30.01.2023

Крупное малое и среднее предпринимательство: Критерии малого и среднего бизнеса в 2021 году

Самой популярной сферой для компаний малого бизнеса оказалась не торговля — РБК

К этому коду относится строительство многоэтажных и частных домов, нежилых зданий, промышленных и спортивных объектов, а также реконструкция зданий, в том числе культурного наследия. Ремонт квартир, отделочные и другие завершающие работы в строительстве, которые обычно выполняют частные бригады и разнорабочие, относятся к другим категориям ОКВЭД.

Читайте на РБК Pro

Строительство не ассоциируется с малым и средним бизнесом в обывательском понимании, говорит профессор факультета социальных наук ВШЭ Александр Чепуренко. «Доминирующими отраслями для МСП считаются мелкая розница и сфера общественного питания, но это скорее вотчина микро- и малого бизнеса с числом занятых до 30–40 человек.

В то же время средний и малый бизнес вполне может быть широко представлен в строительстве», — отмечает эксперт.

По его словам, в городах-миллионниках компании МСП предоставляют услуги по коттеджному и дачному строительству. В малых городах, исходя из масштабов рынка и объемов строительства, строительство тоже часто бывает сферой деятельности малого и среднего бизнеса, отмечает он. Кроме того, крупному девелоперу в малые города идти неинтересно, а региональным чиновникам, чтобы построить какое-нибудь здание для нужд муниципалитета или достроить цех завода, гораздо проще договориться с местной строительной компанией, объясняет собеседник РБК.

В каких городах условия для малого бизнеса лучше

Малое и среднее предпринимательство в разных городах развивается несбалансированно, полагают авторы исследования. «Чаще всего города — лидеры по удельному числу МСП не входят в число лучших по выручке и занятости. В таких городах [с большим числом МСП] много мелких по объему выручки и штата предприятий в отраслях розничной торговли, бытовых услуг и др. И наоборот — города, лидирующие по выручке МСП, могут получать большую часть выручки в одной крупнейшей отрасли с несколькими предприятиями и небольшим числом занятых», — отмечается в работе.

По данным «КБ Стрелка», лидером по численности МСП на тысячу жителей среди крупнейших городов России стал Екатеринбург. При этом по выручке МСП на душу населения город уступает Санкт-Петербургу. Несмотря на отставание по числу МСП, именно Петербург исследователи считают самым сбалансированным городом по развитию малого и среднего предпринимательства по всем трем метрикам — численности, выручке, занятости. Сбалансированность характерна и для Москвы, но из-за несопоставимо большей численности населения столица занимает по числу МСП лишь четвертое место. Для своих расчетов «КБ Стрелка» использовала данные за 2019 год, а не за 2020-й, поскольку «с постковидными данными пока сложно работать, если цель состоит в том, чтобы исследовать комплексное состояние города».

«В Москве более жесткая конкуренция и более дорогой вход для ведения бизнеса, например дороже аренда помещений и рабочая сила. Вторая причина отставания по числу МСП — так называемая ловушка среднего дохода. Между предпринимательством и наемной работой житель Москвы скорее выберет второе», — поясняет Чепуренко.

При этом в интегральном рейтинге «КБ Стрелка», который учитывает не только текущее состояние малого бизнеса, но и условия для его развития, первое место среди крупнейших городов как раз заняла Москва. В категории городов с численностью населения от 250 тыс. до 1 млн человек лидером признана Тюмень, а среди городов с численностью от 100 тыс. до 250 тыс. человек — Красногорск. В консалтинговой компании отметили, что в этом рейтинге учитываются параметры, которыми может управлять городская/региональная власть.

Авторы исследования признают, что в некоторых случаях статистику искажают квази-МСП — предприятия, переросшие критерии для признания МСП, но еще не исключенные из госреестра малых и средних предприятий, что происходит один раз в году. «Мы уже перестали полностью ориентироваться на официальную статистику [по МСП] в нашей работе», — говорил в декабре 2020 года бизнес-омбудсмен Борис Титов.

Число малых и средних предприятий и их отраслевая принадлежность — важные факторы для формирования региональной политики, следует из ответа Минэкономразвития РБК. Там напомнили, что в зависимости от количества субъектов МСП на тысячу человек населения рассчитывается объем субсидий, выделяемых на поддержку бизнеса в регионах. «Данные по сектору также берутся за основу при разработке соответствующих мер поддержки. В частности, для торгово-сервисных предприятий, которые пользуются системой быстрых платежей, разработана дополнительная мера поддержки — бизнесу полностью компенсируется комиссия за переводы в системе быстрых платежей», — напомнили в министерстве.

Бизнесу станет проще получить поддержку от государства

Реестр субъектов малого и среднего предпринимательства (МСП), который включает данные о числе российских компаний и занятых в них сотрудников, планируется обновлять ежемесячно, а не раз в год, как сейчас. Соответствующую возможность Минэкономразвития прорабатывает совместно с ФНС России, сообщили «РГ» в пресс-службе министерства.

По существующим правилам реестр субъектов МСП обновляется раз в год — 10 августа. То есть с такой периодичностью в него включаются индивидуальные предприниматели и юрлица. В случае нарушений, к примеру, несвоевременного предоставления налоговой отчетности в ФНС за отчетный период, предпринимателей исключают из реестра. Это значит, что на протяжении года бизнес не может в полной мере рассчитывать на меры господдержки, в упрощенном формате заниматься поиском поставщиков (работ, товаров, услуг) и получать кредиты, гарантийную поддержку.

Вопрос с пересмотром периодичности обновления реестра и включения в него новых компаний стал особенно актуальным в связи с Covid-19 — так как многие меры поддержки в этот период были рассчитаны именно на предпринимателей из реестра.

«Практически еженедельно от бизнеса приходили письма с просьбами восстановить их в реестре», — отметила в разговоре с «РГ» вице-президент Торгово-промышленной палаты России Елена Дыбова, подчеркнув, что нередко речь идет об ошибках при формировании отчетности. По ее словам, новшество не станет панацеей от кризисной ситуации и может быть актуально максимум для 10 тысяч компаний по стране, которые по тем или иным причинам выпадали из реестра. Однако в масштабах страны и с учетом сокращения численности предпринимателей — это нужная инициатива, о которой бизнес говорит уже несколько лет, подчеркнула Дыбова.

После обновления реестра 10 августа в нем насчитывается 5,6 млн субъектов МСП с численностью свыше 15,52 млн работников, по данным ФНС России. Основная доля МСП приходится на микробизнес, где занято более 7,5 млн человек. В малом бизнесе с учетом данных реестра насчитывается 218 тысяч субъектов и еще 17 тысяч — в среднем.

Как пояснили в Минэкономразвития России, реестр показывает, как работает экономический лифт, динамику роста микробизнеса в малый и далее в средний, крупный. «Результаты ежегодного обновления реестра в августе отражают как объективные изменения в секторе малого бизнеса, так и особенности администрирования этого реестра, предусмотренные законодательством. В частности, в августе из реестра исключаются предприятия, превысившие пороговые значения для субъектов МСП, либо не сдавшие в установленные сроки налоговую отчетность», — рассказали в министерстве.

Параллельно идет актуализация паспорта нацпроекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» с учетом национальных целей. Среди значимых показателей — акцент на рост численности занятых в секторе МСП. Так, в подписанном президентом РФ в конце июля указе «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года», есть пункт об увеличении численности занятых в сфере МСП до 25 млн человек.

Новые критерии малого и среднего предпринимательства в 2015 — СКБ Контур

Напомним, что к микро-, малым и средним предприятиям относят организации, чья выручка за прошлый год не превышает установленных предельных значений. Новые компании в течение того года, в котором они зарегистрированы, могут быть отнесены к малому бизнесу, если их показатели со дня их госрегистрации не превышают предельных значений.

Критерии принадлежности к микро-, малым и средним предприятиям утверждены Постановлением Правительства РФ от 13.07.2015 № 702, они вступили в силу 25.07.2015. Подробнее смотрите в таблице.

Новые критерии принадлежности к микро-, малым и средним предприятиям

Критерии Микро Малые Средние
Средняя численность, чел. ≤ 14  ≤ 100 ≤ 250
Выручка от реализации (без НДС), млн ₽ ≤ 120 ≤ 800 ≤ 2 000 
Суммарная доля участия в уставном капитале других организаций, %
  • иностранных организаций — ≤ 49;
  • российских организаций, не являющихся субъектами малого и среднего бизнеса — ≤ 49;
  • российских организаций, муниципальных образований, общественных, религиозных организаций, фондов — ≤ 25

Признание организации субъектом малого предпринимательства дает ряд преимуществ, нацеленных на развитие данного бизнеса.

Так, микро- и малые предприятия могут вести бухучет по упрощенным правилам:

  • использовать сокращенный рабочий план счетов;
  • применять кассовый метод признания доходов и расходов;
  • составлять сокращенную бухгалтерскую отчетность, состоящую из баланса и отчета о финансовых результатах;
  • ведение бухгалтерского учета может возложить на себя руководитель;
  • проценты по любым заемным обязательствам учитывать в составе прочих расходов;
  • перспективно отражать в бухгалтерской отчетности последствия изменений учетной политики;
  • любые ошибки, включая существенные, исправлять как несущественные;
  • не применять требования: ПБУ 2/2008, ПБУ 8/2010, ПБУ 11/2008, ПБУ 16/02, ПБУ 18/02, ПБУ 12/2010;
  • не создавать резервы отпусков и переоценивать по рыночной стоимости любые финансовые вложения.

У микропредприятий есть дополнительные преимущества. Они имеют законное право не принимать к оплате банковские карты, а также вести бухучет без применения двойной записи.

В налоговом учете льготы для субъектов малого предпринимательства НК РФ не установлены, но органы местного самоуправления могут утвердить пониженные тарифы по налогу на имущество и земельному налогу.

Порядок ведения кассовых операций малые предприятия должны соблюдать, но они вправе не устанавливать лимит остатка наличных в кассе и хранить все деньги в кассе, не сдавая их в учреждение банка.

Кроме того, для субъектов малого предпринимательства Законом от 05.04.2013 № 44-ФЗ и Постановлением Правительства РФ от 06.03.2015 № 199 предусмотрены благоприятные условия для участия в госзакупках. 

Развитие малого и среднего предпринимательства

Постановление администрации Красновишерского городского округа от 20.12.2021 № 1427 «О предоставлении субсидий из бюджета Красновишерского городского округа субъектам малого и среднего предпринимательства на возмещение части затрат по доставке товаров первой необходимости в малонаселенные и (или) отдаленные, и (или) труднодоступные населенные пункты Красновишерского городского округа»

Постановление администрации Красновишерского городского округа от 22. 10.2021 № 1162 «О предоставлении субсидий из бюджета Красновишерского городского округа на возмещение части затрат субъектов малого и среднего предпринимательства, осуществляющих торговлю товарами первой необходимости в малонаселенных и (или) отдаленных, и (или) труднодоступных населенных пунктах через единственный торговый объект»

Постановление администрации Красновишерского городского округа от 05.08.2021 № 852 «Об утверждении перечней победителей конкурсного отбора субъектов малого и среднего предпринимательства на предоставление субсидий на возмещение части затрат по доставке товаров первой необходимости в малонаселенные и (или) отдаленные, и (или) труднодоступные населенные пункты Красновишерского городского округа»


Каталог готовых решений для бизнеса

В целях создания благоприятных условий для развития малого и среднего предпринимательства на территории Пермского края Агентством по развитию малого и среднего предпринимательства разработан каталог готовых решений для бизнеса. На данный момент каталог состоит из 9 дорожных карт с алгоритмом действий по открытию бизнеса. 

Прогноз развития малого и среднего предпринимательства       Пояснительная записка о ситуации в муниципальном образовании Красновишерский городской округ

План мероприятий («дорожная карта») по реализации Стратегии развития малого и среднего предпринимательства в Пермском крае на период до 2030 года на территории Красновишерского городского округа.
Анализ финансовых, экономических, социальных и иных показателей развития малого и среднего предпринимательства и эффективности применения мер по его развитию на территории Красновишерского городского округа по итогам 2020 — текущий период 2021 года
 

Постановление администрации Красновишерского городского округа от 11.01.2021 № 2 «О мерах поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства и социально ориентированных некоммерческих организаций»

1) Антикризисные меры поддержки                                                        
https://msppk. ru/?utm_source=yandex_direct&utm_medium=cpc&utm_campaign=rsya&utm_term=меры%20господдержки%20малого%20бизнеса&utm_content=disk.yandex.ru&type=context&added=no&block=none&position=0&campaign=51850967&ad=9041395920&phrase=20655469408&yclid=3720859501255753454


3) Подробная информация  о правилах и порядке подачи документов, а также о видах льготных  микрозаймов, представлена на сайте АО «Микрофинансовая компания Пермского края»:
https://mfk59.ru/  
4) Поддержка малого и среднего бизнеса – АО «Корпорация МСП ПК»
https://msppk.ru/

Малое и среднее предпринимательство охватывает практически все сферы деятельности. Значительная часть субъектов малого  среднего предпринимательства осуществляет свою деятельность в сфере потребительского рынка (торговля, услуги, общественное питание), так как эта сфера характеризуется быстрым оборотом финансовых средств. Розничной торговлей занимаются 37 малых предприятий и 192 индивидуальных предпринимателя.

Динамика числа хозяйствующих субъектов, зарегистрированных в Красновишерском городском округе, приведена в таблице:

Показатель

2018 г.

2019 г.

2020 г.

 % роста к 2019 году

Количество предприятий и организаций по состоянию на конец года, ед.

299

261

225

86,2

из них коммерческие, ед.

170

137

122

89,1

Число индивидуальных предпринимателей, ед.

483

464

431

93,0

из них крестьянские (фермерские) хозяйства, ед.

26

23

20

87,0

Всего хозяйствующих субъектов, ед.

782

725

656

90,5

В расчете на 1000 жителей

39,5

37,2

34,2

92,0

 

Обеспечение роста малых и средних предприятий

Вялый рост производительности является одной из самых серьезных угроз для общего экономического роста как в развитых, так и в развивающихся странах, что имеет серьезные последствия для благосостояния граждан, такие как более низкий рост доходов, усиление неравенства и проблемы с погашением кредитов. В последние годы рост производительности во многих местах остановился; Исследование Глобального института McKinsey (MGI), проведенное в 2018 году в семи странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), показало снижение среднего роста производительности с 2.4 процента в год в период с 2000 по 2004 год до 0,5 процента в год в период с 2010 по 2014 год.

Малые и средние предприятия (МСП) вносят свой вклад в проблему производительности. В пределах одного сектора или в странах одинакового размера разрыв в производительности между крупными компаниями и МСП может различаться в два и более раза. В строительстве, например, исследование McKinsey показало, что разрыв в производительности между малыми и средними предприятиями и крупными компаниями составляет 26 процентов во Франции, 41 процент в Германии и 54 процента в Италии.В секторе общественного питания и жилья разрыв меньше в Италии и составляет 29 процентов, по сравнению с 39 процентами во Франции и 41 процентом в Германии. Эти различия в производительности достигают 60 процентов в Турции и 80 процентов в Греции во многих секторах. И большая часть населения мира работает на МСП — от 50 до 90 процентов рабочей силы, в зависимости от страны.

Таким образом, повышение производительности МСП является стоящим делом.Действительно, МСП могут стимулировать рост страны по двум причинам. Во-первых, интеграция проверенных практик и технологий быстрее и безопаснее, чем тестирование новых, и малым и средним предприятиям предстоит закрыть большой пробел в их внедрении. Точно так же, как развивающиеся рынки могут расти быстрее, чем рынки с высоким доходом, внедряя проверенные технологии, МСП могут расти быстрее, чем крупные компании, перенимая проверенные технологии и методы более крупных предприятий. Во-вторых, стартапы, являющиеся важным подсегментом МСП, стали важными источниками инноваций.Поскольку им не мешают устаревшие системы и устаревшие стратегии, новые участники рынка часто могут переосмыслить устоявшиеся методы и преодолеть традиционные отраслевые границы.

Сокращение вдвое глобального разрыва в производительности между малыми и средними предприятиями и крупными компаниями составило бы около 15 триллионов долларов соответствующей добавленной стоимости, или примерно 7 процентов мирового ВВП. Правительства во всем мире могут и помогают устранить этот разрыв с помощью десяти подходов, адаптированных для удовлетворения самых насущных потребностей МСП.

Потребность в процветающей экосистеме малых и средних предприятий

Благодаря благоприятной для бизнеса среде и открытым рынкам крупные компании могут процветать; Между тем, у МСП есть широкий спектр неудовлетворенных потребностей. Ограниченный размер многих МСП означает, что им трудно получить доступ к возможностям и ресурсам, которые сделали бы их более продуктивными, включая талантливых людей с новейшими знаниями в области технологий, финансов и управленческой практики.

Кроме того, многие МСП являются молодыми предприятиями, что в сочетании с их небольшими масштабами делает их более слабыми конкурентами для многих стандартных участников рынка не только с точки зрения доступа к финансированию, но и с точки зрения клиентов, которые могут воспринимать мелких поставщиков как слишком рискованных. Нестандартные участники рынка, такие как краудфандинговые платформы и венчурные фонды, во многих странах ОЭСР все еще находятся на ранней стадии развития и часто не могут удовлетворить потребности МСП.

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему веб-сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Пожалуйста, напишите нам по адресу: [email protected]

Учитывая проблемы, с которыми сталкиваются МСП, и масштабы возможностей, большинство стран G-20 создали национальные агентства, полностью или в первую очередь ориентированные на поддержку их роста.Однако управлять этими государственными учреждениями сложно по тем же причинам, по которым рынки боролись за удовлетворение потребностей МСП: их небольшой масштаб и разнообразие обстоятельств.

Наши исследования, анализ и опыт работы с МСП и агентствами по развитию МСП показывают, что правительства и неправительственные организации (НПО), стремящиеся удовлетворить неудовлетворенные потребности МСП, выиграют от двух действий: во-первых, понимание и улучшение экосистемы МСП и, во-вторых, стремление целенаправленный подход к обслуживанию различных подсегментов МСП.

В частности, они должны сосредоточиться на продвижении трех характеристик здоровой и хорошо функционирующей экосистемы МСП: повышение деловой уверенности МСП, обеспечение роста МСП — в целом и для высокоэффективных — и повышение конкурентоспособности МСП (Иллюстрация 1). . Установление этих трех характеристик требует сегментированного подхода к выполнению. Поэтому важно, чтобы государственные учреждения разрабатывали свой набор услуг после определения подсегментов, преобладающих в их стране, и различий в их потребностях.Мы определили десять подходов, которые используются во всем мире для удовлетворения этих потребностей.

Экспонат 1

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему веб-сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Пожалуйста, напишите нам по адресу: [email protected]

Определение и приоритизация подсегментов МСП

По нашему опыту, малые и средние предприятия обычно попадают в одну из шести категорий: инновационные стартапы на ранних стадиях, устоявшиеся успешные стартапы, растущие средние компании, застойные или испытывающие трудности средние компании, малые предприятия, ориентированные на местную жизнь, и неформальные микропредприятия. (Приложение 2).

Экспонат 2

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему веб-сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Пожалуйста, напишите нам по адресу: [email protected]

Хотя важно учитывать все потребности подсегмента МСП в целом, мы считаем, что агентства по развитию МСП должны сосредоточить свои ограниченные ресурсы на тех, кто обладает наибольшим потенциалом воздействия, с программами, адаптированными к их конкретным ситуациям.

Средние компании часто являются приоритетными подсегментами. Согласно нашему анализу, несмотря на то, что средние предприятия составляют лишь 2% всех компаний, в большинстве стран на их долю приходится около 30% ВВП и занятости.

Конечно, это зависит от страны. В такой стране, как Индия, например, низкий уровень урбанизации, сотни миллионов людей заняты в неформальном секторе или на малых предприятиях в сельской местности. Этими сегментами трудно пренебречь в Индии; однако высокоурбанизированная страна с более низким уровнем неформальности могла бы иметь более целенаправленный подход и сосредоточиться только на инновационных стартапах и компаниях среднего размера.

Таким образом, стратегия экономического развития страны должна определять приоритеты. Например, если рост экспорта является приоритетом, предпочтение отдается компаниям среднего размера, работающим в сфере внешнеторговых товаров и услуг. Хотя такое ранжирование может быть затруднено, распределение ресурсов среди слишком большого числа получателей может серьезно уменьшить их влияние.

Предоставление необходимого уровня поддержки малым и средним предприятиям

Государственные учреждения и НПО, хорошо разбирающиеся в подсегментах МСП, могут лучше адаптировать свои программы для удовлетворения неудовлетворенных потребностей МСП.Мы исследовали программы поддержки малого и среднего бизнеса по всему миру и классифицировали их в виде матрицы из десяти подходов. Некоторые предназначены для одного подсегмента, в то время как другие удовлетворяют одну из шести неудовлетворенных потребностей для всех или большинства подсегментов (Иллюстрация 3).

Экспонат 3

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему веб-сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Пожалуйста, напишите нам по адресу: [email protected]ком

Для всех этих категорий важны особенности их реализации; поэтому из них трудно извлечь универсальный передовой опыт. Тем не менее, может быть полезно рассмотреть следующие способы, которыми эти программы помогают сократить разрыв в производительности для МСП.

Предпринимательская культура и образование

Помимо институтов, правил и условий, привлекательность предпринимательской карьеры и предпринимательские способности граждан также важны для повышения уровня развития и выживания стартапов. Многие идеи никогда не прототипируются и не преобразуются в бизнес-план. Неприятие риска, страх неудачи и отсутствие возможностей могут быть такими же серьезными препятствиями, как отсутствие нормативной и институциональной поддержки. Несколько правительств пытались развивать предпринимательское мышление среди своих граждан.

Привитие предпринимательских навыков посредством формального образования часто является частью решения. Например, в Польше элементы предпринимательства преподаются по основным предметам начальной школы, таким как история и математика, а учащиеся старших классов средней школы должны пройти «Введение в предпринимательство.”

Считается, что предпринимательское образование также способствует справедливости, и многие организации сосредоточили свое внимание на развитии предпринимательского мышления и способностей у молодых жителей малообеспеченных сообществ. В Соединенных Штатах, например, Сеть по обучению предпринимательству (основанная в 1987 г. ) предлагает множество предпринимательских программ и внеклассных мероприятий через 1882 школы-партнера. Программы охватили более 23 000 студентов в штатах и ​​еще около 50 000 студентов по всему миру.Кроме того, 75% выпускников сети поступили в колледжи, а 25% открыли хотя бы один бизнес.

Пусковые узлы

Предприниматели со всего мира выбирают крупные стартап-центры для запуска своих предприятий в поисках инновационной среды, доступа к финансированию и поддержки бизнеса. Многие правительства уделяют первоочередное внимание превращению одного или нескольких своих городов в центры стартапов, либо называя город центром стартапов, либо поддерживая кампусы стартапов.По мере того, как правительства пытаются создавать или развивать центры стартапов, они могут сосредоточиться на некоторых из самых сложных проблем, с которыми обычно сталкиваются предприниматели, — на выполнении административных требований для создания и управления компанией, доступе к компетенциям, необходимым для ведения бизнеса, и способности позволить себе запуск стартапа, а также стоимость жизни в стартап-хабе.

В 1960-х годах федеральные лаборатории обосновались в Боулдере, штат Колорадо, и объединились с Университетом Колорадо для финансирования и проведения исследований в области энергетики, окружающей среды и климата.С тех пор в городе было создано множество важных активов, в том числе ведущие исследовательские институты. В настоящее время в Боулдере работает 12 стартап-акселераторов и инкубаторов.

Кроме того, Управление экономического развития и международной торговли штата Колорадо (OEDIT) тесно сотрудничает с губернатором штата Колорадо, предлагая услуги финансовой поддержки, включая гранты и налоговые льготы, избранным стартапам. В OEDIT также находится Сеть центров развития малого бизнеса Колорадо, которая обеспечивает техническую поддержку бизнеса посредством наставничества, консультаций и обучения.

Сегодня Boulder входит в число 30 лучших стартап-экосистем мира. В компаниях технологического сектора занято 9,7% всей рабочей силы Колорадо, и они составляют 14% экономики.

Государственные фонды венчурного капитала (GVCF)

Государственные фонды для стартапов впервые появились в Европе после Второй мировой войны. Сегодня правительства стран с высоким уровнем дохода уделяют больше внимания стартап-сектору, надеясь стимулировать инновации и стимулировать экономический эффект за счет венчурного капитала (ВК).Создание GVCF может способствовать достижению этой цели, а также обеспечить адекватную финансовую отдачу для правительства. Некоторые предварительные условия экосистемы могут усилить влияние GVCF, в том числе хорошо развитый рынок капитала для максимизации вариантов выхода (например, вторичный фондовый рынок, последующие выходы, стратегические приобретения и открытость для иностранного владения).

Одним из важных компонентов успешной экосистемы, управляемой государством, является способность привлекать инвесторов из частного сектора.Во многих случаях государственные инвестиции в венчурный капитал вытесняют инвесторов из частного сектора, учитывая, что GVCF часто имеют больше рычагов и доступа к средствам, а также ограниченную ответственность в отношении затрат (см. врезку «Банк развития бизнеса Канады: активизация канадской индустрии венчурного капитала и инициирование программа масштабирования драйверов роста»). Структура GVCF также может повлиять на его успех в таких важных областях, как согласование целей GVCF с национальными целями развития и согласование управления и операций фонда с его мандатом и инвестиционной стратегией.

Правительство Южной Кореи, например, учредило Корейский фонд фондов в рамках Закона о специальных мерах по содействию венчурному бизнесу в 2005 г. с целью обеспечения стабильного капитала для экосистемы венчурных инвестиций. Фонд стоимостью 2,8 миллиарда долларов имеет пассивную инвестиционную стратегию, ориентированную в основном на посевные и ранние стартапы. На сегодняшний день фонд сделал около 6000 инвестиций в стартапы и 722 инвестиции в другие фонды, при этом общий размер фонда вырос с 1 триллиона вон (примерно 840 миллионов долларов) в 2009 году до 4 триллионов вон в 2018 году.

После создания Корейского фонда фондов правительство учредило еще четыре специализированных фонда: для инвестирования в МСП на стадии роста с высоким потенциалом создания рабочих мест, для поддержки и совместного инвестирования с ангельскими инвесторами и минимизации дефицита капитала для стартапов, для финансировать технологические МСП и создать иностранный венчурный фонд для поддержки южнокорейских стартапов, которые планируют работать за рубежом.

Правительство Южной Кореи создало большую базу данных и сеть бизнес-ангелов. Все средства инвестируются только в южнокорейские компании для обеспечения локального развития стартап-сегмента и индустрии венчурного капитала без ориентации на какой-либо конкретный сектор и находятся под управлением третьей стороны — Корейской венчурной инвестиционной корпорации.Правительство Южной Кореи зафиксировало 178-процентное увеличение сделок с семенами за счет совместного инвестирования с частными игроками в стартапы на ранней стадии.

По таким показателям, как доля ВВП, венчурные инвестиции Южной Кореи занимают четвертое место среди стран ОЭСР, уступая только Израилю, США и Канаде. В период с 2010 по 2017 год ее венчурные инвестиции выросли более чем вдвое, составив 0,36 процента, в то время как венчурные инвестиции других стран ОЭСР значительно сократились. Заметным признаком успеха инициативы, возглавляемой правительством, является 9-процентное увеличение венчурных инвестиций частного сектора благодаря участию путем привлечения инвесторов, что соответствует увеличению числа венчурных фирм и инвестиционных менеджеров.

Программы масштабирования

Многие правительства запустили программы расширения, которые помогают среднему бизнесу раскрыть свой потенциал и ускорить рост. Некоторые программы обеспечивают всестороннюю поддержку, облегчая доступ МСП к финансированию, созданию сетей, консультированию и наставничеству. Другие придерживаются более целенаправленного подхода, сосредотачиваясь на конкретных секторах или предопределенных услугах поддержки (см. врезку «Банк развития бизнеса Канады: активизация канадской индустрии венчурного капитала и инициирование программы увеличения масштабов роста»).

TURQUALITY, финансируемая государством программа расширения масштабов деятельности в Турции, которая была запущена в 2004 году, проводится совместно Министерством торговли Турции и Ассамблеей экспортеров Турции. Программа направлена ​​на поддержку перспективных турецких компаний с сильными брендами, устоявшимися деловыми возможностями и высоким экономическим потенциалом, чтобы в конечном итоге превратить ведущие турецкие предприятия в глобальных игроков, которые имеют известные мировые бренды и производят экспорт с высокой добавленной стоимостью.

Хотите узнать больше о нашей практике в государственном секторе?

Программа открыта для всех турецких компаний, которые должны подать онлайн-заявку и пройти проверку своей деятельности на месте со стороны министерства и аккредитованных оценщиков.В конце этой оценки каждый кандидат получает балл вместе с хорошо документированным отчетом об их текущей деятельности и областях развития. Компании со зрелыми бизнес-процессами и возможностями, высокой ценностью бренда и определенным уровнем экспорта принимаются в программу и получают право на поддержку. Основные области поддержки включают деятельность по созданию международного бренда, открытие зарубежных магазинов, привлечение талантов и крупномасштабные проекты корпоративной трансформации.

TURQUALITY изначально ориентировался на текстиль и готовую одежду, которые имеют явное конкурентное преимущество и высокий брендинговый потенциал.В конечном итоге программа распространилась на другие отрасли производства и услуг. Программа поддержала более 300 компаний примерно в 20 отраслях, которые в настоящее время генерируют более 5 процентов экспорта Турции, осуществляют экспорт под брендом в более чем 150 стран и достигли двукратного увеличения стоимости экспортной торговли по сравнению со средним показателем по стране.

Программы повышения производительности

Используя модель, аналогичную программам расширения, правительства также запустили программы поддержки, направленные на повышение и ускорение производительности МСП.В рамках этих программ опытные инструкторы по совершенствованию операционной деятельности и наращиванию потенциала помогают участвующим в них компаниям среднего размера ознакомиться с передовым опытом и воплотить его в индивидуальные инициативы по улучшению. Многие такие программы основаны на методах бережливого управления, а также на модельных фабриках, объектах, которые оптимизированы с использованием наиболее эффективных методов работы и новейших технологий, что обеспечивает работникам малого и среднего бизнеса среду для практического обучения.

В Марокко, например, в 2011 году правительство запустило образцовую фабрику, чтобы помочь малым и средним предприятиям внедрить новейшие принципы бережливого производства посредством практического обучения.Инициатива Марокканского института поддержки микропредприятий (INMAA) была создана с инвестициями в размере 20 миллионов дирхамов (приблизительно 5,5 миллионов долларов США) государственными учреждениями, финансовыми учреждениями и игроками частного сектора. INMAA стремится ежегодно набирать 100 малых и средних предприятий для участия в шестимесячной программе, в рамках которой агенты изменений проводят несколько дней каждый месяц на модельной фабрике для изучения теоретических и практических модулей, а оставшуюся часть месяца тратят на внедрение извлеченных уроков.

Программа начинается с этапа диагностики, на котором участники оценивают свои текущие действия. На втором этапе участники и эксперты представляют идеальное будущее состояние. Этап внедрения занимает три месяца и вооружает агентов изменений необходимыми инструментами бережливого производства, а также практически внедряет их в свои собственные операции. Эксперты из модельной фабрики продолжают консультировать и направлять агентов изменений, а также выезжать на места для оценки и помощи в общей трансформации даже после того, как участники закончат обучение.

На сегодняшний день INMAA обучил 650 агентов изменений из 340 малых и средних предприятий в семи секторах, добившись в среднем 40-процентного повышения производительности участников. Программа направлена ​​на преобразование 800 крупнейших малых и средних предприятий Марокко с повышением производительности на 25 процентов.

Программы внедрения цифрового и искусственного интеллекта (ИИ)

MGI оценил увеличение роста производительности в результате внедрения цифровых технологий в 1,2 процентных пункта в год для некоторых стран, что представляет собой основной вклад в рост производительности в целом.Большая часть воздействия зависит от приложений ИИ или усиливается ими. Для МСП теоретические возможности, вероятно, выше, но соответствующие проблемы реализации также более сложны.

Ограниченная осведомленность об ИИ, ограниченный доступ к цифровым талантам и ограниченный капитал для инвестиций в приложения ИИ могут значительно препятствовать внедрению этих технологий малыми и средними предприятиями. Правительства начали расширять свои программы повышения производительности в сторону внедрения цифровых технологий или создавать специальные программы, помогающие МСП внедрять технологии ИИ в свои процессы и продукты.Подобно программам повышения производительности, программы внедрения цифровых технологий и искусственного интеллекта также полагаются на центры передового опыта и модельные фабрики для демонстраций. Эти программы зависят от экосистемы различных игроков и профессионалов, позволяющих МСП внедрять ИИ в своих компаниях. Например, центры передового опыта Mittelstand 4.0 в Германии являются первыми из 26 центров компетенций в области искусственного интеллекта, в которых работают 20 тренеров по искусственному интеллекту, которые ежегодно обучают 1000 малых и средних предприятий.

В Финляндии Министерство экономики и занятости и несколько технологических отраслей запустили ускоритель, призванный помочь компаниям внедрить ИИ.Акселератор предлагает шестимесячные программы для компаний, которые уже опробовали приложение ИИ для продуктов или услуг. Около 15 финских компаний обеспечивают финансирование и техническую поддержку акселератора. На начальном этапе компании, получающие выгоду от схожих вариантов использования ИИ, объединяются в группы. Затем эти организации работают с поставщиками услуг, стартапами в области ИИ и учеными в рамках коротких спринтов для разработки и развертывания приложений ИИ в своих процессах или результатах. Например, первая группа компаний из акселератора работала вместе над внедрением финских технологий распознавания речи.

Настройка малых и средних предприятий для перезапуска и восстановления

За прошедшие годы сингапурское государственное агентство Workforce Singapore запустило серию программ повышения производительности, чтобы помочь компаниям среднего размера внедрить методы бережливого управления, а также цифровые технологии и технологии Индустрии 4. 0. В одной из таких программ используется подход «поле-и-форум», при котором сеансы форума чередуются с полевыми приложениями.Во время форумов малые и средние предприятия собираются вместе, чтобы понять основы внедрения бережливого производства и Индустрии 4.0, а также испытать влияние на образцовую фабрику в Центре цифровых возможностей Сингапура. Затем они применяют эти уроки на практике в течение нескольких недель при поддержке экспертов по бережливому производству и цифровым технологиям и обмениваются наблюдениями на последующем форуме. Этот процесс позволяет компаниям определить возможности для улучшения и внедрения на своих объектах. Кроме того, малые и средние предприятия узнают, как внедрить прогрессивные методы работы с человеческим капиталом и реорганизовать работу, чтобы усилить свою трансформацию.

На сегодняшний день эта программа Workforce Singapore успешно развернута во многих секторах, включая продукты питания и напитки, гостиничный бизнес, производство, медицинские технологии и точное машиностроение. Например, десять предприятий малого и среднего бизнеса, занимающихся точным машиностроением, приняли участие в программе трансформации и реорганизации рабочих мест в рамках Индустрии 4.0, направленной на повышение человеческого капитала и производительности. В 20-недельной программе приняли участие около 150 агентов по изменениям, и она привела к повышению производительности машин и рабочей силы на 40–70 %, а также к улучшению рабочей среды.

Местные дополнительные валюты

Многочисленные неправительственные организации и игроки частного сектора пытались запустить местную дополнительную валюту, ограниченную определенным сообществом (см. врезку «85 лет швейцарского франка WIR»). Он может быть таким же большим, как Швейцария (у которой есть франк WIR) или Сардиния, Италия (Sardex), или маленьким, как община Бангладеш в Момбасе, Кения (Бангла-Песа). Тысячи местных валют, которые, как правило, являются только цифровыми и привязаны к законному платежному средству, появились в тех областях, где законное платежное средство и связанная с ним денежно-кредитная политика не могут обеспечить достаточный кредит для малого бизнеса или достаточную покупательную способность для местных потребителей.

Учитывая, что производители в сообществе также являются потребителями, местная валюта может увеличить как объем транзакций, так и использование ресурсов. Пользователи могут использовать эту валюту для расчетов между МСП в сообществе. Общественный характер плана ограничивает потребность в кредитном скоринге, который происходит до того, как МСП или физическое лицо будет допущено в сеть. План взимает единовременную комиссию или небольшой процент за отрицательный баланс. Большинство этих валют имеют доказанный статистически значимый рост объемов кредитования и продаж, хотя они, как правило, остаются небольшими.Правительства всех уровней могли бы рассматривать дополнительные валюты как недорогой инструмент для стимулирования спроса и кредитования местных предприятий, помогая им увеличить свои продажи, инвестиции и, в конечном итоге, производительность и прибыль.

Формализация неформального бизнеса

Государственное вмешательство может устранить три основных барьера на пути к формализации бизнеса: высокая стоимость формального оформления, высокая стоимость соблюдения требований и недостаточные предполагаемые (или фактические) выгоды. Многие правительства мобилизовали усилия в этом направлении по нескольким точкам соприкосновения:

  1. Регистрация бизнеса. Упрощение процесса регистрации и снижение связанных с этим затрат может улучшить не только уровень формализации, но и общую бизнес-среду. Например, Таиланд сократил время, необходимое для открытия бизнеса, с 27,5 до 4,5 дней за счет упрощений, таких как устранение ненужных требований и снижение сборов. А эстонская политика электронного резидентства позволяет любому предпринимателю во всем мире зарегистрировать свой бизнес в Эстонии, получив таким образом доступ к местным банковским услугам, платежным платформам и всему рынку ЕС, без необходимости физического въезда или посещения Эстонии.С момента запуска политики более 60 000 электронных резидентов создали более 10 000 компаний и получили налогов на сумму более 25 миллионов евро.
  2. Налоговый учет и структура. Упрощение налоговой структуры, налоговой регистрации и подачи деклараций помогло формализовать МСП. Опять же, Эстония ввела фиксированную налоговую ставку и платформу для электронной регистрации и подачи деклараций; почти все суммы налогов рассчитываются приложением онлайн. В результате 98% всех налогов (личных, корпоративных и на добавленную стоимость) теперь подаются в электронном виде, что является одним из самых высоких показателей соответствия в мире.
  3. Экспертиза и ревизия. В условиях растущего цифрового присутствия и доступности инновационной аналитики данных правительства используют данные для выявления неформальных предприятий. Турция создала обширную систему электронных счетов, электронного архива и электронного аудита, что привело к появлению тысяч новых налогоплательщиков в разных секторах.
  4. Поддержка зарегистрированных предприятий. Некоторые правительства предлагают стимулы или вознаграждения за официальное оформление.В рамках программы Columbia seformaliza в Колумбии Национальный фонд гарантий облегчает доступ к официальному кредиту, предлагая кредитные гарантии. А Швеция поощряет формализацию среди некоторых категорий самозанятых людей, таких как те, у кого нет официального контракта, но кто получает оплату от организации — обычное соглашение для таких услуг, как доставка еды, вождение или разработка программного обеспечения. Они делают это, требуя от материнской компании нанимать этих работников и платить отчисления на социальное обеспечение.
  5. Осведомленность и образование. Одной из самых больших проблем в неформальном секторе является обеспечение МСП достоверной и полной информации о процессе, льготах и ​​штрафах. В 2013 году программа Колумбии по формализации охватывала 80 000 предпринимателей в год, повышая осведомленность и предлагая личную помощь для формализации их деловых операций, при этом 40 процентов согласились на формализацию.

Схемы кредитных гарантий

В среднем 40 процентов МСП в мире не обслуживаются или недостаточно обслуживаются, когда речь идет о банковском кредите. Некоторые подсегменты слишком рискованны для аппетитов банков, в то время как другие подсегменты имеют доступ к кредитам с более высокими процентными ставками, чем их истинный профиль риска. В действительности кредиты для малого и среднего бизнеса часто более выгодны для кредиторов, чем кредиты для крупных фирм.

Широко используемой программой для решения этой проблемы является схема кредитных гарантий (CGS), которая направлена ​​на снижение стоимости потенциальных дефолтов путем гарантирования части погашения кредитов МСП. СКГ значительно расширили доступ МСП к кредитам благодаря существующим и действующим государственным и частным схемам кредитных гарантий почти в 100 странах.Корейский кредитно-гарантийный фонд, одна из крупнейших СКГ в мире, в 2018 году гарантировал портфель кредитов на сумму около 44 миллиардов долларов. По состоянию на 2015 год и с момента своего создания программа выдала 205 361 гарантию, что составляет около 12 процентов кредитов МСП в корейских банках. Кроме того, корейские СКГ косвенно поддержали увеличение кредитования МСП с 35,7% (на момент создания агентства) до 76,7% в 2015 году.

Цифровые платформы малого и среднего бизнеса

Несколько агентств по развитию МСП создали платформу — обычно веб-сайт — в качестве единого окна, позволяющего не только получить доступ к любым государственным услугам, программам и данным, но и выполнять требования правительства, такие как уплата налогов.Некоторые веб-сайты имеют дополнительные функции, включая торговые площадки для деловых возможностей, доступ к данным и ссылки на финансовые учреждения, консультантов и юридические услуги.

Например, британская благотворительная организация Be the Business разработала онлайн-платформу для самооценки, которая открыта для всех МСП и направлена ​​на то, чтобы помочь им повысить свою эффективность. На платформе владельцы бизнеса и менеджеры могут пройти всестороннюю оценку, чтобы понять текущий уровень производительности своего бизнеса по сравнению с коллегами и получить систематические и практические советы и рекомендации. Платформа также указывает бизнес-лидерам на другие ресурсы, включая учебные программы и сетевые мероприятия, которые могут вдохновить на улучшения и укрепить уверенность МСП в своем росте.

Самые продвинутые правительства начали предоставлять услуги через приложения с логином для малого и среднего бизнеса, которые дают пользователям индивидуальную информацию о государственных предложениях и рынках, а также индивидуальные рекомендации.


Как показывают многие из этих примеров, правительства могут помочь МСП извлечь выгоду из возможностей роста и повышения производительности.Но разблокировать рост МСП — непростая задача. Хотя мы представили множество историй успеха, некоторые начинания оказались менее успешными и требуют осторожности. Тщательная оценка выгод, затрат и рисков может помочь выявить инициативы с наибольшим потенциалом. Самое главное, что потенциал роста и повышения производительности МСП достаточно велик, и все правительства должны обратить на это внимание.

Малые и средние предприятия (МСП)

Что такое малые и средние предприятия (МСП)?

МСП, или малые и средние предприятия, во всем мире определяются по-разному.Страна, в которой работает компания, предоставляет информацию об установленном размере малого и среднего бизнеса. Размер или классификация компании как МСП, в зависимости от страны, может основываться на ряде характеристик. Черты включают годовой доход от продаж Доход от продаж Доход от продаж — это доход, полученный компанией от продажи товаров или предоставления услуг. В бухгалтерском учете термины «продажи» и количество сотрудников, количество активов Типы активов Общие виды активов включают оборотные, внеоборотные, физические, нематериальные, операционные и неоперационные.Правильная идентификация и принадлежность компании, рыночная капитализация или любая комбинация этих характеристик. Соединенные Штаты также определяют МСП по-разному в разных отраслях.

 

 

МСП составляют большинство предприятий, работающих по всему миру. Как правило, это независимые фирмы с менее чем 50 сотрудниками. Однако максимальное количество сотрудников отличается от одной страны к другой. Для большинства компаний верхний диапазон составляет около 250.В некоторых странах общее число работников ограничивается 200. В Соединенных Штатах МСП определяется, помимо прочих характеристик, как предприятия, на которых занято не более 500 человек.

 

Значение малых и средних предприятий

 

1. Способствует гибкости и инновациям

Многие технологические процессы и инновации относятся к малым и средним предприятиям (МСП). Поскольку крупные предприятия, как правило, сосредотачиваются на улучшении старых продуктов для производства большего количества и получения общих преимуществ размерной экономии, такие компании не так гибки, как МСП.

Для достижения успеха МСП сосредотачиваются на создании новых продуктов или услуг; следовательно, они способны быстрее адаптироваться к изменяющимся требованиям рынка. МСП играют жизненно важную роль в формировании экономики страны. Их можно считать привлекательной и огромной инновационной системой. Из-за социально и экономически выгодного воздействия МСП этот сектор считается областью, представляющей стратегический интерес для экономики.

 

2. Создает более конкурентоспособную и здоровую экономику

Малые и средние предприятия стимулируют конкуренцию за дизайн продукции, цены и эффективность.Без малого и среднего бизнеса крупные предприятия были бы монополистами почти во всех сферах деятельности.

 

3. Помогает крупным предприятиям

Малые и средние предприятия помогают крупным компаниям в некоторых областях деятельности, которые они могут лучше обеспечить. Следовательно, МСП немедленно ликвидируются; крупные предприятия будут вынуждены участвовать в большем количестве видов деятельности, которые могут оказаться неэффективными для этих предприятий. Такие виды деятельности, как поставка сырья и распределение готовой продукции, созданной крупными предприятиями, более эффективно развиваются МСП.

Значение малых и средних предприятий также признается правительствами. Следовательно, они предлагают регулярные стимулы для МСП, такие как более легкий доступ к кредитам и лучший налоговый режим.

 

МСП в Соединенных Штатах

Как упоминалось ранее, в Соединенных Штатах используются разные определения МСП и руководящие принципы, которые различаются в зависимости от отрасли. Эта практика соответствует Североамериканской системе отраслевой классификации (NAICS).Система была совместно разработана США, Канадой и Мексикой, чтобы помочь установить набор руководящих принципов и стандартов, которые позволяют собирать и анализировать операционную статистику бизнеса в Северной Америке.

Администрация малого бизнеса (SBA) в США отвечает за создание списка стандартов и характеристик, которым должны соответствовать предприятия, чтобы считаться МСП. Список не предназначен специально для МСП, поскольку он касается в основном небольших компаний.

Тем не менее, большинство малых и средних предприятий обязаны соблюдать все законодательные акты и инструкции из списка, что также учитывает требования и правила работы, установленные NAICS. Это важно, потому что многие малые предприятия могут подавать заявки на государственные контракты и финансирование при условии, что они соответствуют всем необходимым кодексам.

В США также существует специальное определение МСП, основанное на отрасли, в которой они работают. Например, если компания является частью обрабатывающей промышленности, она может быть классифицирована как МСП, если в ней работает не более 500 сотрудников, но компания, занимающаяся оптовой торговлей, может иметь только 100.Различия также существуют между секторами промышленности.

Например, в горнодобывающей промышленности компании, занимающиеся добычей никелевой или медной руды, могут иметь до 1500 сотрудников, а компания по добыче серебра может иметь не более 250 сотрудников, чтобы считаться МСП.

 

Канадские МСП

В Канаде МСП – это предприятия, на которых занято менее 500 человек. Предприятия с 500 и более сотрудниками строго считаются крупными предприятиями. Чтобы еще больше разбить его, Industry Canada — организация, которая работает над содействием экономическому и промышленному росту в Канаде — считает, что малые предприятия имеют менее 100 сотрудников при условии, что компания производит товары. Пороговое значение для малых предприятий, предоставляющих услуги, составляет 49 или менее сотрудников. Компании, которые соответствуют где-то между этими пороговыми значениями количества сотрудников, считаются малыми и средними предприятиями.

Другая организация, Статистическое управление Канады, которая проводит исследования и собирает данные, касающиеся бизнеса и торговли в стране, соответствует требованию о том, что на МСП должно быть не более 499 сотрудников. Однако в нем также — на основе исследований и собранных данных — указывается, что валовой доход МСП составляет менее 50 миллионов долларов.В этом руководстве представлен обзор основных различий между выручкой и доходом. Выручка – это объем продаж компании.

 

Ключевые выводы

Во всем мире малые и средние предприятия составляют значительную часть от общего числа глобальных предприятий. Важно помнить, что, несмотря на сходство, каждая страна, а также отрасли и секторы внутри них могут принимать разные определения МСП.

 

Связанные материалы

CFI является официальным поставщиком Финансового моделирования и аналитика оценки (FMVA)™. обретете уверенность, которая вам нужна в вашей финансовой карьере.Зарегистрируйтесь сегодня! программа сертификации, призванная превратить любого человека в финансового аналитика мирового класса. Чтобы продолжать учиться и развивать свои знания в области финансового анализа, мы настоятельно рекомендуем дополнительные ресурсы CFI, указанные ниже:

  • Business DriversBusiness DriversBusiness drivers — это ключевые входные данные и действия, которые определяют операционные и финансовые результаты бизнеса. Типичные примеры бизнес-факторов
  • КПЭ рабочей силыКПЭ рабочей силыКак мы можем контролировать рабочую силу? Правительства и экономисты обычно обращаются к трем основным ключевым показателям эффективности (KPI) для оценки численности рабочей силы страны.Рыночная капитализация равна текущей цене акции, умноженной на количество акций в обращении. Сообщество инвесторов часто использует значение рыночной капитализации для ранжирования компаний. новости, исследования, данные

    Официальный дефицит финансирования МСП в развивающихся странах


    Чем мы занимаемся

    Ключевым направлением работы Группы Всемирного банка является улучшение доступа МСП к финансированию и поиск инновационных решений для раскрытия источников капитала.

    Наш подход носит целостный характер, сочетая консультационные и кредитные услуги для клиентов, чтобы увеличить вклад, который МСП могут внести в экономику, включая недостаточно обслуживаемые сегменты, такие как МСП, принадлежащие женщинам.

    Консультативная и политическая поддержка финансирования МСП в основном включает диагностику, поддержку внедрения, глобальную защиту интересов и обмен знаниями о передовом опыте. Например, мы предоставляем;

    • Оценка финансового сектора для определения областей совершенствования нормативных и политических аспектов, обеспечивающих более ответственный доступ МСП к финансам системы кредитной отчетности, обеспеченные сделки и реестры обеспечения, а также режимы несостоятельности), которые могут обеспечить более широкий доступ МСП к финансированию.
    • Внедрение инноваций в финансировании МСП, таких как платформы электронного кредитования, использование альтернативных данных для принятия кредитных решений, электронное выставление счетов, электронный факторинг и финансирование цепочки поставок.
    • Разработка политики, аналитическая работа и другие консультационные услуги также могут быть предоставлены в поддержку финансовой деятельности МСП.
    • Пропаганда финансирования МСП на глобальном уровне посредством участия и поддержки Глобального партнерства G20 для финансовой доступности, Совета по финансовой стабильности, Международного кредитного комитета по кредитной отчетности по вопросам, связанным с финансированием МСП.
    • Инструменты управления знаниями и основные публикации о передовом опыте, успешных моделях и основах политики

    Кредитные операции:

    • Кредитные линии для МСП предоставляют специальное банковское финансирование – часто на более длительные сроки, чем обычно доступны на рынке – для поддерживать МСП для инвестиций, роста, экспорта и диверсификации.
    • Схемы частичного гарантирования кредита (PCG) — разработка PCG имеет решающее значение для успеха МСП, и может быть предоставлена ​​поддержка для разработки и капитализации таких механизмов.
    • Финансирование инноваций на ранней стадии предоставляет акционерный капитал и заемные/квазизаемные средства начинающим или быстрорастущим фирмам, которые иначе не смогли бы получить доступ к банковскому финансированию.

    Результаты нашей работы

    Финансирование малого и среднего бизнеса на ранней стадии

    В Ливане проект инновационных малых и средних предприятий (iSME) представляет собой инвестиционно-кредитную операцию на сумму 30 млн. дополнение к грантовому окну финансирования для фирм на посевной стадии.По состоянию на август 2019 года фонд совместного инвестирования iSME инвестировал 10,23 млн долларов США в 22 инвестиции и смог привлечь 25,47 млн ​​долларов США в виде софинансирования, продемонстрировав свою способность привлекать финансирование частного сектора и расширять рынок для финансирования акционерного капитала на ранних стадиях в Ливане. . На сегодняшний день 60 из 174 грантополучателей воспользовались финансированием iSME, чтобы привлечь в общей сложности 13,1 млн долларов США из различных источников финансирования, что соответствует коэффициенту заемных средств в 5,3 раза. В целом, консультации с заинтересованными сторонами показывают, что проект iSME может играть еще более важную роль в будущем финансировании сектора венчурного капитала (VC), поддерживая существующие венчурные капиталисты и новых игроков, в том числе уделяя больше внимания подходу фонда фондов, который также может охватывать фонды роста (более поздняя стадия и частный капитал).

    В Индии наш проект «Рост ММСП, инновации и инклюзивное финансирование» улучшил доступ к финансированию для ММСП в трех жизненно важных, но недостаточно обслуживаемых сегментах: ранняя стадия/стартапы, услуги и производство. Кредитная линия в размере 500 миллионов долларов США, предоставленная Индийскому банку развития малых предприятий (SIDBI), была разработана для обеспечения доступного долгосрочного источника финансирования для недостаточно обслуживаемых ММСП. Техническая помощь в размере около 3,7 млн ​​долларов дополняла кредитный компонент и была направлена ​​на наращивание потенциала SIDBI и участвующих финансовых учреждений (УФО).В дополнение к прямому финансированию ММСП, выдав кредиты на общую сумму 265 миллионов долларов США, проект раздвинул границы финансирования ММСП за счет разработки инновационных методов кредитования, которые сократили время оборота, охватили больше малообслуживаемых ММСП и привлекли больше финансирования частного сектора. Он также привлек новых клиентов, ММСП, принадлежащих женщинам, и ММСП в штатах с низким уровнем дохода. Проект поддержал SIDBI в расширении Фонда фондов для стартапов, цель которого — косвенно выделить стартапам 1,5 миллиарда долларов к 2025 году.Платформа «бесконтактного кредитования» SIDBI, цифровой агрегатор кредитования ММСП и платформа для поиска партнеров, привлекла 1,9 млрд долларов частного финансирования для ММСП, что сделало ее крупнейшим онлайн-кредитором в Индии.

    Кредитные линии

    В Иордании две кредитные линии Группы Всемирного банка направлены на расширение доступа к финансированию для ММСП и, в конечном счете, на создание рабочих мест. Кредитная линия в размере 70 миллионов долларов США способствовала росту и расширению новых и существующих предприятий, расширяя охват ММСП, 58% из которых были расположены за пределами Аммана, а 73% управлялись женщинами.Кредитная линия направила 22% всех средств на стартапы. Проект профинансировал 8 149 ММСП, создав 7 682 рабочих места, из которых 79% наняли молодежь и 42% наняли женщин. Дополнительное финансирование в размере 50 миллионов долларов успешно продвигается к достижению намеченной цели. 45,2 млн долларов США было предоставлено 3 345 ММСП через девять банков-участников. Проект приносит особую пользу женщинам, которые составляют 77% бенефициаров проекта, и молодежи (48% бенефициаров проекта), а также расширяет географический охват, поскольку 65% ММСП находятся в провинциях за пределами Аммана.

    В Нигерии Проект финансирования развития поддерживает создание Банка развития Нигерии (DBN), учреждения оптового финансирования развития, которое будет предоставлять долгосрочное финансирование и частичные кредитные гарантии соответствующим финансовым посредникам для последующего кредитования ММСП. Проект также включает техническую помощь DBN и участвующим коммерческим банкам в поддержке сокращения масштабов их операций до недостаточно обслуживаемого сегмента ММСП. По состоянию на май 2019 года по кредитной линии Банка развития Нигерии для УФО для последующего кредитования ММСП было выплачено 243 доллара США.7 миллионов, достигнув почти 50 000 конечных заемщиков, из которых 70% составляли женщины, через 7 банков и 10 банков микрофинансирования.

    Частичные кредитные гарантии

    В Марокко проект развития ММСП был направлен на улучшение доступа к финансированию для ММСП путем поддержки предоставления кредитных гарантий путем предоставления поставщику частичных кредитных гарантий в марокканской финансовой системе возможности масштабировать существующие ММСП гарантийные продукты и ввести новый гарантийный продукт, ориентированный на очень малые предприятия (VSE).В результате проекта количество и объем кредитов ММСП, по оценкам, увеличились на 88% и 18%, соответственно, с конца 2011 года. Оценивается совокупный объем кредитов, обеспеченных гарантиями в течение срока действия проекта. на уровне 3,28 млрд долларов. Благодаря значительному увеличению объемов кредитования, подкрепленного гарантиями, УФО смогли продолжить наращивание своих знаний о клиентах ММСП, совершенствуя свои системы для более эффективного и действенного их обслуживания. Благодаря гарантиям многие заемщики впервые смогли сформировать кредитную историю, что облегчило им получение кредита в будущем.

    Поддержка малых и средних предприятий, принадлежащих женщинам

    В Эфиопии Проект развития женского предпринимательства (WEDP) представляет собой операцию IDA, предоставляющую кредиты и бизнес-обучение для женщин-предпринимателей в Эфиопии, ориентированных на рост. Выявив постоянный дефицит финансирования «недостающего среднего» для женщин-предпринимателей в Эфиопии, WEDP запустила операцию по расширению масштабов микрофинансовых организаций (МФО), помогая ведущим МФО Эфиопии внедрять более крупные кредитные продукты с индивидуальной ответственностью, адаптированные для женщин-предпринимателей. Кредиты WEDP дополняются предоставлением женщинам-предпринимателям инновационного бизнес-тренинга, ориентированного на мышление. По состоянию на октябрь 2019 года более 14 000 женщин-предпринимателей получили кредиты и более 20 000 прошли бизнес-обучение, организованное WEDP. 66% клиентов WEDP впервые взяли кредит. В результате проекта участвующие МФО увеличили средний размер кредита на 870% до 11 500 долларов США, снизили требования к залогу в среднем с 200% от стоимости кредита до 125% и начали выдачу 30 долларов США.2 миллиона собственных средств в виде кредитов WEDP. Средний кредит WEDP привел к увеличению более чем на 40% годовой прибыли и почти на 56% чистой занятости эфиопских женщин-предпринимателей.

    В Бангладеш проект «Доступ к финансам для женщин-МСП» направлен на создание благоприятных условий для расширения доступа к финансам для женщин-МСП (WSME) путем поддержки создания схемы кредитных гарантий (СКГ), выпуска финансовой политики для МСП и укрепления возможности регулирующего органа и сектора. Проект поддержал выпуск первой Политики финансирования малого и среднего бизнеса Бангладеш: ступеньки для увеличения финансирования малого и среднего бизнеса. Первая всеобъемлющая политика финансирования МСП в Бангладеш была запущена в сентябре 2019 года благодаря согласованным усилиям в работе на высоком уровне, расширению возможностей регулирующего органа и формулированию ключевых рекомендаций с более четким гендерным аспектом. В Бангладеш в секторе ММСП преобладает дефицит финансирования в размере 2,8 млрд долл. США, где 60% финансовых потребностей женских МСП не удовлетворяются, а отсутствие доступа к залоговому обеспечению является одним из основных препятствий.В Бангладеш отсутствовала единая политика с системным планом по расширению финансирования МСП. Поскольку почти 10 миллионов МСП обеспечивают 23% ВВП, 80% рабочих мест в промышленном секторе и 25% общей рабочей силы, политика финансирования МСП будет играть ключевую роль в расширении финансирования МСП.

    Лизинг

    В Эфиопии и Гвинее Группа Всемирного банка поддерживает местные органы власти в создании благоприятной среды, которая способствует запуску и расширению лизинговых операций, а также привлечению инвесторов для расширения доступа к финансированию для МСП. Он делает это, работая на макро-, меццо- и микроуровнях, поддерживая правительства в проведении правовых и нормативных реформ, а также работая с игроками отрасли над созданием технических партнерств и повышением осведомленности о рынке и его потенциала. В Эфиопии в рамках проекта была выделена кредитная линия на сумму 200 млн долл. США для поддержки 7 лизинговых предложений и вывода на рынок 4 новых лизинговых продуктов: покупка в рассрочку, финансовый лизинг, микролизинг и агролизинг. По состоянию на июнь 2019 года 7 186 ММСП получили доступ к финансированию на сумму более 147 миллионов долларов США.Проект в Гвинее способствовал принятию национального закона об аренде и сопутствующего пруденциального руководства по аренде, что, в свою очередь, помогло трем компаниям начать лизинговые операции. На сегодняшний день эти учреждения поддержали 31 МСП, предоставив лизинг на сумму 25 миллионов долларов.

    С кем мы работаем

    Используя наши экспертные знания, мы работаем по всему миру с государственными заинтересованными сторонами и посредниками из частного сектора в партнерстве с другими многосторонними и двусторонними организациями по развитию для поддержки развития финансирования МСП на развивающихся рынках и в развивающихся странах.

     

    малых и средних предприятий пострадали от COVID-19

    Среда, 20 января 2021 г.

    Экономическая, регулятивная и налоговая политика может играть роль в поддержке роста новых и существующих малых и средних предприятий (МСП). Пандемия коронавируса (COVID-19) нанесла ущерб мировой экономике практически на всех уровнях, что требует действий правительства для смягчения этих последствий.В этом документе рассматриваются проблемы, с которыми сталкиваются МСП в текущих экономических условиях, и описываются политика и стратегии, которые государственные чиновники могут использовать для оказания помощи МСП.

    Последствия COVID-19 распространились по всей мировой экономике, затронув как государственные финансы, так и частные предприятия. Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) определяет МСП как «недочерние, независимые фирмы, в которых работает меньше определенного количества сотрудников». В Соединенных Штатах предприятия с числом занятых менее 500 человек считаются малыми и средними предприятиями.МСП преобладают в транспортном производстве, строительстве, воздушном транспорте, оптовой и розничной торговле, воздушном транспорте, услугах по размещению и питанию, недвижимости, профессиональных услуг (например, медицина, юриспруденция) и других личных услугах, гостиничном бизнесе и туризме, которые были на которые негативно повлияли отключения, рекомендации по социальному дистанцированию и сопутствующие меры по сдерживанию COVID-19. МСП могут быть более уязвимы к этим негативным последствиям, чем более крупные предприятия.

    МСП пострадали как со стороны предложения, так и со стороны спроса в экономике, создав порочный круг.Что касается предложения, то болезни, карантин и отсутствие ухода за детьми сократили количество трудовых ресурсов, доступных для МСП. В начале пандемии цепочка поставок была нарушена, что привело к нехватке сырья, запчастей и товаров, необходимых МСП для производства своих товаров или услуг. По сравнению с более крупными предприятиями, МСП часто имеют доступ к меньшему количеству поставщиков. Если МСП потеряет доступ к поставщику, найти нового поставщика будет сложнее, чем более крупному предприятию.

    Что касается спроса, потребительские расходы значительно сократились, что привело к внезапному и резкому снижению доходов МСП.Снижение выручки может помешать МСП выполнять свои обязательства и брать на себя долги для поддержания ликвидности. Эти экономические последствия продолжаются почти год, нанося дополнительный ущерб МСП. Поскольку предприятия всех размеров продолжают испытывать последствия низкого спроса, их потребность в рабочей силе будет уменьшаться, что приведет к росту безработицы. Рост безработицы может еще больше снизить спрос (и потребительские расходы), что затем отразится на МСП. Наконец, малые и средние предприятия с большей вероятностью столкнутся с негативным спросом, который был связан с руководящими принципами социального дистанцирования и страхом заражения COVID-19.

    Воздействие пандемии на мировые финансовые рынки может затруднить для МСП получение кредита, который им может понадобиться для восстановления утраченной ликвидности, что еще больше усугубит ущерб. Как правило, МСП имеют меньше денежных резервов, чем более крупные предприятия. В США менее 50% МСП имеют достаточно наличных денег для покрытия расходов в течение 15 дней, при этом в течение этого периода не было получено доходов, при этом «здоровые» МСП — это те, у которых есть менее двух месяцев резервов для покрытия расходов.Сокращение доходов из-за снижения спроса в сочетании с жесткими кредитными рынками может быстро привести к неплатежеспособности многих МСП. Отмечая многочисленные негативные последствия пандемии для малых и средних предприятий, государственным чиновникам пришлось решать вопрос о том, что может сделать правительство, чтобы смягчить воздействие пандемии на частные предприятия.

    Несмотря на то, что пандемия затронула предприятия всех размеров, меры по оказанию помощи МСП могли бы работать лучше, если бы они были адаптированы с учетом характеристик МСП. Ярким примером являются государственные кредиты для малого и среднего бизнеса. Государственные кредиты МСП могут обеспечить ликвидность, которая необходима этим предприятиям, чтобы оставаться на плаву, пока экономика находится в состоянии депрессии. Соответственно, правительствам следует выдавать кредиты МСП, которые относятся к секторам, наиболее пострадавшим от пандемии, и расположены в географических районах, наиболее пострадавших от остановок. Этот таргетинг может меняться со временем, поскольку приказы об отключении могут меняться от области к области. Государственные органы также должны использовать налоговую политику для оказания помощи МСП.

    Правительства могут обеспечить поддержку движения денежных средств МСП, разрешив предприятиям вычитать больше убытков за счет более высоких сумм переноса убытков, чем это предусмотрено в настоящее время различными налоговыми кодексами. Учет увеличенных переносимых убытков может позволить налогоплательщикам МСП, которые работали с убытками в предыдущие годы, получить большую непосредственную налоговую выгоду за счет этого вычета. Кроме того, налоговая политика может быть изменена, чтобы позволить акционерам сквозных МСП, таких как компании с ограниченной ответственностью (ООО), делать эти вычеты из своих налоговых деклараций по личному подоходному налогу.Положения о переносе убытков не принесут такой немедленной выгоды МСП, если только предприятие не получит прибыль для целей налогообложения в последующем налоговом году, что требует не менее одного года для вычета и представления налоговой декларации. подал. Эти меры, среди прочего, могут принести практически немедленную пользу малым и средним предприятиям, пострадавшим в результате пандемии. Наиболее эффективной государственной политикой, направленной на оказание помощи МСП, будет та, которая разработана в соответствии с характеристиками МСП и экономической динамикой, с которой сталкиваются эти предприятия.

    © 2022 Политехнический институт SUNY. Все права защищены. Обзор национального законодательства, том XI, номер 20

    Разрыв между крупными и малыми компаниями увеличивается.

    Почему?

    Заголовки исследований и новостей изобилуют идеей о том, что традиционные крупные компании не могут внедрять инновации и что более мелкие цифровые компании заставят исчезнуть многие более крупные. Хотя мы видели, как за последние тридцать лет многочисленные стартапы не только изменили бизнес, но и превратились в мегакорпорации сегодняшнего дня, мы задались вопросом, ускоряется ли это разрушение с импульсом цифровой революции.В частности, мы хотели узнать, все ли больше крупных корпораций вытесняются новыми технологиями или же они действительно используют цифровые и другие новые технологии для инноваций и роста.

    Вопреки распространенному мнению, мы обнаруживаем, что крупные корпорации с большей и большей вероятностью сохранят свои доминирующие позиции, в то время как малые корпорации с меньшей и меньшей вероятностью станут крупными и прибыльными. И отчасти причина этого растущего корпоративного разрыва между большими и малыми фирмами заключается в растущих расходах крупных фирм на НИОКР. Наши результаты подтверждают тезис Лу Герстнера о том, что слоны не наслаждаются своей прошлой славой, но действительно могут танцевать и даже становятся более проворными.

    На приведенной ниже диаграмме вы можете увидеть годовую разницу с поправкой на инфляцию между медианной рыночной стоимостью крупнейших и самых мелких публичных компаний (верхние 30% и нижние 30% фирм по рыночной стоимости капитала), котирующихся в США. фондовые биржи. Очевидно, что с середины 1990-х годов разница в размерах между крупными и мелкими постоянно и быстро увеличивалась, за исключением периода рецессии 2008-2009 гг.Этот разрыв в долларовом выражении 1981 года достиг почти 3,5 млрд долларов в 2017 году. В долларах 2017 года этот разрыв составляет 8,8 млрд долларов. Поскольку мы изучаем медианные значения, эта разница не связана с безудержным успехом нескольких компаний, таких как Apple и Amazon. Когда мы также исследуем большие и малые компании по отдельности, мы обнаруживаем, что первые становятся больше, а вторые в значительной степени стагнируют.

    Разрыв в производительности между большим и малым также увеличивается. Разница в медианной рентабельности операционных активов составляла 15% в 1990-х годах, но в последнее время удвоилась до 30-35% — огромный разрыв в рентабельности операционных активов.При отдельном рассмотрении двух групп выясняется, что крупные компании становятся более прибыльными, тогда как мелкие страдают от хронической убыточности. На самом деле, как медианная рентабельность операционных активов, так и медианная норма прибыли малых компаний в период с 2015 по 2017 год превратились в 90 124 минус 90 125.

    Кроме того, разрыв в доле компаний, сообщающих о годовых убытках , также увеличился: в то время как 10-15% крупных компаний сообщали о годовых убытках в последние годы, это число составляет зловещие 60-65% малых компаний.Так, почти две трети небольших компаний не могут покрыть свои расходы, несмотря на бум экономики. Широко разрекламированная ловкость и креативность малых предприятий не очевидны в данных.

    Когда мы изучаем основной фактор производительности и роста предприятия — уровень инвестиций в материальные и нематериальные активы (НИОКР, бренды, технологии, человеческие ресурсы и т. д.), — мы обнаруживаем резкое увеличение разрыва между величиной компании инвестируют в нематериальные активы. На диаграмме ниже показано, например, что разница между среднегодовыми расходами на НИОКР крупных и малых компаний выросла с менее чем 20 млн долларов в 1980-х годах до почти 120 млн долларов в 2017 году (инфляция скорректирована до долларов 1981 года).В среднем крупная компания потратила 330 миллионов долларов на исследования и разработки в 2017 году, в то время как средняя небольшая компания потратила ничтожные 6 миллионов долларов, что явно недостаточно, чтобы идти в ногу с крупным конкурентом, если не считать случайного открытия. Снижение эффективности инвестиций в НИОКР усугубляет положение малых компаний.

    Аналогичная картина растущего разрыва существует для SG&A (продажи, общие и административные расходы), которые часто включают расходы на нематериальные активы, такие как ИТ, бренды, человеческие ресурсы и уникальные бизнес-процессы. Очевидно, что крупные фирмы увеличили свои инвестиции в инновации и нематериальные расходы и не купаются в лучах славы. Например, крупные розничные фирмы и банки извлекают выгоду из достижений в области искусственного интеллекта, чтобы помочь своим традиционным операциям.

    Скептики могут возразить: «Все это нормально». Amazon, Netflix и Microsoft когда-то тоже были небольшими компаниями, но выросли и стали крупными и доминирующими. Многие из нынешних небольших компаний, несомненно, будут жить так же.В чем проблема?

    Проблема заключается в самой неожиданной из наших находок: ловушке небольшого размера . Проще говоря, малым компаниям становится все труднее «убежать» от своего класса. В то время как до 2000 г. от 15 до 20 % малых компаний ежегодно становились средними или даже крупными компаниями, к 2017 г. этот процент сократился вдвое. Аналогичные данные мы находим в категории крупных компаний. До 2000 года от 75% до 80% крупных компаний оставались в своей группе в следующем году, но в последнее время этот процент увеличился до 89%.

    Мы также рассматриваем другой показатель групповой липкости — корреляцию между размером компании из года в год. Чем выше корреляция, тем больше вероятность того, что маленькая компания останется маленькой, а крупная останется крупной. Эта корреляция со временем увеличилась, особенно для небольших компаний, для которых она сейчас составляет 90%. Другими словами, если вы являетесь небольшой компанией в этом году, вы, скорее всего, останетесь небольшой компанией и в следующем году.

    Процесс органического роста небольших компаний для захвата доминирующих позиций, характерный для 1980-х и 1990-х годов (см.: Microsoft, Amazon, Netflix, Amgen, Oracle, Cisco), кажется все более сложным. В то же время крупные компании, похоже, с меньшей вероятностью уступят свои доминирующие позиции.

    С одной стороны, это хорошая новость: крупные компании внедряют инновации и сохраняют свои доминирующие позиции благодаря инновациям, масштабируемости и преимуществу первопроходца. С другой стороны, тот факт, что более мелкие компании с большей вероятностью будут исключены из роста, не сулит ничего хорошего нашей экономике, которая за последнее столетие лидировала в мире, создавая глобальные корпорации, основанные на предпринимательских идеях и стремлениях.

    Как менеджер небольшой фирмы может избежать ловушки малого размера? Мы построили статистическую модель, чтобы различать компании, которые остались маленькими, и те, которые стали намного больше. Мы обнаруживаем, что у последнего были значительно более высокие инвестиции в нематериальные активы, более крупный привлеченный долг (для финансирования инвестиций) и меньше ежегодных убытков, чем у вечно небольших. Беглецы имели относительно большую базу активов и были моложе тех, кто остался. Примечательно, что инвестиции в материальные активы (недвижимость, заводы, оборудование), выкуп акций, выплата дивидендов и приобретения были отрицательно связаны с вероятностью побега.

    Мы также построили модель, чтобы различать компании, оставшиеся крупными, и те, которые выпали из этого класса. Существенными факторами, способствовавшими успеху крупных компаний, были инвестиции в нематериальные и материальные активы, выкуп акций, выплата дивидендов, а также продолжительность и размер их доминирующего положения. Хотя существуют значительные различия между факторами успеха для крупных и малых фирм, общей темой являются нематериальные инвестиции. Эксклюзивный контроль над данными клиентов может помочь укрепить позиции крупных цифровых компаний.

    Таким образом, мы находим все меньше свидетельств в пользу идеи о том, что крупные компании не занимаются инновациями и что их деятельность вскоре будет разрушена небольшими фирмами. Набор возможностей для инвестиций и роста малых компаний сокращается, а их ловкость и настойчивость испытывают все большее давление. Напротив, крупные компании процветают, инвестируя в инновации и нематериальные активы все более быстрыми темпами, и кажутся лучше подготовленными к преодолению трудностей со стороны небольших компаний, чем это описано в литературе.

    Куба в ожидании: развитие микро-, малых и средних предприятий

    Со временем академические исследования показали, что микро-, малые и средние предприятия (ММСП) создают рабочие места, способствуют развитию на местном и региональном уровнях и хорошо адаптируются к экономическим кризисы. Несмотря на мелкие недостатки, в целом они приносят пользу экономике. Обзор бизнес-структур крупных экономик, таких как Япония, Италия и Южная Корея, а в последнее время Китай и Вьетнам, среди прочих, подтверждает положительный вклад этой формы организации и управления в экономику страны.

    Мы должны признать, насколько важно для такой страны, как Куба, создавать ММСП, чтобы укрепить бизнес-структуру страны. Их введение не было бы чем-то новым, если учесть, что до 1959 года ММСП были преобладающей формой организации бизнеса.

    Тем не менее мы должны кое-что прояснить. Во-первых, не существует общепризнанного определения размера и охвата ММСП. То, что характеризует ММСП, зависит от того, кто составляет классификацию — будь то международная организация, регион или страна, — а также от показателей классификации — количества сотрудников, объема продаж или принадлежности предприятия к более крупным компаниям. .

    Как правило, коммерческие предприятия могут быть микро-, малыми, средними или крупными. Любой метод классификации, основанный на количестве сотрудников, трудно применить, потому что в бизнес-сообществе нет единого мнения о том, где провести черту. На международном уровне — в Европе, особенно в Испании, — количество сотрудников является наиболее распространенным критерием. Там микропредприятие имеет до 10 сотрудников; у малого предприятия от 10 до 49; средний бизнес от 50 до 249 лет; а в крупной компании работает не менее 250 [1].

    В   La pequeña y mediana empresa. algunos аспектос ( Малые и средние предприятия: некоторые аспекты ) , Экономическая комиссия для Латинской Америки и Карибского бассейна (ECLAC) предлагает систему классификации для предприятий в Латинской Америке, в которых микропредприятия имеют от одного до четырех сотрудников, малые предприятия в возрасте от 5 до 19 лет и средние предприятия в возрасте от 20 до 49 лет. [2]

    Чтобы страна процветала экономически, она должна быть в состоянии производить богатство.Независимо от преобладающей экономической системы предприятия несут ответственность за производство этого богатства. Для выполнения этой производственной функции они должны использовать средства производства: труд (человеческие ресурсы, используемые для производства товаров и услуг) и капитал (деньги и все, что можно купить за деньги, включая машины, оборудование, инструменты, здания и т. д.).

    Другим не менее важным фактором является организационная форма предприятия, которая будет определять способ его администрирования и управления.На самом деле, это форма организации, которая определяет, как предприятие координирует труд и капитал для достижения целей, которые составляют смысл его существования . [3]

    Не вдаваясь в подробности, необходимо рассмотреть историю ММСП на Кубе и их опыт до и после революции 1959 года. шесть рабочих.

    Сахарная промышленность состояла из нескольких мощных компаний, искажавших производственную структуру кубинского сахара, а также большого количества более мелких фирм.Остальная часть сахарной промышленности Кубы состояла из небольших фирм с небольшим капиталом и небольшой рабочей силой, ориентированных на удовлетворение внутреннего спроса [4] . Микропредприятия составляли 45% кубинской бизнес-структуры, и, по оценкам, малые предприятия составляли еще 35,5% [5] .

    От Революционного наступления до настоящего времени

    Начиная с 1959 г., новые законы и другие преобразования, включая национализацию 1960 г., привели к сокращению инвестиций в кубинские предприятия по мере обострения конфронтации с США.В этом контексте размер и масштабы государственного сектора, измеряемые основными активами, продолжали увеличиваться по мере развития процесса национализации. К 1968 г., за исключением сельскохозяйственных предприятий, большинство предприятий были государственными и крупными.

    В 1968 году кубинское государство национализировало весь частный сектор, торговлю, услуги и малую промышленность. Это полностью изменило экономическую структуру страны, и с этого момента государство стало преобладать во всех отраслях хозяйства.Остался лишь незначительный частный сектор в транспорте и сельском хозяйстве.

    Инвестиционный процесс, предпринятый государством в период с 1970 по 1990 год, был направлен на увеличение занятости и производства в промышленности. Он сделал это, установив новые критерии для управления размещением фирм, и имел тенденцию к созданию крупных вертикально интегрированных компаний. Это препятствовало сотрудничеству между фирмами, сдерживало использование существующих производственных мощностей и сводило на нет конкуренцию или сотрудничество между более мелкими фирмами.

    Государство предпочло воспользоваться так называемой «экономией на масштабе», обеспечиваемой более крупными предприятиями — такой же выбор сделали СССР и страны Восточной Европы. Следовательно, в 1988 г. на Кубе 88% предприятий относились к категории «крупных» (, т. е. с численностью персонала от 251 до 1000 человек). Остальные были либо средними, либо малыми, но их рабочая сила превышала средний международный показатель. [6]

    После 1989 года эффективность всеобъемлющей кубинской экономической модели была исчерпана, и социалистический блок исчез.Кубинская экономика пережила глубокий кризис, импорт сократился двузначными числами, что частично парализовало промышленность, так что иногда можно было использовать только 20% производственных мощностей Кубы.

    Чтобы предоставить населению некоторые основные услуги, которые государство не могло предоставить, создать новые рабочие места и легализовать формирующиеся неформальные экономические секторы, в 1993 году государство приняло Закон-декрет № 141. Это разрешило самозанятость ( cuentapropismo). , санкционировал определенные виды деятельности частного сектора и регулировал их. В гастрономическом секторе частные рестораны, известные как « paladares », были легализованы, но в них было ограничено не более 12 клиентских мест. Позже тип и количество разрешенных закусочных были расширены, что открыло двери для возрождения кубинских микропредприятий.

    С открытием кубинской экономики в 1993 году число самозанятых выросло. В 1994 г. было выдано 121 000 лицензий на частную деятельность, а к 2005 г. количество выданных лицензий увеличилось до 165 000.После этого года количество лицензий на частную предпринимательскую деятельность значительно сократилось. С восхождением Рауля Кастро на пост президента в октябре 2010 года была обнародована Резолюция 32, возрождающая частный сектор.

    Эта новая резолюция расширила список разрешенных видов деятельности со 157 до 178.  Вскоре список увеличился до 201 разрешенного вида деятельности, а правила реализации обеспечили большую гибкость для субъектов частного сектора. Cuentapropistas (самозанятым) было разрешено нанимать сотрудников, получать кредиты, вести расчетные счета и устанавливать договорные отношения с государственным сектором, среди прочего. В этом новом контексте cuentapropistas начали приобретать характеристики микро- и малых частных предприятий.

    В период с 2008 по 2018 годы произошли более масштабные изменения. Частный и кооперативный секторы процветали. Новые директивы отменили регулирование кубинского бизнеса и передали государственную землю в узуфрукт (право на использование) людям, которые согласились обрабатывать ее. Это открыло двери для создания многих мероприятий на Кубе, подобных тем, которые существуют в других странах мира.

    Это не был линейный процесс. Были как успехи, так и неудачи, но в целом наблюдается очевидный бум количества выданных лицензий с 2010 по 2019 год, когда государство выдало около 620 000 лицензий.

    Городские кооперативы — новый термин, придуманный для отличия их от сельскохозяйственных аналогов — также были разрешены при администрации Рауля Кастро. Процесс утверждения был поручен Исполнительному комитету Совета министров. Первоначально кооперативы были созданы посредством четырех отдельных разрешений, всего 498 кооперативов. К сентябрю 2016 года функционировало 383 кооператива, в основном в Гаване, Артемисе, Матансасе, Маябеке и Пинар-дель-Рио — все они расположены в западном регионе страны. С 2016 по 2019 год государство прекратило выдачу новых лицензий на частную деятельность и кооперативы. Это было, честно говоря, неудачей.

    На практике, благодаря дополнительным указаниям, содержащимся в подзаконных актах, самозанятые работники ( cuentapropistas) и некоторые городские кооперативы уже могут быть охарактеризованы как микро- или малые частные предприятия.Для того чтобы нормативные акты охватывали всех субъектов экономической деятельности, по-прежнему необходимы уточнения ключевых концепций и сферы охвата. Поскольку мы проходим процесс уточнения этих правил, нам необходимо учитывать концепции кубинской экономической модели, описанные Раулем Кастро на седьмом съезде партии в апреле 2016 года.

    В своем Informe Central (Central Report) президент Кубы выразил необходимость «называть вещи своими именами и не прятаться за нелогичными эвфемизмами, чтобы скрыть реальность. Увеличение числа самозанятых и предоставление полномочий нанимать других работников на практике привели к появлению частных средних, малых и микропредприятий, которые функционируют без юридического существования, которое им положено». [7]

    Там же он представил «Концептуализацию кубинской экономической и социальной модели социалистического развития», в параграфах 181 и 182 которой описываются типы компаний, которые могут быть созданы. Параграф 181 признает «малые предприятия, в основном управляемые работником и его/ее семьей.А пункт 182 «уполномочивает частные компании среднего, малого и микромасштаба по объему деятельности и численности работников признаваться юридическими лицами». [8]

    Другими словами, на Кубе сегодня уже необходимо переосмыслить термин «самозанятость». Несмотря на то, что на принятие имплементирующих положений ушло много времени, этот вид деятельности уже дает многообещающее экономическое развитие. По-прежнему трудно оценить его масштабы и потенциал из-за неустойчивого кубинского экономического положения, медленного процесса изменения нормативно-правовой базы и нехватки поставок, с которыми сталкивается частный сектор, среди прочих проблем. Однако нет никаких сомнений в том, что сегодняшним cuentapropistas нужно только время, чтобы продемонстрировать свой потенциал.

    Термин « cuentapropista » не подходит для описания экономических единиц, которые в настоящее время составляют значительную часть кубинской экономики и способны организованно мобилизовать средства производства (капитал и человеческие ресурсы). Действительно, их следует считать предприятиями, если они подпадают под ранее описанные определения. Соответственно, тех, кто имеет лицензии на ведение такой частной предпринимательской деятельности, следует называть по имени: предприниматели.

    Часть кубинской промышленности — по крайней мере кубинская легкая промышленность — может быть реорганизована в ММСП. Это помогло бы изменить размеры потрепанной национальной промышленности и затормозило бы текущую декапитализацию. Нельзя отрицать, что частные предприятия пользуются на Кубе такими преимуществами, как доступ к высококвалифицированной рабочей силе и национальному рынку с большим неудовлетворенным спросом. Куба имеет более чем необходимые условия для того, чтобы ММСП стали ключевым элементом экономического роста. Не следует забывать, что в последние годы темпы роста ВВП (валового внутреннего продукта) были крайне низкими – временами близкими к нулю.Под воздействием пандемии Covid-19 можно ожидать значительного снижения темпов роста, поскольку она парализует производственную деятельность и такие услуги, как туризм.

    Уже существующий бизнес-сектор должен быть организован как ММСП. Государству необходимо создать и поддерживать среду, признающую их роль и создающую условия, необходимые ММСП для раскрытия своего потенциала. Поскольку мы рассматриваем возможность децентрализации плановой экономики, мы должны сосредоточить внимание на той роли, которую могут сыграть ММСП.

    Формирующийся негосударственный сектор должен стать в среднесрочной перспективе плотной тканью ММСП, с любыми банковскими счетами, которые им необходимы для работы, не только в интересах самих предпринимателей, но и в интересах государственных учреждений, с которыми они взаимодействуют. . Государству следует изучить, как наилучшим образом стимулировать банки к предоставлению кредитов ММСП. [9]

    ММСП на Кубе могут принимать различные формы, например кооперативы, микропредприятия или малые предприятия, которые осуществляют как текущую разрешенную деятельность, так и будущую деятельность.

    Они также могут быть формой организации, используемой для совместных предприятий между государственными предприятиями и кооперативами или между кооперативами и частным сектором. ММСП также можно использовать для организации деятельности частных фирм и кооперативов с иностранным партнером. Словом, есть разные способы связать иностранный капитал с частным, отечественным капиталом.

    Одним из вариантов изучения может быть продажа долей в уставном капитале работникам действующих государственных предприятий или передача им части средств производства.Логично было бы, например, сделать это в сфере одежды и бытовых услуг.

    В целом, кубинские ММСП могут пользоваться многими преимуществами, но они должны иметь автономию, поскольку они должны быть эффективными; нельзя допустить, чтобы народно-хозяйственный план подрывал их деятельность. ММСП должны иметь возможность использовать преимущества новых идей в бизнес-администрировании и управлении, включая разработку продуктов, закупки и контроль качества, чтобы они могли быть конкурентоспособными и адаптироваться к потребительским предпочтениям, среди прочего [10] .

    Кубинская статистика в настоящее время не отражает продажи микро- и малых предприятий, поэтому у нас нет достоверных данных, а наша двухвалютная система создает еще большие искажения. Из-за этого предложения, регулирующие размер ММСП, должны основываться на количестве сотрудников. Микропредприятие должно состоять не более чем из пяти сотрудников, малый бизнес не более 20, а средний бизнес не более 30.

    Пришло время подумать о том, как лучше всего использовать высокообразованные человеческие ресурсы Кубы, и мы должны уделить первоочередное внимание стимулированию экономической деятельности, которая максимально использует это образование.Это помогло бы избежать дальнейшей дисквалификации человеческого капитала, которая возникает, когда хорошо образованные кубинцы переходят на работу с высоким доходом и низкой квалификацией. Это также может остановить эмиграцию в более и менее развитые страны Латинской Америки, где возможностей для высококвалифицированных рабочих больше, чем сейчас на Кубе.

    В такой стране, как Куба, мы можем ожидать больших результатов от ММСП, прежде всего, если есть желание добиться социально-экономического развития на всей территории страны.

    Уроки

    Несмотря на то, что Куба получила политическое одобрение, она еще не развила свои ММСП. Деловые отношения существующих частных субъектов с государственными предприятиями почти нулевые. И хотя переосмысление экономической модели, одобренной Коммунистической партией Кубы и правительством в 2016 году, относится к ММСП, преобладающая экономическая политика, призванная способствовать их росту, не отдает приоритет промышленному развитию. Эта политика не способствует созданию новых отраслей и не стабилизирует кубинское общество, которое годами страдало от экономических трудностей.

    На сегодняшний день утвержденный перечень видов деятельности, которыми могут заниматься частные лица, остается недостаточным и не учитывает потенциал кубинских специалистов. Тем не менее, те работники, которые воспользовались этими лицензиями частного сектора, признают, что качество их жизни улучшилось и что они предоставляют полезные услуги населению и государству.

    Мировая экономическая история показывает, что многие крупные компании начинались как микропредприятия и росли при скудной финансовой поддержке.Многие из них были запущены менее 40 лет назад и в настоящее время являются многонациональными предприятиями.

    Кубе следует рассмотреть вопрос о создании учреждения или отдела в Министерстве экономики и планирования, такого как Министерство международной торговли и промышленности Японии (MITI), для поддержки ММСП через Ventanilla Única ( единый офис ) с площадками по всей Кубе. . Миссия этой организации будет заключаться в том, чтобы взаимодействовать с соответствующими регулирующими органами, чтобы помочь ММСП в получении всех необходимых разрешений для их создания и работы.Это должен быть автономный институт, который помогает своим членам ММСП — действительно отличный от тех, которые мы видели в нашей недавней экономической истории.

    Как и в остальном мире, на Кубе было бы выгодно создать банк развития или другие микрофинансовые учреждения, ориентированные на сегмент рынка ММСП. Куба могла бы также присоединиться к микрокредитным организациям, которые уже действуют на международном уровне.

    Новое законодательство о промышленной политике или предпринимательском праве, рассмотрение и утверждение которого запланировано на 2022 год, должно способствовать установлению связей между государственными компаниями и ММСП, с тем чтобы последние могли участвовать в соответствующих этапах производственного процесса. с целью экспорта.Участие мелких частных субъектов повысит конкурентоспособность при экспорте конечного продукта.

    Кубинские власти приняли меры для развития частного сектора, но до сих пор эти действия были недостаточными и неадекватно структурированными для развития сектора и улучшения его условий для достижения успеха.

    Без оптового рынка сырья, возможности импортировать и экспортировать материалы и конечную продукцию или ясности в отношении того, на что ссылается правительство, когда заявляет, что оно не допустит «концентрации богатства», для ММСП, чтобы внести свой вклад в экономическое развитие, которого мы все хотим.

    Наконец, в той мере, в какой правительство оценит потенциал ММСП и воспользуется предоставляемыми ими возможностями, они могут стать весьма жизнеспособной частью нынешней экономической модели.


    [1] Омар Эверлени, Las PYMES en el contexto internacional, Centro de Estudios de la Economía Cubana, La Habana, 1995.

    [2]  CEPAL, La pequeña y mediana empresa. Альгунос Аспектос, 1993.

    [3] Леонардо Арредондо, диплом маэстрии «Эль-трабахо por cuenta propia, la micro y la pequeña empresa en Cuba: su potencial para el desarrollo económico», Flacso, La Habana, 2012.

    [4] Гонсало Родригес, Эль-процесс индустриализации кубинской экономики, Editorial de Ciencias Sociales, La Habana, p. 151.

    [5] Омар Эверлени, «PYMES на Кубе: ¿utopía o realidad necesaria?», Miradas a la economía cubana: un análisis desde elector no estal, Editorial Caminos, La Habana, 2015, стр. 29-36.

    [6] Там же.

    [7] PCC, VII Congreso del Partido Comunista de Cuba, Гавана, 2016 г.

    [8] PCC, VII Congreso del Partido Comunista de Cuba, Tabloide del Periodico Granma, «Conceptualización del modelo económico y social cubano de desarrollo socialista», La Habana, 2016.

    [9] Павел Видаль, «La apertura a las microfinanzas en Cuba», La economía cubana: ensayos para una reestructuración necesaria, Editorial Molinos Trade SA., 2012.

    [10]  Омар Эверлени и Павел Видаль, «El trabajo por cuenta propia y sus limitaciones para la producción. Septiembre, 2011.Visto el 10 de noviembre de 2012 en https://www.ipscuba.net/?option=com_k2&view=item&id=2158&Itemid=10

    ММСП OEPV (EN) (ред.) docx.pdf 160,88 КБ

     

    Управление цепочками поставок: крупные и крупныеМалые и средние предприятия (МСП): книга «Бизнес и менеджмент», глава

    . Большинство исследований, проводимых в области управления цепочками поставок во всем мире, относятся к таким областям цепочки поставок, как определения, ее структуры и стратегии, структура цепочки поставок, достижение конкурентного преимущества за счет ее успешного внедрение и т. д. Но большая часть этого исследования ограничивается только крупными предприятиями, и очень ограниченное исследование проводится в цепочке поставок, связанной с сектором МСП. Кроме того, стратегии и рамки SCM, разработанные для этих крупных предприятий, оказались непригодными и неприменимыми на малых предприятиях.Это отсутствие исследований с особым акцентом на SCM в большей степени относится к индийским МСП и в гораздо меньшей степени к малым предприятиям, принадлежащим к производственному сектору. Обнаружено, что большинство стратегий SCM, применимых и реализуемых на крупных предприятиях, либо трудно реализовать, либо МСП не рассматривают эти стратегии всерьез из-за отсутствия понимания, осуществимости реализации и осведомленности. Таким образом, существует много различий в том, как SCM рассматривается и понимается в малых и средних предприятиях по сравнению с крупными предприятиями.В этой статье основное внимание уделяется этим различиям SCM со ссылкой на проблемы и трудности в реализации по сравнению с крупными предприятиями с помощью обзора литературы. Выявлено, что существует огромный пробел в понимании, оценке и использовании практики SCM в секторе МСП. Исследование ограничено только вторичными данными, доступными в опубликованных национальных/международных журналах. Выявлено, что SCM может быть потенциальным инструментом конкурентного преимущества, минимизации затрат и оптимального принятия решений, а также распределения рисков в МСП.В документе определены пробелы, проблемы и возможности для МСП в реализации SCM.

    Top

    Введение

    Малые и средние предприятия

    Поскольку стандартного определения МСП не существует, разные авторы и органы определяют его по-разному. Важными среди них являются определения, основанные на географическом положении, размере предприятия в плане количества. сотрудников, шт. выпускаемой продукции, поставщик или OEM (производитель оригинального оборудования), структура, объем продаж, стоимость активов, форма собственности, внедрение технологий и т. д.(Рахман, 2001). В Индии Закон о развитии и регулировании промышленности 1951 года (IDR) дал определение малым предприятиям, но не дал официального определения для средних предприятий. В MSMED (Закон о развитии микро-, малых и средних предприятий, 2006 г.) среднее предприятие определяется как предприятие с инвестициями более рупий. 50 миллионов, но не более рупий. 100 миллионов на заводы и оборудование.

    Управление цепочками поставок

    Управление цепочками поставок (SCM) определяется несколькими авторами по-разному.В литературе доступно около 173 уникальных определений SCM. Всеобъемлющее определение SCM было предоставлено (Джеймс Р. Сток и Стефани Л. Бойер, 2009 г.) посредством систематического обзора этих 173 определений путем анализа терминов, входящих в каждое из этих определений. SCM — это управление взаимоотношениями с поставщиками и клиентами на начальном и нисходящем этапах с целью обеспечения большей ценности для клиентов при меньших затратах для цепочки в целом (Martin Christopher, 1992)

    SCM представляет собой набор подходов, используемых для эффективной интеграции поставщиков, производителей, складов, и розничных продавцов, чтобы товары производились и распространялись в нужных количествах, в нужных местах и ​​в нужное время, чтобы минимизировать общесистемные затраты при удовлетворении требований к уровню обслуживания (Simchi-Levi et al. , 2000).

    Методология исследования

    В целях исследования был проведен тщательный обзор литературы с использованием статей, опубликованных в различных национальных и международных журналах, связанных с исследованием. Работа разбита на три этапа. На первом этапе выявляются пробелы, трудности, проблемы и препятствия в реализации практики цепочки поставок в МСП по сравнению с крупными предприятиями. На втором этапе подчеркивается роль и вклад сектора МСП в общий экономический рост любой страны.На третьем этапе подводятся итоги пробелов и рекомендуются стратегии для успешного внедрения SCM.

    Top

    Scm In Large Vs. Малый и средний бизнес: пробелы и вызовы

    Во всем мире было проведено множество исследований, связанных с управлением цепочками поставок. Большинство этих исследований были сосредоточены на определениях, схемах, стратегиях и дизайне цепочки поставок, достижении конкурентного преимущества за счет эффективного управления SCM и т. д. Тщательный анализ литературы показывает, что большинство исследователей сосредоточились на вопросах управления цепочкой поставок, связанных с крупными предприятиями.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *