ближайшие годы станут информационные технологии. На рынке труда ожидается спрос на высококвалифицированных специалистов в этой области. Об этом рассказал член-корреспондент Российской академии образования Олег Смолин.

«Коронавирус и кризис ускорил те тенденции, которые проявлялись уже до него. Очевидно, что после окончания пандемии в России будет увеличиваться количество работников, занятых в отрасли информационных технологий. Уже сейчас жизнь наполовину ушла в виртуальную реальность», — отметил он.

Смолин пояснил, что вместе с тем сократятся профессии, связанные с бухгалтерским учетом — на их место придут программы. Эксперт также прогнозирует увеличение доли и количества людей, занятых в сфере воспроизводства человеческого потенциала — учителя, педагоги, медицинские и социальные работники, психологи.

Медицинские работники

Фото: Анна Майорова © URA.RU

С Олегом Смолиным, прогнозирующим в будущем востребованность врачей, согласны и некоторые представители медицины. Врач-онколог, кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник Института клинической онкологии ОНЦ РАМН Евгений Черемушкин заявил о нехватке в России врачей всех категорий — узкой и широкой направленности. Причем специалисты узкой направленности нужны только в пандемию, в отличие от специалистов скорой медицинской помощи, спрос на которые у медицинских учреждений с годами только усиливается.

«Хорошие специалисты нужны всегда. В мирное время очень требуются врачи широкого профиля — онкологи, урологи, терапевты. Из-за пандемии возникла нехватка узкопрофильных специалистов. Однако после ее окончания все снова вернется на круги своя», — рассказал он.

Врач также отметил нехватку медицинского персонала в некоторых регионах уже сейчас. «Могу сказать, что на Дальнем Востоке, который сейчас активно застраивается, всегда нужны будут специалисты второго звена специализированной помощи [скорой медицинской помощи]», — резюмировал Евгений Черемушкин.

Антикризисный менеджмент, экономика и управление на предприятии

Фото: Екатерина Сычкова © URA.RU

В списке актуальных в пандемию профессий можно встретить антикризисных менеджеров и управляющих экономическими процессами на предприятиях. Руководитель группы экономических проблем Национального исследовательского Института мировой экономики и международных отношений им. Е. М. Примакова РАН Александр Рогожин отметил, что вопреки всеобщему мнению, компании и дальше будут нуждаться в таких специалистах, независимо от кризисов или пандемий.

По мнению эксперта, предприятие может испытать кризис в любой момент — даже находясь в самом расцвете.

«Кризисные явления на отдельных предприятиях — это совершенно нормально. Поэтому профессия „антикризисный менеджер“, которая стала актуальна сейчас, в будущем не потеряет популярности. В компании по-прежнему будут требоваться такие сотрудники», — рассказал он.

Эксперт пояснил, что в экономике и управлении на предприятии все обстоит гораздо сложнее. И если антикризисного менеджера успешно можно обучить в университете, то чтобы управлять экономикой предприятия эффективно, необходимо много практики. «В квалификации этого специалиста большую роль играет поствузовское образование — иными словами, практика. Конечно, все зависит от региона, отрасли и конкретной компании. Но при этом такие специалисты всегда в дефиците», — добавил он.

Вывод

Таким образом, представители нескольких профессий и специалисты, напрямую связанные с образованием и экономикой страны, подтвердили, что спрос на рынке труда в России после пандемии коронавируса поменяется. Если до эпидемии COVID-19 требовался персонал в сфере обслуживания, гостиничного бизнеса и общественного питания, то после снижения количества заболевших коронавирусом и снятия всех ограничений в стране начнется спрос на специалистов PR, психологов и людей, связанных с информационными технологиями. При этом врачи и антикризисные менеджеры также останутся нужны после пандемии.

Востребована ли профессия психолога?

Исходя из того, что психологи нужны в достаточно ограниченном количестве сфер деятельности, эту профессии нельзя назвать очень востребованной в нашей стране. Однако постепенно она набирает популярность.

Прежде всего, психологи требуются в образовательных организациях. Чаще – в школах и детских садах.

– От того, как будет чувствовать себя ребёнок в коллективе, будь то детский сад или школа, во многом будет влиять на его мотивацию к развитию и обучению.

И только чуткий профессиональный наставник, знающий особенности возрастной психологии, способен помочь ребёнку справиться с подобными трудностями.

Также, совершенно очевидно, что многие дети живут в семьях, где царит не очень благоприятный психологический климат. Это очень негативно отражается на психологическом состоянии ребёнка. В подобной ситуации опытный и компетентный специалист в области психолого-педагогического образования может также оказать помощь и семье в форме консультативной работы, – рассказывают специалисты из Московского института психоанализа.

Школьный психолог не только помогает учащимся и воспитанникам справляться с различными эмоциональными проблемами и трудностями в учебе, беседуя с ними, и не только консультирует родителей «трудных» детей. Он проводит психодиагностики и тесты на определение способностей, особенностей характера детей или других показателей. На основе результатов исследований психолог даёт рекомендации учителям и помогает им составлять характеристики на учащихся.

Еще одна миссия психолога в школе – сориентировать учащихся в выборе своей будущей профессий.

Трудности с профориентацией нередко испытывают и взрослые. Помочь в решении этих трудностей может консультант по профориентации. Психологи с такой специализацией требуются на биржах труда, в центрах трудоустройства, кадровых агентствах.

В крупных организациях, руководители которых считают важным заботиться о моральном благополучии своих подчиненных, так же требуются психологи. Штатный или корпоративный психолог чаще всего состоит в отделе по работе с персоналом (в отделе кадров). Он оценивает проф. пригодность кандидатов при приёме на работу, проводит тренинги, принимает участие в оценке результатов труда работников, помогает им разобраться в любых психологических трудностях, связанных с работой, общением с коллегами или даже в личных проблемах.

Особенно востребованы корпоративные психологи в организациях, сотрудникам которых приходится часто сталкиваться со стрессовыми ситуациями. Это, например, спасатели, пожарные, сотрудники любых компаний, занимающихся перевозками пассажиров. При этом, психологам таких компаний приходится работать не только с сотрудниками, но и с клиентами. Например, успокаивать пассажиров, переживающих из-за потери багажа или задержки рейса.

Отдельно стоит сказать о психологах работающих в МЧС

. Не каждый психолог сможет эффективно помочь людям, попавшим в чрезвычайную ситуацию, или их родным и близким. Для этого нужно знать приёмы экстренной психологической помощи. В отличие от обычного корпоративного психолога, психологу в МЧС больше приходится работать с людьми, пережившими чрезвычайные ситуации, катастрофы, разного рода аварии, и с их близкими. Однако и сотрудникам ведомства, участвующим в спасательных операциях, психолог тоже оказывает необходимую помощь.

Клинический психолог – еще один не менее востребованный специалист. Потребность в этой профессии объясняется её социальной значимостью.

– Социальная значимость клинической психологии определяется тем, что численность клинических психологов в различных психологических ассоциациях составляет около 60% от общего количества специалистов, – рассказывают сотрудники МИП.

Клинический психолог помогает гармонизировать психическое развитие человека, проводит профилактику различных психических и соматических заболеваний, а также психологическую реабилитацию.

Долгое время в нашем обществе существовал стереотип, что человек, обращающийся за помощью к психологу, мягко говоря, психически не здоров. Но, к счастью, сегодня большинство людей перестали стесняться приходить со своими психологическими переживаниями к специалисту. Поэтому психологи, занимающиеся частной практикой, вне зависимости от их специализации, становятся более востребованными.

Зачем ходить к психологу | Журнал Esquire.

ru

Зачем вообще ходить к психологу/психотерапевту? Разве недостаточно верных друзей и моего богатого жизненного опыта?

Каждый пятый клиент приходит на повторную сессию со словами: «Да, это не как с друзьями, я понял разницу!» Безусловно, богатый жизненный опыт и друзья помогут в процессе психотерапии — это ресурсы, которые человек может использовать для своего роста. Но отличие огромно: «пользоваться» для терапевтических целей друзьями — это как пользоваться молотком для росписи по стеклу. С друзьями у вас есть эмоциональная привязанность — это своеобразная система, и ни один друг не заинтересован в том, чтобы эта система менялась. Ведь у вас уже сложились отношения, и любые потрясения в них никому не нужны. У психолога подобных скрытых мотивов нет. Если говорить про жизненный опыт, он бывает двух типов. Первый — это опыт, который мы осознали и переосмыслили. Второй — опыт, который вызывает в нас бурные переживания. Если опыт прожит, пережит, осознан и из него сделаны выводы, это большой плюс. Если же это опыт второго типа, то как раз он и требует работы с психологом.

К психологу люди приходят, когда у них назрели перемены, и он помогает клиенту эти перемены реализовать. Иногда это приводит к полной смене социального окружения: клиент может расстаться с друзьями, партнером по браку, сменить работу, место и страну жительства, взгляды. Редкий друг найдет в себе силы поддержать вас в этом, ведь любые дружеские отношения устроены по принципу «брать — давать». Тогда как терапевт делает большой эмоциональный вклад в вашу жизнь, результатом которого будет возможность объективно взглянуть на себя стороны.

Психолог, психотерапевт, психиатр, психоаналитик: в чем разница между этими людьми? Это все врачи?

Здесь есть путаница в понятиях, и читателю придется уяснить ряд нюансов.

Врач в этом списке только один — психиатр. Этот человек окончил медицинский вуз, но может работать как психиатр, а может называться врачом-психотерапевтом. Он ставит медицинский диагноз, выписывает медикаменты, принимает решение о госпитализации и ведет себя как любой другой доктор.

Но психотерапевтом также может быть и психолог — это означает, что он работает с людьми с целью помочь им решить личностные, эмоциональные или ментальные проблемы.

Психоаналитик — частный пример такого психолога. Психоанализ — это одно из направлений в психологии, его основал Зигмунд Фрейд.

Психолог — специалист в области психики и поведения людей. Это может быть военный психолог, педагог-психолог, инженерный психолог (это они придумали восьмичасовой рабочий день, передавайте привет), социальный психолог, спортивный психолог и еще много других, в том числе тот самый психолог, к которому приходят поговорить о наболевшем.

Как мне понять, к кому на прием мне нужно записаться?

Зависит от цели. Психолог-консультант — наиболее универсальный вариант, если речь идет о проблеме, которая возникла недавно, связана с четко определенными условиями и пока не повлекла сильных изменений.

Если мы берем психиатра, который занимается медицинской частью, то здесь важно отметить, что психиатрические диагнозы не возникают сами по себе, на пустом месте. Они имеют длительную предысторию и специфические проявления. Возьмем клиническую депрессию. Это не назовешь «плохо на душе» — человек с таким диагнозом просто не может встать с постели. Восприятие реального мира у такого пациента настолько нарушено, что ему очень сложно с этим работать.

Клиент психолога — это тот, кто рассуждает так: «У меня есть проблема. Эта проблема — не я и не мир. Дело в моем искаженном восприятии». Когда же на шизофреника летит дракон, для него это часть «реального» мира. И поэтому с ним очень сложно на эту тему договариваться. Почему? Потому что у него нет ресурса, здесь не обойтись без медикаментов, которые будут работать и помогать ему в обход его сознания. А значит, этим делом может заниматься только психиатр.

Психотерапевт тоже вправе выписывать медикаменты, но для этого у него должно быть медицинское образование.

Аналитик — частный случай психолога, как правило, с немедицинским образованием. Когда мы слышим в фильмах «мой психоаналитик», за ним скрывается психолог-консультант.

В каких случаях без психолога не обойтись?

Психологи занимаются двумя основными процессами: решение проблем и развитие.

Решение проблем — это изменение тех свойств личности, которые приносят страдания самому человеку. Например, чрезмерная вспыльчивость может помешать построить отношения в личной жизни и в бизнесе, а также не способствует принятию взвешенных решений.

Развитие предполагает, что человек успешно реализует себя в личной жизни, творчестве и деловой сфере, но у него есть потребность в чем-то большем, выходящем за пределы обычного благополучия. Он хочет глубже понять себя и окружающий мир, у него есть потребность выйти из своей зоны комфорта.

В обоих случаях психолог может быть полезен. Многие вещи нельзя прочитать в книжке или услышать на лекции, они становятся понятными только в процессе совместной работы с другим человеком, когда он может увидеть то, чего не замечаете вы. Или он уже прошел ту стадию развития, которая вам предстоит, и может показать путь. Книга, лекция и хороший интеллект не помогут там, где выручит другой человек.

Мысль о походе к психологу вызывает во мне страх — стоит ли мне действительно чего-то опасаться?

У психологов есть свои мемы, один из которых «Все результаты — из материалов заказчика». Ничего страшнее, чем вы сами, — и вместе с тем ничего прекраснее — вы не найдете. Психолог не пойдет вместо вас менять вашу жизнь, поэтому все достигнутые результаты, от которых иногда захватывает дух, — ваша заслуга. Но и все неприятные моменты, которые могут всплыть в ходе работы, — это тоже вы. Да, вы бываете завистливы, жадны, порой манипулируете, хотите, чтобы все решилось само, обвиняете других в своих проблемах, срываетесь на близких. Мы все такие.

Что касается общего недоверия к людям, которое зачастую не позволяет решиться на психотерапию: важно помнить, что психолог — это в первую очередь человек, который изначально берет на себя обязательства вам помочь. А значит, сознательно вредить вам ему совершенно ни к чему, потому что а) это его работа, б) это его репутация.

Как выбрать «своего» специалиста? Важно ли ориентироваться на направление, которое практикует тот или иной специалист: гештальт-психология, когнитивная, аналитическая, психоанализ и далее по списку?

В каждом виде психотерапии есть свои особенности, но «не специалисту» (то есть вам) в этом разбираться совсем не обязательно. Вы ведь будете работать с живым человеком, а не с представителем какой-то касты. Просто посмотрите, кто вам нравится, вызывает доверие, уважение и (самое важное!) желание у него чему-то научиться — это и есть «ваш» психолог.

Если с ним скучно или небезопасно или вы понимаете, что это точно не тот человек, на которого вы хотите быть похожим, — не тратьте время и деньги, едва ли вы сможете получить с этим специалистом позитивный результат.

Чего ждать от первого приема? Как все проходит?

Вы приходите на сеанс к человеку, которого еще не знаете, и он тоже не знает, чего от вас ожидать. Первый сеанс — это знакомство друг с другом. Психотерапевт наблюдает, диагностирует и налаживает контакт. Вы, в свою очередь, смотрите, насколько комфортно вам с этим специалистом и хотели бы вы продолжать с ним работать или нет.

Если говорить про частности, то помещение, в котором проходит прием, должно быть тихим и уединенным. Консультация в шумном кафе — не вариант, и если вам такое предлагают, это должно вас насторожить. Ментальная работа — это не посиделки за кофе. Сегодня есть большое количество психологических центров, в которых можно взять кабинет в аренду на несколько часов.

Особых требований к обстановке кабинета нет. В классическом «ортодоксальном» психоанализе человек должен лежать на кушетке. Но в большинстве случаев терапевт и пациент просто сидят друг напротив друга и беседуют.

С какой частотой нужно посещать психолога, чтобы из этого вышел толк?

Самый распространенный формат — раз в неделю. Если вы не знаете, сколько вам нужно, и нет особых пожеланий, скорее всего, такой ритм вам подойдет. Но в некоторых направлениях психологии принято встречаться гораздо чаще, например, в психоанализе вы можете видеть аналитика и пять раз в неделю.

Бывает, что человек приходит совсем редко и можно увидеть, как он изменился. А бывает, что изменения происходят медленно. Это зависит от вашей собственной скорости и ресурса. Узнать, сколько сеансов нужно конкретно вам, вы сможете только практическим путем. Не равняйтесь на чужие отзывы. Вы — это вы.

Есть ли негласные признаки того, что консультация прошла успешно или это был провал?

Все зависит от степени сложности и срока давности проблемы, а также от текущего ресурса пациента, потому что долго работать на большой глубине и с высокой степенью интенсивности мы не можем. Ведь психика тесно связана с телом, и если переусердствовать, то вы начнете болеть. Наша психика всегда стремится к равновесию.

Я занимаюсь транзактным анализом и EMDR-терапией: аббревиатура расшифровывается как Eye movement desensitization and reprocessing. Это один из двух видов психотерапии с доказанной эффективностью, официально рекомендованный Всемирной организацией здравоохранения. Выглядит это довольно забавно. Психолог совершает движения рукой прямо перед лицом человека, а тот внимательно следит за его пальцами. EMDR идет быстро, глубоко, но и тратит много душевных сил пациента. Как правило, через пару сессий требуется сделать перерыв либо перейти на разговорные консультации. Человеку крайне важно дать время на восстановление. Также в терапии есть понятие «смена переноса». Перенос — это отношение клиента к терапевту. Поначалу оно нейтральное. Затем становится пристрастным, так как пациент проецирует на психолога желания, ожидания, страхи и мечты, которые были у него еще в детстве, а теперь выносятся в терапевтическую работу. И поначалу перенос всегда позитивный (мой терапевт — просто супер!). Но потом наступает момент, когда перенос меняется и «хороший родитель» становится плохим (всю жизнь мне испортил). Это не плохо. Это значит, что терапия подошла к важному, переломному моменту, когда человек готов к избавлению от иллюзий и созрел для того, чтобы проявить в контакте с терапевтом свои менее безопасные чувства. Например, проявление симпатии означает, что мы находимся в безопасном поле, в котором можно и нужно оставаться, чтобы появился ресурс. Но если мы останемся в нем дольше необходимого срока, это неизбежно повлечет блокировку развития.

Долго ли нужно ходить к психологу?

Здесь есть другой анекдот: «Сколько психологов нужно, чтобы поменять лампочку? Достаточно одного, если лампочка готова меняться».

Все зависит от глубины запроса — то есть того, насколько серьезные изменения хочет получить клиент. Сразу скажу, что необязательно ходить годы — иногда даже глубокие процессы проходят достаточно быстро. Но в целом, чем локальнее проблема, тем быстрее завершается терапия.

Средний срок — пять-шесть месяцев. Но если пациент задумал глобальную внутреннюю работу, терапия может продлиться и несколько лет.

Личный психолог — это всегда очень дорого?

Как и во всех профессиях, в психологии есть ниши на любой уровень дохода. Есть службы бесплатной психологической помощи в трудных ситуациях, а есть специалисты, стоимость часа которых выше среднестатистической зарплаты. Если есть желание, найти специалиста можно независимо от финансовой ситуации. Другой вопрос, какую ценность человек придает психотерапии? Если работа со своим внутренним миром важна для человека, он будет готов платить за нее, даже немного ужимаясь в чем-то другом. Если нет, то самый минимальный прайс окажется неподъемным. Дорогой психолог не всегда значит хороший. Хороший тот, кто подходит лично вам.

Что делать, если я не хочу ворошить прошлое и мне это причиняет боль и дискомфорт?

Проблема и ее решение всегда связаны с дискомфортом. Проблема доставляет страдания, но и ее решение тоже, поскольку требует изменений и столкновения с травматическим опытом. Этот вопрос решается на весах: на одной чаше — уровень страдания от нерешенной проблемы, а на другой — от процесса решения. Если перевесит чаша от страданий, связанных с прошлым, человек не станет это обсуждать и часть проблем останется нерешенной. Если же перевесит чаша от текущих страданий, то человек пройдет через все свои травмы, только бы это уже закончилось.

Есть виды психотерапии, которые с прошлым как бы не работают. Говорю «как бы», потому что они позволяют решить точечные проблемы, не залезая в «дела давно минувших дней». Но если поставлена задача осуществить глубокую проработку, даже если мы специально будем обходить в разговоре тему прошлого, оно все равно само начнет так или иначе всплывать в сознании человека. Или, например, начнет ему сниться. От прошлого никуда не убежишь. И это хорошо, потому что для принятия нового решения на эмоциональном уровне, а не только понимания его необходимости умом нам важно именно что-то вспомнить и связать какие-то переживания и мысли с конкретным событием, которое их вызвало. В противном случае эмоциональные переживания могут начать всплывать в других ситуациях.

Например, человек был на войне, попал под обстрел. Воспоминание вытеснено, и теперь любой хлопок вызывает панику, как тогда, в момент стрельбы. Поэтому крайне важно вспомнить этот травмирующий эпизод и связать эмоцию с воспоминанием.

На консультации обязательно придется говорить на тему секса? Каждая проблема с психикой сводится к учению Фрейда?

Нет, современная психотерапия давно ушла от учения Фрейда. Если говорить о трендах нашего времени, то это теория привязанности. Считается, что основным мотивом, отвечающим за развитие нашей личности, является потребность в отношениях, в контакте с другими людьми, совсем не обязательно сексуальном. То, как мы в детстве реализовали потребность в отношениях, оказывает влияние на наши взрослые отношения с другими людьми, с собой, со своими целями. Потому что цели, планы, надежды — это тоже эмоциональная привязанность к образу результата.

Но и из этого правила есть исключения: если вы попадете к специалисту по когнитивно-бихевиоральной психотерапии, разговор будет о ваших мыслях. Со стратегическим терапевтом вообще особо не поговоришь, обсуждать с ним вы будете преимущественно практические домашние задания.

Обязательно ли придется пить антидепрессанты, транквилизаторы и прочие пилюли?

Антидепрессанты пьют при депрессии, что следует из названия, и то не всегда. Если вас бесит ваш начальник, у вас профессиональное выгорание, развод, продвижение по службе или повысившийся уровень стресса, антидепрессанты вам совершенно точно не нужны.

Транквилизаторы — или психотропные лекарственные средства — выписывают тогда, когда мы совершенно точно знаем, что проблема вызвана дисбалансом определенных гормонов или нейромедиаторов. Второй вариант — их выписывают, если человек долгое время находится в депрессии и эта депрессия имеет психологическое происхождение. Например, депрессия брошенности после расставания. Если человек пробыл в этом деструктивном состоянии пять лет, а мы на консультации потребуем от него прожить какие-то чувства, он, возможно, и захочет это сделать, но не сможет, потому что у него не хватает ресурса. Он пять лет тряпочкой лежит и все внутренние силы его организма исчерпаны. И тогда ему необходим легкий допинг — витамины для мозга. Тогда психотерапия с ним пойдет лучше, быстрее и эффективнее. Если я вижу в этом необходимость, я всегда предлагаю это клиенту и говорю, что с медикаментами наша работа продлится «икс» часов, но можно обойтись без них и вы все равно справитесь, но это займет по времени «2 икс». Всегда есть выбор.

Есть еще одна группа препаратов — нейролептики или антипсихотики. Это препараты для лечения расстройств психотического спектра: бред, шизофрения и тому подобное. Если у человека депрессия и ему прописывают нейролептики (что, к сожалению, случается довольно часто), но при этом не прописывают антидепрессанты, скорее всего, следует забыть про этого психиатра. У нас в стране специалисты старой закалки, увы, по‑прежнему стремятся лечить большинство проблем антипсихотиками. Это чревато осложнениями.

Можно ли ограничиться групповым психологическим тренингом или вебинаром или обязательно нужна личная консультация?

Тренинг, вебинар и личная консультация — это три разных формата. На тренинге вы приобретаете навык, на вебинаре — информацию, а на консультации вы можете глубже заглянуть в себя и измениться не только на уровне ума и поведения, но и в эмоциональном плане.

Если человек просто хочет узнать что-то новое, чтобы блеснуть в беседе, или же ему достаточно поведенческих и интеллектуальных изменений, можно обойтись и без консультации. А если мы говорим про серьезный запрос, личная терапия со специалистом обязательна. Бывают исключения, но это большая редкость.

Если я пошел к психологу, значит я слабак и не могу решить свои проблемы самостоятельно?

Если вы пошли к психологу, значит вы действительно пытаетесь изменить свою жизнь. Так уж она устроена, что не все проблемы можно решить в одиночку — и не всех целей достигнуть. Нам нужна и парная работа, и командная. Если вы оказались у психолога, значит все, что можно было сделать самостоятельно, уже сделано и вы выходите на качественно новый, более крутой уровень.

Что такое транс и гипноз? Зачем они нужны и не опасно ли это?

Транс и гипноз — это измененные состояния сознания. У нас есть наше привычное состояние — в нем мы хорошо понимаем, кто мы, где мы, что вокруг нас, чего хотим, какой сегодня день. В измененных состояниях меняется наше восприятие себя как личности, могут меняться ощущения границ тела, окружающего мира, мотивы, чувства, мысли. При безопасном использовании это очень полезно — мозг переключается в другой режим и отдыхает, восстанавливается.

Каждый день мы по сто раз оказываемся в измененных состояниях: выпили кофе, недоспали, пережили стресс, унеслись куда-то мыслями или что-то вспомнили, едем на работу и с работы одной и той же дорогой (это вызывает сенсорную депривацию — недостаток новых чувственных стимулов) — и вот мы уже оказались в измененном состоянии. Но не замечаем этого, потому что не привыкли обращать на это внимание. Мы продолжаем интерпретировать это как обыденное состояние сознания, а разница стирается. То есть большую часть суток мы каждый день проводим в измененных состояниях.

Транс и гипноз — это просто методы, которые осознанно используют ресурс и потенциал этих состояний для помощи вам.

Какие конкретно ментальные проблемы психолог может решить, а где он уже бессилен?

Психолог не решит проблемы, вызванные органическими повреждениями мозга — например, в результате аварии, нарушения развития плода и прочих. Или проблемы, вызванные внутренним состоянием организма — гормональный фон, баланс нейромедиаторов, витаминов, железа и многих других микроэлементов влияют на наше физическое и психическое состояние. Из популярных фактов — недостаток витамина Д может вызывать состояния, схожие с депрессией; дисбаланс уровня железа провоцирует состояния, схожие с тревогой. В таких случаях необходима помощь других специалистов, а психолог может только содействовать. Имеет смысл перед началом психотерапии сдать анализы по ключевым позициям, дабы исключить наличие вышеописанных «поломок» в организме.

Но при этом есть ряд психосоматических проблем, то есть связанных с физическим здоровьем, но вызванных нашим психологическим напряжением, которые без психолога решить будет сложно, потому что они возникают снова и снова, пока не решится психологическая проблема человека.

Сейчас продается огромное количество психологической литературы. Как понять, заслуживает ли та или иная книга внимания?

Ответ на вопрос, как ориентироваться в информационном пространстве, довольно прост: включать здравый смысл. Зазывные заголовки книг далеко не всегда совместимы с реальностью. Конечно, для того, чтобы отличить стоящую литературу от низкопробного псевдопсихологического чтива, нужен еще и определенный опыт. Однако когда люди проявляют неподдельный интерес к психологии, они довольно быстро начинают ориентироваться в многообразии профильной литературы.

Опираясь на практику, могу сказать, что сегодня мощно оформился запрос на информацию относительно кризиса среднего возраста. Какую литературу можно в данном случае порекомендовать? Например, Джеймс Холлис «Перевал в середине пути» (также есть аудиоверсия).

Про депрессию советую прочесть «Сказки обратимой смерти» авторства Симоны Мацлиах-Ханох. Клиентам, столкнувшимся с такими тяжелыми жизненными обстоятельствами, как потеря близкого человека, я несколько раз рекомендовал книгу Элизабет Кюблер-Росс «О смерти и умирании», а также Джин Шинода Болен «У последней черты». В случае неудачных личных отношений — «Как сохранить любовь в браке» Джона Готтмана и Нэн Сильвер: в ней есть четкие поведенческие инструкции. Вторая — «В поисках мифической пары. Эволюционный подход к диагностике и психотерапии пар» Пирсона Бэйдера. Очень психоаналитичная книга.

Можно ли заменить походы к психотерапевту медитациями или другими энергетическими и духовными практиками?

Нет, медитации и другие практики не нацелены на решение личностных проблем. Они помогут вам развить способность к созерцанию и осознанию. Повысят уровень энергии, научат лучше осознавать, что происходит, но не помогут пройти через травматический опыт, не создадут новую модель отношений и не прояснят ошибочное и запутанное мышление. В психологической практике мы часто видим, что эти практики используются скорее для ухода от решения проблем, они дарят некоторое облегчение, что позволяет человеку думать, что психику он уже исцелил. Но потом случаются неприятности, осознанность теряется, и вот человек снова думает, чувствует и ведет себя как прежде. Если подобное происходит, имеет смысл обратить внимание не только на духовный и энергетический уровень, но и на психологическое состояние. Будда не проводил психотерапию.

Медитации, духовные и энергетические практики — все это разные методы и пути, которые подходят для решения разных задач. Развитие осознанности, переживание пустоты ума, осознание осознания и тому подобное — все это существует и выводит человека за границы стандартного восприятия нашей реальности, но это никак не связано с проблемами человека как личности, которому надо платить по счетам, строить отношения с другими людьми, ходить на работу и зарабатывать деньги. Все, что связано с духовными практиками, существует в параллельной Вселенной, но на мирской уровень это никак не влияет. Обычно уход в духовные практики чреват тем, что человек через них начинает убегать от безрадостной реальности. Возьмем депрессивного человека, который занимается медитациями. Его убеждение: «Я никому не интересен. Но во время медитации я представил и ощутил, что Вселенная любит меня». Соответственно, поверх этого убеждения возникает еще одно: «Я никому не интересен, но однажды моя духовная ценность воссияет и я прославлюсь». Однако реальная проблема при этом не решена. Он просто надевает на нее золотой колпак своей осознанности, и вроде как это позволяет ему чувствовать себя чуть лучше и вселяет надежду на светлое будущее.

Может ли злоупотребление такими практиками навредить? Легко. Если у человека есть большие непроработанные проблемы, но он накачивается энергией, дальше она расходуется на работу той психики, которая на данный момент у человека есть. И если эта психика стабильная и благополучная, нацеленная на конструктив, отлично: туда и будет направлено большее количество энергии, и мы получим классный результат. А если психика нестабильная, разболтанная, тревожная, то, накачивая ее энергией, мы получим еще большую проблему. Для такой проблемной психики минимальное количество энергии — это благо, потому что так она себя защищает. Чтобы человек, например, не вышел из окна. Это про пословицу «Научи дурака Богу молиться…» Заигрывать с этим не стоит.

В любой духовной практике — и в западной, и в восточной школе — важно наставничество. Грамотный наставник должен подбирать только те методы, которые будут для человека безопасны и полезны. Сегодня все больше продвинутых духовных учителей отправляют своих учеников на психотерапию и только потом допускают их к занятиям. И это очень здраво.

Какой диплом нужен психологу для ведения частной практики?

Сейчас в странах СНГ не существует требований о лицензировании психологической деятельности или закона, регулирующего деятельность психолога-консультанта.

Чтобы легально вести частную практику, психологу достаточно зарегистрироваться как ИП, ООО или самозанятый (только для России) и принимать все платежи согласно законодательству.

Если вы планируете вести частную практику в России:

  • Вам нужно зарегистрироваться как ИП (индивидуальный предприниматель) или самозанятый.
  • Это можно сделать через МФЦ или нотариуса, но проще всего — онлайн, на портале Госуслуг. Здесь же можно найти детальную инструкцию по оформлению ИП, все требования и подсказки.
  • Для частной практики психолога рекомендуем выбрать ОКВЭД 96.09 «Предоставление прочих персональных услуг, не включенных в другие группировки».
  • Если вы планируете вести частную практику без найма сотрудников, стоит выбрать упрощенную систему налогообложения (УСН). Упустив этот шаг, вы будете платить налог по общей системе — а это намного дороже.
  • Диплом психолога для оформления ИП не требуется
Если вы планируете вести частную практику в Украине:

  • Вам нужно зарегистрироваться как ФЛП (на украинском ФОП: фізична особа-підприємець).
  • Сделать это можно в Центре предоставления административных услуг или онлайн, через портал «Дія».
  • Здесь вы найдете детальную инструкцию по оформлению ФЛП онлайн\офлайн и список нужных документов.
  • Чтобы открыть ФЛП онлайн, понадобится электронная подпись. Проще всего получить её у вашего банка: например, ПриватБанк предоставляет такую услугу.
  • При открытии ФЛП для оказания услуг психолога-консультанта мы рекомендуем выбрать КВЕД 86.90 «Інша діяльність у сфері охорони здоров’я» и 63.99 «Надання інших інформаційних послуг».
  • Для психолога, который не планирует нанимать сотрудников, подойдет упрощенная система налогообложения. Чтобы узнать больше, рекомендуем вам пройти тест на портале «Дія».
  • Диплом психолога для регистрации ФЛП не требуется
Что, если я буду работать в другой стране?

Здесь всё зависит от конкретной страны: например, в США, получив диплом в штате Техас, психолог имеет право консультировать только в этом штате и ни в одном другом. Тогда диплома о профессиональной переподготовке, скорее всего, будет недостаточно, чтобы получить лицензию.

В первую очередь для работы психолога важны знания и навыки. Но, если вы планируете работать в другой стране, для легальной работы в рамках национального законодательства нужно проконсультироваться с местным юристом.

Смогу ли я работать в найме?

Чтобы работать психологом в образовательных организациях и организациях, которые оказывают социальные услуги, в странах СНГ нужно иметь высшее образование психолога.

Это значит, что с дипломом о проф.переподготовке вы не сможете работать в государственных школах, детских садах, университетах, социальных психологических службах, местах лишения свободы, правоохранительных органах и других государственных организациях.

При этом можно работать психологом в любых частных организациях — решение о вашем найме будет принимать работодатель.

Однако, в программе «Психолог-консультант» мы в первую очередь готовим к частной практике и настаиваем, чтобы уже во время обучения вы провели первые платные консультации.

Нужны ли психологи? (часть первая)

В нашей стране практика обращения к психологу не так уж часто встречается. Зачастую у людей присутствуют только расплывчатые представления о том, чем психолог занимается, и как он может помочь. Некоторые даже рассуждают о том, что к психологам обращаются от нечего делать, и на самом деле психологи не нужны. Причины таких рассуждений кроются в ложных представлениях о сути психологической работы и ее возможностях. Я посвящаю эту статью разбору распространенных заблуждений, которые препятствуют обращению к психологам и за которыми, по сути, стоит убеждение, что психологическая помощь не может быть эффективной.

Заблуждение №1. Чем мне может помочь психолог? Ведь ситуацию он не изменит!

Предлагаю Вам вспомнить, насколько сильно могут отличаться реакции разных людей, которые оказались в сходных условиях. Кто-то, столкнувшись с проблемой, с успехом ее разрешает. Кто-то перед такой же проблемой пасует, убегает от нее или «вязнет», никак не находя решения. Кроме того, у одного человека необъяснимым образом возникают на протяжении жизни типичные, похожие друг на друга проблемные ситуации, а у другого подобных проблем не возникает никогда.

Внешняя ситуация, то, что с нами происходит, напрямую зависит от нашего восприятия, наших взглядов на жизнь, наших стратегий действовать в тех или иных ситуациях. Мы – творцы своей жизни. Конечно же психолог не способен поменять Вашу жизненную ситуацию. Но он может помочь Вам поменять себя, и это неминуемо окажет влияние на обстоятельства, в которых Вы находитесь.

К сожалению, жизнь может посылать нам испытания, сталкивать нас с событиями, которые мы не в силах изменить. Но даже в этом случае у нас остается свобода выбора: как действовать, как воспринимать ситуацию, как обходиться с возникающими эмоциями.

Итак, психолог действительно не изменит ситуацию. Но он может помочь поменяться Вам, и Вам проще будет строить свою жизнь гармоничным для себя образом.

Заблуждение №2. В сложившейся ситуации все зависит от меня. Психологи вместо меня ведь ничего делать не будут, так зачем они тогда вообще нужны?

Ну, да, все верно, психолог вместо своего клиента ничего делать не будет. И если Вы знаете, как нужно действовать, эффективно справляетесь с ситуацией, даже если она и трудная, вполне вероятно, что Вам действительно не нужен психолог. Но ведь очень часто несмотря на понимание того, что на ситуацию можно повлиять, она продолжает длиться и порой становится хронической, растягиваясь на годы. Сам себе человек такое положение вещей может объяснять собственной ленью или слабой силой воли, однако причина может быть совсем в другом.

Я проиллюстрирую причину следующей метафорой. Представьте себе, что Вам нужно развязать узелок на веревке. Если Вы будете тянуть концы веревки в разные стороны, узелок не развяжется, какие бы усилия при этом ни были предприняты. Если же Вы внимательно изучите, как завязан узелок, а затем аккуратно распутаете веревку, у Вас все получится.

То же самое происходит с психологической проблемой. Очень редко ее можно эффективно решить при помощи силы воли. Гораздо лучше разобраться в механизмах происходящего для того, чтобы действовать в верном направлении. Тем не менее, нередко люди, стремясь решить психологическую проблему, прилагают героические волевые усилия, результатом которых является то, что узел проблем не просто не развязывается, а наоборот затягивается еще туже.

Столкнувшись с проблемой, мы, как правило, видим только ее часть, используем ограниченное число стратегий реагирования, не всегда эффективных. Во взаимодействии с психологом у нас появляется возможность увидеть картину более полно, освоить новые стратегии поведения в окружающем мире, лучше понять себя. Такие внутренние трансформации приводят к тому, что ресурсов и возможностей развязать проблемный узел становится намного больше.

Заблуждение №3. Психологи только выслушивают своих клиентов и ничего больше не делают. А выговориться я могу и другу.

То, что психологи только выслушивают клиента, — это неправда. Существует масса инструментов для проработки психологических проблем. Более того, существует очень много направлений психотерапии, каждое их которых использует свои методы и техники. Вот названия только некоторых направлений: психодрама, гештальттерапия, психоанализ, нейро-лингвистическое программирование, символдрама, транзактный анализ. Обычно психолог проходит обучение по одному или нескольким направлениям и затем работает в рамках одного выбранного им подхода или комбинируя методы нескольких школ психотерапии.

Итак, недостатка в инструментах для психологической помощи у грамотного специалиста нет. Однако я не могу также не сказать о том, насколько целительным может стать простое выслушивание человека психологом. Ведь нередко близкие люди не умеют выслушать: они могут уходить от разговора о неприятных эмоциях, переключая разговор, на менее болезненные темы, давать оценку или советы в то время, когда нужно просто побыть рядом и услышать.

Все мы хотим быть понятыми и услышанными. И колоссальные изменения могут происходить просто от того, что другой человек нас слышит, видит нашу боль и сопереживает, не пытается нас поменять, позитивно к нам относится, принимает такими, какие мы есть, даже когда мы говорим о чем-то, чего сами стыдимся или не принимаем в себе. Итак, выслушать человека – это не просто помолчать, пока тот говорит, и покивать головой в ответ. Умение выслушать – это целое искусство, которому каждый психолог учится, наверное, всю свою жизнь. Использование этого умения правильно и к месту приводит к глубоким трансформациям.

Мы с Вами разобрали только три заблуждения о работе психолога, хотя таких заблуждений намного больше. В следующей статье я расскажу Вам о еще трех заблуждениях, которые подрывают веру в помощь психолога и препятствуют обращению к специалистам.
Моя статья вызвала у Вас какие-то мысли? Делитесь ими в комментариях!

Юлия Шойгу | Психологическая служба МЧС России

В середине 90-х у руководства МЧС России возникла идея создания психологической службы для работы с людьми, пострадавшими от чрезвычайных ситуаций. После ряда трагических событий, таких как Нефтегорское землетрясение, авиакатастрофа в Иркутске, когда пассажирский самолет упал на жилой дом, стало понятно: нельзя восстанавливать только дороги и объекты. Нужно помогать людям, и опять же — не только материальной компенсацией.

В 1999 году был создан Центр экстренной психологической помощи, как филиал Всероссийского центра экстренной и радиационной медицины.

В 2003 году появился приказ о создании службы. Служба — это все психологи, которые работают в МЧС, Центр экстренной помощи является ее частью, осуществляя общее руководство службой.


С нуля и своими руками мы создали систему оказания экстренной психологической помощи. Опыт России был и остается уникальным. У нас не было возможности детально изучить примеры, аналоги. Но много раз впоследствии нам удалось убедиться: мы выбрали правильный путь.

О себе мы не говорим «сотрудники». В центре воспринимаем друг друга как коллеги.

Идеальные условия работы — начинают свой отсчет с того дня, как центр получил собственное, очень удобное, здание в Угловом переулке.
Три часа на сборы. Столько времени есть у специалиста МЧС при экстренном вызове, чтобы уже сидеть в самолете в полной готовности к вылету. Правило распространяется на моих коллег по центру, на меня лично.

Дороги в жизни выбираем мы, не наоборот.

Мой талисман — жетон спасателя.

Опыт приходит уже после первого выезда. Но должны пройти годы работы, прежде чем специалист научится адекватно оценивать каждую ЧС, эффективно распределять силы свои и своих коллег.

Специалистом каждый начинает ощущать себя индивидуально. Кто-то студентом, а кто-то после десяти выездов. Даже спустя четырнадцать лет работы я не могу сказать, что знаю все обо всем — и это позволяет мне развиваться, продвигаться дальше.

У нашей службы — женское лицо. Сама область профессиональной психологии–— традиционно сфера женского влияния. Среди абитуриентов профильных вузов только 5–7 процентов — ребята. Но если человек на своем месте, пол не имеет значения.

Особая система подготовки — то, чем наш центр может гордиться. Это многоуровневые программы тренингов и семинаров; специалисты проходят несколько этапов обучения и аттестации. Отчасти поэтому мы не знаем такой проблемы, как текучесть кадров.

Система прогнозирования социально-психологических рисков. Эту разработку центра можно смело назвать инновационной. Система учитывает 24 параметра, количество пострадавших, их пол, возраст, национальность, профессиональную среду, даже полноту и тональность освещения чрезвычайной ситуации в СМИ. Своевременно полученный прогноз развития социально-психологической ситуации в зоне ЧС позволяет эффективно спланировать работу психологов и минимизировать риск возникновения негативных массовых реакций. В непростых ситуациях важно не ограничивать себя в выборе решений, я за вариабельность. Единая система «Психолог», которую мы у себя внедрили, позволяет обратиться за советом к коллегам, просмотреть онлайн-базу пособий, методики и выбрать ту, что оптимально соответствует поступившему обращению.

Тренировка стрессоустойчивости занимает ключевое место в обучении специалистов. Сохранение здоровья — это то, о чем необходимо помнить людям, чья работа напрямую связана с высоким уровнем стресса.

Главный стресс в нашей работе — не вылететь вместе с группой на место ЧС. Эту работу невозможно делать, если ее не любишь!
Работа в МЧС меняет в человеке отношение к жизни на более внимательное. Дело не в количестве трагедий, которые мы видим. То, как внезапно они происходят, — вот это прививает умение жить сегодняшним днем и ценить то, что есть сейчас. Все познается в сравнении.
Ответственность и неравнодушие — два качества, по которым можно узнать в человеке профессионала, психолога МЧС.

90% нашей работы — общение. Вопрос — с кем, о чем и как. Слышим ли мы человеческую историю. Наша работа похожа на работу следователя — увидеть за словами реальные причины. Каждая история похожа на решение загадки.

«Героев» на работу не берем. Мы отказываем кандидату, если видим: человек пришел совершать подвиги, замкнут на себя и свои личные амбиции. Да, у нас по-настоящему интересно, есть драйв, неожиданные условия, сложные случаи. Но в основе всего — польза, которую приносит наша работа окружающим.

Три главных требования к новичкам: профильное образование по психологии, желание работать и самое главное — неравнодушие.
Нет такой профессии — помощник психолога. Нужно сразу брать на себя полную ответственность. Хотя бывают ситуации, в которых специалист может рекомендовать вместо себя коллегу. Но в этом как раз больше профессионализма — уметь правильно оценить запрос на помощь и свои силы с ним справиться.

Зачем им это надо? Ответ прост: опыт и возможность реализовать себя, помогая людям в самых сложных жизненных ситуациях. Нигде нельзя получить такого опыта по специальности, как работая в центре. Текучесть кадров не составляет для нас проблемы. От нас редко уходят сотрудники. И почти никогда они не меняют работу у нас на платные психологические центры.

Культура отношений — это то, на чем построен курс молодого специалиста в центре. Культура уважения к пострадавшим, к их специфике и особенностям людей. В ЧС попадают разные люди — нужно уметь уважать каждого, не принято делить на тех, кто хорош, кто нравится, а кто нет.

Культура безопасности состоит не только из знания, ее уровень зависит от последовательного применения этих знаний, каждый день, шаг за шагом.

Тут редко говорят «место работы», чаще от коллег по центру можно услышать «ну, вот мы и дома». Особенно после трудных выездов на чрезвычайные ситуации.

Традиции. В центре всегда есть тот, кто примет группу после возвращения. С чаем, кофе и бутербродами. Чтобы люди могли выдохнуть, поделиться чем-то значимым со своими коллегами.

А еще — каждый год мы организуем новогоднюю елку для детей сотрудников, своими силами — от сценария до актерского исполнения. Побыть вместе с семьями иногда удается также благодаря работе. Тут и совместные выезды в пансионаты, и экскурсии, и походы в театр.

Трудно отказать друзьям, когда они просят о помощи. Табу в профессии — на работу психолога с близкими. Но в жизни трудно найти специалиста, кто бы не нарушил этого запрета. 

Личная роль руководителя службы — решить, как именно реагировать на прогноз, выданный системой. Быть в контакте с оперативным штабом. Ставить задачи сотрудникам и в то же время объяснять штабу, зачем нужны психологи на ЧС. Тот, кто все организует, и тот, кто за все отвечает.

Авторитет отца в работе не является подспорьем, если тебе нечего сказать в  профессии от себя лично.

Своих учителей по именам перечислять не стану, боюсь нечаянно кого-то пропустить. Благо хороших учителей у меня было много. В годы учебы они помогли заложить основательный фундамент знаний. Что же касается работы, в том же МЧС мне всегда очень везло с руководителями.

Самые благодарные ученики — молодежь. Никогда не знаешь, кто кого больше учит. Всегда удивляешься свежему подходу, количеству идей, которое возникает у ребят. Я уже лет семь или восемь читаю курс экстремальной психологии в МГУ. Не было года, когда бы студенческая аудитория по-хорошему не удивила вопросами по профессии.

Умные и неравнодушные люди способны вызывать у меня восхищение.

Главный принцип нашей профессии почти как у врачей: не навредить.

Профессия позволяет нам видеть лучшие и сильные стороны людей, учит в любых условиях собраться, найти в себе ресурсы и преодолеть непростую ситуацию.

Причинить добро и нанести пользу — есть у психологов такая шутка. Это не наш метод работы. Осчастливить насильно невозможно. Мы стараемся не навязывать помощь. Метод нашей работы сформулирован таким непривычным словом: здоровьецентрический. Хотя смысл тут очень простой: важней не вылечить болезнь, но сохранить здоровье.

Согласно статистике, которую мы ведем, растет не только количество выездов моих коллег на ЧС. Все больше тех, кому мы успеваем оказать помощь в рамках каждой ситуации. Значит, мы научились действовать эффективней, повысили свою компетенцию.

У каждой беды свои черты. Нет какого-то общероссийского шаблона поведения в таких ситуациях. И нет стандартного способа реагировать на различные ЧС. Способы переживания травматических ситуаций везде различны. Различны и способы помощи в них.

Еще один самолет из Ливии. Его удалось организовать для вывоза россиян благодаря неравнодушию и грамотной работе специалистов нашей «горячей линии». Из разных источников мы собирали и передавали руководству министерства информацию о тех людях, кто еще оставался в горячей точке, но по разным причинам не мог попасть в списки эвакуируемых граждан.

Наш центр — полноценное подразделение МЧС во всех смыслах.

Пусть о нас знают — мы всегда готовы помочь.

В любое время, по телефонам «горячей линии» +7 (495) 626 3707 и +7 (495) 276-50-50 или на нашей on-line службе психологической помощи www. psi.mchs.gov.ru.

 

Зачем нужны психологи — Психология

Марианна Абравитова — клинический психолог, кандидат психологических наук. У нее за плечами учеба и аспирантура в Самарском Институте Общей Клинической Психологии и Психотерапии. Она утверждает, что в профессию ее привело желание глубже понимать человеческую психологию. «На момент учебы мне казалось, что психологическое образование я получаю для себя и своего развития, — рассказывает Марианна Абравитова, — но, в конечном итоге, так не получилось: долгие годы я работаю как психолог, занимаюсь частной практикой, консультирую елиентов». Она честно признается, что предпочитает НЛП классическому психоанализу, так как ей нравится работать на результат и видеть блеск в глазах клиентов, а не «разговоры разговаривать» на кушетке: «Психоанализ, безусловно, материально выгодней специалисту, но я предпочитаю решать проблемы и делать людей счастливыми».

В наше время психология становится все более и более популярной. Если раньше люди изливали свою душу друзьям, то сегодня большая часть все-таки понимает, что проблемы лучше решать с профессионалом. Но тут возникает другой вопрос: как и всего многообразия коучей и психологов выбрать настоящего специалиста? Есть ли какие-то признаки, позволяющие отличить профессионала от шарлатана?

Вопрос изливать душу психологу или нет, на самом деле является спорным. В этом вопросе все зависит от тех целей, которые вы преследуете. Если ваша цель — выговориться, и от этого вам становится легче, можно остановиться и на этом. Но если вы не хотите ограничиваться изливанием души, а хотите меняться, менять свой сценарий поведения, задумываетесь о личностном росте или не хотите совершать каких-то ошибок в будущем, то вам нужно идти не к подруге, а к хорошему психологу, который знает, о чем он говорит, обладает знаниями и высокоэффективными техниками. С помощью психолога вы сможете в кратчайшие сроки скорректировать свою жизнь, свое восприятие и восприятие себя (это разные вещи). После коррекции ваши действия будут другими — вы получите реальные результаты.

Что касается того, как определить профессионал перед вами или нет, это тоже не составляет особого труда. Есть несколько барьеров, через которые нужно пропустить психолога, и если он проходит эти важные точки, значит с ним можно иметь дело. Первое, на что хочу обратить ваше внимание, о специалисте необходимо собрать информацию. При этом не стоит ориентироваться на публикации в глянцевых журналах: сейчас такое время, когда открывая любое издание можно наткнуться на статью эксперта. Но кто написал эту статью? Возможно, копирайтер, хорошо, если со слов психолога. К сожалению, частенько подобные статьи являются заказными или проплаченными изданию. Поэтому лучшим способом по-прежнему остаются рекомендации друзей и знакомых, людей, которым вы доверяете и к мнению которых готовы прислушаться. Потому что важны не публикации в изданиях и не сторис в инстаграм с советами, а совокупность факторов: среди которых изменения в жизни, которые ощутил ваш знакомый после терапии; приемлемая цена; комфорт в общении и многое другое. Второй момент — это, безусловно, наличие высшего образования. Потому что сегодня на просторах интернета можно встретить огромное количество психологов в кавычках, которые «пишут» статьи, имеют сайты, пиарятся, рассказывают о себе как о семейных психологах или еще хуже как о детских, но когда начинаешь собирать о них конкретную информацию, оказывается, что у этих людей нет профессионального образования. В этом заключается момент опасности. Если у людей нет образования, значит, они будут полагаться на свой жизненный опыт, интерпретировать его для вас, отрабатывая таким образом на вас свои программы, за которыми будут стоять их проблемы, страхи, переживания и т. д. В то время как человек с психологическим образованием будет опираться на полученные им знания в вузе, практику, которую он проходил под руководством профессоров, академиков и т. д. Мастерство передается в том числе из рук в руки. Естественно, психологическое образование является базой, которая гарантирует, что человек, к которому вы пришли со своими проблемами, вам не навредит. Третий момент — если вы попали к психологу, и после которого вы чувствуете, что вы запутались в своей проблеме, вас загрузили еще больше, вы испытываете депрессию, вам пообещали терапию, которая займет год и больше, поверьте мне, к такому специалисту ходить не стоит. В психологии, если мы сейчас исключим психоанализ (по нему пройдемся отдельно), есть масса способов решить проблему человека и распутать все его клубки в кратчайшие сроки. Терапия месяцами или годами практикуется обычно в терапевтических группах. Если вы сталкиваетесь с предложением «специалиста» ходить на прием 10 раз или прийти энное количество раз и получить бонус — 2 сеанса бесплатно, вы должны понимать, что речь идет не о лечении, а о зарабатывании посредством вас денег. В данном случае в планы таких «специалистов» не входит быстрая помощь вам, их задача, как можно, дольше затянуть процесс. От себя могу заметить, что найти хорошего специалиста, к которому можно обратиться в любой ситуации, это дорогого стоит. Сегодня действительно много психологов, но далеко не каждый их них является хорошим специалистом. Это кстати относится к специалистам в любой сфере, не только в психологии.

А как понять, что у тебя есть проблемы, которые нужно решать профессионально? Ведь часто нам кажется, что с нами все в порядке, это просто мир к нам не справедлив и люди попадаются сплошь нехорошие.

Частенько ко мне приходят клиенты и говорят, что они топчутся на месте или дали круг и вернулись обратно или было 10 отношений и все они как под копирку. Безусловно, стоит обратить внимание на момент обобщаемости и повторяемости в вашей жизни каких-то негативных моментов. Попробуйте, попадая в определенную ситуацию, вспомнить, а было ли что-то похожее. Обычно происходит так: каждая последующая ситуация хуже, чем предыдущая, и это свидетельствует о том, что проблема у вас есть и она не решается. Второй момент — вы частенько попадаете в депрессивные состояния, из которых вам сложно выбраться. Разбираться с тем, что с вами происходит и почему происходит именно это, должен профессионал. Но не всегда. Любой разумный человек может самостоятельно построить логические цепочки и проанализировать, с чего все началось, чтобы вытащить из подсознания свою проблему, обозначить ее и решить таким образом. К психологу нужно идти тогда, когда вы не можете справиться с ситуацией, наступаете на одни и те же грабли, движетесь по замкнутому кругу, не помогают ни изливания души подружкам, ни их советы, при этом вы человек разумный, вы все понимаете, но у вас не получается. Поверьте мне, двух сеансов у хорошего специалиста вам будет достаточно для того, чтобы поставить свою голову на место.

Известное выражение «Помоги себе сам» в отношении психологов работает? Может ли психолог помочь себе самому, если у него есть какие-то проблемы: например, самооценкой, с отношениями, с мужчинами и пр.?

Начнем с того, что хороший психолог — это человек, который изначально (еще до того, как стал практикующим специалистом) решил все свои проблемы: он устроил свою жизнь так, что назвать его несчастным это то же самое, что сказать о нем, что он не успешен. Естественно, его личная жизнь построена по принципам внутренней и внешней экологии, которые включают состояние гармонии, счастье, уверенность в себе, успешность, которая зиждется на правильном восприятии себя, адекватной самооценке, умение коммуницировать с людьми, фильтровать их, выражать свое мнение, говорить при необходимости «нет». Понимать себя, ценить себя и правильно оценивать — это высший пилотаж, с которого все начинается. Правильное восприятие себя является ядром — центром нашей маленькой Вселенной, от которой идут лучики в сторону близких, родителей, друзей, знакомых и т. д. У психолога не должно быть проблем в личной жизни, и у него обязательно должна быть харизма, потому что этот человек достаточно много знает, многое чувствует и понимает. Хороший психолог умеет сканировать человека. Более того, он тонкий слушатель, который правильно воспринимает, что ты чувствуешь м правильно расшифровывает то, что ты хочешь сказать. Это большой плюс в общении. Поэтому к такому человеку хочется возвращаться. Это касается и личной жизни — такие люди всегда привлекательны для противоположного пола. Настоящий психолог — это тот, у кого все в порядке и все гармонично.

С какой проблемой к вам чаще всего обращаются представительницы прекрасного пола? А мужчины?

Лидирующее место у женщин занимают проблемы с противоположным полом. Отсутствие партнерства — тогда мы ищем проблемы в самой женщине, отношения с мужем, с детьми, родителями, коллегами. И, конечно же, отношения с самой собой потому, что корешки проблем надо искать внутри себя. У мужчин на первом месте стоят отношения с женщинами и работа или бизнес — для представителей сильной половины человечества это не менее важная проблема. И только потом идут отношения с детьми и родителями. Несмотря не то, что все мы живем в одном социуме, мужчины и женщины — существа с разных планет.

Как понять, что визит к психологу помог? Есть какие-то критерии успешной терапии?

Все достаточно просто: если вы вышли от психолога, и вам стало легче, значит, визит к психологу вам помог. Это хороший симптом. Если вы хотите прийти к нему еще раз — это второй критерий успешности терапии. Современный человек так устроен, что он ищет не только облегчения своего состояния, но и понимания его причин. Когда вы выходите от плохого психолога, вы можете ощутить еще больше непонимания, вам можете чувствовать себя окончательно запутавшимся. В целом, терапию можно признать успешной, когда ваша жизнь начинает меняться: естественно, не сама собой, а благодаря вам и тому, что вы поняли или отпустили.

В одном интервью вы говорили, что предпочитаете НЛП психоанализу. Расскажите почему? Сейчас ваше мнение остается неизменным?

Да, я предпочитаю работать с техниками нейролингвистического программирования. Я бы сравнила НЛП с лазерной операцией: когда человек приходит, например, с опухолью, и за один сеанс мы его от этой опухоли освобождаем. Он уходит довольный и счастливый. Дело в том, что перепрограммирование происходит в рамках одного сеанса — человек приходит одним, а уходит совершенно другим: с горящими глазами и результатом. Я обожаю этот момент преображения, потому что человеку удается скинуть целый рюкзак, который он постоянно таскал с собой и который тянул его на дно, не давал всплыть и дышать кислородом. Человек чувствует облегчение и приток энергии. Конечно, этот способ подходит для решения не всех проблем, но он очень эффективен в отношении каких-то определенных вопросов. Что же касается психоанализа, у меня есть узкая специализация психоаналитика в том числе, этот способ нельзя назвать быстрой терапией. В этом способе нет ничего плохого — просто каждому свое, и человек имеет право выбрать тот способ лечения, которые ему подходит больше. Все зависит от того, каких результатов вы хотите достичь: быстрых, качественных и осязаемых, тогда НЛП вам подойдет лучше.

Если пролистать интернет или заглянуть на любой сайт по психологии, то самыми актуальными темами на сегодняшний день являются токсичные отношения, заниженная самооценка, проблемы в личной жизни. Часто в статьях на эти темы авторы делают отсылку к детству и говорят, что корни всех проблем нужно искать там. Так ли это на самом деле? Как победить детские комплексы и страхи? Можно ли бороться с этим самостоятельно?

Это правда, токсичные отношения родом из детства, как, впрочем, и 90% всех наших проблем и комплексов, ведь кирпичики личности закладываются в достаточно юном возрасте. И, если в вашей семье практиковались токсичные отношения, то с уверенностью можно сказать, что вы это понесете дальше по жизни. Конечно, я призываю всех жить осознанно: понимать с кем вы общаетесь, зачем и что получаете от этих отношений. Применять такой бизнес-подход к жизни и людям, но в хорошем смысле слова. Безусловно, можно общаться с подругой, которая вас уже лет 20 использует в качестве жилетки, но надо отдавать себе отчет, что эти отношения ничего общего с дружбой не имеют. Существуют и другие виды токсичных отношений. В психотерапии есть такой термин «жена алкоголика» — это женщина, которая включена в алкоголизм мужа. Если такую женщину избавить от алкоголика, она найдет себе другого, которого нужно непременно спасать. Кстати, она может найти и абсолютно нормального мужчину, но своими действиями подсознательно довести его до того, что он станет законченным алкоголиком. Поэтому, конечно, надо разбираться с кем и зачем вы общаетесь — это можно делать самостоятельно. Если у вас не получается самостоятельно разобраться, вы запутались, ощущаете, что вас постоянно используют, тогда стоит обратиться к специалисту. Но тут важно понять главное: разбираться вам все равно придется не теми людьми, а с самими собой, выясняя, почему все так, а не иначе. И готовьтесь к тому, что ваша жизнь после терапии сильно изменится.

Если учитывать, что наши проблемы родом из детства и оттого, что наши родители были неидеальны. Как стать идеальным родителем, который не нанесет никакого психологического вреда своему ребенку. Это вообще возможно?

Стать идеальным родителем невозможно. Мы люди, а не святые. Идеал — это недостижимая мечта, на которую не нужно равняться. Но если вы всерьез задумываетесь о том, чтобы иметь детей или они у вас уже есть, избегайте в воспитании крайностей. Есть 2 подхода в воспитании: эмоциональный и рациональный, каждый из них в чистом виде — это ни что иное как крайность. Эмоциональный подход: это вечные сюси-пуси, а когда ребенок выходит за рамки — истерика в некоторых случаях с рукоприкладством, потом чувство вины и новые сюси-пуси. Рациональный подход: не баловать, у ребенка 24 часа в сутки кружки и занятия, нет свободного времени, контроль, идеальный внешний вид, учеба на «пятерки». Естественно, такие крайности ни к чему хорошему не приведут, а ребенок вырастет в патологическую личность. В воспитании должна быть «золотая середина». Дети должны расти в любви и заботе. Лучший момент воспитания — это собственный пример, и об этом не стоит никогда забывать. Если вы хотите быть близки к родительскому идеалу, воспринимайте своего ребенка таким, какой он есть, не требуйте от него чего-то запредельного, не отрабатывайте на нем свои комплексы и не делайте его ответственным за воплощение вашей мечты. Ребенок — это маленькая личность, которую нужно уважать, слушать и слышать. Ребенка нужно понимать. У него должно быть свободное время и счастливое детство. Не надо занимать его 24/7, успешного человека вы таким образом не вырастите. У него должно быть время наедине с собой для саморазвития, для того, чтобы научиться мечтать, строить логические цепочки, отдыхать, играть, фантазировать. И поменьше гаджетов — от них, безусловно, нельзя отказаться на совсем, но уменьшить использование их детьми в наших силах.

Как вам пришла в голову идея создать проект «Постельные секреты с Мариааной Абравитовой», два первых выпуска которого каждый желающий может посмотреть на YouTube? В чем основное отличие вашего проекта от подобных ему?

Если говорить о моем новом проекте «Постельные секреты с Марианной Абравитовой», то интерпретировать это название можно по-разному. Для многих слово «постель» создает ассоциацию с гармонией, расслаблением, комфортом, отдыхом. Соответственно о формальном подходе в постели речи быть не может. Ведь постель — это место раскрепощения, снятия внешних и внутренних оков, устранение границ. Одежда, в которой мы находимся в кровати, пижама, домашний халат и т. д., говорит о доверии. Если психолог встречается на площадке с героем в постели и пижаме, у последнего срабатывают подобные ассоциации. На мой взгляд, человек более откровенно расскажет о себе, а это всегда очень занимательно и любопытно, ведь я приглашаю к себе на передачу только самых интересных людей, которым есть, чем поделиться со зрителем и со мной. Вы правы, сейчас на телевидении и на YouTube существует огромное количество программ, основу которых составляет интервьюирование людей. Но во всех них присутствует формальный подход и отчасти приукрашивание себя, что в моем случае практически невозможно. У меня есть способы раскрепостить человека и помочь ему раскрыться, быть искренним. От этого выигрывают все — и я, как ведущая, и мои зрители, которые видят человека таким, какой он есть, а это еще один плюс к популярности, и, конечно же, мои герои, потому что у них есть возможность выговориться.

Кто будет гостями вашей студии? Знаменитости или обычные люди?

Гостем моей программы может стать каждый. Мне интересны люди, разных профессий и социальных статусов. Но это всегда будут харизматичные люди, глубокие, яркие, успешные, интересные. Те, кто пережил какую-то необычную, уникальную историю, прослушав которую каждый может чему-то научиться. Ведь, это неправда, что учиться можно только на собственном опыте, чужой, на психологическом уровне, мы тоже воспринимаем как свой, если вовлеклись в рассказ, сопереживали герою, следовательно вынесли для себя что-то положительное из услышанного.

Какие темы будут обсуждаться в постели с психологом Марианной Абравитовой? Это будут сеансы терапии или обычное интервьюирование и общение?

Подход к интервьюированию будет разным. И отталкиваться я буду как от личности героя, так и самой беседы. Моя позиция — не перетягивать одеяло на себя в беседе, а дать человеку выговориться. Я буду только направлять, раскрыть и услышать собеседника. Если моему гостю понадобится психотерапия, она будет встроена, но думаю, зритель этого даже не заметит, поскольку у меня, как у профессионала, есть свои секреты и наработки. Обычные интервью не в моей манере, а все-таки креативный человек, поэтому постараюсь говорить на такие темы, на которые говорить не приято. Я думаю, что моя передача будет уникальной на данной площадке нашей страны.

Есть ли у вас рецепт счастья, которым вы бы могли поделиться с нашими читательницами? Что у современной женщины, которая хочет быть счастливой, должно стоять на первом месте? Как научиться любить себя?

Конечно, он у меня есть. Если вы принимаете себя и правила этого мира, то фундамент для того, чтобы быть счастливой у вас уже есть. Все несчастья начинаются тогда, когда вы не принимаете того или другого или всего сразу. Если у вас много претензий к себе, вы находите у себя много недостатков, вес, рост, вы себя не любите, если вы постоянно привязываете ощущение счастья к какому-то моменту (выходу замуж, богатству, пластической операции), то, увы, счастливы вы никогда не будете. Счастье — это внутренне ощущение, которое не зависит от чего-то. Ваш успех — это ваше внутреннее я, ваше внутреннее содержание и мироощущение, которое не зависит от внешних факторов. Нельзя делать привязки: если у меня будет это, то я буду счастлива. Не стоит цепляться и социальные роли: только замужняя женщина может быть счастлива, счастье в материнстве и т. д. Сегодня мы можем понимать счастье так, как мы хотим. В моем понимании счастье — это самореализация, когда ты проявляешься, с радостью воспринимая себя и этот мир, тогда вокруг тебя начинает все простраиваться, появляются интересные люди и новые возможности. Если тебе интересно жить, ты будешь счастлив.

Марианна, совсем недавно вышла ваша книга «Я магнит для денег» — о чем она?

Наша жизнь устроена так, что мы имеем доступ ко всему, но в реальности только к тому, что позволяем себе иметь. Потому что мы как никто умеем себя ограничивать в желаниях — грубо говоря, мы сами себе не позволяем чего-то иметь, вы том числе и в материальном плане. Конечно, это, в первую очередь, касается подсознания и тех программ, которые мы получаем еще в детстве, когда происходит формирование личности. Моя книга «Я магнит для денег» разъясняет такие вещи и учит тому, как себя перепрограммировать, как избавиться от «психологии нищего». В ней собрана масса техник, как полюбить деньги и заставить их отвечать тебе взаимностью, как научиться позволять себе быть тем, кем вы хотите быть. Читайте мою книгу, в которой раскрыты все тайны денег в вашей жизни.

Национальные требования Россия | Европси

Подача заявки на EuroPsy в Россия ? Посетить сайт

Обучение психологов в России с 2013 года ориентировано на 6 лет формального образования (5 лет обучения + 1 год супервизии), которое называется образованием полного цикла или моно-обучением. В течение первых 3-4 лет обучения студентам дается широкая ориентация по основным дисциплинам и теориям психологии.Основные формы обучения — лекции, семинары и практические занятия. Кроме того, имеется значительный компонент «общего образования», включающий преподавание предметов (философии, истории, социологии, экономики, иностранных языков, биологии, антропологии и др.), Что является обязательной частью любой аккредитованной образовательной программы в России и чьи содержание определяется частично на федеральном, а частично на провинциальном уровне. Последние 2-3 года обучения посвящены развитию опыта в выбранной области психологии, при этом специальные курсы и специальные практические занятия являются основными формами обучения.Эта модель представлена ​​в большинстве вузов.

Признание университетских образовательных программ соответствующими требованиям EuroPsy осуществляется под эгидой НАК России. Программы обучения в вузах проходят оценку Российского учебно-методического совета совместно с Российским психологическим обществом. Ежегодно проводится мониторинг программ. По результатам мониторинга каждый университет получает обратную связь, а также предложения по усилению образовательных программ в сотрудничестве с Российским психологическим обществом.В течение 2014 года несколько университетов подали заявку на мониторинг с целью утверждения уровня своих образовательных программ в соответствии со стандартами EuroPsy. Решением Президиума Российского психологического общества Московский государственный педагогический университет стал единственным университетом, утвержденным с 2015 года: магистр психологии развития, магистр психологии.

  • Программы, соответствующие требованиям EuroPsy

Признанные программы существуют в 10 университетах, которые перечислены ниже:

Название университета Город Программы магистратуры / магистратуры
Институт психологии имени Л.С. Выготский, РГГУ Москва Магистр (PhD) Медицинская психология Магистр (PhD) Психология государственной службы Магистр (PhD) Психологическая коррекция в специальном образовании
МГУ им. М.В. Ломоносова Москва Магистр психологии (PhD) Психология Магистр психологии (моно-тренинг), (PhD) Медицинская психология Магистр (PhD) Психология государственной службы Магистр (PhD) Психологическая коррекция в специальном образовании
Московский педагогический государственный университет Москва MSc (PhD) Психология развития
MSc (PhD) Психология
Московский государственный психолого-педагогический университет Москва Магистр психологии
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» Москва Магистр психологии
Национальный исследовательский Томский федеральный университет Томск MSc (PhD) Психология MSc (PhD) Медицинская Психология
Национальный исследовательский университет Южно-Уральский государственный университет Челябинск Магистр (моно-тренинг) Психология Магистр медицинской психологии Магистр психологии (PhD) Психология государственной службы
Санкт-Петербургский государственный университет Санкт-Петербург MSc (PhD) Психология MSc (PhD) Медицинская Психология MSc Психологии (моноподготовка)
Южный федеральный университет Ростов-на-Дону Магистр социальной психологии
Магистр психологии и образования
Ярославский государственный университет имени П.Демидов Г. Ярославль Магистр социальной психологии
Магистр психологии труда
  • Организация контролируемой практики (для сертификата EuroPsy)

Курируемая практика в основном представлена ​​в рамках университетской учебы. Курируемая практика имеет место во время бакалавриата + магистратуры и специального образования по всем типам специализаций (школьная психология, психология труда, клиническая психология и т. Д.). Обычно она делится между будущим местом работы и университетом (если это школьная психология, то она это школа; если это спортивная психология — то это спортивный клуб и т. д.). Поскольку не все университеты предоставляют необходимое количество контролируемой практики для EuroPsy, в настоящее время только 10 университетов удовлетворяют этим критериям.

  • Мероприятия по обучению руководителей

Обучение проводится национальной ассоциацией психологов или университетами. Большинство надзорных органов соответствуют критериям EuroPsy Level 2 или Level 1

.

Звание Психолог не является юридически признанным и защищенным титулом

Нет лицензии или записи в реестре, необходимой для занятий психологией

  • Программа непрерывного профессионального развития (CPD)

Консультации и русская культура — Консультации сегодня

В России консультирование часто не считается существенной профессией.К сожалению, это верно для любой страны, входившей в состав СССР. Существует очень ограниченное количество консультационных центров немедицинского типа, особенно в сельских районах страны. Однако печальная правда заключается в том, что большая часть населения России даже не знает о таких услугах.

Антон Иванов (первый автор статьи) вырос в России. Проведя пять лет в Соединенных Штатах и ​​проучившись на втором курсе программы консультирования, он остро осознал существенные различия между двумя странами, когда дело касается их взглядов и практики консультирования.У него есть желание рассказать американским советникам о своей стране и людях.

Исторический контекст: остатки советской власти

Чтобы полностью понять менталитет россиян в отношении консультирования, необходимо глубоко заглянуть в историю страны. В советское время (1922–1991) консультационные и психологические услуги были либо недоступны, либо отвергались государством и народом. Таким образом, такие услуги были крайне редки. Из-за отсутствия консультационных услуг россияне с проблемами психического здоровья или наркоманией и алкоголем исторически лечились у врачей с помощью лекарств.

Работы Зигмунда Фрейда были переведены на русский язык в советское время и были одним из немногих источников знаний о психотерапии для советских терапевтов. Однако вскоре его работы были запрещены, как и многие работы других западных практикующих. Тем, кто хочет более подробно изучить историю и современное развитие консультирования в России, мы предлагаем прочитать статью Кристины Л. Карри, Марины В. Кузьминой и Руслана И. Надюка «Профессия консультанта в России: исторические корни, современные тенденции и Перспективы на будущее »в октябрьском номере журнала Journal of Counseling & Development , 2012 г.

Исторически сложилось так, что людей с серьезными проблемами психического здоровья в России часто отправляли в психиатрические больницы, ориентированные на медицинское обслуживание, где права на конфиденциальность обычно не рассматривались. Когда раскрывались записи, граждане часто подвергались стигматизации и унижению, что ограничивало их возможности трудоустройства и сводило к минимуму их шансы прожить жизнь без проверки. Во многих русских общинах простое упоминание о том, что родители обращаются за психиатрической помощью для своих детей или самих себя, может иметь негативные последствия.Когда такая информация стала достоянием общественности, репутация семей оказалась под угрозой, и их часто клеймили как «неблагополучные». К сожалению, такое отношение остается преобладающим сегодня.

Еще больше усугубляя стигму, правительство использовало психиатрию как инструмент для подавления идей, отличных от общепринятой идеологии, называя повстанцев «психически неуравновешенными». Поскольку призрак проблем психического здоровья использовался для того, чтобы отговорить инакомыслие, такие термины, как психология , психиатрия и психотерапия , вызвали страх среди населения.

Чтобы еще больше усложнить ситуацию, идея о том, что социальные факторы или факторы окружающей среды могут вызывать определенные проблемы с психическим здоровьем, была категорически отвергнута; единственная допустимая позиция заключалась в том, что все психические расстройства имеют биологическую причину. В результате люди, страдающие психологическими проблемами, часто сводят к минимуму свои симптомы, пытаясь не обращаться к врачу. Когда россияне болеют, они часто шутят, что «проблема исчезнет сама по себе» или «лечить уже поздно; это неизлечимо.”

На протяжении всей истории России ее жители обычно обращались за советом и психологической помощью к «целителям», которые, как считается, обладают «хорошей» энергией, святыми силами, способностями решать проблемы людей и предвидеть события. Целители часто прописывают травы, которые считаются полезными. Россияне также практикуют бальнеотерапию, принимают грязевые ванны и планируют посещение спа-салонов, чтобы снизить уровень стресса и решить физиологические проблемы. Большинство россиян редко обращаются к врачу по поводу своих проблем с психическим здоровьем.Вместо этого многие россияне предпочитают обсуждать свои проблемы с друзьями на кухне, попивая бутылку водки.

Как исторически, так и сегодня россияне уважают и доверяют армии, церкви и национальному лидеру. Во времена кризиса русский народ был вдохновлен и объединен надеждой, которую они возлагают на своих лидеров и церковь. Люди по-прежнему полагаются на Русскую Православную Церковь в «решении» своих проблем. Люди ходят в церковь, чтобы получить ответы на все свои вопросы от священников в надежде волшебным образом избавиться от проблем с психическим здоровьем, выпив святую воду или посетив общественное богослужение.Русские считают священников авторитетными фигурами и доверяют им гораздо больше, чем психиатрам. К сожалению, священники практически не имеют подготовки в области консультирования и полагаются на свои собственные знания, чтобы помогать людям, имеющим дело с проблемами психического здоровья.

Консультации по вопросам и проблемам

Проблемы психического здоровья россиян схожи с проблемами в других странах, но эти проблемы усугубляются глубоко укоренившейся политической политикой и социальными взглядами, которые сочетаются с серьезными социально-экономическими трудностями.Присутствует высокий уровень депрессии, беспокойства, употребления наркотиков и алкоголя, расстройств пищевого поведения, разводов, самоубийств и безработицы. Другие факторы образа жизни способствуют высокому уровню заболеваемости раком и СПИДом, что приводит к снижению средней продолжительности жизни. Расизм, местные и международные войны и религиозная дискриминация еще больше усугубляют ситуацию. В стране, где большая часть населения живет за чертой бедности, мало что можно сделать для борьбы с высоким уровнем депрессии и апатии. Недавние экономические санкции усугубили эти проблемы.

В русской культуре многие мужчины рассматривают брак как потерю свободы, тогда как женщины обычно рассматривают брак как важный шаг к счастливой жизни. Женщины часто рассматриваются как низший пол, который предпочитает зависимость и мечтает только о семье, тогда как мужчины ведут себя напористо и предпочитают независимость. Многие дети мужского пола воспитываются в спартанских условиях, в которых редко разрешается проявление эмоций и расспросы родителей. К сожалению, агрессивные действия слишком часто подкрепляются.Сочетание этих факторов привело к высокому уровню домашнего насилия и общей враждебной культуре по всей России, что сделало семейное консультирование насущным.

Хотя сексуальность широко обсуждается среди россиян, родители, учителя и священники скептически относятся к половому воспитанию и не решаются использовать его. Незапланированная беременность приводит к высокому уровню абортов. В статье 2001 года в журнале Canadian Medical Association Journal Барбара Сиббалд отметила, что русские женщины в среднем делали шесть абортов в течение своей жизни.Распространенность незапланированных беременностей также привела к переполнению детских домов, в которых содержатся брошенные дети и дети, отнятые у родителей из-за наркомании и алкоголизма. Понятно, что существует значительная потребность в доступе к контролю над рождаемостью, половому воспитанию, услугам семейного консультирования и лечению от наркозависимости и алкоголизма.

Текущее состояние и основные потребности

Вообще говоря, консультирование в России на десятилетия отстает от США с точки зрения принятия, образования и теоретического развития.Тем не менее, как отметили Карри, Кузьмина и Надюк, консультирование было признано отраслью социальной работы и начинает набирать популярность в России. Тем не менее программы обучения консультантов, подобные тем, которые обычно проводятся в американских колледжах, в России крайне редки. Консультирование все еще находится в нескольких шагах от того, чтобы стать жизнеспособной профессией в России, и необходимо решить различные вопросы, прежде чем оно будет рассматриваться как законная, функционирующая организация.

Например, требования к обучению и сертификации различаются по стране и не устанавливаются и не регулируются каким-либо руководящим органом.К сожалению, это привело к тому, что многочисленные шарлатаны и неквалифицированные практикующие стали заявлять, что предоставляют «консультации». В настоящее время очень немногие учреждения рассматривают возможность проведения практик или стажировок для студентов. Из-за этого многие начинающие консультанты плохо подготовлены к реальной практике. Кроме того, выдающимся студентам с высшим образованием не гарантируется трудоустройство, если у них нет социальных и административных связей. Кроме того, низкий доход консультантов не привлекает многих студентов в эту область.

После того, как в 2006 году Россия посетила делегация Американской ассоциации консультантов, в статье Counseling Today сообщалось, что российские консультанты склонны изучать одну теорию и использовать ее исключительно. Похоже, что теорий ограничено. Таким образом, идея о том, что консультанты адаптируют подходы к индивидуальной личности клиента и его проблемам, широко не практикуется. Очевидно, что настоятельно необходимо расширенное обучение более широкому кругу подходов.

В стране, где коррупция слишком часто является нормой и где этические кодексы не считаются необходимыми, соблюдение строгих этических стандартов, существующих в Соединенных Штатах, не подчеркивается. В своей статье Сиббалд отметила, что сексуальные отношения между практикующими врачами и клиентами являются обычным явлением, и этические стандарты в отношении таких отношений не соблюдаются. В частности, из-за исторического недоверия россиян к службам психического здоровья крайне важно установить, обучать и контролировать формальные этические принципы.Пока российская общественность не научится верить в то, что ее консультанты будут защищать конфиденциальность, службы психического здоровья не закрепятся в России.

Возможные потребности российских иммигрантов в консультировании

Многим русским иммигрантам были бы полезны консультационные услуги, предлагаемые в Соединенных Штатах, но консультанты, недооценивающие значение культурных различий, могут воспрепятствовать этому процессу. В главе книги « Культурно компетентная практика работы с детьми и семьями иммигрантов и беженцев» за 2004 год Тамар Грин описала некоторые из основных психологических проблем, с которыми русские сталкиваются при переезде в Соединенные Штаты.Эти вызовы включают культурный шок, который включает переход от социалистического общества к капиталистическому и от нерелигиозной или русско-православной атмосферы к американской духовной среде. Кроме того, иммигранты должны справляться с языковыми барьерами, безработицей, базовыми знаниями о покупках, навигацией по медицинской системе, одиночеством и изоляцией.

Хотя дети быстрее адаптируются к американской среде, они по-прежнему испытывают такие проблемы, как чувство пренебрежения со стороны родителей, получение помощи в учебе и отсутствие защиты в новой среде.Проходя процесс адаптации, эти молодые люди могут получить психологическую травму. Грин отметил, что они ищут свое новое «я» в среде, в которой у них совершенно разные имена и акценты. Кроме того, они изо всех сил пытаются найти новых друзей, стремятся соответствовать американскому стилю одежды и пытаются развивать новые хобби и интересы, которые сильно отличаются от того, что они знали дома в России. В то же время российские родители, адаптирующиеся к этой новой среде, в равной степени перегружены и не могут уделять детям столько внимания, сколько им бы хотелось.Тем не менее, обладая сильными и стойкими навыками выживания, россияне научились сохранять свою культуру и идентичность, справляясь с изменениями и оседая в других странах.

Россияне обычно считают врачей авторитетными лицами и с готовностью передают им свои проблемы. Точно так же, если российские клиенты решают попробовать консультирование, они могут ожидать, что консультант возьмет на себя ответственность за их проблемы, и, вероятно, будут беспрекословно следовать советам консультанта. Из-за этих характеристик подходы к консультированию, ориентированные на человека, вряд ли подходят для таких клиентов.

Кроме того, из-за суровости русской культуры сочувствие не понимается большинством россиян. Ольга Бондаренко, доцент кафедры психологии Нижегородского государственного университета в России, отмечает в статье, что россияне часто ошибочно принимают эмпатию в терапии за сочувствие или жалость, что для них менее приемлемо (см. bit.ly/23eZEZj ). По этой причине гораздо больше подходят директивные методы.

Можно также отметить, что русская культура имеет тенденцию быть очень философской, и русские любят подходить к проблемам с философской точки зрения.Экзистенциальные подходы к консультированию могут лучше всего учитывать эту культурную особенность.

Еще одна особенность русской культуры — нежелание ждать. Следовательно, темп консультирования может стать проблемой, потому что россияне ожидают немедленных результатов. Кроме того, многие иммигранты просто не могут позволить себе долгосрочное лечение из-за финансовых ограничений. Точно так же мышление многих россиян заключается в том, что деньги следует вкладывать во что-то материальное, например, в электронику, одежду, автомобили или дома. Инвестирование в консультирование, скорее всего, покажется им чуждым и даже бесполезным из-за их неспособности понять его преимущества и сразу увидеть результаты.Консультантам нужно будет объяснить русским иммигрантам, что консультирование в США — более медленный и осознанный процесс.

Российская культура является коммунистической и коллективистской, и, поскольку большая часть населения живет в больших семьях, семья, вероятно, будет неотъемлемой частью жизни этих клиентов. В российских школах и учреждениях детей называют по фамилиям, что способствует дальнейшему продвижению идеологии
, согласно которой семья превыше всего. В отличие от американской культуры, семейный акцент в русской культуре сильно ограничивает идею индивидуальности, если не полностью устраняет ее.Консультанты должны помнить об этом, пытаясь найти решения проблем для российских клиентов.

Чтобы лучше понять этих клиентов, практикующие должны помнить, что русские могут казаться сварливыми, замкнутыми, скрытными, подозрительными, тихими, тревожными и довольно застенчивыми, потому что они часто жили в состоянии неопределенности. Многие пожилые люди были травмированы разделением Советского Союза, которое привело к потере страны, земли, валюты, политических лидеров и, самое главное, идентичности.Нередко можно встретить русских стариков, которые все еще надеются и мечтают однажды снова жить в социалистическом обществе, подобном бывшему СССР.

Из-за отсутствия опыта и понимания консультирования, консультирование остается новым для большинства иммигрантов из России. Если бы суд приказал им посетить консультацию, они, вероятно, сочли бы этот процесс странным и крайне скептически отнеслись к его полезности. Кроме того, у этих клиентов может укорениться историко-культурное отношение к услугам по охране психического здоровья, что может заставить их казаться сопротивляющимися этому процессу.Консультанты должны знать об этом аспекте консультирования россиян и быть готовыми к ним.

Подобно другим культурам, русские любят критиковать и жаловаться на противоположные мировоззрения и отношения, с которыми они сталкиваются в других россиянах и в российском правительстве. Как ни странно, консультанты могут обнаружить, что некоторые русские иммигранты не близки к другим русским иммигрантам или не отзываются о них положительно. Однако, если такие настроения возникают на сеансах консультирования, консультанты должны быть осторожны, соглашаясь с этими точками зрения, чтобы присоединиться к клиенту.По иронии судьбы русские иммигранты могут чувствовать себя оскорбленными и неуважительными со стороны американского советника, который разделяет негативное отношение к русским и их родине.

Поразительные контрасты

Чтобы понять суть русской культуры и удовлетворить потребности россиян в психологической помощи, необходимо понимать историю страны и уникальные особенности ее людей. Эта статья была написана, чтобы заглянуть в этот мир, который часто неправильно понимают.

Пребывание в Соединенных Штатах в течение пяти лет дало мне (Антону) более глубокое понимание полезности консультирования и его возможных преимуществ для россиян.Участие в программе консультирования усилило мое желание увидеть, как область консультирования в России растет и используется русскими иммигрантами. Я считаю, что некоторая информация, изложенная в этой статье, также может быть применима при работе с иммигрантами из стран бывшего СССР или другими русскоязычными иммигрантами.

Тем не менее, консультантам в Соединенных Штатах необходимо понимать, что консультирование чужды большинству россиян. Это не то, что отвечает потребностям тех, кто происходит из общества или существует в нем, в котором основное внимание уделяется выживанию, а не личному росту.Мы надеемся, что консультационные услуги в России будут развиваться и что благодаря пониманию русской культуры консультанты в этой стране будут лучше подготовлены к обучению и консультированию россиян.

****

Антон Иванов из Орла, Россия, студент второго года обучения по программе клинического консультирования по вопросам психического здоровья в Государственном университете Восточного Теннесси (ETSU). Он надеется найти место жительства в Соединенных Штатах, популяризировать русскую культуру среди американцев и помочь русским иммигрантам адаптироваться к американской культуре.Свяжитесь с ним по телефону [email protected] .

Клифтон Митчелл — почетный профессор ETSU и автор книги «Эффективные методы работы с очень устойчивыми клиентами» . Он путешествует по стране, проводит семинары по управлению сопротивлением в терапии и проводит юридические и этические тренинги в формате игрового шоу. Свяжитесь с ним по адресу [email protected] и посетите его веб-сайт по адресу cliftonmitchell.com .

Письма в редакцию: ct @ консультирование.орг

Русское Психологическое Общество

История Русского психологического общества восходит к 1885 году, когда при Московском Императорском университете (ныне МГУ им. М.В. Ломоносова) было основано Психологическое общество с целью развития психологии «во всех ее отраслях, приложениях и истории, а также для распространения психологические знания в России ».

Основатели сосредоточили озабоченность Общества на (как указано в его Уставе):

  • Системы психологии во всех формах ее изучения
  • Применение психологических знаний к другим наукам, таким как логика, мораль, философия, право, эстетика, педагогика и другие
  • История психологии и ее роль в старые и новые времена.

С первых дней работы Общество стало собирать и публиковать работы своих членов, а также переводить работы известных зарубежных психологов. Среди первых почетных членов Русского психологического общества были Вильгельм Вундт, Теодюль Рибо, Герман Людвиг Фердинанд фон Гельмгольц, Уильям Джеймс, Эдвард Брэдфорд Титченер и другие.

Число членов неуклонно увеличивалось до революции 1917 года. Хотя новое время, национальные реформы и гражданская война в России приостановили официальную деятельность Русского психологического общества, до последнего момента его деятельности Общество продолжало обслуживать членов, общественность. и дисциплина.

Традиции высокой личной и научной культуры были возвращены в Общество новым поколением преданных своему делу ученых после того, как оно было восстановлено как Союз психологов СССР в 1957 году. С течением века возможности для психологов, работающих в большем количестве сфер жизни, увеличивались. , в том числе космонавтика, образование, развитие и труд. Общество несколько раз реструктурировалось, формируя различные подразделения, советы, комитеты и подсистемы, чтобы учесть многочисленные интересы членов.

Отмечая достижения в области психологии, мы также смотрим в будущее развития дисциплины и общества. Поддержка и продвижение психологии продолжается во многих членских сетях. Сегодня в состав Русского психологического общества входит более 5 000 членов в 62 региональных отделениях. Академическая база психологии расцвела с ростом популярности этого предмета. Профессиональная практика психологии продолжает совершенствоваться благодаря тщательному изучению подготовки и квалификации наших членов, вкладывающих свое время в работу наших советов и комитетов, а также за счет более глубокого понимания и принятия психологии общественностью.

Хронология

1885:

Основано Московское психологическое общество. Профессор М. Троицкий избран первым Председателем Общества.

1887:

Н.Я. Грот сменил М. Троицкого на пост председателя Общества. Он выступил с инициативой, предложив расширить цель Общества, включив в него просветительскую работу и распространение психологических знаний.

1889:

Основан журнал «Проблемы философии и психологии».Н.Я. Грот становится его первым главным редактором.

1895:

Психологическое общество отмечает свою первую годовщину. Н.Я. Грот представляет свою лекцию «Основы этики в жизни и деятельности», А.Н. Веселовский — «Мыслитель Вольтер» и В.П. Преображенский представляет свою работу «О психологической перспективе».

1899:

Председателем Общества избран Л.М.Лопатин. Он продолжает отстаивать связь между психологией и философией.

1909:

L.М. Лопатин переизбран Председателем Общества. К этому времени членство увеличилось до 164 полноправных членов, 21 члена-корреспондента (включая Николая Бердаева), 6 членов-корреспондентов и 14 почетных членов, включая Т.А. Рибо, Уильям Джеймс, Вильгельм Вундт и Герман фон Гельмгольц.

1910:

Психологическое общество отмечает свое 25-летие. Это время характеризуется повышенным интересом к методологии психологии, развитием экспериментальных и количественных методов.Н.Я. Грот заканчивает «Основы экспериментальной психологии» и публикует «Метод самонаблюдения» Л.М.Лопатина. Проблемы детерминизма и духовной природы человеческой психики занимают умы психологов России. По словам Л.М. Лопатина, «понимание морального смысла наших теоретических знаний и их связи с нашими этическими взглядами делает нас более ответственными и внимательными к проблемам научного познания».

1957:

Психологическое общество восстановлено как Союз психологов СССР с А.А. Смирнов в качестве первого президента. СРЕДНИЙ. Запорожец назначен первым председателем Московского отделения Союза — Московского психологического общества. После почти 40-летнего перерыва в его истории восстанавливаются традиции Русского психологического общества.

1963:

Союз психологов СССР избирает второго президента А.Н. Леонтьев — человек, положивший начало новой эре в отечественной психологической науке. Благодаря его усилиям в Москве проходит VI Всемирный психологический конгресс, который способствует распространению и признанию русской психологической школы во всем мире.

1966:

А.Н. Леонтьев основал факультет психологии МГУ им. М.В. Ломоносова. Среди его первых почетных гостей — Жан Пиаже и Поль Фрайс.

1968:

Б.Ф. Ломов избран третьим Президентом Союза психологов СССР. Он продолжает расширять сферу психологической науки, применяя ее, в частности, к недавно созданной области космонавтики.

1994:

Союз психологов СССР преобразован в Российское психологическое общество с Э.А. Климов — его первый президент. I конференция Русского психологического общества проходит в Москве.

1998:

В Ростове-на-Дону проходит II конференция Российского психологического общества «Психология и культура», посвященная взаимосвязи научных, фундаментальных основ психологической науки и практической деятельности психологов.
E.A. Климов переизбран президентом Общества.

2001:

A.I. Донцов избран президентом Общества.

2003:

В Санкт-Петербурге проходит III конференция Российского психологического общества «Психология и культура», посвященная проблеме непрерывного профессионального развития психологов, необходимости экспертной системы и процедур сертификации и повышения квалификации психологов.

2007:

В Ростове-на-Дону проходит IV конференция Российского психологического общества «Психология для будущего России». Научная программа включает психологию индивидуальности, нейробиологию, одаренность, модернизацию педагогической психологии, психологию труда и организационную психологию.Проведена первая секция Молодежной школы.
Ага. Зинченко избран Президентом Общества.

2012:

В Москве проходит V конференция Российского психологического общества.
Ага. Зинченко избран Президентом Общества.

Что мы делаем

  • Содействие развитию карьеры российских психологов
  • Продвигать психологическую науку
  • Заниматься активной издательской деятельностью
  • Поддержка исследований в области психологии
  • Обеспечение высоких стандартов образования, обучения и практики
  • Повышение осведомленности и влияние психологии

Наши цели

  • Российская профессиональная организация по дисциплине
  • Продвигать и применять психологию на благо общества, сделать ее доступной для всех
  • Быть авторитетным и публичным голосом психологии
  • Продвигать, защищать и развивать психологическую науку

Международное сотрудничество

  • Член Европейской федерации ассоциаций психологов (EFPA)
  • Член Международного союза психологических наук (IUPsyS)

Российская психология и нейропсихотерапия: сравнительный анализ

Мария I.Костяная

«Все новое это хорошо забытое старое»

Транслитерация «Все новое — хорошо забытое старое»

Перевод «Нет ничего нового под солнцем»

Русская пословица


Для распечатки или сохранения копии для справки — загрузите PDF-файл по ссылке выше.

Костяная И. М. (2015). Российская психология и нейропсихотерапия: сравнительный анализ. Международный журнал нейропсихотерапии, 3 (1), 70–88. DOI: 10.12744 / ijnpt.2015.0070-0088


Введение

С конца 20-го -х годов века до настоящего времени исследователи в широкой области психологической науки отмечали необходимость возникновения усовершенствованных интеллектуальных структур (Homskaya, 2010; Kandel, 1998, Rossouw, 2011; Rossouw, 2014). . Западные взгляды, представленные на следующих страницах, относятся к «… рассвету возрождения психического здоровья.»(Россоу, 2011, стр. 3), который был провозглашен«… новой интеллектуальной структурой в психиатрии »(Кандел, 1998, стр. 457) и соответствующими технологическими достижениями в нейробиологии. В результате быстро набирает обороты развивающаяся область ухода за мозгом — нейробиологически обоснованная терапия или нейропсихотерапия (Grawe, 2007, Rossouw, 2014).

В начале 20- -х годов века группа ученых в области психологии в России сформировала новую школу, которая в жесткие времена советского режима не получила достаточного признания в мировом масштабе (Kostyanaya & Rossouw, 2013).Исследователи стремились разработать «объективный» подход к пониманию связи между разумом и мозгом с помощью последних исследований, посвященных проблеме личности, ее нейронных коррелятов и влиянию общества на психическое функционирование человека (Хомская, 2010; Лурия, 1979). В связи с открытием железного занавеса и современной глобализацией все больше литературы о советских психологических разработках переводится и становится доступной для более широкой аудитории (см., Например, многочисленные работы Ахутиной (2003), Ахутина и Пылаева, 2012; Леонтьев (2005a, 2005b, 2012, 2013), опубликовано на английском языке).Это новое положение дел позволяет провести сравнительный анализ советских парадигм и современных западных парадигм, что и является общей целью данной статьи.

В первой части статьи представлена ​​нейропсихотерапевтическая основа, начиная с краткого изложения ее корней и наиболее актуальных концепций нейропсихотерапии как области исследований. Вторая часть доклада посвящена развитию советской психологической школы и ее основным постулатам. Третья часть отчета включает сравнительный анализ двух парадигм, а также размышления о будущих аналитических исследованиях в этой области.Заключительная часть статьи завершается кратким заключением.

Введение
Положение дел — возрождение психического здоровья

Можно выделить несколько интересных исторических следов, отслеживая способ, которым исследователи пытались концептуализировать взаимодействие разума и мозга в функционировании человека, и что можно сделать, чтобы улучшить его при возникновении дисфункции. Еще в 1895 году Зигмунд Фрейд, «отец современной психологии» (Rossouw, 2011, p.2), было предложено объяснить функционирование разума с точки зрения нейронных коррелятов мозга. В своем «Проекте научной психологии» (1895) Фрейд намеревался «представить» психологию «естественной наукой», вводя принцип нейронной инерции и функцию идентифицированных типов «рассматриваемых материальных частиц» или другими словами нейроны (стр. 355-356). Несмотря на эти фундаментальные открытия, а также понимание возможностей «разговорной терапии», т.е.е., человеческий внешний и внутренний опыт для изменения мозга, Фрейд уступил место другому направлению в своих исследованиях (например, бессознательное состояние, толкование снов), предоставив будущим исследователям навести мосты между нейробиологией и психотерапией (Rossouw, 2011).

Впоследствии дискуссии и научная гегемония в объяснении функционирования человека осуществлялись авторами, которые часто поддерживали довольно крайние взгляды. Например, Брейер, ровесник Фрейда, считал, что «… о мозге будет мало сказано… Физические процессы будут обсуждаться на языке психологии… Альтернативы нет» (Freud, 1895, p.356). В отличие от этого, годы спустя Ханс Айзенк (1952) твердо заявил, что психотерапия — это «простой ход времени», в то время как Тимоти Лири сравнил терапевтические вмешательства с вмешательствами, проводимыми в списках ожидания (Linford & Arden, 2009, стр. 16). После этого, с 1970-х годов и появления прозака и DSM-III, наступила «золотая эра психопармакологии» (Rossouw, 2011, стр. 3) — pax medica или «медицинская психология и психиатрия» (Linford & Arden, 2009, с. 16), оставив психотерапию на заднем плане.

В ответ на требования «эмпирически подтвержденного лечения», а также на превосходство диагностических методов, относящихся к тому времени, Аарон Бек (1976) осмелился «установить неоспоримые доказательства» (Linford & Arden, 2009, стр. 17) психотерапевтического эффективность с помощью когнитивно-поведенческой терапии (КПТ). Однако в 1980-х годах и позже сосредоточение Бека на конкретных методах КПТ подверглось критике со стороны исследователей, которым удалось показать, что пациент и общие терапевтические факторы являются наиболее важными элементами результатов терапевтического лечения (Cozolino, 2002; Lambert & Ogles , 2004; Smith et al., 1980). Вместо этого была выдвинута «основанная на мозге перспектива» , позволяющая новый и более широкий междисциплинарный или биопсихосоциальный взгляд на психотерапевтические вмешательства (Linford & Arden, 2009, стр. 19).

Большинство современных исследователей в областях, поддерживающих биопсихосоциально-духовный взгляд на функционирование человека, утверждают, что крупные достижения в нейробиологических исследованиях за последнее десятилетие привели к «сдвигу парадигмы» или, другими словами, к «возрождению психического здоровья» (Linford & Arden, 2009; Rossouw, 2010b, 2011; Sulmacy, 2002).В частности, Россоу (2010b, стр. 5) утверждает, что, основываясь на нейробиологии, «разговорная терапия» сталкивается с «новыми проблемами» и «захватывающими новыми возможностями», в то время как смена парадигмы произошла по пути от «вспомогательной модели к модель восстановления »и от« модели восстановления к модели повышения качества жизни ».

Ключевые идеи, способствующие возвышению современного возрождения психического здоровья, были провозглашены в знаменательной статье Эрика Кандела (1998), лауреата Нобелевской премии по медицине.Он заявил, что развитие «наук о мозге» вызвало «замечательную научную революцию» и что специалисты в области психического здоровья должны обладать «способностью включать психическую и эмоциональную жизнь в рамки, включающие как биологические, так и социальные детерминанты» (стр. 467). . Эрик Кандел также описал взаимодействие между процессами мозга и окружающей средой через изменение экспрессии генов и, после усиления синаптических связей, как основу человеческих убеждений, взглядов, воспоминаний, личности и предрасположенностей (Walter et al., 2009). Кроме того, он выдвинул важную идею взаимодействия между «нейронными механизмами» пациентов (стр. 466) и «нейронными механизмами» их психотерапевтов, предвещая функцию зеркальных нейронов — одно из важнейших нейробиологических открытий, которое пока не сделано. должны быть тщательно изучены в психотерапевтических исследованиях и практике (Rossouw, 2010a).

Среди других наиболее явных нейробиологических открытий, способствующих повышению качества жизни клиентов с помощью психотерапевтических вмешательств, современные исследователи выделяют открытие нейротрансмиттеров и их действия, нейропластичность, нейрогенез и регуляцию психических функций снизу вверх и сверху вниз ( Россоу, 2010а, 2012).В результате возникают новые пути объединения нейробиологии и психотерапии, одним из которых является нейропсихотерапия — новая парадигма помощи в Австралии, основным сторонником и теоретиком которой является доктор Питер Россоу из Университета Квинсленда (Rossouw, 2010a, 2010b, 2011, 2012, 2014).

Определение

В современной литературе нейропсихотерапия называется «все более популярной областью исследований» (Walter et al., 2009, S174), а также «естественным результатом нейробиологических исследований» (Rossouw, 2011, стр.3). Также важно отметить, что термин «нейропсихотерапия» использовался в разных странах и в довольно разных формах (Grawe, 2007; Judd, 1999; Kaplan-Solms & Solms, 2000; Laaksonen & Ranta, 2013; Walter et al. ., 2009). Вообще говоря, одна группа исследователей связывает нейропсихотерапию с «использованием нейропсихологических знаний в психотерапии лиц с расстройствами мозга» (Judd, 1999, стр. 3) или, другими словами, с воздействием «неврологической дисфункции или синдромов». у пациентов (Лааксонен и Ранта, 2013, стр.1). Другая группа исследователей рассматривает нейропсихотерапию как «специальную область психотерапии», где неврологические и нейробиологические знания служат для того, чтобы направлять клиентов «в процессе реструктуризации их мозга в сторону более высоких уровней функционирования и благополучия» (Rossouw, 2011, стр. 3). ; Walter et al., 2009).

В этой статье основное внимание уделяется последней концептуализации нейропсихотерапевтической структуры, которая была основана на когнитивно-эмпирической теории личности (CEST) Сеймура Эпштейна (2003) и развита Клаусом Гроу (2007).Обрисованы в общих чертах самые последние концепции нейропсихотерапии как области исследования (Walter et al., 2009) со следующими соображениями на будущее.

Когнитивно-эмпирическая самооценка личности

В своей основной работе «Нейропсихотерапия: как нейронауки влияют на эффективную психотерапию» Клаус Граве, выдающийся швейцарский исследователь и практик, упоминает CEST как теорию, которая «особенно заинтриговала» его и которая послужила основой для его теории консистентности c модель психического функционирования (Grawe, 2007, стр.167-171).

Одним из основных интересов Сеймура Эпштейна (1917-2011), который был почетным профессором психологии Массачусетского университета, была разработка единой теории личности, которая нашла свое отражение в его когнитивно-эмпирической самооценке личности ( 2003 г.). Предполагается, что эта теория совместима с психодинамическими теориями и теориями обучения, а также с современными взглядами на обработку информации. «Интегрирующая сила» (стр. 159–162) CEST проистекает из трех основных предположений: 1) люди склонны обрабатывать информацию с помощью двух независимых и интерактивных концептуальных систем; предсознательная эмпирическая система и сознательная рациональная система ; 2) Эмпирическая система эмоционально управляема, организована и адаптивна; 3) Согласно CEST, предложены четыре базовых потребности ( желание максимизировать удовольствие и минимизировать боль, потребность во взаимосвязи, необходимость поддерживать стабильность и согласованность концептуальной системы человека, потребность в повышении самооценки). одинаково фундаментальны, и их взаимодействие может вызывать парадоксальные реакции.В то время как потребности «служат сдерживанием и противовесом друг другу» (стр. 162), неадекватные последствия возникают, когда потребности удовлетворяются «конфликтным образом» (например, за счет других).

В CEST также предлагается, чтобы люди автоматически конструировали имплицитную теорию реальности, которая включает в себя самооценку, a теорию мира, и , соединяющие утверждения. Кроме того, изложенные основные потребности соответствуют четырем основным убеждениям: о доброте и злобе мира; о предсказуемость, управляемость и справедливость мира в сравнении с его непредсказуемостью, неконтролируемостью и несправедливостью; степень, в которой человек любят, а не отвергают и заслуживают доверия, а не ненадежные, и около человек достойны против недостойного себя (стр.164) .

Эпштейн и его соратники доказали, что успешно проверяли предположения CEST преимущественно посредством адаптации процедур, используемых Тверски и Канеманом (см., Например, Epstein et al., 1992). В результате Эпштейн (2003, стр. 176) предполагает, что, согласно CEST, эффективность психотерапии зависит от изменений в эмпирической системе и может быть достигнута тремя способами: с помощью «рациональной системы для исправления и тренировки эмпирической системы. система»; обеспечение «эмоционально значимого корректирующего опыта» и «общение с системой переживаний в ее собственном носителе — фантазии, образах, метафорах, конкретных представлениях и нарративах».

Теоретико-системная модель психического функционирования

Обрисованные в общих чертах постулаты теории личности Эпштейна плюс его идеи об эмпирической системе, участвующей в человеческих тенденциях «достигать приятных результатов и избегать неприятных» (Эпштейн, 2003, стр. 160), получили дальнейшее развитие в теоретико-согласованной модели Гроуа. умственное функционирование (Grawe, 2007). В целом подход Грэу представляет собой преобразование результатов нейробиологических исследований в психотерапевтическую область (Draguns, 2007) с целостным взглядом на функционирование клиентов.Эта модель используется автором как пояснительная основа для общего понимания психического функционирования человека, развития психических расстройств, а также как необходимые нейропсихотерапевтические вмешательства, которые необходимо применять при работе с клиентами. Рецензенты работы Гроу рассматривают его подход как «индивидуализированное сочетание когнитивно-поведенческих, процессно-экспериментальных и межличностных методов» (Draguns, 2007).

Регуляция последовательности как основной принцип психического функционирования

После пересмотра концептуализаций Эпштейна, Grawe (2007, стр.165-168) предлагает принцип последовательности как «центральный принцип психического функционирования», который также служит «условием для эффективного удовлетворения основных потребностей». Термин согласованность упоминается как «совместимость одновременно происходящих нейронных / психических процессов» (стр. 168) или «внутренние отношения между интрапсихическими процессами и состояниями». Стремление к последовательности рассматривается Грейв как «высшая движущая сила в нервном / психическом функционировании» и, следовательно, как «высший или всеобъемлющий регулирующий принцип» (стр.173). В широком смысле, Грейв утверждает, что регулирование последовательности дает нам понимание психического функционирования человека и должно рассматриваться в контексте целенаправленной деятельности, направленной на удовлетворение основных потребностей. Следовательно, регулирование согласованности и удовлетворение потребностей «внутренне взаимосвязаны» (стр. 169) «соединяющей конструкцией» соответствия или «совместимостью текущих мотивационных целей и фактического восприятия» человека.

Основные элементы теоретико-согласованной модели психического функционирования: основные человеческие потребности, мотивационные схемы, несоответствие, несоответствие

Несмотря на то, что Грейв делает упор на нейробиологические основы психического функционирования человека, он предлагает следующий вопрос как фундаментальный для эффективной нейропсихотерапии: «Что движет этим человеком?» (п.164). Сосредоточение внимания на мотивационных аспектах жизни клиентов позволяет нейропсихотерапевтам проводить персонализированные терапевтические вмешательства, сопоставимые с современными наиболее широко одобренными холистическими подходами к человеческим страданиям (Kleiman & Seeman, 2000).

Модель теории согласованности предполагает, что умственная деятельность иерархически организована и управляется целями и мотивационными схемами, которые формируются в ходе умственного развития. Таким образом, Grawe определяет мотивационные схемы как «средства, которые человек развивает в течение своей жизни, чтобы удовлетворить свои потребности и защитить их от нарушения» (стр.170). В случае роста в среде, ориентированной на удовлетворение потребностей, индивид разрабатывает мотивационные схемы подхода и поведенческие репертуары, предназначенные для реализации целей в различных условиях. Напротив, если основные потребности постоянно нарушаются, мотивационные схемы формируются, в первую очередь, в целях защиты.

Непрерывный поток восприятий создается во время взаимодействия человека с окружающей средой, что соответствует ситуационному опыту и поведению и находится на самом низком уровне модели (Grawe, 2007) (см. Рисунок 1 ниже).

Эти представления формируют сигналы обратной связи о том, как достигаются мотивационные цели. Их называют сигналами несоответствия , вместо , которые Гроу использует в теории управления Пауэра (1973). Если уклонение преобладает над заходом на посадку, появляются сигналы несоответствия в отношении невыполненных сигналов захода на посадку, что создает несоответствие захода на посадку. В случае неспособности избежать пугающих переживаний возникает несоответствие избегания . Кроме того, тенденции приближения и избегания могут активироваться одновременно и взаимно подавлять друг друга, что приводит к мотивационным конфликтам, или мотивационным разногласиям. Мотивационные конфликты могут впоследствии привести к несоответствию или «несоответствию между реальным опытом и активизированными мотивационными целями» (Grawe, 2007, стр. 172). Таким образом, несоответствие и несоответствие рассматриваются Гроу как наиболее важные версии несогласованности в психическом функционировании человека. Постоянно повторяющееся невыполнение целей приближения и уклонения может привести к повышенному уровню несоответствия или, другими словами, очень сложному стрессовому состоянию , сопровождаемому хронически повышенным уровнем отрицательных эмоций.

По словам Гроу, основные потребности обеспечивают нейропсихотерапевтов критериями для измерения устойчивости индивидуумов. В модели базовые психологические потребности рассматриваются как присутствующие у всех людей, и их нарушение или длительное невыполнение рассматривается как наиболее важная причина ухудшения психического здоровья и благополучия клиентов (Grawe, 2007). Среди основных потребностей Grawe выделяет: потребность в привязанности, потребность в ориентации и контроле, потребность в повышении самооценки и защите самоуважения, а также потребность в максимальном удовольствии и избегании стресса.

Комплексная теоретическая модель нейропсихотерапии

Более совершенная модель, которая включает современное мышление в нейропсихотерапии в качестве уникальной метатеоретической основы для понимания состояния человека, была недавно предложена доктором Питером Россоу (Rossouw, 2014). Он заявляет, что нейропсихотерапия представляет собой целостную модель, которая объединяет нейромолекулярные данные и данные об окружающей среде с основной целью облегчить изменения в клиентах и ​​изменить их паттерны патологии в сторону здоровых изменений, которые повышают качество жизни.Автор подчеркивает серую зону между «природой» (генетика) и «воспитанием» (внешнее воздействие), прежде всего на основе нейронной пластичности и эпигенетики — понятий, которые рассматривают мозг как сложную сеть и что нейронная активация чувствительна к факторам окружающей среды. .

Основываясь на идеях Гроу, изложенных выше, Россоу ввел несколько новых функций в свою интегрированную модель нейропсихотерапии (см. Рис. 2).

Во-первых, Россоу описывает основные человеческие потребности, которые необходимо учитывать при работе с клиентами.Потребность в безопасности рассматривается как основная потребность, которая играет главную роль в упрощении мотивационных схем. Эта идея проистекает из ключевого нейронного принципа — принцип выживания (мозг изменяется для повышения выживаемости), где безопасность «является ключом» (Rossouw, 2014, стр. 55) к облегчению нейронного распространения и мотивационным схемам подхода. , в то время как нарушение безопасности ведет к нервной защите и избеганию. Следовательно, обеспечение безопасности в процессе нейропсихотерапии помогает клиентам испытать контролируемое несоответствие, а также освоить мотивационные схемы подхода.

Основная потребность в безопасности активируется через потребность в контроле, потребность в избегании дистресса и боли и максимальном удовольствии, а также потребность в привязанности. В отличие от концептуализаций Грэйва, в интегрированной модели концепция самости (и самооценки) представляет собой конструкцию более высокого порядка, которая является результатом нейронных паттернов, связанных с первичными потребностями, и может быть идентифицирована только в отношении развития базовых потребностей и их воздействия на них. обогащенная или скомпрометированная среда.Таким образом, в интегрированной нейропсихотерапевтической структуре «я» представляет собой конструкцию более высокого порядка, которая приводит к кульминации основных потребностей.

Вкратце, интегрированная теория нейропсихотерапии включает генетические влияния, которым человек подвергается в окружающей среде — воздействия, которые приводят к разнообразным генетическим проявлениям. Либо безопасная (обогащенная) среда, либо сложная (скомпрометированная) среда приводит к активации несоответствия как основы изменения, жизни, выживания и процветания.Опыт контролируемого несоответствия приводит к удовлетворению всех трех основных потребностей с помощью шаблонов подхода. Это, в свою очередь, подавляет стрессовую реакцию и ее активацию, а также способствует нейральной пролиферации, префронтальной корковой активности и сдвигам кортикального кровотока к лобным областям. В случаях нарушения безопасности активируется система реакции на стресс, что в конечном итоге приводит к увеличению выработки гормонов стресса и нарушению активации лобных долей. В таких случаях нейронная активация выживания инициирует появление паттернов избегания.Это краткосрочное повышение выживаемости может поставить под угрозу процветание в долгосрочной перспективе, что приведет к возникновению психопатологии. Россоу (2014) постулирует, что нейронная активация, основанная на страхе, когда она становится стандартной моделью активации, приводит к психопатологии, развивающейся снизу вверх.

Россоу (2014) описывает конкретные принципы восходящей нейропсихотерапии, основанные на изложенных теоретических основах, которые также подтверждаются рядом тематических исследований, представленных в книге.Основная траектория нейропсихотерапевтической работы подразумевает приоритет облегчения условий безопасности (на физическом и эмоциональном уровнях) для клиентов посредством подавления их стрессовых реакций с помощью принципов Роджерса (Rodgers, 1961) и, таким образом, удовлетворения основных человеческих потребностей. Здесь прочный терапевтический альянс обеспечивает «интегративные отношения» между нейропсихотерапевтом и клиентами, «в которых уважаются различия и культивируются сострадательные связи» (Rossouw, 2014, p.62).

Только после соответствующей стимуляции лечения и создания безопасной среды для клиентов нейропсихотерапевт может приступить к обнаружению переживаний нарушения потребностей и содействия новым повествованиям. Россоу подчеркивает, что одной из ключевых особенностей нейропсихотерапии является необходимость облегчить корковый потенциал, а не предполагать его. Это облегчение достигается постоянной терапевтической поддержкой и продолжающейся активацией новых здоровых нейронных сетей, поддерживаемых усовершенствованными зеркальными нейронными сетями, использующими нейронные принципы Дональда Хебба и Майкла Мерзенича (Kandel, 2005).

Современное состояние нейропсихотерапии как направления исследований

Современные авторы определяют нейропсихотерапию как область прикладных исследований, которая пытается: идентифицировать нейронные медиаторы и функциональные мишени психотерапевтических эффектов, определять новые терапевтические пути с использованием нейротехнологий и разрабатывать психотерапевтические вмешательства на основе нейробиологических знаний (выделено автором) (Walter et al., 2009). Основная траектория поля видится в его потенциале предоставить исследователям «надежные суррогатные маркеры» (Walter et al., 2009, с. S180) или клинические индикаторы причинных факторов развития психических расстройств, полезные для диагностики, прогноза и прогнозирования психотерапевтических изменений. Этот курс становится возможным благодаря интеграции нейробиологии в психотерапевтическое образование, исследования и практику.

Что касается идентификации нейронных медиаторов и функциональных мишеней психотерапевтических эффектов, наиболее четко обозначенные примеры относятся к исследованиям нервного субстрата, лежащего в основе дисфункциональной эмоциональной регуляции (Beauregard et al., 2001; Дэвидсон и др., 2000; Grawe, 2007; Ochsner et al., 2004; Россоу, 2012; Walter et al., 2009). Несмотря на то, что тревога и депрессия функционально различаются (Grawe, 2007), цели возможной психотерапевтической работы с этими психическими состояниями так или иначе затрагивают схожие структуры мозга. Вообще говоря, эти структуры могут включать миндалевидное тело, вентромедиальную и дорсолатеральную префронтальную кору (ПФК), связанные с механизмами избегания и отрицательными эмоциями; и передняя поясная кора головного мозга (АКК), отвечающая за преобразование эмоций в определенные чувства, а также за внимание и действия.Что наиболее важно, исследователи утверждают, что эта область нейропсихотерапии подчеркивает важность нейровизуализации для отслеживания механизмов, которые не будут очевидны при использовании поведенческих методов, например, устойчивый регуляторный эффект на активацию миндалины (Walter et al., 2009). Здесь развитие методологии нейровизуализации связывает мозговые процессы с медиаторами психотерапевтических эффектов. Кроме того, признано, что понимание взаимосвязи разума и мозга может быть полезным для самих клиентов, создавая у них мотивацию к изменениям, а также для более глубокого понимания их условий (Walter et al., 2009).

Вторая область современной нейропсихотерапии связана с определением новых терапевтических путей с использованием нейротехологии , которые исследователи считают наиболее выдающимися по крайней мере в двух областях. Первый относится к нейробиологическому применению психотропных препаратов, а также естественных нейромедиаторов, которые могут влиять на психотерапевтические вмешательства (Grawe, 2007). Например, несколько исследователей сосредоточились на функции окситоцина в психотерапии, поскольку он служит нейропептидом, который оказывает успокаивающее действие на систему тревоги разлуки (Rossouw, 2011).Было показано, что окситоцин повышает доверие и умственную способность людей (Domes et al., 2007), играя важную роль в привязанности, которая так важна для «пути развития здорового человека» (Rossouw, 2011, стр. 5). Другой пример связан с использованием лекарств, которые могут влиять на рецепторы, важные для процессов обучения и угасания, что в сочетании с когнитивно-поведенческой терапией оказывается эффективным, особенно при социальном тревожном расстройстве (Hofmann et al., 2006).

Другая область определения возможных терапевтических путей становится возможной с помощью процедур функциональной нейровизуализации и использования нейро-обратной связи как процесса, посредством которого клиенты могут научиться саморегулировать свою мозговую деятельность (Linden, 2006; Masterpasqua & Healey, 2003) . Так, например, транскраниальная магнитная стимуляция (ТМС), функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ) и нейро-обратная связь оказываются полезными для широкого круга проблем: симптомы обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР), лекарственно-устойчивые галлюцинации, нарушение восприятия. боли, синдрома дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ), а также шизофрении и депрессии (DeCharms, 2008; Masterpasqua & Healey, 2003; Schonfeldt-Lecuona et al., 2003).

Третья область современного нейропсихотерапевтического применения видна в разработке психотерапевтических техник на основе нейробиологических знаний. Здесь автор указывает на такие инновационные терапевтические процессы, как десенсибилизация и повторная обработка движений глаз (EMDR) и повторная консолидация следов памяти, особенно для клиентов, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР) (Jeffries & Davis, 2012; Nader & Hardt, 2009; Шапиро, 1996).В этом ключе свидетельства в пользу двусторонней стимуляции движения глаз как важного компонента EMDR предполагают, что она сначала увеличивает доступ к эпизодическим воспоминаниям, а затем действует на компоненты рабочей памяти (Jeffries & Davis, 2012). Этот прогресс помогает психотерапевтам найти лучший способ пробудить и повторно интегрировать травматические воспоминания, что позволяет пациенту сосредоточиться на травматических воспоминаниях менее неприятным и, следовательно, обеспечивает более легкий доступ к этим воспоминаниям.

В описанной современной нейропсихотерапии серьезные психические расстройства часто рассматриваются как «сетевые расстройства» (Walter et al., 2009, с. S176), что предполагает патологическую функциональную связь или «нейрофункциональный режим» (то есть «дисфункцию отдельной нейронной сети») в качестве основного процесса для любого данного психического состояния. Например, кортико-лимбическая дисрегуляция объясняет депрессивные симптомы, а не то, что ранее поддерживало взаимодействие повышенной эмоциональной реактивности снизу вверх и снижения регуляции эмоций сверху вниз PFC (Brooks et al., 2009). Кроме того, изменения в активации PFC посредством психотерапии и фармакологического лечения в настоящее время связаны с дифференциацией тонической активации или активации в состоянии покоя и реакций, связанных с событием, а не просто с уменьшением регуляции снизу вверх и увеличением регуляции сверху вниз (Walter et al., 2009).

Российская психология

Введение
Российская тройка

Современная российская психология уходит своими корнями в 1920-е годы, когда замечательная группа советских исследователей, «русская тройка» (Rossouw & Kostyanaya, 2014) во главе с Львом Выготским, начала тщательное исследование широких психологических феноменов. Общая линия их исследовательского поиска проявлялась в амбициозном желании молодого Александра Лурия принять участие в «создании объективного подхода к поведению, сконцентрированного на реальных событиях» (Luria, 1979, с.25).

Как из-за особого состояния глобальной психологии как научной дисциплины того времени, так и из-за социально-исторического контекста «родины» Выготский и его коллеги, казалось, имели четкое представление о том, что следует изучать. По словам Лурия и Алексея Леонтьева, тогда они стремились установить материалистическое исследование психической деятельности человека (Хомская, 2001). Для лучшего понимания важно упомянуть, что эти исследователи пытались определить себя где-то между «идеалистическим» и «натуралистическим» подходами к человеческим процессам, уделяя особое внимание основным постулатам философии марксизма.В совместных работах тройки можно выделить несколько основных исследовательских тем, в то время как конкретные интересы каждого из исследователей представлены в следующих параграфах.

Советских психологов в первую очередь интересовала проблема сознания или, в других мирах, понимание того, что составляет психологию людей и чем они отличаются от других видов (Хомская, 2010). Таким образом, российская тройка уделяла основное внимание культурно-историческому развитию высших психических функций через опосредованные процессы речи и мнемотехники как конкретные результаты культурного развития общества.Для объяснения опосредованных процессов Выготский выдвинул понятие «знак», подчеркнув, что психические процессы человека опосредуются инструментами, имеющими «значения», и не только когнитивные, но и психологические (Выготский, 1999). Вторая важная идея советской психологической концепции заключается в том, что активность человека по изменению своего окружения играет решающую роль в процессе опосредования высших психических функций и овладения конкретным человеческим поведением (Хомская, 2010).В результате сознание упоминается как специфическая человеческая форма рефлексии, которая создается внешними условиями и сложными социальными формами практической деятельности.

Далее исследовательская группа посвятила свое исследование основным принципам развития человеческого разума или изучению системной и динамической структуры разума / сознания (Хомская, 2010). Основной принцип исследования предполагал, что структура определенных психических процессов человека формируется в результате внешней деятельности человека и может быть интернализована в дальнейшем в течение жизни человека.Другой важный принцип состоит в том, что сознание характеризуется системной структурой, и все высшие психические функции связаны друг с другом. Следовательно, чтобы понять сингулярную функцию, необходимо проанализировать систему в целом (Лурия, 1973; Выготский, 1978). Важно отметить, что «прогрессивное» значение постулатов Выготского, признанное его учениками, проявляется в «динамическом» видении психических процессов человека: сами функции возникают в процессе психического развития ребенка и изменяют свою взаимосвязанность за счет перехода к более сложным формам. умственной деятельности (Хомская, 2010).

Изучение концепта «значение» было одной из последних совместных исследовательских попыток «тройки» (Хомская, 2010). Советские исследователи особенно интересовались его происхождением и развитием в культурном, социальном и психологическом контексте (Gredler & Shields, 2008). Исследователи констатировали, что «смысл» находит свое отражение в слове и опосредует процесс непосредственного чувственного отражения мира (Хомская, 2010). Слово здесь рассматривается как неотделимое от значения и наоборот.Чтобы исследовать психологическое значение, необходимо исследовать слово в его функции процесса обобщения, что нашло отражение в исследованиях тройки по формированию понятий (понятий) у детей (Хомская, 2010).

Продвигая и поддерживая изложенные общие постулаты советской психологической системы, каждый из исследователей сосредоточился на конкретном аспекте этой концепции и в соответствии со своими индивидуальными интересами: Лурия (1973) в основном занимался церебральной организацией психических функций, Выготский (1978) в первую очередь сосредоточился на социокультурных аспектах человеческого функционирования , а Леонтьев (1979a) далее представил свою собственную теорию деятельности.

Александр Романович Лурия

Александр Лурия был основателем российской нейропсихологии, который основывал свои исследования на вышеупомянутой общей психологической структуре русской тройки и придумал уникальные соображения в области взаимодействия мозга и разума (Kostyanaya & Rossouw, 2013; Rossouw & Kostyanaya , 2014). В России нейропсихология рассматривается как область, возникшая между психологией, медициной и физиологией, где центральной темой было изучение мозговой организации (локализации) психических функций (Хомская, 2010).

Хомская (2010) отмечает, что три следующих вопроса представляли особый интерес для Лурии и определили его исследование взаимодействия человеческого разума и мозга: 1) Что составляет психическую функцию как психологический феномен? 2) Что составляет мозг как субстрат для психических функций или каковы основные принципы его организации? 3) Как психические функции могут быть связаны со структурами мозга? В результате объединения запросов Лурии с вопросами Выготского и Леонтьева высшая психическая функция человека в советской психологии была признана сложной формой (конфигурацией) умственной деятельности, включающей; движущие мотивы, цели (программа), исполнительные элементы (действия и операции) и механизмы контроля (Хомская, 2010).Кроме того, исследователи подчеркнули, что высшие психические функции занимают высшее положение, поскольку они возникают в течение жизни, опосредуются психологическими инструментами и контролируются добровольно.

Стоит отметить, что именно Лурия в начале 1920-х годов начал свои тщательные исследования в области философии, психологии и медицины в Казанском университете, что впоследствии позволило ему привлечь Выготского и Леонтьева в Москву и создать Русскую тройку (Костяная). И Россоу, 2013).Те годы были временем тоталитарного режима в Советской России, а также политических репрессий, несвободы, изоляции от мирового научного сообщества, пропаганды и политизации социальных наук (Гиндис, 1991; Соколова, 2005). Исторические потрясения того времени во многом нарушили исследования, не позволяя исследователям изучать различные области своих интересов из-за тщательной проверки и политической цензуры. Поэтому сам Лурия, а также его коллеги и ученики отмечают, что его научный прогресс был «несколько непоследовательным» (Kostyanaya & Rossouw, 2013, p.48), однако на протяжении его карьеры можно выделить несколько основных тем.

Интересно, что в некоторых исторических отчетах о советской психологии ставится под вопрос, следует ли изначально относить возникшие научные достижения к марксистско-ленинской методологии или, скорее, они возникли, несмотря на это идеологическое давление (Гиндис, 1991; Ломов, 1984). Таким образом, начало 1920-х годов в Советском Союзе ознаменовалось исследованиями «тройки» в области «педологии» или «интегративной науки о ребенке как целостном образовании» (цитируется по Gindis, 1991, p.169). Исследователи были движимы идеями о пластичности человеческой природы, о силе социальной обусловленности и о возможностях научных методов. Эти идеи, а также акцент тройки на качественных методах и индивидуальных различиях в детях, были подвергнуты критике со стороны властей и признаны вредными для «социального государства» (Gindis, 1991, p. 170). Однако, как утверждает Гиндис, «наука имеет свою логику развития, и интеллектуальная деятельность не может сводиться просто к реакции на политическую среду» (стр.170). В этом ключе исходные постулаты о человеческих способностях и пластичности человеческой натуры были в дальнейшем включены Луриа в его исследования по анализу и восстановлению психических функций человека (Luria, 1963, 1966, 1973, 1976, 1979).

Еще до встречи с Выготским на Втором психоневрологическом конгрессе в Ленинграде Лурия уже начал свою известную совместную работу с Леонтьевым над комбинированным двигательным методом, которая привела к разработке первого детектора лжи в советской системе уголовного правосудия (Kostyanaya & Rossouw). , 2013).За этим первым исследованием сложного поведения человека посредством анализа влияния аффективных реакций на двигательные реакции последовало исследование Лурии, посвященное планированию и регулирующей роли речи, а также афазии и аномальному онтогенетическому развитию у детей (Glozman, 2007). За годы совместной работы тройки Лурия как сумел внести вклад в развитие культурно-исторического подхода к психологии , так и преследовать собственные интересы (Kostyanaya & Rossouw, 2013).Он участвовал в многочисленных исследованиях роли наследственности и внешних факторов в психических процессах (Luria, 1979), о локализации и восстановлении церебральных нарушений и связанных с ними функций, что в конечном итоге было описано в одной из его основных работ, The Working Brain: Введение в нейропсихологию (Лурия, 1973).

Среди наиболее значительных концепций Лурии, которые он представил в послевоенный период, есть концепция трех основных функциональных единиц мозга, ответственных за психические процессы и сознательную деятельность человека (1973): единица для регулирования тона и бодрствования; , — блок получения, обработки и хранения информации, и — блок программирования, регулирования и проверки умственной деятельности. Он утверждал, что эти единицы обладают иерархической структурой, включающей три корковые зоны: первичная (проекционная) область; , — вторичная (проекционно-ассоциативная) зона, и — третичная зона (зоны перекрытия). В своем нейробиологическом анализе Лурия подчеркнул, что психические процессы человека представляют собой сложные функциональные системы, в которых задействованы группы областей мозга, работающих во взаимодействии (Kostyanaya & Rossouw, 2013).

В последние годы карьеры и жизни Лурия сосредоточился на новом подходе к структуре процессов памяти, новых областях нейропсихологии (т.д., нейролингвистика) и изучение взаимосвязи между полушариями мозга (Кузовлева, Дас, 1999). Его теоретические идеи нашли свое практическое применение в уникальном клиническом подходе Лурии к разработке, применению и интерпретации нейроспсихологической оценки (Ardila, 1992; Lewis et al., 1993).

Лев Семенович Выготский

Лев Выготский — один из наиболее известных российских психологов, чьи работы были переведены на многие языки, применялись в различных культурных контекстах и ​​значительно повлияли на психологию развития во всем мире (Gallagher, 1999; Gredler & Shields, 2008; Homskaya, 2010; Карпов, Хейвуд, 1998; Костяная, Россоу, 2013; Луи, 2009).Ему удалось оставить после себя около двухсот семидесяти научных работ, когда в 1934 году в возрасте 37 лет он умер от туберкулеза, который в то время в России было нелегко излечить (Gallagher, 1999). Среди наиболее очевидных факторов, которые повлияли на траекторию творчества Выготского и, в частности, на его развитие культурно-исторической теории , Gredler & Shields (2008) обнаружили, что социально-исторический контекст Советской Социалистической Республики повлиял на его таланты и методы научного анализа.

Увлечения Выготского в раннем детстве историей, искусством, литературой и театром были одними из предшественников его будущих научных достижений, первым из которых был его тезис о трагедии Шекспира о Гамлете, признанный многими ведущими учеными в этой области, за которым последовали его исследования. в психологии искусства (Баянова, 2013). После своего великолепного выступления в 1924 году на тему «Методы рефлексологического и психологического исследования» на Втором Всесоюзном психоневрологическом съезде в Ленинграде Выготский присоединился к Лурии и Леонтьеву в Московском институте экспериментальной психологии.Это время признано его коллегами «поворотным моментом» в своей карьере (Luria, 1979), поскольку это было началом многих плодотворных исследовательских путей для российской психологической науки.

В последующие годы непрерывной борьбы с туберкулезом Выготскому удалось защитить диссертацию на тему «Психология искусства», написать выдающийся методологический очерк «Историческое значение кризиса в психологии», а также свои основные работы в области психологии. образование, аномальная психология и культурно-исторический подход к психологии: «Педагогическая психология», «Мысль и речь», «История развития высших психологических функций», «Проблемы умственной отсталости» (теория Выготского, 2010).В 1926 г., окончив медицинское образование, Выготский создал лабораторию по изучению психологии аномальных детей, которая впоследствии стала Экспериментальным институтом дефектологии (Выготская, 1999). В то время различные специалисты из смежных областей, а также родители и родственники страдающих детей посещали презентации дела Выготского и его консультации.

Выготский хорошо известен своим крупным отчетом о культурно-исторической теории психического развития, , который был разбросан по его многочисленным работам и реализован в различных областях, в первую очередь в исследованиях нормального и аномального развития детей (Gallagher, 1999). ; Гредлер и Шилдс, 2008).Руководствуясь марксистской теорией, а также объективным подходом к психологии, Выготский видел в исследовании сознания главный предмет психологической науки (Хомская, 2010). Его здравые теоретические соображения, тем не менее, позволили Выготскому серьезно развить его теорию, которая применялась как в образовательной, так и в клинической областях практики (Gredler & Shields, 2008; Homskaya, 2010).

Анализируя человеческое развитие, а также развитие любого конкретного человека, Выготский пришел к основному выводу, что онтогенез человека определяется как естественными (органическое созревание) , так и планами культурного развития (Хомская, 2010).По Выготскому, именно в процессе , , исторического развития, , социальных, человеческих существ меняются способы овладения своим поведением и вырабатываются уникальные, высшие и культурные формы человека (Хомская, 2010). В случае применения теории к развитию ребенка Выготси постулировал, что социальное взаимодействие играет основную роль в постоянных изменениях в мыслях и моделях поведения детей, которые могут быть довольно сложными в различных культурах (Gallagher, 1999).Выготский предполагает, что процессы развития опираются на культурные инструменты, которые могут передаваться от человека к человеку тремя основными способами: посредством имитационного обучения , обучения с инструкциями, и совместного обучения (Gallagher, 1999) . Психологические инструменты Выготский определил как «интеллектуальные механизмы или операции, которые мы используем для изучения нашего окружения и взаимодействия с другими» (Луи, 2009, стр. 20). Среди наиболее глубоких культурных инструментов, которые он предложил, были символы, письменный и устный язык, карты и научный метод (Gredler & Shields, 2004).

Галлахер (1999) выделяет несколько основных принципов теории когнитивного развития Выготского, которые также относятся к более широким рамкам, которые он применил к психологии психических функций человека. Во-первых, частная речь используется детьми для планирования и управления своим собственным поведением. Чаще всего дети используют частную речь, когда выполняемые ими задачи становятся для них слишком трудными для выполнения без соответствующей помощи. В результате второй принцип относится к концепции Выготского , зоны ближайшего развития (ZPD) или разницы между фактическим уровнем развития, определяемым индивидуальным решением проблемы, и уровнем потенциального развития, определяемым при решении проблемы под руководством взрослых. или в сотрудничестве с более осведомленными коллегами (Луи, 2009).

Таким образом, успех обучения и когнитивного развития зависит от способности выполнять задачи в рамках индивидуального ZPD. Кроме того, процесс обучения, ведущий к развитию, должен обладать двумя основными характеристиками: субъективность и строительные леса (Gallagher, 1999; Louis, 2009). Субъективность возникает, когда в процессе обучения два человека начинают задание с разным пониманием и в конечном итоге приходят к общему пониманию. Строительные леса относится к изменению помощи более образованного человека с интенсивной на сокращенную, в то время как навыки учащегося улучшаются. Кроме того, Выготский утверждал, что каждая психическая функция в культурном развитии ребенка проявляется дважды: во-первых, во время общения с другими ( интерпсихологически ), а затем внутри ребенка ( интрапсихологически), где усвоение языка играет наиболее важную роль. влиятельная роль (теория Выготского, 2010).Вообще говоря, тема большинства работ Выготского отсылает исследователей к акценту на социальное обучение, культурный опыт и внутренние силы человека в процессах развития.

Леонтьев Алексей Николаевич

Алексей Леонтьев — выдающийся российский исследователь, который в 1930-х годах сформировал Харьковскую психологическую школу, ориентированную на деятельностный подход к психологии, которая до сих пор остается основной психологической доктриной в России (Соколова, 2005).Некоторые исследователи пытались проанализировать, что повлияло на поляризацию взглядов Выготского и Леонтьева, а также произошло ли это на самом деле при создании Харьковской психологической школы (Козулин, 1996; Леонтьев, 2005; Соколова, 2005). Главный концептуальный спор между двумя российскими исследователями описан в работе Леонтьева «Изучение окружающей среды в почвенных трудах Л.С. Выготского », вышедшего только в 1998 г. (Соколова, 2005). В этой работе Леонтьев впервые подчеркивает, что источник психологического развития лежит в деятельности субъекта в окружающей среде, , но не только в окружающей среде.

Важно отметить, что Леонтьев также разделял наиболее фундаментальные постулаты культурно-исторической теории, инициированной Выготским (Соколова, 2005). В частности, он поддержал диалектическое устранение Выготским дихотомии между окружающей средой и наследственностью в западной экспериментальной психологии. Леонтьев подчеркивал необходимость исследования «единства субъекта и его окружения» (цитируется в Соколова, 2005, стр. 4), однако он также заявил, что концепция Выготского об опыте не может объяснить важность отношения «Эта личность входит в окружающую ее действительность».Вместо этого он предлагает категорию «значение», которая в рамках контекста деятельности трансформирует любой социально-исторический факт субъекта в психологический (Соколова, 2005).

Анализируя и сравнивая наиболее известные советские психологические разработки, некоторые авторы склонны размышлять о социально-политическом влиянии тех времен, когда возникли теории Выготского и Леонтьева (Козулин, 1996). Таким образом, признавая взаимную социокультурную основу исследований Выготского и Леонтьева, Козулин (1996, с.328) утверждает, что Леонтьев был более ограничен «внутренней цензурой» и «откровенным оппортунизмом» марксизма, маскируя свои «истинные мысли и намерения». Козулин (1996, с. 329) пишет, что основной акцент в работах Леонтьева был сделан на разработке последовательной и надежной психологической модели, в которой «труд как парадигматическая человеческая деятельность становится источником психологического развития личности». Автор приходит к выводу, что поздняя сосредоточенность Леонтьева на значении и мотивах человеческой деятельности была «плохо сформулирована», что действительно позже было признано последователями Леонтьева и теперь тщательно исследовано российскими и зарубежными психологами по всему миру (Baumeister & Vohs, 2002; King & Hicks, 2012; Леонтьев, 2005b; 2012; 2013; Reker & Wong, 2012; Schnell, 2009).

В результате Леонтьев предложил психологическое исследование психических процессов человека с точки зрения трех различных уровней анализа (Rossouw, Kostyanaya, 2014). Самый высокий и самый общий уровень относится к мотивам, которые движут человеческой деятельностью. Промежуточный уровень характеризуется действиями и связанными с ними целями, а самый низкий уровень — это анализ операций, которые могут служить средством для достижения целей более высокого порядка. Кроме того, Леонтьева особенно интересовали действия, которые в конечном итоге могут привести к интернализации внешних действий человека в форме внутренних психических процессов (Козулин, 1996).

Вместе с другими членами советской психологической школы Леонтьев участвовал в разнообразных экспериментальных исследованиях (Соколова, 2008), которые, в свою очередь, побудили его уникальные концептуализации фундаментальных психологических идей через призму его теории деятельности. Таким образом, со ссылкой на анализ процессов опосредования Выготским, Леонтьев изучает формирование памяти и внимания как высших психических функций человека (Леонтьев, 1979b). Применяя свой метод двойной стимуляции, Леонтьев доказал гипотезу Выготского о развитии высших психических функций через процесс интернализации знаков / стимулов (Соколова, 2008).В результате своих исследований Леонтьев описал развитие процессов памяти и внимания от доассоциативных до ассоциативных и опосредованных. Леонтьев утверждал, что речь играет одну из основных ролей в посредничестве высших психических функций, в то время как рекомендации для будущих исследований были сделаны в пользу анализа человеческих потребностей и аффектов.

Стоит отметить, что среди его наиболее выдающихся концепций была идея «субъектно-объектного континуума» или, другими словами, понимание человека в мире (Леонтьев, 2000), а также связанная с этим концептуализация личности. «Как тип стыка, связывающего развитие общества и личности (« субъективное развитие ») (Леонтьев, 2005а, с.46). Леонтьев твердо убежден, что новое психологическое измерение должно заключаться в изучении места и положения людей в системе социальных связей и коммуникаций или изучении того, что «врожденно» в людях, вместе с тем, что они «приобретают» (Леонтьев, 1983).

Практическое применение теории деятельности Леонтьева было в первую очередь установлено в области взаимодействия человека и компьютера, в частности , в дизайне взаимодействия , , продвигаемом сторонниками компьютерных сообществ совместной работы в разных странах (Каптелинин И Нарди, 2006).

Сравнение и противопоставление двух парадигм

В предыдущих двух частях статьи обсуждались разработки советской психологической школы и основы нейропсихотерапевтической системы. Заключительная часть статьи представляет собой критическое размышление о том, что общего между двумя парадигмами и что позволяет их теоретическое сравнение, чем они отличаются и каковы будущие перспективы с точки зрения их взаимного влияния. Стоит отметить, что сравнение этих конкретных областей знаний не встречается ни в одной соответствующей литературе и, таким образом, составляет новизну и значимость этого анализа.

Основные сходства и различия между парадигмами

Если принять во внимание уровни методологии научного знания, предложенные современным российским психологом личности Асмоловым (1990), становится очевидным несколько основных моментов сходства между двумя парадигмами.

На уровне наивысший уровень методологии или, другими словами, при сравнении философии или мировоззрения исследователей обеих парадигм становится ясно, что главной целью исследователей прошлого и настоящего было понимание «человеческого состояние »(Россоу, 2014) путем создания надежных объяснительных моделей.Для Лурии и его коллег (Luria, 1979) советский режим был временем для реализации «основных амбиций» стать психологом и принять участие в «создании объективного подхода к поведению, сконцентрированного на реальных событиях» (цитируется. в Костяная и Россоу, 2013). Кроме того, именно проблема сознания и последующее взаимодействие разума и мозга были наиболее важными для советских психологов (Хомская, 2010). Точно так же главная цель одного из основателей нейропсихотерапии — Клауса Гроу — заключалась в формулировании «великой теории психопатологии и психотерапии» (Grawe, 2007, стр.xxi), который серьезно относится к «опыту пациентов на всех уровнях». Здесь Grawe (2007) также подчеркивает, что его главный интерес заключается в нейробиологическом объяснении «интегративной» или «общей» психотерапевтической структуры, основанной на его теоретико-согласованной модели психического функционирования.

Однако принципиальное различие между двумя парадигмами проявляется в методологии самого высокого уровня. В соответствии с западной экспериментальной психологией 19 -го и 20 -го веков, советские исследователи были в основном озабочены объяснением общих психологических принципов психического функционирования (Fancher, 2006; James, 1981; Luria, 1932; Titchener, 1902; Vygotsky , 1978, 1987).Более того, как упоминалось в предыдущих разделах, основное внимание в их работе было уделено влиянию общества и культуры в целом на развитие высших психических функций, которые, как утверждается, отличают человека от других видов (Выготский, 1978). Это было преимущественно во время Второй мировой войны и после нее с лечением и реабилитацией ветеранов, когда советская психологическая школа перешла от чистой теории к ее практическим приложениям (Хомская, 2010; Лурия, 1979).Кроме того, в последние годы советской эры российские психологи начали все больше и больше интересоваться проблемой личности , следовательно, , имея в виду роль контекста и интернализации значения в человеческом функционировании; и начал видеть будущее психологии в тщательном анализе идиосинкразических психологических феноменов, а не общих феноменов (Хомская, 2010; Леонтьев, 2000).

Напротив, сторонники нейропсихотерапевтической основы подчеркивают, что нейропсихотерапия относится к «нейробиологическому взгляду на проблемы психотерапии» (Grawe, 2007, p.14), а также «практические последствия, вытекающие из этой точки зрения». Согласно Россоу (2014, стр. 3), нейропсихотерапия направлена ​​на «понимание патогенеза благополучия, а также патогенеза психопатологии», чтобы позволить практикующим врачам лучше понять, как они могут реструктурировать мозг в сторону «более высоких уровней функционирования и благополучия». бытие »(Россоу, 2011). Таким образом, несмотря на то, что она была инициирована очень схожей целью создания общей объяснительной модели функционирования человека, советскую психологическую школу можно охарактеризовать как преимущественно теоретическую и отвечающую требованиям классической научной психологии, в то время как нейропсихотерапия является специфически прикладной областью знаний ( Россоу, 2014; Уолтер и др., 2009).

Когда, ссылаясь на следующие два уровня методологии (Асмолов, 1990), общие и конкретные принципы / методы научного исследования, можно также найти различные соответствующие концепции, введенные в обе рассматриваемые парадигмы. Интересно, что уникальные идеи каждого из членов российской тройки (Kostyanaya & Rossouw, 2014) могут быть прямо или косвенно прослежены в теоретико-согласованной модели психического функционирования и ее терапевтических последствиях, предложенных Grawe (2007).Например, аргумент Леонтьева (2000) о главной роли деятельности и связывает мотивы, цели, действия и , а также общую активную позицию человека в меняющейся среде, что способствует пониманию человеческого деменциональное функционирование, замечательно соответствует понятию подхода и мотивационной схемы избегания в модели Граве (2007). Таким образом, параллельно с акцентом Леонтьева (1979) на человеческую мотивацию как движущую силу деятельности, Grawe (2007, с.348) заявляет, что «соответствие и согласованность относятся к мотивированным аспектам психического функционирования» и что для того, чтобы терапия была эффективной, нейропсихотерапевт должен подвергнуть сомнению «факторы, которые движут человеком, как положительно, так и отрицательно» (2007 , стр.164).

Фундаментальное допущение нейропсихотерапевтической структуры состоит в том, что терапевтический результат зависит от «степени, в которой терапия позволяет достичь постоянных улучшений психического функционирования пациента» (Grawe, 2007, стр.353). Также признано, что улучшение согласованности может быть достигнуто: с помощью лечения, ориентированного на расстройство, опыта в процессе терапии и лечения отдельных источников несоответствия (Grawe, 2007, стр. 353)) . Возникновение психопатологии, а также часто проявляющийся «тревожный мозг» у клиентов, как считается, возникает в результате компрометации или нарушения основных потребностей и следования «защитным действиям» мотивационных схем избегания (Rossouw, 2014, p.16). Клиенты в этих психопатологических состояниях нуждаются в «эксперте с внешней точки зрения», в то время как «получение помощи извне» также относится к «влиянию на свои нейронные структуры через кого-то с другими нейронными структурами» (Grawe, 2007, стр. 355). Здесь автор косвенно упоминает не только значение зеркальных нейронов как возможных посредников нейропсихотерапевтических вмешательств (Rossouw, 2010), но также ссылается на « сложных ситуаций неконгруэнтности» как средство для овладения клиентами поведением и опытом (Grawe, 2007, стр.222). Другими словами, «двигатель развития металла» и последующего улучшения благосостояния клиентов виден в контролируемом несоответствии, , которое может быть достигнуто, когда люди сталкиваются с ситуациями, которые могут быть потенциально достигнуты; когда человек развивает «потенциал, превышающий достигнутый в настоящее время уровень» (Grawe, 2007, стр. 222).

Те фундаментальные нейропсихотерапевтические состояния, которые направлены на улучшение благополучия клиентов, можно сравнить с условиями для развития высших психических функций и когнитивного развития человека в целом, постулированными более полувека назад Выготским (Louis, 2009). ).Согласно Выготскому, эффективное обучение и когнитивное развитие могут происходить только тогда, когда ученик сталкивается с задачей, находящейся в пределах его или ее зоны ближайшего развития ( см. , часть российской психологии). Эффективность когнитивного развития человека также зависит от возможности строительных лесов, , где помощь более знающего человека уменьшается в соответствии с постоянным овладением навыками учащегося. В этом смысле нейропсихотерапия может быть метафорически связана с формированием новых высших психических функций клиента, которые определяются его потребностями и базовыми возможностями.Обе парадигмы обращают особое внимание на сильных сторон клиентов, на которых строятся нейропсихотерапия и когнитивное развитие (в случае Выготского) (Grawe, 2007; Хомская, 2010).

Уникальные идеи Лурии о взаимодействии разума и мозга имеют наибольшее сходство с нейропсихотерапевтическими взглядами на важность нейробиологии для психотерапевтической практики. Так, Костяная и Россоу (2013) утверждают, что описание Луриа — восходящего развития мозга (Лурия, 1973) очень похоже на нейронные исследования, проведенные Полом Маклином (1990), и его концептуализацию триединого мозга . Понимание фундаментальных нейробиологических процессов важно для практиков при реализации теории на практике, что было подтверждено ведущими исследователями в этой области (см., Например, Grawe, 2007; Kandel, 1998; Rossouw, 2014). Россоу (2014, стр. 8) подчеркивает, что формирующаяся парадигма психиатрической помощи фокусируется на объединении подходов «снизу вверх» и «сверху вниз», где «ключевой особенностью нейропсихотерапии является необходимость способствовать увеличению емкости коры головного мозга, а не предполагать ее способность». .Точно так же Лурия разработал конкретную серию тестов и задач для восстановления и коррекции нарушенных психических функций у своих пациентов, в первую очередь на основе его концептуализации трех основных функциональных единиц мозга (Luria, 1973; Purisch & Sbordone , 1986). Подобно большинству сторонников нейропсихотерапии (Rossouw, 2014), Лурия верил в гибкость субстрата и способность компенсирующих механизмов иметь место, когда соответствующая нейропсихологическая помощь доступна для тех, кто страдает психологической недееспособностью (Luria, 1973).

Основное различие на уровне конкретных принципов и методов между советскими психологическими разработками и разработками нейропсихотерапии связано с сегодняшней доступностью таких технологических инструментов, как нейровизуализация (Walter et al., 2009). Предвещая «начало новой интеллектуальной структуры» (Kandel, 1998, p. 457), психиатры предполагали получение знаний разными способами, но те из «тройки» были «полностью сопоставимы с таковыми у хорошо подготовленного невролога» ( п.466). Исследования показывают, что нейробиологические знания действительно включены в текущую лечебную практику [см., Например, десенсибилизацию и переработку движений глаз в терапии посттравматического стрессового расстройства (Raboni et al., 2006)].

Россоу (2014, стр. 7) утверждает, что нейропсихотерапия фокусируется на «нейронной основе для понимания состояния человека» и что смежные области нейробиологии вносят вклад в психотерапевтическую теорию и практику множеством способов. Например, новейшие знания об экспрессии генов, фундаментальных нейронных принципах (см., Например, исследование Дональда Хебба и Майкла Мерзенича), а также разработки в области эпигенетики, подчеркивающие роль среды для функционирования мозга, позволяют изменять клиентов в « нейроструктурный, нейрохимический и нейросетевой уровни »(Rossouw 2004, p.7). Советская школа психологии в первую очередь занималась другим уровнем анализа функционирования человека, касающимся общих психологических принципов и акцентом на роли социального взаимодействия (Хомская, 2010). Таким образом, если смотреть на две парадигмы с точки зрения биопсихосоциально-духовного подхода к человеческому функционированию (Greenberg, 2007), каждая из парадигм имеет свой главный объект исследования, поскольку стремится быть всеобъемлющей.

Две анализируемые парадигмы существенно различаются на последнем уровне методологии, т.е.е., уровень методов и приемов дознания (Асмолов, 1990). Нейропсихотерапевтическая структура позволяет терапевту использовать техники любой терапевтической позиции, если она учитывает потребности клиентов и описанные выше терапевтические стратегии (Grawe, 2007). Грэй также предложил и успешно протестировал конкретный вопросник Inventory of Approach and Avoidance Motivation, , который может помочь нейропсихотерапевту определить мотивационные цели клиентов, «особенно актуальные в контексте психотерапии» (Grawe, 2007, стр.259). Что касается советской школы, наиболее ярко выраженный ряд специфических психологических техник был предложен Луриа (Purisch & Sbordone, 1986). Отличительной особенностью нейропсихологического теста Лурия-Небраски является то, что он полезен для решения широкого круга вопросов, направленных на различные психологические состояния, и доказал свою эффективность в разных культурах (Purisch & Sbordone, 1986). Однако и здесь основное внимание уделяется наиболее фундаментальным психологическим процессам и их искажениям, относящимся к области нейропсихологии.

Будущее

Приведенный выше сравнительный анализ нейропсихотерапевтической основы и советских разработок в области психологии позволяет нам отметить, как две парадигмы могут взаимно способствовать траекториям будущего развития и совершенствования друг друга. На этом этапе анализа становятся очевидными два основных направления для дальнейшего рассмотрения, каждое из которых также было признано некоторыми исследователями в смежных областях в их отдельных работах (Gindis, 1991; Rossouw, 2014).

Таким образом, Россоу (2014) утверждает, что современная нейропсихотерапия фокусируется как на нейробиологии, так и на межличностных взаимодействиях, которые являются важными маркерами патологии и благополучия и создают нейробиологию «взаимосвязанности нас». Здесь акцент делается на роли общества в формировании человеческого функционирования, что также было упомянуто Grawe (2007), когда подчеркивалась необходимость анализа потребностей клиентов в их контексте и конкретной среде. Эта траектория для будущих нейробиологических исследований могла бы основываться на более тщательном анализе фундаментальных советских психологических принципов формирования психических функций человека.Концепция посредничества (Карпов и Хейвуд, 1998) и принципы создания личного , означающего (Леонтьев, 2012; 2013), в зависимости от культурного и индивидуального контекста, могли бы лучше информировать профессионалов о внутреннем мире своих клиентов. Кроме того, определенные концепции (которые еще предстоит тщательно проанализировать) могут пролить больше света на психологические процессы психических состояний. Например, концепция смещения мотивов на цели, введенная Леонтьевым (2006), может быть использована в качестве объяснительной концепции для понимания механизмов аддиктивного поведения.Следовательно, советская психология могла бы служить дополнительным теоретическим источником нейропсихотерапевтической основы, если будет предпринят дальнейший более тщательный анализ известных и малоизвестных концепций.

Напротив, исходя из предположения Леонтьева о необходимости анализа личности и ее особенностей (Хомская, 2010), далее было отмечено, что советским, а затем и российским психологическим школам необходимо переключить внимание с чисто теоретических на более практические проблемы, чтобы сделать психологию более применимой к потребностям общества (Gindis, 1991).В 1989 году было отмечено, что в СССР насчитывалось около 5000 психологов, 12 университетов и два педагогических института, где психологи могли получить признанные ученые степени (Гиндис, 1991). К 2005 году по всей стране уже было 400 университетов, из которых ежегодно выпускалось 5000 психологов (Соколова, 2005). Это было время «перестройки» (или перестройка , структурная перестройка ), когда начали появляться первые частные психологические практики с меньшей стигматизацией клиентов, обращавшихся за психологической поддержкой и помощью (Соколова, 2005).Однако, как было отмечено ранее Гиндисом (1991) и может быть подтверждено опытом автора этой статьи, большинство выпускников психологических факультетов в России по-прежнему обучаются преимущественно как академические исследователи, а не как практики. Кроме того, в соответствии с предыдущими утверждениями об отсутствии зарубежной психологической литературы и соответствующей научной коммуникации в России (Tulviste, 1988), можно констатировать, что российские психологические школы по-прежнему сталкиваются с множеством препятствий для того, чтобы должным образом выступать в глобальном масштабе. масштаб.Таким образом, приведенный выше сравнительный анализ двух парадигм предполагает, что, имея очень схожие теоретические допущения с советской школой, нейропсихотерапевтическая структура может быть дополнительно модифицирована и включена в российскую психологическую практику, где надежные психотерапевтические подходы чрезвычайно востребованы (Gindis, 1991). ). Кроме того, современные концептуализации психотерапевтических процессов (объясненные со ссылкой на зеркальные нейронные сети и эпигенетику) могут служить надежной теоретической основой, разработка которой всегда была в лучших интересах российской психологической школы.

Заключение

Согласно известной русской пословице «Все новое — хорошо забытое старое» или в переводе на английский язык «Нет ничего нового под солнцем». Таким образом, в нынешнее время «рассвета возрождения психического здоровья» (Rossouw, 2011, стр. 3) эта статья была направлена ​​на то, чтобы построить мост между раскрытыми советскими разработками в области психологии и нынешними нейропсихотерапевтическими соображениями.

Обе парадигмы обсуждались с особым акцентом на их происхождение и соответствующие научные и социальные требования.Первая часть статьи была посвящена теоретико-согласованной модели психического функционирования, предложенной Клаусом Гроу (2007), и самым последним концептуальным представлениям о нейропсихотерапии как области исследований (Walter et al., 2009). Во второй части были описаны основные психологические разработки российской тройки (Rossouw & Kostyanaya, 2014), и, в частности, основные вклады Александра Лурия, Льва Выготского и Алексея Леонтьева в область психологии в Советском Союзе, а затем и в России.

В третьей части статьи были проанализированы основные сходства и различия между двумя подходами в соответствии с четырьмя уровнями научной методологии, предложенной Асмоловым (1990). Также обсуждались будущие соображения относительно того, как эти два подхода могут способствовать дальнейшему развитию друг друга.

Список литературы

Ахутина Т.В. (2003). Л.С. Выготский и А. Лурия: Основы нейропсихологии. Журнал русской и восточноевропейской психологии, 41, 159-190.

Ахутина Т.В., Пылаева Н.М. (2012). Преодоление трудностей в обучении. Выготскианско-лурианский нейропсихологический подход. Издательство Кембриджского университета.

Ардила А. (1992). Подход Лурии к нейропсихологической оценке. Международный журнал неврологии, 66, 35-43.

Асмолов, А.Г. (1990). Психология личности. [Психология личности]. Москва: МГУ. Получено с http://pedlib.ru/Books/2/0390/2_0390-5.shtml

Баянова, Л. Ф. (2013). Гамлет Выготского: диалектический метод и психология личности. Психология в России: современное состояние, 6 (1), 35-42.

Баумейстер, Р. Ф., и Вохс, К. Д. (2002). Стремление к осмысленности жизни. В С. Р. Снайдере и С. Дж. Лопесе (ред.), Справочник по позитивной психологии (стр. 608–618). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Борегар М., Левеск Дж. И Бургуэн П. (2001). Нейронные корреляты сознательной саморегуляции эмоций. Журнал неврологии, 21 , RC165.

Бек А. Т. (1976). Когнитивная терапия и эмоциональные расстройства. Нью-Йорк: Пресса международных университетов.

Brooks J.O. 3д, Хоблин, Дж., Вудард, С., Розен, А., и Кеттер, Т. (2009). Кортиколимбическая метаболическая дисрегуляция у здоровых пожилых людей с биполярным расстройством. Журнал психиатрических исследований, 43 (5), 497-502.

Козолино, Л. (2002). Неврология психотерапии. Нью-Йорк: Нортон.

Дэвидсон Р.Дж., Патнэм К.М. и Ларсон К.Л. (2000). Дисфункция нейронной схемы регуляции эмоций: возможная прелюдия к насилию. Science, 289, 591–594.

ДеЧармс, Р. К. (2008). Применение фМРТ в реальном времени. Nature Reviews Neuroscience, 9, 720-729.

Domes, G., Heinrichs, M., Michel, A., Berger, C., & Herpertz, D. C. (2007). Окситоцин улучшает «чтение мыслей» у людей. Биологическая психиатрия, 61, 731-733.

Драгуны, Дж. Г. (2007). Обзор нейропсихотерапии: как нейробиология способствует эффективной психотерапии и нейропсихотерапии (нейропсихотерапии). Психотерапия (Chic)., 44 (1), 118-120.

Эпштейн, С. (2003). Когнитивно-эмпирическая теория себя: интегративная психодинамическая теория личности. В Т. Миллон и М. Дж. Лернер (ред.), Всеобъемлющее руководство по психологии, Vol. 5: Личность и социальная психология (стр. 159-185). John Wiley & Sons, Inc.

Эпштейн, С., Липсон, А., Гольштейн, К., и Ха, Э. (1992). Иррациональные реакции на отрицательные результаты: доказательства для двух концептуальных систем. Журнал личности и социальной психологии, 62, 328–339.

Айзенк, Х. Дж. (1952). Эффекты психотерапии: оценка. Journal of Consulting Psychology, 16, 319–324.

Фанчер Р. (2006). Вильгельм Макс Вундт. Европа 1789-1914: Энциклопедия эпохи промышленности и империи. Получено с http: // www.gale.cengage.com/InContext/bio.htm

Фрейд, С. (1895). Проект научной психологии. В Бонапарт, М., Фрейд, А., Крис, Э. (ред.) Истоки психоанализа. Лондон.

Галлахер, К. (1999). Лев Семенович Выготский. Получено с http://www.muskingum.edu/~psych/psycweb/history/vygotsky.htm

.

Гиндис Б. (1991). Вспоминая будущее: современная школьная психология в Советском Союзе. Международная школа психологии, 12, 165-180.

Глозман Дж. М. (2007). А.Р. Лурия и история отечественной нейропсихологии. Журнал истории неврологии: основные и клинические перспективы, 16, 168-180.

Граве, К. (2007). Нейропсихотерапия. Как нейробиология способствует эффективной психотерапии. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Taylor & Francis Group.

Гредлер М. Э. и Шилдс К. С. (2004). Никто не читает слов Выготского? Комментарий к Глассману. Исследователь в области образования, 33 (2), 21-25.

Гредлер, М. Э. и Шилдс, К. С. (2008). Наследие Выготского: фундамент для исследований и практики. Guilford Press.

Гринберг, Т. (2007). Психологические последствия острых и хронических заболеваний (1-176). Франциско, Калифорния: Спрингер.

Хофманн, С.Г., Мёре, А.Э., Смитс, Дж. А., Саймон, Н. М., Поллак, М. Х., Эйзенменгер, К., Шик, М., & Отто, М. В. (2006). Расширение экспозиционной терапии D-циклосерином при социальном тревожном расстройстве. Архив общей психиатрии, 63, 298-304.

Хомская Е. Д. (2001). Александр Романович Лурия: научная биография. Нью-Йорк: Kluwer Academic / Plenum Publishers.

Хомская Е. Д. (2010). Хрестоматия по нейропсихологии . Санкт-Петербург, Россия.

Джеймс У. (1981). Принципы психологии. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. Джеффрис, Ф. В., и Дэвис, П.(2013). Какова роль движений глаз в десенсибилизации и повторной обработке движений глаз (EMDR) при посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР)? Обзор. Поведенческая и когнитивная психотерапия, 43, 290-300.

Джадд Т. (1999). Нейропсихотерапия и интеграция с общественностью. Заболевания мозга, эмоции и поведение. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Kluwer Academic / Plenum Publishers.

Кандел Э. (1998). Новая интеллектуальная основа психиатрии. Американский журнал психиатрии, 155 (4), 457-469.

Кандел, Э. (2005). Психиатрия, психоанализ и новая биология разума. Вашингтон: Американское Психиатрическое Издательство.

Каплан-Солмс, К., и Солмс, М. (2000). Клинические исследования в нейропсихоанализе. Лондон: книги Карнака.

Каптелинин В., Нарди Б.А. (2006). Действуя с технологией. Теория деятельности и дизайн взаимодействия. Получено со страницы http://books.google.com.au/books?hl=en&lr=&id=qYj6AQAAQBAJ&oi=fnd&pg=PP8&dq=Leontiev+parallelogram+of+memory+development+article&ots=cJJ0QNEJeM&ViQuery_QNEJeM&hl=ru

Карпов, Ю.В. и Хейвуд, Х.С. (1998). Два способа развить концепцию медиации Выготского. Последствия для обучения. Американский психолог, 53 (1) 27-36.

Кинг, Л. А., и Хикс, Дж. А. (2012). Положительный эффект и смысл жизни. В П. Т. П. Вонг (Ред). Человеческий поиск смысла ( 2-е изд.), (Стр. 125–140). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.

Клейнман, А., и Симан, Д. (2000). Личный опыт болезни. В G.L. Albrecht & R. Fitzpatrick & S.К. Скримшоу (ред.), Справочник социальных исследований в области здравоохранения и медицины (230-243). Лондон: SAGE Publications Ltd.

Костяная, М. И., и Россоу, П. Дж. (2013). Александр Лурия — жизнь, исследования и вклад в нейробиологию. Международный журнал нейропсихотерапии, 1 (2), 47-55.

Козулин А. (1996). Комментарий. Human Development, 39, 328-329.

Кузовлева Э. и Дас Дж. П. (1999). Некоторые факты из биографии А.Р. Лурия. Neuropsychology Review, 9 (1), 53-65.

Лааксонен, Р. и Ранта, М. (2013). Введение в нейропсихотерапию. Рекомендации по реабилитации неврологических и психиатрических больных на протяжении всей жизни. Нью-Йорк и Лондон: Психология Пресс. Группа Тейлор и Фрэнсис.

Ламберт, М. Дж., И Оглс, Б. (2004). Эффективность и действенность психотерапии. В справочнике М. Дж. Ламберта (ред.), Бергин и Гарфилд по психотерапии и изменению поведения (5-е изд., стр. 139-193). Хобокен, Нью-Джерси: Уайли.

Леонтьев А. Н. (1979а). Проблема деятельности в психологии (с. 37-71). В J.V. Wertsch (Ed.). Понятие деятельности в советской психологии. Армонк, Нью-Йорк: Шарп.

Леонтьев А.А. (1979б). Развитие высших форм запоминания // Хрестоматия по общей психологии: Психология памяти. [Развитие высших форм памяти // Хрестоматия по общей психологии]. Москва.

Леонтьев А. Н. (1983). Избранные психологические произведения. [Избранные психологические труды] т. 2. Москва.

Леонтьев А. Н. (2000). Лекции по общей психологии. Москва. [Лекции по общей психологии]. Москва.

Леонтьев Д.А. (2005а). Жизненный и творческий путь А. Н. Леонтьева. Журнал русской и восточноевропейской психологии, 43 (3), 8-69.

Леонтьев, Д. А. (2005b). Три аспекта смысла. Журнал русской и восточноевропейской психологии, 43, 45–72.

Леонтьев А.А. (2006). «Единицы» и уровни активности. Журнал российской и восточноевропейской психологии, 44 (3), 30-46.

Леонтьев Д.А. (2012). Личностный смысл как основа мотивационных процессов. В Д. Леонтьев (ред.), Мотивация, сознание и саморегуляция (стр. 65–78). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Nova Science.

Леонтьев Д.А. (2013). Личное значение: вызов психологии. The Journal of Positive Psychology: Посвящается дальнейшим исследованиям и продвижению передовой практики, 8 (6), 459-470.

Льюис, Р. Д., Хатченс, Т. А., и Гарланд, Б. Л. (1993). Перекрестная проверка дискриминирующей эффективности нейропсихологической батареи Лурия-Небраска для обучающихся подростков с ограниченными возможностями. Архив клинической нейропсихологии, 8, 437-447.

Линден Д. (2006). Как психотерапия меняет мозг — вклад функциональной нейровизуализации. Molecular Psychiatry, 11, 528-538.

Линфорд, Л. и Арден, Дж. Б. 2009. Терапия на основе мозга и «Pax Medica». Психотерапия в Австралии, 15, 16-23.

Ломов Б.Ф. (1984). Методологические и теоретические проблемы в психологии . Москва: Наука.

Луи, Г. У. (2009). Использование теории выбора Глассера для понимания Выготского. Международный журнал терапии реальности, 28 (2), 20-13.

Лурия, А. (1932). Природа человеческих конфликтов — или эмоций, конфликтов и воли: объективное исследование дезорганизации и контроля человеческого поведения. Нью-Йорк: Liveright Publishers.

Лурия, А. Р. (1963). Восстановление функций после черепно-мозговой травмы. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Макмиллан.

Лурия, А. Р. (1966). Высшие корковые функции человека. Нью-Йорк: Нью-Йорк: Базовые книги.

Лурия А. Р. (1973). Рабочий мозг: введение в нейропсихологию. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

Лурия А. Р. (1976). Познавательное развитие: его культурные и социальные основы. Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

Лурия А. Р. (1979). Создание ума: личный отчет о советской психологии. М. Коул и С. Коул. (Ред.). Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Маклин, П. Д. (1990). Триединый мозг в эволюции: роль в палеоцеребральных функциях. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пленум.

Masterpasqua, F., & Healey, K. N. (2003). Нейробиоуправление в психологической практике. Профессиональная психология: исследования и практика, 34 (6), 652-656.

Надер, К., & Хардт, О. (2009). Единый стандарт для памяти: случай для повторного уплотнения. Nature Reviews Neuroscience, 10, 224-234.

Охснер, К. Н., Рэй, Р. Д., Купер, Дж. К., Робертсон, Е. Р., Чопра, С., Габриэли, Дж. Д., и Гросс, Дж. Дж. (2004). Хорошо это или плохо: нейронные системы, поддерживающие когнитивную регуляцию отрицательных эмоций. Neuroimage, 23, 483-499.

Пауэрс, У. Т. (1973). Поведение и контроль восприятия. Нью-Йорк: Алдин.

Purisch, A.D., & Sbordone, R.J. (1986). Нейропсихологическая батарея Лурия-Небраска. Достижения клинической нейропсихологии, 3, 291-316.

Рабони, М. Р., Туфик, С., и Сучеки, Д. (2006). Лечение посттравматического стрессового расстройства путем обработки десенсибилизации движением глаз (EMDR) улучшает качество сна, качество жизни и восприятие стресса. Annals of the New York Academy of Sciences, 1071, 508-513.

Рекер, Г. Т., и Вонг, П.Т. П. (2012). Личный смысл жизни и психосоциальная адаптация в более поздние годы. В P. T. P. Wong (Ed), Человеческие поиски смысла (2-е изд.), (Стр. 433–456). Рутледж.

Роджерс, К. (1961). Как стать личностью: взгляд терапевта на психотерапию. Лондон: Констебль.

Россоу, П. Дж. (2010a). Нейробиология и лечение расстройств настроения и тревожности. Как разговорные методы лечения меняют мозг. 11-я Международная конференция по психическому здоровью, Голд-Кост, Австралия.Получено с http://www.mediros.com.au/wp-content/uploads/2012/11/Neurobiology-and-the-Treatment-of-Mood-and-Anxiety-Disorders.pdf

.

Россоу, П. Дж. (2010b). Нейробиологические основы эпохи Возрождения психического здоровья. Доклад на 20-й ежегодной конференции Конференции служб психического здоровья, Сидней, 14-17 сентября 2010 г. Получено с http://mediros.com.au/wp-content/uploads/2012/11/The-Neurobiological-Underpinnings-of -the-Mental-Health-Renaissance.pdf

Россоу, П.J. (2011). Нейропсихотерапия — истоки и направления. Нейропсихотерапия , 6, 2-5.

Россоу, П. Дж. (2012). Эффективные вмешательства, ориентированные на клиента: дискурс сверху вниз и снизу вверх. Новости нейропсихотерапии , 11, 2-5.

Россоу, П. Дж. (2014). Нейропсихотерапия: теоретические основы и клиническое применение. Брисбен: Медирос.

Россоу, П. Дж., И Костяная, М. (2014). Российская тройка: Александр Лурия, Алексей Леонтьев и Лев Выготский.О нейропсихотерапии — формирующейся парадигме лечения. Документ, представленный на 28-м Конгрессе прикладной психологии, Париж, Франция. Резюме получено с https://b-com.mci-group.com/Abstract/Statistics/FlatAbstractList.aspx? EventCode = ICAP2014

Шапиро, Ф. (1996). Десенсибилизация и повторная обработка движением глаз (EMDR): оценка контролируемых исследований посттравматического стрессового расстройства. Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии, 27 (3), 209 — 218.

Шнелл, Т. (2009).Анкета «Источники смысла и смысла жизни» (некоторые): Отношение к демографии и благополучию. Journal of Positive Psychology, 4, 483–499.

Шонфельдт-Лекуона, К., Коннеманн, Б. Дж., Спитцер, М., и Хервиг, Ю. (2003). Транскраниальная магнитная стимуляция в обращении нарушения двигательной конверсии. Психотерапия и психосоматика, 72, 286-288.

Смит М. Л., Гласс Г. В. и Миллер Т. И. (1980). Преимущества психотерапии. Балтимор: издательство Университета Джона Хопкинса.

Соколова Е. Е. (2005). Вступление. Формирование психологии деятельности. Журнал русской и восточноевропейской психологии, 43 (4), 3-7.

Соколова Е. Е. (2008). Основные положения неклассической психологии Л. С. Выготского . Д. С. Выготского. Биопсихосоциально-сипитуальная модель для ухода за пациентами в конце жизни. Геронтолог, 42 (3), 24-33.

Sulmacy, D. (2002). Биопсихосоциально-сипитуальная модель для ухода за пациентами в конце жизни. Геронтолог, 42 (3), 24-33.

Титченер, Э. Б. (1902). Экспериментальная психология: Учебное пособие по лабораторной практике. (Том 1) Нью-Йорк, Нью-Йорк: MacMillan & Co., Ltd.

Tulviste, P. (1988). Неудовлетворительное состояние в психологии и его причины. Вопросы Психологии, 2, 5-18.

Выготская, Г. (1999). Об исследованиях и жизни Выготского. В С. Чайклин, М. Хедегаард и У. Дж. Йенсен (ред.), Теория деятельности и социальная практика. (стр. 31-38). Оквилл, Коннектикут: Издательство Орхусского университета.

Выготский Л. (1978). Разум и общество: развитие высших психических процессов. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Выготский, Л.С. (1987). Мышление и речь. В R.W. Rieber & A.S. Картон (Ред.), Собрание сочинений Л.С. Выготский, Т. 1: Проблемы общей психологии (стр. 39–285). Нью-Йорк: Пленум Пресс.

Выготский, Л. С. (1999). Мышление и язык. . Москва: Лабиринт.

Теория Выготского (2010). База статей. Получено с http://www.articlesbase.com/online-education-articles/vygotskys-theory-38.html

.

Уолтер, Х., Бергер, М., и Шнелл, К. (2009). Нейропсихотерапия: концептуальные, эмпирические и нейроэтические вопросы. Европейский архив психиатрии и клинической неврологии, 259 (2), S173-S182.

Опыт работы Фулбрайта в России | Д-р Джим О’Нил

Опубликовано в «Психолог-консультант», 21, 4, октябрь 1993 г., 643-652.
Школа семейных исследований Джеймса М. О’Нила, Коннектикутский университет, Сторрс, Коннектикут, 06269

Аннотация

В этой статье обобщается опыт психолога-консультанта на старшей преподавательской работе программы Фулбрайта в Московском государственном педагогическом университете в Москве, Россия, с 19 февраля по 24 апреля 1992 года. Автор описывает свой личный и профессиональный опыт в Москве через шесть месяцев после неудавшегося переворота 1991 года. д’этат и конец советского коммунизма.Даются профессиональные взгляды на русскую психологию и впечатления о русских людях и культуре, а также то, как этот межкультурный опыт изменил автора. Другим психологам и педагогам рекомендуется подавать заявки на Премию Фулбрайта в России и других странах, чтобы лучше интернационализировать психологию консультирования.

Психолог-консультант в России как стипендиат программы Фулбрайта: «Джеймс в стране чудес»

19 августа 1991 года, возвращаясь с съезда АПА в Сан-Франциско, я услышал тревожные новости.В Советском Союзе происходил государственный переворот. На следующий день Борис Ельцин залез на танк на глазах у 150 000 россиян и заявил, что заговорщикам не будет предоставлена ​​свобода. В тот день коммунизм, каким мы его знали, умер в бывшем Советском Союзе.

Моя стажировка старшего преподавателя Фулбрайта происходила в этом историческом контексте. Возможность пережить исторические изменения, происходящие в России, активировала особую энергию среднего возраста. В этой статье я суммирую свой личный и профессиональный опыт за девять недель в России.

Джеймс в стране чудес

Мои коллеги из России описали мои девять недель в Москве как «Джеймс в стране чудес». Эта терминология использовалась всякий раз, когда в образовательной среде существовал хаос или когда какое-то непредсказуемое событие резко меняло наши планы. Термин «страна чудес» также передал глубокие опасения моих российских коллег по поводу хаоса в их жизни и неизвестного будущего их страны. Россия действительно является страной чудес в наши дни с такими быстрыми изменениями и неопределенностью. Страна перевернулась за последние семь лет.Бывший Советский Союз потерял свое имя, флаг, политическую идеологию, лидеров и землю, стабильную валюту и, в глубоком смысле, свою национальную идентичность. Как справиться с этими изменениями было самой распространенной психологической проблемой для людей. Выражались чувства потери, стыда, гнева и вины за прошлое, а также страх и тревога за будущее. В этих условиях российскому обществу нужны терапевты и помещения консультативной психологии.

Есть много поводов для размышлений о будущем России и многое, что мы, жители Запада, должны узнать об их истории и культуре.Как и Алиса в стране чудес, я трепетал перед тем, что наблюдал. Существовало множество необъяснимых парадоксов, запрещавших многие обобщения или истины. Вместо того, чтобы искать истину или пытаться распутать парадоксы, я вместе с моими русскими друзьями и коллегами радовался чудесам этих непредсказуемых времен в России. Путешествие с русскими людьми по этой стране чудес усилило мое сострадание к борьбе, которая происходит в каждом человеке и учреждении в бывшем Советском Союзе.

Опыт и деятельность Фулбрайта

Я поступил по программе Фулбрайта на факультет психологии образования Московского педагогического государственного университета.Во время холодной войны существовало очень мало академических обменов психологами. Только пятнадцать психологов получили награду Фулбрайта в бывшем Советском Союзе с момента начала обмена в 1978 году (Reiss, 1992). Эти ученые прошли подготовку не как психологи-консультанты или клиницисты, а как академические психологи, которые преподавали или занимались исследованиями. Я был первым психологом, поступившим в Московский педагогический государственный университет, и первым Фулбрайтером, прочитавшим лекцию по дисциплине консультативной психологии.В этих условиях было сложно передать уникальную философию консультативной психологии студентам и коллегам, которые ничего не знали о нашей дисциплине.

В своей заявке на программу Фулбрайта я предложил преподавать курс «Введение в психологию консультирования». Курс представлял собой обзор основных тем для получения степени магистра консультирования. Большая часть содержания курса никогда ранее не преподавалась в России. Кроме того, меня попросили подготовить трехдневный 18-часовой семинар для учителей Черноблы по вопросам виктимизации и консультирования.Были также консультации со студентами и другими преподавателями по поводу исследований, возможностей обмена и подходов к терапевтическим случаям.

Исследования западных психологов в России были очень ограниченными, поэтому я собрал как можно больше данных во время своей девятинедельной преподавательской лекции. С моими российскими коллегами были реализованы три совместных исследовательских проекта. За пределами университета читались многочисленные лекции в Российской академии наук, Российской академии педагогических наук и других учреждениях в Москве и Санкт-Петербурге.Петербург. Я побывал во многих школах, детском доме и больнице № 20, где было стационарное кризисное отделение для мужчин и женщин, склонных к суициду. 19 марта меня пригласили на круглый стол в МГУ, посвященный будущему религии и духовности в российских школах. Это была последняя тема, которую я воображал для обсуждения в МГУ, всего в нескольких ярдах от Кремлевской стены.

Профессиональные перспективы и идеи

Учитывая быстрые темпы изменений, трудно сделать разумные обобщения о статусе психологии или жизни в России в наши дни.Прежде чем делать какие-либо предварительные выводы, необходимо понять исторический прогресс российской психологии под контролем социалистов. Всякий раз, когда я чувствовал, что какая-то «правда» проясняется о статусе русской психологии, возникало противоречие или всплывала некая контр-правда. Занимаясь русской культурой и людьми, я испытал много парадоксов и противоречий. С учетом вышеуказанных оговорок ниже резюмируются мои мысли о том, что сообщили мои коллеги о состоянии психологии, клинической практики и образования в России в первые месяцы 1992 года.

Как и все российские институты, российская психология переживает переходный период. На него существенно повлияли принципы социализма и наследие русской культуры. В прошлом большинство психологических теорий должно было соответствовать позиции Коммунистической партии. Многочисленные теории были публично дискредитированы и запрещены на протяжении десятилетий, и многие из них сейчас возрождаются. Кроме того, российская психология имеет высокую теоретическую и исследовательскую направленность. Применение психологической теории к психотерапевтическим вмешательствам или личностному росту было в основном запрещено.Когда это знание было применено, это было строго с точки зрения медицинской модели. В целом, психотерапевтическое и практическое использование психологии, помимо ее использования государством для управления поведением, было очень ограниченным.

Большинство философий и основных положений консультативной психологии диаметрально противоположны заветным принципам коммунистической партии и, следовательно, официальной российской психологии. Например, индивидуальные различия, свободный выбор, саморазвитие, количественная оценка личности и бессознательное были запрещены когда-то в прошлом веке.

Психиатрических служб, как у нас на Западе, не существовало. Лишь недавно здесь были частные практикующие психиатры, и во время моего визита было обнаружено лишь несколько настоящих центров психического здоровья. В Москве около 100 активных терапевтов, а во всей стране — всего 2000. Ассоциация практических психологов создана для развития прикладных аспектов профессии консультирования и психотерапевта. Большинство практических психологов не имеют формального образования в области консультирования или психотерапии, кроме изучения теории и посещения семинаров в России или за рубежом.Как и в Америке, но в большей степени, консультирование и психотерапия — это стигматизируемые процессы. Поскольку денег очень мало, а психотерапия стигматизируется, большинству терапевтов приходится много работать, чтобы выжить. Обучение, консультации и образовательные программы очень распространены для российских практических психологов.

«Терапевтическая помощь» в предыдущие десятилетия коммунизма заключалась в политическом и личном контроле над дефектными или диссидентами. Это была сфера психиатрии.Некоторые гуманные и терапевтические услуги начали появляться в некоторых психиатрических клиниках в 1980-х годах. Одна из задач новых «терапевтов и психологов гласности» — отделить свою терапию от террора и злоупотреблений многих психиатров. Однако в настоящее время нет официальных программ подготовки консультантов, клинических или школьных психологов. Психологические программы предназначены для подготовки учителей психологии или академических исследователей. Курсов по консультированию и психотерапевтическим навыкам очень мало.Пока я был там, мои коллеги только начинали разрабатывать курсы для подготовки консультантов и терапевтов. Модель обучения «наука — практик» психолога-консультанта, или, точнее, ее адаптация, будет очень полезна в России в ближайшие несколько лет.

В высших учебных заведениях Москвы или Санкт-Петербурга нет студенческих служб или консультационных центров. Более того, в российской психологии нет этического кодекса, которым руководствовались бы преподавание, исследования или терапевтическая практика.Существует несколько стандартных методов оценки личности (какими мы их знаем на Западе), помимо наблюдения и использования социальных историй и интервью. Оценка индивидуальных различий нарушала социалистический принцип, согласно которому все люди одинаковы. Многочисленные психометрические инструменты были недавно адаптированы и переведены на русский язык. Большой интерес вызывают теория и практика американского консультирования и психотерапии.

Российские психологи имеют ограниченные данные о серьезности социальных проблем в их стране.Сообщается, что только в Москве 20 тысяч детей-сирот. Я подтвердил через четыре независимых источника, что более 15 000 молодых военных-стажеров умирают каждый год во время обучения из-за избиений, самоубийств и «несчастных случаев». Кроме того, данные о самоубийствах и алкоголизме указывают на их быстрый рост. Имеются очень ограниченные данные об изнасиловании, избиении жен, насилии в семье, инцесте, депрессии, жестоком обращении с детьми и сексуальном поведении. Преступность также растет в Москве. Я лично испытал это 22 марта 1992 года, когда 20 цыганок окружили меня перед музеем Ленина и украли мой бумажник.Одну неделю я читал лекцию о посттравматическом стрессовом синдроме учителям Чернобля, а на следующей неделе я переживал его, гуляя по улицам Москвы.

Этническая и расовая напряженность среди русских была очевидна из моих бесед с психологами. Антисемитизм — страшная реальность для евреев, и обиды (то есть расизм) по отношению к другим этническим группам (то есть мусульманам) в настоящее время обсуждаются открыто. Западная кросс-культурная психология может быть полезна для описания межгрупповой динамики, которая сейчас более открыта.В прошлом то, что русские психологи читали с Запада, осуществлялось политическим контролем. Фрейда годами не читали без специального разрешения. Был некоторый косвенный доступ к американским книгам по психологии через подполье, но западные психологические концепции, противоречащие принципам социализма, были запрещены. Эти запреты вызвали большую потребность в психологической литературе, публикуемой на Западе. Поскольку в России существует очень мало переведенных текстов по американской психологии, когда мои 125 книг по консультативной психологии прибыли в университет, меня охватило волнение и радость.В настоящее время книги входят в постоянный фонд университетской библиотеки.

Половое воспитание и сексуальная свобода не существовали в бывшем Советском Союзе, но сейчас сексуальность обсуждается многими россиянами. Многие люди отметили, что их сексуальные отношения были неудовлетворительными, и обвинили государство и ограничительные религиозные нормы в том, что они сделали общество «бесполым». В этой меняющейся стране потребуются сексуальное воспитание и сексопатологи, поскольку они могут адаптироваться к русской культуре.

Государственное образование, особенно в первых шести классах, было описано большинством моих коллег как авторитарное, жесткое, карательное и жестокое по отношению к детям. Большинство детей и взрослых, с которыми я встречался, сообщали о своем образовательном опыте как о негативном и вредном для их личного и профессионального развития. Методы обучения были жесткими и основывались на социалистических принципах. Тактика давления использовалась, чтобы привить обучение через механическую память, страх, а также физическое и эмоциональное насилие.В специальных школах были исключения из этих подходов. Реформа образования, особенно реформа педагогического образования, является критически важным вопросом для России, которая движется к более свободному обществу. Исследования проводятся в России, но в прошлом большинство тем, включая темы диссертаций, проверялись и контролировались государством. Исследовательские центры развиты недостаточно, а сырье, такое как бумага, копировальные аппараты и компьютеры, для проведения исследований очень мало.

Русский народ и культура

Путешествие в Россию было в первую очередь межкультурным опытом, и мне нужно было расти как в личном, так и в профессиональном плане.Я решил быть больше, чем «академическим туристом», и погрузился во все аспекты культуры, особенно во то, во что верили и ценили люди. Я покинул Москву, будучи глубоко привязанным к русским людям и глубоко уважая их богатую культуру. Меня лично тронули искусство, культура и русский дух. Мой личный контакт с русскими был очень личным, прямым и честным. Русская душа не мелкая; их личности энергичны и щедры. Сострадание русского народа очень заметно, и его человечность очень жива, даже сейчас, в тяжелых лишениях и отчаянии.

Русская личность лучше всего понимается в контексте русской культуры до и после революции 1917 года. Кроме того, знание ленинизма, марксизма, социализма, коммунизма, русской культуры и Русской православной церкви необходимо для понимания сложности русской жизни. Различия между поколениями россиян влияют на мировоззрение и мировоззрение. Те, кто пережил сталинские чистки и вторую мировую войну, явно отличаются от тех, кто подвергся гласности в молодости.Сложность усугубляется этническими, классовыми, религиозными, географическими и языковыми различиями этой огромной страны. В бывшем Советском Союзе проживает более 100 различных этнических групп и языков. Более того, если вы добавите к этому разнообразию текущие темпы экономических, социальных и политических изменений за последние два года, вы получите общество, «живущее на грани».

Редко бывает и день в Москве, чтобы не услышать о русской душе или о каком-то глубоком аспекте культуры, который объединяет людей как положительным, так и отрицательным образом.Эта экзистенциальная атмосфера, возможно, была даже более подчеркнута, чем обычно, учитывая перемены и хаос, происходящие ежедневно в России. Еда была доступна, но большая ее часть была слишком дорогой для большинства россиян, поскольку рубль постоянно обесценивался. Гуляя по улицам, катаясь в метро и посещая церкви России, вы могли почувствовать экзистенциальную борьбу и «тягу» к смыслу и выживанию. В целом, я считал русский народ и культуру очень экзистенциальными. Поскольку экзистенциализм — это также мой основной способ наблюдения за реальностью, все девять недель я был на «экзистенциальной перегрузке».Это может помочь объяснить некоторые из моих трудностей, связанных с возвращением к этой культуре весной 1992 года.

На личном уровне я был погружен в ту же «русскую страну чудес», что и мои российские коллеги и друзья. Много раз я не осознавал, что происходило в моем окружении и за кулисами. Я не всегда был уверен, с кем имел дело. Были ли мои контакты с коллегами и студентами, бывшими или настоящими агентами КГБ, потенциальными друзьями или старыми членами коммунистической партии, или комбинацией этих разных ролей? Поначалу такая двусмысленность и потеря контроля заставили меня задуматься.Но если есть две вещи, которые вы должны сделать в этой стране как посторонний, то это отказаться от контроля и мириться с двусмысленностью. После того, как я узнал, что мои близкие коллеги не знали точно, «Кто есть Кто», как в прошлом, так и в настоящем, это стало менее проблематичным и, откровенно говоря, интригующим, поскольку я общался с каждым человеком лично, профессионально и политически.

Русская жизнь и народ полны парадоксов и противоречий, которые сложно понять западному уму.Подобно Линди и ван дер Колк (1991), я воспринимал некоторых людей как «живущих в двойнике», что означает, что в одном человеке есть две разные личности, которые могут быть активированы в зависимости от ситуации. Одна личность соответствовала политически корректным социалистическим принципам, а другая отражала его / ее личные взгляды. Ряд знакомых признали, что эта двойная личность была очень распространена и была результатом постоянного наблюдения за людьми со стороны Советского государства. Это разделение личностей или «двойная жизнь» обсуждалось открыто и несколько уменьшилось после государственного переворота в августе 1991 года.Роспуск КГБ и Коммунистической партии вселил в людей некоторую уверенность в том, что они могут быть отдельными людьми, не опасаясь преследований. Тем не менее, эта двойная жизнь существует уже много десятилетий и поднимает особые клинические вопросы о межличностных отношениях и конфликтах в России.

На более личном уровне меня пригласили в 12 русских домов на обед или чай. Многие из этих семей никогда раньше не имели в доме американцев. В прошлом принимать Америку было рискованным делом и, вероятно, требовалось посещение КГБ или, по крайней мере, отчет местным партийным чиновникам.Проведение времени с этими русскими семьями было одним из самых значимых событий моей поездки, а также особым событием для них. Обычно молодые русские юноши и девушки приходили из соседних квартир во время нашей трапезы, чтобы с любопытством и нервно наблюдать за своим первым настоящим американцем. Меня тронули эти дети и их семьи, когда они делились историей своей семьи, своей лучшей едой и водкой и обсуждали, как их страна превращалась из тоталитарного государства в какое-то неизвестное политическое образование.

Рассказанные ими личные истории были самыми трогательными и тревожными. Из всей моей деятельности в России эти истории изменили мое представление об угнетении и останутся со мной надолго. Почти у каждого был личный рассказ о своей борьбе при коммунизме, трагической истории при Сталине или во время Второй мировой войны. Изучив историю России в бакалавриате, я нашел контекст для большинства этих историй. Чего у меня не было, так это сердца и разума, достаточно больших, чтобы полностью усвоить трагедии, о которых они рассказывали.Постоянно сообщалось, что в результате сталинского геноцида и чисток было уничтожено от 40 до 60 миллионов человек. Это означает, что от 25 до 50% российских семей потеряли члена семьи в сталинскую эпоху. Эти страдания усугублялись 15 миллионами россиян, убитых во время Второй мировой войны, жестоким антисемитизмом, опасениями по поводу КГБ, а также недоверием и паранойей в отношении друзей и даже иногда членов семьи.

После августовского переворота и роспуска КГБ почти каждый почувствовал себя свободнее говорить об этих проблемах.Мне казалось, что многие люди впервые разговаривают без особого страха. Эти семейные истории столкнулись с нынешними реалиями тяжелых экономических трудностей, безработицы, роста преступности, длинных очередей за едой и опасений за будущее. Что меня больше всего поразило, так это сила русских людей, их доброе и великодушное настроение перед лицом своей истории и повседневной жизни. Большинство из них знало, как бороться с смутными реалиями повседневной жизни, и могло породить надежду и хорошее настроение среди отчаяния и страха.Я помню, как говорил одному российскому коллеге, что если такие же мрачные экономические, социальные и политические условия в России перенесутся в США, на американских улицах начнутся беспорядки. Через три недели после возвращения в Америку я снова вспомнил эти слова. В мае 1992 года в Лос-Анджелесе разразились самые страшные гражданские беспорядки и насилие века. Предпосылка о том, что личное и политическое угнетение — это «постель, на которой спит насилие», была глубоко понята в двух разных культурах с двумя разными политическими идеологиями.

Личные размышления

Обмен Фулбрайта был самым стимулирующим профессиональным мероприятием в моей карьере. Этот опыт изменил меня лично, профессионально и политически. Я должен был психологически подготовить себя к культурному погружению, в частности, жить один в Москве, не говоря свободно по-русски. Процесс подготовки и проживание там растянули меня до предела. На этом этапе моей карьеры для меня были важны такие вызовы. Опыт Фулбрайта в России разрушил мои парадигмы и способствовал переоценке значения моего преподавания, исследований и терапевтических подходов почти через 20 лет после получения докторской степени в Университете Мэриленда.В некотором смысле это «радикализировало меня»; что-то мои друзья говорят, что мне не нужно. Тем не менее, если вы спросите, что я имею в виду, я не смог бы это полностью сформулировать. На то, чтобы разобраться в моем опыте работы в России, потребуется больше времени и, без сомнения, он останется со мной на долгие годы.

Подготовка к преподаванию концепций психологического консультирования в межкультурном контексте была очень сложной задачей. Как и Сковхольт (1988), мне пришлось пересмотреть свои профессиональные предположения и то, как они могут (или не могут) отразиться на России. Более того, мне пришлось столкнуться со своими предубеждениями в отношении русских и русской культуры.Ежемесячные учения по воздушным налетам в начальной школе и политические лозунги эпохи Маккарти (то есть «Лучше мертвый, чем красный» и «Убей коммунизма во имя Христа») были заперты в моем детском сознании.

Вернувшись, я спросил себя, что вызвало такой большой интерес у моих коллег и друзей к моему опыту в России? Более того, что изменило меня и вызвало такое чувство трепета из моего опыта? Что происходит сегодня здесь, в Америке, что тесно связывает нас с русской душой и происходящими там драматическими изменениями?

Мой ответ состоит в том, что большинство американцев признают, что в России и во всей Восточной Европе происходит глубокое обновление и трансформация.Может быть осознание того, что происходит историко-архетипический процесс того, как люди трансформируются и обновляются. Точно так же американцы знают, что они призваны к тому же личному и национальному обновлению, чтобы выжить в этом новом взаимозависимом мировом порядке. Я узнал, как многие американцы могут интуитивно знать, что русские люди обладают опытом преобразования страха, страдания, угнетения и утраченной идентичности во взаимозависимость и общность. Даже при личном и политическом угнетении русские посвятили себя общему благу других: сообществу.Американцы сталкиваются с той же проблемой обновления, трансформации и развития сообщества. Я уверен, что меня привлек этот российский опыт из-за моей собственной потребности в обновлении. Какие бы будущие преобразования в моей жизни ни происходили, они будут напрямую связаны со многими мужественными россиянами, которые делили со мной свои дома и души в течение тех 65 дней в стране чудес.

Я надеюсь, что это краткое изложение моего опыта работы с Фулбрайтом побудит других рассмотреть программу Фулбрайта для России и других республик Содружества Независимых Государств.Другой психолог-консультант Фулбрайтерс сообщил, что программа Фулбрайта была важной частью как их карьеры, так и интернационализации консультативной психологии (Hedlund, 1988; Heppner, 1988; McWhirter, 1988a, 1988b, Nugent, 1988; Skovholt, 1988). Будущее России очень неопределенно, и никто не знает, что в конечном итоге там произойдет. Все еще могло случиться, включая возврат к тоталитарному полицейскому государству. Психология консультирования может сыграть решающую роль в том, чтобы помочь России полностью реализовать свой потенциал.Профессия психолога-консультанта в том виде, в каком она существует на Западе, не может и не должна напрямую переноситься в Россию. Тем не менее, некоторая гибридная версия консультативной психологии с нашей богатой гуманистической философией и разнообразными методами исследования может иметь значение, поскольку Россия разрабатывает свои собственные подходы к максимальному использованию человеческого потенциала. Точно так же наша профессия может быть значительно обогащена контактом с российскими психологами, которые разрабатывают терапевтические услуги и программы обучения консультантов, которые, надеюсь, основаны на некоторых предпосылках консультативной психологии.


Список литературы

Hedlund, D.E. (1988). Консультативная психология и замбийская программа Фулбрайта. Психолог-консультант. 16, 288-291. DOI: 10.1177 / 0011000088162011

Heppner, P.P. (1988). Межкультурные результаты исследования Фулбрайта в Швеции. Психолог-консультант. 16,297-302. DOI: 10.1177 / 0011000088162013

Линди, Дж. Д. и Ван дер Колк, Б. (1991). Записки из Москвы (1990): Некоторые думали о политике PSTD во время перестройки. Журнал травматического стресса, 4 (3), 439-443.DOI: 10.1007 / BF00974563

McWhirter, J.J. (1988a). Программа Фулбрайта и психология консультирования. Психолог-консультант. 16, 279-281. DOI: 10.1177 / 0011000088162009

McWhirter, J.J. (1988b). Консультативная психология и программа Фулбрайта: связь с Австралией. Психолог-консультант. 16, 303-306. DOI: 10.1177 / 0011000088162014

Ньюджент, Ф.А. (1988). Консультативная психология и западногерманская программа Фулбрайта. Психолог-консультант. 16, 293-296.DOI: 10.1177 / 0011000088162012

Сковхольт, Т. (1988). В поисках реальности. Психолог-консультант. 16, 282-287. DOI: 10.1177 / 0011000088162010

Рейсс А. (июль 1992 г.). Личное общение. Российская программа Фулбрайта, Совет по международному обмену учеными, Вашингтон, округ Колумбия,

Заметки автора

Автор выражает признательность моим коллегам д-ру Сандре Рагацио — Дигилио, Пэт Шулер, Саре Холмс и Матвею Соколовски за полезные комментарии к ранним наброскам этой рукописи.Эта рукопись была представлена ​​на 100-м съезде Американской психологической ассоциации, Вашингтон, округ Колумбия, 18 августа 1992 г. в рамках симпозиума «Советская программа Фулбрайта и консультативная психология: международные последствия. Запросы на переиздание следует направлять Джеймсу М. О’Нил, Школа семейных исследований, бокс U- 58, Университет Коннектикута, Сторрс, Калифорния, 06269. 26 25

Бакалавриат по психологии в России

Россия — Бакалавриат психологии
355

Годы обучения

3-4

Средние комиссии

~ 85 130 ₽