23.09.2021

Зачем нужна приватизация: Кому и зачем нужна приватизация?

Зачем нужна приватизация — Работы Бориса Львина — Библиотечка Либертариума

Есть приватизация и приватизация.

Есть естественный процесс, глубоко индивидуальный, я бы сказал интимный. В ходе него предприятие из ничейного становится чьим-то.

Точнее сказать, предприятие не было ничейным. За формальной государственной, общенародной или как там еще насочиняли сусловские политэкономы, собственностью, скрывалась собственность латентная, потенциальная, подразумеваемая. Границы этой собственности были крайне неопределенны, что и отличало ее от стандартных форм частного права. Было трудно провести границу между клубком собственников и окружающим пространством не-собственников данного госпредприятия. Но всегда можно было с уверенностью указать на тех, кто уж точно в этот клубок не входил. Реальные субъекты, могущие претендовать на то, чтобы попасть в круг подразумеваемых собственников, советским формальным законодательством объединялись в мифологические общности: «трудовой коллектив», «администрация», «вышестоящие органы», «партийные органы».

Разрыв этой мифологической паутины, кристаллизация подразумеваемых (то есть — реализуемых и защищаемых) прав собственности, их все более детальное прописывание в результате многократных переговоров, утряхиваний, согласований внутри клубка собственников — вот это и есть реальная приватизация снизу. Она началась задолго до того, как само слово «приватизация» перестало служить паролем на вход во внутреннюю тюрьму КГБ и уж задолго до того, как закон о приватизации стал символом новой России.

Но есть и другая приватизация — сверху. Если приватизация снизу — это процесс, то приватизация казенная — это государственное дело, акция, кампания. Для нее создаются конторы, целые пирамиды контор. По ней назначаются обязательные задания с разбивкой по областям (вы думаете, нету? Еще как есть!). Имеются передовики и отстающие.

Маленькое отступление. Автор теории чековой приватизации, которую в разной форме приняли Чехо-Словакия и Польша и мутное отражение которой просматривается в нашей ваучерной эпопее — наш соотечественник, Виталий Найшуль.

Это было действительно теоретическое открытие, ранее неведомая интеллектуальная конструкция. Другое дело, что предполагаемые условия для ее реализации уже давно отсутствуют. Не случайно сам В.Найшуль, чей приоритет признан специалистами и в России, и за рубежом, давно уже не выступает сторонником такого подхода. Так вот, один из потрясающих рассказов В.Найшуля — это описание реакции слушателей его лекции в 1989 году на некоем подобии партхозактива в одном из российских городов. Средненоменклатурные чины восприняли его пламенный призыв к крамольной приватизации как очередную кампанию начальства. Бригадный подряд — был, нормативно-чистая продукция — была, две модели хозрасчета — были. Теперь вот приватизация на нашу голову…

Так и случилось.

Произошел традиционный переход от книжных задумок реформаторов к суровой реальности. Когда очень даже замечательные люди пытаются сочинить еще одну государственную контору для сугубой защиты народных интересов, они чаще всего бессознательно предполагают, что служить в этих конторах будут такие же, как и они, одухотворенные бессребреники. Жизнь — проще. Контора заполняет свои штаты среднестатистическим кадром, разворачивает представительства на местах, заботится о расширении и сохранении своего влияния и об уменьшении реальной ответственности. В результате она съезжает от борьбы с кем-то (чем-то) к консервации этого кого-то (чего-то) для сохранения смысла собственного существования. Так произошло и происходит с антимонопольными органами, с комитетами и фондами имуществ.

В свое время Сукарно придумал направляемую демократию. Идея направляемой приватизации примерно так же способствует перераспределению реальных прав собственности, как сукарновский эксперимент в Индонезии — демократизации.

Наши приватизаторы исходили из идеологических предпосылок, доказать которые пока никто не удосужился. Так, неоднократно провозглашалось, что без ускоренной приватизации все меры по финансовому оздоровлению результата не принесут. Эта, казалось бы, очевидная нелепость, приобрела статус непреложной истины. На самом деле инфляция и прочие нехорошие явления в денежно-финансовой сфере — дело рук исключительно государства, пока оно сохраняет монополию на производство денег.

И если оно не чувствует себя вправе и в силе отказать социальным притязаниям государственным предприятиям, то ничто не доказывает, что после формальной перемены титула собственника пробивная сила этих предприятий в области добывания «легких денег» уменьшится. Неоднократно приходилось слышать удивительные слова о том, что, де, военно-промышленный комплекс перекладывает свои трудности на плечи населения. Да потому и перекладывает, что он и есть население! А вовсе не из-за того, что — государственный…

Другая догма — о поголовном стремлении стать собственниками. «Мы должны создать класс собственников!» — это принципиальное политическое кредо приватизаторов. Увы, собственность — слишком индивидуальный атрибут личности, чтобы его можно было произвольно «создавать». Это точно так же, как запретом разводов создавать крепкие семьи, а запретом абортов — укреплять материнские чувства.

Все же серьезные исследования показывают, что наше население проявляет высокую заинтересованность в текущих доходах, а не в капитальной собственности. Работа в СП, иностранных и частных предприятиях всегда расценивается как особо желательная. Собственность в акционерной форме не привлекательна — и это совершенно рационально. Ожидать высокой доходности от акций приватизированных предприятий абсолютно не приходится. Самые доходные из ликвидных вложений сегодня — вложения в валюту, а не в ценные бумаги. Собственность в сегодняшней России привлекательна тогда, когда она максимально персонифицирована, осязаема, наглядна. В этом и суть собственности подразумеваемой. Такова собственность на занимаемое жилье, занимаемые земельные участки, персонально или малым коллективом используемые объекты (типа такси, киосков и т.д.) Если вы сторонник создания класса собственников — немедленно не то что приватизируйте все это, а просто разрешите объявлять своим. Владелец квартиры ценой в 10-20 тысяч долларов — уже собственник, и гораздо в большей степени, чем владелец акции инвестиционного фонда, вымененной на сомнительный ваучер.

Именно поэтому можно гарантированно утверждать, что грандиозный документ об инвестиционных фондах, в муках рожденный Госкомимуществом, в целом постигнет судьба замечательного Закона «О трудовых коллективах» имени К. У.Черненко — он останется мертвым. Люди ваучеры либо продадут, либо используют для приватизации собственного предприятия, купив акции по номинальной цене. Того же можно было достичь проще — разрешить предприятиям приватизироваться самим, по схемам, выбранным им самим, а всем тем, кого хотели нежданно облаготельствовать, просто дать обычных денег из бюджета, если только его всерьез рассчитывают пополнить приватизацией, или, по-простому, из воздуха, если к ожиданиям приватизационным доходов подойти реалистичней.

Сегодня два результата годовой реформаторской деятельности в области манипуляций с госсобственностью представляются наиболее значимыми.

Во-первых, жизнь берет свое. Происходит постоянное расщепление первоначально единых, однородных правил преобразования государственных предприятий. Число вариантов, льгот, отраслевых и территориальных особенностей и исключений постоянно возрастает. Расщепляются и варианты, и сами пути утверждения этих вариантов. Все больше субъектов государства включается в торговлю по поводу индивидуальных принципов приватизации.

По мере того, как в посудную лавку «простой и ясной государственной политики» вступают солидные слоны, осколки сыплются все громче. Указы о ВАЗе, о Газпроме, о запрете приватизации в системе МВД — это самые недавние примеры индивидуализации. В результате ситуация стремительно приближается к спонтанной стихийной борьбе статусов и влияний, то есть к тому, что было вполне достижимо и без образования Госкомимущества. Госкомимущество уподобилось начальству, которое сперва расставило толпу в правильные шеренги, а потом стало выдавать разрешения на индивидуальный выход из строя. Влияние такого командира для каждого желающего занять удобное местечко — огромно, а для процесса в целом — ничтожно.

Развивая блестящий образ А.Левенчука, можно сказать, что Госкомимущество производит язык, на котором реальные игроки в приватизацию (директора, бизнесмены, финансисты) разыгрывают грандиозную пьесу. Вдруг поступает приказ: с русского языка перейти на английский. Вдруг — решение: такие-то слова заменяются такими-то.

Пьеса доиграна будет, уж больно велики премии и гонорары, только скорость замедляется и расходы увеличиваются…

Во-вторых, оказалось, что государство в целом не готово к признанию прав собственности вообще, а не то что к их детальному переделу и переоформлению. Правовой беспредел и волюнтаризм в отсутствие цекашного и гебистского начальства границ не имеет. Сегодня можно протолкнуть любой указ и постановление. Нет той глупости, которую не подпишет российское руководство. Но одновременно нет ничего стабильного и надежного в этом море решений и нормативов. Можно плюнуть и обойти любой указ, приказ, закон. Само стоящее на страже единообразного порядка Госкомимущество перешагнуло Закон «Об именных приватизационных счетах» с легкостью необыкновенной.

Собственность — это гарантии, это стабильность ожиданий. Сегодня эта стабильность существует не благодаря, а вопреки деятельности государства. Она поддерживается традиционной статусной системой, высокой внутренней самоорганизацией общества, угрозой ответной реакции того, чьи права задеты. Государство стало разрушителем всего этого. По счастью, само государство разрушается быстрее, чем разрушает других.

Вывод парадоксален. Те рецепты, которые в области приватизации предлагает более консервативное крыло начальства (Гражданский союз) — зачастую выглядят более реалистичными именно с точки зрения подлинного либерализма. Передать дело преобразования организационной формы предприятий на полное усмотрение самих предприятий — это вполне естественный результат постоянного расширения их самостоятельности.

Зато когда я слышу рассуждения якобы «ультра-реформаторов» о необходимости ускорить, упорядочить, усилить приватизацию, поставить ее во главу угла правительственной деятельности — я удивленно спрашиваю: если государство должно уйти из экономики, то почему же оно должно оперировать в такой важнейшей сфере экономики, как преобразование форм собственности? И не пора ли ему, государству, подобру-поздорову сваливать и оттуда, не мешать людям жить так, как они находят нужным?

Или я не прав, Лариса Ивановна и Анатолий Борисович?

Зачем нужна приватизация?

Наталья Орлянская, директор кинокомплекса «Родина»:

– Приватизация позволяет человеку почувствовать социальную ответственность – хоть за что-нибудь же надо её чувствовать! Приватизируя квартиру, человек уже не может свалить все хлопоты по обслуживанию жилья на государство, становится бережливее, рациональнее.

Поэтому я искренне считаю приватизацию одним из важных социальных завоеваний демократии в России. С другой стороны, в этом явлении есть некая опасность. К примеру, мужчина, алкоголик дремучий, спалил по нечаянности своё жильё, при этом до перекрытий обгорели соседние квартиры, люди в буквальном смысле оказались на улице. У мужика было жильё в социальном найме, за которое он практически не платил, а у них – приватизированное. Ну, и кто пострадал незаслуженно?

Эдита Эдуардовна Кучкина, норильчанка с огромным стажем:

– Приватизация – это особая степень свободы, осознание того, что ты – хозяин.

Я приватизировала квартиру в самую первую волну приватизации, в начале 90-х. При этом разницы в обслуживании дома жэком не почувствовала совсем. О, тогда это был настоящий прорыв – впервые нам давали право продать или подарить квартиру, оставить её кому хочешь, независимо ни от чего и ни от кого, распорядиться ею по своему усмотрению. До этого, уезжая из города, ты должен был сдать отремонтированное жильё муниципалитету или комбинату. Если в Норильске оставались сын или дочь, большую квартиру забирали и давали маленькую, согласно нормам.

Марина Андреева, заместитель начальника управления норильского образования:

– Я спокойно, без проблем и спешки приватизировала свою квартиру в Талнахе. Это было связано с переменами на службе и переездом в Норильск. Приватизировать, продать старую и купить новую квартиру оказалось быстрее, нежели ждать обмена между городами. Так что приватизация даёт возможность безболезненно решить свой жилищный вопрос и устроиться с большим комфортом. Это удобно и довольно важно.

Александр Труфанов, пенсионер, подрабатывающий извозом:

– А как же, все уже приватизировали своё жильё и нам тоже надо, у нас до сих пор неприватизированная квартира. Жильё оформлено на жену, она и будет соображать, как это делать. У нас в стране сейчас всё в чей-то собственности: земли, предприятия, вот наш комбинат тоже, пусть и у нас будет хоть квартира, но своя. А будем уезжать из Норильска, продать жильё сможем, а может, и сдадим его по программе переселения. В любом случае приватизация нужна.

Сергей, курит на ходу:

– А как без приватизации? Жильё, земля должны быть в собственности. Всегда спокойнее жить, зная, что за спиной у тебя есть какое-то основание. Я, если честно, сам лично приватизацией никогда не занимался, квартиру купил уже приватизированную. Так что непосредственно с процессом никогда не сталкивался.

Людмила Изетовна, воспитатель детского сада:

– Мы приватизировали четырёхкомнатную квартиру несколько лет назад. Очень хотели иметь СВОЁ жильё, ведь всё время жили то в балках, то в хрущёвках. Я родилась в Норильске, в бараке на Горной улице, а потом мы обитали под Шмидтихой на Железнодорожной улице, эти места в народе звали Шанхаем. А в 11-метровой коммуналке с подселением на Ленинском, 28, за четверть века выросли трое моих детей. Помню, когда разрешили приватизировать жильё, мы стояли ночами в очередях около жилфонда. Пока особых благ от приватизации не почувствовали, регулярно платим за квартиру, как и положено. Есть льгота, мой отец был незаконно репрессирован в сталинское время. Я пока не задумывалась над тем, что собственники жилья ощутят в Норильске на своём кармане, когда закончится период приватизации. Но, думаю, что к этому времени мы сдадим жильё по одной из программ по переселению. Кстати, среди моих знакомых есть те, кто ещё не приватизировал жильё, – у кого-то не получается справки собрать для всех членов семьи, кто-то не очень организован. Вот, интересно, а если люди не успеют до установленного срока, то уже никогда не смогут получить квартиру в собственность?

Виктор Мальцев, крепильщик НШСТ:

– Приватизация нужна, чтобы жильё было моим собственным, чтобы не было потом никаких проблем. Я свою квартиру приватизировал давно, просто заплатил фирме и сам этим не занимался. Пока ни продавать, ни менять жильё не приходилось, но через год-два собираюсь уезжать, вот тогда выгода от приватизации и проявится. Ведь сейчас все операции на рынке жилья происходят с приватизированными квартирами, без этого никак. А пока просто живёшь, неважно: приватизированная квартира или нет, квартплату платишь так же.

Имам норильской мечетиМурад:

– Не знаю, никогда не сталкивался. На материке я продал свой дом, прописан в доме своих родителей. В Норильске у меня служебное жильё. Наше духовенство не разрешает приватизировать его, это не по правилам, так как и до, и после меня в этой квартире жили и будут жить другие имамы.

Мария Афонина, директор КДЦ имени Высоцкого:

– Если собираешься уезжать из Норильска – необходимо приватизировать жильё, чтобы его продать. Насколько я понимаю, то после марта 2010 года приватизация будет очень дорога. Мы пока этим важным процессом не занимались, но в эти дни начинаем. Уж больно много справок нам с мужем надо будет собрать.

Дмитрий, ждёт автобус на остановке:

– Приватизация – очень нужная вещь. Я оформлял квартиру очень давно, ещё в 1997-м, когда были приватизационные чеки, и никогда не имел проблем с документами, очередями. Всё прошло спокойно. Зато приватизация даёт право собственности, чувство уверенности, а это очень важно. Я готов платить за услуги коммунальников, к примеру, сантехников – за работы, проведённые в моей квартире. Это небольшая плата за спокойствие. Зато я всегда могу распоряжаться своими метрами по собственному усмотрению – продать или передать по наследству.

Зачем нужна приватизация? — Real Estate Belarus

В прошлой статье мы говорили о том, что такое приватизация и что нужно о ней знать, в этой же статье мы расскажем, зачем нужна приватизация и все о ее стоимости.

Не смотря на то, что приватизация квартир началась еще в 1991 году, многие до сих пор не понимаю, зачем это нужно, и стоит ли этим заниматься. А многим и вовсе нет дела до того приватизирована их квартира или нет, им достаточно того что они в ней прописаны. Но наша жизнь не предсказуема, и всякое может случиться. Предположим, вам придется срочно изменить жилищные условия, но и так чтобы остались деньги. С неприватизированным жильем сделать это практически невозможно, а вот с приватизированными апартаментами вы вольны делать все что захотите.

Самым важным и неоспоримым плюсом приватизации является то, что она переходит в собственность владельца. С этого момента, он может пользоваться данным имуществом на свое усмотрение: дарить, продавать, завещать ну или отчуждать каким либо иным способом.
Немало важен и тот факт, что при кредитовании собственника под залог недвижимости, залогом может стать только приватизированная квартира.

Так же вы можете сдать квартиру внаем, обычно арендаторы предпочитают квартиры находящиеся в собственности.

Вас не смогут просто выселить из квартиры, не возместив соответствующих расходов.

С нашей точки зрения, в приватизации очень много плюсов. Жаль только что на одного человека можно приватизировать только одну квартиру, ну а делать это или нет решать только вам.

Стоимость приватизации

Даже учитывая многолетнюю рассрочку, приватизация для многих семей выглядит довольно внушительно: вроде бы они ничего и не приобретают нового, а лишь выкупают то, что и так считали своим.   Что же делать?

Вариант № 1. Отказаться от приватизации. Продолжить жить в квартире, как и раньше по договору найма, который является бессрочным. Ведь квартиры приватизировать никто никого не заставляет.

Вариант № 2. Идти на приватизацию, пока ее стоимость не выросла до нереальных размеров. Можно попробовать найти способ удешевить выкуп жилья. Один из таких вариантов это чеки «Жилье».

Приватизировать квартиру можно и в рассрочку, первый взнос будет составлять 10 процентов от общей стоимости, а остальная сумма будет разбита сроком до 40 лет. Проценты здесь не начисляются, а стоимость, подсчитанная первоначально изменяться не будет, даже если произойдет инфляция. Основным условием здесь является то, что до полной выплаты стоимости приватизации квартиру нельзя будет продать, а пока не оплатите первые 10 процентов, то и завещать.

Так что если вы уже начали приватизацию, то спокойно продолжайте делать свои выплаты. Тем, кто только планирует заняться этим длительным процессом оформления собственности, придется рассчитывать уже на абсолютно другие суммы, так как стоимость постоянно растет. Определить самому ее, к сожалению не получится. В основе цены лежат многие показатели, от которых зависит стоимость, такие как: балансовая стоимость дома, процент износа дома, площадь квартиры, материал стен, этаж, качество жилой среды и многие другие. А окончательная сумма зависит от индекса роста стоимости строительства жилья, которая рассчитывается ежемесячно Министерством строительства и культуры.

Зачем приватизировать квартиру :: Частный Корреспондент

 

 

Мнения

Редакция «Частного корреспондента»
Почему «Часкор» позеленел?

Мы долго пытались написать это редакционное заявление. Нам хотелось уместить в него 12 лет работы, 45 тысяч статей (и даже чуть больше), несколько редакций и бесконечность труда и сил. А еще – постараться объяснить нашим читателям происходящие изменения.

Виталий Куренной
Традиционные ценности и диалектика критики в обществе сингулярности

Статья Николая Патрушева по поводу российских ценностей интересна сама по себе, но также вызвала яркий отклик Григория Юдина, который разоблачает парадигму «ценностей», трактуя ее, видимо, как нечто сугубо российско-самобытное, а само понятие «ценность» характеризует как «протухшее». Попробую выразить тут свое отношение к этой интересной реплике, а заодно и прокомментировать характер того высказывания, по поводу которого она появилась.

Иван Засурский
Пора начать публиковать все дипломы и диссертации!

Открытое письмо президента Ассоциации интернет-издателей, члена Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека Ивана Ивановича Засурского министру науки и высшего образования Российской Федерации Валерию Николаевичу Фалькову.

Сергей Васильев, facebook.com
Каких денег нам не хватает?

Нужны ли сейчас инвестиции в малый бизнес и что действительно требует вложений

За последние десятилетия наш рынок насытился множеством современных площадей для торговли, развлечений и сферы услуг. Если посмотреть наши цифры насыщенности торговых площадей для продуктового, одёжного, мебельного, строительного ритейла, то мы увидим, что давно уже обогнали ведущие страны мира. Причём среди наших городов по этому показателю лидирует совсем не Москва, как могло бы показаться, а Самара, Екатеринбург, Казань. Москва лишь на 3-4-ом месте.

Иван Засурский
Пост-Трамп, или Калифорния в эпоху ранней Ноосферы

Длинная и запутанная история одной поездки со слов путешественника

Сидя в моём кабинете на журфаке, Лоуренс Лессиг долго и с интересом слушал рассказ про попытки реформы авторского права — от красивой попытки Дмитрия Медведева зайти через G20, погубленной кризисом Еврозоны из-за Греции, до уже не такой красивой второй попытки Медведева зайти через G7 (даже говорить отказались). Теперь, убеждал я его, мы точно сможем — через БРИКС — главное сделать правильные предложения! Лоуренс, как ни странно, согласился. «Приезжай на Grand Re-Opening of Public Domain, — сказал он, — там все будут, вот и обсудим».

Николай Подосокорский
Виртуальная дружба

Тенденции коммуникации в Facebook

Дружба в фейсбуке – вещь относительная. Вчера человек тебе писал, что восторгается тобой и твоей «сетевой деятельностью» (не спрашивайте меня, что это такое), а сегодня пишет, что ты ватник, мерзавец, «расчехлился» и вообще «с тобой все ясно» (стоит тебе написать то, что ты реально думаешь про Крым, Украину, США или Запад).

Марат Гельман
Пособие по материализму

«О чем я думаю? Пытаюсь взрастить в себе материалиста. Но не получается»

Сегодня на пляж высыпало много людей. С точки зрения материалиста-исследователя, это было какое-то количество двуногих тел, предположим, тридцать мужчин и тридцать женщин. Высоких было больше, чем низких. Худых — больше, чем толстых. Блондинок мало. Половина — после пятидесяти, по восьмой части стариков и детей. Четверть — молодежь. Пытливый ученый, быть может, мог бы узнать объем мозга каждого из нас, цвет глаз, взял бы сорок анализов крови и как-то разделил бы всех по каким-то признакам. И даже сделал бы каждому за тысячу баксов генетический анализ.

Дмитрий Волошин, facebook.com/DAVoloshin
Теория самоневерия

О том, почему мы боимся реальных действий

Мы живем в интересное время. Время открытых дискуссий, быстрых перемещений и медленных действий. Кажется, что все есть для принятия решений. Информация, много структурированной информации, масса, и средства ее анализа. Среда, открытая полемичная среда, наработанный навык высказывать свое мнение. Люди, много толковых людей, честных и деятельных, мечтающих изменить хоть что-то, мыслящих категориями целей, уходящих за пределы жизни.

facebook.com/ivan.usachev
Немая любовь

«Мы познакомились после концерта. Я закончил работу поздно, за полночь, оборудование собирал, вышел, смотрю, сидит на улице, одинокая такая. Я её узнал — видел на сцене. Я к ней подошёл, начал разговаривать, а она мне «ыыы». Потом блокнот достала, написала своё имя, и добавила, что ехать ей некуда, с парнем поссорилась, а родители в другом городе. Ну, я её и пригласил к себе. На тот момент жена уже съехала. Так и живём вместе полгода».

Михаил Эпштейн
Симпсихоз. Душа — госпожа и рабыня

Природе известно такое явление, как симбиоз — совместное существование организмов разных видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым С. Швенденером еще в 1877 г. при изучении лишайников, которые, как выяснилось, представляют собой комплексные организмы, состоящие из водоросли и гриба. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми — на психическом, а не биологическом уровне.

Лев Симкин
Человек из наградного листа

На сайте «Подвиг народа» висят наградные листы на Симкина Семена Исааковича. Моего отца. Он сам их не так давно увидел впервые. Все четыре. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Все же девяносто.

 

Календарь

Олег Давыдов
Колесо Екатерины

Ток страданий, текущий сквозь время

7 декабря православная церковь отмечает день памяти великомученицы Екатерины Александрийской. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках (и потому Екатерину называли Санницей). В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого.

Ив Фэрбенкс
Нельсон Мандела, 1918-2013

5 декабря 2013 года в Йоханнесбурге в возрасте 95 лет скончался Нельсон Мандела. Когда он болел, Ив Фэрбенкс написала эту статью о его жизни и наследии

Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении.

Молот ведьм. Существует ли колдовство?

5 декабря 1484 года началась охота на ведьм

5 декабря 1484 года была издана знаменитая «ведовская булла» папы Иннокентия VIII — Summis desiderantes. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию.

Александр Головков
Царствование несбывшихся надежд

190 лет назад, 1 декабря 1825 года, умер император Александра I, правивший Россией с 1801 по 1825 год

Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, охраняющих государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от рабства. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил коалицию европейских монархов.

 

Интервью

«Музыка Земли» нашей

Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена – нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный и изысканный концертмейстер – это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский.

Андрей Яхимович: «Играть спинным мозгом, развивать анти-деньги»

Беседа с Андреем Яхимовичем (группа «Цемент»), одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином – как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально.

«Каждая собака – личность»

Интервью со специалистом по поведению собак

Антуан Наджарян — известный на всю Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным.

Юрий Арабов: «Как только я найду Бога – умру, но для меня это будет счастьем»

Юрий Арабов – один из самых успешных и известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова – «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Андрея Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске.

Зачем нужна приватизация

АСТАНА. КАЗИНФОРМ — Как известно, в 2014 году в Казахстане дан старт третьей волне приватизации, которая продолжается и по сей день. Учитывая разные мнения в отношении данного процесса, полагаем необходимым описать данный процесс в контексте экономических реформ, имевших место в истории.

Приватизация в 1990-е годы стала массовым явлением на нескольких континентах. Этот процесс охватил как государства с переходной экономикой (страны Азии, Центральной и Восточной Европы, переходившие от плана к рынку), так и развивающиеся страны Латинской Америки и Азии, которые уже были частью глобального рынка и располагали значительной частной собственностью.

На протяжении всего периода экономических трансформаций, который, по мнению многих специалистов, все еще продолжается в России, однако уже в более спокойном русле, вопрос о государственной собственности и приватизации был и является предметом острых споров и дискуссий. Это вопрос находится в центре не только, а главное не столько экономических дискуссий, а выступает в эпицентре политических игр, оказывая влияние на социальную стабильность в обществе. В целом можно говорить, что вопрос о приватизации был и остается одним из центральных во всей системе реформирования хозяйственного механизма.

Данный факт предопределял постоянное внимание и постоянную актуальность любых проблем, связанных с исследованием процесса приватизации.

В развитии человеческой цивилизации, экономических систем, становлении и развитии товарного производства наряду с разделением труда решающую роль играет собственность. Отношения собственности составляют основу любой экономической системы.

Истории человеческого общества известны самые разнообразные формы собственности, из которых наибольшее значение имеют государственная и частная собственность.

В современном мире нет ни одной страны, где бы государство не занималось активно хозяйственной деятельностью.

Преобладание государственной формы собственности в экономике страны ведет к возникновению государственной монополии, которая пагубна для развития экономики, для потребителя, населения и чрезвычайна выгодна производителю. Огосударствление всей общественной жизни означает, что государство занимает монопольное положение, а сама система общественной жизни выступает в качестве авторитарно-бюрократического государства.

Приватизация — это переход государственной собственности в частные руки (физическими и юридическими лицами) и формирование на этой основе частной или смешанной форм собственности в результате принятия правительством программы социально — экономических преобразований. По существу, это реформа базисных отношений — отношений собственности, фундамента социально — экономической системы. Это означает, что все другие экономические отношения как бы вторичны, и их изменения непосредственно зависят от изменений отношений собственности.

В результате приватизации государство полностью или частично утрачивает права владения, пользования и распоряжения государственной собственностью, а государственные органы утрачивают право непосредственного управления ею.
Разгосударствление и приватизация государственной собственности является одним из важнейших направлений перехода экономики государства к рыночным отношениям.

Приватизация, она зачем?. Приватизация по Чубайсу. Ваучерная афера. Расстрел парламента

Приватизация, она зачем?

Основными проблемами советской экономики была низкая мотивация труда, уравниловка, бюрократические формы управления, не дававшие простор здоровым инициативам. Любимым выражением позднесоветских времен, определяющим всю суть существующих бед, было: «Хозяина нет!» И первоначально, когда еще только началась перестройка, идеи по развитию инициативы трудовых коллективов активно пробивали себе дорогу. Был принят закон, в соответствии с которым, создавались советы трудовых коллективов, и они должны были заниматься реальным управлением предприятиями. Однако на практике диктат ведомств, инертность мышления людей приводили к тому, что СТК чаще всего действовали лишь на бумаге или начинали подменять профсоюзы. Появились мысли, что истинно самостоятельными предприятия станут, если из государственной собственности перейдут в собственность работающих на этих предприятиях людей. И в СССР, с его неразрушенным капитализмом общинным мышлением, с его предприятиями, которые во многом напоминали большие сельские общины, так как люди на них не только работали, но были связаны и другими формами жизни. У предприятий были свои базы отдыха и люди отдыхали вместе, крупными предприятиями строилось жилье и люди, работающие на предприятиях жили по соседству. Поэтому был очень большой шанс реализовать коллективные формы собственности.

Если чувство хозяина дает самый лучший результат при управлении предприятием, то по логике вещей лучше всего, чтобы хозяевами были очень многие.

Про этот путь, в свое время, еще Ленин говорил, заявляя, что социализм это строй цивилизованных кооператоров.

Между прочим, сторонники демократизации собственности в то время были и на Западе. И они, почувствовав возможность, внедрить эти идеи в СССР, народ которого не был развращен тогда алчностью и потребительством западного мира, ринулись к нам.

Я помню страстную лекцию Джона Симмонса, американского специалиста по этим вопросам, прочитанную им в 1991 году, в Комиссии по экономической реформе. Позднее я познакомился с Патрицио Келсо, вдовой Луиса Келсо, который сумел во времена республиканской администрации Рейгана провести так называемый закон «Об ЭСОП». Этот закон ввел существенные льготы, как собственникам предприятий, которые продавали свои предприятия работникам этих предприятий, так и самим работникам. В результате на таких предприятиях росла производительность труда, дисциплина, убыточные предприятия становились прибыльными.

Но в США таких продавцов было шиш да маленько, а в России таким продавцом могло стать государство.

Поэтому законодательство о приватизации, которое было принято в 1991 году, предполагало, что все граждане будут иметь именные приватизационные счета, которые можно будет использовать для приобретения акций предприятий. При этом мыслилось, что работники предприятий, в первую очередь, будут приобретать акции тех заводов и фабрик, на которых они работают. Но и работники государственных учреждений и структур, не подлежащих приватизации, врачи, учителя, милиционеры и т.  д. также должны были получить в обмен на средства, находящиеся на их счетах, акции этих предприятий.

Логика была простая, они, как и остальные граждане, принимали участие в создании того имущества, которое предполагалось приватизировать, и лишить их такой возможности было бы несправедливо.

Совмещение собственник-работник позволяло устранить пресловутое известное ранее нам в теории, а сейчас познанное всеми нами на собственной шкуре, противоречие между трудом и капиталом.

И именно на эти наиболее прогрессивные элементы приватизационного законодательства и был направлен первый удар реформаторов.

Причем эту борьбу возглавил не Егор Гайдар — человек с невысоким волевыми качествами, а Анатолий Борисович Чубайс. Личность ныне легендарная и даже зловещая.

Дело в том, что закон о приватизации был принят еще до их прихода во власть, в июне 1991 года и даже, мало кто об этом помнит, был назначен Председатель Госкомимущества Михаил Дмитриевич Малей. Во время одного из заседаний по обсуждению проекта Малей, тогда уже человек не молодой (ему было пятьдесят), сказал мне по поводу требований, которые надо выдвигать к работникам ГКИ: «Это должны быть «херувимы перестройки», потому что будет очень велик соблазн злоупотреблений».

В корень глядел!

Как говорится, почувствуйте разницу, всем ясно, что его рыжеволосый преемник, такими вопросами себя, мягко говоря, не обременял.

В начале лета 1992 года, когда мы стали рассматривать поправки в закон «О приватизации…», предложенные Правительством реформаторов, весь спор шел вокруг двух вопросов.

Первый — это индексации основных фондов предприятий. Цены к тому времени возросли за несколько месяцев реформ раз в 20, а стоимость оборудования оставалась еще прежней. Получалось, что государственную собственность будут продавать за бесценок.

На заседании в комитете по промышленности мы по этому поводу очень жарко спорили. Я тогда заявил:

«Поймите же, благодаря вашим великим реформам стоимость основных фондов стала меньше чем стоимость оборотных».

На что Чубайс, усмехаясь, ответил: «Еще не стала» — причем таким тоном, что было понятно, именно такая задача им и ставится: не индексировать стоимость основных фондов ни при каких обстоятельствах, чтобы как можно дешевле и быстрее их распродать, и что он ни на какие компромиссы никогда не пойдет.

Второй вопрос — это как раз идея сделать собственниками предприятий, в первую очередь, их работников. В практической плоскости эта проблема означала следующее: предоставлять ли большие льготы трудовым коллективам при приватизации, или сделать крен в сторону размывания собственности, разрешив большую часть акций предприятий передавать всему населению в обмен на средства, находящиеся на индивидуальных приватизационных счетах. При этом реформаторы старались сделать все для того, чтобы те, кто работает, стали собственниками как в можно меньшем масштабе. Им нужен был классический капитализм, с крупными буржуями в цилиндрах, как на плакатах Маяковского.

Конечно, в своей борьбе они использовали прессу. По команде газеты подняли яростный вой: «Верховный Совет отнимает собственность у народа и все отдает работникам заводов и фабрик, бросая на произвол судьбы учителей, врачей и военных».

Тем не менее, при принятии поправок в закон нам удалось отстоять прежнюю схему. А после этого Чубайс и команда сделали знаменитый финт с превращением именных приватизационных счетов в ваучеры, что воочию показало: плевать им на врачей и учителей. Для них главное, как можно быстрее сосредоточить собственность в руках немногих.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Что такое приватизация?

Приватизация — это бесплатная передача в собственность граждан занимаемых ими жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде. Такое определение зафиксировано в основном документе, регулирующем процесс приватизации — Законе РФ от 04.07.1991 N 1541–1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации».

Для чего была нужна приватизация?

До 1992 года весь жилищный фонд находился в ведении государства, а граждане занимали квартиры и комнаты на основании договора социального найма. После того как Верховный Совет принял закон о приватизации, арендаторы получили возможность стать полноправными собственниками государственных жилых помещений.

Закон о приватизации гласил:

  • граждане приватизируют жилье в добровольном порядке;
  • недвижимость переходит в собственность частных лиц безвозмездно;
  • воспользоваться правом приватизации можно только один раз.

Три года спустя закон был дополнен, благодаря чему несовершеннолетним разрешили участвовать в приватизации два раза — первый раз в возрасте до 18 лет с семьей, а второй раз — самостоятельно. Также законотворцы предусмотрели возможность расприватизации жилья.

Принятие норм о приватизации позволило гражданам полноценно владеть и распоряжаться принадлежащей им недвижимостью, в том числе продавать и завещать. Для государства данная процедура также играла положительную роль, дополнительно стимулируя развитие экономики. Предполагалось также, что, становясь собственниками, граждане будут более ответственно относиться к своей жилплощади. Наконец, полноправные хозяева квартир и комнат должны были нести бремя ответственности за них (сейчас они обязаны оплачивать капремонт принадлежащих им объектов).

Почему люди не хотят приватизировать жилье?

По данным на 2018 год, около 20% жилого фонда России так и не было приватизировано. Несмотря на все преимущества, которые получает человек, становясь собственником, есть у процедуры и минусы, из-за которых многие предпочитают жить в муниципальных квартирах:

  • собственникам приходится ежемесячно вносить платежи за капитальный ремонт;
  • полноправные хозяева должны платить налог за принадлежащую им недвижимость;
  • жители муниципальных квартир получают компенсацию в случае бытовых ЧП, например пожара.

Эксперты рынка недвижимости считают, что делать приватизацию бессрочной (а именно такое решение было принято в феврале 2017 года) было нецелесообразно. По их мнению, все желающие стать собственниками занимаемых помещений уже реализовали свое право, а остальным арендаторам квартир по договорам соцнайма становиться полноправными хозяевами и не требуется.

Определение приватизации

Что такое приватизация?

Приватизация происходит, когда принадлежащий государству бизнес, предприятие или собственность переходят в собственность частной негосударственной стороны. Обратите внимание, что приватизация также описывает переход компании от публичной к частной. Это называется корпоративной приватизацией.

Ключевые выводы

  • Приватизация описывает процесс, посредством которого часть собственности или бизнеса переходит из государственной собственности в частную.
  • Обычно это помогает правительствам экономить деньги и повышать эффективность, когда частные компании могут перемещать товары быстрее и эффективнее.
  • Критики приватизации предполагают, что основные услуги, такие как образование, не должны зависеть от рыночных сил.

Как работает приватизация

Приватизация конкретных государственных операций происходит несколькими способами, хотя, как правило, государство передает право собственности на определенные объекты или бизнес-процессы частной коммерческой компании.Приватизация обычно помогает правительствам экономить деньги и повышать эффективность.

В целом экономику составляют два основных сектора: государственный сектор и частный сектор. Государственные агентства обычно управляют операциями и отраслями в рамках государственного сектора. В США государственный сектор включает почтовую службу США, государственные школы и университеты, полицию и пожарные департаменты, службу национальных парков, а также службы национальной безопасности и обороны.

Есть два типа приватизации: государственная и корпоративная; хотя этот термин обычно применяется к переводам между государством и частным сектором.

Предприятия, не управляемые государством, составляют частный сектор. Частные компании включают в себя большинство фирм в потребительском секторе, секторе потребительских товаров, финансов, информационных технологий, промышленности, недвижимости, материалов и здравоохранения.

Приватизация от государства к частному в сравнении с приватизацией корпораций

Корпоративная приватизация, с другой стороны, позволяет компании управлять своим бизнесом или реструктурировать свою деятельность без строгого регулирования или надзора со стороны акционеров, налагаемых на публично зарегистрированные компании.

Это часто нравится компаниям, если руководство хочет внести структурные изменения, которые негативно повлияют на акционеров. Корпоративная приватизация иногда происходит после слияния или после тендерного предложения о покупке акций компании. Чтобы считаться частной, компания не может получить финансирование через публичные торги через фондовую биржу.

Dell Inc. — это пример компании, которая перешла от публичной к частной.В 2013 году с одобрения акционеров Dell предложила акционерам фиксированную сумму за акцию плюс определенный дивиденд в качестве способа выкупа своих акций и исключения из списка. После того, как компания рассчиталась со своими существующими акционерами, она прекратила публичные торги и удалила свои акции с фондовой биржи NASDAQ, завершив переход к частной собственности.

Преимущества и недостатки приватизации

Сторонники приватизации утверждают, что частные компании управляют бизнесом более экономично и эффективно, потому что они заинтересованы в получении прибыли, чтобы исключить расточительные расходы. Более того, частным организациям не нужно бороться с бюрократической волокитой, которая может мешать государственным структурам.

С другой стороны, противники приватизации полагают, что такие предметы первой необходимости, как электричество, вода и школы, не должны быть уязвимы для рыночных сил или движимы прибылью. В некоторых штатах и ​​муниципалитетах винные магазины и другие второстепенные предприятия находятся в ведении государственного сектора как приносящие доход операции.

Примеры из реального мира

До 2012 года штат Вашингтон контролировал всю продажу спиртных напитков в штате, а это означало, что только штат мог управлять винными магазинами.Эта политика позволяла штату регулировать, как и когда продавались спиртные напитки, и собирать все доходы от продажи спиртных напитков в штате. Однако в 2012 году государство перешло к приватизации продажи спиртных напитков.

В США было предпринято несколько попыток приватизировать систему социального обеспечения, сторонники которой полагают, что прибыль будет выше для граждан и ускорится экономический рост.

После приватизации частные предприятия, такие как Costco и Walmart, могли продавать спиртные напитки широкой публике.Все ранее принадлежавшие государству магазины были проданы частным владельцам или закрыты, а государство перестало собирать всю выручку от продажи спиртных напитков.

Один из самых известных и исторически важных примеров приватизации произошел после распада Советского Союза. Формой правления Советского Союза был коммунизм, где все принадлежало и управлялось государством; не было частной собственности или бизнеса.

Приватизация началась до распада Советского Союза при Михаиле Горбачеве, его тогдашнем лидере, который провел реформы по передаче некоторых государственных предприятий частному сектору.После распада Советского Союза произошла массовая приватизация предыдущих государственных предприятий избранной части населения в России, известной как олигархи, что резко усилило неравенство внутри страны.

Преимущества и проблемы приватизации

Взгляните на аргументы за и против приватизации.

Приватизация предполагает продажу государственных активов частному сектору. Утверждается, что частный сектор, как правило, ведет бизнес более эффективно из-за мотивации получения прибыли.Однако критики утверждают, что частные фирмы могут использовать свою монопольную власть и игнорировать более широкие социальные издержки. Приватизация часто достигается путем листинга новой частной компании на фондовой бирже. В 1980-х и 1990-х годах Великобритания приватизировала многие ранее принадлежавшие государству отрасли, такие как BP, BT, British Airways, электроэнергетические компании, газовые компании и железнодорожные сети.

Аргументы за и против приватизации

Возможные выгоды от приватизации

1.Повышенная эффективность

Главный аргумент в пользу приватизации состоит в том, что у частных компаний есть стимул для получения прибыли, чтобы сократить расходы и быть более эффективными. Если вы работаете на государственное предприятие, руководители отрасли обычно не получают никакой прибыли. Однако частная фирма заинтересована в получении прибыли, поэтому она с большей вероятностью сократит расходы и будет работать эффективно. После приватизации такие компании, как BT и British Airways, показали степень повышения эффективности и прибыльности.

2.Отсутствие политического вмешательства

Утверждается, что из правительств получаются плохие экономические менеджеры. Они мотивированы политическим давлением, а не здравым экономическим и деловым смыслом. Например, государственное предприятие может нанять лишних рабочих, что неэффективно. Правительство может неохотно избавляться от рабочих из-за негативной огласки, связанной с потерей рабочих мест. Поэтому на государственных предприятиях часто используется слишком много рабочих, что ведет к неэффективности.

3.Краткосрочный обзор

Правительство многие думают только о следующих выборах. Следовательно, они могут не захотеть вкладывать средства в улучшение инфраструктуры, которое принесет пользу фирме в долгосрочной перспективе, потому что они больше озабочены проектами, которые приносят прибыль до выборов. Сократить инвестиции в государственный сектор легче, чем в такие услуги, как здравоохранение.

4. Акционеры

Утверждается, что на частную фирму оказывают давление со стороны акционеров, чтобы она работала эффективно.Если фирма неэффективна, она может быть поглощена. Государственная фирма не испытывает этого давления, поэтому им легче быть неэффективными.

5. Усиление конкуренции

Часто приватизация государственных монополий происходит одновременно с дерегулированием, т. Е. Политикой, позволяющей большему количеству фирм войти в отрасль и повысить конкурентоспособность рынка. Именно это усиление конкуренции может стать самым большим стимулом к ​​повышению эффективности.Например, сейчас усилилась конкуренция в сфере телекоммуникаций и распределения газа и электроэнергии.

  • Однако приватизация не обязательно увеличивает конкуренцию; это зависит от характера рынка. Например. В водопроводной воде нет конкуренции, потому что это естественная монополия. В железнодорожной отрасли также очень мало конкуренции.

6. Правительство получит доход от продажи

Продажа государственных активов частному сектору принесла правительству Великобритании значительные суммы в 1980-х годах.Однако это разовое преимущество. Это также означает, что мы теряем будущие дивиденды от прибыли публичных компаний.

Недостатки приватизации

1. Естественная монополия

Естественная монополия возникает, когда наиболее эффективным числом фирм в отрасли является одна. Например, водопроводная вода требует очень значительных постоянных затрат. Следовательно, нет возможности для конкуренции между несколькими фирмами. Следовательно, в этом случае приватизация просто создаст частную монополию, которая может стремиться установить более высокие цены, эксплуатируя потребителей.Поэтому лучше иметь государственную монополию, чем частную монополию, которая может эксплуатировать потребителя.

2. Государственный интерес

Есть много отраслей, которые выполняют важные общественные услуги, например, здравоохранение, образование и общественный транспорт. В этих отраслях мотивация получения прибыли не должна быть основной целью фирм и отрасли. Например, в случае с здравоохранением опасаются, что приватизация здравоохранения будет означать, что больший приоритет будет отдаваться прибыли, а не уходу за пациентами.Кроме того, в такой отрасли, как здравоохранение, возможно, нам не нужен мотив прибыли для улучшения стандартов. Когда врачи лечат пациентов, они вряд ли будут усерднее стараться, если получат бонус.

3. Правительство теряет потенциальные дивиденды .

Многие приватизированные компании в Великобритании довольно прибыльны. Это означает, что государство упускает свои дивиденды, вместо этого уходит богатым акционерам.

4. Проблема регулирования частных монополий .

Приватизация создает частные монополии, такие как компании водоснабжения и железнодорожные компании. Они нуждаются в регулировании, чтобы предотвратить злоупотребление монопольной властью. Следовательно, по-прежнему существует необходимость в государственном регулировании, как и в случае государственной собственности.

5. Фрагментация производств

В Великобритании приватизация железных дорог привела к разделению железнодорожной сети на инфраструктурные и железнодорожные компании. Это привело к тому, что было неясно, кто несет ответственность.Например, в крушении рельса в Хэтфилде обвиняли того, что никто не взял на себя ответственность за безопасность. Различные железнодорожные компании увеличили сложность железнодорожных билетов.

6. Краткосрочность фирм

Помимо того, что правительство мотивировано краткосрочным давлением, частные фирмы могут поступать так же. Чтобы угодить акционерам, они могут стремиться к увеличению краткосрочной прибыли и избегать инвестирования в долгосрочные проекты. Например, Великобритания страдает от недостатка инвестиций в новые источники энергии; приватизированные компании стараются использовать существующие заводы, а не вкладывать средства в новые.

Оценка приватизации

  • Это зависит от рассматриваемой отрасли. Такая отрасль, как телекоммуникации, является типичной отраслью, в которой стимул к прибыли может способствовать повышению эффективности. Однако, если вы примените его к таким отраслям, как здравоохранение или общественный транспорт, мотив прибыли менее важен.
  • Это зависит от качества регулирования. Обеспечивают ли регулирующие органы соблюдение приватизированных фирм определенным стандартам обслуживания и низкие цены?
  • Конкурентоспособен ли рынок? Создание частной монополии может нанести ущерб интересам потребителей, но если рынок является высококонкурентным, появляется больше возможностей для экономии на эффективности.
  • Можете ли вы создать стимулы в национализированной фирме? Например, оплата, связанная с производительностью, может заменить стимул для получения прибыли.

Связанные

Служит ли приватизация общественным интересам?

За десятилетия до 1980-х годов правительства во всем мире увеличили масштабы и масштабы своей деятельности, взяв на себя множество задач, которые ранее выполнял частный сектор. В Соединенных Штатах федеральное правительство строило автомагистрали и плотины, проводило исследования, увеличивало свои регулирующие полномочия по расширяющимся горизонтам деятельности и выделяло деньги правительствам штатов и местным властям для поддержки различных функций, от образования до строительства дорог.В Западной Европе и Латинской Америке правительства национализировали компании, целые отрасли, банки и системы здравоохранения, а в Восточной Европе коммунистические режимы стремились полностью ликвидировать частный сектор.

Затем, в 1980-х годах, во многих частях мира волна расширения государственного сектора начала меняться. В Соединенных Штатах администрация Рейгана издала новые приказы: «Не стойте там, отмените что-нибудь». Центральным принципом «отмены» была приватизация государственных активов и услуг.

По словам сторонников приватизации, этот переход от государственного управления к частному настолько глубок, что приведет к целому ряду значительных улучшений: повышение эффективности и качества оставшейся государственной деятельности, снижение налогов и уменьшение размера правительства. Они утверждают, что в приватизируемых функциях стремление к прибыли новых менеджеров из частного сектора, несомненно, приведет к сокращению затрат и большему вниманию к удовлетворению запросов потребителей.

Эта новообретенная вера в приватизацию распространилась и стала глобальным экономическим феноменом 1990-х годов.Во всем мире правительства передают частным менеджерам контроль над всем: от электроснабжения до тюрем, от железных дорог до образования. К концу 80-х годов общий объем продаж государственных предприятий по всему миру превысил 185 миллиардов долларов — без признаков замедления. Только в 1990 году мировые правительства продали государственные предприятия на сумму 25 миллиардов долларов, причем континенты боролись за право претендовать на право приватизации. Самая крупная продажа произошла в Великобритании, где инвесторы заплатили более 10 миллиардов долларов за 12 региональных электроэнергетических компаний.Новая Зеландия продала более 7 государственных компаний, включая государственную телекоммуникационную компанию и типографию, по цене, превысившей 3 миллиарда долларов.

Развивающиеся страны поспешили поддержать приватизацию, иногда в силу политической и экономической идеологии, а иногда просто для увеличения доходов. Аргентина, например, запустила крупную программу приватизации, которая включала продажу своей телефонной монополии, национальной авиакомпании и нефтехимической компании за более чем 2 доллара.1000000000. Агрессивные усилия Мексики по сокращению размера и операционных расходов государственного сектора привели к выручке в размере 2,4 миллиарда долларов.

В ближайшее десятилетие приватизация, вероятно, также будет одним из приоритетных направлений экономической повестки дня недавно освобожденных стран Восточной Европы. Чехословакия, Венгрия и Польша привержены приватизации и находятся в процессе проработки юридических деталей. На сегодняшний день наиболее масштабные изменения произошли в Германской Демократической Республике.Только в 1990 году Treuhandanstalt — государственное трастовое агентство, которому правительство Германии поручило задачу приватизации, организовало продажу более 300 компаний примерно за 1,3 миллиарда долларов. У агентства по-прежнему числится более 5000 компаний, и все они ищут покупателей.

Переместившись по всему миру, приватизация также сменила место проведения в Соединенных Штатах, от федерального правительства к правительствам штатов и местным властям. В более чем 11 штатах в настоящее время используются частные исправительные учреждения; другие планируют приватизировать дороги.На местном уровне сообщества обращаются к частным операторам для управления их автопарками, управления спортивными и развлекательными объектами и предоставления услуг транзита. В последние несколько лет все больше и больше правительств штатов и местных органов власти применяют приватизацию как способ сбалансировать свои бюджеты при сохранении, по крайней мере, приемлемого уровня услуг.

Конечно, такой рост приватизации не стал бесспорным. Критики широко распространенной приватизации утверждают, что частная собственность не обязательно приводит к повышению эффективности.Что еще более важно, утверждают они, менеджеры частного сектора могут без сожалений принять стратегии извлечения прибыли или корпоративные методы, которые делают основные услуги недоступными или недоступными для больших слоев населения. Предприятие, ориентированное на прибыль, может, например, не предоставлять медицинское обслуживание неимущим или расширять образование для бедных детей или детей с ограниченными возможностями обучения. Попытки сделать такую ​​деятельность прибыльной, скорее всего, будут означать возобновление государственного вмешательства — постфактум.Результат может быть менее привлекательным, чем если бы правительство просто продолжало предоставлять услуги в первую очередь.

В дебатах о приватизации преобладали разногласия по поводу надлежащей роли государства в капиталистической экономике. Сторонники считают правительство ненужным и дорогостоящим тормозом для эффективной системы; критики рассматривают правительство как важнейшего игрока в системе, в которой эффективность может быть лишь одной из многих целей.

Есть и третья точка зрения: вопрос не только в том, является ли собственность частной или государственной.Скорее, ключевой вопрос заключается в том, при каких условиях менеджеры с большей вероятностью будут действовать в интересах общества. Дискуссию о приватизации следует рассматривать в более широком контексте и переосмыслить с точки зрения недавних споров, которые бушевали в частном секторе по поводу слияний и поглощений. Как и вопрос слияний и поглощений, приватизация предполагает замену одной группы менеджеров, доверенных акционерами — гражданами — другой группой менеджеров, которые могут подчиняться совсем другой группе акционеров.

Волна слияний и поглощений, потрясшая бизнес-сообщество США в конце 1980-х годов, стала наглядной демонстрацией того, что одной частной собственности недостаточно для обеспечения того, чтобы менеджеры неизменно действовали в интересах акционеров. Резкое увеличение акционерной стоимости, вызванное большинством поглощений, было результатом ожидания рынком улучшений в эффективности, обслуживании клиентов и общей управленческой эффективности — выгода, которая могла бы быть получена, например, за счет сокращения ненужного персонала, прекращения убыточная деятельность и улучшение стимулов для менеджеров к максимальному увеличению акционерной стоимости. Другими словами, прибыль от поглощений была результатом ожидаемого отказа от управленческих практик, которые обычно считаются характерными для управления государственным сектором. Уроки, извлеченные из этого опыта, напрямую применимы к дебатам о приватизации: важнее всего управленческая подотчетность общественным интересам, а не форма собственности.

Переориентация дискуссии на анализ воздействия приватизации на управленческий контроль уводит дискуссию от идеологической основы частного против публичного к более прагматической основе управленческого поведения и подотчетности.В этом контексте плюсы и минусы приватизации можно измерить по стандартам хорошего управления — независимо от формы собственности. Отсюда можно сделать три вывода:

1. Ни государственные, ни частные менеджеры не всегда будут действовать в интересах своих акционеров. Приватизация будет эффективной только в том случае, если частные менеджеры будут иметь стимулы действовать в общественных интересах, включая эффективность, но не ограничиваясь этим.

2. Прибыль и общественные интересы совпадают лучше всего, когда приватизированная услуга или актив находится на конкурентном рынке.Чтобы дисциплинировать управленческое поведение, требуется конкуренция со стороны других компаний.

3. Если эти условия не выполняются, вероятно, потребуется дальнейшее участие правительства. Простая передача собственности из государственных в частные руки не обязательно приведет к снижению стоимости или повышению качества услуг.

Дебаты о приватизации

Приватизация, как она выяснилась в ходе публичного обсуждения, не является однозначным и абсолютным экономическим предложением. Скорее, он охватывает широкий спектр различных видов деятельности, каждая из которых подразумевает передачу предоставления товаров и услуг от государственного в частный сектор.Например, приватизация охватывает продажу государственных активов частным владельцам, простое прекращение государственных программ, передачу услуг, ранее предоставляемых государственными организациями частным производителям, и выход частных производителей на рынки, которые ранее были государственными монополиями. Приватизация также означает разные вещи в разных частях мира — где и основы экономики, и цели приватизации могут различаться.

Один отчет о приватизации представлен в книге Раймона Вернона «Обещание приватизации», , где приводится сравнительный анализ всех видов международной приватизационной деятельности.Согласно данным Вернона, к концу 1980-х годов рост государственных предприятий в Африке, Азии, Латинской Америке и Западной Европе привел к появлению нефинансового государственного сектора, на который приходилось в среднем 10% валового внутреннего продукта, причем значительная часть более высокие доли во Франции, Италии, Новой Зеландии и других странах. Во многих развивающихся странах государственные предприятия имели существенный дефицит и несли половину всей непогашенной внутренней задолженности. Во многих случаях, говорит Вернон, приватизация в этих странах была вызвана исключительно плачевным финансовым положением государственного сектора.Поскольку в начале 1980-х условия ухудшились, а кредитные рынки значительно ужесточились, эти правительства распродали государственные активы, чтобы получить наличные.

Вопреки утверждению скептиков, что правительства не продадут победителей и не могут продать проигравших, в 1980-х годах правительства распродали многие ценные активы. Наиболее ярким примером является Соединенное Королевство, где к 1987 году правительство Тэтчер потеряло более 20 миллиардов долларов в государственных активах, включая British Airways, British Telecom и British Gas.Продажи также достигли миллиардов долларов во Франции и Италии, и многие менее развитые страны продали значительную часть своих акций в государственных предприятиях.

Ситуация в Соединенных Штатах несколько иная, в основном потому, что у правительства США никогда не было такого количества активов для приватизации. Сравните, например, концентрацию занятости в государственном секторе в других странах с концентрацией в Соединенных Штатах. В конце 1970-х годов почти 7% сотрудников в других развитых странах с рыночной экономикой работали на государственных предприятиях; сопоставимый показатель для США был менее 2%. В отличие от других промышленно развитых стран, где многие коммунальные предприятия и базовые отрасли промышленности принадлежат государству и, следовательно, назрели цели для приватизации, в Соединенных Штатах, телекоммуникации, железная дорога, производство и передача электроэнергии, распределение газа, нефтяная, угольная и сталелитейная промышленность полностью или почти полностью находятся в частной собственности.

Если в Соединенных Штатах существует явление приватизации, подобное тому, которое Вернон описывает в развивающихся странах, то это в государственных и местных органах власти, где финансовые условия в последние годы достигли кризисных масштабов.Бюджетный дефицит побудил администраторов рассматривать приватизацию как средство избежать повышения налогов или значительного сокращения услуг. Опросы государственных контролеров в 1989 г. и руководителей городов и округов в 1987 г., проведенные Touche Ross, показывают, что подавляющее большинство государственных и местных органов власти передают некоторые услуги частным поставщикам по контрактам. Наиболее часто упоминаемая мотивация заключения контрактов заключалась в экономии операционных затрат; Результаты опроса, проведенного администрацией города и округа, показывают, что почти в каждом случае была достигнута определенная экономия затрат.Второй наиболее часто упоминаемой причиной заключения контрактов было решение трудовых проблем с государственными служащими, входящими в профсоюзы. С другой стороны, продажи активов были редкостью: только правительства 5 штатов из 31, ответивших на опрос, использовали этот подход.

Второй импульс приватизации появился в США в 1980-х годах. Приватизация была центральным элементом усилий администрации Рейгана по сокращению размера правительства и сбалансированности бюджета. Книга бывшего сотрудника Рейгана Стюарта Батлера, Приватизация федеральных расходов: стратегия устранения дефицита, предоставляет интеллектуальную точку сплочения консервативных усилий по сокращению фонда заработной платы федерального правительства и сдерживанию роста государственных расходов. Батлер утверждает, что частные предприятия сократят затраты и улучшат качество, чтобы получить прибыль и конкурировать за большее количество государственных контрактов. Государственные поставщики, с другой стороны, будут преследовать другие цели, такие как увеличение занятости или улучшение условий труда для государственных служащих — инициативы, которые приводят только к более высоким затратам, снижению качества или и тому, и другому.

Но самое важное, утверждает Батлер, заключается в том, что приватизация может просто уменьшить размер правительства. Меньшее количество государственных служащих и меньшее количество людей, поддерживающих большую роль правительства, означает меньшее истощение национального бюджета и общую экономическую эффективность.

Аргументы Батлера в пользу приватизации находят сочувствие в калифорнийском фонде Reason Foundation, который с конца 1970-х выступает за приватизацию как государственных активов, так и государственных услуг. Используя формулировки, разработанные для того, чтобы нажать на горячую кнопку среднего налогоплательщика, фонд заявляет: «Если ваш город не в полной мере использует преимущества приватизации, ваши расходы на местные органы власти могут быть на 30-50% выше, чем это необходимо. Расходы правительства штата и федерального правительства также выше без приватизации.”

Для фонда Reason преимущества приватизации очевидны и почти универсальны; похоже, что нет никаких ограничений для видов деятельности правительства, которые выиграют от приватизации. В его годовом отчете « Приватизация 1991, » рассматриваются все виды приватизационной деятельности по всему миру, всегда с одинаково оптимистической точки зрения. Идея ясна: переход собственности или контроля из государственных в частные руки обязательно приведет к более дешевым и качественным услугам для граждан.Как говорится в его пресс-релизе: «Ни одна служба не застрахована от приватизации».

Это может показаться чрезмерным, но есть практический опыт, подтверждающий его идеологически обоснованные претензии. В Соединенных Штатах впечатляющее количество городов и местных органов власти эффективно используют приватизацию для повышения эффективности, усиления конкуренции и сокращения расходов. Рассмотрим случай Чикаго. Городские бригады буксиров не могли угнаться за брошенными машинами, которые валялись на улицах, поэтому в 1989 году городские власти обратились к ряду местных компаний.Операторы частного сектора платили городу 25 долларов за автомобиль, который затем продавали на металлолом. То, что было истощением ресурсов Чикаго, превратилось в золотое дно в 1,2 миллиона долларов. Кроме того, городские бригады были освобождены, чтобы сосредоточить свои усилия на незаконной парковке в центре города.

Чикаго также обнаружил, что конкуренция со стороны частного сектора может создавать стимулы для государственных менеджеров быть более эффективными. В 1990 году городские бригады по укладке улиц в Чикаго были вдохновлены на улучшение своей работы, когда городское правительство решило нанять частных подрядчиков для мощения прилегающих территорий.По словам мэра Ричарда М. Дейли, обе группы бригады начали соревноваться, «чтобы увидеть, кто сможет выполнить работу быстрее и лучше».

Конечно, все свидетельства не находятся на одной стороне дебатов о приватизации. Например, распространение частного сектора на тюрьмы вызвало серьезные споры. Как сообщает Джон Донахью в книге « Решение о приватизации: государственные цели, частные средства», исправительных учреждений во всех штатах, кроме нескольких, заключили контракты с частными фирмами на строительство тюрем.И более двух третей всех учреждений для несовершеннолетних правонарушителей находятся в частном владении, хотя большинство из них работает на некоммерческой основе.

Но в последние годы несколько крупных корпораций попытались расширить роль частного сектора до лишения свободы взрослых преступников. Такая перспектива того, что частные корпорации будут владеть тюрьмами для взрослых преступников и управлять ими, поднимает вопросы о затратах и ​​конкуренции. Как пишет Донахью в отдельном отчете о тюрьмах: «Даже если предприниматели исправительных учреждений каким-то образом преуспеют в сокращении затрат на содержание в тюрьмах за счет улучшения управления, вряд ли в любом отдельно взятом сообществе будет достаточно конкуренции, чтобы гарантировать, что экономия затрат перекладывается на налогоплательщиков. особенно после того, как закрепились частные подрядчики.Действительно, операторы частных тюрем настаивают на заключении долгосрочных контрактов, которые ограждают их от конкуренции ».

Часто обещания приватизации намного превосходят ее результаты. Например, в Законе о партнерстве по профессиональному обучению (JTPA) федеральное правительство решило отказаться от прямой ответственности за профессиональное обучение. На первый взгляд, JTPA имеет ошеломляющий успех: две трети взрослых стажеров нашли работу, и более 60% молодых специалистов имели положительный опыт. Но местные должностные лица JTPA и подрядчики по обучению могут повлиять на измеряемую ими производительность, отбирая кандидатов.

Проблема в системе JTPA не в частной собственности, а в контроле и измерении эффективности частных владельцев. Статистические данные JTPA, в которых учитываются только краткосрочные показатели эффективности и отсутствие принудительной необходимости создания долгосрочной стоимости, создают впечатление, что приватизация оказала гораздо большее влияние на занятость, заработки и производственные возможности американских рабочих, чем на самом деле.

Как отмечает Донахью: «Это как если бы врачам Medicaid представили группу пациентов, страдающих различными жалобами от тендинита до опухолей мозга, их попросили выбрать два или три процента для лечения, а затем им заплатили в зависимости от того, сколько все еще дышали, когда они выписывались из больницы.”

Помимо проблем недостаточной конкуренции и мониторинга, существуют более широкие возражения против безоговорочной защиты приватизации. Признавая, что приватизация может иметь смысл с экономической точки зрения, Пол Старр в своей статье «Пределы приватизации» утверждает, что приватизация не всегда работает наилучшим образом. «Лучший» не может означать только самый дешевый или самый эффективный, — пишет он, — для разумной оценки альтернатив необходимо взвесить проблемы справедливости, безопасности и гражданства.”

Старр также нападает на утверждение, что приватизация ведет к сокращению правительства. Он утверждает, что стремящиеся к прибыли частные предприятия, обслуживающие государственных заказчиков, сочтут в своих интересах лоббировать расширение государственных расходов с не меньшей энергией, чем их предшественники в государственном секторе. Другими словами, приватизация вызывает эффект обратной связи, при котором влияние на правительство теперь исходит от «расширенного класса частных подрядчиков и других поставщиков, зависящих от государственных денег.Это влияние особенно опасно, если частные компании отказываются от только самых прибыльных услуг, оставляя государственные учреждения в качестве поставщиков услуг последней инстанции для населения или операций с самыми высокими затратами.

Нетрудно найти примеры неправомерного влияния. В статье Майкла Уиллрича Washington Monthly «Департамент самообслуживания» описывается коррупционная практика заключения контрактов в администрации мэра Мэрион Барри в Вашингтоне, округ Колумбия, которая привела к нескольким расследованиям, судебным процессам и осуждению.Уиллрих утверждает, что Рашида Мур, бывшая девушка Барри, получила контракты на сумму 180 000 долларов на проведение летних молодежных программ. В 1987 году заместитель мэра Альфонс Хилл был осужден за передачу 300 000 долларов по городским контрактам аудиторской фирме друга.

В более общем плане отсутствие конкуренции за государственные контракты фактически ведет к более высоким затратам и создает представления о коррупции. В специальном отчете New York Times о «Контрактная игра: как проигрывает Нью-Йорк» приводится несколько примеров.Бюро по нарушению правил парковки Нью-Йорка наняло американское руководство для помощи в разработке системы выставления счетов за парковочные талоны и регистрации платежей. В рамках своих консультаций American Management написала техническую документацию, которая стала основой для заявки на создание и внедрение системы. В 1987 году город заключил контракт на 11 миллионов долларов на строительство и эксплуатацию системы с американским менеджментом, несмотря на заявления о нарушениях со стороны конкурирующих участников торгов. Проверка, проведенная инспектором штата Нью-Йорк, показала, что American Management пропустила сроки заключения контрактов и что ее система выставила счета на миллионы долларов в виде штрафов жителям Нью-Йорка, у которых даже не было автомобилей. Город надеялся взять на себя управление системой в 1990 году, но не смог создать необходимую организацию. В текущих планах руководство города рассчитано на 1994 год. American Management получило контракт на 10 миллионов долларов на эксплуатацию системы до 1992 года.

Отчет New York Times показывает, что неконкурентные торги — обычное дело в Нью-Йорке. В 1989 и 1990 финансовых годах на 1 349 из 22 418 контрактов, зарегистрированных Управлением городского контролера, были поданы только разовые заявки; несколько контрактов с разовой заявкой были на многомиллионные проекты.В тысячах других контрактов участвовало два или три участника, что способствовало «высокой стоимости, сговору и коррупции».

Однако Старр утверждает, что даже при отсутствии коррупции приватизацию не следует рассматривать только с точки зрения экономической эффективности. Он утверждает, что меньше правительства не обязательно лучше; Следовательно, то, что приватизация может снизить роль государства в экономике, не обязательно приносит пользу. Избиратель и потребитель, утверждает Старр, также заинтересованы в доступе, участии сообщества и справедливости распределения: «Демократическая политика, в отличие от рынка, является ареной для явного формулирования, критики и адаптации предпочтений; он подталкивает участников отстаивать интересы, превышающие их собственные.Приватизация уменьшает эту публичную сферу — сферу общественной информации, обсуждения и подотчетности. Это элементы демократии, ценность которых не сводится к эффективности ».

Хотя очевидно, что невозможно отделить приватизацию от более широких социальных и политических проблем, поднятых Батлером и Старром, кажется логичным, что решения о приватизации могут и должны основываться в первую очередь на прагматическом анализе того, могут ли согласованные цели быть лучше всего достигнуты обществом или частные провайдеры.Концы не должны ограничиваться эффективностью; их нужно только четко указать заранее.

В недавней статье Джона Викерса и Джорджа Ярроу «Экономические перспективы приватизации» экономическая теория используется для демонстрации недостатков, присущих как частной, так и государственной собственности: частная собственность не лишена собственных проблем. Короче говоря, государственное обеспечение страдает, когда государственные руководители предпринимают действия, не отвечающие интересам граждан, например, нанимают ненужных рабочих или выплачивают непомерную заработную плату.Частное обеспечение страдает, когда частные менеджеры предпринимают действия, несовместимые с общественными интересами, например, выполняя некачественную работу с целью увеличения прибыли или отказывая в обслуживании, когда затраты неожиданно высоки.

Эти вопросы, которые только сейчас начинают появляться в дебатах о приватизации, были продемонстрированы менеджерам в другом контексте. Они сыграли центральную роль в волне выкупа заемных средств в конце 1980-х годов, которая показала, что частный бизнес также часто страдает от управленческого поведения, несовместимого с интересами акционеров.Художники по слиянию, такие как Карл Икан, видели в корпорациях те же эксцессы, которые многие люди видят в государственных учреждениях: высокая заработная плата, избыточный персонал, низкое качество и повестка дня, расходящаяся с целями акционеров. Мониторинг управленческой деятельности должен осуществляться как на государственных, так и на частных предприятиях, и невыполнение этого может вызвать проблемы, независимо от того, является ли работодатель государственным или частным.

Управленческий контроль и приватизация

В конце 80-х годов прошлого века волна выкупа акций публичных компаний прокатилась по ранее изолированному миру публично торгуемых корпораций, во многом вызванным отсутствием в этих компаниях процессов внутреннего мониторинга и контроля.Эти выкупы представляют собой важную и полезную аналогию с приватизацией. В частности, анализ этих выкупов Майклом Дженсеном проясняет, почему одной приватизации недостаточно, чтобы гарантировать, что поставщики важных услуг будут действовать в интересах общества.

В своей статье HBR «Затмение государственной корпорации» Дженсен утверждает, что на смену государственным корпорациям приходят разнообразные инновационные организационные формы, уменьшающие конфликт между интересами владельцев и менеджеров. Проблема заключалась в том, что менеджеры во многих отраслях, особенно с небольшим потенциалом долгосрочного роста, растратили активы компании на инвестиции с мизерной прибылью, если таковая имеется. Менеджеры постоянно не желали возвращать излишки денежных средств своим акционерам, предпочитая удерживать их по ряду причин: избыток денежных средств обеспечивает менеджерам автономию по отношению к рынкам капитала, уменьшая их необходимость подвергаться проверке со стороны потенциальных кредиторов или акционеры. А избыток денежных средств дает менеджерам возможность увеличить размер компаний, которыми они управляют, за счет расширения производственных мощностей или диверсификации.

Это нежелание отдавать деньги акционерам характерно не только для нескольких компаний. Дженсен сообщает, что в 1988 году 1000 крупнейших публичных компаний (по объему продаж) принесли общий денежный поток в 1,6 триллиона долларов. Менее 10% этих средств было распределено среди акционеров в качестве дивидендов или выкупа акций. Похоже, что частные менеджеры уязвимы перед теми же исками, которые предъявляются к государственным учреждениям.

Для отслеживания этих тенденций со стороны менеджеров публичных корпораций Дженсен выделяет три силы: товарные рынки, совет директоров и рынки капитала.Первые два, говорит Дженсен, терпят неудачу. Даже натиск международной конкуренции оказался недостаточным, чтобы помешать менеджерам растрачивать ценные активы. Более того, советы директоров, состоящие в основном из аутсайдеров, выбранных менеджментом, которые не имеют большой финансовой доли в деятельности компании, часто не желают или не могут препятствовать управленческим инициативам, которые не повышают акционерную стоимость.

Короче говоря, менеджеры смогли сделать инвестиции, не максимизирующие акционерную стоимость, потому что процессы, которые, как предполагается, дисциплинируют их поведение, больше не работают эффективно.В последние годы рынкам капитала выпало взять на себя роль наблюдателя. Дженсен пишет: «Отсутствие эффективного мониторинга привело к такой большой неэффективности, что новое поколение активных инвесторов возникло, чтобы уловить упущенную стоимость… Действительно, тот факт, что за поглощение и премии LBO в среднем на 50% выше рыночной цены, показывает, насколько ценны менеджеры публичных компаний. могут разрушить до того, как столкнутся с серьезной угрозой беспокойства ».

Приватизация государственных активов и услуг имеет аналогичный потенциал.Но из вывода Дженсена должно быть ясно, что одной частной собственности недостаточно, чтобы изменить ситуацию. Ключевой вопрос заключается в том, как ведут себя частные менеджеры и какие механизмы будут существовать для отслеживания их действий.

Примечательно, что фирмы, специализирующиеся на LBO, имеют организационные особенности, которые резко отличаются от корпораций, которые они приобретают. Эти ключевые критерии — а не простая категория собственности — учитывают разницу в производительности и предотвращают растрату ресурсов, сохраняемую предыдущим руководством.

1. Управленческие стимулы тесно связывают оплату труда с производительностью. Существуют более высокие верхние границы, бонусы связаны с четко определенными показателями эффективности, такими как денежный поток и погашение долга, а менеджеры имеют значительные доли в капитале.

2. Организация более децентрализована, поскольку стимулы и собственность заменяют прямой контроль из штаб-квартиры.

3. У менеджеров есть четко определенные обязательства перед держателями долга и капитала. Выплаты по долгу вызывают распределение денежных потоков, и денежные средства не могут быть переведены в подразделения перекрестного субсидирования.

Фирмы LBO в целом радикально отличаются от большинства государственных корпораций; именно внедрение этих изменений создало ценность, связанную с «реприватизацией». Если бы такие организационные изменения не были очевидны для рынков капитала, цены на акции целевых корпораций не выросли бы в результате поглощения.

Монополия против конкуренции

Как и поглощение государственных корпораций, приватизация государственных активов или услуг является радикальным организационным изменением.Общественность стремится как к денежной, так и к неденежной ценности, включая равный доступ к услугам, соблюдение стандартов производительности и отсутствие коррупции. Например, общественные цели по частному вывозу мусора могут включать в себя обслуживание всех членов сообщества (независимо от того, насколько неудобно они расположены) за равную плату, утилизацию отходов экологически безопасными способами и проведение честных торгов с городскими властями. Но для достижения этих целей приватизация должна извлечь тот же урок, который преподают успешные LBO: менеджеры должны иметь эффективные стимулы действовать от имени собственников.Применение их уроков к приватизации поможет разрешить конфликт между государственными и частными поставщиками услуг и выявить случаи, когда продолжение государственной поддержки имеет смысл.

Главный критерий легко определить: приватизация будет работать лучше всего, когда частные менеджеры сочтут в своих интересах служить общественным интересам. Чтобы это произошло, правительство должно определить общественные интересы таким образом, чтобы частные поставщики могли понять их и заключить договор. Наилучший способ поощрения этого согласования между частным сектором и общественными интересами — это конкуренция между потенциальными поставщиками услуг, в число которых могут входить государственные учреждения. Конкурсанты возьмут на себя ответственность откликнуться на высказанные пожелания граждан.

Опыт города Феникс в области вывоза мусора, описанный Дэвидом Осборном и Тедом Гейблером в их готовящейся к выпуску книге « Reinventing Government, », иллюстрирует решающую роль, которую играет конкуренция. В 1978 году мэр объявил, что город передаст вывоз мусора частным фирмам. Директор общественных работ настаивал на том, чтобы его отделу было разрешено участвовать в торгах против частных фирм, даже несмотря на то, что город пообещал не увольнять уволенных сотрудников общественных работ в результате заключения контрактов.После проигрыша в четырех последовательных торгах в 1984 году сотрудники общественных работ представили ряд нововведений, в результате которых затраты были намного ниже, чем у частных фирм; и департамент общественных работ выиграл семилетний контракт на строительство крупнейшего района города. К 1988 году Общественные работы отыграли все пять районных контрактов. Главный урок этого опыта, по словам аудитора города Феникса Джима Фланагана, заключается в том, что важное различие заключается не в государственном и частном, а в монополии против конкуренции.

Конкуренция — первый фактор, способствующий приватизации; второй, также полученный от LBO, напрямую увязывает вознаграждение частных менеджеров с достижением ими взаимно признанных целей, представляющих общественные интересы, целей, которые могут включать в себя множество критериев, таких как те, которые Старр связывает с традиционной ролью правительства.

Осборн и Гейблер описывают обширный набор измерений производительности, используемых в Саннивейле, Калифорния. Городские менеджеры там оцениваются на основе показателей обслуживания, которые включают качество дорожного покрытия, уровень преступности и расходы полиции на душу населения, количество дней, в течение которых качество воздуха нарушает стандарты озона, и количество граждан, живущих за чертой бедности.Руководители отделов, которые превышают свои «служебные цели», получают ежегодные премии, которые могут достигать 10 процентов от их зарплаты.

Есть еще одна причина, по которой цели и показатели эффективности являются критическими элементами в проведении приватизации: неспособность заставить частных менеджеров добиваться согласованных результатов может быть очень дорогостоящим. В 1963 году президент Кеннеди основал общинные центры психического здоровья для обслуживания психически больных за пределами крупных учреждений. Осборн и Гейблер сообщают, что Национальный институт психического здоровья выделил частным фирмам миллионы долларов на строительство центров и укомплектование их персоналом, но не установил процесс мониторинга для отслеживания результатов.Расследование Государственной бухгалтерской службы в конце 1980-х годов показало, что многие центры перешли в коммерческий статус и обслуживают только тех, кто может платить. Другие предоставляли психотерапию пациентам без серьезных психических заболеваний. Между тем, пишут Осборн и Гейблер: «Возможно, миллион душевнобольных американцев бродили по улицам, спали в картонных коробках или в приютах для бездомных».

Прагматичная приватизация

Как показывают эти и бесчисленное множество других примеров, есть прагматичный подход к приватизации.Это одна из стрелок в колчане правительства, но это просто неправильная отправная точка для более широкого обсуждения роли правительства. Право собственности на товар или услугу, будь то государственное или частное, гораздо менее важно, чем динамика рынка или учреждения, которое их производит.

Поразительно, но эти вопросы управленческого контроля впервые возникли в Восточной Европе. Вопрос не столько в том, что приватизировать, сколько в том, как приватизировать. И новые правительства понимают, что схема приватизации настолько эффективна, насколько это приемлемо с политической точки зрения.В Польше недавно принятый метод приватизации крупного государственного промышленного сектора включает выпуск акций недавно приватизированных компаний и передачу всех акций многих компаний в паевой инвестиционный фонд. Тогда ряд паевых инвестиционных фондов будет контролировать акции всех компаний. Граждане получат акции паевых инвестиционных фондов, которыми нельзя будет торговать, скажем, в течение одного года.

Этот план привлекателен, потому что он обеспечивает равный доступ к владению государственными активами и предлагает гражданам диверсификацию против огромного риска владения акциями одной или двух компаний.Недостаток плана — отсутствие механизмов контроля. Управляющие фондами должны следить за деятельностью многих компаний, у которых переходные проблемы огромны. В то же время нет никаких явных стимулов (кроме репутации и патриотизма) для обеспечения того, чтобы управляющие фондами действовали в интересах акционеров. Краткосрочный запрет на торговлю акциями между паевыми фондами еще больше ограждает менеджеров от непосредственной дисциплины финансовых рынков. Хотя эти проблемы, кажется, легко предвидеть, они только недавно обнаружились в Польше, когда политики и экономисты начали прорабатывать детали программы приватизации.

Если опыт LBO чему-то и учит, так это тому, что дебаты о приватизации должны быть сосредоточены на природе организационных изменений, а не на широких идеологических дебатах о роли и эффективности правительства. Замена государственного управления частным не служит и не служит общественному благу, точно так же, как одной частной собственности было недостаточно для максимизации стоимости для акционеров многих крупных корпораций.

Подотчетность и согласие с интересами общества должны быть путеводной звездой.Они будут найдены там, где конкуренция и организационные механизмы гарантируют, что менеджеры будут делать то, что мы, владельцы, хотим, чтобы они делали.

10 причин, почему приватизация вредна для вас

Общественные услуги подразумевают заботу о людях. Но частные компании получают прибыль от государственных услуг за счет экономии средств или недостаточного инвестирования.

Существует конфликт между получением прибыли и уделением времени заботе. Например, работники частных медицинских учреждений часто не могут остановиться, чтобы выпить чашку чая с пожилым и уязвимым человеком, за которым они ухаживают, — потому что им дается только 15 минут для посещения.

2.

Приватизация обходится вам дороже

Вы платите больше как налогоплательщик, так и напрямую, когда они приватизируют коммунальные услуги.

Вы заметили, как ваши счета за воду, электроэнергию, проезд в поездах и автобусах продолжают расти в реальном выражении? А знаете ли вы, что приватизированная система здравоохранения США стоит вдвое больше, чем мы платим за нашу?

В приватизированном сервисе прибыли должны выплачиваться акционерам, а не реинвестироваться в более качественные услуги. Процентные ставки выше для частных компаний, чем для государственных.Плюс к этому есть дополнительные затраты на создание и регулирование искусственного рынка .

3. Вы не можете привлекать к ответственности частные компании

Если частная компания предоставляет услуги, они не несут ответственности перед вами по демократическому принципу. У тебя нет голоса.

Контракты на предоставление государственных услуг заключаются между частными компаниями и государством за закрытыми дверями. Очень мало прозрачности, публичной подотчетности или контроля. Компании не подчиняются запросам о свободе информации из-за «коммерческой конфиденциальности».

Когда частные компании не выполняют своих обязательств, общественность не имеет полномочий вмешиваться, а у правительства (местного и национального) не всегда есть время или опыт, чтобы заставить их сдерживать свои обещания.

4. У вас нет демократического голоса

Когда мы ходим в магазины, мы все принимаем индивидуальные решения относительно того, чего хотим. Государственные службы разные — они дают нам возможность собраться вместе, чтобы решить, в каком обществе мы хотим жить.

Например, нам может потребоваться чистая, зеленая энергия для нашего будущего, но частные компании контролируют энергетический «рынок» и часто инвестируют в грязную энергию, не давая нам права голоса.

5. Приватизация создает разделенное общество

Государственные услуги важны для удовлетворения основных потребностей каждого, поэтому мы все можем быть частью сообщества.

Школы и больницы не являются дополнительными услугами. Все мы нуждаемся в государственных услугах и полагаемся на них — они универсальны. Значит, они должны быть доступными и качественными для всех.

Приватизация часто сопровождается побуждением более богатых людей платить больше и отказываться от услуг, которыми мы все пользуемся.Это ведет к разделению, что затрудняет предоставление всем отличных общественных услуг.

6. Коммунальные услуги — естественные монополии

Приватизация была введена из-за веры в свободный рынок и выбор потребителей. Но общественные услуги часто являются тем, что экономисты называют «естественными монополиями».

Например, когда вы садитесь на поезд, у вас действительно нет выбора, какой поезд использовать. Настоящей конкуренции нет. Facebook — еще одна относительно новая «естественная монополия».Если все твои друзья пользуются им, тебе сложно этого не делать.

Частные монополии часто становятся худшим из миров. У вас нет власти потребителя, потому что вы не можете никуда пойти. Но у вас, как у гражданина, нет власти, чтобы улучшить обслуживание за счет демократической ответственности.

7. Приватизация означает фрагментацию

Когда в предоставлении государственных услуг задействовано множество частных компаний, это может создать сложную, фрагментированную систему, в которой не всегда ясно, кто чем занимается.Например, наша железная дорога.

Частные компании не обязательно имеют большой стимул для совместной работы и обмена информацией. Это затрудняет предоставление интегрированного сервиса.

Приватизация фрагментирует нашу систему здравоохранения, и стоимость внутреннего рынка составляет не менее 4,5 миллиардов фунтов стерлингов в год.

8. Частные компании Cherry Pick Services

Частные компании выбирают прибыльные части услуги, чтобы заработать как можно больше денег.

Например, автобусные компании будут предоставлять услуги только в оживленных районах, поэтому сельские общины проиграют, если правительство не вмешается с субсидией. Более эффективно запускать общественные службы в государственной собственности, чтобы прибыль можно было реинвестировать по всей сети по мере необходимости.

В сфере пробации частным компаниям платят за то, чтобы они управляли правонарушителями со средним и низким уровнем риска, в то время как государство продолжает брать на себя ответственность за правонарушителей с высоким риском.

9. Приватизация означает меньшую гибкость

Советы и государственные ведомства несут ответственность за удовлетворение потребностей населения, но приватизация означает меньшую гибкость при изменении обстоятельств.

Если необходимо изменить договор об аутсорсинге с частной компанией, правительство должно заплатить больше, чтобы внести изменения или улучшения, добавить дополнительные услуги или отказаться.

А продажа государственных активов (например, студенческих ссуд) или государственных земель (например, школьных игровых площадок) означает, что у нас, общественности, будет меньше возможностей и ресурсов для предоставления услуг, которые нам понадобятся в будущем.

10. Приватизация рискованна

Посмотрите, что случилось, когда Кариллион потерпел неудачу. Если частные компании используют наши общественные услуги и слишком велики, чтобы потерпеть неудачу, общественность должна забрать кусочки, когда что-то пойдет не так.

Хотите узнать больше?

Это лишь некоторые из многих аргументов против приватизации. Если вы хотите узнать больше о том, почему нам так остро необходимо передать наши услуги в общественную собственность, взгляните на наш веб-сайт, подпишитесь на нас в Facebook, Twitter и Instagram и подпишитесь на нашу рассылку.

Поделитесь этой страницей, чтобы распространять информацию!

Фотография предоставлена: mattbuck4950

Плюсы и минусы приватизации государственных функций

Прошлым летом жители Мэйвуда, Калифорния. , проснувшись однажды утром, обнаружили, что правительство, как они знали, ушло. После нескольких лет коррупции и бесхозяйственности небольшой городок к югу от Лос-Анджелеса, где работала рабочая сила, уволил почти всех своих сотрудников, распустил полицейское управление и заключил контракт с соседним городом, чтобы взять на себя большинство муниципальных задач. 1 июля местные власти объявили, что Мэйвуд стал первым городом страны, полностью переданным на аутсорсинг.

Это был беспрецедентный шаг, вызванный потерей страховки коммерческой ответственности и компенсации рабочим.В то время как город утонул в дефиците и столкнулся с многочисленными судебными исками, городские руководители увидели в аутсорсинге свет в конце разрушающегося туннеля.

Но это был всего лишь мираж.

Белл, Калифорния, город, который чиновники Мэйвуда использовали для оказания услуг, разразился скандалом с зарплатой и пенсиями, вынудив нескольких высокопоставленных чиновников Белла уйти в отставку. К сентябрю Bell расторгла контракт с Maywood, оставив город на произвол судьбы и поиск новых подрядчиков для реализации своих надежд на аутсорсинг.

Поиски финансового спасения охватили страну, поскольку местные органы власти борются с сокращающимися доходами от налога с продаж и налога на имущество. Экономический спад задушил бюджеты, вызвав увольнения и роспуск отделов. Чувствуя себя на грани банкротства, города пытаются найти эффективные способы обойтись меньшим. Мэйвуд в своей попытке аутсорсинга может быть наиболее ярким примером, но в Калифорнии и других штатах за последнее десятилетие все больше государственных чиновников обращались к внешним источникам за помощью в предоставлении услуг по более низкой цене для штата.

Теоретически идея передачи государственных услуг частным компаниям для сокращения затрат имеет смысл. Если кто-то готов ремонтировать улицы или тушить пожары за меньшие деньги, это должно быть плюсом для прибыли правительства. Многие правительства штатов и местные органы власти выявили сотни миллионов долларов экономии за счет найма внешних подрядчиков или служб соседнего города для выполнения таких задач, как сбор мусора, ремонт выбоин и очистка воды и сточных вод.

Но, по мнению аналитиков, аутсорсинг отнюдь не идеальное решение.У некоторых агентств нет показателей, позволяющих заранее доказать, что передача услуги на аутсорсинг сэкономит деньги. Проблемы из-за плохо продуманных контрактов могут привести к увеличению затрат, превышающему затраты на внутренние услуги, а при неэффективном контроле за контрактами правительство уязвимо для коррупции и спекуляции. Приватизация государственных услуг может подорвать подотчетность и прозрачность и ввергнуть правительства в еще большую задолженность. «Правительства на всех уровнях просто отчаянно пытаются сбалансировать свои бюджеты, и они хватаются за приватизацию как за панацею», — говорит Сьюзан Дуерксен, директор по коммуникациям проекта In the Public Interest, посвященного изучению приватизации и заключения контрактов.«Но есть свидетельства того, что часто бывает очень плохо со скрытыми издержками и последствиями, когда вы передаете государственные услуги коммерческой компании».

Приватизация для экономии денег и времени

Различные правительства — от небольших городов до федеральных агентств — с 1980-х годов направляют государственные услуги в частный сектор. Эта тенденция проистекает из общего убеждения, что частные компании могут помочь правительствам экономить или зарабатывать деньги, выполняя работу быстрее и дешевле или более эффективно управляя государственными активами.

В марте этого года, например, губернатор Нью-Джерси Крис Кристи создал Целевую группу по приватизации штата для анализа возможностей приватизации в правительстве штата и выявления препятствий. В своем исследовании целевая группа не только определила предполагаемую годовую экономию от приватизации в размере более 210 миллионов долларов, но также нашла несколько примеров успешных усилий в других штатах. В качестве бывшего мэра Филадельфии губернатор Пенсильвании Эд Ренделл сэкономил 275 миллионов долларов, приватизировав 49 городских служб.Чикаго приватизировало более 40 городских служб. С 2005 года он получил более 3 миллиардов долларов авансовых платежей от частных договоров аренды городских активов. В 2005 году губернатор Западной Вирджинии Джо Манчин работал над преобразованием Комиссии штата по компенсации рабочих в частную страховую компанию BrickStreet Insurance. Это привело к снижению ставок вознаграждения рабочих примерно на 30 процентов по всему штату, что привело к ежегодной экономии более 150 миллионов долларов.

«Бесплодные философские дебаты о« государственном и частном »часто отрываются от повседневного мира государственного управления», — сообщила Целевая группа по приватизации Нью-Джерси.«За последние несколько десятилетий в правительствах на всех уровнях во всем мире роль государственного сектора все больше эволюционировала от прямого поставщика услуг к роли косвенного поставщика или брокера услуг; правительства гораздо больше полагаются на сети государственных, частных и некоммерческих организаций для предоставления услуг ».

В отчете уделяется особое внимание еще одному ключевому фактору: штаты, наиболее успешные в приватизации, создали постоянную централизованную организацию для управления и надзора за операциями, от анализа проекта и выбора поставщиков до заключения контрактов и закупок.Однако для правительств, которые отказываются от должной осмотрительности, выбирают плохо оборудованных подрядчиков и не следят за прогрессом, сделки по аутсорсингу могут обернуться дорогостоящими катастрофами.

Последствия неэффективного аутсорсинга

Ни одна отрасль за последний год не пережила более серьезных катастроф в области аутсорсинга, чем государственные ИТ. Осенью прошлого года Техас разорвал свой семилетний контракт с IBM на сумму 863 миллиона долларов, согласно которому IBM должна была предоставить центры обработки данных и услуги аварийного восстановления для 27 агентств штата.Когда аудитор раскритиковал Департамент информационных ресурсов штата за слабый надзор, неадекватное укомплектование персоналом и небрежное обслуживание, партнерство развалилось. В Вирджинии 10-летний ИТ-контракт штата на 2,3 миллиарда долларов с Northrop Grumman на управление компьютерами штата, серверами, системами электронной почты и службами поддержки также пострадал из-за неадекватного планирования, перерасхода средств и плохого обслуживания.

Технология

играет настолько важную роль в хранении и доставке жизненно важных данных, что даже незначительные задержки и неполадки могут нарушить бизнес-операции, такие как продление регистрации автомобилей, безработица и медицинское обслуживание. В августе из-за сбоя в сети хранения данных в Вирджинии компьютерные системы двух десятков государственных агентств были отключены, что стало еще одним разрушительным ударом по контракту штата на аутсорсинг ИТ. Неделю спустя Департамент автотранспортных средств штата все еще не мог обработать водительские права в центрах обслуживания клиентов, потому что базы данных перестали работать.

«Проблема в том, что сделки по аутсорсингу действительно связаны с риском», — говорит Адам Стрихман, соучредитель Sanda Partners, консалтинговой компании по аутсорсингу. «Вы рискуете неизвестностью и перекладываете это на своего поставщика», — говорит он.«Вы передаете проблему на аутсорсинг компании, которая имеет ограниченный контроль над первопричиной проблемы». По его мнению, единственный способ заработать государственно-частному партнерству — это стимулировать трансформацию изнутри агентства. И это самая сложная часть. Бюрократия обычно не позволяет правительствам вносить существенные изменения, а частным компаниям не хватает полномочий для обеспечения реальных изменений. Когда такая патовая ситуация между государственным и частным секторами останавливает реализацию проекта, полезно иметь стратегию выхода.

Эти риски выходят за рамки технологического мира.В 2009 году, после аудита соглашений об экономическом развитии между Ниагарским водопадом и двумя застройщиками, контролер штата Нью-Йорк Томас П. ДиНаполи обнаружил, что проекты были сорваны, потому что город не смог контролировать контракты на разработку. Один из проектов, торговый центр в центре города, пустует с 2000 года; Второй проект, начатый в 1997 году, не дал ничего, кроме рудиментарного фундамента здания.

«Прежде чем правительства нанимают внешних подрядчиков, важно изучить рентабельность», — говорит Николь Хэнкс, заместитель пресс-секретаря государственного контролера.«В большинстве случаев дешевле использовать государственных служащих вместо внешних подрядчиков».

Рекомендации по успешному аутсорсингу

Хорошая сделка по аутсорсингу начинается с тщательного анализа затрат и выгод, чтобы увидеть, может ли третья сторона эффективно предоставлять услуги лучше и дешевле, чем государственные служащие. Стрихман говорит, что правительствам следует нанять консультанта по аутсорсингу, который может предоставить независимую оценку. Но даже с консультантом конфликт интересов может испортить прекрасную возможность.В конце концов, частные компании могут захотеть предоставлять услуги эффективно и качественно — и часто это делают, — но правительства должны скучать по выполнению контракта. Как отмечает Дюрксен, мотивация компании «не является общим благом; это прибыль. Если они могут хоть как-то срезать углы, то часто это делают ».

В этом отношении поставщик, предлагающий самую низкую ставку, может быть не лучшим вариантом. Но, имея опыт участия в нескольких крупномасштабных государственных сделках по аутсорсингу, Стрихман на собственном опыте убедился, что в торгах побеждает компания, которая придерживается «либеральной интерпретации самой низкой цены», что неизбежно ведет к спорам, когда высокие ожидания встречаются с нереализованными. .«Любой может предложить любую сделку по аутсорсингу на 5% дешевле, но проблема в том, что вы не знаете, что они вырезают», — говорит он. «Когда снижение цен кажется нереальным, в этом нет никакого волшебства. Они нереалистичны ».

Даже при наличии надлежащих каналов надзора политика не будет работать, если отделы не будут участвовать. В 2005 году законодательный орган штата Висконсин принял закон, требующий проведения анализа затрат и выгод для любой покупки услуги на сумму более 25000 долларов. Закон определяет процедуры анализа и требования к отчетности.Вскоре после этого был принят Закон о солнечном свете контрактов, требующий от всех агентств штата Висконсин предоставлять онлайн информацию о государственных контрактах на сумму, превышающую 10 000 долларов.

Эти законы были созданы для обеспечения прозрачности и обеспечения того, чтобы агентства проводили эффективный анализ затрат и выгод перед закупками. Но, по словам Дженис Мюллер, государственного аудитора Бюро законодательного аудита штата Висконсин, соблюдение требований было низким. «Нас попросили посмотреть, почему государственные органы не отчитываются постоянно», — говорит она. «Очень сложно добиться соблюдения».

В других случаях аутсорсинг может сдерживаться профсоюзными контрактами или отсутствием доступных услуг. Мэр Шэрон МакШерли в Манси, штат Индиана, хотела передать на аутсорсинг городские службы противопожарной защиты для экономии денег. Но город прекратил анализ затрат после того, как осознал, что таких частных услуг в этом районе не существует. «Это действительно связывает нам руки, поскольку администраторы пытаются выяснить, как сбалансировать бюджет и предоставлять услуги при сокращении доходов», — говорит она.«Мне нравится идея аутсорсинга. Конкуренция снижает цены. У нас нет того дохода, который был у нас раньше ».

Рассел Николс Штатный писатель
[email protected] Governance.com

Что такое приватизация государственных услуг

С самого начала цивилизации существовало напряжение по поводу роли правительства и предоставления услуг, оплачиваемых из государственных средств (налоговых долларов). До появления демократий амбициозные, предприимчивые люди искали благосклонности королевской семьи, чтобы получить политическую власть и богатство за счет населения.

Американские правительства, будь то федеральные, государственные или местные, не были застрахованы от этой тенденции, когда политики манипулируют экономикой, чтобы наполнить свои карманы, а также кошельки своих друзей. Босс Твид и его соратники в Таммани-холле выкупили у налогоплательщиков Нью-Йорка более 200 миллионов долларов за строительство общественных работ частными подрядчиками.Скандал Credit Mobilier of America с Union Pacific во время президентства Улисса Гранта продолжался десятилетия. По данным The Atlantic, приватизация ведет к подрывной коррупции, ссылаясь на пример Эдварда Сноудена и Буза Аллена Гамильтона.

К сожалению, история также полна примеров, когда государственные услуги бюрократизированы, чрезмерно дороги и не отвечают потребностям граждан. Экономическому росту препятствует чрезмерное и ненужное регулирование. Почтовая служба США и Национальная железнодорожная пассажирская корпорация (Amtrak) являются примерами государственных служб, на которые часто ссылаются из-за их неэффективности и затрат налогоплательщиков.Вопрос не в том, нужно ли приватизировать государственные услуги, а в том, какие услуги, если таковые имеются, лучше всего будут предоставлять частные подрядчики, действующие от имени правительства. Следовательно, крайне важно понимать механизм приватизации, ее привлекательность и ее влияние на затраты, услуги и удовлетворенность граждан.

Понимание приватизации

Проще говоря, приватизация — это передача государственных функций частному сектору. Например, Федеральная национальная ипотечная ассоциация (FNMA), первоначально основанная в 1936 году для финансирования жилищной ипотеки, была преобразована в частную корпорацию в 1968 году.

С момента образования страны существовало стойкое и распространенное мнение о том, что правительство назойливо, расточительно, слишком дорого и ненадлежащим образом вмешивается в ведение бизнеса в ущерб управляемым. «Лучшие умы не входят в правительство», — сказал Рональд Рейган. «Если бы они были, бизнес украл бы их». Его экономический советник Милтон Фридман был еще более категоричен, заявив: «Правительственное решение проблемы обычно так же плохо, как и сама проблема».

Согласно исследованию Pew, проведенному в 2013 году, примерно каждый четвертый американец положительно относится к федеральному правительству, в то время как более половины высоко оценивают правительство своего штата и местные органы власти.К сожалению, хотя американцы не любят большое правительство, они также не доверяют крупному бизнесу. Несмотря на то, что 22% опрошенных в опросе Гэллапа 2012 года были достаточно или очень доверены крупному бизнесу, почти каждый третий американец «очень мало доверяет» корпорациям.

Это антиподальное чувство привело к периодам, когда приватизация государственных услуг пользовалась огромной популярностью, и к другим периодам, когда правительство вновь взяло на себя ответственность за предоставление услуг и установило контроль. Политика чаще всего является функцией выбора наименее непопулярного политического курса, а не выработки оптимального решения.

Факторы приватизации

Существует множество факторов, влияющих на решение правительства приватизировать свои услуги:

  • Идеология . Идея, что правительство должно быть ограничено, возможно, лучше всего сформулировал Генри Дэвид Торо, который сказал: «Лучше то правительство, которое меньше всего управляет». Эти настроения остаются сильными, как выразился сенатор Рэнд Пол, который сказал: «Нам не нужно более крупное правительство.Нам нужно уменьшить размер правительства ».
  • Жадность и коррупция . Когда миллиарды долларов текут в казну правительства каждый день, удивительно не то, что у нас коррупция, а то, что ее так мало. Как известно, политики уязвимы перед соблазном продать свою честь, чтобы сохранить или увеличить власть. Передача прибыльных государственных услуг частному бизнесу для обеспечения взносов на избирательные кампании, голосов и личного богатства — излюбленный инструмент коррумпированных политиков и организаций, стремящихся к прибыли.
  • Экономический . Поскольку способность правительств финансировать общественные услуги за счет налогов и других доходов ограничена, чиновники стремятся переложить свои обязанности на частные организации, которые могут легче сокращать расходы за счет снижения заработной платы, снижения уровня обслуживания и тайного повышения доходов без контроля со стороны общественности. Это особенно верно в отношении тех услуг, которые обычно непопулярны среди избирателей, таких как управление тюрьмами и их эксплуатация. По данным Бюро статистики юстиции, их было более 1.6 миллионов заключенных в федеральных тюрьмах и тюрьмах штатов на конец 2010 года, из которых 128 195 были размещены в коммерческих учреждениях. Доля заключенных в коммерческих учреждениях продолжает расти, хотя данные свидетельствуют о следующем:
    • Экономия затрат не достигнута, как ожидалось
    • Стоимость частных тюрем больше, чем государственных
    • Частные учреждения часто отказывают заключенным, содержание которых обходится дороже, например, жестоким преступникам
    • Частные тюрьмы имеют меньшее количество сотрудников и меньше обучают сотрудников, что приводит к большему количеству нападений на охранников и сокамерников, чем в государственных учреждениях
  • История . Коммунальные услуги, такие как газ, вода, электричество и санитария, предоставляются гражданам на национальном уровне через сочетание государственных, частных и квазигосударственных организаций. С другой стороны, услуги связи, такие как телефон, телеграф, телевидение и транспорт, изначально были разработаны частными организациями, иногда при поддержке правительства, но остаются жестко регулируемыми для обеспечения доступности этих услуг для всех граждан.
  • Эффективность .Более мелкие, менее бюрократические частные организации часто предоставляют равные или лучшие услуги с меньшими затратами, чем их правительственные коллеги, в соответствии с правилами и положениями государственной службы на федеральном уровне или уровне штата. Федеральное правительство обычно передает услуги по обслуживанию помещений местным клининговым компаниям за определенную плату, а не нанимает и управляет уборщицей.
  • Эффективность . Частные чартерные школы часто упоминаются за их качество и стоимость по сравнению с системами государственных школ.
  • Отказ от ответственности или уменьшение ответственности . Использование частных подрядчиков может снизить ответственность правительства за выполнение определенных обязанностей. В январе 2012 года, согласно статье New York Times, в Афганистане насчитывалось 113 491 служащий оборонных подрядчиков по сравнению с примерно 90 000 американских солдат, причем в 2011 году погибло больше подрядчиков, чем солдат.

Примеры государственной приватизации

Федеральные, государственные и местные органы власти приватизировали различные предприятия с момента основания страны.Примеры того, когда коммерческие организации в настоящее время предоставляют услуги гражданам под эгидой правительства, включают:

  • Строительство и эксплуатация дорог, мостов . Многие штаты выдали лицензии на строительство и эксплуатацию частных платных дорог вместо использования долларов налогоплательщиков для строительства государственных дорог. Кроме того, в своем послании о положении в стране в 2013 году президент Обама упомянул программу «Fix-It-First» для дорог и мостов, а также «Партнерство для восстановления Америки», затрагивающее порты, трубопроводы и школы.Хотя детали этих программ не разглашаются, несомненно, что они расширят использование приватизации федеральным правительством.
  • Административные службы . Сэнди-Спрингс, штат Джорджия, население которого составляет 90 000 человек, решило передать на аутсорсинг почти все свои административные услуги, за исключением полиции и пожарных. В ряде штатов управление общественным благосостоянием передано на аутсорсинг.
  • Коммунальные услуги . Индианаполис открыл для участия в конкурсных торгах пять десятков городских служб, включая вывоз мусора, ремонт выбоин и услуги по очистке сточных вод.Филадельфия приватизировала более 49 городских служб, включая управление полями для гольфа и типографию.

Образование, социальное обеспечение, оборона и даже министерства, такие как Национальная безопасность, были предложены для той или иной формы приватизации в то или иное время.

Способы приватизации

Передача государственных услуг и активов может происходить с помощью комбинации стратегий:

  • Конкурсные торги . Государственное учреждение решает, какие услуги передать, и наблюдает за процессом подачи заявок частными компаниями на предоставление услуги.Все государственные учреждения — местные, государственные и федеральные — имеют обширные политики и процедуры для контроля процесса публичных торгов и обеспечения того, чтобы выбранные подрядчики были наилучшим вариантом для соответствующих налогоплательщиков.
  • Ваучеры . Граждане при поддержке государства выбирают между государственными и частными поставщиками услуг. В настоящее время предпринимаются попытки предоставить ваучеры в сфере образования и Medicare, где пожилые люди выбирают медицинское страхование у частных страховых компаний.
  • Продажа активов .Правительства на всех уровнях регулярно продают собственность или активы коммерческим организациям. Эти продажи варьируются от продажи на аукционах восстановленной, но невостребованной собственности местными полицейскими управлениями до офисных зданий и земель, которые больше не нужны федеральному правительству.

Правильная ли приватизация для американских налогоплательщиков?

Преимущества

Хотя во многих утверждениях о злоупотреблениях приватизацией и проблемах, которые часто сопровождают ее, есть много правды, оппоненты не осознают, что правительства не могут предоставить все для всех.У граждан есть ненасытная тяга к услугам, особенно если их вкладывает кто-то другой. В то же время налогоплательщики все более неохотно повышают налоги для поддержки даже важнейших услуг. Как следствие, правительственные чиновники, начиная от местных муниципалитетов и заканчивая федеральным правительством, вынуждены искать другие источники доходов, сокращать расходы и предоставлять продовольственные пайки.

Американский законодательный биржевой совет (ALEC), консервативный корпоративный фонд 501 (c) (3) и давний сторонник приватизации, утверждает, что передача государственных функций частным коммерческим организациям имеет ряд преимуществ:

  1. Пониженные налоги . В 1994 году в округе Уэксфорд, штат Мичиган, была приватизирована служба скорой медицинской помощи, что привело к улучшению обслуживания, сокращению административных услуг и снижению затрат, сэкономив налогоплательщикам округа более 300 000 долларов только за первый год.
  2. Повышенная эффективность . К северу от Бостона находится частная мусоросжигательная установка, которая превращает мусор в энергию для 20 городов с общим населением более полумиллиона жителей. Теперь города платят всего 22 доллара за тонну, чтобы вывозить мусор, по сравнению со 100 долларами за тонну, которые взимаются на государственной свалке.
  3. Повышенная эффективность . Округ Уэксфорд, штат Мичиган, приватизирует работу своего приюта для животных после проверки в штате Мичиган, в которой клетки были признаны неудовлетворительными и нуждались в немедленной замене.
  4. Отсутствие политического влияния . По словам окружного прокурора Северного округа штата Иллинойс Патрика Фицджеральда, «дороги Иллинойса стали более опасными, когда государственные служащие выдавали водительские права водителям грузовиков в обмен на взятки, предназначенные для финансирования пожертвований на избирательную кампанию в политическую поддержку бывшего губернатора Джорджа Райана. «Передача ответственности частному лицу с надлежащим надзором устраняет вероятность того, что должностные лица будут вмешиваться в предоставление услуг.

Недостатки

Противники приватизации заявляют, что приватизация — это просто схема отвлечения долларов налогоплательщиков на создание долгосрочных потоков доходов и прибыли для корпораций. Ресурсный центр Public Interest, посвященный «обеспечению прозрачности, справедливости, надлежащего управления и эффективного мониторинга государственных контрактов с частными организациями», а также удовлетворению потребностей общества, перечисляет ряд потенциальных недостатков приватизации:

  1. Более высокие расходы для населения .Приватизация часто требует затрат для общества и правительств. Рассматривая предложенную приватизацию компании Milwaukee Water Works, некоммерческая потребительская группа Food & Water Watch сообщает, что частные услуги водоснабжения будут стоить на 59% больше, чем услуги коммунальных вод.
  2. Снижение качества обслуживания . Атланта, штат Джорджия, расторгла 20-летний контракт на эксплуатацию своей системы питьевого водоснабжения из-за испорченной воды и плохого обслуживания. С тех пор, как в 2008 году городские власти Чикаго продали свои паркоматы частной фирме, стоимость парковки подскочила до 6 долларов.50 в час с дополнительным увеличением в течение следующих пяти лет, что вызовет падение продаж малого бизнеса в центре города из-за того, что посетители отказываются платить по высоким ставкам. Мэр Рам Эммануэль приказал провести независимую ревизию контракта после получения от частного подрядчика необоснованных обвинений в размере почти 30 миллионов долларов.
  3. Ограниченная гибкость . Приватизация может связывать руки страхователям на долгие годы. Контракт на использование парковочных счетчиков в Чикаго, проданный группе Morgan Stanley, рассчитан на 75 лет, а система платного моста Chicago Skyway была сдана в аренду частной компании на 99 лет. Индианаполис также продал свои парковочные счетчики на 50 лет, в то время как штат Индиана продал контроль над платной дорогой на 75 лет.
  4. Коррупция и мошенничество . Приватизация открывает двери для недобросовестного поведения политиков и бизнесменов. The Washington Post недавно сообщила о выводе генерального инспектора о том, что выплаты в размере 450 000 долларов, произведенные бывшей конгрессмен-республиканке Хизер Уилсон четырьмя государственными подрядчиками, «не соответствовали даже минимальным стандартам» для федеральных платежей, включая отсутствие каких-либо подробностей о фактически оказанных услугах.Подрядчик возместил Министерству энергетики платежи.

Сторонники приватизации предполагают, что государственные учреждения всегда менее эффективны, чем коммерческие организации — предположение, которое просто неверно. Например, административные расходы Medicare в процентах от суммы выплаченных страховых возмещений значительно ниже, чем у любой частной страховой компании — менее 2% исторически, согласно данным Бюджетного управления Конгресса.

Противники приватизации указывают на то, что коммерческие предприятия имеют основной целью получение прибыли, часто преследуя цель, превышающую 10% до налогообложения.По их мнению, нелогично, что прибыль может быть получена в каждом случае приватизации за счет устранения потерь; гораздо более вероятно, что уровни обслуживания или расходы будут сокращены за счет снижения уровня рабочей силы или заработной платы. Хотя есть причины для оправдания приватизации некоторых государственных служб, они утверждают, что возврат сбережений налогоплательщикам путем приватизации маловероятен.

Последнее слово

Как и во многих других вопросах, психология «победитель получает все» усиливает приверженность, разжигает эмоции и скрывает факты.Многие городские власти находятся на грани банкротства, изо всех сил пытаясь предоставить своим гражданам самые элементарные услуги. Правительства штатов, многие из которых придерживаются сбалансированных бюджетных ограничений, отменили услуги и прекратили критически важные инвестиции в образование, безопасность и инфраструктуру. Федеральное правительство имеет беспрецедентный государственный долг в размере почти 53 000 долларов на каждого мужчину, женщину и ребенка в стране. Все меры по улучшению ситуации, включая приватизацию, должны быть предложены для процветания страны.

В то же время ярые противники правительства должны признать, что некоторые услуги и активы не могут быть переданы на аутсорсинг или проданы без значительного ущерба. Известный консервативный Норм Орнштейн, научный сотрудник консервативного аналитического центра American Enterprise Institute for Public Policy Research (и автор вышеупомянутой статьи «The Atlantic»), признал эту реальность, когда заявил: «Всегда будет необходимость в посредничестве. между публичными и частными функциями, а также публичными и частными обязанностями.Но мы позволили мании приватизации и готовности политиков потворствовать антиправительственным настроениям зайти слишком далеко. Пора вернуть его ».

Следует ли приватизировать все государственные службы? Должен ли? Если да, то какие?

Комплексное исследование, основанное на предварительных данных

Copyright © 2011. Academy of Knowledge Process

50

Международный журнал современных бизнес-исследований

Том: 2, №: 10. Октябрь 2011 г. ISSN 2156-7506

Доступно онлайн по адресу http: // www.akpinsight.webs.com

Claessens S., Djankov, S., & Pohl, G. (1997). Собственность и корпоративное управление:

Данные из Чешской Республики (Рабочий документ 1997-31). Всемирный банк Частный сектор

Развитие сектора, Вашингтон, округ Колумбия.

Классенс, С., Джанков, С., и Ланг, Л. Х. П. (2000). Разделение собственности и

контроля в восточноазиатских корпорациях. Журнал финансовой экономики, 58, 81-112.

Куэрво, А. и Вильялонга, Б.(2000). Объяснение различий в эффективности воздействия приватизации

. Академия управления обзором, 25 (3). 581-590.

D’Souza, J., & Megginson, W.L. (1999) Финансовые и операционные показатели

недавно приватизированных фирм в 1990-е годы. Журнал финансов, 54 (4), 1397-1438.

D’Souza, J. , Megginson, W.L., & Nash R.C. (2001). Детерминанты результатов деятельности

Улучшения в приватизированных компаниях: роль реструктуризации и корпоративного управления

Управление (рабочий документ).Университет Оклахомы.

Девентер, К. Л., и Малатеста, П. Х. (2001). Государственные и частные фирмы: Эмпирический анализ прибыльности, финансового рычага и трудоемкости

. American

Economic Review 91, 320-334.

Дилгер, Дж. Р., Моффет, Р. Р., и Струйк, Л. (1997). Приватизация муниципальных служб в

крупнейших городах Америки. Обзор государственного управления, 57 (1), 21-26.

Eckel, C., Eckel, D., & Singal, V.(1997). Приватизация и эффективность: последствия продажи

British Airways для отрасли. Журнал финансовой экономики, 43, 275-298.

Эстрин, С., и Перотин, В. (1991). Всегда ли имеет значение собственность? Международный журнал

промышленной организации, 9, 55-72.

Faccio, M., & Lang, L.HP (2002. Конечная собственность западноевропейских корпораций

. Journal of Financial Economics, 65, 365-395.

Feigenbaum, B.H., & Henig, R.J. (1994). Политические основы приватизации: типология

. Мировая политика, 46 (2) 185-208.

Галал А., Джонс Л., Тандон П. и Фогельсанг И. (1994). Последствия для благосостояния продажи

государственных предприятий. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Гупта, С., Шиллер, К. и Ма, Х. (1999). Приватизация, социальное воздействие и социальная безопасность

Сети (Рабочий документ № 1999-68). Вашингтон, округ Колумбия: Международный валютный фонд.

Ханнан М. Т. и Фриман Дж. (1984). Структурная инерция и организационные изменения. Американский

Социологический обзор, 49, 149-164.

Jelic, R., Briston, R.J., & Aussenegg, W. (2003). Выбор метода приватизации и

Финансовые результаты недавно приватизированных фирм в странах с переходной экономикой.

Журнал деловых финансов и бухгалтерского учета, 30 (7) и (8), 0306-686X.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *