22.09.2021

Сэм уолтон книга на смертном одре: Все книги Сэма Уолтона | Читать онлайн лучшие книги автора на ЛитРес

Книга «Как я создал WalMart»

О книге «Как я создал WalMart»

Как у некоторых людей получается достичь успеха? Что они делают такого, что помогает им преодолевать трудности, как они видят свою деятельность и как смотрят на мир в целом? Этими вопросами задаются те, кто тоже хочет стать успешным, но получается это далеко не у всех. Книга «Как я создал WalMart» – это рассказ Сэма Уолтона о его пути к успеху, и рассказ очень искренний. Этого человека можно без сомнений назвать королём розничной торговли. Что он делал? Как так получилось? Обо всём в этой книге.

Сэм Уолтон сначала открыл небольшой магазинчик в центре провинциального городка, а через несколько десятков лет один магазинчик вырос в одну из крупнейших в мире сетей розничной торговли. Сэм рассказывает о том, с чего всё начиналось, какие трудности его поджидали и как он с ними справлялся. Он понял, что было самым важным для клиентов его магазина и постарался сделать для них всё возможное. Конечно же, случались и провалы, о которых в книге рассказано также открыто, как и об успехах.

Из книги можно узнать о том, как Сэм Уолтон относился к конкурентам, что думал о конкуренции вообще, как относился к сотрудникам компании, что значила для него корпоративная культура. В какой-то момент появляется вопрос мотивации сотрудников, который в компании WalMart тоже был решен.

Сэм верил в свои силы, хотя на всякий случай был готов к неудаче, он не обращал внимания на тех, кто отговаривал его и был убеждён, что у него не получится. Эта книга даёт понимание, сколько сил и труда было вложено в этот бизнес, но оно того стоило. Её стоит прочитать всем предпринимателям и менеджерам, прямо связанным с розничной торговлей, но также она будет интересна широкому кругу лиц как история, вдохновляющая начать что-то новое и идти к своей цели.

На нашем сайте вы можете скачать книгу «Как я создал WalMart» Сэм Уолтон бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Читать онлайн «Меньше, но лучше. Работать надо не 12 часов, а головой» автора Бьяуго Мартин — RuLit

Новый двойной оптимум

Чтобы жизнь прошла не зря

«Я неудачник». Эта фраза прозвучала из уст Сэма Уолтона, основателя Wal-Mart и самого богатого человека Америки в период с 1982 по 1988 г. Он произнес эти слова на смертном одре, осознав, что был едва знаком со своими детьми и внуками, а его жена оставалась с ним, похоже, лишь из чувства долга. Всю свою жизнь он был сосредоточен на том, чтобы преуспеть в бизнесе, а достигнув желаемого, понял, скольким ему пришлось ради этого пожертвовать. Он уделял слишком мало времени и внимания другим важным аспектам жизни — семье и отношениям с близкими. К сожалению, случай Сэма далеко не уникален — многие люди, в том числе и куда менее успешные, в конце жизни приходят к тому же горькому выводу.

Мы привыкли считать, что обычно в эту ловушку попадаются люди, занимающие высокие посты, наделенные властью, обремененные кучей дел и обязательств. На самом же деле то, что произошло с Сэмом, случается с самыми разными людьми, на всех должностях, во всех отраслях. С этой проблемой сталкиваются предприниматели, работники корпораций и госслужащие; она касается в равной степени президента компании и рядового сотрудника. Распадается семья, теряются друзья, подрывается здоровье — в итоге рано или поздно человек начинает сожалеть о том, как прожил свою жизнь. На вопрос, что для них самое важное в жизни, большинство людей, не задумываясь, ответят: семья, друзья и здоровье. А какова одна из наиболее часто называемых причин разорванных отношений и разрушенного здоровья? Правильно, работа.

В Японии так много людей умирают в результате перегрузок на работе, что японцы даже придумали для этого специальный термин — «кароси», что означает «смерть от переработок». Понятно, что кароси — это крайность; однако и менее экстремальные степени рабочих перегрузок серьезным образом отражаются на всех сферах нашей жизни.

И, в конце концов, большинству из нас хотелось бы не просто избежать смерти на рабочем месте, но и, по возможности, прожить счастливую и полноценную жизнь, найти время и силы не только на достижение успеха, но и на наслаждение его плодами.

На первый взгляд это очень непросто — быть преуспевающим предпринимателем или бизнес-магнатом, в то же время оставаясь гармоничным человеком. Каждый новый бизнес-проект — это маленькое чудо, запуск которого, подобно запуску ракеты в космос, требует огромного количества энергии. Кроме того, нужно быть по-настоящему преданным своему делу, чтобы суметь построить крупное жизнеспособное и авторитетное предприятие. Можно ли найти время и силы на выполнение такой грандиозной задачи, живя при этом счастливой, полноценной и гармоничной жизнью — жизнью, о которой впоследствии не придется сожалеть?

Ответ — да. И мы покажем вам, как.

Новый двойной оптимум

Свежие новости с передовой бизнеса: сегодня — может быть, впервые в истории — у нас появилась возможность уделять максимум внимания семье и друзьям, параллельно строя с нуля успешную карьеру и состояние. Нам больше не нужно приходить домой с работы, когда наши дети уже спят, не нужно отказываться от предложения друга выпить пива в пятницу или сходить на футбол в выходные. Шесть–восемь недель ежегодного отпуска, проводимые в путешествиях по миру, интересные занятия, не относящиеся к работе, которые дают нам заряд энергии и открывают новые перспективы, — сегодня это не просто реальность, но и необходимое условие для достижения трудовой эффективности.

С получением новых знаний о человеческой физиологии и психологии, с возникновением новых задач, требующих от нас новых навыков, становится ясно, что примитивная старая стратегия «Обойди конкурента» — не единственно возможный путь.

Сегодня уже можно достичь оптимума одновременно в бизнес-карьере и личном счастье — нового двойного оптимума, как мы это называем. Личная жизнь уже не прямой конкурент работы, — а это значит, что одна из старейших догм деловой жизни — «успех требует жертв» — стремительно устаревает.

Так какое же отношение имеет личное счастье к книге о бизнесе? Размышляя над этим вопросом в течение долгого времени, мы пришли к выводу, что согласны — по крайней мере, в одном ключевом вопросе — с далай-ламой: смысл жизни в том, чтобы получить от нее как можно больше счастья. Счастливые люди добрее к другим и полезнее для мира, чем недовольные. Когда мы счастливы, у нас больше энергии и больше желания помогать другим. Поскольку все мы однажды покинем этот мир, и все придерживаемся одного и того же библейского принципа «наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь», единственный логический вывод отсюда таков: наша задача — прожить за свою жизнь как можно больше счастливых минут, часов и дней.

Читать книгу Сэм Уолтон

Светлана Федоровна Аршинова Сэм Уолтон

Основатель крупнейшей в мире сети розничной торговли Wal-Mart

Сэм Уолтон достиг феноменальных успехов, занимаясь розничной торговлей. Сегодня 75 % магазинов в США и 25 % магазинов в мире принадлежит торговой сети Wal-Mart. Разделив свое огромное богатство на части, он завещал его своим детям и жене. И, вступив во владение наследством после смерти С. Уолтона, все они вошли в десятку богатейших людей Земли.

Сэму Уолтону набирался житейской мудрости в уличных университетах. Он пропадал то на стадионе, то в обществе скаутов. И с самого детства хорошо выучил два урока: достичь чего-то можно лишь упорством, и помогает в этом улыбка.

Уже с пятого класса Сэм Уолтон начал играть в американский футбол (его команда была победительницей штата), затем он выступал уже за команду Университета Миссури. Позднее он решил стать президентом университетского студенческого совета. С. Уолтон говорил, что рано познал одну из тайн, ведущую к признанию лидерства другими. И заключалась она в самой простой вещи: заговаривайте с людьми, идущими вам навстречу, прежде, чем они заговорят с вами. Эта заповедь будет работать на него всю жизнь, она станет законом и для его служащих. Благодаря этому, в общем-то, несложному правилу он перезнакомился со многими студентами. С. Уолтон был капитаном и президентом нескольких обществ. Однако его сокурсники отмечали, что он был немного застенчив и все же являлся несомненным лидером.

В 1940 году Уолтон закончил Университет Миссури, где получил степень бакалавра бизнеса, и начал трудовую деятельность. Он принял предложение работать в магазине Джеймса Кэша Пенни. Но ни заработок, ни коллектив С. Уолтона не устраивали, поэтому спустя короткое время он поступил на службу в торговую компанию Claremore. Здесь ему нравилось больше, но Сэм Уолтон все же предпочел уволиться. Хотя, ещё работая в фирме «Claremore», он влюбился в сотрудницу – Элен Робсон и 14 февраля 1943 г. женился на ней. Это был удачный выбор. Во-первых, он женился по любви. А во-вторых, жена была из богатой семьи.

Во время Второй мировая война С. Уолтона призвали в армию. Во время службы врачи обнаружили у него сердечную болезнь, а военные чиновники – опыт работы в торговле. Так он стал интендантом авиачасти. Служба в армии – работа на заводе, производящем боеприпасы, – привела его к мысли создать свой бизнес в розничной торговле. А Cэм Уолтон всегда ставил перед собой цели и непременно их достигал!

Вернувшись в родные края, и чувствуя себя героем, С. Уолтон решил надавить на тестя с тем, чтобы взять у него кредит. Отец жены стал для честолюбивого юноши отличным примером. С. Уолтон позднее вспоминал, что успех тестя как торговца и бизнесмена, его знание финансов и законов и его философия произвели на него сильное впечатление. Так было положено начало собственному делу. С. Уолтону был открыт кредит на 20 тыс. долларов. Заняв у родственников еще 5 тыс., Сэм и Элен 1 сентября 1945 года открыли на эти деньги в Ньюпорте, штат Арканзас, магазинчик с гордой вывеской «Ben Franklin» – известной торговой маркой (по договору о франшизе).

Магазинчик Уолтонов был смехотворно мал даже для Ньюпорта с его 4 тысячами жителей. Единственный крупный магазин в городе принадлежал мистеру Стерлингу. Конкурировать с ним, казалось, бесполезно. Но это только казалось. Сэм твердо знал: упорство и обаятельная улыбка способны многое изменить. Он взял его в аренду на довольно хороших условиях, но они оказались трудновыполнимыми, да и управлением целого магазина Сэм никогда не занимался. Однако он окончил курсы и признал их весьма полезными. К слову сказать, его отличала способность учиться у всех и каждого, перенимать лучшее и совершенствовать. И произошло чудо: затухающая было торговля ожила.

С. Уолтон лично встречал каждого посетителя на пороге и демонстрировал такое радушие, как будто видел долгожданного, дорогого и близкого человека. Он общался с ним так, будто исключительно ради него и открыл свой магазинчик. Он часами говорил с каждым клиентом обо всем на свете. Без устали рассказывал о своем сыне Робсоне и делах семейных. И лед тронулся! Менее чем через год угрюмый Стерлинг вынужден был уступить Сэму Уолтону покупателей, а там и пальму первенства во всех финансовых сводках. В Ньюпорте родились трое из четверых его детей – Джон, Джеймс и Алиса.

С. Уолтон снизил цены и получал прибыль от объема реализации.

Успех воодушевил его. Заняв снова денег, С. Уолтон расширил торговлю: приобрел лоток с мороженым. Теперь он почувствовал настоящий деловой азарт. Появившиеся длинные детские очереди за мороженным доставляли ему большое удовольствие. Может быть даже большее, чем очереди к кассе магазина.

Через пять лет маленький магазинчик Уолтонов превратился в самую прибыльную торговую точку сети «Ben Franklin». И владельца этой торговой марки начала мучить зависть. Он решил, что дело вовсе не в стараниях продавца, а в бренде. Когда подошел очередной срок продления контракта на аренду Сэмом торговой площади, ему было отказано. Хозяин отдал самый процветающий галантерейный магазин в районе своему сыну. Говорят, что ни делается, все к лучшему. Если бы не этот случай, может, никогда бы не было и империи «Уол-Мартов»! Тем не менее, Сэм Уолтон страшно переживал и считал себя простофилией. Через два десятка лет здесь появится восемнадцатый торговый центр «Уол-Март», а старый Ben Franklin не выдержит конкуренции и прекратит свое существование. Но это будет позже, а пока семья покинула горячо любимый Ньюпорт и отправилась в Бентонвиль (штат Арканзас), провинциальный городишко, но с железной дорогой. Решили начать с нуля, на новом месте. И хотя трудностей поначалу было много, упорство, настойчивость и целеустремленность помогли Сэму все преодолеть.

Здесь неутомимый труженик Уолтон основал свой новый магазин Five & Ten Cents («Пять и десять центов») и начал торговлю с того, чем его коллеги обычно заканчивают, – с грандиозной распродажи! Кроме неизменного радушия и приветливости он проложил дорогу к сердцу покупателей именно этим нововведением. С. Уолтон всячески старался делать скидки на свой товар. Притом, это была не сезонная акция. Сэм снижал цены немедленно, как только ему удавалось купить товар оптом и подешевле. И народ это оценил. Покупатель пошел к Уолтонам массой. Это была очередная победа.

На протяжении десяти лет Сэм открыл еще девять магазинчиков в своем штате и в Миссури. Совершенствуя свой бизнес, он постоянно учился, изучая теорию торгового дела. В частых поездках по всей стране он наблюдает, как разными людьми строится процесс торговли, анализирует их успехи и провалы. «За всю свою сознательную жизнь я не могу припомнить ни единого дня, когда бы я не думал о том, как лучше выставить товар и продать его», – вспоминал позже он. Накопленный опыт помогает ему укреплять свой бизнес. Где бы он ни был, если на его пути попадался магазин, он останавливался и рассматривал его, а то и заходил внутрь. И эта страсть к исследованию чужого опыта преследовала его всю жизнь.

И до конца жизни он совершенствует свое главное изобретение: это магазины розничной торговли, продающие товары с ежедневной скидкой! Люди знали: не стоит дожидаться сезонных распродаж, а надо идти к Уолтонам. Там всегда скидка!

Главный лозунг, главный слоган сети магазинов Сэма Уолтона: «Распродажа – каждый день, сниженные цены – всегда!». Сам Сэм не раз признавался, что успех этой простой идеи: «Всегда низкие цены» – стал неожиданным и для него самого. Эта главная идея прочно завоевала сердца покупателей и помогла его компании достичь неимоверных успехов. Впервые в истории американского бизнеса торговой компании удалось довести объем продаж до 1 млрд долларов меньше чем за 20 лет!

Следует отметить, что Сэм Уолтон реконструировал магазин, расширил территорию, поставил аппараты для так называемого попкорна и мягкого мороженого. Финансово он сильно рисковал. Уолтон охотился за идеями продаж, за талантливым персоналом, ведь хорошо торговать надо уметь. Он переманивал талантливых менеджеров и продавцов из других магазинов. Не зря на жилетке каждого сотрудника «Уол-Марта» написано: «Все дело в нашем персонале». Увидев однажды единые кассовые аппараты, он понял их значимость: минимум касс – меньше людей, которые связаны с деньгами, а значит, и меньше хищений. Уолтон впервые ввел самообслуживание. Для него был доказанной теоремой тот факт, что в подобном магазине любой клиент обязательно купит больше, чем в том, где ему представят только один товар.

Второй универсальный магазин С. Уолтона распахнул двери для посетителей 30 октября 1952 года, в 1953 году – еще один. Его магазины росли как грибы после дождя, вместе с ними увеличивались продажи, а, следовательно, и прибыль. Договариваться о низкой цене с поставщиками, самому доставлять товар без посредников (какая экономия!), реализовывать по низкой цене и зарабатывать на обороте – вот и вся тайна. В 1957 году Сэм Уолтон купил самолет, чтобы бывать во всех своих магазинах.

Другим плодотворным изобретением стала идея открывать супермаркеты на окраинах, в спальных районах. Здесь начинать было легче по нескольким причинам. Цены на недвижимость всегда ниже. Земля, на которой строились магазины, и помещения, которые арендовали под них, были дешевле, чем в центре городов, особенно крупных. К тому же конкуренция тут слабее и покупатели не такие требовательные.

Он лелеял мечту о торговом центре, и, несмотря на то, что первый блин оказался комом, Сэм не сдался. Почувствовав свою силу и уверенность, С. Уолтон начинает реализацию многопланового и долговременного проекта по развитию своей торговли. В августе 1962 года на окраине города Роджерса (в штате Арканзас) С. Уолтон открыл супермаркет под названием «Waltons Five &; Dime». Его управление он доверил своему брату Баду. Так было положено начало гигантской торговой империи.

Таким образом, в 1962 году появился Waltons Family Center – прообраз торговых центров будущего. Дело пошло в гору, в том же году центр расширили на 20 тысяч квадратных метров, а прибыль превысила доход всех магазинов Уолтона вместе взятых. Вслед за первым торговым центром поднялся второй, а затем еще два, и в результате к 1970 году было открыто более двадцати магазинов – центров Wal-Mart в самых захолустных уголках США. Строили огромные распределительные базы, покупали новые грузовики для перевозки товаров. Сэм Уолтон был постоянно озабочен тем, как лучше, быстрее и дешевле всех не продать, а обслужить своих покупателей. И клиенты отвечали ему тем же – популярность Wal-Mart неизменно росла. Через 5 лет, в 1967 году, у него было уже 24 магазина, а объем продаж достиг 12 млн долларов. Сэм остается верным выбранной стратегии, и она его не подводила. Он сам ездил закупать товар, и не боялся рисковать и терять, поскольку был уверен, что добьется успеха.

Это был несомненный успех. Уолтон доказал себе и всему миру, что даже в маленьких городах можно иметь прибыль от больших магазинов! И еще: он давно уже знал, что будущее за снижением цен. Но все же причина его триумфа не только в этом. Уолтон не понимал коллег по бизнесу, кичившихся своим богатством. Он говорил, что «…если вас слишком увлекла красивая жизнь, то для вас, вероятно, наступило время заняться чем-то иным просто потому, что вы теряете контакт с покупателем и перестаете концентрировать внимание на обслуживании клиента, что является вашей прямой обязанностью». Искать экономию везде – принцип розничной торговли по доступным ценам! Даже руководящие работники торговой сети Wal-Mart никогда не шикуют. Появляются они как бы внезапно, и каждый служащий знает, что в любой момент за ним может наблюдать руководитель.

С. Уолтон даже в гипермаркетах ухитрился создать, несмотря на жесткий контроль, уютную атмосферу семьи, работающей в небольшой лавочке. Он как-то сказал, что «если вы позаботитесь о служащих магазинов, то и они в свою очередь точно так же будут заботиться о клиентах». Золотые правила С. Уолтона, касающиеся сотрудников, гласят: «Делитесь прибылями с сотрудниками. Стимулируйте их. Делитесь с ними любой доступной информацией. Высоко цените все, что сотрудники делают ради вашего бизнеса. Прислушивайтесь к тем, кто работает в компании». Остальные правила таковы: быть преданным своему делу, отмечать свои успехи, опережать желания клиентов, следить за расходами больше, чем за своими конкурентами, плыть против течения. Эти правила можно назвать постулатами успешного бизнеса.

Сэм всегда говорил своим сотрудникам, что есть один босс – покупатель, он может сместить любого в компании: от директора до грузчика тем, что просто потратит деньги в другом месте. Если продавцы видят покупателя на расстоянии десяти футов, то должны первыми подойти к ним, посмотреть в глаза и с милой улыбкой спросить: «Чем я могу вам помочь?»

Позже, в мемуарах Сэм Уолтон сформулировал свои десять универсальных заповедей успеха.

Будьте преданны бизнесу.

Делитесь прибылью с партнерами (так он называл персонал магазина).

Мотивируйте партнеров.

Обсуждайте с партнерами проблемы.

Цените то, что делают партнеры.

Празднуйте успех.

Выслушивайте каждого партнера.

Предвосхищайте ожидания клиентов.

Контролируйте расходы.

Плывите над течением.

Для С. Уолтона эти заповеди проверены и выстраданы богатой практикой. Половина из этих заповедей относится к партнерам. Под ними он понимал своих работников магазинов. Он старался как можно чаще общаться с ними и требовал того же от членов совета директоров компании.

С. Уолтон считал, что самые лучшие идеи поступали от клерков и складских рабочих (среди них – бесплатный паркинг у магазина и разрешение вывозить тележки с товаром прямо к автомобилю). «Если вы позаботитесь о служащих магазинов, то и они, в свою очередь, точно так же будут заботиться о клиентах», – говорил он.

Всю свою жизнь С. Уолтон оставался приветлив со всеми, и особенно с младшим персоналом. Доброжелательность Уолтона к людям была не показной, а искренней. Характерно, что свою благотворительность он никогда не афишировал. Прожив всю жизнь в небольших провинциальных городках, он хорошо знал их проблемы. Строя новый магазин, он заставлял своих сотрудники узнавать адреса местных благотворительных фондов. С тем, чтобы делать потом взносы.

Стало правилом, что каждый открывавшийся магазин учреждал стипендии для студентов местных колледжей и периодически проводил благотворительные распродажи. Деньги жертвовались зоопаркам, библиотекам, больницам, театрам, церквям, пожарным частям. Не обходили вниманием и мэров маленьких городов. Он учредил премию American Hometown Leadership Award, которой награждают тех глав провинциальных муниципалитетов, которые осуществляют в своих вотчинах долгосрочные проекты.

С. Уолтон был уверен, что никому не нравится, когда ими управляют лишь с помощью приказов. В компаниях с жестко иерархичной структурой любой начальник имеет право оказывать давление на подчиненных, чтобы они работали быстрее и лучше. Применять это право просто, поэтому начальники часто пользуются им. Невозможно стать компанией лидерского типа, не создав новую схему вознаграждения сотрудников. Труд должен оплачиваться в зависимости от результатов работы не только каждого отдельного человека, но и – в значительной степени – всей команды. А чтобы разработать новые правила, нужны творческий подход и готовность к экспериментам. Сначала оплата в магазинах С. Уолтона была почасовая и далеко не самая высокая. И далеко не сразу Сэм Уолтон назовет своих сотрудников партнерами и будет относиться к ним как к партнерам. Методом проб и ошибок, он пришел к этому. Это яркий пример обучения лидерским принципам непосредственно в процессе работы. То, что Сэм Уолтон признает свою ошибку, выдает в нем лидера. Его лидерские качества проявились и в том, как он исправлял ее – запуская схему участия в прибыли и привлекая сотрудников к управлению этими средствами.

Руководители компаний лидерского типа, в отличие от коллег из авторитарных организаций, чувствуют себя ответственными перед своими сотрудниками и перед обществом. Поэтому они стараются быть справедливыми и внимательными по отношению к сотрудникам. Но даже в компаниях, где царит самая доброжелательная атмосфера, увольнения порой неизбежны. По представлению большинства людей, увольнение – самое ужасное, что может случиться с ними на работе. Для некоторых это равносильно смерти близкого родственника. Увольнение касается не только тех, кто уже лишился работы, но и тех, кто боится этой участи или переживает за судьбу бывших коллег, потерявших свое место. Сэм Уолтон пришел к выводу, что компаниям, которые не хотят отдаляться от своих сотрудников, необходимо разрабатывать собственный подход к развитию лидерства. Этот подход должен учитывать особенности каждой конкретной компании, а значит, потребуются творческие навыки и эксперименты, но в любом случае это лучше копирования чужого опыта. И тем не менее ни одна компания не может обещать своим сотрудникам, что, если они будут хорошо работать, им будет гарантирована занятость (нельзя даже допускать, чтобы у людей появилась мысль о таких гарантиях). В любую минуту может случиться что—то непредвиденное. Например, устареют существующие продукты и процессы, а с развитием технологий это происходит все быстрее. На вашу территорию вторгнутся конкуренты из соседних областей или даже захватят контроль над вашей компанией. Или конкурент разработает новую стратегию. В стране может наступить спад деловой активности или экономическая депрессия. Таковы законы капитализма. Рабочими местами приходится жертвовать, чтобы выжила компания.

Но компании лидерского типа, разрабатывая свои стратегии, не воспринимают увольнение как способ поправить свои дела и никогда не поступают с людьми как с балластом. Более того, они считают недопустимым сознательно жертвовать людьми и осуждают руководителей, которые идут на это. Здесь понимают, что глубокий стресс, который могут испытать даже избежавшие сокращения сотрудники, отразится на результатах их работы. Лидерство создает атмосферу, которая стимулирует открытый обмен идеями и мнениями. Если люди будут вести себя по отношению друг к другу как коллеги и как друзья, они будут с удовольствием ходить на работу. Такое отношение к людям и принципы оценки, принятые в компании лидерского типа, способствуют тому, что сотрудники сами становятся заинтересованными в повышении общей эффективности – единственному гарантированному способу сохранения занятости. Он считал, что у компаний лидерского типа и нет готового рецепта решения проблемы сокращений, но они всегда стараются смягчить удар. Для этого есть разные способы, например предварительное оповещение, выходные пособия, досрочный выход на пенсию и помощь в поиске новой работы. Можно также снижать оплату – в эффективности этого метода он убедился на собственном опыте.

Он был уверен, что, когда на смену диктату власти придет культура лидерства, люди полюбят свою работу и благодаря такому отношению их эффективность поднимется на принципиально новый уровень. Предназначение руководителя не в том, чтобы давать команды и следить за их выполнением, – ведь не это определяет успех компании. Но и компания, и ее сотрудники очень выиграют, если руководители направят свои усилия на создание такой атмосферы в организации, чтобы людям нравилось работать.

Сэм Уолтон – несомненный король розничной торговли конца XX века. Всего за несколько десятилетий он превратил маленький магазин в центре провинциального городка в Wal-Mart – крупнейшую в мире сеть розничной торговли. С. Уолтон считает, что помогли ему достичь таких высот в жизни вдохновение, смелость, оптимизм и тяжелый труд, позволивший ему реализовать свою мечту и стать лидером мирового бизнеса. Его деятельность своеобразное руководство по ведению торгового бизнеса, Сэм Уолтон был чрезвычайно скромным человеком, но всегда уверенным в своих силах и возможностях.

Безусловно, такая гонка и желание везде успеть не могли не отразиться на здоровье, плюс к этому в 1981 году у Сэмюеля Уолтона обнаружили лейкемию. Но в схватке с болезнью он тоже вышел победителем – лечение помогло на какое-то время.

Еще в 1974 году мудрый Уолтон пытался передать свое дело Рону Мэйеру, но через два года все равно вернулся. Попытка оказалась не слишком удачной. Менеджерскому таланту Сэма трудно было кого-нибудь противопоставить! Уолтон никогда не витал в облаках, не гордился своим богатством, он только неустанно работал, пытаясь постоянно угождать клиенту. Недаром же вывески его магазинов гласят: «Всегда низкие цены… Всегда» А чтобы поддерживать этот лозунг, надо ой как потрудиться. Сэм Уолтон много делал сам, но и многое требовал от своих подчиненных: приближенные к руководству каждый понедельник вылетали из Бентонвиля на пятнадцати самолетах в разные уголки США, и упаси бог им вернуться без отличной идеи! В 1988 году Уолтон все-таки нашел достойного преемника на пост руководителя компании – Дэвида Гласса, оставляя за собой право быть председателем правления. Буквально за три недели до смерти Сэма Уолтона в Бентонвиле посетили президент Джордж Буш (старший) с супругой, чтобы вручить президентскую медаль Свободы. Это было воспринято награжденным как «главное событие всей своей карьеры».

Сэм Уолтон, «скромный» труженик, создавший буквально из ничего целую империю, и отличный семьянин, умер 5 апреля 1992 года, оставив великолепный опыт, который мо

Сэм Уолтон — Как я создал Walmart читать онлайн бесплатно

  • Главная
  • Библиотека
  • Жанры
  • Топ100
  • Новинки
  • Журналы

Все жанры

Все жанры

  • Любовные романы
    • Эротика
    • Современные любовные романы
    • Исторические любовные романы
    • Остросюжетные любовные романы
    • Любовно-фантастические романы
    • Короткие любовные романы
    • love
    • Зарубежные любовные романы
    • Роман
    • Порно
    • Прочие любовные романы
    • Слеш
    • Фемслеш
  • Фантастика и фэнтези
    • Научная Фантастика
    • Фэнтези
    • Боевая фантастика
    • Альтернативная история
    • Космическая фантастика
    • Героическая фантастика
    • Детективная фантастика
    • Социально-психологическая
    • Эпическая фантастика
    • Ужасы и Мистика
    • Городское фентези
    • Киберпанк
    • Юмористическая фантастика
    • Боевое фэнтези
    • Историческое фэнтези
    • Иностранное фэнтези
    • Мистика
    • Книги магов
    • Романтическая фантастика
    • Попаданцы
    • Разная фантастика
    • Разное фэнтези
    • LitRPG
    • Любовное фэнтези
    • Зарубежная фантастика
    • Постапокалипсис
    • Романтическое фэнтези
    • Историческая фантастика
    • Русское фэнтези
    • Городская фантастика
    • Готический роман
    • Ироническая фантастика
    • Ироническое фэнтези
    • Космоопера
    • Ненаучная фантастика
    • Сказочная фантастика
    • Социально-философская фантастика 
    • Стимпанк
    • Технофэнтези
  • Документальные книги
    • Биографии и Мемуары
    • Прочая документальная литература
    • Публицистика
    • Критика
    • Искусство и Дизайн
    • Военная документалистика
  • Приключения
    • Исторические приключения
    • Прочие приключения
    • Морские приключения
    • Путешествия и география
    • Природа и животные
    • Вестерн
    • Приключения про индейцев
    • Зарубежные приключения
  • Проза
    • Классическая проза
    • Современная проза
    • Советская классическая проза
    • Русская классическая проза
    • Историческая проза
    • Зарубежная классика
    • Проза
    • О войне
    • Контркультура
    • Сентиментальная проза

Читать онлайн «Дрожь листа» автора Моэм Сомерсет Уильям — RuLit

«Есть какая-то загадка, и я собираюсь ее раскрыть. Это единственный способ сделать это».

«О, Бейтман, как ты можешь быть таким хорошим и добрым?» воскликнула она.

«Ты знаешь, что на свете нет ничего, чего я хочу больше твоего счастья, Изабель.«

Она посмотрела на него и протянула ему руки.

«Ты замечательный, Бейтман. Я не знал, что есть в мире кто-нибудь, похожий на тебя. Как я могу тебя отблагодарить?»

«Мне не нужна ваша благодарность. Я просто хочу, чтобы мне позволили помочь вам».

Она опустила глаза и немного покраснела. Она так привыкла к нему, что забыла, насколько он красив. Он был такого же роста, как Эдвард, и также хорошо сложен, но у него было темное и бледное лицо, в то время как Эдвард был румяным. Конечно, она знала, что он любит ее.Это коснулось ее. Она относилась к нему очень нежно.

Именно из этого путешествия вернулся Бейтман Хантер.

Деловая часть заняла у него немного больше времени, чем он ожидал, и у него было много времени подумать о двух своих друзьях. Он пришел к выводу, что не может быть ничего серьезного, что помешало Эдварду вернуться домой, возможно, из-за гордости, которая заставила его решить все исправить, прежде чем он потребует невесту, которую обожал; но это была гордость, с которой нужно было поверить.Изабель была недовольна. Эдвард должен вернуться с ним в Чикаго и немедленно жениться на ней. Для него можно было найти работу в компании Hunter Motor Traction and Automobile Company. Бэйтмен, с кровоточащим сердцем, ликовал от перспективы подарить счастье двум людям, которых он любил больше всего на свете, ценой своей собственной. Он никогда не женится. Он станет крестным отцом детям Эдварда и Изабеллы, и много лет спустя, когда они оба умрут, он расскажет дочери Изабель, как давно, давно он любил ее мать.Глаза Бейтмана были покрыты слезами, когда он представил себе эту сцену.

Намереваясь застать Эдварда врасплох, он не телеграфировал, чтобы сообщить о его прибытии, и когда, наконец, он приземлился на Таити, он позволил юноше, который сказал, что он был сыном дома, провести его в Отель де ла Флер. Он усмехнулся, когда подумал о своем изумлении друга, увидев, как он, самый неожиданный из посетителей, входит в его офис.

«Между прочим, — спросил он, пока они шли, — не могли бы вы сказать мне, где я найду господина?Эдвард Барнард? »

«Барнард?» сказал молодежь. «Кажется, я знаю имя».

«Он американец. Высокий парень со светло-каштановыми волосами и голубыми глазами. Он здесь больше двух лет».

«Конечно. Теперь я знаю, кого вы имеете в виду. Вы имеете в виду племянника мистера Джексона».

«Чей племянник?»

«Мистер Арнольд Джексон».

«Не думаю, что мы говорим об одном человеке», — холодно ответил Бейтман.

Он был поражен. Было странно, что Арнольд Джексон, известный, очевидно, всем и каждому, жил здесь под позорным именем, на которое он был осужден.Но Бейтман не мог себе представить, кого он выдал за своего племянника. Миссис Лонгстафф была его единственной сестрой, а брата у него никогда не было. Молодой человек рядом с ним разговаривал по-английски, в котором было что-то от интонации иностранного языка, и Бейтман искоса взглянул на то, чего он раньше не замечал, что в нем было немало родная кровь. В его манерах непроизвольно вошла нотка высокомерия. Доехали до гостиницы. Когда он устроил свою комнату, Бейтман попросил, чтобы его направили в офис Braunschmidt & Co.Они были впереди, лицом к лагуне, и, довольный ощущением твердой земли под ногами после восьми дней в море, он медленно пошел по солнечной дороге к кромке воды. Найдя место, которое он искал, Бейтман отправил свою визитку менеджеру, и через высокую комнату, похожую на амбар, половину магазина и половину склада, его провели в офис, в котором сидел толстый лысый мужчина в очках.

«Не могли бы вы сказать мне, где я найду мистера Эдварда Барнарда? Насколько я понимаю, он находился в этом офисе некоторое время.«

«Это так. Я не знаю, где он».

«Но я думал, что он пришел сюда по особой рекомендации от мистера Брауншмидта. Я очень хорошо знаю мистера Брауншмидта».

Толстяк посмотрел на Бейтмана проницательными подозрительными глазами. Он позвал одного из мальчиков на складе.

«Послушай, Генри, а где сейчас Барнард, ты знаешь?»

«Думаю, он работает у Кэмерона», — ответил тот, кто не потрудился переехать.

Толстяк кивнул.

«Если вы повернетесь налево, когда выйдете отсюда, вы придете к Кэмерону примерно через три минуты».

Бейтман заколебался.

«Думаю, мне следует сказать вам, что Эдвард Барнард — мой лучший друг. Я был очень удивлен, когда узнал, что он ушел из Braunschmidt & Co.»

Глаза толстяка сузились, пока не стали казаться острыми, и от их пристального взгляда Бейтману стало так неудобно, что он почувствовал, что краснеет.

«Думаю, Braunschmidt & Co.и Эдвард Барнард по некоторым вопросам не соглашался », — ответил он.

Бэйтмену не очень понравились манеры этого парня, поэтому он встал, не без достоинства, и с извинениями за беспокойство попрощался с ним. Он покинул это место с особым чувством, что человек, с которым он только что беседовал, мог многое сказать ему, но не собирался говорить об этом. Он пошел в указанном направлении и вскоре оказался у Кэмерона. Это был торговый магазин, который он прошел полдюжины на своем пути, и когда он вошел, первым, кого он увидел, в рукавах рубашки, измеряющих длину товарного хлопка, был Эдвард.Это дало ему начало видеть, как он занимается столь скромным занятием. Но едва он появился, как Эдвард, подняв глаза, заметил его и радостно вскрикнул от удивления.

«Бейтман! Кто бы мог подумать о том, чтобы увидеть тебя здесь?»

Он протянул руку через стойку и сжал руку Бейтмана. В его манерах не было застенчивости, и все смущение было на стороне Бейтмана.

«Подождите, пока я запакую этот пакет».

Совершенно уверенно он провел ножницами по материалу, сложил его, превратил в сверток и передал темнокожему покупателю.

«Платите на стойке, пожалуйста».

Затем, улыбаясь и сияя глазами, он повернулся к Бейтману.

«Как ты здесь оказался? Боже, я рад тебя видеть. Садись, старик. Чувствуй себя как дома».

«Мы не можем здесь разговаривать. Пойдем в мою гостиницу. Полагаю, ты сможешь уйти?»

Это он добавил с некоторым опасением.

«Конечно, я могу уйти. Мы не такие деловые, как все, что на Таити». Он окликнул китайца, стоявшего за противоположной стойкой.«А-Линг, когда придет босс, скажи ему, что мой друг только что приехал из Америки, и я пошел с ним посидеть».

«Полностью легкий», — сказал китаец с ухмылкой.

Эдвард надел пальто и, надев шляпу, проводил Бейтмана из магазина. Бейтман попытался шутливо изложить этот вопрос.

«Я не ожидал, что вы продадите три с половиной ярда гнилого хлопка жирному негру», — засмеялся он.

«Брауншмидт меня уволил, и я подумал, что это сработает не хуже, чем все остальное.«

Откровенность Эдварда показалась Бейтману очень удивительной, но он счел нескромным продолжать эту тему.

«Думаю, там, где ты есть, ты не разбогатеешь», — ответил он несколько сухо.

«Думаю, что нет. Но я зарабатываю достаточно, чтобы поддерживать тело и душу вместе, и меня это вполне устраивает».

«Два года назад тебя не было бы».

«С возрастом мы становимся мудрее», — весело возразил Эдвард.

Бейтман взглянул на него.Эдвард был одет в костюм из потрепанных белых уток, не слишком чистый, и в большую соломенную шляпу местного производства. Он был тоньше, чем был, сильно обгоревший солнцем, и определенно выглядел лучше, чем когда-либо. Но было что-то в его внешности, что смутило Бейтмана. Он шел с новой веселостью; в его поведении была небрежность, веселость ни о чем особенном, в чем Бейтман не мог винить, но это чрезвычайно его озадачило.

«Я счастлив, если увижу, из-за чего он должен быть таким веселым», — сказал он себе.

Они прибыли в гостиницу и сели на террасе. Мальчик-китаец принес им коктейли. Эдвард очень хотел услышать все новости из Чикаго и засыпал своего друга горячими вопросами. Его интерес был естественным и искренним. Но странным было то, что он казался поровну разделенным между множеством субъектов. Он хотел узнать, каким был отец Бейтмана, как и что делает Изабель. Он говорил о ней без тени смущения, но она с таким же успехом могла быть его сестрой, как и его обещанная жена; и прежде чем Бейтман закончил анализировать точное значение замечаний Эдварда, он обнаружил, что разговор перешел на его собственную работу и здания, которые его отец недавно построил.Он был полон решимости вернуть разговор к Изабель и искал случая, когда увидел, как Эдвард сердечно махнул рукой. К ним на террасе приближался мужчина, но Бейтман повернулся к нему спиной, и он не мог его видеть.

.

Читать онлайн «Рассказы Джона Чивера» автора Чивер Джон — RuLit

Рене знала, что Кэтрин лжет, и решила забыть о Теннисонах. Она скучала по маленькой девочке, но, возможно, никогда не увидела бы ее снова, если бы не что-то, что случилось позже на той неделе. Однажды ночью она рано покинула скучную вечеринку и пошла домой одна.Она боялась пропустить телефонные звонки и пользовалась автоответчиком. Они сказали ей в ту ночь, что миссис Уолтон позвонила и оставила номер.

Уолтон, Уолтон, Уолтон, — подумала Рене, а потом вспомнила, что когда-то у нее был любовник по имени Уолтон. Это было восемь или десять лет назад. Однажды ее пригласили на ужин с его матерью, которая приехала из Кливленда. Тогда она отчетливо вспомнила тот вечер. Уолтон слишком много пил, и его мать отвела Рене в сторону и сказала ей, какое хорошее влияние, по ее мнению, она имела, и не могла ли она заставить его бросить пить и почаще ходить в церковь? Уолтон и она поссорились из-за его пьянства, в конце концов, вспомнила Рене, и после этого она никогда его не видела.Он может быть болен, пьян или женится. Она понятия не имела, сколько ему было лет, потому что тридцатые годы были перемешаны в ее памяти, и она не могла отличить начало десятилетия от его конца. Она набрала номер. Это был отель в Вест-Сайде. Голос миссис Уолтон, когда она ответила, был тихим, надломленным голосом старой женщины. «Билли мертв, Рене, — сказала она. Она начала рыдать. «Я так рада, что ты позвонил. Его завтра похоронят. Желаю, чтобы вы пришли на похороны. Я чувствую себя таким одиноким.»

На следующий день Рене надела черное платье и на такси поехала в похоронное бюро.Как только она открыла дверь, она оказалась в руках угодливого швейцара в перчатках, готового посочувствовать более глубокому и уравновешенному горю, чем когда-либо было бы какое-либо ее горе. Лифт доставил ее в часовню. Когда она услышала, как электроорган играет «О, какое прекрасное утро!» она подумала, что ей придется сесть, прежде чем у нее появится сила увидеть миссис Уолтон, а затем она увидела миссис Уолтон, стоящую у открытой двери часовни. Обе женщины обнялись, и Рене познакомили с миссис Дж.Сестра Уолтона, миссис Генлейн. Они были единственными там людьми. В дальнем конце комнаты, под скудным видом гладиолусов, лежал ее мертвый любовник. «Он был так одинок, дорогая Рене, — сказала миссис Уолтон. «Он был так ужасно одинок. Он умер один, знаете ли, в той меблированной комнате. Миссис Уолтон заплакала. — воскликнула миссис Генлейн. Вошел служитель, и служба началась. Рене опустилась на колени и попыталась вспомнить молитву Господню, но не продвинулась дальше, чем «… на земле, как на небесах». Она заплакала, но не потому, что нежно вспомнила этого человека; она не вспоминала его годами, и только заставив свою память вспомнить, что он иногда приносил ей завтрак в постель, и что он пришивал пуговицы к своим рубашкам.Она плакала о себе, она плакала, потому что боялась, что сама может умереть в ночи, потому что она была одна в мире, потому что ее отчаянная и пустая жизнь была не увертюрой, а концом, и через все это она могла видеть грубая, брутальная форма гроба.

Три женщины вышли из часовни с помощью угодливого швейцара и спустились на лифте. Рене сказала, что не может пойти на кладбище, что у нее назначена встреча. Ее руки дрожали от страха.Она поцеловала миссис Уолтон на прощание и взяла такси до Саттон-плейс. Она спустилась в небольшой парк, где должны были быть Дебора и миссис Харли.

Дебора первой увидела Рене. Она окликнула Рене по имени и побежала к ней, поднимаясь по ступеням по одной. Рене подняла ее. «Симпатичная Рене, — сказала маленькая девочка. «Хорошенькая, хорошенькая Рене». Рене и ребенок сели рядом с миссис Харли. «Если вы хотите пойти по магазинам, — сказала она, — я возьму Дебору на несколько часов».

«Так вот, я не знаю, нужно мне или нет», — сказал Харли.

«Со мной она будет в полной безопасности, — сказала Рене. «Я отвезу ее к себе на квартиру, и вы можете позвонить ей там в пять. Мистеру и миссис Теннисон незачем знать.

«Ну, может, я сделаю это сейчас», — сказала миссис Харли. Таким образом, миссис Харли начала договор, по которому ей давалось несколько свободных часов каждую неделю.

Когда Рене не пришла в то воскресенье к половине одиннадцатого, миссис Харли знала, что она не придет, и была разочарована, потому что рассчитывала пойти в церковь этим утром.Она подумала о латыни, о колокольчиках и об волнующем ощущении освящения и очищения, которое она всегда чувствовала, вставая с колен. Ее злила мысль, что Рене лежит в постели и что только лень Рене удерживает ее от молитвы. По прошествии утра в парк пришло много детей, и теперь она искала желтое пальто Деборы в толпе.

Теплое солнышко взволновало маленькую девочку. Она бегала с несколькими детьми ее возраста.Они прыгали, пели и кружили по куче песка только с одной целью, чем ласточки. Дебора отставала от остальных, потому что ее координация оставалась импульсивной, и иногда она бросалась на землю собственными усилиями. Миссис Харли позвала ее, и она послушно подбежала к старухе, оперлась на колени и начала говорить о каких-то львах и маленьких мальчиках. Миссис Харли спросила, не хочет ли она пойти повидать Рене. «Я хочу поехать и остаться с Рене», — сказала девочка.Миссис Харли взяла ее за руку, и они поднялись по ступенькам детской площадки и направились к многоквартирному дому, где жила Рене. Миссис Харли позвонила наверх по домашнему телефону, и Рене ответила после небольшой задержки. Она казалась сонной. Она сказала, что будет рада присмотреть за ребенком в течение часа, если миссис Харли приведет ее наверх. Миссис Харли отвела Дебору на пятнадцатый этаж и попрощалась с ней там. На Рене было неглиже, украшенное перьями, и в ее квартире было темно.

Рене закрыла дверь и взяла девочку на руки.Кожа и волосы Деборы были мягкими и благоухающими, и Рене целовала ее, щекотала и обдувала ее шею, пока ребенок не задохнулся от смеха. Затем Рене подняла жалюзи и впустила в комнату немного света. Место было грязным, и воздух был кислым. Были стаканы для виски, рассыпанные пепельницы и несколько мертвых роз в потускневшей серебряной чаше.

Рене была на обеде, и она объяснила это Деборе. «Я пойду в« Плаза »на обед, — сказала она. «Я собираюсь принять ванну и одеться, а ты должна быть хорошей девочкой.Она отдала Деборе шкатулку с драгоценностями и включила воду в ванной. Дебора тихо села за туалетный столик и надела ожерелья и зажимы. Пока Рене вытиралась, раздался звонок в дверь, она накинула обертку и вышла в гостиную. Дебора последовала за ней. Там был мужчина.

.

Читать онлайн «Избранные шедевры» автора Моэм В. Сомерсет — RuLit

«Все это немного выше моей головы, старина. Я более или менее понимаю, что вы имеете в виду.

Джордж Перегрин несчастно уставился на чернильницу на столе. Он молчал, и адвокат смотрел на него любопытными, но сочувствующими глазами.

«Вы понимаете, какое мужество она должна была иметь, не имея знака, чтобы показать, насколько ужасно несчастна она была?» — мягко сказал он.

Полковник Перегрин вздохнул.

‘Я сломался. Полагаю, ты прав; плакать над пролитым молоком нехорошо, а если бы я поднял шум, было бы только хуже ».

‘Ну?’

Джордж Перегрин жалко улыбнулся.

«Я приму твой совет. Я ничего не буду делать. Пусть думают, что я дурак, и хрен с ними. По правде говоря, я не знаю, что бы я делал без Эви. Но вот что я тебе скажу, я никогда не пойму одной вещи до самой смерти: что, черт возьми, этот парень когда-либо видел в ней?

Др.Одлин посмотрел на часы на своем столе. Было без двадцати шесть. Он был удивлен, что его пациент опоздал, поскольку лорд Маунтдраго гордился своей пунктуальностью; у него был сентенциональный способ выражаться, который придавал вид эпиграммы банальному замечанию, и он имел обыкновение говорить, что пунктуальность — это комплимент, который вы делаете умному и упрекаете глупого. Назначение лорда Маунтдраго было на пять тридцать.

В облике доктора Одлина не было ничего, что могло бы привлечь внимание.Он был высоким и худощавым, с узкими плечами и несколько сутулым; его волосы были седыми и тонкими; его длинное желтоватое лицо покрыто глубокими морщинами. Ему было не больше пятидесяти, но он выглядел старше. Его глаза, бледно-голубые и довольно большие, были устали. Пробыв с ним какое-то время, вы заметили, что они очень мало двигались; они оставались неподвижными на вашем лице, но были настолько лишены выражения, что не вызывали дискомфорта. Они редко загорались. Они не дали ключа к разгадке его мыслей и не изменились в словах, которые он говорил.Если бы вы были наблюдательны, вас могло бы поразить, что он моргал гораздо реже, чем большинство из нас. Его руки были крупными, с длинными сужающимися пальцами; они были мягкими, но твердыми, прохладными, но не липкими. Вы бы никогда не смогли сказать, что носит доктор Одлин, если бы не посмотрели. Его одежда была темной. Его галстук был черным. Его платье сделало его желтоватое лицо бледнее, а его светлые глаза — более тусклыми. Он произвел на вас впечатление очень больного человека.

Доктор Одлин был психоаналитиком.Он принял эту профессию случайно и практиковал ее с опасениями. Когда разразилась война, он долго не имел квалификации и набирался опыта в различных больницах; он предложил свои услуги властям и через некоторое время был отправлен во Францию. Именно тогда он обнаружил свой исключительный дар. Он мог облегчить некоторые боли прикосновением своих холодных твердых рук и, разговаривая с ними, часто заставлял спать мужчин, страдающих бессонницей. Он говорил медленно. Его голос не имел особого цвета, и его тон не менялся от слов, которые он произносил, но он был музыкальным, мягким и убаюкивающим.Он сказал мужчинам, что они должны отдохнуть, что они не должны волноваться, что они должны спать; и покой проникал в их измученные кости, спокойствие отогнало их беспокойство, как человек, находящий себе место на переполненной скамейке, и сон падал на их усталые веки, как легкий весенний дождь на только что перевернутую землю. Доктор Одлин обнаружил, что, разговаривая с мужчинами своим низким монотонным голосом, глядя на них своими светлыми спокойными глазами, поглаживая их усталые лбы своими длинными твердыми руками, он мог успокоить их волнения, разрешить конфликты, которые отвлекали их, и изгнать фобии, которые сделали их жизнь мучением.Иногда он добивался чудесных исцелений. Он восстановил речь человеку, который после того, как его похоронил под землей разорвавшимся снарядом, онемел, и он вернул свои конечности другому человеку, который был парализован после крушения самолета. Он не мог понять свои силы; он был настроен скептически, и хотя они говорят, что в обстоятельствах такого рода первое, что нужно сделать, — это поверить в себя, ему это так и не удалось; и только результат его деятельности, очевидный для самого недоверчивого наблюдателя, заставил его признать, что у него были некие способности, которые он не знал откуда, неясные и неуверенные, которые позволяли ему делать то, за что он мог предложить Никаких объяснений.По окончании войны он уехал в Вену и учился там, а затем в Цюрихе; а затем поселился в Лондоне, чтобы практиковать искусство, которое он так странно приобрел. Он практиковал уже пятнадцать лет и приобрел выдающуюся репутацию в своей специальности. Люди рассказывали друг другу об удивительных вещах, которые он сделал, и, хотя его гонорары были высокими, у него было столько пациентов, сколько он успел увидеть. Доктор Одлин знал, что он достиг очень выдающихся результатов; он спас мужчин от самоубийства, других — от сумасшедшего дома, он утолял горести, отравляющие полезную жизнь, он превратил несчастливые браки в счастливые, он искоренил ненормальные инстинкты и, таким образом, освободил многих из ненавистного рабства, которое он дал здоровье больным духом; он сделал все это, и все же в глубине его сознания оставалось подозрение, что он был не более чем шарлатаном.

Было против его воли проявлять силу, которую он не мог понять, и оскорбляло его честность торговать верой людей, которых он лечил, когда он не верил в себя. Теперь он был достаточно богат, чтобы жить, не работая, и работа его утомляла; дюжину раз он был на грани отказа от практики. Он знал все, что написали Фрейд, Юнг и остальные. Он не был удовлетворен; он был глубоко убежден, что вся их теория была фокусом-покусом, и тем не менее результаты были непонятными, но очевидными.И чего он не видел в человеческой природе за те пятнадцать лет, когда пациенты приходили в его темную заднюю комнату на Уимпол-стрит? Откровения, которые вливались ему в уши, иногда слишком охотно, иногда со стыдом, с оговорками, с гневом, давно перестали его удивлять. Ничто больше не могло его шокировать. Теперь он знал, что люди лжецы, он знал, насколько экстравагантным было их тщеславие; он знал о них гораздо хуже; но он знал, что не ему судить или осуждать.Но с каждым годом, по мере того, как ему давали эту ужасную уверенность, его лицо становилось все более серым, морщинки — более четкими, а бледные глаза — более усталыми. Он редко смеялся, но время от времени, когда для расслабления читал роман, он улыбался. Неужели их авторы действительно думали, что мужчины и женщины, о которых они писали, были такими? Если бы они только знали, насколько они сложнее, насколько неожиданнее, какие непримиримые элементы сосуществовали в их душах и какие темные и зловещие раздоры преследовали их!

Было без четверти шесть.Из всех странных дел, которые ему приходилось разбираться с доктором Одлином, не мог припомнить никого более странного, чем случай лорда Маунтдраго. Во-первых, личность его пациента делала его особенным. Лорд Маунтдраго был способным и выдающимся человеком. Когда ему было еще меньше сорока, его назначили министром иностранных дел, а теперь, после трех лет пребывания у власти, он убедился, что его политика превалирует. Было общепризнано, что он был самым способным политиком в Консервативной партии, и только тот факт, что его отец был ровесником, после смерти которого он больше не сможет заседать в Палате общин, лишал его возможности стремиться к премьерство.Но если в наши демократические времена о пребывании премьер-министра Англии в Палате лордов не может быть и речи, то ничто не мешало лорду Маунтдраго продолжать занимать пост министра иностранных дел в сменяющих друг друга консервативных администрациях и, таким образом, долгое время руководить внешняя политика его страны.

.

Читать онлайн «Луна и шестипенсовик» автора Моэм Сомерсет — RuLit

Она посмотрела на меня своими спокойными серыми глазами. Выражение ее лица было настолько безмятежным, что трудно было поверить, что она способна пережить сильные эмоции, свидетелем которых я стал.

«Он когда-нибудь благодарил вас за то, что вы для него делаете?»

«Нет», — улыбнулась она.

«Он бесчеловечный».

«Он мерзок».

Стров, конечно, был в восторге от нее. Он не мог сделать достаточно, чтобы выразить свою благодарность за искреннюю преданность, с которой она приняла бремя, которое он возложил на нее. Но его немного озадачило поведение Бланш и Стрикленд по отношению друг к другу.

«Знаешь, я видел, как они часами сидели вместе, не говоря ни слова?»

Однажды, когда Стрикленду стало настолько лучше, что через день или два он должен был встать, я сидел с ними в студии.Мы с Дирком разговаривали. Миссис Стров шила, и мне показалось, что я узнал рубашку, которую она ремонтировала, как рубашку Стрикленда. Он лежал на спине; он не говорил. Однажды я увидел, что его глаза устремлены на Бланш Стров, и в них была любопытная ирония. Почувствовав их пристальный взгляд, она подняла свой взгляд, и на мгновение они посмотрели друг на друга. Я не мог понять ее выражения. В ее глазах было странное недоумение, и, может быть, — но почему? -тревога. Через мгновение Стрикленд отвернулся и лениво оглядел потолок, но она продолжала смотреть на него, и теперь ее взгляд был совершенно необъясним.

Через несколько дней Стрикленд начал вставать. Он был всего лишь кожей и костями. Его одежда висела на нем, как тряпка на чучеле. С его неопрятной бородой и длинными волосами, его черты лица, всегда немного большие, чем в жизни, теперь подчеркнутые болезнью, он имел необычный вид; но это было так странно, что не совсем уродливо. В его неловкости было что-то монументальное. Я не знаю, как точно выразить то впечатление, которое он произвел на меня. Это было не совсем духовное, что было очевидным, хотя завеса плоти казалась почти прозрачной, потому что в его лице была возмутительная чувственность; но, хотя это звучит чепухой, казалось, что его чувственность была на удивление духовной.В нем было что-то примитивное. Казалось, что он причастен к тем темным силам природы, которые греки олицетворяли в обликах, отчасти человека, отчасти зверя, сатира и фавна. Я подумал о Марсии, с которого бог содрал кожу за то, что посмел посоревноваться с ним в песне. Стрикленд, казалось, носил в своем сердце странные гармонии и необычные узоры, и я предвидел для него конец пыток и отчаяния. У меня снова появилось ощущение, что он одержим дьяволом; но нельзя было сказать, что это был дьявол зла, потому что это была примитивная сила, существовавшая до добра и зла.

Он был все еще слишком слаб, чтобы рисовать, и он сидел в студии, молча, занятый бог знает какие сны или чтением. Книги, которые он любил, были странными; иногда я замечал, что он изучает стихи Малларме, и он читал их, как читает ребенок, складывая слова губами, и мне было интересно, какие странные эмоции он испытывал от этих тонких ритмов и непонятных фраз; и снова я застал его поглощенным детективными романами Габорио. Я забавлялся, думая, что в выборе книг он приятно показал несовместимые стороны своей фантастической натуры.Было необычно заметить, что даже в слабом состоянии своего тела он не думал о его комфорте. Строву нравилась его непринужденность, и в его мастерской стояли пара кресел с мягкой обивкой и большой диван. Стрикленд не подходил к ним, не из-за какой-либо аффектации стоицизма, потому что однажды я нашел его сидящим на трехногом табурете, когда я вошел в студию, и он был один, но потому, что они ему не понравились. По своему выбору он сел на кухонный стул без подлокотников. Меня часто раздражало его видеть.Я никогда не встречал человека, настолько равнодушного к своему окружению.

Прошло две-три недели. Однажды утром, сделав паузу в работе, я подумал, что устрою себе отпуск, и пошел в Лувр. Я бродил по картинкам, которые так хорошо знал, и позволял своей фантазии лениво играть с эмоциями, которые они вызывали. Я прошел в длинную галерею и внезапно увидел Строва. Я улыбнулся, потому что его внешний вид, такой пухлый и в то же время такой удивленный, не мог не вызвать улыбки, а затем, когда я подошел ближе, я заметил, что он казался необычайно безутешным.Он выглядел печальным и вместе с тем смешным, как человек, который упал в воду во всей одежде и, будучи спасенным от смерти, все еще испуганный, чувствует, что только выглядит дураком. Обернувшись, он посмотрел на меня, но я понял, что он меня не видит. Его круглые голубые глаза за очками выглядели обеспокоенными.

«Стров», — сказал я.

Он немного вздрогнул, а затем улыбнулся, но улыбка его была печальной.

«Почему вы бездельничаете таким постыдным образом?» — весело спросил я.

«Я давно не был в Лувре. Я подумал, что приду и посмотрю, есть ли у них что-нибудь новое».

«Но вы сказали мне, что на этой неделе вам нужно закончить снимок».

«Картина Стрикленда в моей мастерской».

«Ну?»

«Я сам предложил это. Он еще недостаточно силен, чтобы вернуться в свое жилище. Я думал, мы оба можем там рисовать. Многие ребята в Квартале живут в одной студии. Я думал, это будет весело. Я всегда подумал, что было бы здорово иметь с кем поговорить, когда устал от работы.»

Он сказал все это медленно, отрывая заявление от утверждения, с некоторым неловким молчанием, и он не сводил своих добрых глупых глаз с моих. Они были полны слез.

» Я не думаю, что понимаю «, я сказал.

«Стрикленд не может работать ни с кем в студии.»

«Черт побери, это твоя студия. Это его стража.

Он посмотрел на меня с жалостью. Его губы дрожали.

«Что случилось?» — спросил я довольно резко.

Он заколебался и покраснел.Он с горечью взглянул на одну из картин на стене.

«Он не позволил мне продолжать рисовать. Он сказал, чтобы я убирался».

«Но почему ты не сказал ему идти к черту?»

«Он выгнал меня. Я не мог бороться с ним. Он бросил мою шляпу вслед за мной и запер дверь».

Я был в ярости на Стрикленда и был возмущен самим собой, потому что Дирк Стров имел такую ​​абсурдную фигуру, что мне захотелось рассмеяться.

«А что сказала твоя жена?»

«Она ушла заниматься маркетингом.«

« Он собирается впустить ее? »

« Не знаю ».

Я смотрел на Строва с недоумением. Он стоял, как школьник, к которому придирается учитель. избавиться от Стрикленда ради тебя? »- спросил я.

Он вздрогнул, и его сияющее лицо стало очень красным.

« Нет. Тебе лучше ничего не делать ».

Он кивнул мне и ушел. Было ясно, что по какой-то причине он не хотел обсуждать этот вопрос. Я не понял.

Объяснение пришло через неделю. Было около десяти часов ночи; Я ужинал один в ресторане и, вернувшись в свою маленькую квартирку, сидел в своей гостиной, читал, что услышал щелчок звонка, и, выйдя в коридор, открыл дверь. Стров стоял передо мной.

«Могу я войти?» он спросил.

В полумраке на площадке я не видел его очень хорошо, но что-то в его голосе меня удивило. Я знал, что у него воздержанность, иначе я бы подумал, что он пил.Я прошел в свою гостиную и попросил его сесть.

«Слава богу, я нашел тебя», — сказал он.

«Что случилось?» — удивился я его пылкости.

Теперь я мог хорошо его видеть. Как правило, он был опрятен, но теперь его одежда была в беспорядке. Он внезапно выглядел измученным. Я был уверен, что он пил, и улыбнулся. Я был на грани того, чтобы насмехаться над его состоянием.

«Я не знал, куда идти», — взорвался он. «Я приходил сюда раньше, но тебя там не было.«

« Я обедал поздно », — сказал я.

Я передумал: не алкоголь довел его до этого очевидного отчаяния. Его лицо, обычно такое розовое, теперь странно покрылось пятнами. Его руки дрожали.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *