04.03.2024

Сокращенная рабочая неделя для женщин с детьми: Онлайн Инспекция — Работа женщин и лиц с семейными обязанностями

Кто вправе требовать от работодателя установления неполного рабочего времени?

Кто вправе требовать от работодателя установления неполного рабочего времени?

В соответствии с ч. 1 ст. 93 ТК РФ работодатель обязан устанавливать неполный рабочий день (смену) или неполную рабочую неделю по просьбе беременной женщины, одного из родителей (опекуна, попечителя), имеющего ребенка в возрасте до четырнадцати лет (ребенка-инвалида в возрасте до восемнадцати лет).


Неполное рабочее время – вид рабочего времени, продолжительность которого уменьшена по согласованию между работником и работодателем по сравнению с установленной законодательством.
Установления неполной рабочей недели или неполного рабочего дня могут требовать от работодателя следующие категории работников:

  • беременные женщины;
  • один из родителей (опекун, попечитель), имеющий ребенка в возрасте до четырнадцати лет;
  • один из родителей (опекун, попечитель), имеющий ребенка-инвалида в возрасте до восемнадцати лет.
  • Основанием для установления неполного рабочего времени для указанных выше работников является письменное заявление. Работодатель не имеет права отказывать им.

Условие о неполном рабочем времени, будучи согласованным между работником и работодателем, становится обязательным для включения в трудовой договор условием, которое должно быть оформлено письменно (либо в виде дополнительного соглашения к трудовому договору, либо приложением к нему). Однако работник может быть спокоен и в том случае, если у него на руках в итоге окажется копия заявления на имя работодателя с отметкой о вручении и резолюцией работодателя либо копия приказа работодателя об установлении ему неполного рабочего времени. Запись в трудовой книжке об установлении неполного рабочего времени не производится.


Неполное рабочее время может устанавливаться как на определенный срок, так и без указания срока. Закон не говорит прямо о том, что при исчезновении обстоятельств, послуживших основанием для введения режима неполного рабочего времени, это условие трудового договора подлежит отмене. Поэтому представляется, что наиболее предпочтительным вариантом является указание в заявлении срока, на который работник просит установить ему неполное рабочее время. Срок можно определить как конкретной датой, так и указанием на событие, которое должно наступить. Например, беременная женщина в заявлении может указать, что просит установить ей неполное рабочее время «до окончания беременности». Отсутствие указания на временный или срочный характер условия о неполном рабочем времени может привести к тому, что впоследствии работодатель откажется установить полное рабочее время.


Неполное рабочее время может быть установлено как в виде неполной рабочей недели, так и в виде неполного рабочего дня. В первом случае уменьшается количество рабочих дней в течение недели, но сохраняется установленная продолжительность рабочего дня. Во втором случае уменьшение рабочего времени осуществляется за счет сокращения ежедневной продолжительности рабочего времени. Трудовой кодекс не исключает возможности установления одновременно неполной рабочей недели и неполного рабочего дня.


Следует также иметь в виду, что, обязывая работодателя установить для беременной женщины неполное рабочее время по ее заявлению, закон не указывает, каким образом и кем определяется срок, на который рабочее время должно быть уменьшено. По нашему мнению, поскольку в законе прямо не оговорено право женщины самостоятельно определять требуемую ей продолжительность рабочего дня, лучше решать этот вопрос по согласованию с работодателем, не доводя ситуацию до конфликта.


Как указано в п. 9 «Положения о порядке и условиях применения труда женщин, имеющих детей и работающих неполное рабочее время», утвержденного Постановлением Госкомтруда СССР от 29.04.1980 г. № 111, перерыв для отдыха и питания предоставляется женщинам, работающим неполное рабочее время, если продолжительность рабочего дня (смены) превышает четыре часа.

Все материалы раздела

Статья 93 ТК РФ 2016-2019. Неполное рабочее время. ЮрИнспекция

Исходя из вашего вопроса можно предположить следующее:1. Должностной оклад стал меньше:В соответствии со статьей 57 Трудового кодекса условия оплаты труда (в том числе размер должностного оклада) является обязательным условием трудового договора. Поэтому изменить установленный трудовым договором размер заработной платы в одностороннем порядке согласно статье 74 Трудового кодекса работодатель вправе лишь при соблюдении следующих условий.Первое. Если прежние условия оплаты труда не могут быть сохранены по причинам, связанным с изменением ор-ганизационных или технологических условий труда.Второе. Если о предстоящих изменениях, а также о причинах, вызвавших необходимость таких изменений, работник извещен в письменной форме не позднее чем за два месяца. Действия работодателя по изменению оплаты труда будут признаны правомерными лишь при одновременном соблюдении этих двух условий. Невыполнение хотя бы одного из них может повлечь отмену ранее принятого решения.2.Отменили бонусы:Если работникам помимо должностного оклада ежемесячно выплачивалась часть зарплаты в виде бонусов, то это свиде-тельствует о том, что в организации была установлена бонусная система оплаты труда. Системы оплаты труда, как следует из статьи 135 Трудового кодекса, устанавливаются локальными нормативными актами. В данном случае – Положением об оплате труда. В соответствии с требованиями статьи 68 Трудового кодекса при приеме на работу (до подписания трудового договора) каждый сотрудник должен быть ознакомлен с данным Положением под роспись. Поэтому, несмотря на то, что в трудовых договорах, заключаемых в письменной форме, о бонусных выплатах не упоминается (обратите внимание, это явля-ется нарушением ст. 57 ТК РФ! ) , ознакомление с Положением об оплате труда свидетельствует, о том, что каждому сотруд-нику при заключении трудового договора было известно об условиях оплаты его труда. Тот факт, что после ознакомления с Положением сотрудник приступил к работе, говорит о том, что соглашение о выплате части зарплаты в виде бонусов между работником и работодателем фактически было достигнуто, хотя и не было зафиксировано в письменной форме. Следова-тельно, об отмене выплаты бонусов работник должен быть уведомлен в установленном порядке не менее чем за два месяца (ст. 74 ТК РФ) .3.Не стало доплат:Нет, не нужно. Если вы уведомили сотрудников в письменной форме о переходе на новый режим работы (с указанием продолжительности рабочей недели, ежедневной работы (в том числе времени начала и окончания работы, перерывов в работе) и причины, вызвавшей необходимость таких изменений) не позднее чем за два месяца до его введения, то этого достаточно. Дело в том, что выплаты за выполнение работ в условиях, отклоняющихся от нормальных (при работе в ночное время, сверхурочной работе, в выходные и нерабочие праздничные дни и др. ) не являются постоянными. Допла-ты и надбавки (в случае привлечения сотрудников к сверхурочной работе, в ночное время и т. п. ) выплачиваются при любом режиме работы.Неполный рабочий день или сокращение:рудовой кодекс не дает определения неполного рабочего времени. Однако как следует из статьи 93 Трудового кодекса, неполным следует считать время, продолжительность которого меньше, чем нормальная продолжительность рабочего времени, установленная работнику. Если, к примеру, работнику установлена 5‑дневная рабочая неделя с 8-часовым ра-бочим днем, то введение для него рабочего дня продолжительностью четыре часа (с оплатой пропорционально отработан-ному времени) будет переводом на неполное рабочее время. Если же он переведен на полставки, то 4-часовой рабочий день будет являться для него нормой.Материалы с сайта:

Какую продолжительность сокращенной рабочей недели может установить работодатель для работницы, имеющей ребенка до 3 лет? //

Сотрудница выходит на работу из отпуска по уходу за ребенком (возраст ребенка — 1,5 года). Она просит установить ей сокращенный рабочий день. Фактически сотрудница может выходить на работу 2 дня в неделю по 4-5 часов в день, дни недели и время будут постоянно меняться. То есть сотрудница не знает, сколько часов в месяц и в какие дни недели она сможет работать.

Обязан ли работодатель принять сотрудницу на таких условиях? Какова продолжительность сокращенного рабочего дня (недели), которую обязан установить работодатель? Как в таком случае составить дополнительное соглашение к трудовому договору с сотрудницей?

Как при приеме на работу, так и впоследствии работнику может быть установлено неполное рабочее время.

Согласно части первой ст. 93 ТК РФ неполное рабочее время может устанавливаться в виде неполного рабочего дня (смены) или неполной рабочей недели. Трудовое законодательство не содержит требований к продолжительности неполного рабочего времени. Поэтому таковым следует считать любое рабочее время, продолжительность которого меньше чем нормальная продолжительность рабочего времени (смотрите также письма Роструда от 08.06.2007 N 1619-6 и от 24.06.2009 N 1819-6-1). Например, при полном 8-часовом рабочем дне неполным рабочим днем будет считаться работа как по 1 часу в день, так и по 7,5 часов в день.

Часть первая ст. 93 ТК РФ обязывает работодателя устанавливать неполный рабочий день или неполную рабочую неделю, в частности, по просьбе одного из родителей (опекуна, попечителя), имеющего ребенка в возрасте до 14 лет (ребенка-инвалида в возрасте до 18 лет). Чтобы реализовать свое право на работу в режиме неполного рабочего времени один из родителей, в данном случае — мать ребенка, должен обратиться к работодателю с соответствующим заявлением.

В своем заявлении сотрудница указывает, в каком конкретно режиме она хочет работать (будет ли установлена неполная рабочая неделя или неполный рабочий день, каким будет время начала и окончания рабочего дня, какие дни недели будут рабочими). На основании такого заявления работодатель издает приказ свободной формы об установлении работнице неполного рабочего времени. Заключать дополнительное соглашение к трудовому договору в таком случае не требуется, поскольку неполное рабочее время вводится не по соглашению сторон, а по обязательной для работодателя просьбе работницы (п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.01.2014 N 1 «О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних»).

Иными словами, положения статьи 93 ТК РФ фактически обязывают работодателя удовлетворить просьбу работницы в том виде, в каком она сформулирована, и не лишают её права обращаться с такими просьбами в течение всего периода, пока она вправе требовать работы в режиме неполного рабочего времени.

Соответственно, сотрудница, относящаяся к перечисленным в части первой ст. 93 ТК РФ категориям, вправе по своему усмотрению неоднократно изменять режим своей работы в части продолжительности рабочего дня и (или) недели как в сторону уменьшения, так и в сторону увеличения.

Таким образом, полагаем, в рассматриваемой ситуации работница может обратиться к работодателю с просьбой предоставить ей неполное рабочее время, например по 4 часа в день в понедельник и пятницу, поскольку такой режим работы уже является работой в режиме неполного рабочего времени. Впоследствии она также вправе неоднократно обращаться с просьбами о предоставлении неполного рабочего времени той продолжительности и с временем его начала и окончания, которые указаны в ее заявлении. Оплата труда в таком случае производится пропорционально отработанному времени (часть вторая ст. 93 ТК РФ).

Так как работодатель не может воспрепятствовать женщине, относящейся к перечисленным в части первой ст. 93 ТК РФ категориям, в выходе на работу на условиях неполного времени, то отказ работодателя в установлении неполного рабочего дня (неполной рабочей недели) в соответствии с её заявлением является нарушением трудового законодательства, за которое организация и ее должностные лица могут быть привлечены к административной ответственности по ст.

5.27 КоАП РФ.

Ответ подготовил:

Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ

Михайлова Наталья

Информационное правовое обеспечение ГАРАНТ

http://www.garant.ru

Рабочее время женщин, лиц с семейными обязанностями

В статье рассматриваются актуальные вопросы правового регулирования рабочего времени и времени отдыха женщин, лиц с семейными обязанностями на основе анализа норм ТК РФ, иных нормативных правовых актов, а также международных стандартов труда. Внесены предложения по совершенствованию трудового законодательства.

Правовое регулирование труда женщин в международном законодательстве во многом (если не главным образом) связано с выполнением ими семейных обязанностей. Этим вопросам посвящены Конвенция МОТ N 103 от 28.06.1952, Конвенции МОТ N 156 «О равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин: трудящиеся с семейными обязанностями» (1981 года).

Согласно Конвенции N 156 к таким работникам относятся трудящиеся мужчины и женщины, имеющие семейные обязанности в отношении находящихся на их иждивении детей и в отношении других близких родственников — членов их семьи, которые действительно нуждаются в уходе или помощи, когда такие обязанности ограничивают их возможности подготовки, доступа, участия или продвижения в экономической деятельности (п.  1, 2 ст. 1).

Конвенция МОТ N 156 предусматривает: для обеспечения подлинного равенства обращения и возможностей для трудящихся мужчин и женщин одна из целей национальной политики каждого члена МОТ заключается в том, чтобы лица с семейными обязанностями, которые выполняют или желают выполнять оплачиваемую работу, могли осуществлять свое право на это, не подвергаясь дискриминации и, насколько это возможно, гармонично сочетая профессиональные и семейные обязанности (п. 1 ст. 3).

Рекомендация МОТ от 23.06.1981 N 165 «О равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин: трудящихся с семейными обязанностями» содержит положение о мерах по недопущению прямой и косвенной дискриминации, основанной на признаках семейного положения или семейных обязанностей, и предлагает постепенное сокращение ежедневной продолжительности рабочего времени и сокращение сверхурочной работы, более гибкое регулирование графиков работы, периодов отдыха и отпусков, с учетом уровня развития и особых потребностей страны и различных секторов деятельности.

При организации посменной работы и при назначении на работу в ночную смену следует, когда это обоснованно и практически осуществимо, принимать во внимание особые потребности трудящихся, в том числе потребности, связанные с выполнением семейных обязанностей. В целях обеспечения защиты трудящихся, работающих неполное рабочее время, трудящихся, работающих временно, и трудящихся, работающих на дому, многие из которых выполняют семейные обязанности, условия указанных видов работы должны соответствующим образом регулироваться и контролироваться (ст. 18-19).

Ежедневная продолжительность рабочего времени

Необходимо отметить, что ежедневная продолжительность рабочего времени для беременных женщин и матерей, имеющих детей в возрасте до полутора лет, не относящихся к указанным в ст. 94 ТК РФ категориям работников, никаким пределом не ограничена. Поэтому возникший в ТК РФ пробел целесообразно устранить и закрепить в данной статье также предельную продолжительность ежедневной работы для беременных женщин и для женщин, имеющих детей в возрасте до полутора лет, которая не должна превышать 7 ч.

Н. Шептулина обоснованно отмечает, что включение в ст. 94 ТК РФ нормы о предельной продолжительности ежедневной работы беременных женщин и матерей, имеющих детей в возрасте до полутора лет, особенно важно для упорядочения их работы по совместительству.

При установлении предельной продолжительности ежедневной работы беременных женщин и женщин, имеющих детей в возрасте до полутора лет, очевидно, будет решена и проблема, связанная с запретом (или ограничением) использования их на работе с суммированным учетом рабочего времени (согласно п. 22 Положения о рабочем времени и времени отдыха работников вагонов-ресторанов и работников судовых ресторанов морского и речного транспорта, работников вагонов-лавок и других аналогичных предприятий торговли и общественного питания, утв. постановлением Госкомтруда СССР и Секретариата ВЦСПС от 12.09.1964 N 431/25, применение суммированного учета рабочего времени для лиц, не достигших 18 лет, беременных женщин, начиная с четырех месяцев беременности, и матерей, кормящих грудью, не допускается).

В силу ч. 5 ст. 99 и ч. 2 ст. 259 ТК РФ женщины, имеющие детей в возрасте до 3 лет, могут привлекаться к сверхурочным работам только с их письменного согласия и при условии, если что это не запрещено и в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ. При этом женщины, имеющие детей в возрасте до 3 лет, должны быть ознакомлены в письменной форме со своим правом отказаться от привлечения к сверхурочной работе.

Эта норма ТК РФ не совсем согласуется с международным стандартом труда. Так, в п. 5 Рекомендации МОТ N 95 от 28.06.1952 «Об охране материнства» предусмотрено, что беременные и кормящие грудных детей женщины не должны допускаться на ночную и сверхурочную работу.

Ненормированный рабочий день

Статья 97 ТК РФ, в отличие от ст. 99, не закрепляет категории работников, которых запрещено привлекать к работе за пределами установленной продолжительности рабочего времени в случае возникновения определенных обстоятельств. Например, в период беременности женщины, а также в период до достижения ребенком возраста полутора лет работодатель будет привлекать ее (эпизодически) к такой работе, что может отрицательно сказаться на состоянии ее здоровья. Поэтому было бы правильным предусмотреть в соответствующей статье гл. 41 ТК РФ норму, запрещающую привлечение беременной женщины и женщины, имеющей ребенка в возрасте до полутора лет, к работе за пределами установленной продолжительности рабочего времени (в условиях режима ненормированного рабочего дня).

До приведения нормативных правовых актов о рабочем времени в соответствие с ТК РФ сохраняет действие постановление Верховного Совета РСФСР от 01.11.1990 N 298/3-I «О неотложных мерах по улучшению положения женщин, семьи, охраны материнства и детства на селе», согласно которому для женщин, работающих в сельской местности, устанавливается сокращенная продолжительность рабочего времени — не более 36 ч в неделю, если меньшая продолжительность рабочей недели не предусмотрена иными законодательными актами (п.  1.3), а продолжительность ежегодного основного отпуска — не менее 28 календарных дней (п. 1.1).

Судебная практика также исходила из того, что работа женщин в сельской местности свыше 36-часовой рабочей недели (если законодательством не предусмотрена ее меньшая продолжительность) является сверхурочной, привлечение к ней допустимо лишь в исключительных случаях (п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 25.12.1990 г. N 6 «О некоторых вопросах, возникающих при применении судами законодательства, регулирующего труд женщин», признанного постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 26.04.2007 г. N 15 утратившим силу).

Согласно ч. 3 ст. 92 ТК РФ сокращенная продолжительность рабочего времени для других категорий работников может быть установлена только Кодексом или иными федеральными законами. Таким образом, п. 1.3 упомянутого постановления Верховного Совета РСФСР от 01.11.1990 N 298/3-I по содержанию не противоречит ст. 92 ТК РФ, однако не соответствует по форме, ибо «постановление Верховного Совета РСФСР» не является федеральным законом (или законом РСФСР).

Неполное рабочее время

Рекомендация МОТ от 23.06.1981 г. N 165 «О равном обращении и равных возможностях для трудящихся мужчин и женщин: трудящихся с семейными обязанностями» предусматривает, что условия занятости, в том числе социальное обеспечение трудящихся, работающих неполное рабочее время и работающих временно, должны, насколько это возможно, быть эквивалентны условиям занятости трудящихся, работающих соответственно полное рабочее время и работающих постоянно.

Трудящимся, работающим неполное рабочее время, необходимо предоставлять возможность поступления или возвращения на работу с полным рабочим временем в тех случаях, когда имеется вакансия и когда изменились обстоятельства, вызвавшие ранее необходимость работы с неполным рабочим временем (ст. 21).

В соответствии со ст. 93 ТК РФ работодатель обязан устанавливать неполный рабочий день (смену) или неполную рабочую неделю по просьбе беременной женщины, одного из родителей (опекуна, попечителя), имеющего ребенка в возрасте до 14 лет (ребенка-инвалида до 18 лет), а также лица, осуществляющего уход за больным членом семьи в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.

Представляется логичным и обоснованным исключить данное положение из ст. 93 ТК РФ и закрепить его в гл. 41, так как норма специфична — относится к женщинам и лицам с семейными обязанностями.

Работа в ночное время

Исходя из необходимости охраны здоровья женщин, Конвенция МОТ N 89 «О ночном труде женщин в промышленности» (пересмотренная в 1948 году) предусматривает нормы и предложения по ограничению труда женщин в ночное время.

В соответствии с этим международным правовым актом женщины независимо от возраста не привлекаются к работам в ночное время, за исключением семейных предприятий и случаев форс-мажора (непреодолимой силы) или угрозы потери находящихся в процессе обработки скоропортящихся материалов.

Конвенция МОТ N 89 не распространяется на женщин, занимающих ответственные посты административного характера, а также работающих в системе здравоохранения и социального обеспечения, которые обычно не занимаются физическим трудом. Запрещение ночного труда для женщин может быть временно отменено правительством, если в случае возникновения чрезвычайных обстоятельств этого требуют национальные интересы.

В этом контексте важно обратить внимание на Конвенцию МОТ N 171 «О ночном труде» (1990 года) и Рекомендацию МОТ N 178 «О ночном труде» (1990 года). В отличие от Конвенции МОТ N 89 ночная смена определяется как работа продолжительностью не менее семи часов подряд, включая промежуток между полуночью и 5 часами утра.

Согласно ст. 7 Конвенции N 171 необходимо принять меры, обеспечивающие наличие альтернативной ночному труду работы для трудящихся женщин, которые в противном случае были бы вынуждены выполнять работу в ночное время:

А) до и после рождения ребенка в течение периода продолжительностью, по крайней мере, 16 недель, из которых не менее 8 недель должно предшествовать предполагаемой дате рождения ребенка;

Б) в течение дополнительных периодов, в отношении которых выдается медицинское свидетельство, удостоверяющее, что это необходимо для здоровья матери или ребенка:

В) во время беременности;

Г) в течение определенного времени сверх периода после рождения ребенка, устанавливаемого в соответствии с указанным подп.  «а», продолжительность которого определяется компетентным органом после консультации с наиболее представительными организациями предпринимателей и трудящихся.

Рекомендация N 178 предусматривает, что в любой момент в течение беременности, как только это станет известным, трудящиеся женщины, работающие в ночное время, назначаются, по их просьбе, на работу в дневное время, если это практически осуществимо.

В случаях сменной работы при решении вопроса о составе ночных смен следует учитывать особые обстоятельства трудящихся с семейными обязанностями (п. 19-20).

Согласно п. 4 ст. 8 Европейской социальной хартии (1996 года) стороны обязуются регулировать работу в ночное время беременных женщин, женщин, недавно перенесших роды, и женщин, ухаживающих за своими грудными детьми.

Нельзя не отметить, что КЗоТ РСФСР 1922 года ограничивал работу в ночное время для всех женщин, допуская ее как временную меру, если это вызывалось особой необходимостью. КЗоТ РСФСР 1971 года предусматривал аналогичную норму (ст.  161).

К сожалению, в Трудовом кодексе РФ такой нормы нет, что представляется не совсем правильным.

В отличие от норм международного трудового права ст. 259 ТК РФ не устанавливает акцент на регулирование работы в ночное время, а предусматривает гарантии беременным женщинам и лицам с семейными обязанностями при направлении в служебные командировки, привлечении к сверхурочной работе, работе в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни.

Так, запрещается направление в служебные командировки, привлечение к сверхурочной работе, работе в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни беременных женщин (ч. 1 ст. 259 ТК РФ).

Направление в служебные командировки, привлечение к сверхурочной работе, работе в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни женщин, имеющих детей в возрасте до 3 лет, допускается только с их письменного согласия и при условии, что это не запрещено им в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.

При этом женщины, имеющие детей в возрасте до 3 лет, должны быть ознакомлены в письменной форме со своим правом отказаться от направления в служебную командировку, привлечения к сверхурочной работе, работе в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни (ч. 2 ст. 259 ТК РФ).

Гарантии, предусмотренные ч. 2 ст. 259 ТК РФ, предоставляются также матерям и отцам, воспитывающим без супруга (супруги) детей в возрасте до 5 лет, работникам, имеющим детей-инвалидов, и работникам, осуществляющим уход за больными членами их семей в соответствии с медицинским заключением (ч. 3 ст. 259 ТК РФ).

Очевидно, следовало бы привести ст. 259 ТК РФ в соответствие с международными стандартами в сфере труда.

Типичным нарушением норм ТК РФ является привлечение женщин, имеющих детей в возрасте до 3 лет, и работников, имеющих детей-инвалидов с детства, до достижения ими возраста 18 лет, к сверхурочной работе, работе в ночное время, выходные и нерабочие праздничные дни без письменного согласия и медицинских рекомендаций.

В ст. 96 ТК РФ указана еще одна категория работников — опекуны детей в возрасте до 5 лет, которые могут привлекаться к работе в ночное время на условиях, названных ранее.

Перерывы для кормления ребенка

В Конвенции МОТ N 103 «Об охране материнства» предусмотрено, что, если женщина кормит своего ребенка грудью, она имеет право прерывать работу для этой цели на один или несколько перерывов в день, продолжительность которых устанавливается законодательством страны.

Перерывы в работе для кормления ребенка считаются рабочими часами и оплачиваются как таковые в тех случаях, когда это регулируется законодательством или в соответствии с ним; в тех же случаях, когда этот вопрос регулируется коллективными договорами, положение определяется соответствующим договором.

Согласно Конвенции МОТ N 183 «О пересмотре конвенции (пересмотренной) 1952 года об охране материнства» (2000 года) кормящей грудью женщине предоставляется право на один или несколько перерывов в день или на повседневное сокращение рабочего времени для кормления своего ребенка грудью. Срок, в течение которого допускаются перерывы или повседневное сокращение рабочего времени для кормления грудного ребенка, их количество и продолжительность, а также процедура повседневного сокращения рабочего времени определяются в соответствии с национальным законодательством и практикой. Эти перерывы или повседневное сокращение рабочего времени засчитываются как рабочее время и оплачиваются соответствующим образом (ст. 10).

В соответствии с Рекомендацией МОТ N 191 от 15.06.2000 «О пересмотре рекомендации 1952 года об охране материнства» по представлении медицинской справки или иного соответствующего документа, предусмотренного национальным законодательством и практикой, количество и продолжительность перерывов для кормления грудного ребенка должны устанавливаться с учетом конкретных потребностей.

По мере возможности и с согласия работодателя и заинтересованной женщины следует предусмотреть возможность объединять перерывы, выделяемые для ежедневного кормления грудного ребенка, с целью сокращения продолжительности рабочего времени в начале или в конце рабочего дня.

По мере возможности, следует предусмотреть выделение помещений на рабочем месте или вблизи от него для кормления грудного ребенка в надлежащих санитарно-гигиенических условиях (п. 7-8).

В п. 3 ст. 8 Европейской социальной хартии (пересмотренная) закреплено: стороны обязуются обеспечить, чтобы матери, которые должны ухаживать за своими грудными детьми, имели достаточные для этого перерывы в работе.

На основании ст. 258 ТК РФ работающим женщинам, имеющим детей в возрасте до полутора лет, предоставляются помимо перерыва для отдыха и питания дополнительные перерывы для кормления ребенка (детей) не реже чем через каждые три часа продолжительностью не менее 30 мин. каждый. При наличии у работающей женщины двух и более детей в возрасте до полутора лет продолжительность перерыва для кормления устанавливается не менее одного часа.

По заявлению женщины перерывы для кормления ребенка (детей) присоединяются к перерыву для отдыха и питания либо в суммированном виде переносятся как на начало, так и на конец рабочего дня (рабочей смены) с соответствующим его (ее) сокращением.

Перерывы для кормления ребенка (детей) включаются в рабочее время и подлежат оплате в размере среднего заработка.

Согласно ст. 264 ТК РФ перерыв для кормления ребенка должен предоставляться отцу, воспитывающему ребенка без матери, а также опекуну.

Если женщина, имеющая ребенка в возрасте до полутора лет, работает неполное рабочее время (неполный рабочий день и/или неполная рабочая неделя) или на условиях скользящего (гибкого) графика работы, ей также предоставляются перерывы для кормления ребенка. Основное условие, чтобы продолжительность ежедневной работы превышала три часа (Положение о порядке и условиях применения труда женщин, имеющих детей и работающих неполное рабочее время, утв. постановлением Госкомтруда СССР и Секретариата ВЦСПС от 29.04.1980 N 111/8-51, далее — Положение о порядке и условиях применения труда женщин).

Как показывает судебная практика, нередко поводом для обращения в суд служит непринятие Фондом социального страхования России к зачету расходов, произведенных организацией-работодателем на выплату пособия по уходу за ребенком работнице, осуществлявшей свои должностные обязанности на условиях неполного рабочего времени.

При определении, являлось ли рабочее время неполным, ФСС России ссылается на п. 8 Положения о порядке и условиях применения труда женщин, и трактует его таким образом, что сокращение рабочей недели на 1 ч не является неполным рабочим временем. В свою очередь, работодатели руководствуются ст. 13 Федерального закона от 19.05.1995 N 81-ФЗ «О государственных пособиях гражданам, имеющих детей», согласно которой право на ежемесячное пособие по уходу за ребенком сохраняется в случае, если лицо, находящееся в отпуске по уходу за ребенком, работает на условиях неполного рабочего времени или на дому (см., например, постановление ФАС Уральского округа от 10.12.2008 г. N Ф09-9217/08-С2 по делу N А71-2756/08).

Следует обратить внимание на то, что формулировка п. 8 указанного Положения о порядке и условиях применения труда женщин относительно нижнего предела продолжительности неполного рабочего времени носит в большей мере рекомендательный характер, поскольку предусматривает примерное (а не точное) количество рабочих часов в неделю. Кроме того, указано, что в зависимости от конкретных производственных условий может быть установлена иная продолжительность рабочего времени.

Важно учитывать, что перерывы для кормления ребенка нельзя относить к институту времени отдыха, так как они являются целевыми, связанными с выполнением женщиной функции материнства и, естественно, должны быть отнесены к рабочему времени (что, собственно, и следует из смысла ст. 258 ТК РФ).

В соответствии с п. 5 Рекомендации МОТ N 95 «Об охране материнства» национальное законодательство должно установить, что рабочее время беременных и кормящих грудных детей женщин должно быть распределено таким образом, чтобы обеспечить им достаточные перерывы для отдыха.

Вместе с тем специальные перерывы для отдыха ТК РФ не установлены.

В данном контексте интересна и ст. 17 Приложения I к Директиве Совета европейских сообществ от 30.11.1989 N 89/654/ЕС, согласно которой беременным женщинам и недавно родившим женщинам во время таких перерывов должна предоставляться возможность полежать, для чего необходимо создать соответствующие условия.

В связи с этим полагаю целесообразным закрепить в гл. 41 Трудового кодекса РФ соответствующую норму, предусматривающую специальные перерывы для отдыха беременным женщинам и матерям, имеющим детей в возрасте до полутора лет.

Особенности предоставления ежегодного оплачиваемого отпуска

Сознательно не затрагивая в данной статье широкого круга вопросов, связанных с предоставлением женщинам отпуска по беременности и родам и отпуска по уходу за ребенком, отметим все же порядок предоставления ежегодного оплачиваемого отпуска. Так, перед отпуском по беременности и родам или непосредственно после него либо по окончании отпуска по уходу за ребенком женщине по ее желанию предоставляется ежегодный оплачиваемый отпуск независимо от стажа работы у данного работодателя (ст. 260 ТК РФ).

Важно отметить, что содержание этой статьи Кодекса несколько шире, чем ее название, ибо закрепляется не только дородовой и послеродовой отпуска, но и отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.

В данном случае необходимо учитывать и положение ст. 122 ТК РФ, согласно которой до истечения 6 месяцев непрерывной работы оплачиваемый отпуск по заявлению работника должен быть предоставлен:

— женщинам — перед отпуском по беременности и родам или непосредственно после него;

— работникам, усыновившим ребенка (детей) в возрасте до трех месяцев.

Если женщина имеет право на дополнительный отпуск (за работу во вредных и (или) опасных условиях труда, с режимом ненормированного рабочего дня, за работу в районах Крайнего Севера и т. д.), то он должен присоединяться к отпуску по беременности и родам одновременно с основным отпуском.

Отдельным категориям работников в случаях, предусмотренных ТК РФ и иными федеральными законами, ежегодный оплачиваемый отпуск предоставляется по их желанию в удобное для них время. По желанию мужа ежегодный отпуск ему предоставляется в период нахождения его жены в отпуске по беременности и родам независимо от времени непрерывной работы у данного работодателя (ст.  123 ТК РФ).

Не допускается отзыв из отпуска беременных женщин (ст. 125 ТК РФ).

Не допускается замена денежной компенсацией ежегодного основного оплачиваемого отпуска и ежегодных дополнительных оплачиваемых отпусков беременным женщинам (за исключением выплаты денежной компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении) — ст. 126 ТК РФ.

Дополнительные выходные дни и отпуска

Одному из родителей (опекуну, попечителю) для ухода за детьми-инвалидами по его письменному заявлению предоставляются 4 дополнительных оплачиваемых выходных дня в месяц, которые могут быть использованы одним из указанных лиц либо разделены ими между собой по их усмотрению. Оплата каждого дополнительного выходного дня производится в размере среднего заработка и порядке, который устанавливается федеральными законами (ч. 1 ст. 262 ТК РФ в ред. от 24.07.2009).

Женщинам, работающим в сельской местности, может предоставляться по их письменному заявлению один дополнительный выходной день в месяц без сохранения заработной платы.

Представляется очевидным, что Трудовой кодекс РФ не в полной мере учитывает международные стандарты труда, относящиеся к указанным категориям работников. Так, в соответствии со ст. 18 Конвенции МОТ N 184 «О безопасности и гигиене труда в сельском хозяйстве» (2001 года) должны также осуществляться меры для обеспечения того, чтобы принимались во внимание особые потребности работниц сельского хозяйства в предродовой период, в период кормления ребенка грудью и в связи с сохранением их репродуктивного здоровья.

В соответствии с п. 1-4 Разъяснения Минтруда России и ФСС РФ (утв. постановлением Минтруда России и Фонда социального страхования Российской Федерации от 04.04.2000 N 26/34-02 «О порядке предоставления и оплаты дополнительных выходных дней в месяц одному из работающих родителей (опекуну, попечителю) для ухода за детьми-инвалидами» (в ред. от 15.04.2002) указанные в ст. 262 ТК РФ дополнительные оплачиваемые за счет средств Фонда социального страхования выходные дни предоставляются в календарном месяце одному из работающих родителей (опекуну, попечителю) по его заявлению и оформляются приказом (распоряжением) администрации организации на основании справки органов социальной защиты населения об инвалидности ребенка с указанием, что ребенок не содержится в специализированном детском учреждении (принадлежащем любому ведомству) на полном государственном обеспечении.

Работающий родитель представляет также справку с места работы другого родителя о том, что на момент обращения дополнительные оплачиваемые выходные дни в этом же календарном месяце им не использованы или не использованы частично.

В таком же порядке четыре дополнительных выходных дня предоставляются одиноким матерям.

В случаях, когда один из родителей ребенка состоит в трудовых отношениях, а другой самостоятельно обеспечивает себя работой (например, является индивидуальным предпринимателям), 4 дополнительных оплачиваемых выходных дня в месяц для ухода за детьми-инвалидами предоставляются родителю, состоящему в трудовых отношениях, при предоставлении им документа (копии), подтверждающего, что другой родитель является лицом, самостоятельно обеспечивающим себя работой.

Если одним из работающих родителей дополнительные оплачиваемые выходные дни в календарном месяце использованы частично, другому работающему родителю в этом же календарном месяце предоставляются для ухода оставшиеся дополнительные оплачиваемые выходные дни.

Законодательством предусмотрено предоставление дополнительных отпусков без сохранения заработной платы лицам, осуществляющим уход за детьми.

Работнику, имеющему двух и более детей в возрасте до 14 лет, работнику, имеющему ребенка-инвалида в возрасте до 18 лет, одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет, отцу, воспитывающему ребенка в возрасте до 14 лет без матери, коллективным договором могут устанавливаться ежегодные дополнительные отпуска без сохранения заработной платы в удобное для них время продолжительностью до 14 календарных дней.

Такой отпуск по письменному заявлению работника может быть присоединен к ежегодному оплачиваемому отпуску или использован отдельно полностью или по частям. Перенесение этого отпуска на следующий рабочий год не допускается (ст. 263 ТК РФ).

Гарантии и льготы, предоставляемые женщинам в связи с материнством (ограничение работы в ночное время и сверхурочных работ, привлечение к работам в выходные и нерабочие праздничные дни, направление в служебные командировки, предоставление дополнительных отпусков, установление льготных режимов труда и другие гарантии и льготы, установленные законами и иными нормативными правовыми актами), распространяются на отцов, воспитывающих детей без матери, а также на опекунов (попечителей) несовершеннолетних (ст. 264 ТК РФ).

Урал56.Ру. Новости Орска, Оренбурга и Оренбургской области.

Семья Устенко во время выступления на конкурсе в Орске

В Совете Федерации предложили сделать рабочую неделю для женщин, у которых есть дети, четырехдневной.


Как сообщает газета «Известия», с таким предложением выступил член Совета Федерации Сергей Леонов. 

Нужно установить четырехдневную рабочую неделю для женщин с детьми, чтобы мама могла больше времени уделить семье, своему ребенку, решить те вопросы, которые не решишь в выходные дни

Сергей Леонов

Член Совета Федерации

Он также добавил, что инициативу нужно обсудить на заседании трехсторонней комиссии, так как она касается трудового законодательства. Сенатор считает, что это может стать реальностью только при достижении компромисса.

К тому же Ленов заявил, что введение четырехдневной рабочей недели для женщин с детьми не должно отразиться на их заработной плате и отпуске.

Что касается остальных, то представитель Совета Федерации уверен, что сокращение рабочей недели для всех категорий населения является непростым вопросом, решение по которому точно не стоит ждать в ближайшем будущем.

До этого, первый зампред комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский рассказал о возможности сокращения трудовых часов в рабочей неделе в будущем. С его слов, россиянам не стоит ждать полноценного перехода на четырехдневную рабочую неделю, за исключением некоторых категорий граждан. Для них в ближайшем будущем рабочая неделя может быть сокращена.

Напомним, в феврале этого года зампредседателя Совета безопасности РФ Дмитрий Медведев предложил ввести  четырехдневную рабочую неделю в качестве эксперимента, постепенно сокращая трудовой день на час. Но он отметил, что осуществлять переход нужно не в ущерб экономике.


Зимой большая часть российских работодателей охотно приняли инициативу о переходе к сокращенной рабочей неделе. Однако уже в апреле более половины московских предпринимателей (54%) выступили против нововведения. А две трети (65%) столичных предпринимателей убеждены, что из-за четырехдневки придется сократить зарплаты сотрудников.

Женщины с маленькими детьми получат сокращенный рабочий день

Медведев предложил трансформировать свою идею перевести работников на четырехдневную неделю. Теперь рассматривают возможность неполного рабочего дня женщин с маленькими детьми.

Премьер согласен, что надо закрепить в Трудовом кодексе понятие «неполный рабочий день» для работающих матерей с маленькими детьми для сохранения соцвыплат. Об этом говорили с активом региональных отделений партии «Единая Россия», пишут «РИА Новости».

Некоторые молодые матери не согласны работать 4 дня в неделю, зато им может понравиться вариант пятидневки, но по четыре часа.

«Это и будет в современном смысле неполная занятость, но если мы к этому когда-нибудь придем с точки зрения трудового законодательства, то это будет полная занятость при четырехдневной рабочей неделе», — отметил Медведев.
Глава правительства также против жесткого определения неполного рабочего дня в Трудовом кодексе, поскольку оно может оказать негативное влияние на положение матерей с маленькими детьми. По его словам, неполным рабочим днем может стать как половина обычных рабочих часов, так и большее количество.
«Скажут [матери]: «Ну, вот это не помещается в определение, значит, это полный рабочий день» — и так далее», — пояснил премьер.
Напомним, что в августе Медведев предложил Минтруду обсудить переход на четырехдневную рабочую неделю, отметив, что этот процесс должен происходить без сокращения зарплаты. Позднее премьер пояснил, что возможность перехода на четырехдневную неделю будет зависеть от ситуации в экономике страны на конкретных видах производств. По мнению главы Минэкономразвития Максима Орешкина, главными условиями перехода являются высокие доходы населения и производительность труда. Экономисты также утверждали, что в условиях слабого роста экономики переход на «четырехдневку» без снижения зарплат невозможен. В начале октября в Минтруде предупредили, что сокращение рабочей недели может привести к увеличению издержек предприятий на рабочую силу, а также себестоимости продукции.

Одна дома: сокращённая рабочая неделя для женщин | Программа: ПРАВ!ДА? | ОТР

Ольга Окунева

первый заместитель председателя Комитета ГД РФ по вопросам семьи, женщин и детей

Ирина Киркора

заместитель председателя Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

Иван Пирожков

предприниматель, основатель сервиса облачных рабочих мест DESKTOP.RENT

ВИДЕО

Варвара Макаревич: Пандемия коронавирусной инфекции может дать толчок к принятию решения о введении четырехдневной рабочей недели в России. Об этом заявили в Госдуме. Столичный уполномоченный по правам человека госпожа Потяева предложила четырехдневную рабочую неделю для женщин.

Мы уже слышали мнение женщины, которая от перспективы в восторге. Однако среди экспертов обоих полов звучат и другие отзывы: есть скепсис и откровенное возмущение. Кому и почему не нравится идея? Кто пострадает, если такое решение все-таки примут? А примут вообще или поговорят и успокоятся? И если примут, то когда?

Меня зовут Варвара Макаревич. И со мной в студии сегодня:

Иван Пирожков, предприниматель. Считает, что инициатива в корне дискриминирует права женщин.

Ирина Киркора, представляет Совет при президенте России. Ее мнение: четыре рабочих дня для женщин снизят доход сотрудниц на 20%.

Лариса Широкова, член Союза женщин России. Ее позиция: мужчине в семье придется работать за двоих.

Ольга Окунева, депутат Госдумы. Уверена, что новые технологии позволят некоторым производствам сократить рабочие часы для сотрудников.

Собственно, наверное, самый главный вопрос: почему речь именно о женщинах? Ольга, я не знаю, видели вы или нет, но в Сети уже много шуток про то, что это день для того, чтобы сварить борщ, встретить любовника – в общем, в зависимости от того, какие интересы у женщины. И тут же возмутились мужчины резонно: «А почему мы должны продолжать работать пять дней?» Вот какой у вас ответ на вопрос? Почему мы сейчас говорим именно о женщинах?

Ольга Окунева: Ну, мы, наверное, говорим о женщинах, потому что женщина всегда играет особую роль в обществе. Безусловно, привлечено внимание, поскольку это мама, это берегиня домашнего очага, это опора мужчины, поэтому, конечно, она заслуживает отдельного разговора. Мы понимаем, что это еще и особая психология, эмоциональность. Конечно, тогда, когда речь идет о женщинах, то у нас, в том числе в государстве, есть национальная стратегия, стратегический документ, который разработан.

Варвара Макаревич: Сейчас звучит для «добытчиков» немножко обидно. Женщина, как вы сказали, берегиня, а «добытчик» – получается, что ему, видимо, не нужен этот особый статус.

Ирина, смотрите, я замечаю даже на собственном опыте и вижу это вокруг, что к женщинам очень много требований: и интересы какие-то свои должны быть, и семью создать, и ребенка вырастить, и выглядеть при этом здорово должна, собой заниматься. Естественно, во-первых, на это не хватает времени, требований много. Но как будут складываться внутрисемейные отношения, если у женщины появится этот один лишний день для отдыха? Как-то это поменяет расклад сил в семье именно?

Ирина Киркора: Если этот день будет оплачиваться ровно так же, как она работает пять дней, будет работать четыре, но будет получать такую же зарплату, то, наверное, этот день она сможет посвятить себе, возможно, своему образованию, своим хобби. Это дополнительная возможность нахождения с детьми. Но вопрос о том, что в этот момент времени государство и работодатели должны обладать таким ресурсом, чтобы обеспечить женщине нахождение дома с тем же самым объемом заработной платы, который она получает сейчас за пятидневную рабочую неделю.

И нужно быть готовым к тому, что у нас… Вот мы сказали, что можно за четыре дня сделать то, что за пять дней делалось. Тогда у нас не будут работать торговые центры, где женщины являются сотрудницами, продавцами. Кафе перестанут один день работать. Например, закроются на субботу у нас все торговые центры.

Варвара Макаревич: Ну, есть вообще отдельные сферы, где действительно работает больше женщин, мы к этому вернемся чуть позже.

Лариса, а что, если представить ситуацию (и таких семей сегодня достаточно большое количество), когда женщина – основной добытчик, а мужчина в силу разных обстоятельств (я не знаю, в городе нет работы по специальности или еще что-то), именно он занимается детьми, походами с детьми в кружки, в детский сад. И вдруг именно женщине дают вот этот выходной. Как быть тогда?

Лариса Широкова: Ну, я вообще со скепсисом отношусь к этой прекрасной в корневом своем звучании идее. Я со скепсисом отношусь как раз к стадии реализации этого проекта, если он состоится. Первое – с какой проблемой мы столкнемся? С равенством, закрепленным в Конституции. Я как человек, владеющий правом, понимаю, какую цепочку негативных последствий может повлечь эта прекрасная идея, этот девиз и эти знамена. Мы понимаем весь позитивный настрой. Действительно, хочется поддержать женщину, поскольку на ней объективно лежат семейные обязанности.

Но поскольку мы все связаны… Женщины и мужчины – это неразрывная цепочка, в том числе гендерная. И если вдруг мужчина будет понимать, что на него ложится нагрузка как на потенциального работодателя… Я так понимаю, у нас здесь такой предприниматель сегодня как раз присутствует.

Варвара Макаревич: Да, мы сейчас послушаем Ивана.

Лариса Широкова: За чей счет мы сможем это все обеспечить? Это первое. И второе – будет ли как раз тот благоприятный эмоциональный фон в семье, если мужчина изначально в этот день будет уходить из дома, понимая, что он несет дополнительное бремя, потому что жене нужно отдохнуть? А жена, имея возможность как бы высвободившегося дня, будет думать о том, правильно ли это. Сейчас он мог бы, в общем, работать, как все, а он в этот день работает за двоих. Я думаю, что проблем будет больше на стадии реализации, нежели перспективы какого-то положительного решения.

Варвара Макаревич: Иван, вы сегодня не только как работодатель, но еще и как мужчина, у вас сегодня прямо несколько таких ролей в нашей программе. Как вам кажется, это хорошее предложение, с точки зрения опять же работодателя, с точки зрения мужчины?

Иван Пирожков: Ну давайте я начну с мужчины, а потом скажу как работодатель. В первую очередь я хочу подчеркнуть: я отец троих дочерей. И я не понимаю, почему эту инициативу продвигают, потому что она в корне дискриминирует права женщин, причем даже не мужчин, а женщин.

Когда я сегодня готовился к этой дискуссии, закинул вопросы в некоторые группы коллег, и мне сказали первую простую фразу: «А почему женщина кому-то что-то должна?» Почему она должна вдруг в пятницу быть дома? Ведь женщина может заработать деньги, поставить стиральную машинку, нажать кнопочку (это 30 секунд), и все решится. Почему женщина должна стоять у плиты? Что она будет делать в пятницу?

Когда я смотрю в свою семью, поверьте, у нас иногда возникает соревнование: кто позже придет? Там какие-то кружки, занятия, работа, дополнительные истории. И вот сейчас представить, что в пятницу они должны от рабочих инициатив и чем-то заниматься… Это – дискриминация.

Если посмотреть как работодатель, то я даже приведу свой опыт. В моем бизнесе коллеги работают из десяти разных городов. В принципе, наверное, пандемия подтолкнула к этому, но у нас изначально такая модель была.

Варвара Макаревич: Я так понимаю, у вас такая схема и была.

Иван Пирожков: Я другую модель нашел и ее бы рекомендовал. По сути, каждый человек управляет своим временем сам. У меня в команде есть талантливые женщины, которые находятся в декрете.

Варвара Макаревич: А беременные есть?

Иван Пирожков: Есть. И они, работая из дома, решают задачи, они сами управляют своим временем. Например, есть коллеги, которые говорят: «Так, сейчас у меня тут ребенок, я не могу. А в 9 вечера я все документы сделаю». И прекрасно!

Варвара Макаревич: А вас это не смущает как работодателя? Вот она вам нужна сейчас, а она говорит: «В 9 вечера смогу».

Иван Пирожков: А для этого есть еще коллеги. И вы можете задачи делегировать. Вопрос немножко в другом. Каждый человек имеет рабочие задачи, личные задачи. И на самом деле, если взять время за 100%, то каждый человек может сам управлять этим временем. И современные технологии это позволяют.

Тогда возникает вопрос: а почему нужно регламентировать с понедельника по четверг, а пятницу выкинуть, если человек может и поучиться, и позвонить, заказать курьера, и поработать, и еще самому управлять временем? Посмотрите, что такое в Трудовом кодексе норматив рабочего месяца. 168 часов. Это означает, что дни из часов состоят, недели и месяцы состоят из часов. Ну разделите вы на 168.

Варвара Макаревич: То есть вы ведете к тому, что я сама могу раскидывать часы так, как удобно?

Иван Пирожков: Конечно!

Варвара Макаревич: Мне кажется, Ольга на вас так немножко хитровато посмотрела.

Ольга Окунева: Нет, я просто смотрела, потому что здесь нет авторов у этого законопроекта и тех, кто это предполагал. Как раз, наверное, те люди, которые просто высказывают свои точки зрения. Но Трудовой кодекс сегодня позволяет, действительно, работодателям, чтобы у работника был гибкий график, в том числе с учетом личных обстоятельств.

Если говорить о женщинах, которые находятся в отпуске по уходу за ребенком, то они могут даже брать для себя сокращенное рабочее время, выходить на определенное количество часов. Поэтому сегодня законодательство (и это правильно) предоставляет женщинам приоритет. Другое дело, что иногда, знаете…

Варвара Макаревич: А если уже есть эти бонусы, зачем еще что-то предлагать?

Ольга Окунева: Смотрите. Есть жизненные ситуации, когда работодатель, зная (не такой, как Иван, работодатель), что у женщины четверо детей, – это ее занятость, это болезни детей, еще что-то. И он говорит: «Нет, многодетную я, наверное, не буду брать, потому что надо, чтобы она работала не восемь часов, а десять, и еще с собой домой брала».

Поэтому, с точки зрения защиты прав женщин, надо именно не нарушение того, что уже на сегодня есть в трудовом законодательстве, а наоборот – совершенствование. Мы сегодня говорим о том, что у нас женщины могут заниматься не любой профессией. При этом в результате работы, в том числе и нашего комитета с Министерством труда, сократилось число профессий, где не могут работать женщины. И там уже список…

Варвара Макаревич: И это очень хорошая новость.

Ольга Окунева: Да.

Ирина Киркора: И женщины добиваются этого.

Ольга Окунева: Женщины добиваются этого, да.

Варвара Макаревич: Ольга, вы сказали, прозвучали слова «законодательство» и «Семейный кодекс». Самое время посмотреть комментарий юриста.

ВИДЕО

Варвара Макаревич: Вот такая короткая выжимка. Есть желание как-то прокомментировать, добавить, поспорить?

Иван Пирожков: Мне кажется, здесь происходит немножко понятий, что мы ставим в качестве цели и в качестве инструмента. Дело в том, что мы ставим задачу, как я понимаю, чтобы у женщины было больше свободы выбора и самореализации, но при этом пытаемся внедрить какие-то ограничительные меры. На мой взгляд, надо давать возможности тем же работодателям предоставлять гибкий график, стоимость часов, удаленную работу.

Могу привести пример. Год назад, чуть больше года назад ко мне в команду присоединилась женщина, будучи на восьмом месяце беременности. Вы много знаете работодателей, которые такую возьмут?

Варвара Макаревич: Честно скажу: нет.

Иван Пирожков: По большому счету, мне нужна была определенная административная поддержка. В принципе, мы пообщались, познакомились. Единственное, что она предупредила: «Через некоторое время я немножко выпаду, но вообще буду на связи».

Варвара Макаревич: «У меня просто дела будут важные».

Иван Пирожков: Да. И это прекрасно! Конечно, я не привожу этот пример, будучи на заводе. Там бывают разные задачи, разная работа. Но я к тому, что если мы хотим дать гибкость, право выбора и еще выбирать, возможность выбора работодателя и зарплаты, то надо регламентировать те же часы, надо регламентировать возможность, например, работать на трех работах. Это не значит, знаете, как в старые добрые времена, чтобы ты работал на трех работах до 7 вечера. Можно утром в одном проекте поучаствовать, а после обеда – в другом. И если эту гибкость давать и закреплять законодательно, то это нормально.

Варвара Макаревич: Прозвучала еще одна интересная мысль. Лариса, как раз к вам хотела обратиться. Вот Ольга сказала про дискриминацию и привела пример: если многодетная мама, то проще ее не брать. Но не будет ли в ситуации с четырехдневной рабочей неделей для женщин точно такая же дискриминация? Приду на собеседование я и придет мужчина. И для работодателя очевидно, что я-то буду на него работать четыре дня, а мужчина – пять.

Лариса Широкова: Конечно. Это то, с чего мы начинали сегодняшнюю дискуссию. Это явный перекос, и как раз перекос ни в чью пользу. Может быть, только в пользу работодателя, который получает заведомо более выгодного сотрудника, который не обременен как раз четырьмя детьми и так далее. У нас есть другая проблема – перегруженность законодательства. У нас неплохое законодательство, действующее на сегодняшний день. У нас очень слабая правоприменительная история.

То есть если мы сейчас будем стимулировать действующих работодателей даже в рамках тех юридических инструментов, которые на сегодняшний день присутствуют – а это и Трудовой кодекс, это и трудовые коллективы, которые могут закреплять индивидуальные подходы к трудовой функции женщины на уровне локации одного предприятия конкретного, – и за это государство, например, поощряет предприятие в целом. И этих инструментов, поверьте, более чем достаточно.

У нас всегда инициатива… Вот как раз я и хотела уточнить: кто явился инициатором этого законопроекта? В связи с чем как бы на первый взгляд благая идея, в общем, не продумана?

Ольга Окунева: Такого законопроекта нет.

Лариса Широкова: Вот! Его нет, я его не нашла.

Ирина Киркора: Есть идея.

Лариса Широкова: Есть идея. То есть мы пока обсуждаем идею. Я сегодня тщательно готовилась, проверила. Нет такого законопроекта. Есть некоторые комментарии. И мы как бы сейчас собираем такой срез по мнениям. Так вот, я практикующий адвокат и понимаю, что у нас хорошее законодательство, но у нас плохо с ним работают. Конечно же, понимая, что если мы сейчас вдруг это обсуждение доведем до формата законопроекта и проведем его, то что мы получим? Мы получим новые проблемы, которыми тоже нужно будет заниматься.

Давайте мы поработаем с тем, что есть. Наши женщины уже достаточно защищены, с точки зрения закона, у нас это неплохо работает. И сейчас современная реальность как раз после пандемии говорит о том, что это необходимо офисное присутствие, а это огромный сектор, который… Нам сейчас жизнь сама продемонстрировала. Рабочие места, находящиеся в удаленном режиме, но коэффициент полезного действия как результат, итог этой работы – он колоссально отличается от того, что могло бы быть.

Ольга Окунева: И в кодексе изменения эти уже есть.

Варвара Макаревич: Ирина, ну смотрите. При этом есть такие сферы, например, как детские сады, где в основном работают женщины, школы, не знаю, поликлиники, в конце концов, есть какие-то службы, которые должны работать в постоянном режиме, типа МЧС, например.

Ирина Киркора: И пять дней в неделю нужно уроки преподавать.

Варвара Макаревич: Да. Как там, если эта идея станет реальностью, как возможно решить тогда вопрос с этими секторами, которые огромные?

Ирина Киркора: Ну, это либо дополнительные сотрудники должны быть, в этот день выходить. То есть нужно будет увеличивать штат сотрудников.

Варвара Макаревич: Но им же тоже нужно платить зарплату.

Ирина Киркора: Конечно. Поэтому я и начала говорить о том, что самой ключевой момент: за чей счет банкет? Ключевой вопрос, что при сокращении… Вы понимаете, что большинство женщин не захотят уйти на четырехдневную рабочую неделю, понимая, что и так потеряют в своей зарплате, для семейного бюджета будет определенна существенная… Одну пятую зарплаты женщина за месяц потеряет. И семья, соответственно, потеряет.

И вот таких работодателей, как Иван, наверное, которые гибко позволяют женщине подключаться к рабочим процессам… Иван продемонстрировал профессиональное высокое умение управлять коллективом, ставя задачи и умея эти задачи внутри очень быстро и логично перестраивать, в зависимости от состояния.

Я знаю очень много девушек, которые совмещают свое материнство с рабочей профессией, фактически параллельно с процессами, которые происходили в роддоме. Ну, юристы, я думаю, в моменты, когда заключаются огромные сделки: «Подождите, сейчас. Договор не позволю никому подписать, пока сама не прочитаю». Это же, собственно говоря, ответственность у женщин за тот объем работы, который она на себя берет, колоссальная! И фактически сейчас пытаются это забрать.

Для меня как для женщины очень активной… Ну, я считаю себя трудоголиком. И мне нравится быть в этом реализованной. Я понимаю, насколько девушки готовы в этом направлении строить карьеру и работать, как сказал Иван, на нескольких работах. У нас сейчас появился такой статус, как самозанятые, что позволяет совершенно свободно включаться в проекты удаленно на выполнение конкретной работы, которую можно сделать в зависимости от того, в какое время спят дети, как вообще семья живет. И в этот момент времени, мне кажется, у женщины появляется больше свободы и меньше ограничений.

Варвара Макаревич: «Больше свободы» – звучит здорово. Но хочется, чтобы при этом денег было ну хотя не меньше, лучше столько же, а может быть, даже и больше. Собственно, один из главных вопросов, который сегодня хочется обсудить: кто будет за все это платить? Мы это обсудим далее. Оставайтесь с нами.

Мы сегодня с вами обсуждаем четырехдневную рабочую неделю для женщин, но наверняка вы помните, что Дмитрий Медведев ранее уже выступал с предложением о введении четырехдневной рабочей недели для всех – и для мужчин, и для женщин. Вот давайте послушаем мнение одного из российских граждан.

ВИДЕО

Варвара Макаревич: У кого есть понимание все-таки, будет ли потеря в заработке или ее не будет? И как это тогда обеспечить?

Ольга Окунева: Вы знаете, если говорить о том, какие были предложения по обсуждению четырехдневной рабочей недели для всех, то это было с учетом того, что изменяются технологии и появляются профессии, где достаточно выстроенные технологические линии.

Варвара Макаревич: Та же удаленка, наверное, опять же позволяет.

Ольга Окунева: Да. И надо не так много одновременно находиться на рабочем месте. Но мы понимаем, что у нас, как вы и сами говорили, очень много различных сфер, где невозможно остановить производство. Ну, если это чугунно-литейное какое-то производство, то каким образом можно остановить мартеновскую печь, чтобы она не работала? Безусловно, это должны будут быть какие-то четырехдневные графики, недели. Но при этом нельзя не учитывать, наверное, современные реалии, когда машины заменяют людей, в том числе и меняются профессии. И надо обучить людей, чтобы они умели встроиться.

Но я бы хотела сказать еще и в адрес работодателей. Никто не против того, чтобы заключался коллективный договор и работодатель в коллективном договоре предусматривал бы все инструменты, каким образом можно выстроить графики, поощрить работников. То есть сегодня законодательство действительно, я соглашусь с коллегами, выстроено так, что ты можешь им пользоваться не в ущерб работникам, а в интересах своих работников, развивая и производство, и в то же время создавая более благоприятные условия, чтобы к тебе шли лучшие на работу.

Иван Пирожков: Я бы с другой стороны посмотрел. Опять мы говорим о том, что работодатель покупает на самом деле время. Мы не покупаем месяц, не покупаем неделю. А подумайте, как вахтовики – приедут и в пятницу будут в вагончике на Севере жить, да? И есть еще другой пример. Если вы посмотрите среднюю статистику, кто восемь часов на работе проводит, то он все равно девять или десять проводит, перерабатывает.

Варвара Макаревич: И еще сколько-то часов находится на связи.

Иван Пирожков: Таким образом, работодатель в реальности покупает время, часы. Соответственно, я считаю, что, в принципе, модель месячного подхода уже устаревает. Если ее переводить на часы, в том числе говорит: «Работодатель, ты хочешь, чтобы он двенадцать часов в день работал? Ну, если сотрудник готов – пожалуйста. Но заплати за двенадцать».

А дальше вопрос ваш: «А как получать больше?» На самом деле получают больше не количеством часов, а квалификацией и интеллектом. И если человек комбинирует и обучение (сейчас фантастические возможности для онлайн-обучения), повышает квалификацию, то в какой-то момент у него стоимость часа будет расти за счет этого. Пожалуйста! Таким образом, он может это комбинировать.

И вопросы такие курьезные. Мне сегодня, когда мы с коллегами обсуждали, задали вопрос: «Хорошо, а почему вы все говорите только о женщинах?» У меня на работе и мужчины работают. «Во-вторых, а почему вы говорите только о декрете и беременных?» Вот молодая женщина, которая на самом деле чаще всего в корпоративной среде знакомится. И что, ей в пятницу не ходить на работу? А там очаровательные мужчины. И они пойдут…

Варвара Макаревич: В пятницу самое интересное происходит, конечно.

Иван Пирожков: И они сказали: «А нам-то что делать? Мы должны на скамеечке их ждать, когда они с работы придут?» Поэтому, мне кажется, такой подход, наоборот, просто создает новые ограничения.

А в реальности (возвращаюсь к вопросу) мы покупаем время, люди его продают. И дальше возникают два параметра: количество этого времени и цена. Цена зависит не от того, больше ли времени я отработал, а что я умею. «Если я еще вырвал время и научился, я стал более квалифицированным – значит, я за этот час получу больше». И если на законодательном уровне вообще ввести понятие, не знаю, нормы часов, как на заводах… Вот у меня есть проекты. Помимо сервиса облачного, я еще и консалтингом занимаюсь с производственными компаниями, вхожу в совет директоров одной крупной компании. Я знаю, что на заводах тоже выработка часов. Даже когда вы ставите месячный оклад, то это час.

Варвара Макаревич: То есть ваша идея – это часы либо проектная деятельность и результат?

Иван Пирожков: Конечно.

Варвара Макаревич: О’кей.

Иван Пирожков: И по факту рынок к этому пришел.

Варвара Макаревич: Мне ваша идея про пятницу как-то не приходила вообще в голову. Действительно, работа – это еще и социальные связи, возможно, поиск второй половины.

Лариса, а должна ли тогда быть, например, возможность у женщин отказаться от этого свободного дня? Условно, я молодая одинокая девушка, у меня нет детей, мне не нужен этот дополнительный выходной, чтобы, не знаю, стирать носки или что-то еще делать, ухаживать за собой. Я хочу пойти на работу в этот пятый день. У меня должна быть такая возможность?

Лариса Широкова: Безусловно. Во-первых, это действительно стадия принятия решения. И вообще право принятия этого решения имеет как раз тот адресат, на которого эти льготы (и льготы ли?) должны распространяться. Женщина сама должна определиться. Я вообще не рассматриваю трудовую деятельность, знаете, с точки зрения продажи своего труда или своего часа. Я предпочитаю смотреть на это (как и многие мои коллеги), как на занятие делом. То есть я занята делом. Это дело приносит мне доход, прибыль, ну и всей моей семье.

Варвара Макаревич: А еще и удовольствие, если вам повезло.

Лариса Широкова: Конечно. Я не хочу ни при каких обстоятельствах в пятницу находиться дома. Я в четверг уже знаю, чем я буду заниматься в пятницу. И это меньше всего, наверное, связано с какими-то развлечениями. Но не без этого. Вы, кстати, совершенно правильные вещи сказали, с общечеловеческой точки зрения это правильные вещи. В пятницу, к концу недели люди «обнуляются», и они хотят просто обсудить, выговориться узким кругом, небольшими компаниями. Кто-то в кино, кто-то в ближайшее кафе.

Посмотрите, что происходит в пятницу вечером в городе. Город совершенно иначе выглядит. Атмосфера в городе меняется настолько в позитивную сторону! Люди просто разговаривают, они просто обсуждают. И выкинуть этот день из всей этой цепочки, лишить возможности принудительно: «Вот мы сделаем тебе такой подарок – ты будешь в пятницу варить борщ», – ну, это неправильно.

Варвара Макаревич: Ольга, на ваш взгляд, насколько… Ну, на одной чаше весов у нас есть вот это послабление для женщин, а с другой стороны – все эти контраргументы, которые сейчас звучат: какая-то потеря социальных связей, их теперь меньше, опять же невозможность найти вторую половинку, потому что у тебя убирают одну сферу, один день, когда это тоже можно делать. В конце концов, сама реализация. Вот хочется мне работать пять дней в неделю! Как все-таки найти баланс? Не ограничивают ли меня тем, что дают мне вот этот «подарок»?

Ольга Окунева: Я думаю, что такое законодательное решение в отношении женщин, соглашусь с коллегами, скорее всего, не состоится. Знаете, просто есть профессии, где у нас сокращенные графики существуют. Так ведь? Приводили примеры, и мы видели с вами эти сюжеты.

У нас с вами есть проблемы в семьях, где ребенок-инвалид, где родители решают, у кого из них будет более сокращенная рабочая неделя, чтобы воспользоваться тем, что предоставляет трудовое законодательство, Трудовой кодекс. И работодатели об этом знают.

Вы знаете, на самом деле мало работодателей, которые говорят работнику: «Делай, что хочешь, лишь бы ты выполнил задание, и не важно, за какое количество часов». Как правило, в результате все равно работодатель, в конце концов, извлекает ведь из этой работы прибыль, которая будет потом и зарплатой, и на развитие этого производства. Так ведь? И тех, кто готов сегодня брать на четыре дня за большую зарплату, я сомневаюсь, что мы с вами найдем. Вы знаете, даже какая-то общественно полезная деятельность – и то она необходима в течение достаточно длительного времени.

Поэтому я думаю, что… Жаль, что нет нашей коллеги, которая это произнесла. Ну, сегодня где-то Иван немножко даже спорщик с женщинами, как будто это личная позиция каждой из нас. Ну смотрите, три года в отпуске по уходу за ребенком. Женщина максимально старается выйти на работу, потому что за три года можно отстать в профессии, надо переобучение. Поэтому сегодня есть государственные программы, нацпроект «Демография», экстерриториальный принцип, чтобы женщина постоянно была современной, активной, востребованной.

Варвара Макаревич: И не выпадала из профессии, в конце концов.

Ольга Окунева: Да, не выпадала, в том числе из жизни своего коллектива, о котором говорят коллеги. Это для нее важно. Ведь посмотрите, у нас сегодня возраст рождения первых детей у женщин – это 29–30 лет. До этого времени она получила образование, профессию, она уже состоялась, возможно, как предприниматель, как человек в какой-то профессии, как ученый. Конечно, ей хочется в том числе в этом совершенно справедливо развиваться, в том числе наравне с коллегами-профессионалами, но не женщинами.

Варвара Макаревич: Иван, к вам сегодня вопросы, естественно, как к работодателю. Придется отвечать, видимо, за всех сразу. Пока готовилась к программе, много посмотрела публикаций. И вижу очень много работодателей и предпринимателей, которые против введения четырехдневной рабочей недели для женщин. Почему? Только ли потому, что для них сразу какой-то денежный вопрос перед ними ставит? Или какие-то еще там могут быть причины?

Иван Пирожков: Ну, я бы три главные вещи выделил.

Первое. В принципе, нормальные предприниматели понимают, что в современном обществе дискриминация между женщинами и мужчинами боковом выходит и в коллективе. Когда мы просто смотрим на сотрудника с точки зрения исполнителя задач, то мы должны не забывать, что в коллективах есть еще социальные связи. Я знаю много историй, когда просто люди уходили с работы, потому что из соседнего отдела кто-то уходил.

Варвара Макаревич: А тут мы даем лишний повод для косых взглядов.

Иван Пирожков: С точки зрения бизнеса целиком, это влияет на результат.

Вторая причина. Тогда работодатель становится перед выбором, кого взять: женщины на четыре дня или мужчину на то же время?

А третья проблема – чисто процессная. Хорошо, вот представьте, у меня женщины четыре дня отработала. В пятницу у меня другие процессы завязаны. Я жду понедельника? Либо я должен второй вариант предложить. Либо я предложу третий. Я же креативный предприниматель, я знаю модель. Я скажу сотруднице: «Слушай, у нас же есть тема самозанятых. Давайте-ка мы тебе сделаем отдельный договор».

А еще я сделаю другую вещь. Например, я обнаружил за последние два года… Я привлекаюсь людей из разных городов удаленно. Там талантливые люди! И они успешно выполняют задачи. При этом они конкурируют по зарплате. Соответственно, я скажу: «Хорошо, ты идешь домой? Иди. Я сейчас подключу из другого города». Человек поработает. И в какой-то момент я скажу: «Ой, а вы знаете, там эффективнее». И все.

Таким образом разрывается социальная связь, нарушаются бизнес-процессы. С точки зрения экономики, ну, получается дискриминация. Вот зачем это нужно?

Варвара Макаревич: Кстати, про дискриминацию и про зарплаты. Высказывалась по этому поводу и депутат Госдумы Оксана Пушкина. Ирина, наверняка вы видели ее цитаты тоже по поводу этой инициативы. Не буду сейчас приводить всю цитату целиком, но, в принципе, она говорит о том, что женщине нужен не лишний выходной, а равная с мужчинами оплата труда, потому что даже сегодня, работая по пять дней, по ее словам, все равно женщины получают на 29% обычно меньше, занимая ту же самую должность. Может быть, тогда сместить фокус и в первую очередь решать эту проблему, а не идти путем сокращения количества рабочих дней?

Ирина Киркора: Я полностью поддерживаю, что нам необходимо реализовывать действующие нормы и менять подход работодателя, когда изначально, даже при выборе на вакансию сотрудника, в определенных профессиях отдается предпочтение молодым людям. Или у девушек берется информация о том, что не будет какой-то период времени она уходит в отпуск во время родов.

Варвара Макаревич: И как можно эту ситуацию поменять? Вы же не можете всех обязать. Или можете? И тогда как раз у нас резонное обращение сейчас к Ольге, например. Может быть, выступить с предложение: давайте вот здесь что-то сделаем?

Ирина Киркора: Точно не нужно менять. Опыт таких предпринимателей, как Иван, поставит просто в вынужденное положение других предпринимателей, когда они вынуждены будут смотреть и перенимать опыт молодых предпринимателей, которые умело организовывают свой рабочий процесс.

Варвара Макаревич: Но сколько еще времени до этого пройдет, пока это случится в масштабах страны?

Ирина Киркора: Понимаете, пандемия очень многое изменила. И тот вопрос, о котором как раз говорили, чем это могло бы быть полезным, с точки зрения… Когда эта четырехдневная рабочая неделя и для мужчин, и для женщин? Когда нет вообще никакой занятости в связи с тем, что высвобождаются из-за наличия производственных технологий таким образом, что люди вообще без работы остаются. И тут говорят: «Давайте хоть как-то сопричастность к работе оставим, сделаем график, где будут четыре дня».

Здесь вопрос будет стоять: а что мы будем как государство делать с людьми, которые окажутся вообще нигде не занятыми, у них не будет работы? Но это и мужчины, и женщины. Вот в этом контексте можно обсуждать. А вот с точки зрения того, чтобы освободить только женщин… Ну, значит, надо говорит сразу: только ту, у которой дети.

Варвара Макаревич: То есть куча еще каких-то критериев и условий.

Ирина Киркора: Да, а не просто всем женщинам. Я думаю, что каждая из женщин точно знает, что когда-то у нее где-то лежит абонемент на фитнес. Когда желание было это сделать, этот пятый день, хочется… Вот что можно в этот день сделать? Но будут обязательно какие-то другие процессы происходит. И этот день тоже будет в рабочих процессах.

Варвара Макаревич: Вообще, мне кажется, такая идеальная ситуация – это если бы можно было меньше работать и больше зарабатывать. Как к этому прийти – мы обсудим далее.

Ну и какое обсуждение взаимоотношений в семье и работы без мнения психолога? Поэтому я предлагаю посмотреть еще одни сюжет.

ВИДЕО

Ирина Киркора: Справедливое мнение. Все абсолютно в точку.

Лариса Широкова: Прекрасно.

Варвара Макаревич: Все согласны, я смотрю.

Иван Пирожков: Я бы еще, если позволите, комментарий сделал. Вот я сторонник всегда через возможности достигать чего-то. Я вижу сейчас выбор между ограничительными мерами и возможностями. Я считаю, что возможности всегда и экономику лучше поднимают, и благосостояние. Мы же говорим о том, что люди хотят больше зарабатывать и иметь гибкость и свободу. Для этого нужны возможности: возможность работать по гибкому графику, возможность выбирать работу, работать на трех проектах, оплачивать часы, растить свою квалификацию. Это возможности.

И второй подход: «Давайте сейчас примем закон, будете работать четыре дня». Это – ограничения. Ну, у нас в стране в принципе как-то больше любят на ограничения смотреть. Но я как предприниматель считаю, что возможности дают больше.

Варвара Макаревич: Вот смотрите. Мы эту тему обсуждаем чуть более 30 минут, и пока из того, что слышно в студии, понятно, что инициатива – ну такое, как говорится. Ольга, тогда вопрос: зачем вообще эту идею сегодня озвучили? Ее же для чего-то запустили и произнесли вслух. Зачем?

Ольга Окунева: Я думаю, это надо спросить у автора идеи.

Варвара Макаревич: А вам как кажется?

Ольга Окунева: Ну, наверное, каждый имеет право на какую-то свою точку зрения. Может быть, она хотела, чтобы прозвучала дискуссия. Мы ведь не знаем весь предшествующий этому предложению разговор. Может быть, был какой-то запрос. В результате этого прозвучал такой комментарий и ответ.

Ну, на самом деле, с глубоким уважением слушая работодателя, я понимаю, что мы сегодня для того, чтобы говорить, насколько комфортная работа в коллективе, не знаем ни процент женщин по отношению к мужчинам, какую работу они выполняют – не в конкретном, а в любом коллективе. Поэтому это всегда важно – какова сфера, какова доля занятых работников. На самых низкооплачиваемых должностях находятся женщины в силу того, что ее надо отпустить в детский сад или еще что-то. Они готовы и мы готовы работать там 12–13 часов.

Варвара Макаревич: Ирина, как вам кажется, зачем эта мысль? Какой был посыл? Для чего? Чтобы мы сейчас пообсуждали и какую-то общую температуру померить? Или какая-то другая причина?

Ирина Киркора: Почему такое предложение возможно для женщины, для матери? У нас роль отца для детей в семье меньше? Фактически таким предложением мы говорим о том, что матери нужно быть с детьми в этот свободный день. А отец? Вы знаете, мы достаточно часто разговариваем по этому поводу, и я поддерживаю максимальную включенность отца в жизнь семьи, детей, в семейную жизнь, в семейные отношения. На мой взгляд, отсутствие супруга, отсутствие отца в этот день ну не сделает счастливой семью.

Варвара Макаревич: Действительно, дискуссия получилась интересная. Понятно совершенно точно одно: скепсиса, по крайней мере в студии, сегодня точно было больше, чем поддержки этой инициативы. Будем следить, как эта идея будет жить и развиваться дальше.

Если вы смотрели наш выпуск на YouTube, обязательно поставьте лайк. А еще у вас есть возможность подписаться на нас в социальных сетях – в «Одноклассниках» и в Instagram. И мы с радостью будем обсуждать все эти темы там вместе с вами. Встретимся совсем скоро на Общественном телевидении России.

Четырехдневная рабочая неделя

Wellcome Trust отлично подходит для обеспечения гендерного равенства — Quartz at Work

Многое было сделано для того, чтобы четырехдневная рабочая неделя могла повысить производительность и удовлетворенность работников. Но этот сдвиг также может стать огромной победой для гендерного равенства.

Wellcome Trust, один из крупнейших в мире спонсоров научных исследований, объявил на прошлой неделе, что он рассматривает четырехдневную рабочую неделю для сотрудников своего головного офиса — план, который может сделать его крупнейшим работодателем в мире, который будет экспериментировать с этой политикой.

Wellcome, основанная в 1936 году, в настоящее время имеет инвестиционный портфель на общую сумму 26 миллиардов фунтов стерлингов (33,6 миллиарда долларов США), в ее штаб-квартире в Великобритании работает около 800 человек. В этом году он планирует провести судебный процесс, который даст персоналу возможность перейти на более короткую неделю с не меньшей оплатой. По словам Веллкома, идея направлена ​​на повышение эффективности работы трастового фонда при одновременном повышении уровня счастья сотрудников.

«Переход на четырехдневную неделю — одна из ряда очень ранних идей, которые мы рассматриваем, которые могут быть полезны для благосостояния и производительности для всех в Wellcome», — сказал Эд Уайтинг, директор по политике и руководитель аппарата Wellcome. сказал заявление.«Пройдет несколько месяцев, прежде чем мы сможем рассмотреть официальное решение, и мы внимательно рассмотрим его потенциальные последствия».

Влияние на гендерное равенство может быть одним из самых интересных выводов.

Гендерный разрыв в оплате труда начинает увеличиваться после того, как женщины заводят детей. Поначалу доходы обоих родителей резко падают, но мужчины быстро восстанавливаются. Женщины никогда не делают. «Штраф за материнство» отражается в более низкой заработной плате женщины — и часто в более низком статусе на работе — на протяжении всей ее карьеры.По данным Института финансовых исследований Великобритании:

, когда ребенку исполняется 12 лет, разрыв составляет 33%. , уделяя приоритетное внимание уходу за детьми, а не продвижению вперед в полноценной карьере. Но есть много других факторов. Политика предоставления отпусков по уходу за ребенком в большинстве стран, в которых они есть, либо предписывает больше отпусков женщинам, либо дает возможность партнерам выбирать, кто берет отпуск. Но культурные нормы часто означают, что работодатель будет более благосклонно относиться к женщине, берущей отпуск по уходу за ребенком, в то время как мужчина усложнит задачу и поставит для нее больше условий.Более того, поскольку мужчины часто уже занимают более высокооплачиваемую работу, многие пары составляют финансовое уравнение: они потеряют меньше денег, если на работу вернется мужчина.

Когда женщины возвращаются на работу, супружеские пары и компании могут даже не заметить, что они увековечивают нормы и тем самым укрепляют основу для разницы в заработной плате. Как пишут репортеры Quartz Коринн Пуртилль и Дэн Копф: «Сокращает ли женщина свое рабочее время из-за того, что она предпочитает работать неполный рабочий день, или из-за того, что разделение домашнего труда, установленное во время отпуска по беременности и родам, невозможно при постоянной работе? Неужели женщины отказываются от управленческих возможностей, потому что им это неинтересно, или из-за негибкого графика работы партнера и более высокой заработной платы любой компромисс невозможен? »

Четырехдневная неделя, такая как предложенная Wellcome, может иметь глубокий гендерный эффект.Женщины в компании, у которых есть дети, смогут свободно проводить с ними один день в неделю и, что особенно важно, оставаться наравне со своими коллегами. И радикальное изменение может выйти за рамки собственного штата Доверительного фонда: мужчины с детьми в компании также смогут посвятить день уходу за детьми, а это означает, что их партнеры будут свободнее делать свой собственный выбор в отношении неполного рабочего дня или полной занятости. время работы.

Профсоюзы начали звонить (платный доступ) на более короткие недели в Великобритании, и есть некоторый глобальный прецедент.Новозеландская компания по планированию недвижимости Perpetual Guardian ввела четырехдневную рабочую неделю для своих 250 сотрудников в октябре прошлого года. Испытание политики показало, что уровень стресса персонала снизился на семь процентных пунктов. При разработке испытания компания работала с учеными, чтобы найти способы повысить продуктивность персонала, включая автоматизацию некоторых процессов и устранение нерабочего использования Интернета.

Эндрю Барнс, основатель Perpetual Guardian, сказал в электронном письме Quartz, что общество должно «вести более широкий разговор о современных рабочих часах и условиях, а также о том, как они влияют на семейную жизнь.

«Когда высшие руководители работают по четыре дня в неделю, одна грань стеклянного потолка, удерживающего женщин, удаляется», — сказал Барнс. «Это улучшает гендерный баланс, сокращает разрыв в оплате труда и предлагает большую гибкость, позволяющую выполнять обязанности по уходу за семьей и детьми».

Некоторые, например Лора Карстенсен из Стэнфордского университета, утверждают, что менее интенсивная работа на тех этапах карьеры, когда люди наиболее заняты, например, с маленькими детьми, имеет такой смысл, что мы должны подтолкнуть любую работу на полную ставку в более позднем возрасте.Что особенного в эксперименте с четырехдневной неделей, так это то, что он требует изменения для всех работников, выравнивая гендерное игровое поле более значимым образом, чем обучение бессознательной предвзятости, изменение политики найма или пересмотр заработной платы.

В эту историю добавлен комментарий основателя Perpetual Guardian Эндрю Барнса.

Четырехдневная рабочая неделя не подлежит обсуждению для родителей прямо сейчас

Все работающие родители теперь устроились на вторую работу на полную ставку.Благодаря глобальной пандемии COVID-19 уход за детьми на постоянной основе выпал на долю 9-5 родителей, которым теперь поручено каким-то образом включить эту постоянную работу удаленно, при этом обеспечивая, чтобы их дети соответствовали ожиданиям удаленного обучения и сохраняли их стресс под контролем. Это не говоря уже о планировании еды и принятии душа. Итак, какое решение? В прошлом году Великобритания фактически начала настаивать на четырехдневной рабочей неделе, и американцам пора тоже серьезно задуматься об этом.

В сентябре 2019 года лидер Лейбористской партии Соединенного Королевства Джон Макдоннелл объявил, что партия официально поддерживает четырехдневную (или 32-часовую) рабочую неделю, чтобы улучшить баланс между работой и личной жизнью. Он станет доступным для всей страны в течение 10 лет, и, по словам Макдоннелла, это произойдет без снижения заработной платы. «По мере того, как общество становилось богаче, мы могли проводить меньше часов на работе», — сказал Макдоннелл в своей речи. «Но в последние десятилетия прогресс застопорился, а с 1980-х годов связь между повышением производительности и расширением свободного времени была прервана.Пора исправить это «.

Трудно переоценить, насколько сильно изменился рынок труда с сентября и за последние 20 лет. А именно, еще в сентябре не было глобальной пандемии, которая ввергнула бы мировую экономику в состояние свободного падения и вынудила бы миллионы рабочих среднего класса, которым повезло выполнять свою работу из дома, делать это. Только на прошлой неделе около 6,6 миллиона американцев подали заявки на пособие по безработице, и экономисты предполагают, что уровень безработицы в Соединенных Штатах сейчас составляет от 12 до 13 процентов.

Но одно из этих изменений усугубило потребность в гибкости на рабочем месте: и это тот факт, что по мере закрытия детских садов и школ семьям с двойным доходом была поставлена ​​задача попытаться выяснить, как воспитывать своих детей, пока они заняты. их работы.

«Любой, у кого есть дети младше 11 лет, дома, как вам удается поддерживать их вовлеченность, стараясь обеспечить им небольшой объем знаний и позволяя вам одновременно выполнять некоторую работу? Вы просто не можете работать, — говорит Мэтью Бидвелл, доцент кафедры менеджмента Wharton, исследователь и эксперт по рынку труда.

Четырехдневная рабочая неделя долгое время была второстепенной политикой или идеей для профсоюзов и экономистов. Но еще в сентябре Макдоннелл был прав: до 1980-х годов существовала реальная и существующая связь между повышением производительности труда и наличием большего количества времени вне работы для наслаждения жизненными радостями. Вместо этого директива руководства сместилась в сторону переутомления и увеличения продолжительности недель, а также повысила производительность без значительного увеличения заработной платы. Лейбористская партия Великобритании, одобряющая четырехдневную рабочую неделю, представляет собой реальный сдвиг в сторону улучшения баланса между работой и личной жизнью, и сдвиг, который станет большим благом для родителей на рабочем месте.

США еще не пришли к такому выводу. И это несмотря на то, что семья с двумя родителями работает примерно на 390 часов больше — или в общей сложности на 48 стандартных восьмичасовых рабочих дней — каждый год, чем они работали в 1978 году. Управленческие и профессиональные работники, которые в обычное время часто бывают такими. на часах, находясь дома со своими семьями, отвечая на электронные письма и совершая ночные звонки по работе — а те, кто работает в условиях гиг-экономики, испытывают «сползание в графике», когда работники, занятые неполный рабочий день или работающие полный рабочий день, имеют свои часы значительно увеличился без какой-либо компенсации в заработной плате.

Но прямо сейчас, когда рабочее место дома, у родителей «сползание по расписанию» на стероидах. Нет никакого переползания в расписании, как нет расписания — и нет реального способа сориентироваться в 40-часовой рабочей неделе с 24-часовой работой в качестве родителя.

«32-часовая рабочая неделя основана на четком понимании того, что работает, а что нет», — говорит Бидвелл. «Итак, многие идеи« рабочей недели по Х »основаны на том, что все мы работаем в офисах». Это означает, что в офисе можно провести 32 или 40 хороших часов, а за его пределами никто не должен работать.Но текущая установка делает то, чего уже не существовало, более или менее невозможным. «Вы пытаетесь работать, а каждые 10 минут кричите на ребенка, а каждые пять минут ребенок кричит на вас», — отмечает он.

Смешанное рабочее место, по которому родители вынуждены перемещаться, затрудняет определение даже концепции рабочих «часов». «Работа истекает кровью в течение дня», — говорит он. «По вечерам работает больше людей, а в [традиционные часы работы] делается меньше. Даже наша способность подсчитать, сколько часов мы на самом деле работаем, становится труднее.

Понятно, что такое требование ставит родителей в тупик. В прошлом это означало больше времени вдали от дома, а не больше времени для работы дома, в короткие промежутки времени, когда у родителей есть время. Тогда родители изо всех сил пытались найти нетрадиционные способы ухода за детьми. Многие из этих договоренностей в некоторых штатах стоят больше, чем обучение в четырехлетнем государственном колледже. Теперь родители выполняют сразу две работы, и, скорее всего, плохо.

«Я думаю, что некоторые люди очень хорошо умеют совмещать свои семейные и несемейные потребности.Но все исследования показывают, что многозадачность — это сложно, и мы справляемся с этим гораздо хуже, чем думаем ».

Между тем рост заработной платы в основном застрял на нейтральном уровне, и в этой экономике работникам следует ожидать того же. Американские родители продолжают работать дольше, функционально берут на себя две работы, и у них нет на это денег. Но некоторые компании еще до кризиса изменили свои модели занятости.

Пятнадцать процентов компаний в США теперь предлагают четырехдневную рабочую неделю или 32 часа работы в неделю по крайней мере для некоторых сотрудников — например, водителей грузовиков или тех, кто работает на складах.Но даже некоторые офисные рабочие места переходят на более короткие часы с большим количеством дней или более длинные часы с меньшим количеством дней. Один генеральный директор перевел своих сотрудников на четырехчасовой рабочий день по 10 часов и говорит, что их производительность выросла на 25 процентов и что ее компания увеличила набор персонала, что упростило найм и удержание сотрудников.

Но в то время как частные компании могут принимать решения о том, как они планируют своих штатных сотрудников, если бы 32-часовая рабочая неделя была одобрена правительством, изменение норм того, что значит иметь работу на полную ставку, принесло бы пользу работающим родителям. и особенно мамы — самые лучшие в здоровой экономике.

«Переход на 32-часовую рабочую неделю творит чудеса для гендерного равенства. В частности, среди профессиональных и управленческих работников серьезной движущей силой неравенства является то, что есть этапы карьеры, особенно связанные с воспитанием детей, когда … женщины переходят на сокращенный рабочий день и берут отпуск », — говорит Бидвелл. «Это приводит к огромным различиям в оплате труда и продвижении по службе мужчин и женщин. Если бы у всех был рабочий график, который позволял бы выделять больше времени и не заставлял бы идти на такие компромиссы, я думаю, это существенно сократило бы эти пробелы.

Он прав: наказание за материнство — сокращение заработной платы, которое происходит, когда женщины заводят детей — огромно. Женщины могут ожидать снижения заработной платы до 4 процентов за каждого родившегося у них ребенка, в то время как мужчины могут ожидать повышения заработной платы до 6 процентов после рождения ребенка. Семьдесят пять процентов мам Америки работают. Но даже если вы не молодая мама и не замужем, вы все равно столкнетесь с предвзятостью при приеме на работу и снижением заработной платы только за то, что вы женщина, которая потенциально может в какой-то момент иметь детей.

Одно исследование показало, что кандидаты-женщины, у которых были дети старшего возраста, были с большей вероятностью приняты на работу, чем бездетные кандидаты. Не только это — работодатели, как правило, предлагают мамам более низкую заработную плату, потому что они считают, что они менее компетентны и привержены своей работе, потому что им, возможно, придется работать из дома больше дней или работать по несколько сокращенному графику, чтобы забрать своих детей из детского сада или после школа. Перенос бремени ответственности на всех работников на 32-часовую рабочую неделю, без сомнения, уменьшит огромное количество обязанностей, которые работающие родители должны выполнять, чтобы справиться, и изменит нормы, касающиеся того, что значит быть преданным сотрудником. .

Несмотря на дискриминационную практику найма матерей, хорошо известно, что родители — очень продуктивные сотрудники — вероятно, потому, что у них есть ограничения по времени, которых нет у бездетных работников. Одно тридцатилетнее исследование, проведенное Федеральным резервным банком Сент-Луиса, показало, что мамы двоих детей на самом деле являются наиболее производительными работниками на рабочем месте и что люди с детьми, как правило, опережают работников, у которых вообще нет детей.

Родители, которые находятся на рабочем месте, имеют сильную мотивацию хорошо работать и выполнять свою работу.Их работа связана с их медицинским страхованием, их способностью оплачивать школу и уход за детьми, их способностью кормить своих детей и общим выживанием. То, что у них есть строгое время каждый день, чтобы забрать своих детей и провести с ними время, только увеличивает их продуктивность на рабочем месте и делает их идеальными кандидатами на сокращенную рабочую неделю, где они могут использовать как свою продуктивность, так и тот факт, что им необходимо тоже проводят время со своими детьми.

При этом утвержденная правительством 32-часовая рабочая неделя, похоже, не стоит на первом месте в списке приоритетов политики.Это имеет смысл. Экономика достигает дна; некоторые экономисты думают, что к тому времени, когда все это закончится, мы сможем достичь уровня безработицы в 30 процентов. Введение широкомасштабной 32-часовой рабочей недели может фактически ограничить покупательную способность в то время, когда экономика больше всего в ней нуждается. Но гибкость и понимание должны быть в центре внимания отдельных менеджеров, управляющих работающими родителями. Это верно в течение обычного года, но особенно верно, когда родители занимаются воспитанием детей и одновременно работают.

Экономическая модель занятости все еще существует, исходя из предположения, что один родитель может работать полный рабочий день, а другой может позволить себе забирать домой и заботиться не только о младенцах и детях, но и о домашних делах, таких как стирка, уборка, балансирование чековой книжки. , и более. Это уже не так: во многих американских семьях среднего класса работают оба родителя, о чем свидетельствует тот факт, что 75 процентов мам работают. Поскольку покупательная способность сильно упала, а заработная плата не выросла до уровня прожиточного минимума или инфляции, старая модель, когда один родитель работал, а другой выполнял всю управленческую работу в домашнем хозяйстве, больше не существует, за исключением самого привилегированный.Внедрение 32-часовой рабочей недели могло бы, по крайней мере, быть способом адаптации к новой реальности современной жизни, когда родители работают из дома, воспитывают своих детей и стараются соблюдать регулярный график среди всего хаоса.

Существует также тот факт, что даже если бы 32-часовая рабочая неделя была принята с оговоркой, что родители будут получать меньше за свою работу, они все равно смогут сэкономить на уходе за детьми, после школы и нянях. (Стоит отметить, что план Лейбористской партии Великобритании настаивает на том, что, хотя рабочее время будет сокращено, заработная плата сотрудников останется прежней.) Сегодня средний родитель тратит около трети своего дохода только на уход за ребенком. Дженнифер Гласс, профессор социологии и эксперт по вопросам работы и семьи в Техасском университете в Остине, сообщает, что для некоторых семей, которые после школы тратят около 30 процентов своего дохода на уход за детьми, а затем еще больше на страхование, транспортные расходы программы и т.д., получаемая на руки оплата эквивалентна 2–3 долларам в час.

Этот танец часто заставляет родителей решить, стоит ли кому-нибудь из них вообще оставить работу, что имеет смысл, если их заработки в реальном времени ничтожны.Но то, что они делают, — это отказ от какой-либо заработной платы в будущем: наказание за материнство хуже для мам, которые тратят на работу больше, чем их отпуск по уходу за ребенком, и политика, теоретически, должна поддерживать родителей, которые действительно хотят работать после иметь детей. Одним из таких правил могла бы быть более короткая рабочая неделя. Кроме того, ежедневное сокращение одного или двух часов на самом деле принесет огромную пользу родителям, особенно прямо сейчас. Исследования показывают, что связь между родителями и детьми лучше, когда родители могут проводить больше времени со своими детьми, делая то, что они хотят делать: играть, общаться, убирать, готовить и отдыхать вместе как семья.

Ой! Пожалуйста, попробуйте еще раз.

Спасибо за подписку!

Четырехдневная рабочая неделя для родителей может помочь

Поскольку воздействие COVID-19 продолжается во всем мире, пересмотренный профессиональный стандарт может снизить плату за услуги по уходу за детьми, а также сделать «баланс между работой и личной жизнью» достижимым.

Работодатели набирают обороты вокруг четырехдневной рабочей недели, в то время как родители могут извлечь выгоду из перехода от графика с понедельника по пятницу. Поскольку воздействие COVID-19 продолжается во всем мире, пересмотренный профессиональный стандарт может снизить плату за услуги по уходу за детьми, а также сделать «баланс между работой и личной жизнью» достижимым.

Идея укороченной рабочей недели не нова. В 2019 году Microsoft ввела сокращенный летний график для своей штаб-квартиры в Японии и обнаружила, что производительность выросла на 40%.В Новой Зеландии компания доверительного управления оплачивала сотрудникам 40 часов, в то время как от них требовалось работать только 32 часа; продуктивность осталась прежней, и сотрудники были значительно более довольны. Четырехдневная рабочая неделя стала частью социального диалога в 2019 году, когда Эндрю Янг баллотировался от Демократической партии. Его стремление к продуктивности и счастью на рабочем месте оставалось надуманной идеей, пока COVID-19 за считанные месяцы не искоренил практически все профессиональные традиции.

СВЯЗАННЫЕ: Эксклюзив: Dr.Дэрил Эпплтон рассказывает о том, как помочь парам добиться хорошего самочувствия, переосмыслить успех и сбалансировать работу и жизнь

Теперь эти данные заинтриговали работодателей в США и во всем мире. NBC News недавно подчеркнула преимущества перехода на сокращенную неделю. Эндрю Барнс, соучредитель некоммерческой организации Day Week Global, пояснил: «Пандемия создала момент для компаний, чтобы подвести итоги и подумать о более радикальной реконструкции рабочего места». Опрос, проведенный Harris Poll, показал, что 82% работающих американцев предпочли бы более длительный рабочий день, если бы это означало более короткую рабочую неделю.71% считают, что они были бы более продуктивными, если бы стандартная неделя составляла четыре дня вместо пяти. Дополнительные опросы также документально подтвердили снижение уровня выгорания сотрудников, работающих всего четыре дня в неделю.

Через iStock

Такие работодатели, как TripAdvisor и Houghton Mifflin Harcourt, перешли на сокращенную рабочую неделю из-за коронавируса. Однако этот переход также включал сокращение заработной платы. Тенденции предполагают сохранение полной зарплаты для работников, а использование только четырех дней в неделю может привести к еще более высокой производительности.Барнс отметил: «За счет сосредоточения внимания на производительности и результатах, а не на времени, проведенном на рабочем месте, четырехдневная неделя позволяет лучше сбалансировать работу и личную жизнь, повысить удовлетворенность сотрудников, удерживать их и психическое здоровье». Согласно опросу, проведенному Обществом управления человеческими ресурсами, почти треть работодателей уже предлагают какую-то альтернативу традиционной пятидневной рабочей неделе. Лиз Супински, ее директор по науке о данных и исследованиям, отметила: «Предоставление людям дополнительного выходного дня также может помочь компаниям приспособиться к… графикам ухода за детьми, которые могут быть хаотичными в ближайшие месяцы.”

Для работающих мам и пап снижение стоимости ухода за детьми на 20% в неделю может изменить правила игры. Появятся четкие возможности для того, чтобы проводить дополнительное время с семьей или чередовать график с партнером, чтобы еще больше снизить потребность в уходе (или повысить продуктивность). Родители, работающие более продолжительное время, могут посчитать это решение сложным, поскольку они жонглируют обязанностями детей школьного возраста. Однако гибкость и креативность со стороны работодателей могут просочиться вниз, позволяя родителям также пересмотреть свои семейные обязательства.В любом случае снижение уровня выгорания и повышение эффективности может помочь только работающим родителям, у которых насыщенный рабочий день требует от них максимальных усилий в каждом профессиональном и личном контексте.

ЧИТАЙТЕ СЛЕДУЮЩИЙ: Мама подчеркивает, что даже работа по 70 часов в неделю не помогает в наши дни

Коллекция Диснея на Хэллоуин включает адаптивные костюмы для всех любителей трюков

Disney позаботился о том, чтобы в сезон Хэллоуина никто не чувствовал себя обделенным.

Читать далее

Об авторе Эмили Шафер (Опубликовано 104 статей)

Эмили пишет новости для Moms.Она занимается развитием молодежи и в настоящее время получает степень магистра в области управления и руководства лагерями. Больше всего она гордится своей работой в качестве мамы для своей трехлетней дочери.

Более От Эмили Шафер

Укороченная рабочая неделя для всех: сколько оплачиваемой работы необходимо для психического здоровья и благополучия?

Основные моменты

Работы 8 часов в неделю достаточно для получения благосостояния от занятости.

Благополучие сотрудников одинаково независимо от продолжительности рабочей недели до 48.

Есть возможности для радикального сокращения рабочей недели.

Сокращение рабочего времени предпочтительнее потери рабочих мест из-за искусственного интеллекта.

Реферат

Есть прогнозы, что в будущем быстрое технологическое развитие может привести к значительной нехватке оплачиваемой работы.Возможный вариант, который в настоящее время обсуждается учеными, политиками, профсоюзами, работодателями и средствами массовой информации, — это укороченная рабочая неделя для всех. В этом контексте два важных исследовательских вопроса, которые не были заданы до сих пор: каков минимальный объем оплачиваемой работы, необходимый для обеспечения некоторых или всех преимуществ благосостояния и психического здоровья, которые, как было доказано, приносит занятость? И каково оптимальное количество рабочих часов, при котором психическое здоровье работников находится на самом высоком уровне? Чтобы ответить на эти вопросы, в этом исследовании использовались данные Продольного исследования домашних хозяйств Великобритании (2009–2018 гг.), Проведенные среди лиц в возрасте от 16 до 64 лет.Аналитическая выборка состояла из 156 734 человеко-волновых наблюдений от 84 993 отдельных лиц, из которых 71 113 человек имели два или более времени измерения. Регрессии с фиксированными эффектами были применены для изучения того, как изменения рабочего времени связаны с изменениями психического благополучия каждого человека с течением времени. Это исследование показало, что даже небольшое количество рабочих часов (от одного до 8 часов в неделю) дает значительные преимущества для психического здоровья и благополучия для ранее безработных или экономически неактивных людей.Полученные данные свидетельствуют о том, что не существует единого оптимального количества рабочих часов, при котором самочувствие и психическое здоровье находятся на самом высоком уровне — для большинства групп рабочих уровень самочувствия незначительно варьировался от самого низкого (1–8 часов) до самого высокого ( 44–48ч) категория рабочего времени. Эти результаты предоставляют важные и своевременные эмпирические данные для будущего планирования работы, политики сокращения рабочей недели и имеют значение для теоретизирования будущих моделей организации труда в обществе.

Ключевые слова

UK

Будущее работы

Время работы

Психическое здоровье

Благополучие

GHQ

SF-12

Четырехдневная неделя

Рекомендуемые статьи Цитирующие статьи (0)

Авторы.Опубликовано Elsevier Ltd.

Рекомендуемые статьи

Цитирующие статьи

4-дневная рабочая неделя может повысить счастье и производительность

89 человек, которые работают в Buffer, компании, производящей инструменты управления социальными сетями, привыкли к нетрадиционным работодатель. Заработная плата всех, включая генерального директора, является публичной. Все сотрудники работают удаленно; их единственный офис закрылся шесть лет назад. И в качестве привилегии Buffer оплачивает любые книги, которые сотрудники хотят купить для себя.

Так что, возможно, неудивительно, что в прошлом году, когда пандемия уничтожила баланс между работой и личной жизнью и психическое здоровье бесчисленных рабочих, Buffer отреагировал так, как это сделали немногие другие компании: он предоставил сотрудникам дополнительный выходной каждую неделю без снижения заработной платы. — эксперимент, который продолжается год спустя. «Это была настоящая находка», — сказала мне Сущность Мухаммад, агент службы поддержки клиентов Buffer.

Каким-то чудом — или предсказуемо, если спросить сторонников четырехдневной рабочей недели — компания, похоже, выполняла такой же объем работы за меньшее время.Было сокращено количество встреч и общественных мероприятий, а сотрудники увеличили темп своего дня. Николь Миллер, которая работает в отделе кадров в Buffer, также процитировала «принцип расширения работы до времени, которое вы ей уделяете»: когда у нас есть 40 часов работы в неделю, мы находим способы работать по 40 часов. Буфер может никогда не вернуться к пятидневной неделе.

В момент, когда решается будущее работы — когда предприятия ставят под сомнение ценность физических офисных помещений и когда низкооплачиваемые работники агитируют за лучшее обращение по мере восстановления экономики — то, что сработало для этой небольшой, несколько необычной технологической компании может быть гораздо менее радикальным, чем думала остальная часть американской рабочей силы.Люди, которые работают четыре дня в неделю, обычно сообщают, что они здоровее, счастливее и меньше ищут времени; их работодатели сообщают, что они более эффективны и целеустремленнее. Успех этих компаний указывает на заманчивую возможность: традиционный подход к работе и производительности в корне ошибочен.

«Мы живем в обществе, в котором переутомление считается почетным знаком», — сказал мне Алекс Суджунг-Ким Панг, писатель и консультант, помогающий компаниям опробовать более короткие рабочие недели.«Идея о том, что вы можете добиться успеха как компания, работая меньше часов, звучит так, будто вы читаете друидские руны или что-то в этом роде». Но, по его словам, «мы достигли такого роста производительности, который делает возможным четырехдневную неделю. Просто они погребены под обломками слишком длинных встреч и бесконечных тредов в Slack ».

Независимо от каких-либо преимуществ для бизнеса, отказ от всех лишних строительных лесов и оплата людям той же суммы за меньшее количество часов — независимо от того, получают ли они зарплату или получают почасовую оплату — действительно будет способствовать процветанию человечества.Это упростило бы уход, личное развитие и управление современной жизнью для людей во всем экономическом спектре. И это возродило бы важный, но давно забытый моральный проект: сделать американскую жизнь меньше связанной с работой.

За последние пару лет компании и правительства во всем мире стали более открытыми для возможности того, что четырехдневная рабочая неделя может быть лучше для предприятий и людей, которые заставляют их работать. Перед пандемией Microsoft Japan и сеть бургеров Shake Shack опробовали график с некоторыми сотрудниками и дали положительные результаты.В новозеландских офисах международного конгломерата Unilever в настоящее время проводится четырехдневный эксперимент, результаты которого могут составить график работы 155 000 сотрудников компании по всему миру. Правительства Испании и Шотландии планируют испытания, которые будут субсидировать работодателей, которые дадут работникам дополнительный выходной, а политики в Японии и Новой Зеландии положительно отзываются об идее сокращения рабочей недели.

Позже в этом месяце Джон Лиланд, руководитель Kickstarter, и Джон Стейнман, занимающийся политической пропагандой, вместе с Пэнгом начнут общенациональную кампанию по продвижению четырехдневной рабочей недели.Их план состоит в том, чтобы вызвать интерес среди рабочих, а затем использовать этот интерес для набора компаний для участия в пилотной программе в следующем году, которая будет рекомендована академическими исследователями и которая, как надеются Лиланд и Штайнман, позволит собрать более надежные данные по четырем направлениям: дневные недели.

Тем не менее, четырехдневная работа с пятидневной оплатой — большая редкость для американского бизнеса — Панг знает лишь о нескольких десятках организаций в США, имеющих такую ​​договоренность. Многие, хотя и не все, из них соответствуют профилю Buffer: они относительно небольшие, они выполняют аналитическую компьютерную «информационную» работу, и ими по-прежнему управляет их основатель, что упрощает реализацию больших изменений.Но их опыт показывает, что, если все сделано правильно, сокращение рабочего времени не обязательно снижает прибыльность.

Прочтите: Ваш профессиональный упадок наступит (намного) раньше, чем вы думаете

В 2018 году Эндрю Барнс обратился к сотрудникам своей компании, новозеландской фирмы Perpetual Guardian, которая управляет завещаниями, имениями и трастами, с предложением: Если бы они могли понять, как сделать больше за день, они бы работали на один день меньше в неделю. По согласованию с сотрудниками компания установила шкафчики, в которых работники могут добровольно спрятать свои телефоны в течение дня, и звукоизолированные помещения для встреч, чтобы уменьшить шум окружающей болтовни.Встречи были сокращены; сотрудники начали вешать флажки в держатели для карандашей всякий раз, когда хотели сигнализировать коллегам, что не хотят, чтобы их беспокоили. Это сработало: бизнес Perpetual Guardian не пострадал, а четырехдневная рабочая неделя все еще сохраняется три года спустя.

Когда сотрудникам дается веская причина работать усерднее, они часто более безжалостно сосредотачиваются на своих самых важных задачах. Барнс обнаружил, что, несмотря на сокращение рабочих часов в неделю на 20 процентов, время, затрачиваемое сотрудниками на нерабочие веб-сайты, сократилось на 35 процентов.Также помогло то, что у сотрудников было больше времени вне работы, чтобы управлять остальной частью своей жизни, поэтому нерабочие обязанности с меньшей вероятностью повлияли на рабочий день. «Потому что у людей нет времени на домашние обязанности — попытки разыскать сантехника или выяснять отношения с детьми — все это съедало день», — сказал он мне. «Так что, если бы я дал людям больше времени вне работы для выполнения этих задач, это не мешало бы им мешать работе».

Натали Нагеле, генеральный директор Wildbit, небольшой компании, занимающейся разработкой программного обеспечения, ввела четырехдневную 32-часовую рабочую неделю в 2017 году, прочитав об исследованиях, показывающих, что оптимальный объем интенсивной познавательной работы составляет не более четырех часов в день.(Четырехдневный график применим даже к команде поддержки клиентов Wildbit; их выходные дни распределяются в шахматном порядке, поэтому они могут отвечать на запросы всю неделю.) «У меня есть мечта, чтобы работники умственного труда могли добраться до точки, в которой мы можем четко определить, что достаточно означает, — сказал мне Нагеле. «Мы не умеем говорить:« Это сделано »или« Я могу отложить это »». Она задается вопросом, может ли следующий график Wildbit составлять четыре шестичасовых дня.

Это может звучать нелепо, но подобные графики интригуют экспертов по продуктивности.Кэл Ньюпорт, автор книги « Глубокая работа: правила сфокусированного успеха в отвлеченном мире », написал, что текущая версия офисной работы, определяемая долгими часами и «постоянной электронной болтовней», кажется, плохо подходит для когнитивного труда. Этот способ работы существует всего десять или два года, и мы уже находили лучшие способы работы раньше; По его словам, было бы «высокомерно и неисторично» предполагать, что нынешний подход является лучшим.

Эта модель подходит не только программистам и другим работникам умственного труда.В своей книге « Короче: Работайте лучше, умнее и меньше — вот как» Панг пишет о доме престарелых недалеко от Роанока, штат Вирджиния, который изо всех сил пытался нанять и удержать помощников медсестер, которые выполняют важную, но неприглядную и часто низкооплачиваемую работу. . Чтобы улучшить удержание, учреждение пыталось предоставить им 40 часов оплаты за 30 часов работы, что потребовало найма большего количества помощников медсестры, чтобы компенсировать сокращение рабочего времени. За это пришлось заплатить, но это изменение также дало существенную экономию на расходах на набор персонала и выплате сверхурочных, так что общие затраты составили всего около 20 000 долларов в год.Кроме того, снизилось время отклика на звонок, уровень инфицирования жителей, а также количество падений и разрывов кожи.

В прошлом году Diamondback Covers, производитель металлических покрытий для грузовых автомобилей из Пенсильвании, сократила на пять часов 40-часовую рабочую неделю своей заводской команды, но не снизила заработную плату, поскольку наняла больше рабочих для удовлетворения растущего спроса в период пандемия. Компания ожидала, что сокращение рабочего времени на 12,5% приведет к аналогичному увеличению затрат на рабочую силу по каждому покрытию, которое она производила.Но рост затрат составил всего 3 процента из-за повышения эффективности.

«Дело не в том, чтобы запустить потогонный цех… это больше касается работы умнее», — сказал мне генеральный директор Diamondback Бен Эльц. В течение 40-часовой рабочей недели «очень редко человек говорит:« Я выполнил свою работу — теперь я пойду посмотреть, чем еще я могу помочь ». Это идея совместной работы, когда все стремятся к общей цели — «Давайте заставим это работать» ». Вдобавок к этому, сокращая рабочий день, компания сокращает наименее продуктивные часы своих сотрудников, когда они изнашиваются ближе к концу смены.С учетом ожидаемой экономии за счет сокращения оборота и меньшего количества инцидентов, связанных с безопасностью, изменение расписания Diamondback может в конечном итоге сэкономить деньги компании.

Истории успеха, такие как история Даймондбэка — и Баффера, и Уайлдбита — указывают на недостаток воображения у американских боссов в тот момент, когда они должны быть готовы переосмыслить корпоративную культуру. Барнс считает, что та же идея, которая вдохновляет постпандемическое распространение удаленной и гибридной работы — продуктивность не зависит от времени, проведенного в офисе под наблюдением менеджеров, — также должна сделать бизнес-лидеров более склонными к более коротким рабочим неделям.

Помимо пандемии, когда он слышит от людей, которые сомневаются, что четырехдневная неделя будет работать в их отрасли: «Они говорят, что нет ничего лучше, чем то, как мы работаем сегодня», — сказал он мне. «Это довольно ограниченный взгляд».

Дерек Томпсон: победители и проигравшие революции работы на дому

Нет ничего святого в пятидневной 40-часовой рабочей неделе, которая на самом деле составляет более 40 часов примерно на половину полной занятости. Рабочие США — но это, безусловно, улучшение по сравнению с тем, что было раньше.На протяжении большей части XIX века типичным американским рабочим был мужчина-фермер, который работал от 60 до 70 часов в неделю. Резкое сокращение рабочего времени с тех пор стало возможным благодаря росту производительности: двигатель внутреннего сгорания, электрификация и другие достижения означали, что рабочие могли выполнять работу быстрее.

Темп ранней фабричной работы привел к тому, что с конца 1820-х гг. Был сделан импульс к 10-часовому рабочему дню; профсоюзы, набравшие силу в последующие десятилетия, ближе к концу века боролись за, как гласит популярный лозунг, «восемь часов на работу, восемь часов на отдых, восемь часов на то, что мы будем».Стандартная рабочая неделя в то время составляла шесть дней, а переход на пять происходил постепенно, в течение десятилетий. По словам Бенджамина Ханникатта, историка из Университета Айовы и автора книги Работа без конца , переход фактически начался в Англии, где в 19 веке для людей стало нормой опаздывать на работу или вообще ее пропускать. , в понедельник, в основном потому, что они предпочли бы заняться другими делами. Чтобы отговорить рабочих от «соблюдения святого понедельника», как это называлось, работодатели начали соглашаться давать им половину субботы нерабочими днями.

В США одним из первых случаев внедрения пятидневной рабочей недели на предприятии была фабрика в Новой Англии, которая в 1908 году предоставила своим еврейским рабочим двухдневный уик-энд, чтобы покрыть субботний субботний уикенд. Эта практика получила более широкое распространение в следующие два десятилетия, когда профсоюзы настаивали на этом, и владельцы бизнеса, применяя принципы «научного управления», изучили свои производственные процессы и пришли к выводу, что более короткая неделя может повысить производительность. В 1926 году Ford Motor Company ввела пятидневную рабочую неделю, увеличив вдвое количество американских рабочих с этим графиком.

Не все руководители бизнеса поддержали изменения. «Любому человеку, требующему сорокачасовой рабочей недели, должно быть стыдно претендовать на гражданство этой великой страны», — написал председатель правления Philadelphia Gear Works вскоре после того, как Ford ввел новые часы работы. «Мужчины нашей страны превращаются в расу мягкотелых и простодушных». Менее агрессивный, но столь же упорный, президент торговой группы Национальной ассоциации производителей написал: «Я за все, что сделает работу более счастливой, но против всего, что еще больше снизит ее важность.”

Альваро Домингес

Потребовался кризис, чтобы закрепить пятидневную неделю в качестве стандарта. Во время Великой депрессии сокращение рабочего времени считалось способом распространить ограниченный объем доступной работы среди большего числа людей. Аппетит к сокращению графика работы был настолько велик, что в 1933 году Сенат США принял закон, который временно ограничивал продолжительность рабочей недели 30 часами. Однако президент Франклин Д. Рузвельт и его администрация сочли это слишком крайним и вместо этого попытались предоставить экономическую помощь рабочим в форме Нового курса — вместо того, чтобы ограничивать работу, они стремились ее увеличить.Через пять лет после того, как 30-часовая рабочая неделя распалась, Рузвельт подписал Закон о справедливых трудовых стандартах, который требовал повышения заработной платы сверх 40 часов в определенных отраслях, что фактически закрепило пятидневную рабочую неделю.

В течение этого примерно 100 лет представление о том, что американцы могут тратить все меньше и меньше времени на работу, не вызывало такого же широко распространенного ощущения невозможности, которое могло бы возникнуть сегодня — это соответствовало общему убеждению, что увеличение количества свободного времени было знак нравственного прогресса. И какое-то время казалось, что рабочая неделя будет сокращаться.В 1930 году известный британский экономист Джон Мейнард Кейнс предсказал, что через сто лет рост производительности позволит людям работать всего 15 часов в неделю. Четверть века спустя Ричард Никсон, будучи вице-президентом, сказал, что в ближайшее время он ожидает четырехдневной рабочей недели. «Это не мечты или праздное хвастовство», — сказал он. «Это простые прогнозы [недавних] достижений, которых мы добились». В середине 1960-х один из авторов журнала The New York Times Magazine проанализировал состояние технического прогресса и пришел к выводу, что «маловероятно, что четырехдневная неделя будет отложена на неопределенный срок.

Нет однозначного объяснения, почему это все еще откладывается. Одна из причин может заключаться в том, что рабочее время сократилось до такой степени, что дальнейшее сокращение не принесет такой большой выгоды — переход с 40 часов на 30 часов менее важен, чем переход с 60 на 50. Другой может быть что, как только наемные работники начали получать пособия, такие как пенсии и медицинское страхование, через свою работу, наем дополнительного работника стал дороже, поэтому работодатели были заинтересованы в том, чтобы выжимать больше часов из своего существующего персонала, а не нанимать кого-то другого.И, возможно, рабочая неделя продолжала бы сокращаться, если бы влияние профсоюзов не ослабло по всей стране.

Несколько более расплывчатое объяснение состоит в том, что фундаментальные устремления американцев изменились. Ханникатт утверждает, что до начала 20 века «работа и богатство имели место назначения — это была более богатая и полная человеческая жизнь». Но после культурного сдвига, как он сказал мне, «работа была для большего количества работы… богатство было для большего богатства во веки веков», поскольку работа стала для многих людей религиозным источником смысла.Ханникатт также отмечает расцвет рекламы и консьюмеризма примерно в то же время, что побудило людей больше работать, чтобы больше покупать.

Дерек Томпсон: трудоустройство делает американцев несчастными

Какими бы ни были основные причины, стандартная американская рабочая неделя такая же, как это было, когда Рузвельт подписал Закон о справедливых трудовых стандартах около 80 лет назад, даже несмотря на то, что производительность продолжала расти. Некоторые из этих доходов действительно были распределены среди рабочих — Нельсон Лихтенштейн, историк труда из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре, сказал мне, что покупательная способность рабочего класса за период с 1947 по 1973 год увеличилась вдвое.Но подумайте, что случилось с ростом производительности после этого. Начиная с середины 1970-х годов производительность продолжала расти, но средняя заработная плата перестала расти вместе с этим. Вместо того, чтобы идти к обычному рабочему, большая часть дополнительного дохода текла к высокооплачиваемым работникам — лицам с высшим образованием, особенно выпускникам колледжей в таких отраслях, как технологии и финансы.

Это знакомая история неравенства доходов за последние полвека. Менее известно, как такой рост производительности мог привести к сокращению рабочего времени.Сегодня 1 процент самых богатых людей приносит примерно на 10 процентных пунктов больше общего годового дохода американцев, чем в 1980 году. Лоуренс Кац, экономист из Гарвардского университета, сказал мне, что если бы вы могли распределить эти дополнительные деньги между 90 беднейшими людьми процентов работающих, их доходы были бы примерно на 20 процентов выше, чем сегодня. В качестве альтернативы они могли бы работать на 20 процентов меньше часов, что составляет разницу между пятидневной и четырехдневной неделей.

Кейнс был прав: продуктивность выросла на достаточно, чтобы обеспечить обширный досуг — просто как общество мы направили этот прирост производительности на другие цели.В наши дни меньше работать не стоит. Поскольку средняя заработная плата настолько низка, многие рабочие хотят более высокой заработной платы или на часов больше, чем на часов, что означает больше денег. «Если бы минимальная заработная плата продолжала расти, в зависимости от производительности, она была бы сегодня [около] 25 долларов в час», — сказал мне Лихтенштейн. «Если бы вы были в революционный момент, вы могли бы сказать:« Давайте удвоим заработную плату »».

Действительно, около 50 процентов рабочих в опросе 2014 года, проведенном HuffPost и YouGov, сказали, что они будут работать еще один день в неделю в обменять на 20 процентов больше заработной платы.Работники, занятые неполный рабочий день, и те, кто зарабатывает менее 40 000 долларов в год, имели еще больше шансов совершить такую ​​торговлю. «Если бы низкооплачиваемые рабочие услышали, что их часы будут ограничены 32 часами, у них, вероятно, случился бы припадок», — сказал мне Рашон Рэй, сотрудник Брукингского института. «У них и так не хватает денег, чтобы сводить концы с концами». В идеальном мире четырехдневная рабочая неделя не означала бы просто сокращения выходных рабочих недель наемных рабочих — это означало бы, что почасовые сотрудники будут работать в смены, которые были бы на 20 процентов короче при той же оплате, и у них было бы более предсказуемое время отдыха. .

Если четырехдневная рабочая неделя расширится, некоторые люди, как и другие до них, будут утверждать, что реализация этого видения снизит экономическую мощь Америки. Но очевидно, что люди могут работать меньше, поскольку экономика продолжает расти — так было на протяжении большей части истории страны. Фактически, рабочая неделя, которую сегодняшние бизнес-лидеры отстаивают как необходимую, — это та рабочая неделя, которую вчерашние бизнес-лидеры утверждали совершенно неразумной.

Некоторые европейские страны служат примером того, как можно было бы еще больше сократить часы без катастрофических последствий.В 1975 году немцы и американцы в среднем использовали одинаковое количество рабочих часов в год. Спустя более 45 лет ВВП на душу населения в Германии находится на одном уровне со многими другими богатыми странами, однако немцы работают примерно на 400 часов в год меньше, чем американцы. (Это составляет почти восемь часов в неделю, или один стандартный рабочий день, хотя немцы также получают больше выходных и оплачиваемых отпусков.)

Многие сторонники четырехдневной рабочей недели приводят в ее пользу экономическое обоснование — переосмысление рабочей недели. , и задачи, которые его заполняют, могут прочистить трубы американской эффективности.Но стремление к сокращению рабочего времени должно означать воображение более высокой цели, чем продуктивность, и принятие дремлющего американского проекта по удалению работы из центра жизни. Если благодаря этим усилиям произошел некоторый прирост производительности, это прекрасно. Но на самом деле четырехдневная рабочая неделя не в том, что она принесет пользу бизнесу. Дело в том, что это принесет пользу людям.

Когда рабочие восхищаются преимуществами четырехдневной недели, их заявления могут подозрительно звучать как отзывы из рекламного ролика.

Сущность Мухаммад, агент службы поддержки в Buffer, сказала, что наличие дополнительного выходного дня каждую неделю позволяет ей увеличить учебную нагрузку в программе от бакалавра до магистра. Сейчас она находится на «ускоренном пути», по которому она завершит программу, возможно, на год раньше, чем если бы она все еще работала пять дней в неделю.

С тех пор, как 37-летняя Моник Карабальо, работающая в некоммерческой организации в Итаке, штат Нью-Йорк, начала четырехдневную неделю в прошлом году, она смогла посвятить себя волонтерской работе в другой некоммерческой организации и модерации онлайн-сообществ, таких как в качестве местного механизма взаимопомощи и сетевой группы для женщин-маркетологов.Она также начала заниматься хула-хупингом в прошлом году и сказала мне, что все это было бы несовместимо с непредсказуемыми и негибкими часами на ее предыдущей работе в отеле. «Раньше я пыталась заниматься йогой 10 минут и не могла понять, как вписать это в свой полный и неподвижный график», — сказала она.

Несколько человек, с которыми я разговаривал, сказали, что переход на четырехдневную рабочую неделю излечил их от «воскресных ужасов» — несколько глупого термина для очень реального страха, который испытывают многие рабочие, когда выходные подходят к концу.

Читайте: Сколько свободного времени имеют самые счастливые люди?

В 2020 году я почувствовал на себе вкус разбавленной четырехдневной рабочей недели, когда модель Atlantic предоставила нам несколько выходных по пятницам во время пандемии. В суровый год дополнительное время было похоже на то, что меня бросили на плавучее устройство, чтобы за него ухватиться, когда я качался от недели к неделе. Если бы это помогло мне остаться на плаву во время худшего кризиса в моей жизни, я могу только представить, куда он мог бы меня унести в нормальные времена.

Это лучший аргумент в пользу четырехдневной недели: для рабочих это круто.Как ни странно, это позволяет людям быть менее подверженными стрессу, менее ограниченными во времени, более физически и психически здоровыми и более, как выразился историк Ханникатт, «полностью человечными». Сама по себе она не может дать каждому достаточно времени и денег или исправить жалкую работу. Но это приводит к существенному улучшению качества жизни. «Одним из важнейших факторов, влияющих на удовлетворенность людей работой и семьей, является количество рабочих часов, которые у них есть», — сказала мне Мелисса Милки, социолог из Университета Торонто, изучающая использование времени.«Так что резка огромна … Это изменит баланс для работающих семей».

Наличие дополнительного выходного дня меняет структуру выходных. «Раньше суббота казалась мне днем ​​восстановления, а затем воскресенье, мы пытались объединить два или три выходных в один день, и в понедельник я была измотана», — сказала Николь Миллер из Buffer. Более короткая неделя «дает остальной части вашей жизни немного больше шансов».

Для многих людей, с которыми я разговаривал, дополнительный выходной стал «тихим днем» для размышлений и отдыха.«Я люблю гулять… просто гулять и позволять мозгу дышать», — сказала мне Натали Нагеле, генеральный директор Wildbit. Другие тратят дополнительное время на стирку, покупки продуктов и другие дела по дому, чтобы их суббота и воскресенье были более спокойными.

Если у вас будет больше выходных, значит больше времени будет проводить с близкими: Вивьен Пирсон, 51-летняя жительница восточной Австралии, сказала, что еще один свободный день использовался, чтобы облегчить посещение бабушки в доме престарелых. , когда она была еще жива.«Когда вы говорите с людьми о том, как они проводят этот дополнительный день, они не тратят его на опьянение», — сказал мне Панг, консультант. «Они проводят его со своими семьями, они тратят его на посещение врача, занимаясь хобби — невероятно ванильным, полезным для здоровья».

Дополнительное нерабочее время также сделало бы жизнь работающим родителем гораздо менее утомительной, особенно для работающих матерей и родителей-одиночек. До пандемии более половины американских родителей, работающих полный рабочий день, говорили, что им не хватает времени со своими детьми.«Иногда я говорю: Человек, я действительно так давно не видел своего сына — вроде, ты видишь его, но ты просто занят», — Брайан Керр, агент службы поддержки в Wildbit и отец двухлетнего ребенка сказал мне. «Пятница — это мой день, чтобы расслабиться и просто пообщаться с ним». Панг сказал мне, что он видит, что все больше людей создают семьи в компаниях с четырехдневной рабочей неделей, потому что становится легче совмещать работу и воспитание детей.

И так же, как четырехдневная неделя меняет время вне работы, она меняет и саму работу.В моих беседах с более чем дюжиной людей, которые работают четыре дня в неделю, некоторые отметили, что график может быть более напряженным, но никто не сказал, что работники их компании тайно изо всех сил стараются изо всех сил, в будние дни или в течение трехдневных выходных, получить все сделано за четыре дня. Вместо этого они говорили о том, чтобы возвращаться на работу более отдохнувшими и более мотивированными в начале каждой недели.

Конечно, меньшее количество часов на невыполненной работе не меняет ее основной природы. По данным Gallup, только 36 процентов рабочих в США.S. «работать с энтузиазмом и чувствовать глубокую связь со своей компанией». Более короткий график сам по себе не даст работникам чувства независимости, целеустремленности и духа товарищества, которые исследователи определили как черты удовлетворительной работы. Тем не менее, работать меньше часов на ненавистной работе лучше, чем работать больше.

Когда в рамках кампании Лиланда и Штейнмана по четырехдневной рабочей неделе этой весной было опрошено около 1000 американских рабочих, ответы были в подавляющем большинстве положительными: только 4 процента опрошенных отрицательно относились к общенациональному стремлению перейти на более короткую неделю.Главный аргумент против этого заключался не в практичности: только пятая часть всех респондентов заявили, что не смогут закончить свою работу за это время. Вместо этого наиболее распространенной проблемой было то, что четырехдневная неделя «не поможет некоторым работникам».

Действительно, в настоящий момент более короткая рабочая неделя кажется недоступной для людей, которые в ней больше всего нуждаются — посменных работников с низкой заработной платой, работающих родителей-одиночек, работников с почасовой оплатой. Напротив, это кажется наиболее достижимым для группы непропорционально белых, высокооплачиваемых, хорошо образованных рабочих, на которых рынок труда уже осыпает завидными рабочими льготами.Если четырехдневная неделя станет популярной, существует реальный риск того, что она усилит существующее неравенство.

Джульет Шор, социолог из Бостонского колледжа и автор книги Переутомленный американец: неожиданный упадок досуга , намечает более справедливый путь. «Таким образом, многие из этих достижений в сфере труда произойдут. Может быть, это [сначала есть] у небольших фирм, но затем к вам присоединятся и большие, более богатые фирмы », — сказал мне Шор. «Гигантские рабочие, почасовые рабочие, низкооплачиваемые работники — можно было бы надеяться, что если это действительно начнется, тогда вы получите закон, который распространит это на всех.

При обсуждении четырехдневной рабочей недели регулярно возникает вопрос. Сторонники этого вопроса с энтузиазмом спрашивают, скептики — саркастически: можно ли пойти еще короче? Зачем останавливаться на четырех?

Когда я разговаривал с рабочими, у которых была четырехдневная рабочая неделя, я спросил их, сколько дней в неделю они предпочли бы работать, если бы деньги не имели значения. Это был ненаучный опрос, но все сказали, что три или четыре. Опрос, проведенный Kronos, компанией, производящей программное обеспечение для управления персоналом, дал аналогичный результат: четыре дня в неделю были наиболее распространенным ответом.

Однако трудно сказать, чувствовали бы люди иначе, если бы пятидневная неделя уже не была стандартной. Лонни Голден, экономист Penn State Abington, отметил, что согласно международным исследованиям, одни из самых сильных предпочтений в отношении сокращения рабочего времени находятся в европейских странах, где количество рабочих часов в неделю уже относительно невелико. Он предположил, что может существовать «петля обратной связи». «Они начинают тренироваться, они начинают общаться — то, что делает людей счастливее. Многие из них устраиваются на вторую работу.Возможно, это не окупается, но в свободное от работы время они находят другие занятия и не хотят возвращаться ».

С точки зрения благосостояния людей, людям не нужно выполнять много оплачиваемой работы, чтобы ощутить связанные с ней преимущества. Изучая данные из Соединенного Королевства, авторы исследования 2019 года предположили, что «работы 8 [часов] в неделю достаточно для получения благосостояния от занятости», то есть независимо от того, проработал ли кто-то один или пять дней, они были точно так же, как право на получение ударов счастья, которое может принести работа.

Итак, если и когда общество начнет работать четыре дня в неделю, давайте поговорим о трех.


Когда вы покупаете книгу по ссылке на этой странице, мы получаем комиссию. Спасибо за поддержку The Atlantic.

Время для укороченной рабочей недели?

На протяжении прошлого года мы слышали, как в государственных домах и во время предвыборной кампании обсуждали вопрос об оплачиваемом отпуске. Я полностью за оплачиваемый отпуск. Как я утверждал в другом месте, это позволило бы большему количеству людей, особенно тем, кто работает на низкооплачиваемой работе, взять отпуск, чтобы справиться с серьезным заболеванием или позаботиться о другом члене семьи, включая новорожденного ребенка.Но нельзя останавливаться на оплачиваемом отпуске. Мы также должны рассмотреть возможность сокращения стандартной рабочей недели. Такой шаг будет нейтральным с гендерной точки зрения и не приведет к различию между самыми разными видами нехватки времени, с которыми сталкиваются взрослые. Возможно, это даже поможет создать больше рабочих мест.

Стандартная рабочая неделя составляет 40 часов — 8 часов в день пять дней в неделю. Так было давно. В 1900 году обычный заводской рабочий тратил на работу 53 часа, что на треть больше, чем мы тратим сегодня.Закон о справедливых трудовых стандартах был принят в 1938 году и установил максимальное количество часов в неделю, равное 40. Удивительно, но спустя более чем три четверти века после принятия закона FLSA, не произошло дальнейшего снижения стандартной рабочей недели. Не только юридический стандарт остался неизменным, но и 40 часов стали социальной и культурной нормой.

Что здесь происходит? Экономисты предсказывали, что по мере того, как мы становимся более зажиточными, мы будем работать меньше часов. Этого не произошло. Вместо этого мы продолжали работать примерно в том же темпе, что и раньше в нашей истории, но вылили все выгоды от роста производительности во все более высокие уровни потребления — большие дома, больше электронных устройств, более модные автомобили.С ростом благосостояния люди покупают все больше и больше вещей, но у них больше нет времени наслаждаться этим. Сокращение стандартной рабочей недели улучшило бы качество жизни, особенно тех, кто работает с почасовой оплатой, и которые в последние десятилетия почти не получали никакой выгоды от экономического роста.

Пары с двумя работниками также выиграют. Среди пар в возрасте от 25 до 54 лет количество отработанных часов увеличилось на 20 процентов в период с 1969 по 2000 год, с 56 до 67 часов (как для мужа, так и для жены, вместе взятых).Как отмечает Хизер Боуши в своей новой книге «В поисках времени», мы больше не живем в мире, где есть «молчаливый партнер» в каждом бизнес-предприятии, знаменитая «американская жена», которая заботится о детях и миллионах детали повседневной жизни. При более короткой рабочей неделе и у мужчин, и у женщин будет больше времени на все, от стрижки травы до приготовления ужина, без каких-либо предположений о том, кто чем занимается. Хотя большая часть дебатов в этом году была посвящена балансу между работой и семьей, пустые гостиные или одинокие без маленьких детей также могут приветствовать более короткую рабочую неделю.Для них это даст возможность осуществить свою мечту стать художником, строителем лодок или создателем собственного малого бизнеса.

Сокращение рабочего времени может иметь еще одно преимущество — больше рабочих мест для рабочих, которые в противном случае остались бы позади из-за технологических изменений. Многие экономисты считают, что по мере того, как существующие рабочие места будут заменены машинами и искусственным интеллектом, будут созданы новые рабочие места в технической, управленческой и сервисной сферах. Но произойдет ли это достаточно быстро или в достаточных масштабах, чтобы вновь трудоустроить всех тех, кто сейчас оказывается без достойно оплачиваемой работы? Я сомневаюсь.Более короткая рабочая неделя может помочь распределить доступные рабочие места. Германия и другие европейские страны, а также несколько штатов США использовали эту стратегию во время Великой рецессии. Это позволило сохранить на работе больше людей, но в более короткие часы и снизить безработицу. Использование аналогичной стратегии для решения проблемы автоматизации и долгосрочной безработицы, хотя и вызывает споры, не следует сразу же отказываться от этого.

Конечно, более короткий рабочий день может означать более низкую общую оплату труда. Но в одном типичном опросе, опубликованном в Monthly Labor Review, 28 процентов респондентов заявили, что они откажутся от дневной оплаты за один рабочий день в неделю меньше.Любое новое движение по сокращению рабочей недели необходимо будет вводить постепенно, с гибкостью, позволяющей как работодателям, так и работникам согласовывать изменения в соответствии со стандартом. Тем не менее, если все сделано правильно, переход может быть осуществлен с незначительным снижением заработной платы или без него, только с меньшим повышением, поскольку большая часть любого повышения производительности будет инвестирована в большее количество свободного времени. Когда в 1926 году Генри Форд сократил рабочую неделю с 6 до 5 дней, он не стал сокращать заработную плату; он предполагал, что производительность и потребление вырастут, и его пример побудил других работодателей последовать его примеру.

Я не говорю о сокращении рабочего времени для тех из нас, кто хочет проводить долгие часы на работе, потому что нам это нравится. Мы по-прежнему могли бы работать круглосуточно, без выходных, привязанные к нашим электронным устройствам и больше не знать, когда именно начинается и заканчивается работа. Новый стандарт рабочего времени коснется в первую очередь почасовых (не освобождаемых) сотрудников. Это люди, занимающие менее престижные должности в нижней части лестницы, многие из них — родители-одиночки. Прямо сейчас они заканчивают работу измученные, чтобы вернуться домой на «вторую смену», которая может быть столь же утомительной.Сокращение стандартной рабочей недели почти наверняка улучшило бы качество жизни этих измученных и перегруженных работой американцев.

Во что бы то ни стало, давайте введем в действие политику в отношении оплачиваемого отпуска, но давайте также обсудим некоторые еще более важные идеи — те, которые могут привести к большему балансу между работой и личной жизнью сейчас, а также к большему количеству возможностей трудоустройства в долгосрочной перспективе.

Примечание редактора. Эта статья первоначально была опубликована в блоге The Washington Post In Theory.

часов работы | Бастующие женщины

Рабочее время — это время, которое человек проводит на оплачиваемой работе.Время, потраченное на неоплачиваемую работу, такую ​​как работа по дому или уход за детьми, не считается частью рабочего времени. Максимальное количество рабочих часов в неделю регулируется законом во многих странах, и иногда это предусматривает ежедневные периоды отдыха и период отдыха между каждым рабочим днем.

С наступлением промышленной революции работа перестала быть сезонной и ограничиваться световым днем, как это было раньше. Владельцы фабрик не хотели оставлять свое оборудование простаивающим, и в 19 веке было принято работать от 14 до 16 часов в день, 6 дней в неделю.Эти долгие часы вынуждали заводчиков, стремившихся максимизировать свою прибыль. Даже дети работали много часов на текстильных фабриках, шахтах и ​​в качестве прислуги в домах богатых.

Реформаторы занялись вопросом рабочего времени с конца 18 века. В результате их кампаний в 1802 и 1819 годах был принят закон, регулирующий продолжительность рабочего времени детей в работных домах и на текстильных фабриках до 12 часов в день. Однако это законодательство было в значительной степени неэффективным, поскольку не существовало механизмов проверки заводов и наказания владельцев заводов, нарушающих закон.В течение следующих десятилетий были приняты новые законодательные акты, ограничивающие рабочее время детей. Ограничения, установленные нормативными актами, не обязательно соблюдались в краткосрочной перспективе, однако правовые реформы действительно повлияли на условия труда в течение определенного периода времени.

В 1833 году Закон о фабриках запрещал детям младше 9 лет работать в текстильной промышленности, а продолжительность рабочего дня детей в возрасте от 10 до 13 лет была ограничена 48 часами в неделю, а для детей от 14 до 18 лет — 69 часами в неделю. , и 12 часов в сутки.Государственные фабричные инспекторы были назначены для обеспечения соблюдения закона.

Выдержка из отчета главного инспектора фабрик 1851 г .: «Прошлой зимой мистеру Джонсу была предоставлена ​​информация, на которую он мог полностью полагаться, что на фабрике мистера Брейсвелла было обычной практикой начинать работу с молодых лица и женщины — в половине шестого утра; но в то же время ему сказали, что его приезд обычной дорогой в Колн будет бесполезным, потому что были приняты меры, по которым информация давалась, как только инспектор появлялся в нескольких милях от фабрики.Мистер Джонс, решив, что такое грубое нарушение закона должно быть, по возможности, проверено, предпринял очень эффективные шаги, чтобы удостовериться в правильности обвинений, пройдя ночью окольным маршрутом в сопровождении полицейских и прибыв в районе мельницы в пять утра. Вскоре после этого в окнах загорелись огни, и, войдя на мельницу, чуть позже половины шестого, он обнаружил, что оборудование работает на полную мощность, а молодые люди и женщины работают. Некоторые сбежали, без сомнения, из-за прошлого опыта, последствий предъявления в качестве улик, но он узнал имена и адреса нескольких.”

Однако ожидалось, что только четыре инспектора охватят всю Англию, и этот закон распространялся только на текстильную промышленность. Не охваченные отрасли промышленности включали железные и угольные шахты, газовые заводы, судостроительные верфи, строительство, спичечные фабрики, гвоздевые фабрики и деятельность по чистке дымоходов. В течение следующих нескольких лет были приняты новые законодательные акты, которые к 1847 году ограничили продолжительность рабочего дня для всех детей до 18 лет и женщин, работающих в текстильной промышленности, до 10 часов в день. Закон 1864 года о фабриках распространил правила на другие фабрики, кроме текстильных и угольных шахт.

В первые годы 20 века профсоюзы и реформаторы продолжали обращать внимание на социальные издержки и затраты на здоровье, связанные с продолжительным рабочим днем, и на экономическую ценность отдыха. В первой четверти двадцатого века восьмичасовой рабочий день и 48-часовая рабочая неделя стали важной проблемой для рабочих и профсоюзов. В этот период этот вопрос приобрел известность в других промышленно развитых странах. В 1919 году Международная организация труда в своей первой конвенции, Конвенции о рабочем времени в промышленности (No.1) рекомендуется максимальная продолжительность рабочего дня «восемь часов в день и 48 часов в неделю».

В результате кампании по этому вопросу Закон о фабриках 1937 года ограничил рабочее время женщин и молодых людей (до 18 лет) не более чем 9 часами в любой день и 48 часами в любую неделю. Часы взрослых мужчин по-прежнему оставались нерегулируемыми.

Интересно, что более чем через 90 лет после принятия первой конвенции МОТ о рабочем времени идеал, предусматривающий максимальное количество рабочих часов в неделю, не был полностью реализован даже в некоторых промышленно развитых странах мира.Европейский Союз принял директивы об ограничении рабочего времени, но правительство Великобритании уже давно противостоит им.

Описать

Описать

Создайте ГИГАНТНУЮ стену слов, посвященную рабочему времени.

Вы можете писать любые слова, но они должны быть связаны с рабочим временем и информацией, содержащейся в этом разделе.

Директива Европейского Союза о рабочем времени была введена в 1993 году, чтобы работать вместе с законами о занятости государств-членов.Он устанавливает ограничение на количество часов, которые должны работать каждую неделю, и определяет, сколько должны быть перерывы, а также регулирует работу в ночное время.

В соответствии с этой директивой сотрудники имеют право:

  • Максимальную рабочую неделю 48 часов;
  • Период отдыха 11 часов подряд в день;
  • Перерыв для отдыха при продолжительности рабочего дня более шести часов;
  • Минимум один выходной день в неделю;
  • Законное право на четырехнедельный отпуск.

Эта директива позволяет государствам-членам ЕС отказаться от директивы, и Великобритания является единственной страной, которая широко использует положения об отказе. Сотрудники могут официально согласиться отказаться от своего права работать максимум 48 часов в неделю, и отказ от этого не может повлечь за собой негативных последствий. С 2006 года срок отказа ограничен 60 часами, но отработанное время рассчитывается за трехмесячный период — следовательно, работник может работать более 60 часов в течение коротких периодов времени.

Ограничение рабочего времени не применяется к некоторым категориям работников, включая руководителей, контролирующих свои решения, служащих в вооруженных силах, аварийных службах, домашних работников в частном доме и полиции (при некоторых обстоятельствах).К работникам, которые не могут отказаться, относятся работники отрасли автомобильного транспорта, например водители доставки, рабочие на кораблях или лодках и персонал авиакомпаний.

Учитывая отказ Великобритании от директивы ЕС, британские рабочие имеют ограниченные правовые механизмы для обеспечения 48-часового ограничения рабочей недели.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *