09.02.2023

Торговля чаем: как сделать торговлю элитным чаем прибыльной :: Свое дело :: РБК

ОтЧАЯнный рынок: чем живет отечественная торговля чаем

Чай – один из любимейших напитков россиян. И в первую очередь напиток ассоциируется с традициями. Однако и в этом сегменте есть свои инновации. Рынок этот довольно закрыт, и редко поступает информация о его трендах и финансовых показателях. Тем интереснее узнать, что нового в «отчаянном» чайном сегменте.

Ни для кого не секрет, что чай является одним из любимых напитков россиян. Как показывают многочисленные исследования российского рынка, чаепитие – это неотъемлемая ежедневная традиция большей части населения. Чай поднимает настроение, задает ритм нового дня, согревает в холодную погоду, придает бодрость. 

Без чая трудно представить семейные сборы или неожиданный визит гостей. Он всегда связан с позитивными эмоциями: общение, уют, тепло семья, друзья. 

Однако, стоит заметить, что чай у многих ассоциируется с понятием «традиции», но крайне редко к нему применимо понятие «инновации». Давайте попробуем выяснить, почему так происходит.

Действительно, россияне больше, чем кто-либо, избалованы изобилием предложения чая, такого ассортимента, как у нас, нет нигде. На полках магазинов представлен огромный выбор. Также чайная индустрия вышла в интернет, где предлагаются уникальные сорта, которых не найти в рознице. Производители стараются удивить потребителей появлением необычных вкусов, новых купажей и оригинальных упаковок. 

Вместе с тем, если рассматривать рынок в целом, то говорить о каком-либо росте нельзя. За последние годы спрос не увеличивается, чай показывает снижение второй год подряд: в 2016 году продажи категории упали на 4% в натуральном выражении, в 2015-м — на 4,4%. Причина отсутствия физического роста проста: рынок насыщен и полностью сложился. Учитывая тот факт, что в России чай потребляет 98% населения, то увеличение продаж за счет роста числа потребителей фактически невозможно. 

 

Впрочем, рынок достаточно стабилен,  продукт востребован, его потребление не увеличивается, но и, что немаловажно, не уменьшается.  Стоит отметить, что за последние годы новые игроки на рынке появляются редко и, чаще всего, либо на нем не задерживаются, либо, в лучшем случае находят своих потребителей и выживают только за счет их наличия.

Сегодня у российского чайного рынка есть свои характерные особенности. Во-первых, черный чай остается самым часто употребляемым, но в долгосрочной перспективе можно говорить о том, что он медленно уступает зеленому, фруктовому и травяному. Во-вторых, многие производители экспериментируют с «формой» подачи своего чая. Однако, стоит заметить, что все изменения в большинстве случаев касаются именно  внешней упаковки чая – это и специальные подарочные издания, и упаковки в банках, и тд. В-третьих, стало увеличиваться потребление пакетированного чая. Рост обусловлен современным темпом жизни, пакетик гораздо быстрее и удобнее заварить. Этот сегмент растет даже несмотря на тот факт, что многие до сих пор относятся к составу чая в пакетиках скептически.

«Сегодня производители чая ищут способы удивить покупателей, поскольку рынок достаточно стабилен и новинок не появляется, — отмечает исполнительный директор Торгового дома «Диверсус» Евгений Троцюк, — Новыми сортами искушенных потребителей уже не удивишь – предложение различных вкусов и добавок велико. Но нельзя сказать, что новинки обходят рынок чая стороной, просто современная чайная культура – это культура микрофеноменов, которые сегодня возникают, развиваются и, что характерно, исчезают. Рынку требуется свежая, нестандартная идея, которая сможет не просто привлечь внимание, но и найти отклик у потребителей». По его мнению, на чайном рынке настало время инноваций и производителям следует задуматься о воплощении новых идей в жизнь.

Наиболее перспективным многие эксперты считают сегмент пакетированного чая.  По данным агентства Nielsen в категории чая самую большую долю занимают именно чайные пакетики — 30,4% в натуральном и 29,2% в денежном выражении. Отмечается, что следует ожидать нестандартные предложения именно в данном сегменте. 

Одним из инновационных продуктов на чайном рынке, на данный момент,  является чай в стиках (продолговатых металлических формах с перфорацией). Он выглядит весьма достойно и презентабельно, благодаря современной новаторской упаковке, но, по результатам различных исследований, выяснилось, что многие потребители не доверяют содержимому стика, поскольку не видят, что находится внутри. 

Также недоверие может вызывать сама фольга, из которой изготовлена такая упаковка, вследствие чего потребители не готовы  такой чай употреблять ежедневно. Чай в пирамидках, который еще в 2010 году был выведен на рынок, смог завоевать свою целевую аудиторию. Преимущество такого вида фасовки очевидно – в отличие от обычного пакетика, в котором чай содержится в тесном пространстве, пирамидки, благодаря их объему, позволяют  листьям чая раскрыться в большей мере и сделать напиток максимально ароматным. Однако все больше компаний используют такую форму, как пирамидки, которые, по сути уже назвать инновационными нельзя.

Сейчас самое время для инноваций. Рынок замер в ожидании, а потребители хотят чего-то нового, чтобы уйти от традиционных стандартов процесса заваривания и потребления чая.  Готовы ли производители, – вот, в чем вопрос…

Травкина Вероника 

Внешняя торговля чаем в чаепроизводящих регионах Земного шара

Чай издавна был товаром широкого импорта европейских стран из чаепроизводящих регионов Азии. Известный русский писатель К. М. Станюкович в рассказе «Чайные клипера» в художественной форме описал перевоз чая в XIX веке в Европу морскими парусными кораблями. В настоящее время основными экспортерами чая являются развивающиеся страны Азии: Индия, КНР, Шри-Ланка, Индонезия, Бангладеш. Большое количество чая продает Африка и Южная Америка — Аргентина.

По данным Министерства сельского хозяйства США мировое производство чая по сравнению с 1984 годом в 1987выросло на 8,7% и достигло 2,413 тыс. тонн. Однако в последние годы по сравнению с производством чая, отмечается тенденция замедления темпов роста его торговли. С 1980 по 1984 гг. мировое производство чая выросло на 17%, а его экспорт увеличился только лишь на 10%. Это прежде всего объясняется увеличением спроса на чай в странах его производящих, доля которых в мировом потреблении составляет в настоящее время более 50%. В последние годы в Индии для своего населения оставляется около 2/3 производимого чая. В 1986 г. для использования чая в своей стране было оставлено 405 тыс. тонн или 64% изготовляемого чая против 272 тыс. тонн в 1975 г. В Японии и Турции этот показатель еще выше. В то же время развивающиеся страны стремятся использовать в интересах роста национальной экономики экспорт чая, служащего одним из главных источников валютных поступлений, идущих на оплату импорта средств производства, а в ряде случаев и продовольствия. Положительное влияние на внешнюю торговлю развивающихся стран оказывает рост их торговли чаем с Советским Союзом и другими социалистическими странами. Большая доля закупок чая в Индии приходится на СССР, который ежегодно закупает около 70—100 тыс. тонн или 1/3 всего экспортируемого Индией чая. В свою очередь наша страна экспортирует в Индию машины и оборудование, необходимые для национальной промышленности стой страны.

В последнее время на земном шаре происходит значительное перераспределение как в производстве, так и в экспорте чая. Доля в мировом экспорте чая стран Восточной Африки и Аргентины с 4% в 1950 г. увеличилась до 23,7% в 1985 г., соответственно, уменьшилась доля экспорта в основных чаепроизводящих странах — в Индии — на 18%, Шри-Ланка — на 18%. Особенно увеличился экспорт чая из Кении, Аргентины, Индонезии.

Увеличение мирового производства чая сопровождается в последние годы падением на него цен. Этому способствовала отмена ограничений на экспорт чая из Индии, рост его запасов в Англии и увеличение продажи сортов чая более низкого качества. В 1986 г. в Куа-Лумпуре (Малайзия) прошел международный семинар, на котором обсуждалась и торговля чаем. Собравшиеся специалисты выразили озабоченность в связи с продолжающимся снижением цен на чай на мировом рынке. Участники совещания отметили необходимость изъятия с рынка запасов чая низкого качества в количестве 20—30 тыс. тонн (Бики, 31/VII-86 г.).

Индия. Чай — главная и ведущая экспортная культура этой страны. Доля Индии в мировой чайной продукции превышает 31%, а в мировом экспорте — 29%. По размерам сбора чайного листа и экспорта чая она занимает первое место в мире. Седьмым пятилетним планом развития экономики Индии намечается дальнейшее увеличение его производства с 655 тыс. тонн в 1985 г. до 760 тыс. тонн в 1989—1990 гг., в гом числе экспорт увеличится до 281 тыс. тонн. К 2000 г. страна планирует поднять производство чая до 1,2 млн. тонн. И связи с этим в ближайшие 20 лет предусматривается вдвое повысить урожайность существующих насаждений и дополнительно заложить 10000 тыс. га чайных плантаций.

На XXVII Сессии Управления по чаю президент Индии Заил Сингх отметил необходимость активизации экспорта чая из Индии и выразил надежду, что в 1986-1990 гг. доходы в стране от экспорта чая значительно увеличатся. Одновременно правительство Индии принимает меры к полному удовлетворению спроса своего населения на чай, для чего предусмотрено резко увеличить ассигнования на эту культуру, доведя их к 1990 года до 9 млрд рупий против 3 млрд, в период 1980—1985 гг.

Потребление чая в Индии в 1984—1985 гг. достигло 415 тыс. тонн, в то время как за 1975 г. оно составляло всего лишь 272 тыс. тонн или 63% всего производимого чая в стране. Предусматривается к 2000 г. внутреннее потребление довести до 640 тыс. тонн. Поступление денежных средств от экспорта чая в настоящее время составляет 7,4 млрд. рупий.

В июле 1985 г. в Риме состоялась встреча 32 стран, экспортирующих чайную продукцию. Обсуждались проблемы падения цен на чай на мировом рынке. Было принято специальное решение о долгосрочных перспективах и путях улучшения экспорта чая и положения с ценами на мировом рынке.

На международном рынке особенно ценится чай, выращиваемый в северных провинциях и, в первую очередь, дарджилингский. Однако производится его крайне мало. Из 654 тыс. тонн произведенного в Индии в 1985 г. чая на долю дарджилингского приходится всего 15 тыс. тонн.

Минимальная экспортная цена индийского чая, изготовляемого в северных штатах, составляет 22—28 рупий за 1 кг и 18—22 рупий за 1 кг чая, производимого в южных районах страны (Керала, Коимбатор, Карнатаке, Нилгирии).

Чайная промышленность в Индии является самой выгодной и доходной отраслью сельского хозяйства. Она приносит большой доход плантаторам и государству. По сравнению с традиционной культурой риса, чистая прибыль которого с 1 га составляет 3 тыс. рупий, чайная плантация дает продукцию на 12,0 тыс. рупий. В Калькутте для реализации чая организован специализированный чайный аукцион, где ежегодно США, Англия, Франция, ФРГ и другие страны закупают значительное количество чая. Теперь Калькутту по праву считают чайной столицей Индии. Здесь чай подвергается обработке, купажу, упаковке и продаже на аукционе.

В 1985 г. в условиях избыточного предложения и снижении цен на чай на мировом рынке, индийский экспорт составил 222,4 тыс. тонн стоимостью 7,1 млрд. рупий. В связи с ним Индия в последние годы стала уделять большое внимание расширению вывоза чая в упаковке и растворимого чая, на который систематически увеличивается спрос. В 1986 г. поставка такого чая из Индии составила 19% общих экспортных отгрузок.

Шри-Ланка. В настоящее время Индия и Шри-Ланка являются основными экспортерами чая. В 1985 г. они заключили между собой соглашение, касающееся регулирования экспорта чая. По этому договору цены на экспортируемый ими чай должны поддерживаться на уровне не ниже 2 долларов за килограмм. В последние годы правительство страны приняло ряд мер по превращению Шри-Ланка в крупный центр международной торговли чаем. В том числе был разрешен импорт чая в страну для последующего его реэкспорта.

Шри-Ланка систематически расширяет производство чая, которое в 1985 г. увеличилось на 19% по сравнению с 1983 г. и достигло 214,1 тыс. тонн, но было заметно ниже рекордного 1965 г. — 228,2 тыс. тонн. В горных районах страны было собрано 78,8 тыс. тонн чайного листа, на равнинах — 55,2, в низинах — 80,1 тыс. тонн. Основную часть получаемого в стране чая составляют традиционные сорта («Ортодоксти»), которые она выпускает в пределах 200—212 тыс. тонн. Шри-Ланка принимает большие усилия для увеличения экспорта чая. В частности, за последние 5 лет в стране были обновлены плантации на 40 тыс. га или свыше 17% от всей занимаемой площади (Бики, 22.07.76).

В 1985 г. из Шри-Ланка было экспортировано 198,0 тыс. тонн чая на 12 млрд. Ланкийских рупий, в 1984 г. — 204,5тыс. т. По сравнению с 1982 г. увеличение составило 23,3 тыс. т. Основную массу экспортируемого чая составил нефасованный чай (свыше 150 тыс. тонн).

Важнейшими потребителями чая являются Ирак, АРЕ и страны Среднего Востока, а также Англия и США. Доля Ближнего и Среднего Востока в Ланкийском экспорте составляет 70%.

Цены на чай в Шри-Ланка колеблются в зависимости от времени года, собираемого и изготовляемого листа и высоты чайных плантаций над уровнем моря. Особенно ценится чай, выращенный в высокогорных районах. Он отличается лучшим качеством и экспортируется по более высоким ценам. Сбор Шри-Ланкийского высококачественного чая «Димбула» осуществляется примерно в сроки, что и в Индии «Дарджилинг». Этот сорт в основном идет на экспорт в США, Канаду и Ирландию. Столица Шри-Ланка Коломбо в настоящее время является главным центром по реализации чая. Для увеличения сбыта чая в последние годы страна начала практиковать экспорт чая в мелкой упаковке, доля его в 1984—1986 гг. составила 25%, в то время как в 1974 г. этот показатель был на уровне 10%.

КНР, после Индии и Шри-Ланка, занимает третье место по экспорту чая, в то время как еще в 1954 г. страна по нему стояла на 11 месте. По сравнению с 1981 г. вывоз чая увеличился более, чем на 60% и в 1984—1986 гг. составлял 130 тыс. тонн, тогда как в 1982 г. его вывозили всего лишь 115 тыс. тонн, а в 1981 г. — 92 тыс. тонн. В 1987 г. экспорт чая увеличился до 180 тыс. т. Вырабатывает Китай в основном зеленый, черный и красный чаи. Черного чая производится немного — порядка 65—70 тыс. тонн. Он экспортируется в заападные страны, а зеленый — в страны Северной Африки. Экспортируется 50% черного и 50% зеленого чая.

В связи с увеличивающимся спросом чая на внутреннем рынке, КНР уделяет большое внимание реализации чая населению своей страны. Поэтому правительство республики планирует увеличить его производство к 1990 году до 600 тысяч тонн и к 2000 г. до 850 тысяч тонн.

Поступление иностранной валюты в страну от экспорта чая не превышает 1% от всех поступлений и не считается важной его статьей. Чай продается в основном на ярмарке в Гуанчжоу, которая состоится два раза в год. (World News China il Tea a Coffe, Trade Gaurnal, 1985, 157, № 9). В отдельные годы при невысоких урожаях республика даже закупала чай в Индии и Шри-Ланка.

Требования, предъявляемые к качеству чая, идущего на экспорт, очень высокие. В течение 50—80-х годов произошли большие изменения в структуре и направлении внешней торговли Китая. Если в 50-х годах значительное количество чая экспортировалось в СССР и страны СЭВ, то с середины 60-х годов их место заняли развитые капиталистические страны, страны Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока. Первое место среди торговых партнеров Китая заняла Япония, а затем страны общего рынка и США. В 1985 г. США импортировали из Китая 10,9 тыс. тонн чая, а в 1986 г. — 16,6 тыс. тонн. В настоящее время на социалистические страны падает примерно 10% внешнеторгового оборота КНР. По данным «Экономик таймс» (7.VIII.85 г.) Индия и Шри-Ланка предлагают заключить с Китаем международное соглашение по торговле чаем, что позволит трем крупнейшим экспортерам диктовать свою политику на мировом рынке.

Кения. В последние годы на мировом рынке чая значительное место заняла Кения, в которой из года в год увеличивается производство чая. В 1987 г. оно достигло рекордного урожая — 160,0 тыс. тонн. Это объясняется хорошими погодными условиями и вступлением в листосбор молодых насаждений. В 1984—1985 гг. стоимость экспорта чая превысила стоимость главного источника валютных поступлений — кофе и составила 126 млн. долларов США.

В настоящее время в Кении занято под чаем 83,2 тыс. га, в том числе по линии крестьянских хозяйств — 56,5 тыс. га. В целях увеличения производства и экспорта чая правительство страны предусматривает улучшение сортового состава плантаций, совершенствование агротехники, повышение уровня профессиональных кадров. Чай в Кении собирается вручную, и поэтому сырье отличается особенно высоким качеством. В 1985 г. вывоз кенийского чая увеличился на 47%. Основными покупателями являются Англия, Пакистан, АРЕ, США, Ирландия и Судан. В 1984—1985 гг. только АРЕ и Ирак закупили здесь около 60—65 тыс. тонн. Найроби — столица Кении — постепенно становится одним из мировых центров торговли чаем.

Крупнейшими мировыми импортерами кенийского чая являются также Англия и США, которые в свою очередь занимаются его реэкспортом. По данным Министерства сельского хозяйства США американский импорт чая из Кении за последние годы составил в среднем 9,6 тыс. тонн.

Индонезия занимает 6-е место в мире по производству чая и 5-е — по экспорту. Чай для Индонезии является важной культурой, т. к. обеспечивает значительные валютные поступления и занятость населения. Страна в последние годы наметила целеустремленную программу дальнейшего развития этой отрасли для удовлетворения растущего спроса на чай и расширения его экспорта. Производство его в стране возросло с 80 тыс. тонн в 1974—1976 гг. до 130 тыс. тонн в 1987 г. Соответственно, увеличился и экспорт чая, составив в 1984 г. 85,6 и в 1985 г. — 95,7 тыс. тонн. В 1986 г. правительство увеличило экспорт до 97,0 тыс. тонн. Доля Индонезии в мировом экспорте чая находится в пределах 10%. По данным банка Индонезии в 1985 г. расходы страны вследствие снижения цен на мировом рынке на чай сократились до 151 млн. долларов против 226,2 млн. долларов в 1984 г.

Основными покупателями чая в Индонезии являются США, Австралия, Пакистан, Канада, Сингапур, АРЕ и некоторые страны Западной Европы.

Около 40% чайных плантаций страны приходится на мелкие хозяйства. Индонезийские фермеры не имеют средств для совершенствования технологии. Весь экспорт чая — около 60% — поступает от крупных хозяйств. Внутренний спрос на чай обеспечивается мелкими хозяйствами. Министерство сельского хозяйства Индонезии оценивает собственный спрос на чай в республике в 44 тыс. тонн. К 1990 г. предусматривается увеличить его до 64 тыс. тонн.

Значительное количество чая экспортирует Бангладеш. По объему экспорта страна занимает 8-е место в мире. В 1985 г. было реализовано его на сумму 32 млн. долларов. Основными покупателями чая являются СССР, Пакистан и западные страны.

В последние годы экспорт его из страны продолжал увеличиваться. Если в 1982 г. Бангладеш вывозила 34,4 тыс. тонн чая, то в 1986 г. он увеличился на 2,8 тысяч тонн и составил 37,2 тыс. тонн.

К важнейшим экспортерам чая относится Аргентина, которая в последние годы производит его до 41—46 тыс. тонн. В связи с тем, что эта отрасль для страны новая, впервые чай был отправлен на экспорт в 1958 г. В настоящее время Аргентина ежегодно продает за рубеж до 90—92% всего производимого чая. Основными покупателями являются США и некоторые страны Западной Европы.

Большое количество чая на международном рынке закупает США. Крупнейшими его поставщиками являются Индонезия и Аргентина. США увеличили импорт «натуральных» сортов чая из КНР. В то же время импорт чая в США из Шри-Ланка и Кении за последние годы значительно сократился. В свою очередь, экспорт чая из США в 1984 г. увеличился на 20% за счет увеличения его продажи в Японию и Канаду. В настоящее время США значительно расширили закупки чая более низкого качества для дальнейшей его переработки.

В последнее десятилетие произошло заметное изменение в аукционной торговле чаем — повысилась роль аукционов в странах, его производящих, прежде всего, за счет снижения продукции чая на аукционе в Великобритании. Так, продажа на аукционах в местах производства с 1970 по 1985 гг. увеличилась приблизительно на 43%, тогда как на аукционе Лондона уменьшилась более, чем в два раза.

Фирмы стран-импортеров, занимающихся расфасовкой чая, предпочитают закупать его непосредственно на рынках стран-продуцентов, а не на аукционе в Лондоне. Этому способствует развитие перевозки чая в контейнеровозах, ускоряющих его поставку потребителям. Отгрузка чая в контейнерах (зачастую непосредственно с фабрики) дает возможность поставить чай в бумажных мешках вместо традиционных ящиков и сократить расходы на упаковку более, чем на 70%. Снижение роли аукциона в Лондоне обусловлено также имевшейся и тенденцией некоторого сокращения потребления чая и заменой его другими напитками в Великобритании и в ряде других развитых капиталистических стран.

Отмечается определенный успех работы чайного аукциона в Сингапуре, который был создан в ноябре 1981 г. Аукцион в Сингапуре при его создании был в качестве альтернативного лондонскому. В частности, экспортеры чая Индии считают аукцион в Лондоне более дорогим из-за высоких издержек по доставке и хранению чая. Кроме того, преимуществом Сингапура является то, что он располагает одной из лучших и наиболее эффективных портовых служб в мире и близко расположен к важным районам производства чая.

Согласно имеющимся оценкам 24—26 тыс. тонн чая из Лондона ежегодно реэкспортируется, большая часть которого направляется в страны Востока. Это приводит к дополнительным расходам по доставке чая из производящих стран в Лондон и обратно к покупателям в Японию, Пакистан и другие страны.

В зависимости от складывающегося соотношения спроса и предложения, а также от качества чая из различных стран-продуцентов и размера расходов на его производство и доставку к месту продажи уровни цен на чай на отдельных аукционах значительно различаются, что видно из приведенных ниже среднегодовых цен на аукционах по чаю (в долларах за тонну).

Рост цен на чай, наблюдавшийся в 1982 г., продолжал сохраняться и в последующие годы. Это связано прежде всего с тем, что мировое производство чая недостаточно для покрытия потребностей в нем.

Источник: М.К. Дараселия, В.В. Воронцов, В.П. Гвасалия, В.П. Цанава. Культура чая в СССР. «Мецниереба». Тбилиси. 1989

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

%d1%82%d0%be%d1%80%d0%b3%d0%be%d0%b2%d0%bb%d1%8f%20%d1%87%d0%b0%d0%b5%d0%bc — с русского на все языки

Все языкиАнглийскийРусскийКитайскийНемецкийФранцузскийИспанскийИтальянскийЛатинскийФинскийГреческийИвритАрабскийСуахилиНорвежскийПортугальскийВенгерскийТурецкийИндонезийскийШведскийПольскийЭстонскийЛатышскийДатскийНидерландскийАрмянскийУкраинскийЯпонскийСанскритТайскийИрландскийТатарскийСловацкийСловенскийТувинскийУрдуИдишМакедонскийКаталанскийБашкирскийЧешскийГрузинскийКорейскийХорватскийРумынский, МолдавскийЯкутскийКиргизскийТибетскийБелорусскийБолгарскийИсландскийАлбанскийНауатльКомиВаллийскийКазахскийУзбекскийСербскийВьетнамскийАзербайджанскийБаскскийХиндиМаориКечуаАканАймараГаитянскийМонгольскийПалиМайяЛитовскийШорскийКрымскотатарскийЭсперантоИнгушскийСеверносаамскийВерхнелужицкийЧеченскийГэльскийШумерскийОсетинскийЧеркесскийАдыгейскийПерсидскийАйнский языкКхмерскийДревнерусский языкЦерковнославянский (Старославянский)МикенскийКвеньяЮпийскийАфрикаансПапьяментоПенджабскийТагальскийМокшанскийКриВарайскийКурдскийЭльзасскийФарерскийАбхазскийАрагонскийАрумынскийАстурийскийЭрзянскийКомиМарийскийЧувашскийСефардскийУдмурдскийВепсскийАлтайскийДолганскийКарачаевскийКумыкскийНогайскийОсманскийТофаларскийТуркменскийУйгурскийУрумскийБурятскийОрокскийЭвенкийскийМаньчжурскийГуараниТаджикскийИнупиакМалайскийТвиЛингалаБагобоЙорубаСилезскийЛюксембургскийЧерокиШайенскогоКлингонский

 

Все языкиАнглийскийНемецкийНорвежскийКитайскийИвритФранцузскийУкраинскийИтальянскийПортугальскийВенгерскийТурецкийПольскийДатскийЛатинскийИспанскийСловенскийГреческийЛатышскийФинскийПерсидскийНидерландскийШведскийЯпонскийЭстонскийТаджикскийАрабскийКазахскийТатарскийЧеченскийКарачаевскийСловацкийБелорусскийЧешскийАрмянскийАзербайджанскийУзбекскийШорскийРусскийЭсперантоКрымскотатарскийСуахилиЛитовскийТайскийОсетинскийАдыгейскийЯкутскийАйнский языкЦерковнославянский (Старославянский)ИсландскийИндонезийскийАварскийМонгольскийИдишИнгушскийЭрзянскийКорейскийИжорскийМарийскийМокшанскийУдмурдскийВодскийВепсскийАлтайскийЧувашскийКумыкскийТуркменскийУйгурскийУрумскийЭвенкийскийБашкирскийБаскский

Война за чай

Грибулина А.

Согласно китайской легенде, в 2737 году до нашей эры, император Шень Нун отдыхал под чайным деревом, а слуги между тем кипятили ему воду, ибо императора мучила жажда. Неожиданно легкий ветерок сорвал несколько листочков, и они упали прямо в готовившееся питье. Император сразу же оценил аромат настоя, и, таким образом, родился элитный чай. Но это, конечно, только красивая легенда. 

 

Впервые чай упоминается в Шицзине (Книге песен), идеограмма для его обозначения «тю» называет его «горькой травой». Китайские летописи повествуют, что чайные кусты начали выращивать в южной провинции Юньнань, в 206-224 гг. н. э. чай используется в качестве лечебного напитка в Западной Хань, а затем уже вся провинциальная аристократия и даже сам император пристрастились к ароматному напитку и ежедневно употребляли его в пищу.

 

Во времена династии Тан (618-907 гг) чай прочно закрепляется в обиходе значительной части населения Китая и становится доступным простому люду. Собранные листья брикетировали, сушили в печи, затем растирали в порошок и заваривали в горячей воде с добавлением соли и специй. В правление династии Сонг (960-1279 гг.) чай потребляли «взбитым», что означало, что чайный порошок добавляли в чуть закипевшую воду. И только с водворением династии Минг (1368-1644 гг.) чай известен в том виде, в котором мы знаем его сейчас — чайные листья, настоянные в кипятке.

 

 

 

 

 

Про появление чая в Японии известно то, что монах Сайчо (767-822 гг.) привозит из своих китайских путешествий семена чайного куста и опускает их в землю у подножья священной горы Хейзан. Однако, настоящее культивирование чая в Японии начинается только с XII века и достигает апогея в XVI веке, когда Сен Но Рикю выработал свод правил для японской чайной церемонии.

 

С Х века Китай начинает экспортировать чай в соседние страны, а затем и в Европу. В 1606 г. Ост-Индийская компания привезла первый китайский чай в Голландию. В 1653 чай попробовали в Англии и Франции. В лондонском кофе-хаусе Томаса Гаррауэя в 1657 году уже можно было заказать чашку чая. Вскоре чай потеснил самый популярный у британцев напиток кофе. 

 

Япония отгородилась от европейского влияния в 1638 году и закрыла границы для любой иностранной торговли, таким образом, Китай долгое время оставался единственным экспортером чая на европейский рынок. Ост-Индийская компания, созданная в начале XVI века королевой Елизаветой, сразу забрала дело в свои руки. На самом деле компания имела практически неограниченные властные полномочия, сравнимые с полномочиями самого государства. Она могла чеканить монету, иметь собственную регулярную армию, забирать во владение территории, заключать союзы, объявлять войну и чинить суд над пиратами и контрабандистами. Конкуренты из Франции и Голландии сильно проигрывали в неравной борьбе. Ост-Индийская компания стремилась к монополии на поставки чая, получила ее в 1715 г. и удерживала  долгих 119 лет. 

 

Знаменитые опиумные войны — результат хищнической политики Великобритании в отношении китайского чая. Для того, чтобы платить за чай, не истратив при этом ни пении из своего кармана, англичане начинают производить опиум в индийских колониях, а затем предлагать, буквально всучивать его китайцам. Китай отказался покупать «чужеземную жижу», тогда Англия организовала ее контрабанду. В 1800 году опиум был официально запрещен к ввозу в Китай под страхом смертной казни. Однако, это не сильно испугало торговцев. В 1839 Линь Цзэсюй чрезвычайный имперский уполномоченный сжег на пляже близ Кантона 20 000 ящиков с опиумом. Англичане тут же предприняли карательную операцию, перешедшую в  «Опиумные войны» (1840-1842 гг. Первая Опиумная война, 1856-1860 гг. Вторая Опиумная война). В ходе войн Китай неоднократно шел на уступки британской стороне, продолжая, тем не менее, отбирать и сжигать опиум. В 1850 году в Китае насчитывалось более 2 миллионов опийных наркоманов, тогда как в 1878 г. уже 120 миллионов. Только спустя десятилетия Великобритания запретила торговлю опиумом, поскольку зараза уже начала подбираться к самой верхушке английской знати. 

 

 

 

Мост Балицяо, вечер битвы. рис. Эмиля Байяарда 

 

 

Протестуя против непомерных налогов на покупку чая, которые Ост-Индийская компания обязала выплачивать жителям Нового Света за возможность насладится напитком, американцы просто выбросили 342 ящика чая, прибывшего на 3 судах, в воды бостонского порта. Бостонское чаепитие (так впоследствии решили называть эту смелую акцию) произошло 16 декабря 1773 и явилось первой акцией Американской революции. 

 

Столетие спустя американцы вновь смогли взять реванш над англичанами, продолжавшими поставки чая в Новый Свет. Дело в том, что первый корабль устанавливал цену на груз, всех других кораблей, пришедших в порт после него. Таким образом, было важно прийти в порт первым. Суда Ост-Индийской компанией славились своей надежностью и неповоротливостью. Американцы построили судно, которое легко маневрировало, было много уже стандартных кораблей, его парусная часть была значительна по сравнению с остовом. Новое судно получило название «клипер». Американцы устраивали целые соревнования с англичанами и всегда клиперы неизменно побеждали в гонке.

 

Открытие Суэцкого канала в 1869 году положило конец соревнованиям парусников, на смену им пришли пароходы. Единственный клипер, который еще 8 раз сплавал за чаем, а затем перешел на торговлю австралийской шерстью — Катти Сарк. Сегодня его можно увидеть в Гринвичском порту в Лондоне, он стал эмблемой английского виски.

 

 

 

Клипер Катти Сарк 

 

 

Россия была избавлена от морских войн за чай, ведь в страну он поступал по суше. Исстари шли караваны по проторенному чайному пути — из Китая в Тибет и Монголию, иногда и по Великому Шелковому пути. Нерчинский торговый договор, заключенный между Россией и Китаем в 1689 году, определял границы между двумя государствами и устанавливал правила торговли. Караваны с чаем шли в Россию и южные земли. Торговля была честной, без монополий и контрабанды. 

 

В XIX веке возросший спрос на чай более не мог быть удовлетворен поставками из Китая и англичане распространяют его культуру в Индию (1834 г.) и на Цейлон (1857 г.), а позже и  в другие азиатские и африканские страны, на остров Согласия и даже в Аргентину. Сегодня чай выращивают в Аргентине, Бразилии, Эквадоре, Перу, Кении, Зимбабве, Руанде, Грузии, Турции, Индонезии, Вьетнаме и многих других странах. Особо смелые пробовали культивировать его в Англии и Париже, но это не увенчалось успехом. 

 

 

 

Автор: Грибулина А.

 

 

 

Понравилась статья? Отправьте автору вознаграждение:

Программа для розничной торговли

15 окт. 2021 г., 15:00

Программное обеспечение для автоматизированного места торговли – важная составляющая успешной работы магазина. Для оснащения профессиональным торговым оборудованием используют POS-терминал на Windows или Android-платформе. А также специальное периферийное оборудование – принтер для печати чеков и сканер для считывания кодов с упаковок.

Но как бы корректно и быстро не работала периферия, наиболее важно сохранить, обработать полученные данные и сформовать правильный чек по покупке. Именно для этого терминалы, персональные компьютеры или планшеты используют специализированное программное обеспечение.

Для учета баланса «склад-товарный зал-заказ у поставщиков» необходимо также специальное ПО. Такая программа для розничной торговли улучшает учет товаров, практически исключает ошибочный ввод кода и цены товара. А также дает много полезной информации о покупке.

Специальное ПО: важные отличия от обычной программы учета

В чем отличие автоматизированный системы от установленных на компьютер отдельных программ?

Первое и самое важное отличие – возможность быстро и надежно объединить в одну систему все составные части комплекта оборудования для автоматизации. Второе отличие – возможность использовать уже установленные и настроенные для эксплуатации, программные продукты.

Также в этом программном комплексе и технических решениях системы, встроено программное РРО или фискальный принтер. Таким образом вся необходимая для налоговой службы информация будет сразу передаваться в налоговую. А значит фирма избежит штрафов и прочих взысканий от государственных органов.

Программа постоянно усовершенствуется и отлично взаимодействует с периферийным оборудованием:

  • можно применить как десктопную (с установкой на стационарный компьютер), так и облачную версию программного обеспечения;
  • для работы используется только внутренний ресурс программы и компьютерной техники – нет необходимости создавать сложный в управлении сервер;
  • может самостоятельно «подтянуть» данные из программы лояльности и предоставить скидку постоянному покупателю;
  • формование ценников, этикеток-информаторов о свойствах продукта.

Использовать автоматизированное рабочее место и применить локализированную версию программы можно за несколько кликов. Такая локализация помогает применять разные языки интерфейса, а также актуализировать варианты работы фирмы в самых разных направлениях торгового бизнеса:

  • продажа автотоваров – запасные части, аксессуары;
  • косметика;
  • кондитерские изделия, кофе, чай, напитки;
  • стройматериалы;
  • продуктовый маркет;
  • большой супермаркет с широким ассортиментом товаров.

На правах рекламы

 

Источник: http://involokolamsk.ru/novosti/uslugi/programma-dlya-roznichnoy-torgovli

Как Британия переняла торговлю чаем из Китая

В 1848 году одержимость нацией чаем привела к одной из крупнейших в истории краж интеллектуальной собственности.

Toby Melville / Reuters

На этой неделе Gastropod рассказывает историю двух стран и их общей одержимости растением: Camellia sinensis , также известным как чайный куст. Китайцы приручили чай в течение тысяч лет, но они потеряли почти монополию в международной торговле, когда шотландский ботаник, замаскированный под китайского дворянина, контрабандой вывез его из Китая в 1800-х годах, чтобы обеспечить себе любимый напиток Британии и поддержать свою империю. еще на столетие.Сюжет повествует о пиратах, хвостиках и тяжелых наркотиках. Чтобы рассказать историю, Синтия и Ники посещают единственную в Великобритании коммерческую чайную плантацию, спрятанную в секретном саду в аристократическом поместье на побережье Корнуолла. Собирая и обрабатывая чайные листья, мы узнаем разницу между зеленым и черным чаем, а также узнаем, какой чай лучше для вашего здоровья. Поставьте чайник и погрузитесь в науку и историю чая!

В середине 1700-х годов все казалось таким простым: Китай пил чай, Великобритания — чай.Впервые представленный португальской принцессой Катрин де Браганса в 1662 году, чай вскоре обогнал пиво в качестве любимого напитка Великобритании. Единственная проблема, по словам Сары Роуз, автора книги Для всего чая в Китае: как Англия украла самый любимый напиток в мире и изменила историю , заключалась в том, что китайцы не покупали взамен никаких британских товаров. Британия просто сбрасывала свое серебро в Китай, создавая серьезные проблемы для платежного баланса. Британское решение? Обменивайте наркотики на наркотики — в частности, фиксированный кофеин в чае для мака, который в изобилии растет на афгано-пакистанской границе, которая в то время была частью Британской империи.«Они просто начинают сбрасывать опиум в Китай», — объяснил Роуз. Но торговля наркотиками оказалась дорогостоящей головной болью, и поэтому в 1848 году Великобритания предприняла крупнейшее ботаническое ограбление в истории, а также одну из крупнейших на сегодняшний день краж интеллектуальной собственности: кражу китайских чайных растений, а также китайского чая. — опыт обработки, чтобы создать чайную промышленность в Индии.

Сегодня 700-летнее семейное поместье Треготнан, Корнуолл, на самом деле продает чай обратно в Китай. И после того, как Синтия и Ники срывают, обрабатывают и глотают восхитительный чай из поместья, мы разговариваем с ученым Джеффри Блумбергом из Школы диетологии и политики имени Фридмана Университета Тафтса, чтобы разобраться в шумихе вокруг пользы чая для здоровья.Теперь послушайте безумную сказку о пиратах и ​​полифенолах!


Эта статья любезно предоставлена ​​ Gastropod , подкастом, совместно организованным Синтией Грабер и Николой Твилли, который смотрит на пищу через призму науки и истории.

Торговля китайским чаем была парадоксом глобального капитализма

Голландские купцы первыми начали импортировать чайные листья в Европу в 1609 году, но к концу 1700-х годов пришла Английская Ост-Индская компания, поддерживаемая государственной монополией. доминировать над тем, что стало известно как «Кантонская торговля».В период своего золотого века 18-го века чай символизировал выдающееся положение китайской цивилизации в мире. Европейская аристократия и буржуазия фетишировали его как явно азиатский товар, последний в более широкой моде на экзотическое искусство, фарфор и шелк с Востока, известный как chinoiserie’. Чай символизировал материальное величие почтенной небесной империи, которой молодые европейские державы восхищались и стремились подражать.

В течение 18 века средняя английская семья в пять раз увеличила потребление чая, смешанного с сахаром и молоком, и прибыль резко выросла.Спрос на чай был настолько велик, что он подпитывал создание мирового рынка с центром в Великобритании, а его налогообложение составляло одну десятую дохода короны, что обеспечивало британскую экспансию в Южную Азию. Как заявил в 1830 году генеральный аудитор Ост-Индской компании: «Индия полностью зависит от прибылей китайской торговли».

Британцы мало что могли предложить взамен, что хотели бы купить китайские купцы. Итак, к концу 18 века британские колониальные власти начали контрабандой провозить индийский опиум в портовый город Кантон (ныне известный как Гуанчжоу).Когда император Даогуан, правивший с 1820 по 1850 год, попытался ввести в действие давний запрет на наркотики, британские официальные лица и торговцы объявили войну под знаменем защиты свободы торговли. Односторонняя победа Великобритании в первой опиумной войне (1839–1842 гг.) Открыла то, что сегодня в Китае называют «веком унижения». Проще говоря, чай помог основать Британскую империю, а также положил начало долгому упадку Китая и династии Цин. Согласно националистическим преданиям, только с подъемом и победой Коммунистической партии в 1949 году можно было искупить первоначальный позор военного поражения и колониализма.

Китай выращивал чайный куст более 1000 лет — чудесный продукт природы, кропотливо усовершенствованный мастерами-ремесленниками. Однако Англия вышла на битву с железными кораблями, мощной артиллерией и поддержкой первой в мире промышленной революции. Как для исследователей европейской империи, так и для современной Азии, как правило, именно в этот момент истории — с утвердившимся подъемом Запада — китайская торговля чаем уходит из поля зрения.

Но, на самом деле, торговля чаем после опиумной войны может рассказать нам несколько важных вещей об истории капитализма.Если заглянуть за пределы Североатлантического мира, в частности, в чайных районах Китая XIX века, современный капитализм продолжал развиваться, гибкий и глобально ориентированный по своему характеру. Даже во внутренних районах Китая мы обнаруживаем, что накопление капитала не зависит ни от впечатляющих технологических инноваций, ни от определенных классовых отношений, а вместо этого проявляется в новой социальной логике глобальной конкуренции. В конце концов, китайская система договорных портов, введенная после Первой опиумной войны, означала не упадок чайной индустрии, а ее расширение.

В течение оставшейся части XIX века экспорт чая рос еще быстрее, поскольку к британцам присоединились покупатели из континентальной Европы и США. К началу 20-го века (время первых систематических исследований) в торговле чаем продолжало работать больше людей — крестьянских семей, женщин, детей, сезонных рабочих и носильщиков, охватывающих сельские деревни и договорные порты, — чем в любой из ранних городских отраслей Китая. . В ответ конкурирующие отрасли появились в колониальной Индии, Цейлоне, Японии, Тайване и Голландской Ост-Индии.Как раз когда большинство историков обращает свое внимание на что-то другое, торговля китайским чаем росла больше, чем когда-либо, с еще более глубокими заморскими связями.

Торговля китайским чаем фактически представляла собой точку входа Китая в глобальный капитализм. Прямо и косвенно чаем продавали опиум Патна, перуанское серебро, карибский сахар, английский текстиль и бирманский рис. Такая деятельность составила первое по-настоящему глобальное разделение труда, основанное на региональной специализации товарных культур колониального мира — или, как выразился У. Б. Дюбуа в своей книге Black Reconstruction (1935): « темное и обширное море человеческого трудятся в Китае и Индии, в Южных морях и во всей Африке; в Вест-Индии и Центральной Америке, а также в Соединенных Штатах… порождая мировое сырье и предметы роскоши — хлопок, шерсть, кофе, чай… »Это глобальное разделение труда также динамично и по-новому изменило китайскую сельскую местность.

На протяжении большей части ХХ века западные эксперты рассматривали Китай как докапиталистическое общество. Они обычно приравнивали «капитализм» к индустриализации и инновациям, впечатляющим эталонам, таким как угольные двигатели, сталелитейные заводы и достижения в области химического и машиностроения. Эти технологические прорывы отличали «Запад» от «остальных», и именно их отсутствие в Китае — и большей части Азии — обозначило его как «докапиталистический».

Издалека торговля китайским чаем 19 века подтверждает эту точку зрения, поскольку купцы и крестьяне продолжали использовать традиционные инструменты и методы.Буддийские монахи во времена династии Тан (618-907) были первыми, кто регулярно продавал чай. Ранние методы были трудоемкими, такими как упаковка листьев в торт или измельчение его в мелкий порошок (методы, которые сохранились до наших дней, например, юньнаньский чай пуэр или японский маття). Знакомый сорт жареного листа с отрывными листьями впервые был задокументирован в 1539 году, всего за десятилетия до его первоначального путешествия на запад. Сорта зеленого чая пришли из Хуэйчжоу в юго-восточной провинции Аньхой, где записи относят его изобретение к эпохе Лунцин (1567-72), а метод распространился на юг, в горы Уи на северо-западе Фуцзянь, где монахи создали новую разновидность полуокисленных темных листьев. всемирно известный как «черный чай».

По данным геодезистов ХХ века, на первом этапе выращивания листьев с вкладышами крестьяне, в основном женщины, выращивали и собирали листья, а затем слегка обжаривали их, чтобы предотвратить чрезмерное окисление. Семьи нагревали листья на тех же кухонных станках, которые использовали для приготовления еды. Затем они отнесли листья в больших мешках на местный рынок, где торгующиеся торговцы знали, что могут просто переждать крестьян, потому что листья в мешках медленно гнили.Торговцы завершали процесс доработки в своих импровизированных мастерских, обычно в свободных комнатах в своих домах или небольших арендованных зданиях. Они наняли местных и сезонных рабочих-мигрантов из соседних округов для выполнения работ по просеиванию, прокатке, обжарке и упаковке. Их инструменты были не сложнее бамбуковых корзин и дровяных печей.

Нам не нужно искать передовые технологии, чтобы обнаружить преобладание «капиталистического духа»

Хотя разработка инструментов и технологий была отличительной чертой современной индустрии, мы не должны зацикливаться на них за счет анализа человеческой деятельности и социальной жизни.Дэвид Ландес, уважаемый историк европейской промышленной революции, выдвинул на первый план технологические инновации и заявил, что стремление к повышению производительности «неизвестно» в имперском Китае. Вместо этого «великой добродетелью была занятость — неустанное усердие в выполнении своих задач». В качестве доказательства в своей книге Revolution in Time (1983) он указал на отсутствие в Китае, по сравнению с Европой, механических часов и устройств для измерения времени, которые могли бы точно измерять и регулировать производительность.

Китайская история, однако, показывает нам, что нам не нужно искать конкретные передовые технологии, чтобы обнаружить преобладание того, что Макс Вебер назвал «капиталистическим духом» — или веры, как выразился Вебер (цитируя Бенджамина Франклина), что «время — деньги».Это уже имело место в Китае после опиумной войны, в коммерческом аграрном обществе, которое стремительно было вынуждено производить для промышленного глобального рынка в новом масштабе и конкурировать с ним. В качестве наглядной иллюстрации мы можем взять своеобразные методы хронометража, которые на самом деле использовались в китайских чайных кварталах, которые, хотя и далеки от передовых технологий, несомненно, развивались в течение XIX века.

Сэмюэл Болл служил инспектором Ост-Индской компании в южном порту Кантона в 1810-х годах.Хотя он никогда не был свидетелем производства чая из первых рук, он узнал от информаторов, что в сельских районах Аньхоя менеджеры регулируют производство чая с помощью своеобразного, на первый взгляд экзотического устройства для измерения времени: ароматических палочек, которые горят медленно и с постоянной скоростью. Палки были разных размеров, но обычно рассчитывались на 40 минут. Практика отсчета времени путем отслеживания сжигания благовоний или кончиков веревки восходит к V веку в Китае и Японии. Тот же принцип использовался в песочных часах и водяных часах, которые использовались повсюду в древнем мире.По частям данные свидетельствуют о том, что ладан также использовался для регулирования времени добычи угля и орошения сельскохозяйственных угодий в современном Китае.

В своей книге «Отчет о выращивании и производстве чая в Китае » (1848 г.) Болл писал, что китайские торговцы чаем использовали горящие ароматические палочки для отслеживания времени различных стадий обжарки чая. «Время обжарки, — писал он, -« регулировалось с помощью инструмента, названного Че Хианг »(или чжи сян , что означает« палочка ладана »).Почему нужно было следить за временем в процессе приготовления чая? В этом китайская промышленность имеет много общего с массовыми зарождающимися промышленными сахарными плантациями Карибского моря, которые созрели примерно в то же время. По словам американского антрополога Сиднея Минца в своей книге Sweetness and Power (1985), два фактора объясняют индустриальное чувство дисциплины времени, которое характеризовало эти большие поместья. Во-первых, возникла естественная необходимость переработать сахарный тростник до того, как он испортится, часто в течение дня; и, во-вторых, плантаторы почувствовали социальное давление рыночной конкуренции, направленное на минимизацию производственных затрат.Подобную динамику можно было наблюдать и на другом конце света, в долинах центрального Китая.

Поскольку чайные листья являются естественным скоропортящимся продуктом почвы, их качество зависит от своевременной обжарки, просеивания и прикатывания. Во время бесед Болла продавцы контролировали эти задачи, заботясь о сохранении естественных физических качеств конечного продукта. Единицы времени служили ориентиром, но отдельные работники могли корректировать продолжительность по мере необходимости.«[T] хотя обжарка регулируется мерой времени, обозначенной che hiang , — писал Болл, — тем не менее, этот инструмент используется больше как руководство, чем правило». Рабочим были предоставлены образцы и предоставлено право усмотрения. запекать дольше или короче, пока листья не приобретут нужный цвет и внешний вид, как в рецепте приготовления.

Мы также знаем, что спустя десятилетия после рассказа Болла, хронометристы благовоний стали использоваться для дисциплины труда в южных районах Аньхоя.Цзян Яохуа, торговец из округа Шэ, Хуэйчжоу, управлял быстрорастущим заводом по переработке чая в рыночном городке Туньси, откуда он каждую весну отправлял тысячи фунтов листьев в Шанхай. В своем руководстве по производству чая он заявил, что обжарщики сначала будут перемешивать листья на холодном воздухе до тех пор, пока «не будет использовано 80 процентов полной палочки благовоний», а затем придавят листья на огонь, чтобы «получить половину палочки благовоний». ладан ». Наконец, рабочий должен был оставить горшок прямо над огнем на время сжигания двух- и трехчетвертных ароматических палочек.

Больше не является пассивной функцией очистки чая, время теперь активно регулирует рабочую силу

Процесс, описанный в руководстве Jiang, соответствовал более раннему отчету Болла в том, что касается поддержания стандартов высокого качества для продукта. Но теперь он также был разработан, чтобы создать полный маршрут для 18-дневного или 12-часового рабочего дня. Цзян Яохуа составил график, который максимально увеличивал объем производительной деятельности, учитывая физические ограничения его рабочей силы.Десятилетия спустя социальный исследователь по имени Фань Хэцзюнь посетил чайные районы Хуэйчжоу и прокомментировал последствия этого рабочего дня из 18 палочек. «В течение этого времени, — писал он, — один день жарки полностью истощает всю мышечную силу». Фань Хэцзюнь далее заметил, что ароматические палочки теперь сжигаются для регулирования заработной платы наемных рабочих:

Если взять четыре корзины за одну смену, квалифицированные рабочие могут заработать четыре единицы заработной платы, каждая из которых стоит [около 15 центов]. Неквалифицированные рабочие, которые могут жарить только две корзины за смену, получают из 18 ароматических палочек только две единицы заработной платы.

В рамках этого насыщенного действиями графика ароматические палочки использовались, чтобы удерживать рабочих при выполнении заданий, оставляя мало места для гибкого отношения к выполнению заданий, которое было во времена Болла.

Таким образом, хотя купцы из Хуэйчжоу продолжали сжигать старомодные хронометры ладана, характер их применения изменился. Изначально производители чая заботились о том, чтобы сделать лучший продукт, то есть сосредоточились на потреблении чая. В конце концов, торговцы будут использовать благовония для регулирования деятельности с целью максимизации производства.Хронометраж больше не был пассивной функцией естественных процессов очистки чая; скорее, абстрактные единицы времени теперь служат для активного регулирования физической активности рабочей силы. Это была не слепая доиндустриальная «занятость», как в изображении Ландеса, а целенаправленный импульс к повышению производительности человеческого труда.

Под давлением необходимости работать как можно дольше и эффективнее менеджеры в Хуэйчжоу заставляли рабочих работать на пределе возможностей своего тела и за его пределами.Фань Хэцзюнь писал, что ростовщики чая «должны были опираться на огонь печи», где «солнце и плита вместе обрушивались на рабочего». Описывая чайную мануфактуру Туньси 1930-х годов как «паровую корзину» ( zhenglong ), он отметил, что: «Из-за того, что работа очень напряженная, рабочие иногда падают с солнечным ударом до такой степени, что падают замертво»

.

Почему торговцы так сильно гоняли своих рабочих? Одним словом, конкуренция. Экспорт чая стремительно рос до конца XIX века, достигнув пика в 295 миллионов фунтов в 1886 году.Однако цены начали снижаться еще в конце 1860-х годов из-за избыточного предложения китайских производителей чая. В те первые десятилетия после открытия портов по соглашению отец Цзян Яохуа, Цзян Вэньцзуань, переместил чайный бизнес из Кантона в Шанхай, где ему пришлось нелегко. Он написал своей наложнице, что: «Семейный бизнес переживает кризис; он исчезает в ничто ». К концу века новая конкуренция со стороны чайных плантаций восточной Индии и Цейлона опустошила торговлю с Китаем.

Сначала торговцы не знали, что их поразило. Как писал один чиновник из Цин в 1887 году: «Те, кто находится в эпицентре торговли, кажутся потерянными, как если бы они были в облаках и тумане» ( yunwu zhong ). К 1903 году в шанхайском отчете можно было бы заявить, что «сейчас на Цейлоне производится так много чая… китайским дилерам становится еще труднее продавать свои товары». Столкнувшись с такими конкурирующими производителями, как эти, Цзян Яохуа и другие торговцы чаем охотились за любыми мерами, которые могли бы сократить расходы.

В районах черного чая в горах Уи практиковалась аналогичная трудовая дисциплина.Как и в Хуэйчжоу, инструменты и технологии оставались неизменными на протяжении веков, но акцент на технологической преемственности вводит производителей в заблуждение относительно характера и природы производства и экономической жизни. Подрядчики, известные как baotou , из соседнего Цзянси, даже не воспользовались старомодными хронометрами ладана. Вместо этого они обратились к ряду обычаев и мифов, чтобы наказать мужчин, многие из которых были фермерами неполный рабочий день из экономически депрессивного графства Шанграо.В 1930-х годах геодезист Линь Фуцюань соблюдал такие традиции и осуждал их как суеверный мистицизм.

Самый медленный рабочий застрял бы, сортируя листья под масляной лампой от заката до рассвета

Например, Линь отметил, что подрядчики в горах Уи каждый день без предупреждения объявляли групповой перекур. Во время перерыва сборщики передали свои корзины baotou , который взвесил и зафиксировал листья на месте. Это неожиданное «скрытое взвешивание» ( анчэн ) было технологически несложным, но функционировало так же, как ароматические палочки Хуэйчжоу.Остановив сбор чая в то же время, чайные мастера установили базовое количество «затрат» для измерения «производительности» каждого рабочего и, соответственно, их относительной эффективности. Чайные мастера не пытались уследить за механическими приборами. Тем не менее, у них были простые и эффективные способы вознаградить рабочих, сорвавших больше всего листьев, и наказать тех, кто меньше всего сорвал листья. Линь Фуцюань ясно видел, что: «Заработная плата за сборщик труда определяется на основе принципа эффективности [ xiaolü ], со строгими правилами и четкими вознаграждениями и наказаниями.И снова не было необходимости в механических часах, чтобы навязать рабочим этот новый режим производительности.

После сбора листья оставляли окисляться в течение дня, что придает им характерный темный вид. Ночью рабочих будили от сна и отправляли на закрытые фабрики, где они проводили ночь, жарив, скручивая и просеивая листья под пристальным наблюдением. И снова менеджеры награждали и наказывали сортировщиков в зависимости от скорости. Быстрый рабочий мог перебрать семь корзин за одну смену, а медленный — только четыре.Фактически, самым медленным будет сортировка листьев под масляной лампой от заката до рассвета, когда на следующий день возобновятся смены сбора урожая на открытом воздухе. Это была требовательная и неумолимая система, запечатленная в популярной среди мужчин рабочей песне:

После окончания Цинмина начинаются зерновые дожди,
и мои мысли обращаются к Чонгану, как жалко,
день за днем, проведенный за кустами,
три ночи проходят без двух ночей сна.

Согласно как неоклассической, так и марксистской экономической теории, современный капитализм мог возникнуть только с полным отчуждением и коммодификацией земли, рабочей силы и сырья, то есть приватизацией общей собственности и разрушением старых социальных механизмов, таких как крестьянское хозяйство, рабство и крепостное право.Только тогда крестьяне и освобожденные люди окажутся полностью подверженными давлению рынка или, что более оптимистично, только тогда фирмы смогут распределять ресурсы наиболее эффективно. Такие шаги считались необходимыми для развития современного, индустриального чувства времени — наиболее полно выраженного в механических часах — для формирования условий производства и труда в промышленности.

Однако в китайской торговле чаем крестьянство выращивало чайные кусты на своей земле, а мастерские работали в частных домах.Рабочими были либо неоплачиваемые члены семьи, либо трудящиеся-мигранты, нанятые на сезонной основе. Реалии производства чая в Китае расходятся с консенсусом, основанным на евро-американском историческом опыте, как традиционной неоклассической, так и марксистской экономики. Такая стипендия противопоставляла пролетариев и стремящихся к максимальной прибыли индивидам традиционным (и колониальным) фигурам крепостного, раба и крестьянина. Тем не менее, в сельских чайных районах Китая продавцы и менеджеры отреагировали на падение мировых цен, измеряя и регулируя рабочее время своих сотрудников, применяя подход, который по духу и содержанию был промышленным.

Эти сцены из торговли чаем говорят нам о том, что повседневная жизнь китайского крестьянина XIX века уже была вдохновлена ​​рыночной логикой, в гораздо большей степени, чем это признавали даже современники. Писатели позднего имперского Китая имели тенденцию описывать сельскую местность как собрание независимых мелких фермерских хозяйств. Но экономическая реальность была более сложной. Сельская чайная мастерская Цзян Яохуа полагалась на авансовые ссуды от финансистов из Шанхая и других договорных портов. Для домохозяйств, выращивающих чай, чай составлял в среднем 60% их дохода, и даже этого было недостаточно, чтобы их можно было кормить и чувствовать себя в безопасности.Чтобы пережить зимние месяцы, домохозяйства в Хуэйчжоу часто брали ссуды в виде зерна, а взамен предъявляли претензии на урожай чая весной. Издалека продаваемый ими чай казался продуктом их почвы и, следовательно, их собственностью. На самом деле, еще до того, как они были сорваны, листья уже были проданы разносчикам. Таким образом, несмотря на призывы чиновников Цин, таких как Бянь Баоди (1824-93), генерал-губернатор Фуцзянь, отказаться от товарных культур и вернуться к самодостаточному сельскому хозяйству, эти семьи не могли просто расти для собственных нужд. .Чтобы выжить, им нужно было производить продукцию для рынка и, соответственно, конкурировать со многими другими странами Азии.

Это сочетание атавистических социальных форм с современной экономической динамикой аналогичным образом характеризовало производство многих других товаров, которые пересекались с чаем в период его расцвета в раннем современном мире. Сахар и хлопок выращивали порабощенные африканцы, ткани пряли и ткали вынужденные молодые женщины в Англии, а опиум поставлялся через перегруженных фермерами Патны.

Такой рост производительности был достигнут благодаря избиениям, порке и наблюдению за несвободной рабочей силой

Что касается колониальной чайной промышленности Ассама в Индии, главного конкурента Китая, британские плантаторы полагались на систему трудовых договоров, которую чиновники рассматривали как продолжение многовековых законов «господин и слуга». Это не были бесплатные договоренности. Тем не менее, надзиратели давили на законно обездвиженных «кули», набранных со всей восточной Индии и в основном женщин, чтобы расчищать землю, срывать и поджаривать листья.Английский плантатор Дэвид Кроул в своей книге Tea (1897) заметил, что:

кули сейчас выполняют гораздо больше работы, чем 20 или 30 лет назад. Ежедневная задача ( ниррик ) для таких работ, как, например, рыхление, увеличилась с 25 до 30 процентов по сравнению с тем, что требовалось раньше.

Посевники и надсмотрщики добились такого повышения производительности отчасти благодаря продуманной организационной тактике, а отчасти благодаря избиению, порке и наблюдению за несвободной рабочей силой.В результате этих экстраординарных усилий и преобразований в Азии чай стал после воды самым широко потребляемым напитком в мире — статус, который он никогда не терял.

В Китае, как и в Индии и во многих других странах, капитализм часто устанавливался путем перепрофилирования «традиционных» методов и технологий. Например, в китайской торговле чаем в хронометрах ладана не было ничего необычного. Однако разработка отличительных методов их включения в современный режим накопления была новинкой.

Последние десятилетия глобализации ясно показали, насколько капиталистическая экспансия всегда была неравномерной и опиралась на путь наименьшего сопротивления, присваивая любые технологии, материалы и людей, которые только можно было найти. Сегодня глобальное разделение труда охватывает не только капиталоемкие, вертикально интегрированные фирмы, но также, особенно в постколониальном мире, горизонтальные сети трудоемких фабрик, некоторые из которых расположены в жилых комнатах, которые формально напоминают китайские чайные мастерские прежних времен. эпох.Именно из-за своей трудоемкости такие заводы по производству автомобилей, текстиля и электроники оказались дешевле, более гибкими и более адаптируемыми к меняющимся рыночным условиям, чем их предшественники середины века. Такие стратегии привели к «возвышению» Восточной Азии в конце 20-го века, и с тех пор они были экспортированы в расширяющийся Китай, где правительство теперь стремится восстановить прежнее положение страны в мире с эпохи «шинуазри».

История Азии была фундаментальной для трансформации глобальной политической экономии с конца 20-го века, но она часто игнорировалась в отчетах о неолиберальном капитализме, сосредоточенных на горстке интеллектуалов в Евро-Америке.В свою очередь, эти отчеты пытаются понять подъем Китая без более глубокого понимания того, как история капитализма давно переплетается с регионом. Если наша цель — рассказать более целостную историю, то ценной отправной точкой было бы признание того, что Китай и Азия в более широком смысле не были простым свидетелем зарождения капитализма в Европе в 18 веке. С самого начала ее люди помогали приводить в действие схемы накопления капитала по всему миру — особенно через торговлю чаем — что приводило к безличному давлению в сторону расширения и ускорения.Эта социальная динамика, общая с остальным индустриальным миром, часто остается незамеченной, потому что она выражается местными и своеобразными способами.

Ассоциация чая и настоев Великобритании

Еще одним большим стимулом для чаепития стало прекращение монополии Ост-Индской компании на торговлю с Китаем в 1834 году. До этой даты Китай был страной происхождения подавляющего большинства чая, импортируемого в Великобританию, но конец его монополия побудила Ост-Индскую компанию рассмотреть возможность выращивания чая в Индии.Индия всегда была центром деятельности компании, где она также играла ведущую роль в правительстве. Это привело к росту выращивания чая в Индии, начиная с Ассама. Было несколько фальстартов, в том числе уничтожение скотом одного из первых чайных питомников, но к 1839 году чая «товарного качества» было выращено достаточно для проведения первого аукциона чая Ассам в Великобритании. В 1858 году британское правительство взяло на себя прямой контроль над Индией от Ост-Индской компании, но новая администрация в равной степени стремилась к развитию чайной индустрии, и ее выращивание расширилось и распространилось на регионы за пределами Ассама.Это был большой успех, производство было расширено, и к 1888 году британский импорт чая из Индии впервые превысил импорт чая из Китая.

эпоха машинок для стрижки чая

Конец монополии Ост-Индской компании на торговлю с Китаем привел к еще одному результату, более драматичному, хотя и менее важному в долгосрочной перспективе: наступила эра машинок для стрижки чая. Хотя Компания имела монополию на торговлю, не было спешки с доставкой чая из Китая в Великобританию, но после 1834 года торговля чаем стала фактически бесплатной для всех.Отдельные торговцы и морские капитаны на своих кораблях мчались, чтобы принести домой чай и заработать как можно больше денег, используя новые быстрые ножницы с гладкими обводами, высокими мачтами и огромными парусами. В частности, между британскими и американскими торговцами шла конкуренция, которая привела к знаменитым гонкам клиперов 1860-х годов. Гонка началась в Китае, где машинки для стрижки покидали реку Кантон, мчались вниз по Китайскому морю, через Индийский океан, вокруг мыса Доброй Надежды, вверх по Атлантике, мимо Азорских островов и в пролив Ла-Манш.Затем клипсаторы будут буксировать вверх по Темзе, и гонку выиграет тот корабль, который первым выбросит на берег свой груз в доках. Но вскоре эти гонки подошли к концу с открытием Суэцкого канала, что впервые сделало торговые пути в Китай жизнеспособными для пароходов.

чай прочно вошел в британский образ жизни

В 1851 году, когда практически весь чай в Великобритании производился из Китая, годовое потребление чая на душу населения составляло менее 2 фунтов.Bt 1901 года, подпитываемая более дешевым импортом из Индии и Шри-Ланки (тогда называвшейся Цейлон), другой британской колонии, эта цифра взлетела до более чем 6 фунтов на душу населения. Чай прочно вошел в образ жизни британцев. Это было официально признано во время Первой мировой войны, когда правительство взяло на себя импорт чая в Великобританию, чтобы гарантировать, что этот важный для повышения морального духа напиток по-прежнему доступен по доступной цене. Правительство снова взяло под свой контроль во время Второй мировой войны, и чай был нормирован с 1940 по 1952 год.В 1952 году также был возобновлен Лондонский чайный аукцион, регулярный аукцион, который проводился с 1706 года. Аукцион находился в центре мировой чайной индустрии, но улучшение связи во всем мире и рост аукционов в странах-производителях чая означало что во второй половине двадцатого века его значение постепенно уменьшалось. Последний лондонский чайный аукцион состоялся 29 июня 1998 года.

Культурный отбор: распространение чая и чайной культуры на Шелковом пути

История чая насчитывает тысячи лет и охватывает не только обширные регионы, окруженные Шелковым путем, но и большую часть земного шара.Хорошо известно, что чай был в центре межкультурного обмена, происходящего между европейскими портами и дальневосточными регионами Шелкового пути, начиная с 16–90–115-го века до нашей эры. Тем не менее, чай и связанная с ним культура употребления алкоголя были на переднем плане взаимодействий на Шелковом пути, уходя корнями далеко в самые ранние дни этих маршрутов. Чай получают из растения Camellia sinesis, , и, хотя сегодня существует множество видов чая и множество различных способов его приготовления и питья, будь то черный, улун, зеленый или белый, все они происходят от одного растения. Camellia sinesis имеет несколько возможных мест происхождения, но общепринято считать, что она происходит из Центральной Юго-Восточной Азии в регионе на пересечении нынешних Северо-Восточной Индии, Северной Мьянмы и Юго-Западного Китая.

Чай употреблялся в Китае в течение тысяч лет, причем некоторые из самых ранних упоминаний о чаепитии относятся к временам династии Шан (1500 г. до н.э. — 1046 г. до н.э.), когда в провинции Юньнань его употребляли в основном в качестве лечебного напитка.К периоду Тан (618–907 гг. Н. Э.) Чай стал популярным и широко использовался как освежающий напиток, приготовленный из увлажненных листьев и сформированных в виде плотного кирпича. Анекдотические свидетельства из 8 -го века нашей эры сообщают, что в городе Чан-ань было большое количество процветающих чайных магазинов, многие из которых рекламировали пользу для здоровья от чаепития. Позже, во времена династии Сун (960–1279 гг. Н. Э.), Чайная форма чая была заменена на листы, которые часто измельчали ​​в мелкий порошок и все чаще приправляли различными веществами.Со временем чайные домики начали появляться в крупных городах, что сделало чай более доступным за пределами элитного общества. По мере того, как его популярность и доступность росли, благодаря развитию сложных торговых путей, чай стал ассоциироваться с домашним уютом, и его пили ежедневно, а также подавали гостям, чтобы поприветствовать их. Из Китая чай распространился по Восточному шелковому пути в Японию и Корейский полуостров. В Японии напиток приобрел тесную связь с религиозными и социальными ритуалами из-за того, что его обычно употребляли буддийские священники.В 6 годах века н.э. из Японии в Китай были отправлены посланники, чтобы узнать о чае и связанной с ним культуре, а семена были импортированы через Шелковый путь для выращивания этого растения в Японии.

Действительно, динамичные обмены и социальные ритуалы, связанные с чаем, были и остаются важной частью повседневной жизни и общества. Вскоре чай стал заметным в творческих сферах, в том числе в поэзии и литературе, поскольку поэты и художники писали о радостях чая и исследовали чайные обычаи и связанные с ними традиции в своей работе.В результате популярность чая быстро выросла во всех восточных регионах Шелкового пути, в частности, благодаря эстетической культуре чаепития, которая приобрела значительную известность в средневековой Японии в 14 и 15 веках нашей эры. Искусство приготовления чая и питья не только передавалось из поколения в поколение, но также распространилось на Запад и на различные континенты по всему миру. В конечном итоге торговля чаем распространилась из Китая и Монголии на Индийский субконтинент, Анатолию, Иранское плато и дальше, в конечном итоге достигнув Европы и Северной Африки.Чай также был неразрывно связан с другой процветающей торговлей на Шелковом пути, которая стала основой для ряда сложных взаимодействий в области искусства, керамики и, в частности, фарфора. Во времена династии Мин (1368 — 1644 гг.) Чайная посуда стала основным видом искусства, чайники и другая керамика производились в различных стилях. Многие из этих керамических изделий экспортировались как желанные предметы роскоши через Шелковый путь.

Хотя существует множество региональных вариаций, многие культуры на Шелковом пути разделяют обычаи и традиции чаепития.Сегодня культуры и регионы по всему миру продолжают адаптировать повсеместно распространенный продукт в соответствии со своими собственными социальными нормами, при этом процессы пивоварения, ароматизация и социальные ритуалы варьируются от места к месту. Некоторые примеры различных разновидностей чая, которые можно найти на Шелковом пути, включают чай «кахва», популярный на севере Индийского субконтинента, который часто подают в особых случаях, таких как свадьбы и фестивали. Готовится в самоваре с добавлением кардамона, корицы, миндаля и шафрана.На территории современного Афганистана для особых случаев, таких как свадьбы и помолвки, готовят изысканный чай под названием «qymaq chai», он розоватого цвета с добавлением молока и кардамона. Британцы и голландцы также включили напиток в свой образ жизни, где он приобрел коннотации, связанные с гостеприимством, взаимопониманием, местными традициями и сообществом.

Сложный межкультурный обмен, связанный с чаем и чайной культурой, был прямым результатом передвижения торговцев, миссионеров и врачей по Шелковому пути.Когда они путешествовали по обширным регионам Евразии, различные элементы культуры передавались как на Восток, так и на Запад. Чайная культура — лишь один прекрасный пример нового импорта и социальных практик, которые впоследствии часто трансформировались и переосмыслялись в соответствии с особенностями общества, в которое они были внедрены. Эффект этого свободного потока идей, товаров и художественных элементов вдоль Шелкового пути составляет важное общее наследие в современном мире.

Великое британское ограбление чая | История

Одной из задач ботаника Роберта Форчун в Китае было изучить процедуру производства чая, показанную на этой чайной плантации 18-го века. Коллекция Грейнджер, Нью-Йорк

В 1848 году Британская Ост-Индская компания отправила Роберта Фортуна в путешествие по внутренним территориям Китая, запретной для иностранцев территории. Миссия Fortune заключалась в том, чтобы украсть секреты выращивания и производства чая.Шотландец переоделся и направился к холмам Ву Си Шань в смелом акте корпоративного шпионажа.

Это отрывок из книги Сары Роуз « Для всего чая в Китае: как Англия украла самый любимый напиток в мире и изменила историю» .

Пока [его слуга] Ван шел на пять шагов вперед, чтобы объявить о своем прибытии, Роберт Форчун, одетый в свою мандариновую одежду, вошел в ворота фабрики зеленого чая. Ван начал отчаянно умолять. Позволит ли хозяин фабрики осмотр посетителю, уважаемому и мудрому чиновнику, приехавшему из далекой провинции, чтобы увидеть, как делается такой великолепный чай?

Управляющий фабрикой вежливо кивнул и провел их в большое здание с облупившимися серыми лепными стенами.За ней находились дворы, открытые рабочие места и кладовые. Было тепло и сухо, полно рабочих, собирающих последний урожай сезона, и в воздухе витал древесный запах зеленого чая. Эта фабрика была местом официальных церемоний, где чай готовился для экспорта через крупных дистрибьюторов чая в Кантоне и быстрорастущую торговлю чаем в Шанхае.

Хотя концепция чая проста — сухой лист, настоянный в горячей воде, — его производство совсем не интуитивно. Чай — это продукт высокой степени переработки.На момент приезда Фортуны рецепт чая оставался неизменным в течение двух тысяч лет, и Европа пристрастилась к нему как минимум двести из них. Но немногие в британских владениях имели какую-либо информацию из первых рук или даже из вторых рук о производстве чая до того, как он попал в чайник. Современники садоводства Fortune в Лондоне и директора Ост-Индской компании все считали, что чай раскроет свои секреты, если он будет открыт для ясного света и пристального внимания западной науки.

Одной из задач Fortune в Китае и, безусловно, столь же важной, как обеспечение индийских чайных садов качественным питомником, было изучение процедуры производства чая. От сбора до пивоварения требовалось много заводской работы: сушка, обжиг, прокатка, а для черного чая — ферментация. Форчун получил четкие инструкции от Ост-Индской компании раскрыть все, что он мог: «Помимо сбора чайных растений и семян из лучших мест для передачи в Индию, вашим долгом будет использовать любую возможность для получения информации относительно выращивание чайного растения и производство чая, как практикуется китайцами, а также по всем другим вопросам, с которыми может быть желательно, чтобы те, кому поручено руководство чайными питомниками в Индии, были ознакомлены.”

Но рецепт чая был строго охраняемой государственной тайной.

У входа на чайную фабрику на стене висели вдохновляющие каллиграфические слова похвалы, отрывок из классической работы Лу Юя о чае, классической ча-цзин.

Чай высшего качества должен иметь
Складки, как кожаные сапоги татарских всадников,
Завиваются, как подвес могучего быка,
Разворачиваются, как туман, поднимающийся из оврага,
Блестит, как озеро, к которому прикоснулся зефир,
И будь влажным и мягким, как
Земля, только что захваченная дождем.

Выйдя в пустой двор, Форчун нашла свежий чайный сервиз для сушки на больших плетеных тарелках из ротанга, каждая размером с кухонный стол. Солнце било по сосудам, «сваривая» чай. Никто не прошел мимо; никто не трогал и не двигал нежные чайные листья, пока они высыхали. Форчун узнала, что листья зеленого чая оставляют на один-два часа на солнце.

Обожженные на солнце листья затем переносили в топку и бросали в огромную сковороду — что составляло очень большой железный вок.Мужчины работали перед рядом угольных печей, выбрасывая содержимое своих кастрюль в открытый очаг. Хрустящие листья энергично перемешивали, постоянно двигались и становились влажными, когда яростная жара вытягивала их сок к поверхности. Обжарка листьев таким образом разрушает их клеточные стенки, так же как овощи размягчаются на сильном огне.

Приготовленные листья затем высыпали на стол, где четыре или пять рабочих перемещали их стопками взад и вперед по бамбуковым роликам. Их непрерывно катали, чтобы вывести их эфирные масла на поверхность, а затем отжимали, и их зеленый сок скапливался на столах.«Я не могу дать лучшего представления об этой операции, чем сравнить ее с пекарем, раскатывающим тесто», — вспоминает Форчун.

Плотно скрученные на этом этапе чайные листья были даже на четверть меньше, чем при сборе. Сборщик чая собирает, возможно, фунт в день, а листья постоянно измельчаются в процессе обработки, так что плоды дневного труда, заполнившие корзину, которую несет на спине сборщика чая, превращаются в горстку листьев — зачатия нескольких унций или несколько чашек заваренного чая.После скатывания чай отправляли обратно в сушильные лотки для второго обжига, теряя еще больше объема при каждом контакте с горячими сторонами утюга с выпуклым днищем.

После того, как листья были сорваны, высушены, сварены, скручены и снова приготовлены, все, что оставалось делать, — это перебрать обработанный чай. Рабочие сидели за длинным столом, отделяя отборные, наиболее плотно скрученные листья, которые использовались бы для приготовления чая высшего качества, цветочных пекоэ, от конгу более низкого качества и от пыли, самого низкого качества.

Качество чая частично определяется тем, сколько стебля и более грубых нижних листьев входит в смесь. Самые высококачественные чаи, которые в Китае могут иметь такие названия, как Dragon Well или в Индии FTGFOP1 (Finest Tippy Golden Flowery Orange Pekoe First Grade), изготавливаются из двух верхних листьев и бутона на конце каждой чайной ветки. Верхние побеги на вкус нежные и мягкие, и лишь слегка терпкие; поэтому самый приятный и освежающий.

Отличительное качество чая достигается за счет эфирных масел, которые растворяют аромат и кофеин в чашке с горячей водой.Эти химические соединения не нужны для первичного выживания клеток чайного растения; это так называемые вторичные соединения. Вторичные химические вещества помогают растениям во многих отношениях, например, защищают их от вредителей, инфекций и грибков, а также помогают им в борьбе за выживание и размножение. Чай, как и другие зеленые растения, имеет несколько систем защиты от хищников: например, кофеин — естественный инсектицид. Почти все толстые восковые листья чая, кроме самых верхних побегов, горькие и кожистые, и их трудно прокусить.У чая также есть твердые, волокнистые стебли, чтобы предотвратить вторжение животных. Неуклюжие сборщики могут поставить под угрозу качество чая, включив лист ниже по стеблю и даже часть самого стебля; это сделает пиво более жестким и танинным, и в Китае оно будет квалифицироваться по названиям, предполагающим грубость, например, пыль.

Рабочие сидели за длинными низкими столами, чтобы перебирать листья и перебирать стебли. Они также искали насекомых, которые могли испортить партию, а также мелкие камни и куски песка с завода.Даже при соблюдении мер контроля качества чай ни в коем случае не был чистым продуктом, что является одной из причин, по которой китайские любители чая традиционно выбрасывают первую чашку из любого чайника. «Первая чаша — твоим врагам», — гласит пословица среди знатоков.

Историкам кулинарии ничего не известно о том, кто первым промыл лист водой. Но там, где человеческое знание потерпело неудачу, появилось человеческое воображение. Многие китайцы считают, что чай был открыт мифическим императором Шэннун, изобретателем китайской медицины и сельского хозяйства.История гласит, что однажды император возлежал в тени куста камелии, когда в его чашу с кипяченой водой упал блестящий лист. Вскоре на тонком перистом листе появилась рябь светло-зеленого ликера. Шэннун был знаком с целебными свойствами растений и мог определить до семидесяти ядовитых растений за однодневный поход. Убежденный, что камелия тизан не опасна, он сделал глоток и обнаружил, что вкус освежающий: ароматный, слегка горький, возбуждающий и восстанавливающий.

Приписывание открытия чая почитаемому бывшему лидеру является характерным для конфуцианцев жестом: он передает власть в руки предков и связывает настоящее с мифическим прошлым. Но у буддистов в Китае есть своя собственная история создания чая с участием Сиддхартхи Гаутамы (Гаутамы Будды). Легенда гласит, что как странствующий аскет молодой монах Сиддхартха блуждал по горе, совершенствуя свою практику, и непрестанно молился. Усталый проситель сел у дерева, чтобы медитировать, созерцать Единого и многие лики искупления, и тут же заснул.Проснувшись, он пришел в ярость от собственной физической слабости; его тело предало его, его глаза были свинцовыми, а сонливость мешала его поискам Нирваны. В приступе гнева, решив, что ничто больше не будет препятствовать его пути к Истине и Просветлению, он вырвал себе ресницы и бросил их по ветру, и во всех местах, где они упали, вырос ароматный и цветущий куст: чайное растение. Действительно, тонкий серебристый пух на нижней стороне высококачественных чайных листьев напоминает нежные ресницы.Будда, весь великий и сострадательный, завещал своим последователям напиток, который будет держать их в сознании и бодрствовании, бодрость и сосредоточенность, опьяняющее средство в служении преданности. До Фортуны ботаники потерпели неудачу в своих попытках расшифровать формулу чая. Его первая поездка в Китай в 1843 году для Королевского садоводческого общества привела его к окраинам чайной территории в рамках его общего мандата на сбор. В то время он сделал важное открытие: зеленый и черный чай происходили из одного растения.Общество Линнея до сих пор недвусмысленно заявляло, что зеленый и черный чай являются братьями и сестрами или кузенами, близкими родственниками, но ни в коем случае не близнецами. Великий [Карол] Линней за столетие до этого, работая с высушенными образцами, привезенными из Китая более ранними исследователями, пришел к выводу, что это два разных таксона: Thea viridis и Thea bohea. У Thea viridis, или зеленого чая, были чередующиеся коричневые ветви и чередующиеся листья: ярко-зеленые овалы с короткими стеблями, выпуклыми, зубчатыми, блестящими с обеих сторон и опушенными снизу, а также с венчиком или цветком из пяти штук. до девяти белых лепестков разного размера.Thea bohea, черный чай, был описан как почти такой же, только меньше и немного темнее. Во время своей первой поездки Форчун ожидал найти в садах узнаваемые растения черного чая, которые, как известно, производят черный чай. Однако он обнаружил, что чайные растения там выглядят точно так же, как зеленые чайные растения в зеленых чайных садах. В течение этого первого трехлетнего визита, когда он собирал несколько образцов чая и тщательно их исследовал, он пришел к выводу, что любое различие между зеленым и черным чаем является результатом только обработки.Его коллеги-ботаники не спешили соглашаться, требуя дополнительных доказательств. Черный чай ферментированный; зеленый чай нет. Чтобы приготовить черный чай, листьям дают полежать на солнце в течение всего дня, чтобы они окислились и увяли — по сути, чтобы немного испортиться. После первых двенадцати часов варки черный чай переворачивают, ликер перемешивают, и смесь оставляют для застывания еще на двенадцать часов. Этот более длительный процесс отверждения способствует развитию танинов черного чая, его сильного горького вкуса и его темного цвета. Хотя процесс приготовления черного чая называется брожением, технически он имеет неправильное название.Ничто не ферментирует в химическом смысле; нет микроорганизмов, расщепляющих сахар на спирт и газ. Скорее всего, черный чай вылечили или созрели. Но язык вина окрашивает язык всех напитков, поэтому ярлык «ферментация» прижился к черному чаю. (Действительно, если чай действительно ферментирует и растет грибок, образуется канцерогенное вещество.) Учитывая, что до этого момента ни один европейский ботаник не видел выращивания чая и не оценивал его в живом состоянии, заблуждение Линнея по этому поводу вполне понятно.Документальные свидетельства Фортуны в конечном итоге изменили линнеевскую классификацию чая. Вскоре он стал известен как Thea sinensis, буквально китайский чай. (Еще позже он будет реклассифицирован как часть семейства Camellia sinensis.) Проходя через фабрику по производству зеленого чая, Форчун заметил кое-что необычное и более чем немного тревожное в руках производителей чая. Это было наблюдение, которое, будучи опубликованным, станет неоценимым благом для растущего эксперимента с индийским чаем, способного повысить продажи индийского чая по сравнению с китайским.Глядя на рабочих, занятых завершающей стадией обработки, он заметил, что их пальцы были «довольно синими». Среди блендеров и дегустаторов лондонского аукциона обычно считалось, что китайцы прибегают к всевозможным двуличиям, добавляя в чай ​​веточки и опилки, чтобы набухнуть листы. Говорили, что китайцы сами заваривали чай для завтрака, сохраняя сырые листья для сушки на солнце, а затем перепродавали переработанный продукт в качестве свежего чая для доверчивых «белых дьяволов».” Не было доверия к торговле, не было веры в добрую волю китайских производителей. Но синяя субстанция на пальцах китайских рабочих казалась Fortune предметом законного беспокойства. Что могло быть источником этого? Он и другие давно подозревали, что китайцы химически окрашивают чай в интересах внешнего рынка. Теперь он был в состоянии доказать или опровергнуть обвинение. Он внимательно следил за каждым этапом обработки, ничего не говоря, делая заметки и время от времени прося Ванга задать вопрос менеджеру или работнику.В одном конце фабрики над белой фарфоровой ступкой стоял надзиратель. В миске был темно-синий порошок, становившийся все мельче и тоньше с каждым измельчением песта. Суперинтендант на самом деле готовил ферроцианид железа, вещество, также известное как берлинская лазурь, пигмент, используемый в красках. Когда цианид попадает в организм, он связывается с железом внутри клеток, препятствуя абсорбции определенных ферментов и ставя под угрозу способность клетки производить энергию. Цианид поражает ткани, наиболее необходимые для аэробного дыхания, сердце и легкие.В высоких дозах цианид может вызвать судороги, кому, а затем остановку сердца, быстро убивая. В более низких дозах цианид вызывает слабость, головокружение, спутанность сознания и головокружение. Воздействие даже низких уровней цианида в течение длительного времени может привести к необратимому параличу. К счастью для любителей чая в Британии, берлинская лазурь представляет собой сложную молекулу, поэтому высвободить из нее цианид-ион практически невозможно, и яд безвредно проходит через организм. Однако в другом месте фабрики, над углями, где жарился чай, Форчун обнаружила человека, который превращал ярко-желтый порошок в пасту.Запах был ужасный, как от тухлых яиц. Желтое вещество было гипсом или дегидратом сульфата кальция, обычным компонентом гипса. При распаде гипса выделяется сероводород. Хотя в малых дозах газ вырабатывается организмом естественным путем, в высоких дозах он действует как яд широкого спектра действия, воздействуя одновременно на многие системы организма, особенно на нервную систему. В более низких концентрациях гипс действует как раздражитель; он вызывает покраснение глаз, воспаление горла и вызывает тошноту, одышку и жидкость в легких.При длительном употреблении он может вызвать усталость, потерю памяти, головные боли, раздражительность и головокружение. Он может даже вызвать выкидыш у женщин и неспособность развиваться у младенцев и детей. По оценкам Fortune, на каждые сто фунтов готового чая приходилось более полфунта гипса и берлинской лазури. Считалось, что средний лондонец потребляет до фунта чая в год, а это означает, что китайский чай эффективно отравляет британских потребителей. Однако добавки не были включены злонамеренно, поскольку китайцы просто считали, что иностранцы хотят, чтобы их зеленый чай выглядел зеленым.«Неудивительно, что китайцы считают выходцев с Запада расой варваров», — отметила Форчун. Но почему, спросил он, они делают зеленый чай таким чрезвычайно зеленым, если он выглядел намного лучше без добавления яда, а сами китайцы никогда не мечтали пить его цветным? «Иностранцы, похоже, предпочитали смешивать прусскую лазурь и гипс с чаем, чтобы он выглядел одинаково и красиво, и, поскольку эти ингредиенты были достаточно дешевыми, китайцы [не] возражают против [поставки] им, поскольку такие чаи всегда приносят .. . более высокая цена! » Фортуна тайком собрал на фабрике несколько ядовитых красителей, упаковал их в свои смоченные воском тканевые мешки и спрятал в щедрых складках своего мандаринового костюма. Как ученый он хотел, чтобы образцы анализировались, но больше всего он хотел отправить дополнительные образцы обратно в Англию. Эти вещества будут широко представлены на лондонской Большой выставке 1851 года. В блестящем Хрустальном дворце Великобритания продемонстрировала миру всю свою промышленную, научную и экономическую мощь, включая красители для зеленого чая.Эта публичная выставка ознаменовала момент, когда чай, национальный напиток Британии, вышел из тени мифов и тайн в свет западной науки и понимания. Фортуна разоблачила невольную китайскую преступность и предоставила неопровержимый аргумент в пользу чая британского производства. Это отрывок из книги Сары Роуз «За чай в Китае: как Англия украла самый любимый напиток мира и изменила историю». Ботаника Преступление

Опиумная война и чай / Все о чае.Культура, польза для здоровья, бизнес и т. Д. Всемирная ассоциация зеленого чая представила O-CHA NET

Здесь начинается основное содержание.

К 19 веку британцы стали нацией любителей чая, и спрос на китайский чай астрономически вырос. Ост-Индская компания отказалась от монопольных привилегий на всю торговлю в 1833 году, и свободная торговля уже началась. По мере роста спроса на чай росла и стоимость для страны-экспортера. Серебро потекло из Англии.В то время Англия столкнулась с нехваткой серебра после войны за независимость Америки, и для промышленной революции им требовалось больше серебра. Чтобы решить эту проблему, Ост-Индская компания задумала яркую идею экспорта шерстяных тканей в Индию и экспорта опиума из Индии в Китай, что получило название «Треугольная торговля». Еще раньше небольшое количество опия экспортировалось в Китай через португальского торговца, а около 1000 ящиков опия экспортировалось в Китай только для медицинских целей.После 1830 года объем экспорта опия в Китай увеличился до 20000 ящиков, а в 1835 году он даже увеличился до 30000 ящиков. Потребление стало стремительно расти, и в 1839 году в Китай было экспортировано 40000 ящиков опия. На оплату опиума из Китая вытекало большое количество серебра. Китай столкнулся с серьезным экономическим кризисом, и опиум ослабил значительную часть населения. Ост-Индская компания не имела прямого отношения к этой торговле опиумом, но, используя свой авторитет и власть, они заставили другие торговые компании продавать опиум в Китай.Очевидно, компания Jerden Madison Co., известная торговлей японским зеленым чаем на Запад, также была вовлечена в эту торговлю опиумом. В 1839 году для регулирования торговли опиумом были выбраны способные чиновники в Китае Линь-Цзэ-Хань. Примерно в то же время произошел случай, когда один китаец был убит пьяным британским моряком. Британцы отказались передать преступника Китаю, в результате чего Китай закрыл порт Макао. В следующем году началась война. Британцы послали своих морских пехотинцев с мощным вооружением, но Китай не мог сравниться с мощными британскими силами и новыми технологиями.В 1842 году Китай согласился с положениями договора. Китай был вынужден согласиться с требованиями Великобритании и подписать соглашение. Гонконг был передан Великобритании, а другие пять портов, включая Шанхай и Гуандун, были открыты для британского проживания и торговли. После войны объем экспорта чая из Китая еще больше увеличился, но стране Китая пришлось столкнуться с множеством проблем. Влияние опиумной войны коснулось и Японии. Демонстрация уничтожения иностранцев произошла примерно в то же время после осознания мощи и технологий британских вооруженных сил.Чай был абсолютным ключом к этому историческому инциденту «Опиумной войны». Прослеживая эту войну, мы можем увидеть, что энтузиазм британского народа по поводу чая на самом деле стал причиной этого исторического инцидента.

(Такахиро Моритаке)

Как слово «чай» распространилось по суше и по морю — Quartz

За небольшими исключениями, на самом деле в мире есть только два способа сказать «чай». Один из них похож на английский термин: на испанском языке и tee на африкаансе являются двумя примерами.Другой вариант — chay , например chay на хинди.

Обе версии из Китая. То, как они распространились по миру, дает четкое представление о том, как работала глобализация до того, как термин «глобализация» использовался всеми. Слова, похожие на «ча», распространились по земле, вдоль Шелкового пути. Фразы, похожие на «чай», распространились по воде, когда голландские торговцы привозили листья романа в Европу.

Термин cha (茶) является «синитским», что означает, что он является общим для многих разновидностей китайского языка.Он начался в Китае и распространился через Центральную Азию, в конечном итоге став «чай» (چای) на персидском языке. Несомненно, это связано с торговыми путями Великого шелкового пути, по которому, согласно недавнему открытию, чай продавали более 2000 лет назад. Эта форма распространилась за пределы Персии, став chay на урду, shay на арабском языке и chay на русском языке. Он даже попал в Африку к югу от Сахары, где на суахили он превратился в chai . Японские и корейские термины для чая также основаны на китайском cha , хотя эти языки, вероятно, переняли это слово еще до того, как оно распространилось на запад в персидский.

Но это не относится к «чаю». Китайский иероглиф произносится по-разному в разных вариантах китайского языка, хотя во всех он пишется одинаково. В современном китайском языке это chá . Но в китайском языке Мин Нан, на котором говорят в прибрежной провинции Фуцзянь, иероглиф произносится как te . Ключевое слово здесь — «прибрежный».

Форма te , используемая в прибрежных китайских языках, распространилась в Европу через голландцев, которые стали основными торговцами чаем между Европой и Азией в 17 веке, как объясняется во Всемирном атласе языковых структур.Основные голландские порты в Восточной Азии находились в Фуцзяне и Тайване, где люди использовали произношение te . В результате обширного импорта чая голландской Ост-Индской компании в Европу мы получили французский чай и , немецкий Tee и английский чай .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *