13.06.2024

Как богатеют люди: Принципы мышления богатых людей: как думать, чтобы богатеть?

Принципы мышления богатых людей: как думать, чтобы богатеть?

Томас Корли, американский исследователь, пять лет посвятивший изучению привычек, мышления и других «особенностей» богатых людей пришел к интересному выводу: богатство имеет крайне мало общего с удачей, но практически целиком зависит от привычек. Корли анализировал повседневные привычки богатых людей и людей, живущих в бедности (233 представителя первой группы и 128 — второй), и выделил то, что впоследствии назвал «привычками богатства». Многие из них относятся не к действиям, а скорее к образу мысли.

«Я пришел к выводу, что богатые люди — в большинстве своем оптимисты, они благодарны, и счастье тоже входит в их привычку», — цитирует Томаса Корли Business Insider. Результаты своих исследований он изложил в книге Rich Habits: The Daily Success Habits Of Wealthy Individuals, а также на своем сайте. За «богатых» Корли в своем исследовании принимал людей с годовым доходом не менее $160 тысяч, владеющих активами на сумму $3,2 млн и более.

Бедные в классификации Корли — те, кто зарабатывает в год менее $35 тысяч, активы которых не превышают $5 тысяч.

Издание Business Insider собрало десять основополагающих принципов мышления богатых людей.

1. Богатые уверены, что привычки сильно влияют на их жизнь.

С утверждением «Повседневные привычки имеют определяющие значение с точки зрения финансового успеха» согласились 52% богатых людей и всего 3% бедных. Богатые уверены: вредные привычки сопутствуют неудачам, а полезные — создают так называемую «альтернативную удачу», новые возможности. «Когда я спрашивал об удаче, большинство богатых говорили, что им везло, а бедные считали себя неудачливыми», — прокомментировал Томас Корли.

2. Богатые люди верят в «американскую мечту».

С утверждением «Американской мечты больше не существует» согласны 2% обеспеченных людей и 87% бедных. Суть американской мечты в том, что у всех людей относительно равные возможности, и каждый может достичь многого, используя собственный потенциал. И практически богатые люди, с которыми беседовал Корли, до сих пор уверены, что богатство — часть американской мечты, очень многие продолжают в нее верить.

3. Богатые считают, что отношения с людьми важны для профессионального и личностного роста.

«Отношения имеют решающее значение для финансового успеха,» — с этим согласны 88% богатых людей и 17% бедных. При этом богатые люди не только согласны с данным утверждением, но и очень много делают для развития и поддержания собственной сети ценных контактов. Они не забывают поздравлять знакомых, коллег и партнеров с праздниками, днями рождения, важными событиями, происходящими в их жизни.

4. Богатые любят знакомиться с новыми людьми.

О своей любви к новым знакомствам заявили 68% богатых людей и 11% бедных. Эта привычка, отмечает Корли, идет рука об руку с предыдущей. Кроме того, богатые считают важным нравиться новым людям (о важности likeability в финансовом успехе говорят 95% богатых людей).

5. Экономия и накопления, по мнению богатых людей, очень важны.

С утверждением «Экономия и накопление денег являются важной частью финансового успеха» согласились 88% богатых людей и 52% бедных. «Быть богатым — не значит просто много зарабатывать, речь еще и об экономии, о накоплениях. Многие богатые люди, с которыми я беседовал, стали богатыми не столько потому, что очень много зарабатывали, сколько из-за правильной привычки экономить», — считает Корли. Он рекомендует принцип 80/20: тратить на жизнь 80% своего дохода, 20% — откладывать.

6. Богатые считают, что сами определяют свой жизненный путь.

В судьбу верят 90% бедных людей и всего 10% богатых, и это очень показательно. Бедные люди склонны многое списывать на судьбу, генетику и разного рода факторы, человеку, по сути, неподвластные. «Многие богатые люди из тех, с кем я беседовал, отнюдь не всегда были богаты, но всегда верили в собственные силы и в то, что всего могут достигнуть сами», — сказал Томас Корли.

7. Креативность важнее интеллекта считают богатые люди.

75% богатых людей считают, что креативность имеет ключевое значение в деле финансового успеха, и только 11% бедных людей согласны с этим утверждением. Бедные считают, что не творчество и креативность, а интеллект более важен для богатства. Также они склонные верить, что к богатству приводят счастливые случайности. «Согласно статистике, богатыми становятся те студенты, которые во время учебы показывали весьма средние результаты. Интеллект — не решающая черта», — отметил Корли.

8. Богатые довольны своими рабочими местами.

«Мне нравится то, чем я зарабатываю (зарабатывал) на жизнь» — с этим утверждением согласны 85% богатых людей и лишь 2% бедных. «Большинство богатых людей любят свою работу, и это не случайно», — говорит Корли. 86% богатых людей работают в среднем 50 часов в неделю (вдвое меньше бедных — 43% — делают то же самое). 81% богатых респондентов отмечают, что всегда делают больше, чем от них требуется (тем же могут похвастаться только 17% бедных людей).

Корли связывает это с идеей важности творчества в финансовом успехе: «Когда люди находят творческое дело по душе, оно легко «превращается» в денежный эквивалент».

9. Здоровье влияет на успех, убеждены богатые люди.

С тем, что успех во многом зависит от здоровья, согласны 85% богатых и 13% бедных людей. «Один мой собеседник сказал мне, что не сможет зарабатывать, лежа в больнице. Здоровье, считают богатые люди, — это меньшее количество больничных, большая эффективность и большее количество заработанных денег», — отмечает Томас Корли.

10. Богатые готовы рисковать.

«Я бы пошел на риск, чтобы разбогатеть» — с этим согласились 63% богатых людей и 6% бедных. «Многие участники моего исследования — владельцы бизнеса. Они достигли успеха, потому что много сил и времени посвящали самообразованию, но и многое узнали из жестких уроков, преподнесенных им жизнью», — сказал Томас Корли. 27% богатых участников исследования признались, что хотя бы раз потерпели крупную неудачу в бизнесе (среди бедных таких всего 2%, и это лучшая иллюстрация выражения «Не ошибается тот, кто ничего не делает»).

«Неудача создает новую связь в мозге. Уроки продолжаются всю жизнь», — считает Корли.

ВЛИЯНИЕ ИНФЛЯЦИИ НА СОЦИАЛЬНОЕ НЕРАВЕНСТВО / КонсультантПлюс

Приложение 3

Ценовая стабильность является неотъемлемым элементом благоприятной среды для жизни людей и ведения бизнеса, для устойчивого экономического роста. Она необходима для планирования инвестиций, защищает сбережения от инфляционного обесценения. Кроме того, низкая и стабильная инфляция является важным условием социальной стабильности.

При прочих равных условиях высокая инфляция способствует усилению социального неравенства, росту дифференциации доходов, так как наиболее негативно влияет на благополучие людей с низким уровнем достатка.

В ходе социологических опросов российские граждане не случайно называют высокую инфляцию и низкий уровень доходов в числе самых острых для себя проблем (приложение 2).

При высокой инфляции расходы «бедных» растут быстрее…

Во-первых, люди с низким достатком сильнее страдают от инфляции вообще: высокие темпы роста цен более критичны для «бедных», чем для «богатых». В потреблении семей с низкими доходами основную часть составляют товары первой необходимости, и объемы их потребления близки к минимально необходимому для жизни уровню. Такие семьи не могут в ответ на рост цен сократить потребление большинства товаров или переключиться на их более дешевые аналоги — они и так потребляют самые дешевые товары и в минимальном количестве.

В результате рост цен товаров первой необходимости ведет к сокращению потребления малообеспеченными людьми других товаров и резкому ухудшению качества жизни «бедной» части населения.

Во-вторых, как правило, при высокой инфляции рост цен не одинаков для «богатых» и «бедных», и для «бедных» он выше. Наборы товаров и услуг, потребляемых людьми с низкими и высокими доходами, существенно различаются, и в периоды высокой инфляции набор для «бедных» чаще всего дорожает быстрее.

Это можно увидеть на примере динамики стоимости условных потребительских корзин для «бедных» и для «богатых» <1> в России в период с 2003 по 2017 год.

В периоды высокой инфляции инфляция для «бедных» была выше инфляции для «богатых». В 2005 г. разница достигала 9 процентных пунктов. При этом существенный вклад в разницу между инфляцией для «бедных» и для «богатых» вносил опережающий общую инфляцию темп роста цен на услуги ЖКХ в 2003 — 2013 гг. <2>, учитывая, что их доля в потребительской корзине для «бедных» выше. Начиная с I квартала 2016 г., когда инфляция приблизилась к 7% и затем стабильно снижалась, темпы инфляции для «бедных» и для «богатых» почти сравнялись.

———————————

<1> В условную корзину для «бедных» были включены хлеб, мясо, молочная продукция, яйца, макароны, овощи, чай, табак, алкоголь, услуги ЖКХ, общественный транспорт с теми же весами, с которыми данные компоненты входят в корзину ИПЦ, используемую Росстатом, а также одежда и обувь с весами вдвое меньше. Затем веса были нормированы так, чтобы сумма весов составила 100%.

Условная корзина для «богатых» состоит из всех товаров корзины ИПЦ, при этом веса скорректированы так, что веса тех товаров, которые входят в корзину для «бедных», в 2,5 раза меньше, а веса остальных товаров пропорционально увеличены, чтобы сумма весов составила 100%.

<2> За исключением 2009 и 2011 годов.

По оценкам, существует устойчивая зависимость между темпом общей инфляции и дифференциацией темпов инфляции для «богатых» и для «бедных»: чем выше общий темп инфляции, тем выше эта разница и, соответственно, больше различий в темпе падения покупательной способности для «бедных» и «богатых».

Динамика инфляции для «бедных» и для «богатых»

Соотношение инфляции и разности инфляции для «бедных»

и для «богатых»

Таким образом, снижение инфляции ведет к снижению разницы в росте стоимости жизни для «бедных» и для «богатых».

…а доходы медленнее

Как правило, номинальные доходы людей с низким достатком относительно стабильны, и в периоды высокой инфляции их реальные доходы обычно растут медленнее или сокращаются быстрее, чем доходы «богатой» части населения. На это указывает анализ соотношения доходов 20% людей с наиболее высокими доходами и 20% людей с наиболее низким уровнем доходов. Разница в номинальных доходах этих двух групп россиян незначительно увеличилась в период с 2002 по 2016 г., в то время как разница в реальных доходах существенно выросла.

Таким образом, по мере закрепления инфляции вблизи 4% влияние инфляции как фактора роста социального неравенства значительно уменьшится.

Соотношение денежных доходов «богатых» и «бедных» <*>

Открыть полный текст документа

возможности и вызовы в эпоху великих потрясений

До 1800 года бедными были почти все. Была знать, были владельцы огромных земельных угодий, но они составляли лишь ничтожное меньшинство, а почти все остальные жили в бедности. И все были практически неразрывно связаны со своей землей. Так было на протяжении всей истории человечества. Конечно, происходили и коренные изменения: появилось сельское хозяйство. До его возникновения большинство людей занимались охотой и собирательством. Но затем, с началом эры сельского хозяйства, производство продуктов питания пришло к людям, а не наоборот. Теперь людям не приходилось заниматься поисками пищи. Они знали, что в определенных местах продовольствие можно было производить на постоянной основе.

Однако достаток определялся землей, и те, кто владел землей, владели значительной частью мирового богатства. А вот перевозить или перемещать что бы то ни было – вещи, идеи, людей – было сложно. Любые перевозки были сопряжены с огромными трудностями, и поэтому торговля была развита довольно слабо. Таким образом, затраты на перевозку являлись действительно важным фактором, определившим пути формирования общества.

В XVII веке в Азию прибыло всего 3000 судов из Европы. В XVIII веке – то есть, за следующие сто лет – сюда прибыло около 6000 судов. Перевозить любые товары было очень сложно.

Однако примерно в 1800-1820 годах произошли некоторые очень важные события. И два самых значимых из них, привлекающих к себе внимание большинства историков, – это промышленная революция и использование пара. Итак, примерно в 1820 году энергия пара открыла возможности для перевозок товаров, а перевозки товаров стали двигателем индустриализации, торговли и экономического роста.

Но в этот же период был дан старт процессу, о котором говорила выдающийся экономист Дейдра Макклоски, – с началом промышленной революции и эпохи использования паровой энергии зародилось то, что она назвала «великой дивергенцией», когда некоторые регионы, прежде всего, Европа и Соединенные Штаты, начали очень быстро богатеть.

Истоки этого процесса она усматривает в появлении так называемой буржуазии. Буржуазию составляли бывшие сельские жители, достаточно тесно связанные со знатью и хотевшие жить так же, как и она. Таким образом, она считает процесс формирования буржуазии весьма важным, поскольку буржуа стали предшественниками среднего класса.

Что же произошло за два столетия, отделяющие нас от 1820 года? Неимоверно расширилась доступность товаров и услуг. Изменения были не точечными, они были гигантскими, потому что до 1820 года люди рождались и умирали, а мир, в котором они жили, оставался практически неизменным. С момента их рождения до момента их смерти больших изменений в мире не происходило. Однако с 1820 года мир стал быстро, очень быстро меняться. 

Двести лет назад четверо из каждых пяти взрослых жителей Соединенных Штатов занимались выращиванием продуктов питания для своих семей. А сегодня один фермер кормит 300 человек.

Я говорю обо всем этом потому, что нам необходимо видеть все это в перспективе. Нам следует рассматривать достигнутый человечеством прогресс, – то есть развитие, которым мы и занимаемся во Всемирном банке, – в историчском контексте.

Напомню вам, что китайский президент Си Цзиньпин говорит о тысячелетиях великих достижений. Действительно, до 1800 года многие инновации зарождались именно в Азии и на Ближнем Востоке. Но, как он часто отмечает, следующие двести лет после 1800 года были для Китая не столь великими, хотя, конечно, сегодня Китай развивается очень быстрыми темпами.

И еще раз позволю себе напомнить: до начала XIX века бедными были почти все.

И что же я вижу сегодня? Сегодня, куда бы я ни приехал, я вижу молодых людей, у которых, может быть, нет смартфонов, но которым смартфоны доступны. По мнению многих аналитиков, к 2025 году доступ к широкополосной связи получит вся планета.

Сегодня, когда люди, пользуясь широкополосной связью, получают доступ в интернет, это имеет несколько следствий. Прежде всего, имея доступ к интернету, люди получают гораздо бóльшую удовлетворенность от жизни. Имея доступ в интернет, они могут видеть, чем живет мир. Они могут смотреть фильмы, телевизионные шоу. Их удовлетворенность жизнью растет.

Но происходит еще кое-что: растет и доход, на который они ориентируются, а изучением этого аспекта мы – Группа Всемирного банка – и занимаемся. Растет тот доход, с которым люди сравнивают свой собственный. И когда это происходит, их доход тоже должен увеличиться – в противном случае они не будут удовлетворены своей жизнью.

Сегодня технологии оказывают нам огромную услугу, обеспечивая соединения для всех, но одновременно с этим они приведут к исчезновению некоторых профессий.

Сегодня существует немало прогнозов относительно того, сколько именно рабочих мест исчезнет. Некоторые говорят даже, что исчезнут почти все рабочие места.

Однако вот что говорит один человек – человек, которого я довольно хорошо знаю, – основатель знаменитой компании «Алибаба» Джек Ма. Он – самый богатый человек в Китае, владелец огромной компании.

Джек Ма говорит следующее: «Знаете, когда мой дед был жив, он работал по 16 часов в день 6 дней в неделю и считал, что он очень загружен. Я работаю по восемь часов в день пять дней в неделю и считаю, что я очень загружен. Мои дети будут работать по три часа в день три дня в неделю и будут считать себя очень загруженными».

По его мнению, технологии сделают ненужными все без исключения рабочие места, требующие физической силы. Но он идет дальше и утверждает, что и все без исключения рабочие места, основанные на знаниях, тоже исчезнут – может быть, не столь быстро, но все же исчезнут. Он предсказывает, что, когда бы такого рода перевороты ни происходили – а он считает, что, судя по характеру нынешнего развития искусственного интеллекта и технологий, это будет именно коренной переворот, – так вот, он полагает, что таким событиям сопутствуют, как минимум, 30 лет неимоверных сложностей и потрясений.

И как же нам теперь поступить? Как реагировать на такого рода потрясения? Как нам следует действовать в ситуации, когда каждый знает, как живут все остальные, и стремится к лучшему. Люди хотят лучшего для себя, но одновременно с этим технологии могут в конечном счете уничтожить очень и очень многие рабочие места.

Если вы, пытаясь понять, как следует решать проблему неравенства, как следует решать проблему бедности, обратите свой взгляд к истории, то увидите, что очень значимая фигура в ней – это Эндрю Карнеги. В своей книге «Евангелие богатства» он писал: «По человеку, который, умирая, оставляет после себя миллионы, которыми он распоряжался при жизни, никто не скорбит, он умирает без почестей, без славы. Человек, умирающий богатым, покрывает себя позором».

Именно Карнеги помог другому человеку – Джону Д. Рокфеллеру – пересмотреть свои взгляды на деньги. И так было положено начало филантропии.

Слово «филантропия» вошло в английский язык примерно в XVII веке из греческого, где оно означает «любовь к людям».

Извините, позвольте на секунду вернуться в более давнее прошлое.

В 1601 году британский парламент принял Статут о благотворительности, и в нем впервые властям было предписано заботиться о нуждах бедняков, живущих в конкретном районе.

Примерно в то же самое время руководители мусульманских государств жертвуют средства на создание крупнейших образовательных центров. Персидский шах Аббас – мы как раз говорили о нем с Падиде – пожертвовал средства на содержание школы при шахской мечети, и она послужила образцом для создания других подобных учебных заведений.

Таким образом, традиции филантропии существовали давно. Но проблема заключается в том, что филантропия, отражавшая наши традиционные подходы к решению проблем неравенства и бедности, сейчас больше не работает.

Давайте рассмотрим еще один широко известный пример – пример Альберта Швейцера. Надо сказать, что, когда я говорю об Альберте Швейцере в этом ключе, популярности мне это не прибавляет, потому что люди – по вполне понятным причинам – восхищаются им. Но Альберт Швейцер принадлежал к другой традиции. Он участвовал в процессе колонизации. Он также был миссионером. А тогда бытовало мнение, что люди, подобные Альберту Швейцеру, берут на себя бремя приобщения нецивилизованных масс к цивилизации. При этом Альберт Швейцер считал себя и великим врачом, помогавшим бедным.

Впервые я услышал об этом, потому что в больнице в Бостоне, где я проходил стажировку, работал врач-кардиолог, который в 1950-е годы ездил к Альберту Швейцеру. Вернувшись, он написал короткий отчет, в котором сообщил, что был абсолютно потрясен условиями в госпитале Швейцера. Этот врач-кардиолог специализировался на нарушениях сердечного ритма. По его словам, многие пациенты в этом госпитале страдали от этого недуга, и им можно было помочь, но это не делалось. Это был очень краткий отчет, но его подтвердил британский журналист Джеймс Камерон, посетивший госпиталь Швейцера в 1953 году. Вот что он написал тогда об этом госпитале:

«Госпиталь производит шокирующее впечатление. Я был готов увидеть что-то неожиданное, но не такое потрясающее убожество. Врач отвергает все технические новшества настолько решительно, что это и кажется начетничеством, и отталкивает. Палаты – это жалкие хижины, душные и темные, койки сколочены из досок, вместо подушек – деревяшки, повсюду – куриный и собачий помет. Водопровода нет, вода – только дождевая; нет ни газа, ни канализации, ни электричества, кроме как – что характерно – для освещения операционной и граммофона».

Далее Камерон отмечает: «Тогда я сказал, что, скорее, это госпиталь существует для него, нежели он – для госпиталя. Госпиталь был архаичным и примитивным намеренно, он намеренно существовал как часть окружавших его джунглей. Основания, на которых он создавался, очевидно, были в гораздо большей степени философскими, нежели медицинскими».

Отчасти мишенью этой критики были намерения Швейцера – а он говорил о них очень четко. Он заявлял об этом – и служил источником вдохновения для многих. Он говорил о том, что его миссия – исправить то зло, которому другие потворствовали во имя христианской веры.

Но я 30 лет проработал в организации «Партнеры в области здравоохранения», и мы пытались делать прямо противоположное тому, что, на наш взгляд, делал Швейцер. Мы рассуждали так: «Речь не о нас. Речь о том, как сделать все, что в наших силах, чтобы оказать наилучшую, по мере возможности, медицинскую помощь другим, руководствуясь соображениями гуманности».

И, таким образом, очень многие желают, страстно желают получить доступ доступ к образованию, не допустить, чтобы их дети голодали. К этому стремятся многие, и доступ в интернет будет и далее повышать планку устремлений. Каким же может быть наш образ действий в этой ситуации?

И это касается как раз сути того, что собой представляет наше учреждение. Группа Всемирного банка – в то время только одна ее часть – была создана в 1944 году на исходе Второй мировой войны. Мировым лидерам, в первую очередь, главам Соединенного Королевства и США пришла в голову, как мне представляется, блестящая – именно блестящая – мысль о необходимости еще до окончания войны создать учреждения, которые, с одной стороны, могли бы обеспечить стабильность – поскольку до Второй мировой войны и во время Второй мировой войны происходили валютные войны. Страны девальвировали свою валюту, пытались делать все, что возможно, чтобы получить преимущество, и статус глобальных валют был совершенно не определен. Именно поэтому существовала необходимость обеспечить некоторую стабильность глобальной системы.

Но, кроме того, по их мнению, нужна была организация, способная восстановить Европу, и такой организацией является Всемирный банк. Он был изначально назван Международным банком реконструкции и развития, и его цель состояла в восстановлении Европы.

Но затем произошло еще одно событие: в 1946 году, выступая в Гарварде, генерал Джордж Маршалл объявил о начале реализации программы, которая стала известна как План Маршалла. Так что теперь задача восстановления Европы решалась в рамках Плана Маршалла, а Всемирному банку нужно было найти себе другое поле деятельности.

Тем не менее, свой первый заем Всемирный банк предоставил Франции. Однако после этого Банк изменил направление своей деятельности, сосредоточившись, в основном, на проблеме бедности.

Что касается основополагающих принципов, то, открывая конференцию, министр финансов США Генри Моргентау заявил, что цель Группы Всемирного банка, цель совещаний состоит в создании динамичной мировой экономики – цитирую – «динамичной мировой экономики, в рамках которой народ любой страны сможет в мирной обстановке реализовать свой потенциал, улучшить условия жизни и во все большей мере пользоваться плодами материального прогресса. Ведь свобода возможностей – это залог всех других свобод».

Кроме того, он утверждал, что «…процветание не имеет четких границ. Оно – не конечная субстанция, величину которой можно уменьшить делением. Напротив, чем более процветают другие нации, тем больше процветания достается на долю каждой».

Это был великолепный взгляд на вещи, и мне представляется, что даже сегодня он для нас актуален.

Кстати, еще одним организатором этой конференции, помимо министра финансов Генри Моргентау, являлся великий Джон Мейнард Кейнс – возможно, второй по степени известности вслед за Адамом Смитом экономист всех времен и выдающийся деятель. И конференция, провести которую было очень нелегко, дала старт созданию нашей организации.

Итак, чем же мы занимаемся? В течение последних 70 лет страны формировали наш капитал, предоставляли нам деньги. Однако мы не просто берем деньги, чтобы сразу после этого раздать их. С частью этих средств мы, начиная с 1962 года, так и поступаем, однако, в общей сложности, Группа Всемирного банка, в том числе Международный банк реконструкции и развития, а также IFC – наше учреждение, работающее с частным сектором, – получили 19 млрд долл. США.

На данный момент, используя эти 19 млрд долл. США, мы предоставили займы и гранты в объеме почти 1 трлн долл. США – точнее, более 900 млрд долл. США. Что происходит, если вы создаете банк и предоставляете ему капитал? Банк использует этот капитал и затем может выйти – в любом случае, мы выходим на рынки капитала и привлекаем финансирование. И мы смогли привлечь средства в объеме примерно 900 млрд долл. США.

Помимо этого, нам удалось направить 28 млрд долл. США непосредственно на счет, который мы зарезервировали для беднейших стран. Эта программа называется МАР – Международная ассоциация развития. МАР предоставляет гранты беднейшим странам. На возвращение этих средств им дается 40 лет. Конечно, получить заем со сроком погашения 40 лет и под нулевой процент очень сложно, но таким образом мы помогаем странам развиваться. Именно этим мы и занимались все это время.

Когда я впервые пришел в здание Всемирного банка, то увидел здесь лозунг «Наша мечта – это мир, свободный от бедности». И тогда я спросил: «А почему это – мечта?» Почему бы нам не поставить это в качестве реальной цели и задачи? И мы это сделали.

После трех-четырех месяцев споров – а именно этим мы во Всемирном банке и занимаемся: мы спорим, спорим с данными, спорим с политикой и идеологиями, спорим с множеством разных факторов – мы пришли к такому выводу: мы хотим к 2030 году покончить с крайней бедностью, то есть, сделать так, чтобы никому в мире не приходилось больше жить на 1,90 долл. США в день. Кроме того, мы будем последовательно добиваться ускоренного обеспечения общего благосостояния, снижая уровень неравенства. И мы решили, что для этого мы будем действовать по трем направлениям.

Во-первых, мы всегда ставили во главу угла экономический рост, однако сейчас мы считаем, что такой рост должен быть всеохватным, то есть, отвечать интересам всех слоев населения, и устойчивым, то есть, не разрушающим планету. В итоге мы получаем устойчивый экономический рост в интересах всех слоев населения.

Во-вторых, учитывая, что мир ежедневно сталкивается с множеством кризисов, – пандемиями, изменением климата, беженцами, нестабильностью, конфликтами, насилием, – мы ставим своей задачей повышение устойчивости к такого рода мировым проблемам, затрагивающим все больше и больше людей.

И, наконец, третье направление – это наращивание объемов и эффективности инвестиций в людей. Итак: устойчивый экономический рост в интересах всех слоев населения, устойчивость к разного рода потрясениям, происходящим сегодня в мире, и наращивание объемов и эффективности инвестиций в людей.

Так что нам пришлось измениться, потому что изменился мир, а мир изменился коренным образом.

В 1960-е годы, вероятно, 70 процентов всего капитала, всех денег, направлявшихся в развивающиеся страны, поступали в рамках официальной помощи на цели развития, в систему предоставления которой входим и мы. Иными словами, все средства, которые направлялись в развивающиеся страны, предоставляли учреждения-доноры, ЮСАИД, другие подобные ему агентства, и группы, аналогичные нашей. Но взгляните сюда: видите, насколько снизился этот показатель.

Вот, видите?

Итак, даже в 1990 году – в 1990-м – 50 процентов всего капитала, поступавшего в развивающиеся страны, приходилось на долю официальной помощи на цели развития. Однако, начиная с 1990 года этот показатель стал падать, и сегодня он составляет менее 10 процентов. Так что, раньше мы могли указывать странам, как им поступать, и они нас слушали – ведь мы были такими крупными игроками. Однако сегодня на долю официальной помощи на цели развития приходится, в целом, всего лишь 9 процентов.

И как нам быть в этой ситуации? Как продолжать играть отведенную нам роль? Как мы можем помочь миллиардам и миллиардам жителей планеты – тем, кто только что появился на свет, тем, кто молод, кому предстоит искать работу, – как мы можем помочь им добиться того, к чему они стремятся?

Первое, о чем я уже говорил вам, – это устойчивость к потрясениям. Возьмем, например, женщину, которая живет в общине беженцев. Сегодня так много людей находятся в нестабильной ситуации. Два миллиарда человек проживают в нестабильных и затронутых конфликтами регионах. А к 2030 году почти половину – 46 процентов – всех, кто живет в крайней бедности, будут составлять жители нестабильных и затронутых конфликтами государств. Мы удваиваем наши усилия в нестабильных и затронутых конфликтами государствах, но отдаем себе отчет в том, что ежегодно мы вкладываем в эту работу примерно 60-65 млрд долл. США. Мы понимаем, что 60-65 млрд долл. США – это ничто, капля в море. Мы не сможем решить ни одну из этих проблем – кризиса с беженцами, пандемиями, голодом – только вкладывая наши средства. Нам необходимо изыскивать способы привлечь к этой работе и других.

Так, например, после трагической вспышки лихорадки Эбола мы задались вопросом о том, почему мы так медлили с принятием ответных мер борьбы с этим заболеванием, и это настолько нас встревожило, что мы создали новый страховой механизм. И сегодня впервые в истории в нашем распоряжении есть механизм страхования, который автоматически обеспечит выделение средств, как только эпидемия заболеваний, подобных лихорадке Эбола, достигнет определенной стадии. Такой механизм обеспечит предоставление средств намного, намного быстрее, нежели они фактически переводились в Либерию, Сьерра-Леоне и Гвинею во время кризиса, связанного со вспышкой лихорадки Эбола.

А сделали мы достаточно простую вещь: вместо того, чтобы откладывать определенную сумму денег или обращаться к донорам с просьбой их предоставить, мы обратились к участникам рынков капитала с вопросом: «Заинтересован ли кто-либо в приобретении облигации, трехлетней облигации с номиналом под риском? Это означает, что в случае эпидемии вы потеряете все ваши деньги, – но мы будем выплачивать вам 8 процентов годовых».

Желающих получать 8 процентов годовых нашлось так много, что мы превысили намеченную сумму подписки, и сейчас на наших счетах лежит 450 млн долл. США, которые можно будет выделить в случае пандемии. За это нам пришлось заплатить, но это лишь крохотная часть общей суммы.

Сейчас мы используем тот же принцип для разработки механизма страхования от голода. Ситуации острой нехватки продовольствия возникают постоянно, а мы постоянно запаздываем с ответными мерами. И мы подумали: «Почему бы не создать механизм страхования, который позволит реагировать немедленно, чтобы можно было выявлять угрозу голода раньше и буквально подавлять ее в зародыше вместо того, чтобы позволять ситуации ухудшаться все более?»  

Именно этим мы и занимаемся, пытаясь привлечь все возможные средства. На сегодняшний день мы являемся крупнейшим в мире источником финансирования мероприятий по борьбе с изменением климата. Мы привержены этой цели, но, опять же, не в состоянии решить эту проблему только за счет наших собственных средств. Нам необходимо привлекать финансирование из других источников.      

Это поистине самая масштабная задача. Сегодня объем мировой экономики составляет примерно 78 трлн долл. США. Около 7 трлн долл. США вложены в облигации с отрицательной процентной ставкой. Это значит, что вы кладете деньги в банк, но затем не банк выплачивает вам проценты, а вы сами каждый год платите банку за то, что он хранит ваши деньги.       

Например, если вы вложите 100 долл. США, то по истечении года у вас будет 98 или 99 долл. США вместо 100. И люди идут на это, потому что настолько боятся риска, что готовы платить кому-то за сохранение своих денег, – ведь в этом случае они, по крайней мере, будут в безопасности.    

Еще 10 трлн долл. США вложены в государственные облигации с очень низкой доходностью. Еще 9 трлн долл. США хранятся в виде наличности. Люди буквально собирают банкноты в «тысячу евро» и хранят их в сейфах.     

Мы считаем, что эти деньги нужны нам для того, чтобы открыть окно возможностей для каждого жителя планеты, а почему бы и нет? Эти деньги приносят лишь ничтожный доход, и мы считаем, что сможем увеличить этот доход и, одновременно с этим, предоставить возможности всем, прежде всего, в сфере инфраструктуры.

Итак, в чем же идея? А, это Гвинейская фондовая биржа. Не знаю, зачем я вам это показываю, но это просто красивая картинка – Гвинейская фондовая биржа. Так вот, смысл в том, чтобы видеть свою роль не в кредитовании, не в непосредственном участии в процессе, а в облегчении этого процесса и содействии ему. Идея, которую мы сейчас со всеми обсуждаем, состоит в том, чтобы максимально увеличить финансирование развития.

Каким образом мы можем привлечь эти лежащие в кубышках триллионы долларов, чтобы использовать их во благо беднейших жителей планеты? Мы знаем, что сегодня частному сектору необходимо гораздо активнее, чем прежде, участвовать в работе в области развития, потому что сейчас есть множество примеров ситуаций, обеспечивающих обоюдные выгоды. Позвольте привести вам один такой пример.

Международный аэропорт имени королевы Алии – это замечательный аэропорт. Если вы там бывали, то вам это известно. Правительство Иордании обратилось к нам с запросом: «Нам необходимо модернизировать аэропорт, и мы хотели бы взять заем. И если вы предоставите нам такой заем – если вы предоставите заем правительству Иордании – то наши люди возьмутся за эту работу».

Мы ответили: «Знаете, возможно, есть способ получше». И в итоге им не понадобилось брать ни цента взаймы, не пришлось тратить ни цента на выплату процентов – мы смогли обеспечить финансирование проекта полностью за счет средств частного сектора.         

При этом правительство Иордании по-прежнему владеет 54 процентами акций аэропорта и, соответственно, получает 54 процента прибыли. Таким образом, не вложив в этот аэропорт ни цента, они за последние девять лет получили свыше одного миллиарда долларов в виде доходов от его эксплуатации. Они были готовы пойти по одному пути, но замечательные сотрудники Группы Всемирного банка предложили: «Почему бы не попробовать другой способ?».    

Это – отличный пример того, как мы можем изменить способ ведения дел и не только сократить задолженность страны, но и дать ей возможность получать прибыль. Такого рода инвестициями сегодня хотели бы заниматься многие. «Поколение двухтысячных» может получить в наследство от своих родителей, родившихся в послевоенный период, до 5 трлн долл. США. И каждый день мне говорят: «Мы не хотим сидеть на этих деньгах. Мы хотим, чтобы эти деньги помогли изменить мир».   

Есть такое очень важное явление – его называют «инвестиции, нацеленные на преобразования». Люди говорят не только о рисках и прибыли – не только спрашивают о степени рискованности инвестиций, об их доходности. Они говорят о риске, прибыли и преобразованиях. И если отдача в плане преобразований велика, то мы согласны на увеличение рисков и на уменьшение прибыли.

Идея отличная, но относительные объемы мизерны. Речь идет сегодня приблизительно о 200 млрд долл. США в год – этого очень мало в сравнении с потребностями. Для достижения Целей ООН в области устойчивого развития – как их еще называют, глобальных целей – ежегодно требуется около 4 трлн долл. США. Так вот, вся официальная помощь на цели развития составляет в настоящее время примерно 140 млрд долл. США; если добавить к этому инвестиции, нацеленные на преобразования, это даст еще 200 млрд долл. США. То есть, к тем 4 трлн долл. США, которые нужны для удовлетворения потребностей в такого рода инвестициях, мы практически не приблизились.

Но вместо того, чтобы убеждать инвесторов согласиться на меньшую прибыль, вместо того, чтобы доказывать, что это – вопрос благотворительности, мы создали систему, в рамках которой мы работаем со странами Африки и оказываем им всестороннюю помощь в подготовке и проведении аукционов на поставку электроэнергии, вырабатываемой солнечными электростанциями.       

Итак, опять же, не вкладывая денег, а лишь оказывая техническую помощь, мы осуществляем программу «Масштабное освоение солнечной энергии». Последнее достижение в рамках этой программы – это цена в 4,7 цента за киловатт/час в Сенегале. Расценки за 1 киловатт/час электроэнергии в этой стране составляют от 15 до 20 центов, но благодаря проведенному с нашей помощью аукциону на поставку электроэнергии солнечными станциями теперь сенегальцы смогут платить всего по 4,7 цента. Это – большая победа, и мы намерены идти по этому пути и дальше.     

Повторяю: мы не вкладывали в это денег, мы просто помогли подготовить сделку. И, подготовив сделку, мы получили солнечную энергию по низким ценам.      

Но кризис, который беспокоит меня больше всего, – это кризис, связанный с человеческим капиталом. 400 млн человек не имеют доступа к базовым услугам. Ежегодно 100 млн человек оказываются за чертой бедности из-за разорительных расходов на медицинское обслуживание. Действие систем социальной защиты распространяется лишь на одну треть бедного населения планеты.    

Действие этих систем распространяется на всех вас, но треть бедного населения земного шара ими не охвачена. Наиболее серьезный аспект этой проблемы, на мой взгляд, – это отставание детей в росте.          

Детская низкорослость выявляется очень просто – рост ребенка меньше типичного для данного возраста на двойную величину среднеквадратического отклонения; а все мы знаем, что любой ребенок может вырасти на 25 см в течение первого года жизни и на 12 см – в течение второго года. Некоторые отклонения возможны, но на столько может вырасти любой ребенок в мире, если он получает соответствующее питание.       

Имеющиеся данные ошеломляют. Так, например, в Эфиопии низкорослость наблюдается у 38 процентов детей, а мы знаем, что дети с задержкой роста хуже учатся, а повзрослев, несомненно, меньше зарабатывают. Иными словами, с детьми с задержкой роста происходит вот что: их мозг не формируется должным образом.

Вот результаты исследований, проведенных в Бангладеш одним профессором из Гарварда. Слева мы видим мозг ребенка с задержкой роста, справа – мозг здорового ребенка, а золотым цветом показана нейронная сеть. Иными словами, у детей с задержкой роста меньше нейронных связей, и поэтому они просто не в состоянии успешно учиться и работать, и доля таких детей пугающе высока.

В странах Африки к югу от Сахары этот показатель составляет, в среднем, около 30-35 процентов, в Индии – 38 процентов, в Индонезии – 37 процентов, в Пакистане – 45 процентов.    

И эти дети, по всей видимости, окажутся неконкурентоспособными в цифровой экономике будущего, которая, вне всякого сомнения, будет предъявлять более жесткие требования.    

Еще одна область, в которой мы сталкиваемся с огромными проблемами, – это образование. 250 млн детей не умеют ни читать, ни писать. В Индии три четверти учеников третьего класса не могут решить пример на вычитание с двузначными числами. Среди учеников пятого класса в Индии половина по-прежнему не может этого сделать.        

В Бразилии учебные навыки 15-летних подростков улучшились, однако если этот процесс будет идти такими же темпами, то для того, чтобы выйти на уровень средней богатой страны по показателям математических умений, им потребуется 75 лет, а по навыкам чтения – 263 года. 260 млн детей по-прежнему не ходят в школы.        

Но еще хуже то, что даже в тех странах, где дети учатся в школах, мы обнаружили в рамках проводимого нами проекта – знаете, во Всемирном банке работают несколько выпускников Американского университета.        

Где вы, ребята?      

Видите, вот оно – будущее.     

Так вот, мы сейчас провели одно из важнейших исследований в сфере учебных достижений. Оно называется «Унифицированная база данных об учебных достижениях». Теперь мы знаем, по каждой стране отдельно, чему именно вы научились за годы, проведенные в школе. Так, даже проучившись 12 лет в школе в Йемене или Малави, вы будете знать и уметь вполовину меньше, чем школьники Сингапура. Да, в Сингапуре великолепная школьная система. И если взять Сингапур за образец, то, как мы выяснили, к сожалению, во многих странах мира почти пять лет обучения в школе пропадают впустую.   

Итак, система образования не работает как положено. Так что же произойдет с вами, если вы страдаете от задержки роста, а система образования не дает вам того, что необходимо для успешной конкуренции в условиях экономики будущего?

Я занимался глобальными проблемами здравоохранения и образования почти всю свою взрослую жизнь. И одна из вещей, которую я понял, – что мы очень преуспели, ратуя за увеличение финансирования борьбы с ВИЧ, борьбы с туберкулезом, борьбы с малярией и, в еще большей степени – за увеличение финансирования образования. Но при этом возникла ситуация, когда многие главы государств и министры финансов немного успокоились и теперь просто ждут грантов, как бы говоря: «Ну, если вы нам на это дадите денег, то мы это сделаем. Но если не дадите, у нас есть более важные вещи, на которые следует потратить имеющиеся средства. Нам необходимо вкладывать деньги в материальную инфраструктуру. Нам нужно расходовать средства на дороги и электричество». И все это действительно так, но мы выяснили и то, что инвестиции в человеческий капитал – это, быть может, самые важные инвестиции, которые они могли бы осуществить.

Это данные из исследования уровня благосостояния стран, которое мы назвали «Изменение уровня благосостояния наций». И впервые… так, Квентин. Где Квентин?    

Квентин Вудон получил степень доктора философии в области экономики здесь, в Американском университете. Именно он в качестве ведущего экономиста впервые стал учитывать человеческий капитал при расчете уровня благосостояния наций. Человеческий капитал обозначен темным, это ясно? Итак, речь о человеческом капитале. Будь то страны с высоким уровнем дохода, со средним, с низким – даже в странах с низким уровнем дохода человеческий капитал составляет существенную долю совокупного богатства нации. Вот, в этом исследовании мы впервые учли человеческий капитал.

Но если взглянуть на человеческий капитал и уровень благосостояния в расчете на душу населения, то, прежде всего, мы увидим, что в странах с высоким уровнем дохода уровень благосостояния на душу населения намного выше, чем в странах со средним или низким уровнем дохода.   

А теперь посмотрите на долю человеческого капитала – она выделена темным цветом – и вы увидите, как много странам с низким и средним уровнем дохода еще предстоит сделать, чтобы достичь этого уровня инвестиций в человеческий капитал.

Поэтому мы приняли решение. Меня беспокоило то, что многие страны просто ждут, пока им предоставят гранты. Они не чувствуют настоятельной необходимости вкладывать средства в людей, в их здоровье и образование. Поэтому мы разработаем рейтинг.

Конечно, рейтинги – дело противоречивое, но мы прекрасно знаем, что люди обращают на них внимание. Поэтому мы намереваемся расставить страны, страны-члены Группы Всемирного банка по рейтингу, исходя из показателя выживания, из показателя продолжительности обучения в школе с корректировкой на качество – то есть, речь пойдет не просто о числе лет, проведенных в школе. Мы собираемся использовать базу данных, которую мы создаем в Банке, и будем засчитывать вам только те годы, в которые вы действительно приобретали знания в школе, те годы, когда вы действительно учились.    

А посмотрев на два показателя состояния здоровья – выживание взрослых и низкорослость у детей, – вы сможете оценить, как в вашей стране состояние здоровья населения отражается на человеческом капитале в целом.    

Итак, мы составим рейтинг. Мы рассчитаем показатель производительности. Если вас интересуют детали, я могу подробнее рассказать о них позже. И мы представим результаты – обнародуем этот рейтинг в октябре на наших Ежегодных совещаниях, и он вызовет множество споров.

Так что лидеры многих, очень многих стран будут на меня в большой обиде, особенно лидеры стран, которые в рейтинге окажутся ниже других, хотя сами они всегда считали себя выше.  

Но по докладу «Ведение бизнеса» и приводимому в нем рейтингу мы знаем, что, не составив рейтинг, невозможно привлечь внимание к проблеме. Мы проводили исследование за исследованием, показывая важность инвестиций в здравоохранение и образование, однако эти исследования не вызвали нужной нам реакции. 

Итак, можно ли что-нибудь сделать? Безусловно. 

Это Перу. Мы выяснили – я проработал в Перу много лет, и в течение многих и многих лет мы пытались сократить там распространенность низкорослости среди детей, но все усилия оказались тщетными. И наконец, примерно в 2007 году Всемирный банк вложил некоторое количество свободных средств, имевшихся в его распоряжении на тот момент, в национальный проект, цель которого состояла в сокращении распространенности низкорослости – и за семь лет этот показатель снизился наполовину.

Этот опыт многому нас научил, и мы пытаемся объяснить всем нашим клиентам, что рейтинг – это не приговор. Мы хотим привлечь ваше внимание, а потом сделаем все, что в наших силах, чтобы помочь вам подняться в этом рейтинге выше, потому что, если вы этого не сделаете, ваши граждане могут оказаться неконкурентоспособными в условиях экономики будущего.

Теперь, когда я постепенно подхожу к завершению – о, боже мой. Ничего, потом у нас будет больше времени. Я хотел бы обратиться к историческому контексту – к истории развития, о которой я вам рассказывал. Мне действительно представляется, особенно учитывая то обилие противоречий, которые вы сегодня наблюдаете, я думаю, что нужен какой-то новый способ взаимодействия между людьми.

Знаете, когда я говорю, что всего 200 лет назад практически все были бедными, 50 лет назад, когда я был еще мал – 54 года назад, когда я еще жил в Корее, было ощущение, что такие страны, как Корея, беднейшие страны мира, останутся бедными навсегда – знаете, как иногда говорят, «бедность останется с тобой навсегда».

И при этом была написана масса книг о том, как богатым странам и организациям вроде Всемирного банка следует воспринимать свою миссию в отношении бедных. На эту тему было написано очень много.  

И когда я, студент, изучавший антропологию, читал эти исторические изыскания о моей стране, Корее, я просто не понимал, о чем в них пишут.

Но в итоге, будучи в магистратуре, я прочитал книгу – одну из тех, которые оказали на меня наибольшее влияние. Это была книга Эдварда Саида «Ориентализм». 

Кто-нибудь знает эту книгу? Хорошо.

Знаете, должен сказать, что повсюду, где я бывал, на Ближнем Востоке и даже в Азии люди читали эту книгу.   

Потому что Эдвард Саид говорит вот что: он утверждает, что, когда вы читаете описания стран Востока – а для него это был Ближний Восток, Персия – ну, вы понимаете, страны Ближнего Востока, но можно воспринимать это и шире, включив в это понятие и Японию, и Восточную Азию. Он утверждал, что, когда вы читаете описания этих стран, то вы узнаете не о странах. Вы узнаете об авторах, потому что авторы используют свои рассказы об этих странах не для добросовестного их описания, а в совершенно иных целях.      

Саид писал: «Есть разница между знанием других народов и других времен, получаемым благодаря пониманию, сочувствию, тщательному изучению и анализу как таковым. А с другой стороны, есть знание – если это можно назвать знанием, – являющееся составной частью стремления самоутвердиться, настроя на конфронтацию или даже открытой войны».

Теперь позвольте мне – я снова чувствую себя преподавателем – позвольте мне заявить, что миссия антропологии – проводить этнографические исследования или реально пытаться понять, что собой представляет мир с точки зрения других людей – не менее важна, чем все те технические аспекты, о которых я вам рассказывал. Это – перемены, глубинный смысл которых нам необходимо понять.     

Речь идет вот о чем: эти дети хотят получить шанс стать теми, кем они пожелают. И вот о чем я думаю – знаете, я вновь мысленно возвращаюсь в 1963 год, когда я жил в Корее. И в 1963 году Корея была одной из беднейших стран мира, ее ВВП в расчете на душу населения был ниже, чем в Гане, чем в Сомали, чем в Кении.    

И тогда Всемирный банк сказал: «Корея – такая бедная страна, такая отсталая, мы не дадим ей кредита, поскольку она никогда его не вернет». Конечно, они ошибались, но именно это они и заявили.     

В прошлом году я был в Танзании и зашел вот в этот класс. И я задал детям вопрос: «Ну, и кем вы хотите стать, когда вырастете?». Двое ребят подняли руки и сказали: «Я хочу стать президентом Всемирного банка».

Мои сотрудники и учителя рассмеялись – совсем как вы. Но я сказал – я остановил их и сказал: «Если бы в 1963 году тогдашний президент Всемирного банка Джордж Дэвид Вудс посетил Корею», – а вполне вероятно, что он мог бы приехать в Корею, чтобы проверить, можно ли предоставлять нам займы, – «если бы он посетил Корею и зашел в наш детский сад, сомневаюсь, чтобы он предположил – сомневаюсь, что он мог бы хотя бы подумать, что в этой комнате находится тот, кто станет одним из его преемников».

Итак, сможем ли мы это сделать? Сможем ли мы на самом деле обеспечить равные возможности для всех? Могу поспорить, что, если мы этого не сделаем, это обернется для нас серьезными проблемами. Достаточно давно – 55 лет назад – президент Джон Ф. Кеннеди приехал в июне в Американский университет и произнес речь на церемонии вручения дипломов, и в этой речи были такие слова: «Ничто, уготовленное человеку судьбой, не является непреодолимым. Человеческий разум и дух часто решали проблемы, казавшиеся неразрешимыми, и мы убеждены, что они в состоянии вновь это сделать». 

Он говорил о договоре о запрещении испытаний ядерного оружия, но мне кажется, что сегодня перед нами стоит еще более серьезная задача. Можем ли мы обеспечить всем, каждому ребенку на планете равные возможности стать теми, кем они захотят? У меня такая возможность была.

Я убежден, что любой ребенок этого достоин. Но, не используя инструменты финансирования для решения этой задачи, мы не преуспеем. И решать эту проблему предстоит вам, потому что крушение надежд молодых жителей Африки или Ближнего Востока отразится и на вас. Мы это понимаем. Мир настолько взаимосвязан, что вам придется задуматься об их перспективах в той же мере, что и о своих собственных.

Большое спасибо.

Люди, которые стали миллиардерами с нуля │ InternationalWealth.info

Получить в наследство кучу денег – это всё ещё интересно, но только самому получателю и налоговой. Публике же хочется видеть тех, кто своим трудом достиг невероятных финансовых высот. К тому же, чем ближе был старт к нулю, тем интереснее. В сегодняшнем списке те, кто заработал с нуля более миллиарда долларов своим трудом и своими идеями.

Ингвар Кампрад – 31 миллиард долларов

Почему-то, когда читаешь биографии очень богатых людей, почти всегда оказывается, что они начали работать и торговать ещё в раннем детстве. Ингвар Кампрад зарабатывал тем, что продавал соседям спички. После этого он занимался рыбой, украшениями для Рождества, шариковыми ручками и карандашами. Он видел, что покупая товар по низкой цене и продавая по невысокой, он получает хорошую прибыль. В 17 лет ему отец подарил денег, которые предприимчивый подросток вложил в свое дело, которое спустя время стало IKEA – мебельный гигантом.

IKEA сокращается от первых букв имени и фамилии самого Ингвара Кампрада, а так же названия родной фермы Ельмтарюд и соседней деревни Агунарюд. Просто и на века.

Помимо легендарности состояния, ходят легенды и о бережливости самого Кампрада – он ездит на старой машине, летает эконом-классом в самолетах и вообще не шикует. Кому как, но зачем тогда столько денег?

Ли Ка-шинг – 26.5 миллиардов долларов

Ли Ка-шинг родился и жил в Китае, пока в 1940 году не покинул страну и не перебрался в Гонконг. Из-за смерти отца ему в 14 лет пришлось бросить школу и отправится зарабатывать. Первая его работа была в компании по торговле пластиковыми изделиями и приходилось проводить там по 16 часов.

Первые десять лет, плюс бережливость, привели к тому, что появилась возможность открыть свой бизнес, Cheung Kong Industries. Как и предыдущее место работы Ка-шинга, здесь занимались пластмассой, однако со временем, она превратилась в крупнейшую инвестиционную корпорацию Гонконга. Сам Ли Ка-шинг считается одним из самых богатых китайцев.

Шелдон Адельсон – 26 миллиардов долларов

Шелдон Адельсон – сын таксиста из Бостона начал свой путь предпринимателя в 12 лет с продажи газет. После этого был судебным репортером, ипотечным брокером, советником по инвестициям и финансовым консультантом. Был период, когда он пытался торговать туалетными принадлежностями и чартерными турами.

Но серьезным успехом стала организация компьютерной выставки-ярмарки COMDEX в 1979 году. В последующее 2 десятилетия она была ведущей выставкой в компьютерном направлении в США.

А в 1988 году он вместе с партнерами приобретает казино и отель в Лас-Вегасе (Sands Hotel & Casino), после чего быстро начинает богатеть.

Сергей Брин – 24,9 миллиарда долларов

Это уже новая волна миллиардеров, которые начали зарабатывать в век компьютеризации и Интернета. Сергей Брин 40 летний владелец Google и бывший россиянин, родился в Москве, а потом с семьей математиков переехал в США. Заниматься поисковыми машинами (так называется правильно сам Google.com) начал в Стэндфорде вместе с однокашником Лари Пейджем. Систему проверяли в вузе, а потом начали искать инвесторов. Название Google – ошибочное произношение gugol, слова, сказанного во время одной из презентаций проекта.

В список миллиардеров Брин вместе с Пейджем попали в 2004 году, когда им было по 30 лет. Сегодня Брин в основном занимается развитием новых проектов и направлений, типа очков добавленной реальности и беспилотного автомобиля.

Ларри Пейдж – 24,9 миллиарда долларов

Сооснователь и совладелец компании Google руководит самой компанией с 2011 года и фактически отвечает за её стратегическое развитие. Помимо Google активно занимается развитием сектора чистой энергетики, в частности вместе с Брином инвестировал в компанию Tesla Motors, которая производит электрокары высокого уровня (это нормальная машина, которая питается от батареек).

Роман Абрамович – 23.5 миллиарда долларов

Широко известная в узких кругах личность, Роман Абрамович, миллиардер сирота, которого воспитали бабушка с дедушкой. В бизнес пошел ещё будучи студентом, создав кооператив по производству игрушек и различных полимеров. После этого было множество других компаний и кооперативов, как в производстве, так и в торговле.

Но, как говорят некоторые острые языки, главный талант Абрамовича в том, что он умеет оказаться в нужное время в нужном месте – таким образом, он смог получить контроль над «Сибнефтью», что позволило ему стать миллиардером.

Амансио Ортега – 20.2 миллиардов долларов

Пока не прочитал кто это, имя мне абсолютно ничего не говорило – Амансио Ортега. Если же сказать, что это основатель и владелец Zara, то многое встанет на свои места.

Первые свои костюмы начинал шить у себя в гостиной при помощи 25 долларов и своей супруги. Первый магазин одежды открыл в 1975 годы, а спустя время стал владельцем сети популярной одежды Zara. Помимо сети Zara у него есть сети магазинов одежды для детей, для молодых девушек, магазины нижнего белья и т.п. В общей сумме у Ортеги более 3 тысяч магазинов в 64 странах мира.

Марк Цукерберг – 19 миллиардов долларов

29-летний Марк Цукенберг – икона современного мира. Молодой, ленивый, креативный и богатый. Создатель крупнейшей социальной сети Facebook, который создавал систему для своего вуза – Гарварда – а в итоге не смог его закончить, т.к. времени не оставалось. Помогали в создании Крис Хьюз, Дастин Московиц, плюс Эдуардо Саверин. Первая крупная инвестиция пришла от Питера Тиля, основателя PayPal.

Ныне Facebook это публичная компания, которая сначала сильно потеряла в цене, а потом (в 2013 году), начала дорожать. У Цукенберга сейчас 17% акций, что помогло стать ему самым молодым миллиардером в истории.

Кирк Керкорян – 16 миллиардов долларов

Пожилой ныне дядька возраста 96 лет бросил школу в 8 классе ради бокса. В то время он достиг больших успехов и даже стал чемпионом в полусреднем весе в Тихоокеанском чемпионате по боксу среди непрофессионалов. После Второй Мировой Войны с ринга ушел на летное поле и стал подить самолет, но в 1944 году попал в Лас-Вегас, где застрял на 3 года. Просадив много денег, он все же распрощался с азартными играми и купил за 60 тысяч долларов компанию авиа-перевозок Trans International Airlines. Через некоторое время он смог продать её же за 104 миллиона долларов компании Transamerica.

А с 1968 года он занялся Голливудом – она заработал на студии «MGM», «United Artists», «Columbia Pictures» (которая не представляет) и «20th Century Fox».

Элон Маск – 6,7 миллиардов долларов

Элон Маск из тех новых богачей, которые мозгом, руками и деловой хваткой захватывают рынок. Первая крупная сделка в 12 лет – написал программу, которую продал за 500 долларов (я в этом возрасте только тратил карманные деньги на мороженое и булочки). В 25 лет вместе с братом создал компанию, занимающуюся программным обеспечением для новостных компаний, а спустя 4 года смог продать её по цене 307 миллионов. Эти деньги он вложил в создание PayPal, которую, в свою очередь, продал eBay за 1,5 миллиарда долларов.

Сегодня занимается космической программой Space X и имеет контракты от NASA. Так же занимается вышеупомянутой Tesla Motors.

Дастин Московиц – 5,2 миллиарда долларов

Про этого молодого человека тоже можно сказать, оказался в нужное время в нужном месте. Дастин Московиц – сосед по комнате Марка Цукенберга и помогал ему в создании Fаcebook. На данный момент ему принадлежит 5% акций и это основа его состояния. Facebook для него не основной проект теперь – сейчас он занимается проектом Asana. Это веб-приложение для эффективной совместной работы над проектами. Из интересного – ездит на работу на велосипеде и участвует проекте Giving Pledge (филантропический проект от Билла Гейтса и Уорена Баффетта). Суть проекта – половина состония членов отходит на благотворительность.

Кен Гриффин – 4,4 миллиарда долларов

Не только на компьютерах зарабатывают миллиарда. Кен Гриффин владелец хедж-фондов Citadel. Первый положительный опыт игры на бирже получил в 18 лет и с тех не перестает работать. Стал одним из самых известных в своей области специалистов. После 2008 года фонды потеряли половину цены, но сейчас постепенно восстанавливаются.

Джон Арнольд – 2,8 миллиарда долларов

Ещё один успешный игрок на бирже, Джон Арнольд, начинал свою работу в Enron, ныне покойной. В 27 лет заработал для компании 1 миллиард долларов и получил свой бонус в размере 8 миллионов. Именно эти деньги использовал, чтобы инвестировать для себя и уйти из надоевшей компании.

В 2012 году удивил весь свет, заявив, что уходит из трейдинга после 17 лет успешного опыта. Теперь у него и его жены благотворительный фонд бюджетом 1,4 миллиарда долларов, а так же он состоит в проекте Giving Pledge, о котором мы упоминали выше.

Опра Уинфри – 2.5 миллиарда долларов

Опра Уинфри – это целый слой американской культуры. Это Золушка наших дней, которая не туфельку обронила на лестнице, а пахала как лошадь и использовала все возможности. Начало жизни – суровое, ничего не скажешь: строгая мать, впервые подверглась насилию в 9 лет, в 14 родила ребенка, который умер в младенчестве. Но когда училась в школе, впервые попала на работу на радиостанции. В 19 лет уже вела местные новости, потом дневные ток-шоу. Следующее серьезное достижение – раскрутить совершенно непопулярное шоу так, чтобы стать знаменитостью, а потом, с опытом и именем создать свою продюсерскую компанию.

В 32 года Опра стала миллионером, а её шоу – достояние нации. С 1994 года стала настолько популярна, что чек за год превышал 9-значные суммы. Опра Уинфри стала первой афроамериканской женщиной, которая попала в список Forbes.

Сегодня, попав в эфир с Опрой можно стать знаменитостью за 1 день. Например, так сделали с Робертов Кийосаки в 1997 году (конечно, принижать достижения самого Роберта не будем).

Майки Джагтиани – 2. 5 миллиарда долларов

Майки Джагтиани – представитель Ближнего Востока в нашем списке миллиардеров – собирался стать бухгалтером, но с учебой не задалось, т.к. жить в Лондоне оказалось слишком дорого, плюс с экзаменами тоже было не гладко. Чтобы выжить, приходилось работать таксистом и уборщиком.

В 21 год Майки Джагтиане попадает в Бахрейн один с 6 тысячами долларов (это все, что было у семьи) и открывает на эти деньги магазин детских товаров. А сегодня это ритейлинговая сеть в списке самых прибыльных на Ближнем Востоке.

Корпорация под названием Landmark включает в себя 280 магазинов по всему Ближнему Востоку и приносит Майку Джагтиани до 650 миллионов прибыли в год.

Майкл Рубин – 2,3 миллиарда долларов

Ещё один представитель современных миллиардеров, Майкл Рубин, генеральный директор Kynetic. Начал свой путь в предприниматели ещё ребенком и продавал соседям семена. В 10 лет уже нанимал 5 ребят, чтобы они за деньги убирали снег с соседских лужаек. В 14 лет этот будущий миллиардер уже открыл первый магазин, уговорив отца подписать договор аренды. В 23 года он уже был директором в компании у которой продажи составляли 50 миллионов долларов.

Но свое предназначение он увидел в электронной коммерции, которая только начинала развиваться. В свой онлайн магазин он инвестировал порядка 80 миллионов, но, несмотря на возрастающие продажи, сделать этот бизнес устойчивым не мог. Однако на помощь пришел eBay, который купил у Рубина компанию за 2,4 миллиарда. Цена гораздо выше реальной стоимости этого проекта, но eBay отставал в гонке с Amazon, поэтому выложил эти деньги.

Сегодня Рубин занимается магазинами одежды Fanatics и сайтами различной направленности, в которые уже вложил 500 миллионов.

Эдуардо Саверин – 2,2 миллиарда долларов

Ещё один человек, сделавший состояние на Facebook. Саверин – первый инвестор Цукенберга и был коммерческий директором молодого проекта. Но пока Саверин был в Нью-Йорке на практике, Цукенберг привлек новых инвесторов и искусственно понизил долю в капитале с 34% до 0,03%. Эдуардо подал в суд и вернул себе долю до 5%.

Эти 5% позволили ему попасть в список миллиардеров. К тому же человек оказался рассудительным и перед тем, как Facebook подала на IPO, отказался от гражданства США и стал гражданином Бразилии, что позволило ему не платить американские налоги. И хоть паспорт у него бразильский, но проживает он в Сингапуре и инвестирует в онлайн-проекты: приложение, сканирующее штрих-код товара и предлагающие его по самой низкой цене в Интернете или платежи в онлайне кредиткой с помощью веб-камеры.

Шон Паркер – 2 миллиарда долларов

Ещё один совладелец Facebook, Шон Паркер, начинал как талантливый программист и хакер. Уже в 16 лет его арестовали за взлом сайтов компаний, которые входили в список Forbs. Так же он приложил руку к созданию Интернет-ресурса Napster, через которого можно было обмениваться музыкой. Это был своего рода прорыв, хоть и закрытый за «некоторые» трения с законом. В 24 года он знакомится с Цукенбергом и является президентом компании Facebook. Правда потом его смещают, что, правда, не мешает сохранить ему 3% акций и стать миллиардером.

Сегодня занимается своими стартапами.

Ричард Десмонд – 2 миллиарда долларов

Жизнь Ричарда Десмонда тоже не баловала вначале: родители развелись, жили вдвоем в маленькой квартире, школу бросил в 14 лет, чтобы играть на барабанах и помогать матери зарабатывать.

Первая настоящая работа у него была в газете Thomson Newspaper, но уже в 21 год был владельцем двух магазинов звукозаписи. Но опыт СМИ тоже получил свое продолжение – в 1974 году Десмонд становится издателем журнала International Musician and Recording World.

Сегодня этому же человеку принадлежат OK!, Daily Express, Sunday Express, Daily Star Sunday и Daily Star.

Джоан Роулинг – 1 миллиард долларов

До того, как стать самой известной писательницей, британская учительница Джоан Роллинг жила в бедности. Но 7 книг о Гарри Потере изменили не только её состояние, но и весь мир вокруг. Пока она писала первую книгу она жила на пособие, но книги окупили все затраты. Теперь у неё и яхта, и дом и прочие радости богатой жизни.

Обсудить эту статью вы можете на нашей страничке в ЖЖ

5 секретов, которые знают только обеспеченные люди

Состоятельные женщины умеют наслаждаться. Да, получать удовольствие нужно уметь! Ошибочно считать, что для реализации желаний нужно посильнее напрягаться и побольше работать, не давая себе отдыха и права расслабиться. Состояние покоя не должно вызывать чувство вины, тревогу и панику. «Вот заработаю, тогда и отдохну» — очень коварный сценарий. Он не дает остановиться, понять, что «тогда» уже наступило, что не нужно забивать каждую секунду новыми задачами. И даже организм начинает бунтовать. Подсознание не понимает, чего ради стараться, если поощрения за усилия все нет и нет, и включает внутреннее сопротивление, саботаж, проблемы со здоровьем — и все большую панику, и снова вину. А всего-то нужно позволить себе дерзость позаботиться о себе и о своем ресурсе, необходимом для выполнения дальнейших задач, — получить ничем не омраченное удовольствие!

Женщины, умеющие приумножать средства, уважают энергию денег. Уважать означает знать, как с ней работать: как привлекать и распределять, как сохранять и тратить, копить и инвестировать… Если такая  ориентированная на состоятельность женщина чего-то из этого не знает или не умеет, она найдет, как приобрести опыт (за приемлемые деньги!). А психология бедности вынуждает женщину считать, что все это ненужные или сложные задачи. Или что приличной даме не пристало быть барыгой и торговкой. Примечательно, что при этом приличная дама совершенно не гнушается поисками того, на кого можно возложить задачу за свой счет спасти ее от утомительной нищеты. Где логика в этом кодексе? Нет ответа. И ответственности нет — ответственности за собственное благополучие и счастье, за то, чтобы самой реализовать будущее для себя и своих близких.

Вот такой вывод: психология богатства — не что иное, как сознательный выбор самостоятельно нести ответственность за свои жизненные условия. Без претензий, без надрыва, с открытым сердцем и — неизменным настроем на успех.  

10 причин того, почему одни богатые, а другие бедные

Почему одни богатые, а другие бедные

Практически нет человека, который не хотел бы быть богатым. Однако по какой-то причине не так много людей, у которых достаточное количество денег. И миллионы человек живут за чертой бедности, даже в мегаполисах, где возможности существуют на каждом шагу. Многие психологи и социологи изучали проблему богатства и выявили основные причины, почему одни богатые, а другие бедные. Это и прокомментировали наши эксперты.

 

1. Деньги не важны

Такую установку взрослые часто прививают детям, желая оправдать свое бедственное существование. Человек перестраивает свое мышление, и, вместо того, чтобы зарабатывать, он смиряется с текущим положением дел. Проще убедить себя в том, что деньги зло, чем начать действовать. К сожалению, если такую установку привили с детства, избавиться от нее достаточно сложно. Нужна перестройка мышления, избавление от комплексов.


Екатерина Федянова, бизнес-ментор, говорит: «Не все хотят быть богатыми, есть люди, которым деньги для счастья не нужны. Их считают фриками, неудачниками, прикрывающимися этими «причинами». К тому же, есть страх больших денег. Страх имеет разные причины — от родовых, до страха ответственности. Владение деньгами и большими деньгами, тем более, это большая ответственность».

 

2. Занятие не своим делом

Каждый человек наделен талантами. Кто-то уже со школы знает, чем ему заниматься. Других детей родители насильно отправляют учиться в ненавистный институт на нелюбимую специальность. В итоге – потеря интереса, разочарование. Работа вроде бы есть, но стимула для достижений нет. Продавец, который мечтал стать тренером, бухгалтер, мечтавший иметь художественное образование – все они занимаются не своим делом, теряя потенциал и стимул для развития.

 

3. Отсутствие четкой цели

Умение планировать – полезная способность. Но ей практически не обучают в школе, не дают пример в семье. Человек мечется от одного дела к другому, пытается устроиться на разных работах, найти себя, но у него нет четкого плана, виденья, что он хочет, каким образом этого добиться и в какие сроки. В итоге нет цели, а значит, и не к чему стремиться. Правильная цель и план отвечают на вопрос о том, почему одни богатые, а другие бедные.

Дмитрий Кибкало, основатель международной сети настольных игр «Мосигра», говорит: «В менеджменте один из классических подходов к управляемым изменениям таков: определяешь, где ты сейчас, куда хочешь прийти, шаги и способы мониторинга. Часто все останавливается на «где ты сейчас». Иногда бывает сложно признать, что сейчас ситуация плоха, и никто кроме тебя в этом не виноват. Все, что происходит в жизни – это не происки конкурентов, не неэффективность правительства, не стечение обстоятельств – это все результат твоих собственных действий».

 

4. Я не достоин быть богатым

Подобная установка часто мешает достигать успеха. Заниженная самооценка, критика со стороны близких приводят к тому, что человек считает себя недостойным больших денег. Опять же эта установка часто исходит из детства, но и с ней можно и нужно бороться. Каждый, независимо от статуса, происхождения достоин того, чтобы жить успешной и благополучной жизнью.

Нарина Осиян, бизнес-консультант, автор индивидуальных программ личностного роста и книги «Магия слова или секреты русского языка», комментирует: «Наш мозг программировался с момента зачатия на определенные буквы-звуки. Каждая частичка нашего тела запрограммирована на определенный вид деятельности, которым управляет наш мозг. «Загружаете» в голову странные условия, не удивляйтесь странным последствиям. Деньги всегда требуют большого внимания. Потому что здесь важно сохранить и преумножить. Сам язык подсказывает: чтобы богатеть, нужно жить с умом. «преУМНО-ЖИТЬ». Ключи к богатству — слова, которыми мы либо пользуемся, либо создаём себе проблемы».

 

5. Отсутствует мышление богатого человека

Почему одни богатые, а другие бедные? Обеспеченные люди мыслят не так, как все. У них другие цели, установки, приоритеты. Богатый человек думает о саморазвитии, стремится меняться, узнавать новое. Бедный стоит на месте. У него примитивные интересы – непременно отдохнуть в пятницу, прийти домой и посмотреть телевизор, обсудить последние сплетни. Бедные работают по строгому графику, не любят переработки. Богатый имеет ненормированный рабочий день, часто занят по выходным.

Бедный довольствуется малым, он не будет делать больше, чем от него требуют. Богатый разрабатывает разные варианты решения проблемы. Он постоянно находится в движении, разрабатывает стратегии. Бедный часто остается на уровне своих мечтаний. В то время как богатый сразу же воплощает эти мечты в жизнь, и никакие трудности не могут его остановить.

Страх провала, неудачи, потери является одной из основных причин, почему люди не достигают успеха в бизнесе и не становятся богатыми. Любая серьезная деятельность связана с риском, просчитать все невозможно. Однако богатого это не останавливает, наоборот, риск является стимулом. Неудачи присутствуют в любой деятельности, периодически кризис испытывает каждый бизнесмен, и к этому надо быть готовым, в первую очередь психологически.

Наталья Cевастьянова, тренер, коуч «Академии лайф-менеджмента», рассказывает: «Если вам кажется, что вы хотите стать богатым, поговорите с собой откровенно: зачем вам это нужно, какую жизнь вы хотите, поживите несколько дней этой жизнью хотя бы в мыслях. Очень важно, чтобы это была ваша мечта, а не навязанный стереотип из рекламы. Возможно, вам не захочется заморачиваться, где будет стоять ваш самолет, как вы будете нанимать пилота и так далее. И вы решите, что на самом деле вам нужно просто покупать билеты бизнес вместо эконом класса и с удовольствием летать на обычных рейсах».

 

6. Вы считаете, что недостаточно умны для богатства

Помните, как учителя говорили – будешь плохо учиться, станешь дворником. Однако история многих людей опровергает этот факт. Двоечники и троечники часто гораздо быстрее становятся успешными. Они затрачивают энергию на достижения, не думают, а сразу делают, полагаясь на интуицию, модные течения, появившийся шанс. Ум важен, но он не всегда является решающим фактором в умении много зарабатывать.

 

7. Фокусировка на экономии, а не на заработке

Успешный человек старается больше заработать. Бедный больше придает значение, как и на чем можно сэкономить. Разумный порядок в тратах нужен, но, чтобы заработать, часто предварительно требуется вложиться. Излишне экономный человек боится совершить лишние траты, опасаясь потерять. Богатый не боится неудач и потерь, потому что знает, что они неизбежны, а он сможет заработать еще.

Дмитрий Кибкало, основатель международной сети настольных игр «Мосигра»: «Если цель – деньги, то все усилия должны быть направлены туда. Никаких компромиссов и побочных целей».

 

8. Общение не с теми людьми

Если ваш социальный круг бедные, вы никогда не станете богатым. Бедные мысли являются заразными. Кроме того, это затягивает. Становится привычным жаловаться на свою плохую жизнь, не стремиться к лучшему. Если вы начинаете зарабатывать чуть больше, ваши бедные друзья начинают завидовать и любыми способами тянуть на прежний уровень. Именно поэтому, если хотите стать богатым, смените круг общения. Это не только лучшие связи, перспективы, но и возможность научиться мышлению обеспеченного человека. Ближайшее общество во многом определяет то, почему одни богатые, а другие бедные.

 

9. Жизнь – это трудности и лишения

Если вы в этом убеждены, то добиться богатства будет достаточно сложно, вы будете всю жизнь подсознательно искать работу, связанную с трудностями и минимальным заработком. Вспомните, как в 90-е люди месяцами продолжали ходить на завод, несмотря на то, что им не платили зарплату.

 

10. Богатые – плохие люди

Если у вас сложилась такая установка, то благосостояния ждать не приходится. Никто не хочет быть плохим. Придется проанализировать, откуда у вас взялось понятие, что обеспеченные люди обладают негативными качествами. Скорее всего, это внушили вам ваши бедные родственники или друзья, которые сами не состоялись в жизни. Хороший человек или плохой зависит не только от того, сколько у него денег, а от отношений к другим людям и совершаемых поступков.


Что делать, чтобы стать богатым

Выявив причины, почему вы не богаты, вы в состоянии изменить текущее положение дел.

• Начать действовать.
• Повышать уверенность.
• Общаться с богатыми и успешными.
• Воспринимать неудачи как опыт и возможность измениться.
• Понять, что деньги – инструмент, они не могут быть плохими, хорошими, нести зло.
• Составить план, четко обозначить цели.
• Постоянно учиться, развиваться.
• Помнить, что движение возможно либо вперед, либо назад.

Многие люди не богаты, потому что смиряются с текущей ситуацией. Они настолько адаптировались к бедности, что заставить себя работать чуть больше уже не могут. Финансовая независимость – это в первую очередь мышление, чистота которого в многом и определяет почему одни богатые, а другие бедные.


Читайте: 5 распространённых заблуждений о богатстве и зарабатывании денег


О болезни с точки зрения православия

Православный взгляд на болезнь хорошо нам известен из учения Святых Отцов Церкви. Святые Отцы полагали, что болезни и скорби могут послужить духовному возвышению человека, помочь ему приблизиться к Богу. С православной точки зрения болезнь является нормой земной жизни. Преподобный Иоанн Лествинчик писал, что «болезни посылаются для очищения согрешений, а иногда для того, чтобы смирить возношение». Таким образом святые отцы не считали болезнь местью за грехи, а только средством исправления грехов.      Телесная болезнь и страдания болящего, без сомнения находятся в тесной связи с состоянием его духа и души. Человеку естественно задаваться вопросом: Почему именно я или близкий мне заболел, хотя по большому счету этот вопрос из числа неразрешимых. В свое время об этом спрашивал Бога преподобный Антоний Великий: «Господи! Почему одни немного живут и умирают, а другие живут до глубокой старости? Почему одни бедны, а другие живут богато? Почему нечестивые богатеют, а благочестивые бедны?». И святой получил ответ, который дан нам на все времена: «Антоний! себе внимай! То –суды Божии, и тебе нет пользы знать их». Многое зависит от умения человека воспринимать все, что он встречает в жизни, по-христиански, в том числе и болезни. Поэтому в некоторых ситуациях мы можем видеть на одном полюсе людей отчаявшихся, обвиняющих в своих проблемах всех остальных и даже хулящих Бога. Такое часто встречается, когда человек испытывает сильные физические страдания. А на другом полюсе – люди, которые терпят свое болезненное состояние со смирением, с покорностью воле Божией и умудряются во всем найти что-то доброе. Кого-то болезнь делает ближе к Богу, а для кого-то становится настоящим препятствием в вере. Многие болезни остаются неизлечимыми, становятся причиной страданий и смерти. Сталкиваясь с такими недугами, православный христианин призван положиться на всеблагую волю Божию, помня, что смысл бытия не ограничивается земной жизнью, которая является приготовлением к вечности. Страдания есть следствие не только личных грехов, но также общей поврежденности человеческой природы, а потому должны переноситься с терпением и надеждой. Богу было угодно сделать страдание средством спасения и очищения, которое может быть доверием к всеблагой воле Божией.

Болеющий человек, в состоянии беспомощности и страдания, в полной мере начинает ценить человеческое соучастие и заботу, сам начинает проявлять к другим любовь, милосердие и сострадание.

Болезнь раскрывает нам нетленную ценность любви и милосердия.

Болезнь имеет силу смягчить жестокие сердца.

Болезнь научает нас сострадать ближнему и любить его.

Болезнь напоминает человеку, что он не оставлен (не забыт) Богом.

«Как золото, разжигаемое огнем, очищается от ржавчины, так и человек, терпящий болезни, очищается от своих грехов» (Святой Нифонт)

«…как тело очищается щелоком от нечистот, так и душа очищается болезнями и страданиями» (Священник Валентин Жохов)

Люди часто сталкиваются с еще одной из дилемм, когда заболевают: «Нужно ли обращаться к врачам?».

Врачебное искусство благословлено Церковью, поэтому обращаться к врачам можно и нужно. Врачом был один из апостолов и евангелистов – святой Лука. В православии почитают безмездных врачей – великомученика Пантелеимона, мучеников Косму и Дамиана, Кира и Иоанна, и других. С одной стороны, это святые нашей Церкви, а с другой – люди, которые свою жизнь посвятили врачебному искусству в том виде, в каком оно тогда существовало.

Психотерапия, состоящая в словесном, вернее, духовном воздействии врача на больного — общепризнанный, часто дающий прекрасные результаты метод лечения многих болезней.

Использованная литература.

  1. «Православный взгляд на причины болезней» Диакон Свято-Троицкого Архиерейского подворья Сергий Вогулкин.
  2. «Болезнь: довериться Богу» Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин.
  3. «О болезни» Церковь иконы Божией Матери «Утоли моя печали»

 

Подготовила психолог Овчаренко Н.Н.,

медико-психологическое отделение.

 

10 вещей, которые делают богатые люди, чтобы стать еще богаче

Мнения, выраженные участниками Entrepreneur , являются их собственными.

В мире обычных людей и средней зарплаты многие из нас стремятся вступить в семизначный клуб. Кто не мечтает разбогатеть, чтобы перестать работать, без чувства вины ходить по магазинам и брать бесконечные отпуска?

Чокнити Хонгчум | ГлазЭм | Гетти Изображений

Однако большинство богатых людей не делают этого, и это часть того, как они создают и поддерживают свое богатство.Есть разница между жизнью, связанной с небрежными тратами (которые быстро опустошат банковский счет даже богатого человека) и жизнью, направленной на долгосрочную финансовую независимость и богатство.

Разбогатевшие сами не обязательно умнее всех остальных, но они усвоили несколько важных принципов, которые помогают им двигаться вперед и оставаться впереди. Самое главное, они рассматривают создание богатства как навык, которому можно научиться, и вы тоже можете этому научиться.

Итак, если вы хотите вступить в ряды сверхбогатых, попробуйте отточить эти 10 привычек и изменить образ жизни и узнайте, что такое финансовая свобода на самом деле.

1. Стремитесь к финансовому росту.

Состоятельные люди невероятно изобретательны, когда дело касается бизнеса и поиска различных способов заработка. Мегауспешные люди выделяются, потому что они воспитывают мышление финансового роста, которое меняет ваше отношение к деньгам и помогает вам сосредоточиться на поиске прибыльных возможностей.

Такое мышление помогает успешным и богатым людям поверить в то, что всегда есть более крупные и лучшие проекты, над которыми нужно работать, и что всегда можно заработать больше денег.Они открыты для изучения новых идей. Они верят, что всегда способны внести изменения и добиться положительного результата.

См. также: Как создать установку на рост как предпринимателю

2. Общайтесь с другими успешными людьми.

Состоятельные люди понимают важность окружать себя другими успешными людьми. Состоятельные люди проводят время, общаясь с другими людьми, которые богаты, но также обладают целеустремленностью, талантом и, что наиболее важно, потенциалом для невероятного успеха.Богатые каждый месяц проводят время, знакомясь с другими единомышленниками на конференциях, мероприятиях и встречах, или просто выпивая кофе или выпивку с кем-то интересным.

Это время нужно потратить с умом, так как оно помогает сосредоточиться на успехе и знакомится с новыми людьми, у которых есть свежие идеи, дающие пищу для размышлений. Это также помогает богатым людям заполнить свои списки контактов релевантными и влиятельными людьми, которые потенциально могут им помочь (и наоборот).

3.Выйдите из зоны комфорта.

Состоятельные люди успешны, потому что они усвоили, что успех приходит к тем, кто принимает небольшие неудобства. Они понимают, что единственный способ действительно стать лучше — это выйти за пределы своих возможностей. Если вы хотите стать богатым, вам нужно разжечь свою творческую искру, придумать уникальные бизнес-идеи, а затем сделать решительный шаг.

Богатство и успех не появляются из безопасной работы с 9 до 5. Они исходят из того, что вы опираетесь на свою внутреннюю силу и идете к своей большой мечте.Все успешные бизнес-лидеры, провидцы и новаторы вышли за пределы своей зоны комфорта, чтобы добиться окончательного успеха. У людей, которые войдут в историю, хватило мужества столкнуться со своими страхами и сделать первый шаг в неизвестность.

См. также: Почему вам нужно выйти из зоны комфорта

4. Создайте несколько потоков дохода.

Чем больше у вас денег, тем легче их заработать. А самый простой и быстрый способ заработать больше денег — иметь несколько источников дохода.Таким образом, у вас всегда будут поступать деньги, и вы сможете использовать избыточный доход для инвестирования в новые потоки доходов. Короче говоря, это основной способ, которым богатые остаются богатыми.

Существует две основные формы дохода: активный доход, при котором вы работаете за заработанные деньги, и пассивный доход, при котором оплата напрямую не связана с количеством отработанных часов. Пассивный доход включает аренду имущества, дивидендные акции, индексные фонды, написание книги или создание приложения, и все это будет приносить стабильный поток дохода от продаж или роялти.

5. Инвест.

Богатые люди заставляют деньги работать на себя. Они знают, что инвестирование является ключом к росту их финансов. Хотя откладывать деньги на черный день важно, ваши инвестиции сделают тяжелую работу, чтобы помочь вам стать богатым.

Сбережение означает помещение денег в надежное место до тех пор, пока вы не захотите их получить, но большинство сберегательных счетов не приносят высоких процентов, поэтому эта куча денег в основном остается статической — она не будет сильно увеличиваться сверх того, что вы добавляете.Но разумные инвестиции принесут вам здоровую прибыль, которую вы затем сможете реинвестировать. Когда вы инвестируете во что-то, вы также принимаете на себя определенный риск, поэтому вы никогда не хотите инвестировать больше, чем можете позволить себе потерять.

6. Идите на просчитанный риск.

Богатые не играют на большие финансовые решения; они делают все возможное, чтобы снизить риск. Они проводят свои исследования и анализ и определяют, какие варианты лучше всего соответствуют их финансовым потребностям и деловым желаниям. Они взвешивают все за и против, а затем идут на просчитанный риск.

Они принимают финансовые решения, задавая себе вопрос: «Приблизит ли это меня к моей цели?» Они избегают легкомысленных рисков, которые на самом деле не принесут им пользы, и никогда не проявляют легкомыслия, когда дело касается денег.

См. также: Предпринимательство — это игра с рассчитанным риском

7. Сосредоточьтесь на самосовершенствовании.

Состоятельные люди обычно заядлые читатели, но в их книжных шкафах вы не найдете много бессмысленных пляжных романов. Богатые понимают важность самообразования и стремления стать лучше во всех отношениях.На самом деле, если вы посмотрите на книги, сложенные у их кроватей, вы в основном найдете названия по самосовершенствованию.

В то время как 85 процентов богатых людей читают две или более книг по самосовершенствованию в месяц, только 11 процентов читают для развлечения по сравнению с 79 процентами бедных. И колоссальные 94 процента богатых людей читают новостные публикации по сравнению с 11 процентами небогатых людей.

8. Никогда полностью не уходить на пенсию.

У сверхбогатых, безусловно, достаточно денег, чтобы ни одного дня в жизни не работать, но большинство из них продолжают работать, по крайней мере в какой-то степени, часто далеко за 70.Это не значит, что они проводят долгие дни в офисе; действительно, они, вероятно, берут свою долю отпуска и наслаждаются гибким графиком. Но многие богатые люди никогда полностью не уходят на пенсию. Это происходит не потому, что они не могут себе этого позволить, а потому, что им нравится то, что они делают.

Многие в душе предприниматели, и желание вести и развивать бизнес никогда не покидает их. Стабильность работы и чувство цели и удовлетворения, которые она дает им, являются важной частью их общего счастья. Работа дает им постоянное ощущение успеха и цель, которая помогает им сосредоточиться. Не говоря уже о том, что это держит деньги текут!

Связано с этим: 6 основных шагов, которые необходимо предпринять, чтобы выйти на пенсию в 50 лет

9. Избегайте перерасхода средств.

В то время как небогатые люди мечтают беззаботно тратить деньги, покупая модные автомобили, большие дома и дорогую одежду, богатые понимают, что чем больше денег вы тратите, тем меньше у вас есть. Богатые не будут оставаться богатыми долго, если будут тратить чрезмерно.Независимо от того, сколько денег вы зарабатываете, вы всегда будете бедным, если будете тратить больше, чем зарабатываете.

Богатые понимают, что чем меньше вы тратите, тем больше денег у вас есть, чтобы приумножить свое богатство. Имейте в виду, что бережливость зависит от вашего дохода — богатый человек может тратить гораздо больше, чем тот, кто считается средним классом. Но в относительном выражении богатые, как правило, бережливы и стараются не тратить слишком много.

10. Найдите время подумать.

Многие богатые люди, добившиеся успеха сами, каждый день проводят время в сосредоточенных размышлениях.Проведение 30 минут (или более) в тихом месте дает им время подумать о своей жизни и целях, подумать о своем здоровье и отношениях, обдумать свои карьерные и финансовые цели, а также проанализировать, где они находятся в настоящее время и чего они хотят. быть. Время критического обдумывания необходимо, чтобы опережать рынок и учитывать, какие изменения могут произойти на вашем пути.

Это также время, чтобы сосредоточиться на самосовершенствовании и работе над идеями. Некоторые могут выбрать ведение дневника или письмо, чтобы помочь им придумать творческие решения и идеи.Просто убедитесь, что вы тратите свое время на продуктивное мышление. Не тратьте свою умственную энергию на размышления или циклы негативных мыслей, которые заставят вас сомневаться в себе. У богатых нет.

Тайные страхи сверхбогатых

Октябрьский выпуск журнала SuperYacht World за 2008 г. подтвердил: счастье не купишь за деньги. На странице 38 «Международного журнала выдающихся суперяхт» — если вам нужно спросить, что нужно для того, чтобы яхта квалифицировалась как «супер», вы не можете позволить себе находиться в выставочном зале — представлена ​​ Martha Ann , 230-футовое судно стоимостью 125 миллионов долларов с экипажем из 20 человек, главной спальней размером с мой дом и достаточно безвкусным интерьером, чтобы заставить покраснеть Саддама Хусейна.Тематическая статья о Martha Ann была опубликована как раз в тот момент, когда S&P 500 пережил худшую неделю с 1933 года, потеряв 1,4 триллиона долларов в течение недели, или около 2240 Martha Ann каждый день. Тем не менее, одна из подписей к роскошным фотографиям выдавала тревогу о статусе, которая затрагивает даже самые высокие эшелоны богатства. «С этих БОЛЬШИХ ВЫСОТ, — обещала подпись, — гости смогут посмотреть вниз практически на любую другую яхту». Практически любая другая яхта! Можно себе представить, как будущий владелец вздрагивает от этой оговорки, страдая от осознания того, что в мире все еще будут суперъяхты, более суперяхты, чем его собственная, что, по крайней мере, один миллионер в гавани Сен-Тропе, вероятно, сможет заглянуть через планширы и вниз на Марта Энн .

Урок о том, что Маммона является ложным или неадекватным богом, уходит своими корнями в далекое прошлое, и глянцевый разворот в SuperYacht World — лишь одно из мест, где можно заново выучить его. Другой — Центр богатства и филантропии Бостонского колледжа, который с 1970 года проводит разнообразные исследования богатых. В течение четырех лет Фонд Гейтса поддерживал усилия центра, направленные на то, чтобы точно определить, как думают и живут богатые американцы, и в частности, как, когда и в какой степени они переходят от накопления состояний к их благотворительной раздаче.(Фонд Джона Темплтона, который занимается духовными вопросами, выделил дополнительное финансирование для изучения корреляции между богатством, филантропией и религией). богатым, чтобы свободно писать о том, как процветание повлияло на их жизнь и жизнь их детей. Анонимно со своих домашних компьютеров респонденты писали от нескольких слов до нескольких страниц, добровольно рассказывая не только о своем собственном капитале и источниках богатства, но и о своих сокровенных надеждах, страхах и тревогах.

Ответы, занимающие 500 страниц и занимающие три пластиковые папки на пятом этаже McGuinn Hall Бостонского колледжа, представляют собой то, что директор центра, социолог Пол Г. Шервиш, называет «выдающимся образцом признания, мемуаров и апологий». от сверхбогатых. (Исследователи признают, что эта выборка не является репрезентативной, поскольку она неизбежно перекошена в сторону тех богатых людей, которые готовы предложить свои признания на экране компьютера.) Ответили примерно 165 семей, 120 из которых имеют активы не менее 25 миллионов долларов.Средний собственный капитал респондентов составляет 78 миллионов долларов, и двое сообщили, что они миллиардеры. Цель, говорят авторы опроса, заключалась в том, чтобы отсеять всех, кроме тех, кто находится в финансовой безопасности или приближается к ней. Большинство респондентов опроса достаточно богаты, чтобы гарантировать, что в любой катастрофе, кроме Армагеддона, они по-прежнему будут обедать Шатобрианом, в то время как остальные из нас жарят крыс на костре в мусорных баках.

Результаты исследования еще не опубликованы, но The Atlantic был предоставлен доступ к частям исследования при условии строгого соблюдения анонимности испытуемых.Центр рассчитывает постепенно представить полные выводы на предстоящих конференциях и опубликовать их в течение следующих нескольких месяцев. Исследование называется «Радости и дилеммы богатства», но, учитывая, что радости, как правило, очевидны, основное внимание в нем уделяется дилеммам. Респонденты оказались в целом неудовлетворенными, чьи деньги способствовали возникновению глубоких тревог, связанных с любовью, работой и семьей. Действительно, они часто недовольны даже своим значительным состоянием. Большинство из них до сих пор не считают себя финансово обеспеченными; для этого, говорят они, им потребуется в среднем на четверть больше богатства, чем они имеют в настоящее время.(Помните: это население с активами в десятки миллионов долларов и выше.) Один респондент, наследник огромного состояния, говорит, что для него важнее всего его христианство, а его самое большое стремление — «любить Господь, моя семья и мои друзья». Он также сообщает, что не будет чувствовать себя в финансовой безопасности, пока у него не будет 1 миллиард долларов в банке.

Такие жалобы звучат, на первый взгляд, нелепо. Но точно так же, как человеческое тело не эволюционировало, чтобы хорошо справляться с сегодняшним легким доступом к обильным жирам и сахарам, и будет жаждать лишний чизбургер, когда это не нужно, человеческий разум, по-видимому, не эволюционировал, чтобы иметь дело с избытком денег. и будет желать большего еще долго после того, как богатство станет бременем, а не утешением.Огромное количество психологических данных показывает, что удовольствия от потребления со временем притупляются и сильно зависят от системы взглядов человека. Большинство из нас, например, время от времени балуют себя вспышками преднамеренного и, возможно, чрезмерного потребления: модные спа-процедуры, ужин в дорогом ресторане, поход по магазинам. В случае с очень богатыми такие формы потребления могут стать настолько обычным явлением, что потеряют всякую психологическую пользу: постоянная роскошь в каком-то смысле вовсе не роскошь.

Взятые вместе, ответы на опросы убедительно доказывают, что быть фантастически богатым — особенно когда богатство передается по наследству, а не заработано — приносит не намного больше удовлетворения, чем просто процветание. Среди других неприятностей респонденты опроса сообщают, что они потеряли право жаловаться на что-либо из-за боязни показаться неблагодарными. Те, у кого есть дети, опасаются, что их дети станут отпрысками трастового фонда, если их наследство окажется слишком большим, или будут вечно возмущены, если это наследство (или его часть) вместо этого будет передано на благотворительность.Респонденты также признаются, что они чувствуют, что их внешние отношения изменились, а в некоторых случаях стали зависеть от их богатства. «Очень немногие знают уровень моего богатства, а если бы и знали, то в большинстве случаев, я думаю, это изменило бы наши отношения», — пишет один респондент. Другой отмечает: «Я начинаю задаваться вопросом, сколько людей, которых мы знаем, отключили бы нас, если бы они не думали, что могут что-то от нас получить». Роберт А. Кенни, получивший психологическое образование и являющийся одним из авторов исследования, говорит, что чрезмерное богатство может лишать некоторых основных радостей жизни — например, что некоторые богатые люди не ждут праздников, «Потому что от них всегда ожидали действительно хороших подарков.«Когда ты миллионер, — говорит Кенни, — дорогие подарки просто оправдывают ожидания. Это был очень хороший подарок , могли бы ответить получатели. Но в прошлом году ты подарил мне машину .

Другие люди «прославляют богатство и думают, что это означает, что богатые умнее, мудрее, «благословеннее» или еще какая-то чушь», — объясняет один из респондентов опроса. «Я чувствую себя чрезвычайно удачливым, но трудно заставить других, небогатых людей поверить, что это не более важно, чем это… Новизна денег прошла.

Шервишу, социологу и директору центра, 64 года, у него трое взрослых детей и забитый книгами офис с видом на кампус Бостонского колледжа. Он из Детройта, но его голос немного напоминает голос бостонского «Click and Clack», остроумного автомеханика в программе Car Talk на Национальном общественном радио. Действительно, со своими усами и (в большинстве дней) выцветшей толстовкой он больше похож на автомеханика, чем на человека, который целыми днями анализирует психические последствия невообразимых сумм денег.Он часто носит две пары очков, одну поверх другой, чтобы увеличить текст на своем компьютере.

Учитывая его прошлое, Шервиш вряд ли станет кандидатом на изучение богачей. В молодости он готовился к иезуитскому священству и, начиная с 1966 года, был связан обетом бедности. Он был рукоположен в 1975 году и получил докторскую степень по социологии в Университете Висконсина, работая в католическом центре кампуса. Но в 1981 году, будучи профессором Бостонского колледжа, он счел требования священства, такие как безбрачие, слишком утомительными и покинул орден, окончательно и окончательно променяв погоню за небесными сокровищами на изучение земных.Однако его работа о богатых остается в значительной степени основанной на христианских (а также суфийских и буддийских) традициях и приправлена ​​непереведенной латынью и греческим языком, а также цитатами из французских мистиков, а также из федеральных отчетов о богатстве.

В начале своей академической карьеры Шервиш был убежденным социалистом-демократом. Но примерно в 1990 году он начал брать интервью у богатых людей и решил, что его марксистский инстинкт критиковать богатых был ошибочным. «Я понял, что добро и зло одинаково распределены по экономическому спектру и не относятся к богатым или бедным», — говорит он.«Многие владельцы богатств очень искренне беспокоились о других и что-то делали для этого». Его недавние статьи, многие из которых написаны в соавторстве с Джоном Хейвенсом, заместителем директора и старшим научным сотрудником центра, во многом помогли снять с богатых обвинение в том, что они более скупы, чем небогатые. (Это не так, говорят Шервиш и Хэвенс: по мере продвижения по шкале благосостояния люди отдают большую долю своих активов.)

Хотя Шервиш может защищать богатых, он явно отказывается вызывать у них благоговение.Он любит цитировать Второзаконие: «Вот, я предлагаю вам сегодня благословение и проклятие». Как он объясняет: «Деньги подобны огню: они согреют ваши ноги или сожгут ваши носки». В жалобах, высказанных богатыми респондентами опроса, он полагает, что слышит отголоски религиозных деятелей, таких как Будда, который отказался от жизни принца-плейбоя, чтобы достичь просветления; и самого святого Игнатия, баскского дворянина XVI века, который отказался от своего богатства и основал собственный иезуитский орден Шервиша.

«Некоторые из респондентов еще не знают всей глубины тоски в своих словах, — говорит Шервиш. «Я часто слышу, как Будда и Игнатий говорят, что вы должны распознать свой путь и избавиться от обременений. Вот что эти люди пытаются выяснить: есть ли у меня то, что я хочу? Я обманываю своих детей? У них есть количество, теперь им нужно выяснить качество своих желаний. Не все так говорят — некоторые застряли задолго до этого. Но это то, что происходит, осознают они это или нет.

«Я никогда не забывал опасения, которым научился, будучи иезуитом. Но я избавился от абсолютной уверенности в том, как их достичь», — говорит Шервиш, добавляя: «Не козыри, чтобы не быть козырными». Он отмечает, что богатые легко могли бы спросить его, почему он преподает социологию вместо того, чтобы надеть мешковину, продать свое имущество и раздать все бедным. «Я обнаружил, что нельзя говорить людям, какие потребности нужно удовлетворять, потому что потребности безграничны. И им было бы лучше направлять свою работу на вдохновение, а не под диктовку других.

В начале 2009 года около 115 000 американских семей грелись или обжигали свои пальцы на состояниях в 25 миллионов долларов или более — население, которое увеличилось более чем в три раза с 1989 года, по данным центра Havens. Наиболее широкое различие в этой группе проводится между теми, кто в первую очередь унаследовал свои деньги, и теми, кто в первую очередь их заработал. Первые являются членами того, что Уоррен Баффет назвал «клубом удачливой спермы». Эти наследники иногда демонстрируют стереотипное высокомерие привилегий — быстрые машины и распутный образ жизни, — но наиболее интроспективные из них борются с беспокойством, что им не хватит мотивации, чтобы добиться чего-либо в жизни или сбежать из тени своих родителей. Эта неуверенность в себе усиливается осознанием того, что они вряд ли найдут сочувствие ни у кого, кроме своих собратьев-наследников.

Респонденты, которые заработали свое состояние, меньше беспокоятся о своей самооценке. Но, в отличие от наследников, им приходится бороться с серьезным жизненным переходом от будничного мира к миру, где работа является добровольной. Некоторые друзья исчезают, а другие — возможно, привлеченные вновь обретенным богатством — появляются. Есть даже подкатегория почти случайных заработков, которые подписали контракт с нужной компанией в нужное время и получили непредвиденные доходы от опционов на акции («синдром внезапного богатства», как его иногда называют).Такое богатство может ощущаться почти как наследство, за исключением того, что в этих случаях это не вопрос удачной спермы, а удачный выбор работы.

Независимо от источников своего богатства, у богатых есть одна общая черта — сильная аллергия на публичное обсуждение своих дилемм. «Вы будете удивлены, как много людей не звонят мне на этой неделе», — сказал мне Кенни, когда я посетил его офис. Некоторым респондентам своего опроса он сказал, что будет разговаривать с репортером, и был убежден, что они составили свое расписание таким образом, чтобы избежать любого возможного контакта со мной.

Респонденты ответили на призывы Кенни к сотрудничеству в первую очередь потому, что он профессионально консультирует богатых через North Bridge Advisory Group, бостонскую консультационную компанию, которая работает с отдельными лицами и семьями по сложным вопросам денег и наследства. Как и Шервиш, Кенни, у которого в 58 лет седые волосы и спокойствие человека, проводящего время в разговорах с людьми, у которых больше проблем, чем у него, пошел окольным путем, изучая богатых. В течение двух десятилетий он консультировал взрослых, которые работали с детьми из групп высокого риска, многие из которых были бедными, в Нью-Йорке, работу, которую он вспоминает с любовью и говорит, что рассматривал возможность ее возобновления.В 2001 году звонок от коллеги привел его в организацию под названием «Больше, чем деньги», которую создала группа наследников, чтобы помочь им справиться с психологическими проблемами, связанными с богатством. Он обнаружил, что богатые, особенно наследники огромных состояний, имеют уникальные наборы забот и сталкиваются с дополнительными трудностями, осознавая, что многие презирают их или завидуют им. «Часто слово «богатый» становится уничижительным, — говорит Кенни. «Это рифмуется со словом сука. Я был в комнатах и ​​видел, как люди вставали и говорили: «Я Боб Кенни, и я богат».«А потом они расплакались».

Он не первый, кто определил богатых как психологически уязвимую группу — психиатр Роберт Коулз посвятил пятый том своей получившей Пулитцеровскую премию серии « Дети кризиса » «богатым и состоятельным в Америке»— но Кенни стал важным доверенным лицом и советником состоятельных людей, тем, кто может сочувствовать их особым заботам. «У них плохой день, и они могут сказать мне: «У меня действительно плохой день», а я не собираюсь говорить: «Ну, почему бы тебе не дать мне денег». ?», — объясняет он.«У них не так много всего в мире».

«Иногда мне кажется, что единственные люди в этой стране, которые беспокоятся о деньгах больше, чем бедные, — очень богатые, — говорит Кенни. «Они беспокоятся о том, чтобы их потерять, они беспокоятся о том, как они вложены, они беспокоятся о том, какой эффект это произведет. И чем больше нолей, тем больше дилемм».

Как правило, говорит он, тревога наследницы проявляется в раннем подростковом возрасте и расцветает, когда она поступает в колледж и в группе сверстников, не подозревающих о ее богатстве, обнаруживает, каково это, когда с тобой обращаются как с «нормальным» человеком.Она может какое-то время скрывать свое богатство, пока в какой-то момент ее не раскроют, и ее друзья вдруг не посмотрят на нее по-другому. В некоторых случаях наследница даже не до конца осознает, насколько она богата. «Ей может быть 21 год, — говорит Кенни, — и однажды ее трастовый офицер усаживает ее и говорит: «Вот как это будет работать. Ты получишь столько-то миллионов сегодня и столько-то миллионов, когда тебе исполнится 30». Затем ей придется вернуться в колледж, и ей придется столкнуться со своими друзьями и своей жизнью в качестве богатого человека. Часто, говорит Кенни, она проводит какое-то время — в худшем случае, всю оставшуюся жизнь — «бродяжничая», без карьеры или цели. Как признался один из участников опроса: «Хотел бы я лучше контролировать свое образование… У меня были деньги в колледже, и я никогда не беспокоился об учебе ради своего будущего».

Одна из жалоб, которую Кенни часто слышит в своей практике и которая нашла отражение в результатах опроса, — это чувство изоляции, которое может порождать чрезмерное богатство. «Богатство может стать препятствием для общения с другими людьми», — пишет супруга технического волшебника, заработавшего около 80 миллионов долларов.«Не чувствуя, что вы должны разделить некоторые стрессовые факторы в своей жизни («Да, разве я не хотел бы иметь ваши проблемы»), неловкость по поводу того, кто должен платить в ресторане». Реплика «бедный, маленький, богатый ребенок» настолько очевидна и кажется настолько разумной, что сами богатые часто усваивают ее и в результате испытывают дискомфорт в общении с небогатыми людьми. Как только люди перешагивают определенный финансовый порог, у них появляется тенденция проводить время друг с другом, наслаждаться обществом других людей, которые знают, что деньги облегчают одни бремена, но не другие.Это может создавать особые проблемы для тех, кто находится в нижней части шкалы чрезвычайного богатства: кто-то, например, у кого есть «всего» (я намеренно использую это слово) 5 миллионов долларов или около того, может общаться с экономическими «сверстниками», которые на самом деле в 20 раз богаче, и чувствует необходимость тратить деньги по сопоставимой ставке. Возможно, именно поэтому, как отмечает Роберт Франк в своей книге 2007 года «Ричистан», 20 процентов домохозяйств с активами от 1 до 10 миллионов долларов в 2004 году потратили весь свой доход — или даже больше — в безумной гонке, чтобы не отставать от своих новообретенных друзей. Гейтсы.

«Одна из самых грустных фраз, которые я когда-либо слышал, — говорит Кенни о времени, когда он консультировал богатых, — это когда наследнику состояния говорят: «Дорогой, тебе никогда не придется работать». Объявление часто делается, объясняет Кенни, богатым дедушкой или бабушкой внуку, и оно редко звучит так же хорошо для получателя, как для того, кто его доставляет. Работа — это то, что заполняет дни большинства людей, и она обеспечивает контекст, в котором они взаимодействуют с другими. Жизнь без работы, какой бы комфортной она ни была с финансовой точки зрения, может легко превратиться в жизнь бесцельности, отчуждения от мира.Тот факт, что большинство людей воображают, что было бы раем никогда не работать, не делает этот опыт более приятным на практике.

Карьерный рост — стандартный критерий, по которому большинство людей измеряют успех, и без этого критерия нелегко оценить, правильно ли потрачено время. «Финансовая свобода может вызывать тревогу и нерешительность, — пишет один из участников опроса Бостонского колледжа. «В своей жизни я боялся своих способностей, потому что унаследовал деньги.Если богатые устраиваются на работу, они иногда обнаруживают, что коллеги обижаются на них на том основании, что они «отбирают рабочие места у людей, которые в них нуждаются». Богатые также увольняются с работы быстрее, чем другие, по той простой причине, что они могут себе это позволить. Карен Вайсгербер, старший советник центра, которая также работает с Кенни в North Bridge, описывает наследника, которого она консультировала, который получил степень магистра делового администрирования в престижной школе и был явно умным человеком. Тем не менее он переходил с одной работы в сфере высоких технологий на другую.«В какой-то момент на каждой работе происходило что-то, что те, кто должен работать ради дохода, научились бы терпеть», — говорит Вайсгербер. «И он просто говорил: «Я не хочу иметь с этим дело». В конце концов ему пришлось сказать: «У меня нет карьеры»». рассматривать как шараду. Одна состоятельная участница опроса, работавшая в некоммерческом секторе, говорит, что она будет чувствовать себя неуверенно в своем положении, если возобновит работу. «Если бы я решила устроиться на работу в этой области, думаю, у меня не было бы проблем, чтобы меня воспринимали как коллегу, а не как донора», — пишет она. В результате она чувствует себя неспособной полноценно заниматься единственной профессией, которой она обучалась. Похожая неуверенность в себе свойственна некоторым «внезапным» миллионерам, участвовавшим в опросе, чье богатство появилось, по-видимому, случайно. «Я просто сорвал джек-пот, решив работать в нужной компании в нужное время. Я никогда не думал, что каким-то образом заработал такое состояние», — пишет один из них. — Я только сейчас чувствую, что начинаю вникать в это.

Так же, как богатство может усугубить, а не облегчить стресс, связанный с работой, оно также может осложнить любовь, где, по словам Кенни, проблемы — это «правило, а не исключение.«Несмотря на финансовую безопасность, которую дает состояние, проблемы, связанные с деньгами, приводят к краху многих браков и значимых отношений. В опросе одна богатая мать пишет, что ее беспокоит то, что мужчины в жизни ее дочерей могут чувствовать себя «бессильными» и что «их роль кормильца узурпирована». Состоятельные люди обоих полов настороженно относятся к золотоискателям— Любит ли он меня или мои деньги? — но в то же время опасаясь, что эта настороженность может сделать их недоверчивыми к искренней привязанности. Вайсгербер описывает клиента, которому всего за два дня до свадьбы вручили брачный договор — стандартную форму, которую вручали всем, кто вступал в брак с семьей его невесты. «Это похоже на женитьбу в королевской семье», — говорит психолог, со своими правилами и обычаями, для которых жених может быть лишь юридически сложной сноской.

Один из вопросов, который, по словам Кенни, часто возникает, — это вопрос о том, в какой момент отношений раскрывать свое богатство — раскрытие информации, которое он делает, звучит так же чревато, как сообщение вашей спутнице, что у вас герпес.«Когда вы говорите кому-то, что у вас есть огромная сумма денег?» — спрашивает он риторически. «Если вы расскажете им слишком рано, вы будете беспокоиться, что они хотят вас за ваши деньги. Если вы ждете слишком долго, может ли человек действительно доверять вам?

«Фрейд был прав, — заключает Кенни. «Любовь и работа — это две вещи, которые вы должны делать в жизни». И большое богатство, говорит он, часто подрывает и то, и другое.

Но самой большой заботой сверхбогатых, о которых упоминали почти все родители, участвовавшие в опросе, являются их дети.Многие выражают облегчение по поводу того, что их детям гарантировано образование, но опасаются, что деньги могут лишить их амбиций. Имея деньги, «есть опасность сформировать у них извращенное представление о мире», — пишет один респондент. Другой беспокоится: «Деньги могут их испортить — дать им чувство права, помешать им развить сильное чувство сопереживания и сострадания».

Огромное богатство заботится о стольких повседневных заботах, что остальные становятся еще более разочаровывающими. Богатые «хотят, чтобы их дети делали мудрый выбор, — говорит Шервиш, — потому что это то, что они не могут контролировать.Кенни, чья консультационная практика обслуживает в основном наследников, говорит, что родители быстро замечают признаки опасности, во многих случаях потому, что они столкнулись с одним и тем же опытом. «Они не считают своих детей моральными лилипутами. Они просто знают, что там не так много ориентиров, потому что мир думает, что если у вас есть все эти деньги, вы сделали их в тени. А если в тени не сделаешь — что с тобой такое?»

Многие богатые родители структурируют наследство своих детей таким образом, что деньги поступают только отдельными порциями, рассчитанными на то, чтобы в годы становления у них не было другого выбора, кроме как найти призвание.Но Кенни не видел, чтобы эта стратегия работала, говорит он, потому что дети всегда знают, что деньги где-то рядом, и обычно их друзья тоже. «Мы стараемся, чтобы наши дети выполняли работу по дому», — жалуется один из участников опроса, но их трудно заставить косить газон, когда «у нас есть почти полный рабочий день садовник». Даже если родителям удастся учредить траст для распределения наследства в соответствии с ориентирами — получить диплом, устроиться на работу, создать семью и т. д., — они рискуют спровоцировать ожесточенную межпоколенческую вражду.Как объясняет один респондент из богатой семьи: «Я вырос с отцом, который никогда не хотел отказываться от контроля над своим бизнесом, но постоянно дразнил меня возможностью встать на его место». Его жена добавляет: «Было трудно чувствовать себя финансово независимым, когда родители [моего] супруга жестко контролировали наследство [наших] детей».

По мере взросления многие дети из привилегированных семей идут либо на слишком большой риск, потому что знают, что последствия неудачи минимальны, либо на слишком малый, потому что уверены в своем финансовом благополучии.Кенни говорит, что им, как и их родителям, может надоесть одна работа, и они без последствий переходят на другую работу, пока, наконец, не достигают среднего возраста и не обнаруживают, что составили резюме дилетанта и не добились успеха. эффект, на который они надеялись. «Им исполняется 50 лет, — говорит Кенни, — и они вдруг говорят мне, как в личной жизни, так и в работе: «Я должен перестать нажимать на эту кнопку перезагрузки».

В конце концов , Шервиш и Кенни говорят, что большинство богатых людей находят удовлетворение в филантропии.Хейвенс, который разрабатывает и проводит опросы центра и статистический анализ моделей богатства и благотворительности, отмечает, что почти все респонденты опроса Бостонского колледжа имели семейные фонды или фонды, предоставленные донорами. За исключением двух необычайно богатых фондов, эти респонденты вложили в эти фонды в среднем 11 миллионов долларов в дополнение к пожертвованиям для домашних хозяйств. Но опыт раздачи своего богатства — в дополнение к тому, что он доставляет удовольствие и расширяет возможности — также помогает научить дарителя тому, что деньги иногда несут с собой свое бремя и могут навредить или расстроить получателя, если их отдать без осторожности.Любой, к кому когда-либо обращался попрошайка, знает, каково это — дотянуться до кошелька, но затем колеблется, задаваясь вопросом, правильно ли давать этому человеку в это время. Эта дилемма только усложняется по мере увеличения кошелька.

Опрос предлагает уроки и для остальных из нас. Боб Кенни говорит, что это подтверждает наблюдение, которое он делал о сверхбогатых в течение многих лет: их богатство не всегда достойно зависти и, конечно же, не стоит того, чтобы ради него пожертвовать жизнью.«Если мы сможем дать людям немного больше информации, чтобы они знали, что получение 20 или 200 миллионов долларов не обязательно принесет им все, на что они надеялись, то, возможно, вместо этого они сосредоточатся на вещах, которые принесут пользу. сделать мир лучше и сделать их по-настоящему счастливыми», — говорит Кенни. «Не работайте слишком много ради денег, потому что они не принесут вам многого, если вы будете игнорировать все остальное». В своем романе 1873 года «: позолоченный век » Марк Твен и Чарльз Дадли Уорнер придумали прозвище эпохи и каталогизировали ее эксцессы.Но в одном отрывке они описывают беззаботную, небогатую семью, которая нашла золотую середину, которой могли бы позавидовать многие сверхбогатые: и удовольствие, семья занимала ту справедливую середину в жизни, которая так редко достигается, и еще реже пользуется без недовольства.

По своей сути опрос подчеркивает тот факт, что деньги могут облегчить некоторые заботы, но другие всегда остаются.«Ни у кого нет оправдания «отсутствию денег» для того, чтобы не быть в мире и жить честно», — пишет один респондент из своей семьи с оттенком горечи. «Если они решат жить иначе, это их дело».

Во всяком случае, богатые смотрят в бездну немного более пристально, чем остальные из нас. Мы, , всегда можем предаваться мысли о том, что немного больше денег сделают нашу жизнь счастливее, и во многих случаях это правда. Но по-настоящему богатые знают, что аппетит к материальным удовольствиям редко бывает удовлетворен.Нет яхты такой суперской, нет такого дорогого вина, чтобы оно могло успокоить душу или гарантировать, что дети не вырастут гадами. Когда богатый человек делает последний глоток Château d’Yquem 1959 года, он опрокидывает бокал и обнаруживает на его дне непредвиденную меланхолию. Подобно Леонтесу в «Зимней сказке» , он с ужасом отмечает: «Я выпил и увидел паука». В Сен-Тропе это такое же ужасное осознание, как и в любом другом месте.

Как быть богатым и морально достойным: дилемма состоятельных жителей Нью-Йорка | Неравенство

Скотт и Оливия, 39 лет, живут со своими тремя детьми в большой довоенной квартире на Манхэттене.Выходные и каникулы они проводят в своем втором доме в сельской местности Коннектикута. Их дети учатся в престижной частной школе, они нанимают личного помощника на неполный рабочий день, а также няню-домработницу и иногда личного повара. В самолетах они обычно летают бизнес-классом, хотя, когда дети были маленькими, семья часто летала на частных самолетах.

Подпитывает этот образ жизни богатство, унаследованное Скоттом от бизнеса, основанного его дедом. Получив степени бакалавра и магистра делового администрирования в Лиге плюща, Скотт несколько лет работал в сфере финансов, но теперь сосредоточился на небольшом технологическом бизнесе, который он начал, который поддерживает некоммерческие организации, а также играет активную роль в совете директоров школы, в которой учатся его дети.Оливия также получила образование в Лиге плюща, хотя она из семьи рабочего класса. Она имеет степень магистра в области социальной работы, но работает за плату лишь изредка, тратя большую часть своего времени на уход за детьми и ведение домашнего хозяйства.

Сначала я хотел узнать, как люди, обладающие экономической свободой, решают, на что стоит тратить деньги

Скотт с детства стеснялся своего богатства. Он вспомнил, что чувствовал себя чувствительным к комментариям одноклассников о размере дома его семьи.В колледже он стал левым и максимально скрывал свое происхождение, но одноклассники в конце концов узнали, что он был «тайным богатым парнем», и насмехались над семейной компанией, которая была связана с нарушениями прав рабочих.

Когда я разговаривал с Оливией, она рассказала, что чувствует себя некомфортно, выйдя замуж за богатого человека. Хотя она чувствовала, что легко тратить деньги, помогая другим людям или создавая дом для своих детей, ей было трудно тратить деньги только на себя, особенно потому, что это были деньги, которые она не заработала.Будучи довольно либеральными в политическом отношении, она и Скотт оба были особенно осведомлены о тех, у кого было меньше. Они также беспокоились о своих детях и о том, как привить им желание работать.

Внутренние конфликты Скотта и Оливии по поводу своего богатства особенно ярко проявились в их чувствах по поводу своего жизненного пространства. Когда я брал интервью у Скотта в 2009 году, он руководил ремонтом квартиры в Верхнем Вест-Сайде стоимостью 4,5 миллиона долларов, которую они купили в первую очередь потому, что считали, что у каждого из их детей должна быть своя комната.Но они чувствовали конфликт из-за того, что жили там. Когда я спросил, почему, Скотт сказал: «Мы хотим жить в таком модном месте? Хотим ли мы иметь дело с человеком, который приходит и говорит: «Вау!»

Когда несколько лет спустя я разговаривал с Оливией, семья жила в новом доме. Но переход дался ей нелегко. На самом деле, изначально ей так не нравилась квартира, что они даже не собирались в нее переезжать. Предыдущий владелец сделал капитальный ремонт, который ей показался невыносимо показным.Она сказала: «Я имею в виду, что мы делаем все возможное, с нашим беспорядком и барахлом, чтобы лишить его величия и величия. Но когда я прихожу [домой], я чувствую, что «это не я»… Это не отражает того, кем я себя чувствую в мире и кем я хочу быть в мире».

Гости на обеде Фредерика Олмстеда, благотворительном мероприятии с участием самых богатых светских людей Нью-Йорка. Фотография: Эндрю Лихтенштейн/Corbis через Getty Images

Скотт и Оливия — двое из 50 состоятельных и состоятельных нью-йоркских родителей, у которых я брал интервью, от финансистов с Уолл-Стрит и корпоративных юристов до профессоров и художников с унаследованным богатством.Сначала я хотел узнать, как люди, обладающие экономической свободой, решают, на что стоит тратить деньги. Как они принимали решения о покупке и ремонте дома, устройстве детей в школу, найме домашней прислуги и использовании свободного времени? Что считать «настоящими» потребностями, а что «роскошью»?

Это были конфликты о том, как быть богатыми и морально достойными в момент крайнего экономического неравенства

Эти вопросы имели значение, потому что они были связаны с более широкой проблемой: как люди, которые извлекали выгоду из растущего экономического неравенства, переживали свои собственные социальные преимущества. Думали ли они о себе, что у них больше, чем у других? И если да, повлияло ли это представление о себе на их жизненный выбор?

С самого начала бросалось в глаза, как сильно мои собеседники, такие как Скотт и Оливия, боролись за эти решения. Сначала я заметил конфликты по поводу того, сколько денег было приемлемо потратить и на что. Было ли нормально потратить тысячу долларов на платье? Две тысячи за сумочку? Полмиллиона на ремонт дома?

Иногда это были вопросы о том, сколько они могут себе позволить, учитывая их ресурсы.Но чаще они были о том, какими людьми они были бы, если бы сделали такой выбор. Например, когда домохозяйка много платила за присмотр за детьми, была ли она «снобом»? Если она отослала светильник, который, по ее мнению, был слишком большим для кухни, была ли она «принцессой»? Должна ли пара с активами в десятки миллионов жить с диваном, который они ненавидели, потому что менять его было «расточительно»?

Изучая эти вопросы более подробно, я начал слышать о других видах дилемм, связанных с деньгами и личностью. Как эти состоятельные родители могли дать своим детям качественное образование и другие преимущества, не испортив их? Как им следует разрешать разногласия по поводу приоритетов расходования средств со своими партнерами? Как они должны говорить с другими, включая меня, об этих решениях?

В конце концов я понял, что это были конфликты о том, как быть одновременно богатым и морально достойным, особенно в исторический момент крайнего экономического неравенства.

Быть хорошим человеком

Богатые женщины, которых Сьюзан Острандер изучала для своей книги «Женщины высшего класса», родившиеся в основном между 1900 и 1940 годами, казались довольными своими классовыми привилегиями.По большей части выросшие в однородном богатом сообществе, они считали себя столпами этого сообщества, публично занимаясь благотворительностью и готовя своих детей идти по их стопам из высшего класса, организуя подготовительное школьное образование и вечеринки дебютанток.

Острандер рассматривает это участие в сообществе как попытку оправдать свои привилегии, но она не описывает какого-либо серьезного конфликта по поводу их классовых преимуществ. Фактически, эти женщины считали себя «лучше других людей», выражая «чувство морального, а также социального превосходства».

Можно ли потратить тысячу долларов на платье? Две тысячи за сумочку? Полмиллиона на ремонт дома? Фотография: Spencer Platt/Getty Images

Жители Нью-Йорка, с которыми я разговаривал, гораздо меньше заботились о своих социальных преимуществах. Одни говорили об этой борьбе совершенно открыто, другие — более косвенно. Некоторые, как правило, даже не считали себя социально привилегированными, потому что они были сосредоточены на окружающих, у которых были такие же ресурсы или даже больше, чем у них. Я называю таких людей «ориентированными вверх», в то время как «ориентированные вниз» люди, включая Скотта и Оливию, чаще считали себя привилегированными.

Люди с нисходящей ориентацией, как правило, имеют более разнообразные социальные сети с экономической точки зрения и, таким образом, сравнивают свой собственный образ жизни с более широким спектром других возможностей. Так или иначе, подавляющее большинство неявно или явно указывало на то, что у них есть какая-то моральная забота о богатстве.

Подавляющее большинство опрошенных указали, что у них есть некоторая моральная озабоченность по поводу богатства

Один из способов, которым они обращались с этими противоречивыми чувствами, состоял в том, чтобы попытаться свести к минимуму важность привилегий, скрывая их.Почти все соблюдали культурную норму не говорить о деньгах ни с кем, кроме своих партнеров. Подобно Скотту и Оливии, они также иногда старались не показывать свое богатство тем, у кого меньше. Они утверждали, что деньги не влияют на то, как они думают о других людях, и считали, что явное упоминание их преимуществ может заставить тех, у кого их меньше, чувствовать себя плохо. Но они также признали, что разговоры о своих привилегиях заставляли их чувствовать себя уязвимыми для негативных суждений со стороны других.

В то же время мои собеседники признавали, что они привилегированные. Итак, хотя они молчали с другими, они боролись с собой над вопросом, как быть достойными этой привилегии в нравственном смысле. Чтобы почувствовать, что они заслужили свои преимущества, они пытались интерпретировать себя как законно привилегированных «хороших людей». В их нарративах очерчены три характеристики «хороших людей». Во-первых, хорошие люди много работают. По всем направлениям эти богатые родители называли себя трудолюбивыми, опираясь на общие ассоциации идеологии американской мечты между работой и ценностью.Они ценили самодостаточность и продуктивность и отвергали баловство и зависимость. Те, кто заработал свое богатство, гордо носили оплачиваемую работу. Те, кто унаследовал богатство или в настоящее время не работает за плату, сопротивлялись стереотипам лени или дилетантства и предлагали альтернативные нарративы о себе как о продуктивных работниках.

Во-вторых, хорошие люди — разумные потребители. Может показаться нелогичным связывать богатых жителей Нью-Йорка с пуританами, которых мы представляем себе как самоотверженных аскетов, когда у них большие дома, полные материальных благ, они много путешествуют, воспитывают своих детей в комфорте и по большей части не очень религиозны. Тем не менее, они описали свои желания и потребности как основные, а свои расходы как дисциплинированные и ориентированные на семью. Они утверждали, что могли бы жить без своих преимуществ, если бы им пришлось, и дистанцировались от негативных образов потребления, таких как хвастовство, материализм и излишества. Эти интерпретации позволили им поверить, что они заслужили то, что имеют, и считать себя нормальными людьми, а не богатыми.

Третье условие, необходимое для того, чтобы быть хорошим человеком, — обязательство «отдавать взамен» — более явно признает привилегию.Но этот императив означал разные вещи для разных людей. Часто отдавать означало осознавать и ценить свои преимущества, а не принимать их как должное — по сути, личное состояние чувства. Многие отдавали деньги, а также время на благотворительные предприятия разного рода. Но эти практики были отмечены двойственным отношением к тому, что значит идентифицировать себя как богатого человека и быть заметным. Те, кто смотрел вверх, кто жил в относительно однородных по классу сообществах, с большей вероятностью считали само собой разумеющимся, что они будут играть такого рода роль.

Логика прав

Независимо от того, действительно ли эти богатые нью-йоркские родители последовательно придерживаются императивов хорошей личности, которые они описывают, тот факт, что они так усердно работают, чтобы интерпретировать себя как таковых, является ключом к пониманию того, как неравенство узаконено. .

Мои выводы проливают свет на реальную культурную двойственность в отношении привилегий в Соединенных Штатах. Сбивающие с толку представления о богатых людях множатся, вызывая как стремление, так и осуждение элитарного потребления.Эти образы неудобно соседствуют с социальными нормами не говорить о социальном классе и своих преимуществах перед другими.

Распространение изображений богатых людей, таких как семья Кардашьян, побуждает стремиться к потреблению элитных товаров и осуждать их. Фотография: Кевин Мазур/Getty Images/Yeezy Season 3

Самый заметный образ жизни элиты – образ жизни «настоящих» домохозяек или волков с Уолл-Стрит – многими считается чрезмерным, ненужным и, следовательно, заслуживающим критики. Напротив, в своих апелляциях к обыденности мои респонденты стремятся занять культурную легитимность среднего класса. Они хотят быть посередине, но не в смысле распределения, а скорее в аффективном смысле наличия привычек и желаний среднего класса. Пока богатые могут дистанцироваться от образов «плохих» богатых людей, их права приемлемы. На самом деле, это почти как если бы они не были богаты.

Особенно поразительно, что «середина» символически доступна всем, даже если у них есть 50 миллионов долларов и, таким образом, они фактически находятся на вершине распределения доходов, пока они могут претендовать на определенный характер и образ жизни. .Это является частью нормализации изобилия, более широкого культурного процесса, благодаря которому вершина начинает казаться серединой.

Когда мы судим богатых людей за то, хорошо они или плохо потребляют, мы создаем различия, которые узаконивают систему

Если люди наверху — это те, кто покупает дома в Хэмптоне за 20 миллионов долларов, то те, кто в середине, могут быть людьми, которые зарабатывают 2 доллара м в год и имеют активы в размере 5 млн долларов. Эта нормализация изобилия также видна в американской массовой культуре, в которой образ жизни, который на самом деле был бы довольно дорогим, появляется в условиях якобы среднего класса на телевидении и в кино.При этом реальный средний класс и бедняки исчезают из поля зрения общественности.

Когда мы осуждаем богатых людей за то, что они хорошо или плохо потребляют, много работают или ленятся, раздают деньги или сохраняют их, мы создаем различия, которые узаконивают систему. Даже негативные суждения об индивидуальном поведении воспроизводят логику легитимных прав: сказать, что кто-то неправильно пользуется привилегиями, значит также сказать, что можно правильно их использовать. Этот акцент на различиях между людьми отвлекает внимание от институтов и социальных процессов, таких как систематическое неравное распределение ресурсов.

Ученые и активисты давно отмечают, что люди интерпретируют структурные проблемы как индивидуальные. Например, обычно бедняков обвиняют в их собственной бедности, предполагая, что они недостаточно усердно работают или что они морально неполноценны, тогда как на самом деле они сталкиваются со структурными недостатками в образовательных и юридических учреждениях, а также на рынках труда. Люди, которые борются с экономическими трудностями, также склонны винить себя, а не систему, в своей неспособности двигаться вперед.

Состоятельные люди, с которыми я разговаривал, по-разному объясняют свое социальное положение исключительно трудолюбием и другими индивидуальными качествами. Но они с привилегиями справляются со своим дискомфортом, обращаясь внутрь себя, к управлению аффектами и поведением, а не наружу, к социальной структуре и распределению. Конечно, пытаться быть достойным привилегий на вершине распределения доходов — это не то же самое, что винить себя или быть обвиненным в экономической борьбе на дне.Но неспособность связать то, что С. Райт Миллс называл «личными проблемами среды» — под которыми он имел в виду проблемы людей в их непосредственном социальном окружении, — с «общественными проблемами социальной структуры» — то же самое.

Короче говоря: личное политично.

Как люди становятся богатыми сейчас

Апрель 2021

Каждый год, начиная с 1982 года, Журнал Forbes публикует список самые богатые американцы. Если мы сравним 100 самых богатых людей в 1982 г. 100 самых богатых в 2020 году, мы замечаем большие различия.

В 1982 году самым распространенным источником богатства было наследство. Принадлежащий 100 самых богатых людей, 60 достались по наследству от предка. Было 10 только наследники Дюпон. К 2020 году количество наследников сократилось. половина, что составляет только 27 из 100 крупнейших состояний.

Почему уменьшился процент наследников? Не потому что наследство налоги увеличились. На самом деле, они значительно уменьшились за это время. период. Причина уменьшения доли наследников не в что меньше людей наследует большие состояния, но больше их делают люди.

Как люди делают эти новые состояния? Примерно 3/4, начиная компаний и 1/4 путем инвестирования. Из 73 новых состояний в 2020 году 56 происходят из капитала учредителей или первых сотрудников (52 учредителя, 2 первых сотрудников и 2 жены основателей), и 17 из управляющих инвестиционные фонды.

Среди 100 самых богатых американцев в 1982 году не было управляющих фондами. Хедж-фонды и частные инвестиционные компании существовали в 1982 году, но ни один из их основатели были достаточно богаты, чтобы попасть в топ-100.Изменились две вещи: управляющие фондами открыли новые способы высокая доходность, и все больше инвесторов были готовы доверить им их деньги. [1]

Но сейчас основным источником новых состояний является открытие компаний, и когда вы смотрите на данные, вы также видите там большие изменения. Люди разбогатеть от создания компаний сейчас, чем в 1982 году, потому что компании делают разные вещи.

В 1982 году было два основных источника нового богатства: нефть и недвижимость. Из 40 новых состояний в 1982 г. по крайней мере 24 должны были быть выплачены. в первую очередь на нефть или недвижимость.Теперь только небольшое количество: из 73 новых состояния в 2020 году, 4 были связаны с недвижимостью и только 2 к маслу.

К 2020 году крупнейшим источником нового богатства стало то, что иногда называются «технологическими» компаниями. Из 73 новых состояний около 30 происходят от таких компаний. Они особенно распространены среди самых богатых богатых: 8 из 10 крупнейших состояний в 2020 году были новыми состояниями этот тип.

Возможно, было бы немного неправильно рассматривать технологии как категорию. Разве Amazon не занимается розничной торговлей, а Tesla — производителем автомобилей? И да и нет.Может быть, через 50 лет, когда то, что мы называем технологиями, станет само собой разумеющимся, будет неправильным ставить эти два предприятия в одну категорию. Но на данный момент, по крайней мере, у них определенно есть что-то общее общее, что их отличает. Какой ритейлер запускает AWS? Что автопроизводитель управляется кем-то, у кого также есть ракетная компания?

Технологические компании, входящие в первую сотню самых богатых людей, также образуют хорошо дифференцированная группа в том смысле, что все они являются компаниями в которые венчурные капиталисты охотно инвестировали бы, а другие в основном нет. И тому есть причина: в основном это компании которые выигрывают, имея лучшие технологии, а не просто генеральный директор, который действительно целеустремленный и хорошо заключает сделки.

В этом смысле подъем технологических компаний представляет собой качественный изменять. Нефтяные магнаты и магнаты недвижимости из Forbes 400 1982 года не выиграл, сделав лучшую технологию. Они выиграли, будучи действительно целеустремлен и хорош в заключении сделок. [2] И действительно, такой способ Способ разбогатеть настолько стар, что появился еще до промышленной революции.Придворные, разбогатевшие на (номинальной) службе европейских королевские дома в XVI и XVII веках также были, как правило, действительно целеустремленный и хорошо заключает сделки.

Люди, которые не смотрят глубже коэффициента Джини, смотрят вернулся в мир 1982 года как в старые добрые времена, потому что те, кто разбогател, а потом не стал таким богатым. Но если покопаться в , как они разбогател, старые времена не выглядят так хорошо. В 1982 г. 84% 100 самых богатых людей разбогатели по наследству, добывая природные ресурсов или сделок с недвижимостью.Это действительно лучше, чем мир, в котором самые богатые люди становятся богатыми, запуская технологии компании?

Почему люди создают гораздо больше новых компаний, чем раньше к, и почему они так богатеют от этого? Ответ на Первый вопрос, как ни странно, заключается в том, что это неправильно сформулировано. Мы следует спрашивать не о том, почему люди создают компании, а о том, почему они снова начинают компании. [3]

В 1892 году New York Herald Tribune составил список всех миллионеры в Америке.Они нашли 4047 из них. Сколько было унаследовали их богатство тогда? Только около 20%, что меньше, чем доля наследников сегодня. И когда вы исследуете источники новые состояния, 1892 год еще больше похож на сегодняшний день. Хью Рокофф обнаружил, что «многие из богатейших… получили преимущество благодаря новая технология массового производства». [4]

Так что здесь аномалия не 2020 года, а 1982 года. Настоящий вопрос Вот почему так мало людей разбогатели, создав компании в 1982.И ответ заключается в том, что даже когда список Herald Tribune был компилируется, волна консолидация пронесся через Американская экономика. В конце 19 и начале 20 вв. такие финансисты, как J. P. Morgan, объединили тысячи более мелких компаний в несколько сотен гигантов с внушительной экономией на масштабе. К концу Второй мировой войны, как пишет Майкл Линд, «основной секторы экономики либо были организованы как поддерживаемые государством картелей или доминируют несколько олигополистических корпораций.» [5]

В 1960 году большинство людей, которые сегодня запускают стартапы, имели бы пошел работать к одному из них. Вы можете разбогатеть, начав свой собственную компанию в 1890 и 2020 годах, но в 1960 году это не было жизнеспособный вариант. Вы не могли прорваться через олигополии, чтобы получить на рынках. Так что престижному маршруту 1960 года было не суждено начаться. вашей собственной компании, но и продвигаться вверх по карьерной лестнице в существующий. [6]

Превращение всех в корпоративных сотрудников уменьшило экономическое неравенство (и любой другой вариант), но если ваша модель нормального это середина 20-го века, у вас есть очень вводящая в заблуждение модель в этом уважать.Экономика Дж. П. Моргана оказалась всего лишь фазой, и начиная с 1970-х годов он начал распадаться.

Почему он распался? Частично старение. Крупные компании, которые казавшиеся образцами масштаба и эффективности в 1930 году, к 1970 году стали вялые и раздутые. К 1970 году жесткая структура экономики была полные уютных гнёзд, которые построили различные группы, чтобы изолировать себя от рыночных сил. При администрации Картера федеральное правительство поняло, что что-то не так, и начало в процесс, который они назвали «дерегулированием», чтобы отменить политику, поддерживали олигополии.

Но не только разложение изнутри разрушило компанию J. P. Morgan. экономика. Было и давление извне, в виде новых техники, в частности микроэлектроники. Лучший способ представить, что произошло, это представить себе пруд с коркой льда на верхняя. Изначально единственный путь со дна на поверхность лежит вокруг края. Но по мере того, как ледяная корка ослабевает, вы начинаете пробить прямо посередине.

Край пруда был чистыми технологиями: компании, которые на самом деле описали себя как занимающихся электроникой или программным обеспечением.Когда вы использовали слово «стартап» в 1990 году, вы имели в виду именно это. Но сейчас стартапы пробиваются прямо сквозь лед. корки и вытесняя действующих лиц, таких как розничные торговцы и телевизионные сети и автомобильные компании. [7]

Но хотя крах экономики Дж. П. Моргана создал новый мир в технологическом смысле это был возврат к норме в социальный смысл. Если вы оглянетесь только на середину 20-го века, кажется, что люди разбогатели, открыв свои собственные компании является недавним явлением.Но если вы оглянетесь назад, вы поймете, это на самом деле по умолчанию. Итак, что нам следует ожидать в будущем более того же. В самом деле, следует ожидать как числа, так и богатство учредителей расти, потому что с каждым десятилетием становится все легче запустить стартап.

Одной из причин, по которой становится легче начать стартап, является социальная. Общество (повторно) ассимилирует это понятие. Если вы начнете сейчас, ваш родители не будут сходить с ума, как это было бы поколение назад, и знания о том, как это сделать, гораздо более широко распространены.Но Основная причина, по которой сейчас легче начать стартап, заключается в том, что это дешевле. Технологии снизили стоимость как строительных материалов, так и приобретение клиентов.

Снижение стоимости стартапа, в свою очередь, изменило баланс сил между учредителями и инвесторами. Назад при запуске стартап означал строительство завода, нужно было разрешение инвесторов делать это вообще. Но теперь инвесторам нужны основатели больше, чем основатели нуждаются в инвесторах, и это, в сочетании с увеличением количества доступный венчурный капитал привел к росту оценок.[8]

Таким образом, снижение стоимости запуска стартапа увеличивает число богатых людей двумя способами: это означает, что больше людей начинают их, и что те, кто это делает, могут собрать деньги на лучших условиях.

Но есть и третий фактор: сами компании более ценны, потому что вновь созданные компании растут быстрее, чем они обычно. Технологии не только удешевили строительство и распределять вещи, но и быстрее.

Эта тенденция существует уже давно.IBM, основанная в 1896 г. потребовалось 45 лет, чтобы достичь дохода в миллиард долларов в 2020 году. Hewlett-Packard, основанная в 1939 году, заняла 25 лет. Майкрософт, основанная в 1975 г. — 13 лет. Сейчас нормой для быстрорастущих компаний является 7 или 8 лет. [9]

Быстрый рост оказывает двойное влияние на стоимость акций учредителей. Стоимость компании зависит от ее доходов и роста ставка. Так что если компания растет быстрее, вы не только доберетесь до миллиарда долларов дохода быстрее, но компания становится более ценной, когда она достигает этой точки, чем была бы, если бы росла медленнее.

Вот почему основатели иногда богатеют такими молодыми. Низкий первоначальная стоимость запуска стартапа означает, что основатели могут начать молодыми, и быстрый рост компаний сегодня означает, что если они преуспеют всего через несколько лет они могут стать удивительно богатыми.

Теперь создать и развивать компанию стало проще, чем когда-либо. Это означает, что больше людей начинают их, что те, кто действительно выздоравливают условия от инвесторов, и что получившиеся компании становятся более ценный. Как только вы поймете, как работают эти механизмы, и что стартапы были подавлены на протяжении большей части 20-го века, вы не пришлось прибегнуть к какому-то смутному правильному повороту, который страна взяла под Рейгана, чтобы объяснить, почему коэффициент Джини в Америке растет.Из Конечно, коэффициент Джини увеличивается. Чем больше людей начинают более ценные компании, как это может быть?

Примечания

[1] Инвестиционные фирмы быстро росли после того, как Министерство труда в 1978 году разрешило пенсионным фондам инвестировать в их, но последствия этого роста еще не были видны в 100 лучших состояний в 1982 году.

[2] Джордж Митчелл заслуживает упоминания как исключение. Хотя действительно целеустремленный и хорошо заключающий сделки, он также был первым, кто выяснить, как использовать гидроразрыв, чтобы получить природный газ из сланца.

[3] Когда я говорю, что люди создают больше компаний, я имею в виду тип компании предназначен для роста очень большой. На самом деле произошло снижение за последние пару десятилетий общего числа новых компании. Но подавляющее большинство компаний являются мелкими розничными и сервисные предприятия. Так что статистика о снижении количество новых предприятий означает, что люди начинают меньше обувные магазины и парикмахерские.

Люди иногда путаются , когда видят график, помеченный «стартапы», которые терпят крах, потому что есть два смысла слово «стартап»: (1) основание компании и (2) конкретный Тип компании, предназначенный для быстрого роста.Статистика означает запуск в смысле (1), а не в смысле (2).

[4] Рокофф, Хью. «Большие состояния позолоченного века». НБЭР работает Бумага 14555, 2008.

[5] Линд, Майкл. Земля обетованная. HarperCollins, 2012.

Также вероятно, что высокие налоговые ставки в середине 20-го века отпугивало людей от создания собственных компаний. Начиная собственная компания рискованна, и когда риск не вознаграждается, люди выбирают вместо безопасности .

Но это не просто причина и следствие.Олигополии и высокие налоги ставки середины 20 века были сплошь и рядом. Более низкие налоги не только причина предпринимательства, но и следствие: люди, разбогатевшие в середине 20 века на недвижимости и разведка нефти лоббировала и получила огромные налоговые лазейки, которые сделали их эффективная налоговая ставка намного ниже, и, по-видимому, если бы она более распространено выращивание крупных компаний за счет создания новых технологий, люди, делающие это, лоббировали бы свои собственные лазейки, поскольку Что ж.

[6] Вот почему люди, которые разбогатели в середине 20-го века так часто разбогатели на разведке нефти или недвижимости.Это были две большие области экономики, которые не были подвержены укрепление.

[7] Чисто технологические компании раньше назывались «высокотехнологичными» стартапами. Но теперь, когда стартапы могут пробить середину ледяной корки, нам не нужно отдельное название ребер, а термин «хай-тек» имеет решительно ретро звук.

[8] Более высокие оценки означают, что вы либо продаете меньше акций, чтобы получить определенную сумму денег или получить больше денег за определенную сумму склад.Типичный стартап делает все понемногу. Очевидно, вы закончите богаче, если вы держите больше акций, но вы также должны стать богаче если вы соберете больше денег, потому что (а) это должно сделать компанию более успешным, и (б) вы должны быть в состоянии продержаться дольше, прежде чем следующий раунд, или даже не нужно. Обратите внимание на все эти должны хотя. На практике через них проходит много денег.

Казалось бы, огромные раунды, собранные сегодня стартапами опровергают утверждение о том, что его стало дешевле запускать.Но здесь нет противоречия; стартапы, которые собирают больше всего те, кто делает это по своему выбору, чтобы быстрее расти, а не те, делают это, потому что им нужны деньги, чтобы выжить. Нет ничего например, не нуждаться в деньгах, чтобы люди предлагали их вам.

Можно подумать, после того, как он был на стороне труда в его борьбе с капиталом в течение почти двух столетий, что крайне левые будут счастлив, что труд, наконец, возобладал. Но ни один из них, кажется, быть. Вы почти можете услышать, как они говорят: «Нет, нет, не таким -м способом.

[9] IBM была создана в 1911 году путем слияния трех компаний, наиболее важной из них была компания Германа Холлерита по табулированию машин, основана в 1896 году. В 1941 году ее выручка составила 60 миллионов долларов.

Доходы Hewlett-Packard в 1964 году составили 125 миллионов долларов.

Доход Microsoft в 1988 году составил 590 миллионов долларов.

Спасибо Тревору Блэквеллу, Джессике Ливингстон, Бобу Леско, Роберту Моррису, Рассу Робертсу и Алексу Табарроку за прочтение черновика, а также Джону Эрлихману за данные о росте.

Пять удивительных вещей, которые я узнал на вечеринках с богатыми людьми ‹ Literary Hub

В 2010 году я начал встречаться с клубными промоутерами, то есть людьми, которые устраивали вечеринки для «очень важных людей» в мире. В течение следующих нескольких лет я брал интервью у 44 промоутеров днем ​​и следовал за ними по ночам, сначала в Нью-Йорке, а затем в Майами, Хэмптоне и Каннах, надевая необходимые туфли на четырехдюймовых каблуках и старую одежду. Сумочка Шанель.

Что делал профессор социологии поздно ночью в ночных клубах с бутылочным сервисом? По мере того, как экономика восстанавливалась после Великой рецессии, становилось ясно, что финансовые выгоды непропорционально поступают тем, кто уже находится на вершине классовой лестницы.В то время как уровень безработицы медленно рос, банкиры устраивали вечеринки по случаю дня рождения на миллион долларов, а олигархи попали в заголовки газет, тратя больше друг друга на доставку бутылок в Мейфэр, Лондон.

Богатые люди попали в заголовки с дорогими произведениями искусства, яхтами и частными самолетами, и все это транслировалось в зловещих подробностях в социальных сетях, особенно в Rich Kids of Instagram и даже, когда я в изумлении пролистывал в 2016 году, в Instagram лента Мелании Трамп, которая скоро станет первой леди, которая позировала для селфи в шубах в этом позолоченном пентхаусе на Пятой авеню.

Я присоединился к VIP-вечеринке, потому что хотел понять, как богатые думают о тратах, которые для посторонних кажутся смешными. То, что я обнаружил, было причудливой экономией красоты и денег, которая была одновременно шокирующе стереотипной в формулировке пола, а также странной в том, как она сочетала эксплуатацию с удовольствием. Вот пять удивительных вещей, которые я узнал на вечеринках с очень важными людьми в мире.

*

Богатые люди смешны, и они это знают.

На VIP-вечеринках клубы предоставляют аристократам сцену для демонстрации своего богатства с обслуживанием бутылками. До пандемии наценка на бутылку шампанского в Meatpacking District составляла более 1000 процентов. Бутылки бывают огромных размеров с библейскими названиями, такими как иеровоам (4,5 л) и метусаил (6 л), что эквивалентно восьми обычным бутылкам, одна из которых Cristal была оценена в 40 000 долларов в магазине Provocateur в Нью-Йорке примерно в 2015 году.

По мере увеличения размеров бутылок в меню цены на них растут экспоненциально, а не линейно, так как внешний вид бутылки, а не ее содержимое, — это то, что люди действительно покупают. Самые большие транжиры в клубном мире называются «китами», и они тратят более 10 000 долларов за одну ночь. У некоторых китов есть легендарные счета, как у Джо Лоу, печально известного малазийского бизнесмена, который потратил более 2 миллионов долларов в Сен-Тропе в 2010 году за одну ночь. (Лоу сейчас находится в международном розыске с ордерами на арест в трех странах за мошенничество с участием фонда 1MDB).

Чтобы отличиться как элитное место, клубу нужна так называемая «качественная» толпа, которая сводится к двум показателям: мужчины с деньгами и женщины с красотой.

Когда киты начинают тратить деньги, в клубе царит наэлектризованность: люди аплодируют и фотографируются, а красивые официантки разносят бутылки шампанского с блестками к столам богатых людей.

Но в интервью за пределами клуба, когда я брал интервью у людей об их счетах в баре, они отталкивали такое потребление, широко осуждая его как вульгарное и «нелепое». Разговаривая в тихих кафе или в залах заседаний, клиенты, потратившие тысячи на ночные клубы, преуменьшали расходы и указывали на других клиентов, которые тратят больше, например, на олигархов или арабов.

«Это люди, которые не заработали ни копейки», как сказал мне один банкир в Нью-Йорке. Клиенты, с которыми я встречался, хотели, чтобы их считали трудолюбивыми и заслуживающими своего материального успеха. Если они так усердно работали, разве они не заслужили время от времени усердно играть? Так они рассуждали с щепоткой беспокойства.

В этом заключается фундаментальное противоречие классовых привилегий: экономические элиты часто недовольны фактом своего богатства и неравенства, которое оно поддерживает, в то же время они также наслаждаются тем, что оно приносит.

*

На сцене VIP-вечеринки нет женщин. Но девушек много.

Чтобы отличиться как элитное заведение, клубу нужна так называемая «качественная» толпа, которая сводится к двум показателям: мужчины с деньгами и женщины с красотой. Цель состоит в том, чтобы иметь значительно больше женщин, чем мужчин во все времена. С этой целью клубы нанимают промоутеров вечеринок для найма женщин с очень специфической утонченной красотой: модных моделей, худощавых, преимущественно белых и обычно молодых.

Промоутеры изо всех сил стараются найти фотомоделей, завербовать их и привести в клубы, обычно соблазняя их бесплатной едой и бездонными бокалами шампанского, иногда также бесплатным транспортом и проживанием в престижных местах, таких как Канны и Сен-Барт. Следующей лучшей вещью после настоящих моделей является «хорошее гражданское лицо», женщина, которая выглядит так, будто могла бы стать моделью. У нее есть два самых важных телесных признака, которые сигнализируют о высоком статусе: рост и стройность, но она может ошибаться на несколько дюймов или лет, как этот профессор социологии получил место за столом.

Всех женщин, обладающих этим «телесным капиталом», повсеместно называют девушками. В VIP-клубе нет женщин, потому что «девушка» — совсем другая социальная категория, чем женщина. Это касается не только возраста. В 32 года я тоже была девушкой, примерно на десять лет старше большинства из них. Что такое девушка, если ею может быть любая женщина от подросткового до тридцатилетнего возраста?

Термин «девушка» стал популярным в Англии в конце 19 века для описания незамужних женщин из рабочего класса, которые занимали формирующееся социальное пространство между детством и взрослой жизнью. Не совсем ребенок, девочка была ребячливой в том смысле, что ей еще предстояло стать женой или матерью, и считалось, что она занимается «легкомысленными» занятиями вроде городского досуга. Благодаря тому, что она сидит с промоутером, носит высокие каблуки и состоит в VIP-клубе, любая женщина становится девушкой. Потому что в этом утонченном мире существует невысказанная, но широко понимаемая логика: девушки ценны; женщины нет.

*

Девушки — валюта, но больше всего она ценна для мужчин.

Большинство промоутеров, с которыми я тусовался, были не из элиты.Они происходили из семей среднего или рабочего класса, и лишь немногие из них закончили колледж. При этом они пьют дорогое шампанское и делят социальное пространство с высшим классом. Это само по себе замечательное достижение в Соединенных Штатах с их относительно низкими показателями классовой мобильности. Девушки предлагали промоутерам путь к ценным контактам в эксклюзивных пространствах, в которых у них было бы мало шансов попасть.

С несколькими «хорошими девочками» промоутеры могли привлечь внимание руководства клуба, которое платило им от 800 до 1000 долларов за вечер за вечеринку в их клубах.Девушки также помогали промоутерам наладить социальные связи с богатыми мужчинами, в которых они видели потенциальных инвесторов для их деловых предприятий, таких как открытие собственных клубов или ресторанов. Один промоутер, который продавал сотовые телефоны в своем родном Квинсе до того, как принимал моделей в эксклюзивном районном клубе Meatpacking, описал, как он произвел впечатление на руководство клуба и элитную клиентуру: «Все, что вам нужно сделать, это просто прогуляться. с девочками.»

Было очевидно, что мужчины могут использовать девушек для продвижения своих социальных и деловых устремлений.Что было менее очевидным, так это то, как сами девушки могли извлечь выгоду из своей красоты. Как оказалось, женская красота ценилась для мужчин больше, чем для девушек, украшающих их руки. Девушки могли приносить огромную прибыль, которая почти полностью концентрировалась в руках мужчин.

Промоутеры-мужчины имели гораздо больше возможностей извлечь выгоду из красоты девушек, чем промоутеры-женщины, которые боролись за свою работу. Из семнадцати клубов, которые я регулярно посещал в Нью-Йорке, только один принадлежал женщине.Миром VIP-ночной жизни управляют мужчины, для мужчин и подпитывают девушки.

*

Богатые мужчины любят ненавидеть моделей.

Какими бы ценными ни были модели на сцене, промоутеры и клиенты смотрели на них свысока, как на несерьезных женщин. Используя свой «телесный капитал» — главную черту, необходимую им для того, чтобы войти в VIP-пространство, — женщины заняли сомнительное положение, которое сделало их другие качества почти невидимыми.

«Тусовщица» — это сексистский и классовый троп, который наказывает женщин за доступ к миру богатства и власти, из которого они исторически были исключены.

На самом деле, я встречал на сцене довольно много женщин с разным профессиональным опытом и целями. Это правда, что было много несовершеннолетних и необразованных моделей, заполняющих столы промоутеров, но были и студенты университетов, специализирующиеся на моде, юриспруденции и бизнесе. Я часто сидел рядом с молодыми женщинами-профессионалами, начавшими новую карьеру в самых разных областях, от недвижимости до медицины. Но из-за того, что они были гостями промоутеров, мужчины считали их просто «тусовщицами», чья работа и личная жизнь должны быть нестабильными.

Клиентам нравилось находиться рядом с тусовщицами ночью, но они меньше всего хотели видеть их днем, так как представляли таких женщин беспорядочными и не подходящими для длительных отношений. Тусовщицы были пулом знакомств, но не пулом будущих жен.

«Тусовщица» — это сексистский и классовый образ, который наказывает женщин за доступ к миру богатства и власти, из которого они исторически были исключены. Немногие студенты, фотомодели и, если на то пошло, профессора социологии могут позволить себе обедать и танцевать в фешенебельных заведениях Манхэттена. Термин «тусовщица» содержит глубоко классовые и сексистские предположения о том, что мораль женщины скомпрометирована, если она использует свою красоту для доступа к мирам власти мужчин. И если она получает от этого удовольствие, не дай бог!

*

На самом деле очень весело там находиться.

Теперь, когда я описал этот сексистский мир, в котором «девушки» дефилируют на высоких каблуках для мужских конкурсов статуса, вы можете задаться вопросом, почему женщины вообще участвуют? По большей части им это нравится.Им понравились вечеринки в эксклюзивных местах, встречи со знаменитостями и полеты на самолетах.

Они также получали острые ощущения от внимания со стороны богатых и влиятельных мужчин. Благодаря своей внешности они могли приблизиться к тому, чего они и большинство других женщин в противном случае лишены: экономической власти. В этом эксплуататорском устройстве женщины являются активными участниками и тоже ищут удовольствия.

_________________________________________

Эшли Мирс Очень важные люди можно получить в Princeton University Press.

Как люди становятся богатыми? : personalfinance

Вы станете богатым к

  • Расходы на проживание меньше вашей зарплаты

  • Разумное инвестирование разницы в долгосрочной перспективе

  • Повышение дохода за счет работы, этики, налаживания связей.

  • Переоценка своей позиции, устранение фаталистических или пораженческих мыслей и готовность к изменениям.

Самые большие ингибиторы для богатства, которые я видел

  • Holding Humb

  • Покупка или лизинг Новые автомобили

  • Не создание бюджета

  • Обработка роскоши в соответствии с потребностями

  • Не платить себе в первую очередь.У вас никогда не будет денег для инвестиций, если вы будете использовать «остатки» месяца.

Человек, зарабатывающий 50 тысяч долларов и инвестирующий из них 10 тысяч долларов в год, всегда будет и будет богаче, чем служащий со 100 тысячами долларов, у которого есть новая машина, большой дом и вся зарплата которого уходит на оплату этих вещей.

Цели, над которыми я говорю людям работать:

  1. Составьте бюджет

  2. 1 месяц покрытия расходов на случай чрезвычайных ситуаций.

  3. Уменьшение размера автомобиля

  4. Вклад соответствует максимум 401(k).

  5. Планируйте бюджет, сокращайте и отдавайте предпочтение предметам роскоши. Старайтесь, чтобы расходы на проживание не превышали 70% от заработной платы. С этого момента разрешайте только 50% нового чистого дохода увеличивать расходы на проживание.

6a) Избавьтесь от долгов, используя снежный ком или лавину, в зависимости от вашей личности. Создайте план, чтобы сделать это в течение 3 лет или меньше для всех неипотечных долгов.

6b) Ищите лучших людей на своей работе и старайтесь повторить их успех. Спросите их совета и работайте, по крайней мере, так же усердно, как они.После того, как вы сделаете это в течение 1 года, посмотрите, возможны ли повышения / продвижения по службе или новый работодатель предложит лучшие возможности. Стремитесь быть в топ-10% вашей торговли.

7) Увеличить чрезвычайный фонд до шести месяцев расходов.

8) Максимально увеличьте 401(k) и IRA. В этом году это 18 тысяч долларов + 5,5 тысяч долларов

9) Купите дом, если вы проживаете в этом районе в течение 5 лет, по фиксированной ипотеке на 15 лет, которая составляет 33% или меньше вашего чистого дохода. У вас может быть долгая поездка на работу и фиксирующая верхняя часть. Ты не заслуживаешь хороший дом, просто дом.Если вы не живете в одном и том же районе в течение 5 лет или не соответствуете критериям, арендуйте скромно и инвестируйте значительные средства.

10) Не обновляйте дома до полной оплаты.

Эти десять шагов не являются быстрым контрольным списком, и вы можете изменить цифры. Это просто система, которую я дал людям, которые искали моей помощи, по которой я живу.

Каково быть богатым? Это то, что говорят богатые люди

20. Когда твои родители не найдут горничную

Ilike / Shutterstock
Плохо, когда ты богат, но твои родители все еще хотят, чтобы ты занимался физическим трудом.

Худшее: Мои родители отказываются платить за горничных/помощниц по дому, потому что они боятся украсть или сломать вещи, оставив меня косить лужайку, пылесосить ковер и выполнять всевозможную ручную работу.

Не хочу показаться плаксивым, но ручной труд — это ТЯЖЕЛО. Я имею в виду, что я могу мыть посуду, гладить и т. д., но тратить час на то, чтобы толкать газонокосилку по улице, определенно не для меня, особенно когда я знаю, что мы можем позволить, чтобы это делал кто-то другой.

| kykyelric

19. Вы можете потерять вкус к более простым вещам

Chatchai Somwat / Shutterstock
Быть богатым означает потерять связь со своим приятелем Рональдом.

Как только вы можете позволить себе более приятные вещи, вы «привязываетесь» и начинаете пренебрегать дешевизной. Например, теперь, когда мое [ругательство] каждый день балуют кожаными сиденьями с подогревом/вентиляцией, я, вероятно, не смогу заставить себя водить старую колотушку, которая была у меня в качестве моей первой машины. Или теперь, когда я могу позволить себе поесть в настоящем ресторане, я никогда не захожу в Макдональдс/Бургер Кинг, кроме как отлить во время поездки.

18. Люди предполагают о вас самое худшее

pathdoc / Shutterstock
Когда вы богаты, вы можете столкнуться с множеством ненавистников.

Вас может раздражать стереотипное представление о вас. Родители моего друга месяцами не разрешали мне приходить к нему домой, потому что говорили: «Все богатые люди одинаковы» и думали, что я всю жизнь живу бесплатно. Только после того, как я поговорил с ними, они поняли, насколько они были неправы.

У меня также было много золотоискателей и фальшивых друзей, которые пробовали это, но через некоторое время вы научились избегать их.

Честно говоря, я определенно никогда не считал бы себя или свою семью «социальной» элитой. Мы не выставляем напоказ свое богатство, и даже когда папа купил Lamborghini, он чувствовал себя глупо за рулем и продал его в следующем месяце.

| MajorKill18

17. Весь мир ложится на ваши плечи

Nattanee.P / Shutterstock
Когда вы богаты, вам кажется, что ваших денег недостаточно для решения мировых проблем.

Самое страшное — это бремя контроля популяции и защиты окружающей среды от человека.Мы — вид, который нуждается в постоянном геноциде, войне и эксплуатации, чтобы попытаться обратить вспять ущерб, который мы нанесли.

| Random[Ругательство]YouGuy

16. Чувство предательства

Ингус Круклитис / Shutterstock
Чтобы разбогатеть, нужно годами находиться рядом с людьми, которых он ненавидит, делать то, что противоречит его личным ценностям.

Самое отстойное в том, чтобы быть богатым, когда ты такой, как я, это то, что это часто означает отбрасывать свои настоящие мечты на сверхдолгое время, пока ты зарабатываешь свои деньги.Для меня это означало годами находиться рядом с людьми, которых я ненавидел, делать вещи, противоречащие моим личным ценностям. Я распродал. Хотя, если честно, это даже не плохо. Я смог выплатить все свои студенческие долги и накопил огромные сбережения на старость.

| buttcomplex

15. Работа с халявщиками

Antonio Guillem / Shutterstock
Когда у вас есть деньги, вы должны много говорить «нет».

Бывают случаи, когда я думаю, что друзья были там просто для того, чтобы получить бесплатную поездку.С моим личным любимым выражением: «У меня есть отличная идея для бизнеса! Не могли бы вы одолжить мне 15 000 долларов на начальные расходы?»

| hello-this-is-gary

14. Упускать мелочи

Antonio Guillem / Shutterstock
Когда вы богаты, вы можете чувствовать себя очень плохо.

Приятно иметь достаточно денег, чтобы не беспокоиться об определенных вещах, но это того не стоит, если вы никогда не сможете провести столько времени, сколько хотите, с людьми, которые вам дороги больше всего.Вы так много упускаете. Деньги действительно не все.

| heveabrasiliensis

13. Пренебрежительное отношение к вам, когда вы не одеваетесь

Яков Филимонов / Shutterstock
Люди не верят, что вы богаты, если предпочитаете носить джинсы.

Мы пара в джинсах и футболках, но мне нравятся часы, а ей — сумочки. Когда мы покупаем часы/кошельки, большинство продавцов не обращают на нас внимания. Это относится почти ко всему, что мы покупали с маркировкой «богатый»: часы, кошельки, модные рестораны, дома, автомобили и т. д.

12. Боязнь мест и еды низшего класса

Neil Lockhart / Shutterstock
Когда у вас есть деньги, вы хотите держаться подальше от темных переулков.

Меня пугают суровые районы. Большинство предполагает, что поскольку я цветной человек, мне автоматически будет комфортно.

Кроме того, я думаю о некоторых местах как о грубых и страшных, которые другие считают обычными.

Мне небезразлично, откуда берется моя еда, в том смысле, что я местный житель (предпочитаю местную выращенную или произведенную еду) и не могу по-настоящему попробовать переработанную пищу или сетевые рестораны.

| lavasca

11. Недостаток времени, чтобы наслаждаться богатством

Charles B. Ming Onn / Shutterstock
За деньги нельзя купить одну вещь, которую вы хотели бы иметь: больше времени.

Худшее: у меня совсем нет времени. Я провожу все свое время, следя за делами и работая, и у меня практически нет времени в автономном режиме или времени для себя в целом. Мне нравится возиться с машинами, но не больше, потому что нет возможности приспособиться к этому.

Однако эти выходные — исключение из правил.Я готовила пару вечеров назад, а сегодня просто убираюсь. Это как в старые времена, когда все не было сумасшедшим, просто мытье окон в нескольких комнатах делало меня самым счастливым человеком в мире.

| schicksal

10. Все думают, что вы банк

Rachaphak/Shutterstock
Им на вас наплевать, они просто хотят занять у вас деньги.

Я заядлый сберегатель, и люди, которые знают, что у меня вообще есть деньги, всегда просят денег взаймы.

Это почти всегда плохо кончается. У меня коллега попросил денег в долг на покупку грузовика, я не хотел в это ввязываться, он на это обиделся.

Похоже, что им действительно наплевать на тебя, они просто хотят занять у тебя деньги. То же самое, когда у вас есть что-то ценное. Это довольно оскорбительно, если честно.

Я всегда считал, что лучше не обсуждать это с людьми, но они, кажется, просто выясняют ситуацию.

| КарлДжей001

9.Семья может захотеть, чтобы вы соблюдали приличия

Колдунова Анна/Shutterstock
Ваш отец может подумать, что вы должны не отставать от Джонсов.

Для меня самое худшее в богатстве это то, что моя семья осуждает нас за это. Мой папа постоянно делает нестандартные комментарии о том, что я «могу себе позволить», обычно, когда я делаю покупки в магазине Aldi или использую код купона, чтобы заказать что-то в Интернете… Он считает, что мы должны идти в ногу с Джонсами, если ты будешь. Моя езда на подержанном внедорожнике за 15 000 долларов кажется ему сумасшествием. Кажется, он совсем не гордится тем, чего я достиг, и я даже не могу сказать ему, что наняла домработницу.

| gamerchickrealty

8. «Друзья» ненавидят вас за это

Shaganart/Shutterstock
Когда кто-то из вашего круга общения узнает, что вы делаете, они могут обидеться.

Высокооплачиваемые люди с двойным доходом и без детей. В сумме мы зарабатываем 360 000 долларов в год. …

В конце концов, я думаю, что самый большой недостаток, который у нас есть, — это ощутимое негодование некоторых наших друзей/членов семьи, которые имеют меньше, чем мы.Вам придется поверить мне на слово, когда я скажу, что мы не слишком ярки или высокомерны в отношении нашего богатства, но когда некоторые в нашем кругу общения узнают, что мы делаем (или, что более типично, они интуитивно это понимают, основываясь на том, как мы живем) , они могут стать титулованными/выжидательными, или просто вообще озлобленными у нас.

| goloquitur

7.

Богатство может затруднить свидания Studio Peace/Shutterstock
Свидания могут многое изменить, как только они узнают, что у вас есть деньги.

Обычно я плохо лажу с другими людьми моего уровня дохода.Кажется, что все они хотят покупать вещи по завышенной цене, предназначенные для богатых, просто так. Джинсы за 250 долларов? Нет. Я покупаю джинсы Old Navy за 30 долларов и ношу их до тех пор, пока промежность не порвется… Машина за 90 000 долларов? Я езжу на одной и той же машине с 2008 года, и тогда я купил ее подержанной.

Знакомства сильно изменились. Я не столько хожу на свидания, сколько никогда не говорю о доходах, и я, черт возьми, не выгляжу так, будто у меня есть деньги (футболка, джинсы, старые ботинки — это все, что я ношу, у меня даже нет ничего другого), но все, с кем я встречалась, кто узнал, только что полностью изменились в худшую сторону.

| RailsIsAGhetto

6. Над детьми могут издеваться.

Не поймите меня неправильно, быть богатым — это круто, с этим не спорят. Это просто объективно лучше, чем быть бедным. Но когда я рассказывал людям, что в средней школе я вроде как богат, надо мной издевались за это довольно сильно. Люди постоянно дразнили меня и высмеивали меня за это… Я был немного изгнан как «богатый ребенок». Люди думали, что я сноб или «высокомер», хотя на самом деле я довольно спокойный и спокойный чувак.

Это меня разозлило и расплакало одновременно. Я начал вообще не тратить деньги, отказываясь брать деньги на основные вещи, такие как деньги на обед в школу, у своих родителей, и я в основном одевался как бездомный в одну и ту же толстовку с капюшоном, джинсы и простую футболку каждый день, несмотря на то, что она была разорвана на куски. черт, около четырех лет.

| ДоритоКат

5.Это не лекарство от хандры

Ник Шуляхин/Unsplash
Когда ты в депрессии и богат, у тебя действительно нет мотивации что-то делать.

Лучшая часть: Не нужно ни о чем беспокоиться. Худшая часть: не нужно ни о чем беспокоиться.

Подробнее: Я из семьи со старыми деньгами, родители воспитали меня как можно более нормальным и средним классом. Я понятия не имел, что мы были богаты, пока не закончил школу. Например, я просто подумал, что все в моей государственной школе каждый месяц ездили отдыхать на разные курорты.

Я имею в виду, что это хорошо и все такое, но когда ты в депрессии, у тебя действительно нет мотивации что-либо делать. У меня нет ни надежд, ни мечтаний, ни желаний. Я просто все время устаю.

| yashendra2797

4. От вас всегда ждут

sso4in/Shutterstock
Друзья могут предположить, что ваши карманы ломятся от наличных и что вы должны покупать.

Хотя я и не очень богат, я живу в более богатой части города, и у моих родителей хорошо оплачиваемая работа.

Самое худшее, что на самом деле не так уж и плохо, это то, что мои друзья считают, что я полностью купаюсь в деньгах, что иногда может раздражать.

«О, вы живете в богатом районе, вы можете сегодня покричать нам еду, верно?» Да, я живу в «богатом районе», но это не значит, что у меня есть деньги. Мои родители.

| epicmiley14

3. Вы никогда не перестанете беспокоиться о том, что разоритесь

Дейзи Дейзи/Shutterstock
Вы можете чувствовать, что вы всего лишь одна тяжелая болезнь или несчастный случай, и вы можете потерять все это.

У меня немного денег на банковском счете после всех ежемесячных счетов (и я все еще делаю всю работу по дому и присматриваю за детьми — единственное, за что мне платят, — это газон), но у меня есть недвижимость. …

Плохо то, что у меня есть калечащее знание того, что мы всего лишь одна тяжелая болезнь или несчастный случай, чтобы все это потерять в любом случае, поэтому это вызывает у меня тревогу. Я все еще беспокоюсь о том, чтобы оплачивать все счета, так как за собственностью нужно много обслуживать, а арендаторы часто что-то портят.

| ланчи и бэнто

2. Ваши дети могут чувствовать себя достойными

Мария Масич/Shutterstock
Научить детей ценить деньги может быть сложной задачей.

Хуже всего то, что я пытаюсь научить моего 13-летнего ребенка ценить деньги. Он «богатый» среди своих друзей, и мы пытаемся управлять его отношением с помощью денег и учим его усердно работать на себя.

| mscuppycake

1. Это может наскучить

meredith hunter/Unsplash
Когда зарплата ничего не значит, это не так весело.

Это может быть менее удовлетворительным. Когда получение зарплаты ничего не значит, это не так весело. Конечно, вам не обязательно работать, если у вас достаточно денег, но если нет, то что вы делаете со своим временем?

Надо что-то делать… А то становится чертовски скучно — я пытался. Месяц ничего не делать — это круто. Потом мне стало скучно.

У меня есть работа, которую я люблю, и я с нетерпением жду выхода на работу. Дело не в деньгах, а в моих коллегах и работе, которую я делаю.

| девилдограчел

Что

Далее

О

Авторе

Дуг Уайтман

Главный редактор

Дуг Уайтман — главный редактор MoneyWise. Его цитировали The Wall Street Journal, USA Today и CNBC.com, а также он давал интервью Fox Business, CBS Radio и синдицированному телешоу «First Business».

Мы проверили цены на наш список покупок и нашли 460 долларов экономии за пределами Walmart и Amazon.

Хотя некоторые из этих имен общеизвестны, другие остаются в строжайшем секрете.

Инновационный подход одной компании делает инвестиции в сельскохозяйственные угодья проще и доступнее.

Будьте осторожны, желая выиграть в лотерею. Джекпот может ощущаться как сглаз.

Отказ от ответственности

Контент, представленный на MoneyWise, предназначен для того, чтобы помочь пользователям стать финансово грамотными. Он не является ни налоговой, ни юридической консультацией, не предназначен для использования в качестве прогноза, исследования или инвестиционного совета, а также не является рекомендацией, предложением или предложением купить или продать какие-либо ценные бумаги или принять какую-либо инвестиционную стратегию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *