16.07.2024

Толстой леонид: Леонид Толстой – телемаркетолог, ведущий курсов

Толстой Лев Николаевич — биография писателя, личная жизнь, фото, портреты, книги

Лев Толстой — один из самых известных писателей и философов в мире. Его взгляды и убеждения легли в основу целого религиозно-философского течения, которое называют толстовством. Литературное наследие писателя составило 90 томов художественных и публицистических произведений, дневниковых заметок и писем, а самого его не раз номинировали на Нобелевскую премию по литературе и Нобелевскую премию мира.

«Исполняй все то, что ты определил быть исполненному»

Автор неизвестен. Портрет Николая Толстого. 1823. Изображение: wikipedia.org

Генеалогическое древо Льва Толстого. Изображение: regnum.ru

Силуэт Марии Толстой (в девичестве Волконской), матери Льва Толстого. 1810-е. Изображение: wikipedia.org

Лев Толстой родился 9 сентября 1828 года в усадьбе Ясная Поляна Тульской губернии. Он был четвертым ребенком в большой дворянской семье. Толстой рано осиротел. Мать умерла, когда ему не исполнилось еще двух лет, а в девять лет он лишился и отца. Опекуном пятерых детей Толстых стала тетя — Александра Остен-Сакен. Два старших ребенка переехали к тете в Москву, а младшие остались в Ясной Поляне. Именно с семейной усадьбой связаны самые важные и дорогие воспоминания раннего детства Льва Толстого.

В 1841 году Александра Остен-Сакен умерла, и Толстые перебрались к тете Пелагее Юшковой в Казань. Через три года после переезда Лев Толстой решил поступить в престижный Императорский Казанский университет. Однако учиться ему не нравилось, экзамены он считал формальностью, а университетских профессоров — некомпетентными. Толстой даже не старался получить научную степень, в Казани его больше привлекали светские развлечения.

В апреле 1847 года студенческая жизнь Льва Толстого завершилась. Он унаследовал свою часть владений, включая любимую Ясную Поляну, и немедленно отправился домой, так и не получив высшего образования. В родовом имении Толстой попытался наладить быт и начать писать. Он составил свой план образования: изучать языки, историю, медицину, математику, географию, юриспруденцию, сельское хозяйство, естественные науки. Однако вскоре пришел к выводу, что легче строить планы, чем их осуществлять.

Аскетизм Толстого часто сменяли кутежи и игры в карты. Желая начать правильную, по его мнению, жизнь, он составлял распорядок дня. Но не соблюдал и его, а в дневнике снова отмечал недовольство собой. Все эти неудачи побудили Льва Толстого изменить образ жизни. Случай представился в апреле 1851 года: в Ясную Поляну приехал старший брат Николай. В то время он служил на Кавказе, где шла война. Лев Толстой решил присоединиться к брату и отправился вместе с ним — в деревню на берегу реки Терек.

На окраине империи Лев Толстой прослужил почти два с половиной года. Он коротал время охотясь, играя в карты и время от времени участвуя в набегах на вражескую территорию. Такая уединенная и монотонная жизнь нравилась Толстому. Именно на Кавказе родилась повесть «Детство». Работая над ней, писатель нашел источник вдохновения, который оставался важным для него до конца жизни: он использовал собственные воспоминания и опыт.

В июле 1852 года Толстой отправил рукопись повести в журнал «Современник» и приложил письмо: «…я с нетерпением ожидаю вашего приговора. Он или поощрит меня к продолжению любимых занятий, или заставит сжечь все начатое». Редактору Николаю Некрасову понравилось произведение нового автора, и вскоре «Детство» напечатали в журнале. Воодушевленный первым успехом писатель вскоре приступил к продолжению «Детства». В 1854 году он опубликовал в журнале «Современник» вторую повесть, «Отрочество».

«Главное — литературные труды»

Лев Толстой в молодости. 1851. Изображение: school-science.ru

Лев Толстой. 1848. Изображение: regnum.ru

Лев Толстой. Изображение: old.orlovka.org.ru

В конце 1854 года Лев Толстой прибыл в Севастополь — эпицентр военных действий. Находясь в самой гуще событий, он создал рассказ «Севастополь в декабре месяце». Хотя Толстой и непривычно откровенно описывал батальные сцены, первый севастопольский рассказ был глубоко патриотичным и прославлял храбрость русских солдат. Вскоре Толстой начал работать над вторым рассказом — «Севастополь в мае». К тому моменту от его гордости за русскую армию уже ничего не осталось. Ужас и потрясение, которые Толстой пережил на линии фронта и во время осады города, сильно повлияли на его творчество. Теперь он писал о бессмысленности смерти и бесчеловечности войны.

В 1855 году из руин Севастополя Толстой отправился в изысканный Петербург. Успех первого севастопольского рассказа дал ему ощущение цели: «Моя карьера — литература, — писать и писать! С завтра работаю всю жизнь или бросаю все, правила, религию, приличия — все». В столице Лев Толстой закончил «Севастополь в мае» и написал «Севастополь в августе 1855 года» — эти очерки завершили трилогию. А в ноябре 1856 года писатель окончательно оставил военную службу.

Благодаря правдивым рассказам о Крымской войне Толстой вошел в петербургский литературный кружок журнала «Современник». В этот период он написал рассказ «Метель», повесть «Два гусара», закончил трилогию повестью «Юность». Однако через некоторое время отношения с писателями из кружка испортились: «Люди эти мне опротивели, и сам себе я опротивел». Чтобы развеяться, в начале 1857 года Лев Толстой отправился за границу. Он побывал в Париже, Риме, Берлине, Дрездене: знакомился с известными произведениями искусства, встречался с художниками, наблюдал, как живут люди в европейских городах. Путешествие не вдохновило Толстого: он создал рассказ «Люцерн», в котором описал свое разочарование.

Лев Толстой за работой. Изображение: kartinkinaden.ru

Лев Толстой в Ясной поляне. Изображение: kartinkinaden.ru

Лев Толстой рассказывает сказку внукам Ильюше и Соне. 1909. Крёкшино. Фотография: Владимира Черткова / wikipedia.org

Летом 1857 года Толстой вернулся в Ясную Поляну. В родной усадьбе он продолжил работать над повестью «Казаки», а также написал рассказ «Три смерти» и роман «Семейное счастие». В дневнике Толстой так определил для себя свое назначение на тот момент: «Главное — литературные труды, потом — семейные обязанности, потом — хозяйство… А так жить для себя — по доброму делу в день и довольно».

В 1859 году Толстой основал школы для крестьянских детей в Ясной Поляне и в окрестностях деревни. Через год после их открытия писатель снова отправился за границу, чтобы узнать, как устроено народное образование в европейских школах и «как бы это так сделать, чтобы, самому ничего не зная, уметь учить других». Через девять месяцев европейского путешествия он вернулся в Россию. Толстой хотел создать свою систему образования в яснополянской школе: он упразднил все правила дисциплины и отменил педагогические программы. В 1862 году писатель начал издавать педагогический журнал «Ясная Поляна» с книгами для чтения. Позднее написал «Азбуку» и «Новую азбуку» — с собственными рассказами и авторскими переложениями сказок и басен.

«Любить и быть так счастливым»

Лев Толстой с женой Софьей. Изображение: regnum.ru

Лев Толстой за работой. Изображение: regnum.ru

Лев Толстой с женой Софьей. Гаспра. Крым. 1902. Изображение: regnum.ru

В художественном творчестве Толстого в это время наступил кризис. В дневниках он все чаще выражал недовольство жизнью: «Нерешительность, праздность, тоска, мысль о смерти. Надо выйти из этого. Одно средство. Усилие над собой, чтоб работать». В 1862 году Лев Толстой нашел выход из уныния: «Пишу из деревни, пишу и слышу наверху голос жены, которая говорит с братом и которую я люблю больше всего на свете. Я дожил до 34 лет и не знал, что можно так любить и быть так счастливым». Невестой литератора стала 18-летняя Софья Берс. С ней писатель прожил 48 лет. За время брака у них родилось 13 детей. Софья стала секретарем, переписчицей и неофициальным редактором Льва Толстого.

В этот период душевного равновесия Лев Толстой начал писать роман «Война и мир» — масштабный эпос. Основой для мирных бытовых сцен стала жизнь семьи Толстых, батальные и гражданские сцены писатель создал на основе событий российской истории. Главной идеей произведения стал не патриотизм, а пацифизм: яростный протест автора, выраженный еще в «Севастопольских рассказах», сподвиг его на описание бед, которые влечет за собой война. В 1869 году Толстой завершил «Войну и мир». Книга имела огромный успех.

К началу 1870-х годов Толстого считали одним из величайших русских писателей, но он был не в ладах с собой. Дворянина и землевладельца беспокоили социальное неравенство в российском обществе, нищета крестьян и бескомпромиссный царский режим. К тому же Толстой начал болеть. В 1871 году Толстой отправился в Самарскую губернию: по рекомендации доктора лечиться кумысом. Он так вдохновился степной природой и бытом башкирских кочевников, что на лето 1873 года привез сюда всю семью.

Самара стала для писателя убежищем и источником вдохновения. После семейной поездки он снова взялся за роман «Анна Каренина», который начал еще весной 1873 года. Толстой одновременно любил и ненавидел это произведение, ставшее для него очень личным: «Моя Анна надоела мне, как горькая редька… но не говорите мне про нее дурного или, если хотите, то с ménagement (с осторожностью. — Прим. ред.), она все-таки усыновлена». В 1877 году Толстой закончил «Анну Каренину». Это был мрачный роман — в нем не было той идиллии, которая присутствовала в финале «Войны и мира».

«Довольствоваться малым и делать добро другим»

В начале 1880-х годов, на вершине успеха, Лев Толстой отрекся от своего литературного прошлого и от идеала семейной жизни — для него начался период духовного и нравственного поиска. Толстой писал философские трактаты, в которых рассуждал о жизни, искусстве и религии. Среди них — «Исповедь», «Так что же нам делать?», «О голоде», «Что такое искусство?», «В чем моя вера?», «Царство Божие внутри вас…».

Писатель отказался от догматов Русской православной церкви и даже создал свою версию Евангелия. Он объединил четыре Евангелия в одно, убрал все, с чем он не соглашался, например все рассказы о чудесах, и оставил только слова Христа. То, о чем писал Толстой, не стало абстрактной философией: он намеревался жить в соответствии со своими словами.

Под влиянием идей Льва Толстого в России возникло целое религиозно-этическое течение — толстовство.

Кроме трактатов, Толстой писал и художественные произведения: повесть о поиске смысла жизни «Смерть Ивана Ильича», повесть о праведном затворнике «Отец Сергий», пьесу о безысходности «Живой труп», повесть о трагической гибели наиба Шамиля «Хаджи-Мурад».

В 1899 году Толстой написал роман «Воскресение». В этом произведении писатель критиковал судебную систему, армию, правительство. Презрение, с которым Толстой описывал институт церкви в романе «Воскресение», вызвало ответную реакцию. В феврале 1901 года в журнале «Церковные ведомости» Святейший Синод опубликовал постановление об отлучении графа Льва Толстого от церкви. Это решение лишь усилило популярность Толстого и привлекло внимание публики к идеалам и убеждениям писателя.

Литературная и общественная деятельность Толстого стала известна и за рубежом. Писателя номинировали на Нобелевскую премию мира в 1901, 1902 и 1909 году и на Нобелевскую премию по литературе в 1902–1906 годах. Сам Толстой не хотел получать награду и даже сообщил финскому писателю Арвиду Ярнефельту, чтобы тот постарался помешать присуждению премии, потому что, «если бы это случилось… было бы очень неприятно отказываться».

Лев Толстой в преклонных годах. Изображение: regnum.ru

Лев Толстой. Снимок Сергея Прокудина-Горского. Изображение: news.boyarka.name

Лев Толстой с женой Софьей. Изображение: regnum.ru

В этот период семейные отношения Толстых оказались в глубоком кризисе — во многом из-за дружбы Льва Толстого с Владимиром Чертковым, которого Софья Толстая называла дьяволом: «Он [Чертков] всячески забрал в руки несчастного старика, он разлучил нас, он убил художественную искру в Льве Николаевиче и разжег осуждение, ненависть, отрицание, которые чувствуются в статьях Льва Николаевича последних лет, на которые его подбивал его глупый злой гений».

Самого Толстого тяготил быт помещика и семьянина. Он стремился привести свою жизнь в соответствие с убеждениями и в начале ноября 1910 года тайно покинул яснополянскую усадьбу. Дорога оказалась непосильной для пожилого человека: в пути он тяжело заболел и был вынужден остановиться в доме смотрителя железнодорожной станции Астапово. Здесь писатель провел последние дни своей жизни. Умер Лев Толстой 20 ноября 1910 года. Похоронили писателя в Ясной Поляне.

Еще больше материалов о Льве Толстом — в нашем спецпроекте к 190-летию со дня рождения писателя

Петра Толстого выдвинут на пост вице-спикера ПАСЕ

https://ria.ru/20220118/pase-1768431670.html

Петра Толстого выдвинут на пост вице-спикера ПАСЕ

Петра Толстого выдвинут на пост вице-спикера ПАСЕ — РИА Новости, 18.01.2022

Петра Толстого выдвинут на пост вице-спикера ПАСЕ

Председатель комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий заявил журналистам, что на заседании делегации РФ в ПАСЕ ее руководителем был избран. .. РИА Новости, 18.01.2022

2022-01-18T18:06

2022-01-18T18:06

2022-01-18T18:42

политика

парламентская ассамблея совета европы

совет европы

госдума рф

петр толстой

леонид слуцкий (политик)

россия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/06/04/1735708646_0:14:3071:1741_1920x0_80_0_0_7dea7bc8cce617070e81b24422169f7f.jpg

МОСКВА, 18 янв — РИА Новости. Председатель комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий заявил журналистам, что на заседании делегации РФ в ПАСЕ ее руководителем был избран зампредседателя ГД Петр Толстой, также его кандидатура будет выдвинута на пост вице-спикера ПАСЕ.»Прошло первое собрание российской делегации в Парламентской ассамблее Совета Европы после выборов в Госдуму восьмого созыва. Ее руководителем был единогласно избран Петр Олегович Толстой. Его кандидатура была одобрена также для выдвижения на пост вице-спикера ПАСЕ», — сообщил Слуцкий. Также он отметил, что в предстоящей январской сессии ассамблеи, которая пройдет с 24 по 28 января, делегация России примет участие в дистанционном формате, это решение было принято накануне Советом Думы.

https://ria.ru/20210923/slutskiy-1751518283.html

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2022

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/06/04/1735708646_307:0:3038:2048_1920x0_80_0_0_02434d4afd0baa5ad711869cfebd9209. jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

политика, парламентская ассамблея совета европы, совет европы, госдума рф, петр толстой, леонид слуцкий (политик), россия

18:06 18.01.2022 (обновлено: 18:42 18.01.2022)

Петра Толстого выдвинут на пост вице-спикера ПАСЕ

Журнал Театр. • Пацифистский зомби-хоррор и другая классика

В афише режиссёрской лаборатории, состоявшейся в кузбасском Прокопьевске: Эразм Роттердамский, Лев Толстой, Август Стриндберг, Леонид Андреев.

Самая первая лаборатория в Прокопьевском драматическом театре состоялась одиннадцать лет назад, когда на пост главрежа этого театра ненадолго пришёл Марат Гацалов. Для театра малого шахтёрского города лаборатории, проходящие почти ежегодно, стали настоящей революцией. Труппа и зрители знакомились с современной драматургией и с новой режиссурой: Семён Серзин, Павел Зобнин, Олег Липовецкий, Вера Попова, Александр Черепанов, Александр Созонов, Иван Орлов. Пожалуй, в первую очередь благодаря лабораториям Прокопьевский драматический превратился в фестивальный театр. Эскизы, выросшие в спектакли, игрались на Фестивале театров малых городов и на «Маске Плюс».

В прошлом году вектор сменился. Очередная лаборатория, проведённая Павлом Рудневым, посвящалась не новейшим пьесам, с которыми уже десять лет ассоциируется Прокопьевский драматический, а «Неизвестной классике известных классиков» (так назвали эту лабораторию). Пожалуй, самый успешный прошлогодний опыт – «Город Эн» Леонида Добычина, поставленный Артёмом Устиновым, позднее ставший полноценным спектаклем, включённым в программу «Маски Плюс»-2022.

В этом году лабораторию, сохранившую прошлогоднее название и курс на классику, курировал Олег Лоевский. Прокопьевский драмтеатр выиграл Президентский грант для поддержки творческих проектов, благодаря которому нынешние показы и состоялись. Насколько известно, «Красный смех» Леонида Андреева никогда прежде не ставился в профессиональных российских театрах. Эскиз режиссёра Екатерины Петровой-Вербич в программке назван трагикомедией. Определение Лоевского точнее: «зомби-хоррор».

Петрова-Вербич увеличила градус безумия мемуаров офицера, потерявшего ноги и спятившего на войне. Опубликованный в 1904 году «Красный смех» – предчувствие, а эскиз Петровой-Вербич – осмысление милитаристского апокалипсиса ХХ века. Андреев разбил рассказ не на главы, а на «отрывки». Абзацы и предложения – как шрапнель. Замутнённое сознание героев как будто обожжено оружием массового поражения, наподобие напалма или ядерной бомбы, которого в начале ХХ века ещё не знали.

Герои спектакля попадают в инфернальное, почти мамлеевское пространство. Нет привнесённого текста, звучат только реплики из рассказа, но нарратив интересует режиссёра в последнюю очередь. У Леонида Андреева потерявшие человеческий облик солдаты собираются у самовара, надеясь стать такими, как до войны, но бытовые детали мирной жизни лишь подчёркивают непоправимую деформацию, случившуюся с каждым из них.

Покосившийся стол с самоваром – один из центральных образов эскизного спектакля. Вокруг самовара стаканы – не с чаем, с кровью. Лица и костюмы актёров, напоминающих шутов и зомби одновременно, испачканы пудрой – отсылка и к пеплу, и к тлену, и к клоунскому гриму. В рассказе Андреева живые – вперемешку с трупами («точно не живые люди это шли, а армия бесплотных теней»). Режиссёр сделала персонажей, ещё двигающихся и произносящих слова, мертвецами. Они не в военной, а в гражданской одежде – отвоевались. Герой актёра Константина Тимофеева с профессорским портфелем, Анатолия Иванова – с авоськой, в которой болтается одинокий лимон. Иванов скажет реплику из рассказа: «А я только ради лимона и пришёл!».

Очутившись в игровом пространстве, персонажи с удивлением озираются. Ходят, натыкаясь друг на друга (у Андреева: «точно поражённые внезапной слепотой»). Гальваническая и заторможённая пластика. Речь громкая и отрывистая, как у глухих. На сцену попадают через проём, завешенный кроваво-красной шторой.

Балансируя между явью и небытием, ненадолго покидают эту заколдованную реальность, возвращаясь к жизни, но потом снова появляются на подмостках.

На фото – эскиз «Красный смех» © Андрей Новашов

На задник проецируется самый садистский из популярных мультиков – «Том и Джерри». В реальности спектакля, как и в этом мультфильме, героев не пугают пулемётные очереди, прошивающие тела, оторванные руки, окровавленные лица, вывороченные кишки – как будто всё это понарошку. Человеческое сознание не в силах вместить столько смерти и ужаса. Трагичное почти переходит в комичное. Из динамиков (но не в зрительном зале) то и дело раздаются раскаты хохота.

Офицер, который у Леонида Андреева был рассказчиком, большую часть спектакля только наблюдает. В рассказе это тридцатилетний мужчина, состарившийся за считанные недели. Александр Огнёв в этой роли немолод и робок. С тихим проникновенным голосом, в мешковатой одежде, в детской шапочке с длинными лямками, он – последний, кто ещё не превратился в зомби. Ближе к финалу – его единственный монолог о том, что он наконец едет домой, что можно жить и без ног, и что больше всего хочет видеть, как растёт его сын. «Еду я на Родину!», – кричит из колонок Шевчук, перекрывая слова Огнёва. В следующем эпизоде персонаж Огнёва уже в цинковом гробу, рядом молча замерли родственники. «Меня ты поймёшь, лучше страны не найдёшь!», – поёт Жанна Агузарова. С самого начала на заднике загадочные цифры: 346, 347… На стенке гроба номер: 348.

«На какой-то войне», – транслируются на задник титры. После показа Екатерина Петрова-Вербич объяснила, что она, вслед за Леонидом Андреевым, рассказывала историю об абстрактной войне, и всё же ей ближе российские реалии. Отец Екатерины участвовал в двух Чеченских кампаниях, вернулся домой с осколком. И с совершенно изменившимся сознанием.

Режиссёру Дмитрию Акришу для лабораторного эскиза досталась пьеса Августа Стриндберга «Фрёкен Жюли». Актёры играют очень подробно – редкость для эскизного спектакля. Жюли Ольги Гардер убедительна в своей эмансипированности, может быть, даже хищности, и в умении себя подать.

Но с самого начала в этой женщине есть некий слом, изъян, и ей не выйти победительницей. Играющая её соперницу Александра Булатова сперва кажется безропотной, но в решающий момент – волевая и уверенная. Её хрупкость и податливость столь же обманчивы, как властность Жюли. Герой Гочи Путкарадзе, за которого борются девушки, не приземлён, но витален. Вкусно пьёт пиво. Двигается с ленцой, за которой угадывается недюжинная сила. Умеет быть галантным, но не прикидывается аристократом, понимая, что выживают прагматичные, а не утончённые. Акриш придумал, что за молодыми персонажами наблюдают они сами в старости. Как заметила зрительница на обсуждении, «слушаешь молодых актёров, а смотришь на пожилых».

На фото – эскиз «Власть тьмы» © Андрей Новашов

Толстовскую «Власть тьмы» поставила Елизавета Бондарь. Текст не осовременен, но сыгран как сегодняшний. Спектакль шёл на главной сцене, закрытой на реконструкцию, стулья для зрителей поставили прямо на подмостках. Металлические строительные леса за спинами актёра воспринимались как решётка, не дающая героям отступить, вырваться.

Прожекторы выхватывают из пространства, погружённого в темноту, то одного, то другого героя. Главный – детоубийца Никита – с ног до головы в чёрном. Дмитрии Ячменёв играет Никиту нервным, резким, обозлённым. Но не бездушным. Просто к нему липнет мрак, который излучают другие.

Кульминацией этого эскизного спектакля стала сцена, где Ячменёва-Никиту убеждают убить младенца. Актёры сидят на строенных креслах, держа в руках листы с текстом. В решающий момент все и всё будто застыли, но внутреннее напряжение достигает такого накала, что Ячменёв, из глаз которого катятся слёзы, кажется, вот-вот лишится чувств или сойдёт с ума.

«Похвала Глупости» Эразма Роттердамского для российских театров тоже «неизвестная классика», прежде не ставившаяся. На прокопьевской лаборатории «Похвалу» поставила Светлана Баженова – учившаяся у Николая Коляды актриса, драматург и режиссёр. Моралистические сентенции от обратного, опубликованные в ХVI веке, она вложила в уста сегодняшних влогеров – экстремалов-руферов, домохозяйки, которая тридцать лет остаётся с опостылевшим мужем и учит семейному счастью других; доморощенного псевдо-психолога, спившейся художницы.

Сама Светлана сыграла тележурналистку, интервьюирующую других героев. Режиссёр, по сути, написала собственную пьесу – эдакий вербатим с вкраплениями цитат из «Похвалы». Строки Роттердамского актёры примеряют, будто костюмы из музея, но, если продолжить аналогию, древние платья сидят на них как влитые. Показ состоялся в круглом трюме под сценой. В прологе руферы, схватившись за верёвки, свесившись вниз головой и уперевшись ногами в поворотный круг, проезжают мимо зрителей. В этот момент вспоминаешь другого классика, Шекспира: «Такие времена настанут, что все ходить ногами станут».

Выходит, за последние четыреста-пятьсот лет человечество не поумнело. Звучащие в финале эскиза заголовки сегодняшних новостей только доказывают эту мысль режиссёра.

главные темы зимней сессии ПАСЕ

Сегодня, 24 января, в Страсбурге начинается зимняя сессия Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ). Российские сенаторы примут участие в заседаниях дистанционно, рассказал первый зампредседателя Комитета Совета Федерации по международным делам Сергей Кисляк.

Среди основных тем, вынесенных на обсуждение сессии, — дебаты о борьбе с растущей ненавистью к ЛГБТ в Европе и предполагаемых нарушениях прав сообщества на Южном Кавказе, о бизнесе и ценностях в управлении футболом, инцидент с Алексеем Навальным и о роли СМИ во время кризиса. Помимо этого, участники заседаний обсудят права детей в условиях демократии и изменения климата, преподавание истории в Европе, вызовы безопасности, а также функционирование демократических институтов в Армении.

Одновременно с этим ранее стало известно, что Украина и страны неформальной группы Baltic plus (Латвия, Литва, Эстония, Грузия и Польша) во время открытия сессии хотят оспорить полномочия России в ПАСЕ. В частности, планы раскрыл член украинской делегации в Ассамблее Алексей Гончаренко. По его словам, РФ нарушила статью 3 устава Совета Европы, где говорится, что каждое государство-член ПАСЕ «обязательно должно признавать принцип верховенства права и гарантировать основные права человека всем лицам, находящимся под его юрисдикцией».

Для одобрения предложения инициативу должны поддержать минимум 30 депутатов из пяти делегаций.

«Я уверен, что мы соберем это количество и что обжаловать полномочия делегации РФ нам удастся», — отметил Гончаренко.

При этом если инициативу поддержат, то соответствующий комитет ПАСЕ подготовит доклад и резолюцию с рекомендациями: ратифицировать или не ратифицировать полномочия российской делегации. После этого документ вынесут на всеобщее голосование, которое должно пройти до конца сессии — 28 января.

Российская делегация является самой большой в Парламентской Ассамблее — она состоит из 18 постоянных членов. При этом с 2019 года депутаты принципиально не объединяются ни с одной политической группой ПАСЕ и считаются внефракционными. После парламентских выборов в России в делегации остались Петр Толстой, Леонид Слуцкий и Леонид Калашников. В общем состав российской делегации обновился более, чем наполовину. В частности, в нее вошли Евгений Попов и Мария Бутина. 

Как отмечает Deutsche Welle, на предстоящей сессии делегации от РФ придется ответить на ряд «неудобных» вопросов.  

Например, член французской делегации в ПАСЕ Жак Мэр представит резолюцию об инциденте с Алексеем Навальным. Как пишут журналисты, в документе говорится о «серьезной озабоченности по поводу отказа РФ сотрудничать с докладчиком и другими международными организациями». Помимо этого, в резолюции отмечается, что российские власти должны провести «независимое и эффективное расследование инцидента с тщательным, объективным и беспристрастным анализом всех соответствующих элементов». Кроме того, там содержится призыв освободить Навального. 

Еще одна резонансная тема — отношения к ЛГБТ-сообществу в Европе. Отмечается, что один из пунктов резолюции посвящен России. Например, парламентарии призывают российские власти найти и наказать виновных, которые ответственны за «вопиющие нарушения прав ЛГБТ» в Чечне.

Б.Парамонов, И.Толстой Леонид Андреев 19.10.2021

Иван Толстой: Исполнилось 150 лет со дня рождения Леонида Николаевича Андреева. Был он орловский уроженец, и как писал о нем Андрей Белый, отсюда и внешность его – брюнет с правильными чертами лица: орловские, мол, часто такие брюнеты.

Борис Парамонов: Уж коли вы, Иван Никитич, такую ноту взяли, то и я в том же ключе выскажусь. Розанов одну из статей об Андрееве так и начал: какой красивый мужчина, – да у такого молодца должно быть и жена прехорошенькая. Этим очень возмущался Корней Чуковский: что за тон в разговоре о русских писателях! Но это как раз характерная нота: Леонид Андреев с самого начала своей писательской карьеры был не то чтобы властитель дум – как положено русскому писателю, а тем, что сейчас называют поп-звезда. В этом была, кстати сказать, новизна явления, новизна самой фигуры Андреева.

Кстати, Иван Никитич, вы не задумывались над тем, почему, говоря об Андрееве, очень редко называют его просто Андреев – а непременно Леонид Андреев?

Иван Толстой:

Да, есть такая манера, это заметно, но в чем тут дело, я не думал. Возможно, причина ритмическая: Лео-нид Ан-дреев.

Борис Парамонов: Я сейчас нашел одну старую статью о нем, где выражалось мнение, что писателю с такой заурядной фамилией трудно завоевать внимание читающей публики, а вот вместе с именем звучит вроде бы выразительнее. Так и пошло – Леонид Андреев.

Итак, Леониду Андрееву 150 лет, важный юбилей. А два года назад мы с вами, Иван Никитич, отмечали столетие его смерти. Значит, жизни Андрееву было дано сорок восемь лет. Умер он в 1919 году в Финляндии, в громадном своем и странном доме, похожем на какой-то средневековый замок с башней, но при этом деревянном. Корней Чуковский писал, что этот дом никак и ничем нельзя было отопить: постоянный холод зимой.

Иван Толстой: Андреев называл этот дом Вилла Аванс: собрал авансом денег с издателей на эту громоздкую постройку.

Борис Парамонов: Ну, авансы ему легко выдавали – он был чрезвычайно популярен, покупали и читали его нарасхват. А свой нашумевший «Рассказ о семи повешенных» Андреев разрешил любым изданиям перепечатывать без гонорара: эффектный жест.

Иван Толстой: Так чем же так привлекал читателей Леонид Андреев? Напомните, пожалуйста, Борис Михайлович, у нас ведь был как-то разговор о нем.

Борис Парамонов:

Да вот это меня и смущает – не хочется повторяться. А особого богатства его творчество не демонстрирует, – с разных сторон к нему не подойдешь. Это не значит, что Леонид Андреев неинтересный писатель. Или что он писатель одной темы. Темы у него как раз многообразные. Но прием один и все время повторяется. Андреев всегда озабочен тем, чтобы сказать нечто парадоксальное, необычное, ранее не слыханное. И иногда он сам напоминает героя своего рассказа «Необыкновенный человек» – мелкого чиновника, который привлек внимание общества, заявив, что он любит негритянок: в них, мол, есть нечто экзотическое. Какие и где негритянки в Орловской губернии! Ну вот на свою голову и наговорил: нашли ему какую-то чернокожую циркачку да и оженили.

Это, кстати, всегда на пользу Андрееву идет – когда он привносит в свои сочинения юмористическую ноту. Что далеко не всегда бывает, часто он не в меру торжествен и многословно риторичен. Но юмор всегда помогает. Как, например, в рассказе «Мысль» он заставил своего квазидемонического героя доктора Керженцева, совершившего некое демонстративное убийство, ползать на четвереньках с мотивировкой – поиск упавшей запонки.

Или рассказ «Большой шлем» замечательно кончен. Компания игроков в вист из четырех человек многие годы собирается, и один из них все никак не может сыграть большой шлем без козырей. И вот однажды он к этому совсем близок – но в этот момент умирает; причем в прикупе у него обнаруживают еще одного туза – то есть цель была, почитай, достигнута, кабы не смерть. При этом выясняется, что компаньоны не знают, где жил покойный, чтобы сообщить, – он недавно съехал со старого адреса, а новый неизвестен. И тогда женщина, одна из компании картежников, спрашивает другого: «А вы адрес не поменяли?»

Иван Толстой: Что же все-таки надо знать о Леониде Андрееве как о писателе, помимо этих деталей его внелитературного бытования?

Борис Парамонов:

Но, повторяю, вот именно эти внелитературные подробности, сообщавшиеся об Андрееве, были признаком его грандиозной славы. Он был если не первый (первым был Горький), то одним из первых русских писателях, о котором говорили помимо литературы – интересовались личностью, деталями жизненного облика. Вот это и есть звездный статус. В советское время таковым обладал Евгений Евтушенко: истинная поп-звезда. Но до революции такой звездой был Леонид Андреев.

Вот давайте те слова о нем Розанова приведем.

Диктор: «Если судить по многочисленным фотографиям, развешанным в Петербурге по разным витринам, где «Леонид Андреев» красуется около девиц Отеро, Кавальери и Клео де-Мерод, то он почти так же хорош, как те барышни: еще молоденький, лицо «с мыслью», такой серьезный взгляд, бородка ничего себе, не большая и не маленькая, не худ и не толст, сложен, очевидно, хорошо. Снимается то в европейском костюме, то по-русски. Жалко, что фотографии не раскрашены: брюнет он или блондин? Меня забирает вопрос: женат ли он? Должно быть, и жена прехорошенькая. Такому молодцу не может не быть во всем удачи».

Борис Парамонов: Я повторяю: Корней Чуковский, приведя в своей статье об Андрееве эти слова, решительно их осудил: нельзя о писателе говорить в таком тоне. Но это и было, опять же, признаком и констатацией звездного статуса Андреева.

Леонид Андреев

Иван Толстой: Чем же завоевал русского читателя Андреев-писатель?

Борис Парамонов: За ответом нужно обращаться прежде всего к тому же Корнею Чуковскому. Он много писал об Андрееве, а однажды составил целую «Книгу о Леониде Андрееве», включив в нее не только свои о нем статьи, но и многих других авторов – Мережковского, Зинаиды Гиппиус, Брюсова, Айхенвальда, Розанова. Статья самого Чуковского в этом сборнике называлась «Леонид Андреев большой и маленький». Это была далеко не единственная работа Чуковского об Андрееве, он часто и с охотой о нем писал – и об отдельных его произведениях, и в целом. Но я тут хочу дать цитату из поздней, советского уже времени, мемуарной статьи Чуковского:

Диктор: «Иногда, глядя на него, как он хозяйским, уверенным шагом гуляет у себя во дворе, среди барских конюшен и служб, в сопровождении Тюхи, великолепного пса, или как в бархатной куртке он позирует перед заезжим фотографом, вы не верили, чтобы этот человек мог носить в себе трагическое чувство вечности, небытия, хаоса, мировой пустоты. Но в том-то и заключалась основная черта его писательской личности, что он – плохо ли, хорошо ли – всегда в своих книгах касался извечных вопросов, трансцендентных, метафизических тем. Другие темы не волновали его. Та литературная группа, среди которой он случайно оказался в начале своего писательского поприща, – Бунин, Вересаев, Чириков, Телешов, Гусев-Оренбургский, Серафимович, Скиталец, – была внутренне чужда Леониду Андрееву. То были бытописатели, волнуемые вопросами реальной действительности, а он среди них был единственный трагик, и весь его экстатический, эффектный, чисто театральный талант, влекущийся к грандиозным, преувеличенным формам, был лучше всего приспособлен для метафизико-трагических тем».

Борис Парамонов:

Ну вот и темы перечислены походя: вечность, небытие, хаос, мировая пустота. В русской литературе начала двадцатого века это было оглушительно ново: какие уж тут Скитальцы могли идти в сравнение, да и сам Максим Горький с его босяками. Леонид Андреев дал русской литературе метафизический размах.

Иван Толстой: Леонид Андреев? А Достоевского не было?

Борис Парамонов: Но Достоевский умер за двадцать лет до дебютов Андреева. И Андреев, не без некоторого основания, занял его место.

Иван Толстой: Критики не забывали добавить: Достоевский для бедных. Да и Лев Толстой припечатал его отменно: он пугает, а мне не страшно.

Борис Парамонов: А я тут другие слова приведу – Ильи Эренбурга, вспоминавшего те годы – начало 20-го века, на которые пришлась слава Андреева. Он об этих словах Толстого как раз написал: Толстому было не страшно, а нам страшно. Толстой был человек иной эпохи, да и масштаба иного, кто ж спорит.

Иван Толстой: Давайте в таком случае вспомним андреевские темы на примере его книг. С чего начались скандалы, связанные с Андреевым?

Борис Парамонов: И этот скандал первоначальный опять же с именем Толстого связан – не Льва Николаевича, а жены его Софьи Андреевны. Она написала письмо в газету, протестуя против рассказов «Бездна» и в «В тумане». В «Бездне» описывалось: как на молодую вполне приличную пару дачников напали хулиганы, и девушку изнасиловали. А молодой человек, оставшийся наедине с полуобморочной жертвой, – тоже ее изнасиловал. «И бездна поглотила его» – такими словами заканчивается этот страшненький рассказ. «В тумане» больше реализма, опять же грязного: гимназист Павел Рыбаков заразился сифилисом. А отец его ведет с ним разговоры о том, что в его возрасте следует остерегаться. Павел опять идет к проститутке – и убивает ее.

Да, рассказы необычно острые по теме, но это еще не тот Андреев, который шумно прославится. Тут никакой метафизики еще нет. Никаких вечных вопросов: которыми стал увлекаться Андреев: о вере (повесть «Жизнь Василия Фивейского»), о мысли («Мысль» с доктором Керженцевым), о трагедии добра (пьеса «Анатэма»). Или вот возьмем нашумевший рассказ «Тьма»…

Л. Андреев. Жизнь Василия Фивейского. Мюнхенское издание.

Иван Толстой: У него чуть ли не все рассказы нашумели – и повести, и пьесы.

Борис Парамонов: Верно, специальных оговорок не надо. Вот в этом рассказе «Тьма» революционер прячется от полиции в публичном доме…

Иван Толстой: Прямо Раскольников и Сонечка Мармеладова.

Борис Парамонов: Точно. И вот ведет он с ней беседу, и выясняется, что никакими моральными добродетелями он эту проститутку не превосходит. И больше того: стыдно быть хорошим в мире, наполненным злом. Поэтому загасим свои фонарики и полезем все вместе во тьму.

Конечно, такие сочинения действовали на публику – очень уж с неожиданной стороны удар наносился. Отсюда сенсация, отсюда успех – и пламенная любовь читателей. Властитель дум, одним словом.

Иван Толстой: Корней Чуковский вспоминал, как Андреев показывал ему целую коллекцию записок самоубийц: вошло у них в обычай, прежде чем покончить с собой – послать письмо Леониду Андрееву.

Борис Парамонов:

Да, и по таким вот признакам видишь: что как бы мы ни хотели то время между двух революций реабилитировать в качестве этого самого Серебряного века – но атмосфера была не вовсе правильная, мутное было время, со всячинкой.

Тот же Чуковский определил главный художественный прием Андреева – поставив его в очень выразительную противоположность Льву Толстому. Он вспомнил, как в «Смерти Ивана Ильича» толстовский герой, думая о своей смерти, не может с ней примириться – хотя весь человеческий опыт и законы бытия говорят о неизбежности смерти. Он вспоминает учебный силлогизм из логики: все люди смертны, Кай человек, следовательно: Кай смертен. Но я не Кай – думает с ужасом Иван Ильич: Кай в действительности не существует, это голая абстракция, а я живой и конкретный, с массой живых, только мне присущих черт и особенностей. Так вот Леонид Андреев, говорит Чуковский, делает со своими героями ровно обратное: он их всех превращает в этих голых абстрактных Каев – и тут-то и начинает с ними орудовать, с этими простыми болванками человека.

Л. Андреев. Рассказ о семи повешенных. Обложка.

И вот как пишет об этом Чуковский:

Диктор: «Нужно обладать почти гениальною творческой силой, чтобы эти разбухшие крупицы человеческих душ выдать за целостные и живые души, чтобы эти страшные и невозможные «рожи» утвердить в нашем сознании, как нечто обычное и обыденное. У чиновника Семена Васильевича душа была «рожа», потому что, как огромный нос у карикатуры, у этой души была одна только фраза о негритянках. Но в повести «Мысль» у доктора Керженцева тоже одна фраза: мысль. У героя «Красного смеха» тоже одна фраза: война. У героя «Проклятия зверя» тоже одна фраза: город. У Василья Фивейского тоже одна фраза – вера. И так дальше. Одно свойство, одна черточка, один тезис, одна фраза растет и ширится и разбухает, как нога в водянке, а все другие свойства и черточки, и тезисы искусственно уменьшаются, отрезываются, отбрасываются, и таким образом получаются все эти Васильи Фивейские, Саввы, Керженцевы и другие духовные «рожи», – и, что интереснее всего, – все они отделяются у Андреева крепкою какою-то перегородкою, изолируются друг от друга и ни на одно мгновение друг о друге не догадываются, и тот, что любит негритянок, не знает, например, трагедии человеческого познания, ибо это специальность доктора Керженцева. Доктор Керженцев не знает трагедии человеческой веры, ибо это специальность Василия Фивейского. Василий Фивейский не знает трагедии смерти, ибо это специальность героя «Жизни Человека». Герой «Жизни Человека» не знает кровавого безумия, ибо это специальность героя повести «Красный смех». Герой повести «Красный смех» не знает городского кошмара, ибо это специальная монополия на какое-нибудь одно переживание, которое он исчерпает до конца и которое больше ни у кого из героев Андреева не повторится, – свой собственный патент на духовную рожу; у каждого свой департамент для эксплуатации специальных трагедий, и Андреев строго блюдет, чтобы, не дай Бог, на одного героя не пришлось по две трагедии, или, что еще хуже, кто-нибудь остался бы совсем без трагедии. Всем поровну!».

Л. Андреев. Красный смех. М., Красная новь, 1923.

Борис Парамонов: Чуковский еще пишет, что создав определенного героя, Андреев к нему больше не возвращается. Всякий его герой трагичен, но каждая из этих трагедий исключительно одностороння. У андреевских героев нет полноты человеческой личности, это не люди, а маски. В сущности, даже карикатуры: вот напишите портрет человека, выделив у него, скажем, только нос, – это и есть карикатура. И вот такими трагедийными карикатурами Леонид Андреев наполнил свои сочинения. И по-настоящему созданный им жанр следует называть трагедийным фельетоном – вот к такому выводу приходит Чуковский.

Иван Толстой: А кто еще из критиков интересно высказывался об Андрееве?

Борис Парамонов: Собственно, я уже дал резюме всех этих многочисленных высказываний об Андрееве, приведя итоговую их формулу: Достоевский для бедных.

Иван Толстой: А Чуковский этот приговор не подписывает?

Борис Парамонов: Нет, ни в коем случае. Он потом много раз утверждал: что все его похвалы Андрееву нужно брать не без грана соли, что они всегда сопровождаются иронией. Но он, однако, не раз называл Андреева великим писателем и даже гениальным. Мелькают такие эпитеты в его текстах.

Но разве что итоговую оценку Леониду Андрееву можно взять – уже за пределами литературного процесса, современником и активнейшим участником которого он был. Я приведу слова об Андрееве из книги Святополка-Мирского «История новой русской литературы (1881–1925 гг.)» То есть эта характеристика дана уже после смерти Андреева.

Леонид Андреев. Автопортрет, цветная фотография.

Диктор: «Андреев начинал как наивный, непритязательный, довольно сентиментальный реалист в старой «филантропической» традиции, в манере, больше напоминающей Короленко, чем Горького, – и именно этими рассказами привлек к себе внимание (Бергамот и Гараська, Ангелочек). Но довольно скоро он выработал свой собственный стиль – вернее, два стиля, ни один из которых не был вполне его собственным. Один из этих двух стилей, – и несравненно лучший – был почерпнут из проблемных рассказов Толстого Смерть Ивана Ильича и Крейцерова соната. Другой – «модернистское» варево из По, Метерлинка, немецких, польских и скандинавских модернистов. Первый стиль трезвый и сдержанный, второй – пронзительный, риторичный и, на современный вкус, вялый и несъедобный. Но в русской литературе он был новшеством, и поскольку темы Андреева были доступны и интересны среднему читателю, он некоторое время пользовался фантастическим успехом.

Стили эти так различны, словно принадлежат разным писателям, но выражают они одно и то же: нигилизм и отрицание. Человеческая жизнь, общество, мораль, культура – все это ложь: смерть и уничтожение – вот единственная реальность… Таков неизбежный результат всей истории интеллигенции: как только интеллигент теряет революционную веру, вселенная превращается для него в бессмысленную, ужасную пустоту».

Борис Парамонов: Святополк-Мирский заканчивает свою характеристику Андреева следующими словами:

Диктор: «В истории русской культуры он останется очень интересной и показательной фигурой: типичным представителем мрачной и трагической стадии в развитии интеллигенции – той стадии, когда, потеряв веру в наивный революционный оптимизм, она вдруг оказалась во вселенской пустоте: одинокие, опустошенные голые люди на бессмысленной земле под пустым и холодным небом…. Все это относится к тому Андрееву, который – опьяненный успехом и собственным значением, лишенный поддержки культуры и вкуса – пустился в мрачные моря модернизма. Другой Андреев – скромный и умный последователь Толстого, написавший Жили-были, В тумане и Губернатора – навсегда занял свое – пусть скромное – место в пантеоне русских писателей».

Борис Парамонов: Я бы к этим трем сочинениям Андреева добавил еще несколько: «Рассказ о семи повешенных», конечно, «Призраки» и «Вор».

Но Леонид Андреев и весь стоит чтения, он интересен – не каждый день такая литература на глаза попадается. Сколь бы он ни был некультурен – а литературную культуру современного читателя, безусловно, повысит.

https://www.svoboda.org/a/leonid-andreev/31509873.html

«Дневники Н.

Н. Гусева» Корней Чуковский

В последние годы жизни Льва Толстого несколько лиц, особенно к нему близкие, очень часто бывавшие в его обществе, стали вести подробные записи всего того, что видели и что слышали от великого яснополянского мудреца. Можно порадоваться, что, хотя и очень поздно, догадались они это сделать и, таким образом, уберегли от исчезновения целый ряд подробностей жизни Толстого, целый ряд его мыслей по самым различным вопросам и самым различным событиям русской общественной и художественной жизни.

Один из таких дневников, веденный молодым секретарем Льва Николаевича, В. Ф. Булгаковым, напечатан прошлою зимою и привлек к себе внимание всех, интересующихся Толстым. Такие же дневники вели, кроме Булгакова, доктор Толстого, Д. И. Маковицкий, музыкант и близкий друг Толстого А. Б. Гольденвейзер, закрепивший на бумаге ряд полных интереса разговоров с Толстым на религиозные темы. Наконец, в течение почти двух лет, начиная с 1907 г., вел такой дневник, очень обстоятельный, секретарь Л. Н., Гусев, затем, как известно, оторванный от Толстого и высланный далеко от Ясной Поляны. В непродолжительном времени выйдет из печати, в издании «Посредника», этот последний дневник. Нужно пожелать, чтобы и два других, сейчас названных, не остались под спудом, но увидали свет, стали доступны русскому читателю, если не теперь, когда многое, может быть, мешает их полному опубликованию, то позднее, когда наступят лучшие времена, и не придется уже урезывать записи и испещрять их многоточиями.

Благодаря любезности издателей, мы можем теперь же несколько познакомить читателей с дневниками Н. Н. Гусева, озаглавленными в печатном издании «Два года с Л. Н. Толстым». В предисловии Гусев рассказывает, как познакомился с Толстым, описывает свои первые посещения и свои первые впечатления. Записи в дневнике начинаются с 27 сентября 1907 г., заносятся почти каждодневно, разве с самыми редкими перерывами, и заканчиваются записью 1-го августа 1909 г. Заносятся различные факты из яснополянской жизни, посещения, встречи, разговоры, воспоминания Толстого о прошлом. Иногда записи коротки, ограничиваются лишь упоминанием о таком-то факте или о том, что был с тем-то разговор на такую-то тему; но иногда беседы, например, с Николаевым, о земельном вопросе и учении Джорджа, еще другие, переданы как будто со стенографическою точностью и полнотою. За два года пришлось, конечно, говорить об очень многом, выслушивать отклики Толстого на самые различные явления жизни и литературы, и когда читаешь гусевские дневники, точно мелькают перед глазами стеклышки калейдоскопа. Но все записи переданы так, что ни разу не является и тень сомнения в их подлинности и точности. А это — главное для таких книг, как гусевские «Два года». В этом отношении они — полный и счастливый контраст, хотя бы с «Живыми словами» Тенеромо…

Конечно, задача совершенно невыполнимая — исчерпать сколько-нибудь полно богатый и разнообразный материал книги. Ею будут, несомненно, широко пользоваться будущие биографы Льва Толстого. Познакомим лишь с немногими записями, касающимися, по преимуществу, отношений Толстого к литературе, к отдельным ее представителям, старым и новым, между прочим, — и к самому себе, как художнику. Последнее отношение слишком известно, чтобы была нужда его определять тут. Но иной раз в дневниках попадаются по этой части записи очень характерные — образные выражения основного взгляда Толстого на себя, как писателя. Под 31 мая 1909 г. Гусев, между прочим, записывает: «После завтрака Мечников с восторгом заговорил о художественных произведениях Л. Н-ча. Л. Н. высказал свое обычное отношение к ним и затем прибавил:

«- Как в балагане выскакивает наружу паяц и представляет разные фокусы для того, чтобы завлечь публику вовнутрь, где настоящее представление, так и мои художественные произведения играют такую же роль: они привлекают внимание к моим серьезным вещам».

А под 15 июля того же года находим такую запись:

«Недавно у Л. Н. был один посетитель, который выражал ему восторг и благодарность за то, что он написал «Войну и Мир» и «Анну Каренину».

«- Я ему сказал, — рассказывал нам за обедом Л. Н., — что это все равно, что к Эдиссону кто-нибудь пришел и сказал бы: «Я очень уважаю вас за то, что вы хорошо танцуете мазурку». Правильно ли, нет ли, я приписываю значение совсем другим своим книгам».

Конечно, и к художественным произведениям, принадлежащим другим, Толстой относился приблизительно так же, все больше и больше отрицал за ними важное значение. Под 14-м января 1908 г. Гусев записывает следующие слова, сказанные ему Л. Н.: «Вчера я слушал этого «Изумруда» (рассказ одного второстепенного автора) и ясно увидал, как мне неинтересны стали художественные произведения, эти выдуманные, ненужные… Точно также и музыка. Это такое суеверие, — видеть в этом что-то серьезное, важное… И прямым последствием этого взгляда явилось декадентство».

В связи с этим замечанием можно поставить слова, сказанные Л. Н. как-то А. Б. Гольденвейзеру (запись 13-го июля 1908 г.): «Мне кажется, что литература кончилась. И в вашей области (т. е. в музыке) это так. И это вполне естественно. Наша цивилизация так же идет к упадку, как и древняя цивилизация, и потому происходит вырождение литературы. И эта погоня за новой формой — потому, что нет содержания. Если есть, что сказать, так не станешь отыскивать форму: тут как-нибудь поскорее вылить это».

Известна нелюбовь Толстого к стихам. Вот характерный разговор на эту тему, занесенный Гусевым в дневник под 8-м января 1909 г.

«- Вы не любите стихов? — спросила Л. Н. одна гостья, г-жа Ф.

— Нет, — ответил Л. Н., — кроме самых больших талантов, как Пушкина, Тютчева. (К слову сказать, последнего Толстой ставил даже впереди Пушкина, как о том рассказывает в своих воспоминаниях г. Лазурский). У Пушкина не чувствуешь стиха; несмотря на то, что у него рифма и размер, чувствуешь, что иначе нельзя сказать; а здесь я чувствую, что то же самое можно сказать на тысячу разных ладов. Разумеется, совершенство и здесь недостижимо. Существует как бы бесконечно малая точка, и все дело в том, чтобы, насколько возможно, приблизиться к ней. И талант чувствует, насколько он подошел к этой точке, а люди бездарные воображают, что они в самом центре, тогда как они Бог знает где на окружности»…

В «Двух Годах», имеется, между прочим, любопытное воспоминание Л. Н. о другом нашем поэте, Некрасове. Кто-то за обедом заговорил (Запись 5-го февраля 1908 г.) о Некрасове. Гусев спросил, знал ли Толстой писателей некрасовского «Современника».

«- Чернышевского знал, — ответил Толстой, — он мне всегда был очень неприятен, и писания его неприятны. А сам Некрасов скорее приятен. Я помню, я раз зашел к нему вечером, — он всегда был какой-то умирающий, все кашлял, — он тогда написал стихотворение: «Замолкни, муза мести и печали», и я сразу запомнил его наизусть».

Хорошо помнил Толстой и «Рыцаря на час», любил это стихотворение, за исключением последних строк, в которых ему не нравилось выражение «стан погибающих».

«- Он был очень холодный, жестокий человек, — вспоминал в тот же вечер Л. Н. — Но правдивый был человек. Он любил играть в карты и много выигрывал и говорил мне, как хорошо играть в карты: «Я езжу в клуб этих дурачков обыгрывать»… Стих у него грубый, пошлый…»

Можно найти в записях Гусева воспоминание и об Островском. «Он мне нравился, — сказал Л.  Н. (Запись 13-го июня 1908 г.), своей простотой, русским складом жизни, серьезностью и большим дарованием. Он был самобытный, оригинальный человек, ни у кого не заискивал, даже в литературном мире». Л. Н. помнил, что еще в 1860 или 61 г. написал комедию: «Зараженное семейство», в котором осмеивались «нигилисты».

«- Помню, она была недурна. Я все хотел поскорее ее напечатать, и Островский мне говорил: «Боишься, поумнеют?».

Комедия так и не была напечатала, и Л. Н. не знал, цела ли рукопись, и где она.

Как-то на вопрос о Достоевском, Л. Н. ответил:

«- Да, его я очень ценю. В его произведениях тот недостаток, что он сразу высказывает все, а дальше размазывает. Может быть, это потому, что ему деньги были нужны».

Неприятно-резкий отзыв, среди записанных Гусевым, — о Тургеневе и его творчестве.

Не раз заходила в изображаемое Гусевым время речь и о новейших наших писателях, большинство которых, из наиболее популярных, не пользовались сочувствием Л. Н.

«- Я недавно перечитывал, — как-то сказал Л. Н. — Пушкина. Как это полезно: все дело в том, что такие писатели, как Пушкин и некоторые другие, может быть — и я в этом числе, старались вложить в то, что они писали, все, что они могли. А теперешние писатели просто швыряются сюжетами, словами, сравнениями, бросают их, как попало».

Прочитав «Ивана Иваныча» Леонида Андреева, Л. Н. сказал Гусеву (Запись от 9-го марта 1908 г.):

«- Как всегда, у Андреева, отсутствие чувства меры. Удивительна слава этого человека! Вот все эти, — Куприн, Серафимович, Арцыбашев, — гораздо талантливее его…»

Приблизительно то же говорил Л. Н. в другой беседе, вызванной другим произведением Андреева: «Его хвалят, и он позволяет себе писать Бог знает как. Полное отсутствие чувства меры, а в искусстве, во всяком, — в поэзии, в музыке, в скульптуре, — это главное. Как только художник перехватил через край, я сейчас же замечаю: а! он хочет меня поймать, и настораживаюсь против него».

Ограничимся лишь очень немногим, притом — не выходящим все из того же чисто литературного круга. Это — лишь малая дробь того высоко интересного целого, которое представляют дневники Н. Н. Гусева. Не подлежит сомнению, что книга его будет иметь многочисленных читателей и возбудит в них большой интерес. Литература о Толстом за время, протекшее со времени торжественно-скорбных дней, весьма выросла. В ней одно из самых видных мест, в качестве сырого, но драгоценного матерьяла, займет та книга, с которой мы сейчас знакомили и которая в скором времени станет доступна читателю.

Корней Чуковский

Леонид Андреев в кругу писателей. Л.Н. Андреев и Л.Н. Толстой». — Орловский объединенный государственный литературный музей И.С. Тургенева

Леонид Андреев в кругу писателей.
Л.Н. Андреев и Л.Н. Толстой.
В яснополянской библиотеке Толстого хранится несколько изданий сочинений Л. Андреева. Отношение великого мастера слова к творчеству младшего собрата складывалось при чтении именно этих экземпляров. Страницы книг испещрены многочисленными пометами Льва Николаевича и все они разнообразны: подчеркивания отдельных строк, оценки по пятибалльной системе простым и зеленым карандашами, оценки буквами «П» — плохо, «Х» — хорошо. За рассказы «Валя», «Жили-были», «На реке», «Христиане» Лев Толстой поставил Андрееву пятерки.
Начало знакомства Л.Н. Толстого с творчеством Л.Н. Андреева относится к концу 1890-х годов, когда в газете «Курьер» и журналах «Жизнь» и «Журнал для всех» появились первые рассказы начинающего литератора. В 1901 году товарищество «Знание» выпустило сборник рассказов Леонида Андреева. Один экземпляр автор послал Толстому. На титульном листе книги он сделал дарственную надпись: «Глубокоуважаемому Льву Николаевичу Толстому — Л. Андреев. 9 декабря 1901 г.».
В 1908 году в интервью «Петербургской газете» Леонид Андреев сказал: «Учителем своим признаю Толстого. Толстой прошел надо мной и остался во мне. Выше Толстого я никого не знаю, каждое его произведение считаю образцом искусства и мерилом художественности».
Весной 1910 года состоялась первая и единственная встреча писателей. Толстой познакомил гостя со своей семьей, близкими людьми, совершил с ним прогулку по усадьбе. В.Ф. Булгаков записал в своем дневнике, что Андреев произвел на Толстого хорошее впечатление. Вечером в беседе с секретарем он сказал: «Умный, у него такие добрые мысли, очень деликатный человек».
Своими впечатлениями от посещения Ясной Поляны Леонид Андреев поделился на страницах очерка «За полгода до смерти»: «… Вот мы идем весенним лесом, и напрасно стараюсь я не утомить Льва Николаевича быстротою: он шагает быстрее и легче меня, и разговаривает на ходу без одышки … вот пересекаем поляну с весенними цветами, и, смотря вниз, тихо и как бы для себя, он произносит стихотворение Фета о весне…
… А вот и прощанье – тогда я не думал, что последнее, рассчитывал в скорости опять приехать. Но вышло – последнее. На мгновение, которого нельзя ни сознать ни запомнить в его глубине, приблизились ко мне и дали поцелуй его уста … и все ушло».
Еще учась в Московском университете, Леонид Андреев нарисовал с фотографии портрет Толстого. Позже было выполнено еще несколько портретов. В 1913 году на выставке независимых художников в Петербурге Леонид Николаевич представил поясной портрет Л. Н. Толстого. В настоящее время этот портрет находится в экспозиции Дома-музея Л. Андреева.

Лев Толстой | Русский писатель

Самые популярные вопросы

Чем значим Лев Толстой?

Русский писатель Лев Толстой считается мастером реалистической фантастики и одним из величайших романистов мира, особенно известным благодаря Анна Каренина и Война и мир . Колеблясь между скептицизмом и догматизмом, он исследовал самые разнообразные подходы к человеческому опыту. Его работы хвалили как части жизни, а не произведения искусства.

Каким было детство Льва Толстого?

Лев Толстой родился в 1828 году в семье аристократов. Его мать умерла, когда ему не исполнилось двух лет, а отец скончался в 1837 году. После смерти двух других опекунов Толстой жил с тетей в Казани, Россия. По словам Толстого, наибольшее влияние на его детство оказала его двоюродная сестра Татьяна Александровна Ергольская.

Как умер Лев Толстой?

Расстроенный несчастливым браком и противоречием между своей жизнью и своими принципами, Лев Толстой в 1910 году покинул имение своей семьи.Несмотря на его скрытность, пресса начала сообщать о его перемещениях. Вскоре он заболел пневмонией и умер от сердечной недостаточности на железнодорожной станции в Астапово, Россия. Ему было 82 года.

Каковы достижения Льва Толстого?

Лев Толстой известен прежде всего тем, что написал шедевры « Война и мир » (1865–1869) и « Анна Каренина » (1875–77), которые считаются одними из лучших когда-либо написанных романов. Образцы реалистической фантастики, они ярко воплощают видение человеческого опыта, основанное на оценке повседневной жизни и прозаических добродетелей.

Лев Толстой , Толстой также пишется Толстой, Русский полностью Лев Николаевич, Граф (граф) Толстой , (род. 28 августа [9 сентября по новому стилю] 1828 г., Ясная Поляна, Тульская губерния, Российская империя — умер 7 (20 ноября) 1910, Астапово Рязанской губернии), русский писатель, мастер реалистической прозы, один из величайших романистов мира.

Толстой наиболее известен своими двумя самыми длинными произведениями: Война и мир (1865–1869) и Анна Каренина (1875–1877), которые обычно считаются одними из лучших когда-либо написанных романов. Война и мир , в частности, кажется, практически определяет эту форму для многих читателей и критиков. Среди более коротких произведений Толстого « Смерть Ивана Ильича » (1886) обычно относят к лучшим образцам новеллы. В частности, за последние три десятилетия своей жизни Толстой также добился всемирной известности как моральный и религиозный учитель. Его учение о непротивлении злу оказало большое влияние на Ганди. Хотя религиозные идеи Толстого уже не вызывают того уважения, которое они когда-то вызывали, интерес к его жизни и личности с годами только возрос.

Большинство читателей согласятся с оценкой британского поэта и критика XIX века Мэтью Арнольда, что роман Толстого — не произведение искусства, а часть жизни; русский писатель Исаак Бабель заметил, что, если бы мир мог писать сам по себе, он писал бы, как Толстой. Критики разных школ согласны с тем, что произведения Толстого каким-то образом ускользают от всякой искусственности. Большинство подчеркивали его способность наблюдать малейшие изменения сознания и записывать малейшие движения тела.То, что другой романист назвал бы единичным актом сознания, Толстой убедительно разбивает на ряд бесконечно малых шагов. По словам английской писательницы Вирджинии Вульф, считавшей само собой разумеющимся, что Толстой был «величайшим из всех романистов», эта наблюдательность вызывала своего рода страх у читателей, которые «желали убежать от пристального на нас взгляда Толстого». Те, кто посещал Толстого в пожилом возрасте, также сообщали о чувстве большого дискомфорта, когда он, казалось, понимал их невысказанные мысли. Было обычным делом описывать его как богоподобного в своих силах и титанического в его борьбе за то, чтобы избежать ограничений человеческого существования. Одни видели в Толстом воплощение природы и чистой жизненной силы, другие видели в нем воплощение мировой совести, но почти для всех, кто знал его или читал его произведения, он был не просто одним из величайших когда-либо живших писателей, а живым человеком. символ поиска смысла жизни.

Первые годы

Потомок выдающихся аристократов, Толстой родился в фамильном поместье, примерно в 130 милях (210 км) к югу от Москвы, где ему предстояло прожить лучшую часть своей жизни и написать свои самые важные произведения.Его мать, Мария Николаевна, урожденная княгиня Волконская, умерла, не дожив до двух лет, а отец Николай Ильич, граф (граф) Толстой, последовал за ней в 1837 году. Бабушка умерла через 11 месяцев, а затем его следующая опекун, тетка Александра в 1841 году. Затем Толстой и четверо его братьев и сестер были переданы на попечение другой тете в Казань, на западе России. Толстой вспоминал двоюродную сестру, жившую в Ясной Поляне, Татьяну Александровну Ергольскую («тетя Туанетта», как он ее называл), как оказавшую наибольшее влияние на его детство, а позднее, в юности, Толстой написал некоторые из своих самых трогательных писем. ей.Несмотря на постоянное присутствие смерти, Толстой вспоминал свое детство в идиллических чертах. Его первая опубликованная работа « Детство » (1852; Детство ) представляла собой вымышленный и ностальгический отчет о его ранних годах.

Получив домашнее образование у репетиторов, Толстой поступил в Казанский университет в 1844 г. на факультет восточных языков. Его плохая успеваемость вскоре вынудила его перейти на менее требовательный юридический факультет, где он написал сравнение французского политического философа Монтескье «Дух законов » и наказ Екатерины Великой (инструкции для свода законов).Интересуясь литературой и этикой, он увлекался произведениями английских романистов Лоуренса Стерна и Чарльза Диккенса и, особенно, произведениями французского философа Жан-Жака Руссо; вместо креста он носил медальон с портретом Руссо. Но большую часть своего времени он проводил, пытаясь быть comme il faut (социально корректным), выпивая, играя в азартные игры и занимаясь развратом. Покинув в 1847 году университет без степени, Толстой вернулся в Ясную Поляну, где планировал заняться самообразованием, управлять своим имением и улучшить участь своих крепостных.Несмотря на частые решения изменить свой образ жизни, он продолжал свою разгульную жизнь во время пребывания в Туле, Москве и Санкт-Петербурге. В 1851 году он присоединился к своему старшему брату Николаю, армейскому офицеру, на Кавказе, а затем сам поступил в армию. Участвовал в походах против коренных народов, а вскоре и в Крымской войне (1853–56).

В 1847 году Толстой начал вести дневник, который стал его лабораторией для экспериментов по самоанализу, а затем и для его художественной литературы. С некоторыми перерывами Толстой вел свои дневники на протяжении всей своей жизни, и поэтому он является одним из наиболее документированных писателей, которые когда-либо жили. Отражая жизнь, которую он вел, его первый дневник начинается с признания, что он, возможно, заразился венерической болезнью. В ранних дневниках зафиксировано увлечение нормотворчеством, поскольку Толстой составлял правила для различных аспектов социального и морального поведения. Они также фиксируют неоднократное несоблюдение писателем этих правил, его попытки сформулировать новые, призванные обеспечить соблюдение старых, и его частые акты самобичевания. Более поздняя вера Толстого в то, что жизнь слишком сложна и беспорядочна, чтобы когда-либо подчиняться правилам или философским системам, возможно, проистекает из этих тщетных попыток саморегуляции.

Лев Толстой | Биография, книги и факты

Лев Николаевич Толстой был русским писателем, наиболее известным своими романами «Война и мир» и «Анна Каренина», которые считаются величайшими романами реалистической фантастики. Многие считают Толстого лучшим писателем в мире. Помимо романов, Толстой также писал рассказы, очерки и пьесы. Также моральный мыслитель и социальный реформатор, Толстой придерживался строгих моралистических взглядов. В более позднем возрасте он стал ярым христианским анархистом и анархо-пацифистом.Его подход ненасильственного сопротивления к жизни был выражен в его работах, таких как «Царство Божье внутри вас», которое, как известно, оказало глубокое влияние на важных деятелей 20-го века, в частности, на Мартина Лютера Кинга-младшего и Мохандаса Ганди.

Родившийся в Ясной Поляне 9 сентября 1828 года, Лев Толстой принадлежал к известному дворянскому русскому роду. Он был четвертым из пяти детей графа Николая Ильича Толстого и графини Марии Толстой, оба из которых умерли, оставив своих детей на воспитание родственникам.Желая поступить на факультет восточных языков Казанского университета, Толстой готовился к вступительным экзаменам, изучая арабский, турецкий, латинский, немецкий, английский и французский языки, а также географию, историю и религию. В 1844 году Толстой был принят в Казанский университет. Не сумев окончить школу после второго курса, Толстой вернулся в Ясную Поляну, а затем путешествовал между Москвой и Санкт-Петербургом. Обладая некоторым рабочим знанием нескольких языков, он стал полиглотом. Новообретенный юноша привлекал Толстого к выпивке, посещению борделей и, прежде всего, к азартным играм, которые оставили его в больших долгах и агонии, но Толстой вскоре понял, что живет жестокой жизнью, и еще раз попытался сдать университетские экзамены в надежде, что он получит место в университете. правительство, но в итоге оказался на Кавказе, служа в армии по стопам своего старшего брата.Именно в это время Толстой начал писать.

В 1862 году Лев Толстой женился на Софье Андреевне Берс, в основном Соне, которая была моложе его на 16 лет. У пары было тринадцать детей, пятеро из которых умерли в раннем возрасте. Соня была секретарем, корректором и финансовым менеджером Толстого, когда он написал два своих величайших произведения. Их ранняя супружеская жизнь была наполнена довольством. Однако отношения Толстого с женой ухудшились, поскольку его убеждения становились все более радикальными вплоть до отказа от унаследованного и заработанного богатства.

Толстой начал писать свой шедевр «Война и мир» в 1862 году. Шесть томов произведения были опубликованы между 1863 и 1869 годами. В этом великом романе, состоящем из 580 персонажей, взятых из истории, и других, созданных Толстым, этот великий роман исследует теорию истории и ничтожность известных фигур, таких как Александр и Наполеон. «Анна Каренина», следующая эпопея Толстого была начата в 1873 году и полностью опубликована в 1878 году. Среди его самых ранних публикаций — автобиографические произведения, такие как «Детство, отрочество и юность» (1852–1856).Хотя это произведения художественной литературы, романы раскрывают аспекты собственной жизни и опыта Лео. Толстой был мастером писать о русском обществе, свидетельство чего отображено в «Казаках» (1863). Его более поздние работы, такие как «Смерть Ивана Ильича» (1886 г. ) и «Что делать?» (1901) посвящены христианской тематике.

В последние годы жизни Толстой все больше склонялся к аскетической морали, твердо верил в Нагорную проповедь и ненасильственное сопротивление. 20 ноября 1910 года Лев Толстой скончался в возрасте 82 лет от пневмонии.

Купить книги Льва Толстого

Картина Толстого | Deccan Herald

В 1883 году 31-летний художник Леонид Пастернак впервые встретился со Львом Николаевичем Толстым, который к тому времени уже был международной знаменитостью. Его длинные романы «Война и мир» (1869 г.) и «Анна Каренина» (1878 г.) сделали его имя нарицательным.

Парадоксальным образом огромный успех его сочинений и быстро растущее богатство за счет гонораров довели русского мастера до депрессии, кризиса среднего возраста и религиозного разочарования.Терзаемый внутренним конфликтом, экзистенциальным отчаянием и философскими вопросами о смысле жизни перед лицом смерти, Толстой к 1880-м годам стал «белобородым патриархом в крестьянской одежде, живущим среди бедноты». Когда годовалый писатель посетил 21-ю выставку передвижников в Москве, Пастернак был, понятно, взволнован. «Толстой вдруг стал пристально вглядываться в картины, как будто сверлил в воздухе дыру, — вспоминал он в своих воспоминаниях. «Я видел вспышку и вспышку молнии.Я видел грозу с приглушенными раскатами грома, грохотающими за грозовыми тучами. Это был тот Толстой, которого я потом пытался изобразить в своем профильном портрете на фоне грозового неба».

После встречи между ними быстро зародилась теплая дружба. Преисполненный восхищения иллюстрациями Пастернака, Толстой часто приглашал его в свои московские и загородные резиденции. Он стал частой моделью Пастернака и изображался в различных условиях и средствах массовой информации.

В конце 1890-х годов, когда третий большой роман Толстого «Воскресение» печатался в журнале, Пастернак делал наброски и иллюстрировал его с безудержным интересом и энтузиазмом.Его способность улавливать настроения и характеры романа восхищала автора.

Пастернак и его жена Розалия, выдающаяся пианистка, находились под сильным влиянием личности Толстого, его нравственного идеализма и цельности как человека и художника. Спустя десятилетия сын Леонида, Борис Пастернак (который впоследствии получил Нобелевскую премию по литературе в 1958 году), напишет о благоговении своих родителей по отношению к Толстому; и как весь дом проникся толстовским духом.

У Лидии, дочери Леонида, тоже было подобное воспоминание.«Время характеризовалось «духовной атмосферой» и «толстовским элементом» в сочетании с музыкальным опытом». Когда в ноябре 1910 года Толстой умер на маленьком деревенском вокзале, Леонид и Борис Пастернаки поспешили туда, чтобы отдать последний долг. Леонид, по сути, сделал последний рисунок Толстого на смертном одре.

Монография Леонида о Льве Толстом, содержащая картины и очерки, была издана в Берлине в 1932 году. Большинство экземпляров были, к сожалению, уничтожены в 1933 году, когда нацисты гордились тем, что публично сжигали книги.

Молниеносное рисование

Леонид Пастернак, младший из большой семьи из девяти детей, с раннего детства любил рисовать. Однако его родители, испытывающие финансовые трудности, не одобряли его ранние набеги на искусство; они, не колеблясь, даже уничтожили некоторые из его ранних картин. Позже, изучая юриспруденцию, Леонид продолжал заниматься искусством, живя скромно.

Первая крупная продажа его картины состоялась в 1888 году, когда «Письмо из дома» (30 х 40 см /карандаш на бумаге /1888) было куплено коллекционером Павлом Третьяковым за 2000 рублей.Когда в 1890 году его вторая крупная картина «Молитва слепых детей» была отклонена жюри, Леонид вместе с младшими московскими коллегами основал коллектив прогрессивных художников «Группа тридцати шести художников». Его финансы начали улучшаться только в начале 1890-х годов, когда он получил признание как талантливый иллюстратор и портретист. В 1894 году он поступил в коллектив Московского училища живописи, где проработал более 25 лет.

Леонид, повидавший в юности жизнь на низшей ступени социальной лестницы, неустанно работал в своей мастерской и дома, создавая вызывающие воспоминания наброски, акварели, картины углем и маслом.Его искусство отличалось молниеносным рисованием и импрессионистской техникой живописи. Настоящий семьянин, он часто зарисовывал своих родных и близких, ловя их характерные настроения и манеры.

Дети Леонида видели в нем человека «безусловной верности и честности, с преувеличенным чувством ответственности и долга, что делало его личную жизнь более суровой и трудной, чем нужно». человек мечтательного, мягкого нрава, добрый и альтруистичный, медлительный и неуверенный во всем, кроме своей работы, скромный, замкнутый и с искренним нежеланием быть в центре внимания, чего ему порой было нелегко избежать.У него также было прекрасное чувство юмора и способность подражать; наблюдения и рисование были для него естественной необходимостью, как сон и дыхание… интересно было наблюдать за ним за работой; при написании портрета… скорость, легкость и решительность, с которыми он работал, были поистине поразительны и прямо контрастировали с его обычной осанкой».

В политическом отношении Леонид был известен своей умеренной позицией, зараженной «духом революции», хотя в 1905 году он в письме своему другу выразил ужас по поводу числа жертв, уже принесенных революцией.В 1917 году его вызвали в Кремль, чтобы написать групповой портрет ведущих большевиков, включая Ленина и Троцкого. Картина была куплена государством, но уничтожена в 1930-х годах, потому что слишком многие из изображенных на ней лидеров с тех пор были объявлены «врагами народа».

Пастернак был вынужден бежать в Германию с женой и двумя дочерьми Лидией и Жозефиной из сталинской России в 1921 году. (Борис и его брат Александр остались в Советском Союзе.) В эмиграции Леонид создал портреты Альберта Эйнштейна, Райнер Мария Рильке, Джон Осборн и другие.

Когда нацисты пришли к власти в Германии, Леонид и его семья подумывали о возвращении в Россию в 1938 году. Борис, желая их возвращения, также пытался отговорить их от приезда, так как опасался опасности для их жизни, если они приедут. Семья переехала в Оксфорд, Англия, в 1938 году.

Убитый горем после смерти жены в 1939 году и опечаленный редкими контактами с сыновьями, Леонид провел последние шесть лет своей жизни полуотшельником в доме Лидии в Оксфорде, где он умер 31 мая 1945 года в возрасте 83 лет.

Пастернак (фотографии в рамке…) #14892754

Фотопринт Льва Толстого с газетой, 1901 год. Художник: Пастернак, Леонид Осипович (1862-1945)

Лев Толстой с газетой, 1901 г. Находится в коллекции Института русской литературы ИРЛИ (Пушкинский Дом), Санкт-Петербург

© Fine Art Images

Идентификатор носителя 14892754

Автор Конец 19-го начала 20-го века Эссеист Изображения изобразительного искусства Лев Толстой Леонид Осипович 1862 1945 Лев Николаевич Толстой Лев Толстой Литература Мужской портрет Писатель Масло на холсте Картина Пастернак Портрет Россия Русские эссеисты Русская литература русские романисты Русская Живопись Русский писатель Русские писатели Толстой Писатель Ясная Поляна

Печать 10 x 8 дюймов (25 x 20 см)

Наши фотоотпечатки печатаются на прочной бумаге архивного качества для яркого воспроизведения и идеально подходят для обрамления

проверить

Гарантия Pixel Perfect

чек

Изготовлен из высококачественных материалов

проверить

Необрезанное изображение 16. 1 х 25,4 см (оценка)

чек

Отделка профессионального качества

чек

Размер продукта 20,3 x 25,4 см (ориентировочно)

Наши водяные знаки не появляются на готовой продукции

Отпечатано на бумаге архивного качества для непревзойденной стойкости изображения и великолепной цветопередачи с точной цветопередачей и плавными тонами. Отпечатано на профессиональной бумаге Fujifilm Crystal Archive DP II плотностью 234 г/м². 10×8 для альбомных изображений, 8×10 для портретных изображений.Размер относится к используемой бумаге в дюймах.

Код продукта dmcs_14892754_676_0

Фотопечать Печать плакатов Печать в рамке Пазл Поздравительные открытки Печать на холсте Художественная печать Фото Кружка Печать в рамке Установленное фото Стеклянная подставка Коврик для мыши Премиум обрамление Подушка Сумка Металлическая печать Стеклянная рамка акриловый блок Стеклянные коврики

Полный ассортимент художественной печати

Наши стандартные фотоотпечатки (идеально подходят для оформления) отправляются в тот же или на следующий рабочий день, а большинство других товаров отправляются через несколько дней.

Фотопечать (8,50–60,80 долл. США)
Наши фотоотпечатки печатаются на прочной бумаге архивного качества для яркого воспроизведения и идеально подходят для оформления.

Печать плакатов (13,37–72,97 долл. США)
Бумага для постеров архивного качества, идеальна для печати больших изображений

Принт в рамке (54,72–279,73 долл. США)
Наши современные репродукции в рамке профессионально изготовлены и готовы повесить на стену

Пазл ($34.04 – 46,21 долл. США)
Пазлы — идеальный подарок на любой праздник

Поздравительные открытки (7,26–14,58 долл. США)
Поздравительные открытки, подходящие для дней рождения, свадеб, юбилеев, выпускных, благодарностей и многого другого

Печать на холсте (36,48–279,73 долл. США)
Профессионально сделанные, готовые к развешиванию картины на холсте — отличный способ добавить цвет, глубину и текстуру в любое пространство.

Художественная печать (36,48–243,24 долл. США)
Наши художественные репродукции с мягкой текстурированной натуральной поверхностью — это лучшее, что может быть после приобретения оригинальных произведений искусства. Они соответствуют стандартам самых требовательных музейных хранителей.

Фотокружка ($12,15)
Наслаждайтесь любимым напитком из кружки, украшенной любимым изображением. Сентиментальные и практичные персонализированные кружки с фотографиями станут идеальным подарком для близких, друзей или коллег по работе

Принт в рамке (54,72–304,05 долл. США)
Наш оригинальный ассортимент британских репродукций в рамке со скошенным краем

Установленная фотография (15,80–158,10 долл. США)
Отпечатанные фотографии поставляются в специальном футляре для карточек, готовые к рамке

Стеклянная подставка ($9.72)
Индивидуальная стеклянная подставка. Также доступны элегантные полированные безопасные закаленные стекла и термостойкие коврики под тарелки

.

Коврик для мыши (17,02 долл. США)
Фотографический отпечаток архивного качества на прочном коврике для мыши с нескользящей подложкой. Работает со всеми компьютерными мышами.

Каркас премиум-класса (109,45–352,70 долл. США)
Наши превосходные репродукции в рамке премиум-класса профессионально изготовлены и готовы повесить на стену

Подушка (30 долларов США.39 — 54,72 доллара США)
Украсьте свое пространство декоративными мягкими подушками

Большая сумка (36,43 долл. США)
Наши большие сумки изготовлены из мягкой прочной ткани и снабжены ремнем для удобной переноски.

Металлический принт (71,76–242,03 долл. США)
Изготовленные из прочного металла и роскошных технологий печати, металлические принты оживляют изображения и придают современный вид любому пространству

Стеклянная рамка (27,96–83,93 долл. США) Крепления из закаленного стекла
идеально подходят для настенного дисплея, кроме того, мониторы меньшего размера можно использовать отдельно на встроенной подставке.

Acrylic Blox (36,48–60,80 долл. США)
Обтекаемый, односторонний современный и привлекательный принт на столешнице

Стеклянные салфетки (60,80 долл. США)
Набор из 4 стеклянных салфеток. Элегантное полированное безопасное стекло и термостойкое. Соответствующие подставки также доступны

Искусство — Картины маслом — Шедевр #5006 — Леонид Пастернак — Лев Толстой

Kevane & Company имеет минимальный заказ на 75,00 долларов США для покупки в нашем интернет-магазине.

Наша галерея сокровищ…часто обновляется…

27 июля 2013 года мы начали пополнять нашу новейшую коллекцию готовых угловых рам, декоративных угловых нестандартных рам, новейшую часть нашей коллекции рам и зеркал Manhattan Gallery. Изысканные угловые рамы для произведений искусства ЛЮБОГО размера — с законченными углами музейного качества и исполнением.

23 апреля 2012 года мы начали пополнять нашу новую коллекцию рам и зеркал Manhattan Gallery. Мы начали с нашей коллекции зеркал Baroque High Gloss. Модно, дерзко и великолепно!

10 марта 2009 года мы добавили новый раздел пользовательских рамок. Серия 2000 пользовательских фоторамок — это потрясающая новая коллекция пользовательских рамок!

5 января 2009 года мы добавили новый раздел, посвященный овальным фоторамкам — это отличная новая коллекция и популярное направление на нашем сайте!

28 ноября 2008 г. мы добавили нашу новую серию «1200» Изысканных рамок для картин — Рамки для картин серии 1200 — это отличная новая линия высококлассных рамок для картин!

11 октября 2008 г. мы добавили нашу новую серию «1000» декоративных фоторамок — Серия 1000 фоторамок — Мы очень рады этой новой линейке высококлассных фоторамок!

11 октября 2008 г. мы добавили новый раздел, посвященный Овальным рамкам для картин. Мы очень рады этой коллекции и будем работать над расширением нашего ассортимента этих труднодоступных овальных рамок.

1 мая 2007 г. мы добавили нашу серию фоторамок «600» — Фоторамки — это высококачественная линейка высококлассных фоторамок!

17 января 2006 г. мы начали добавлять чуть менее 1500 человек. Фоторамки в 132 различных стилях в нашем разделе Фоторамки. Эти рамок для фотографий — запредельная стоимость!

10 декабря 2005 г. — началось добавление более 1000 новых ламп в НОВЫЕ классические лампы — Галерея классических ламп, которая находится в разделе «Лампы и освещение» — новые лампы находятся здесь.

25 ноября 2005 г. мы начали добавлять аксессуары для дома Джин Рид. Мы начали с секций фарфора и салфеток. Нам просто нравится от Jeanne Reed — его трудно найти, и он исключительно высокого качества. Хорошей охоты!

Вернуться на домашнюю страницу Kevane & Company .

Не пропустите экстраординарные Мебель , Аксессуары для дома и ценности в Kevane & Company.

Пастернак (фотографии в рамке.

..) #14892754

Гравюра Льва Толстого с газетой в рамке, 1901 год. Художник: Пастернак, Леонид Осипович (1862-1945)

Лев Толстой с газетой, 1901 г. Находится в коллекции Института русской литературы ИРЛИ (Пушкинский Дом), Санкт-Петербург

Мы рады предложить этот принт в сотрудничестве с Heritage Images

.

Heritage Images включает коллекции изображений наследия

© Fine Art Images

Идентификатор носителя 14892754

Автор Конец 19-го начала 20-го века Эссеист Изображения изобразительного искусства Лев Толстой Леонид Осипович 1862 1945 Лев Николаевич Толстой Лев Толстой Литература Мужской портрет Писатель Масло на холсте Картина Пастернак Портрет Россия Русские эссеисты Русская литература русские романисты Русская Живопись Русский писатель Русские писатели Толстой Писатель Ясная Поляна

Современная рамка 14 x 12 дюймов (38 x 32 см)

Наши современные репродукции в рамке профессионально изготовлены и готовы повесить на стену

проверить

Гарантия Pixel Perfect

чек

Изготовлен из высококачественных материалов

проверить

Необрезанное изображение 15. 4 х 24,4 см (оценка)

чек

Отделка профессионального качества

чек

Размер продукта 32,5 x 37,6 см (ориентировочно)

Наши водяные знаки не появляются на готовой продукции

Рамка под дерево, на карточке, фотопечать архивного качества 10×8. Габаритные внешние размеры 14×12 дюймов (38×32 см). Экологически чистый и безопасный для озона молдинг Polycore® размером 40 мм x 15 мм выглядит как настоящая древесина, он прочный, легкий и легко подвешивается. Биоразлагаемый и изготовленный из нехлорированных газов (без токсичных паров), он эффективен; производство 100 тонн полистирола может спасти 300 тонн деревьев! Отпечатки глазированы легким, небьющимся акрилом с оптической прозрачностью (обеспечивающим такую ​​же общую защиту от окружающей среды, как и стекло).Задняя часть сшита из ДВП с прикрепленной пилообразной вешалкой. Примечание. Чтобы свести к минимуму обрезку оригинального изображения, обеспечить оптимальную компоновку и обеспечить безопасность печати, видимый отпечаток может быть немного меньше

Код продукта dmcs_14892754_80876_736

Фотопечать Печать плакатов Печать в рамке Пазл Поздравительные открытки Печать на холсте Художественная печать Фото Кружка Печать в рамке Установленное фото Стеклянная подставка Коврик для мыши Премиум обрамление Подушка Сумка Металлическая печать Стеклянная рамка акриловый блок Стеклянные коврики

Полный ассортимент художественной печати

Наши стандартные фотоотпечатки (идеально подходят для оформления) отправляются в тот же или на следующий рабочий день, а большинство других товаров отправляются через несколько дней.

Фотопечать (8,50–60,80 долл. США)
Наши фотоотпечатки печатаются на прочной бумаге архивного качества для яркого воспроизведения и идеально подходят для оформления.

Печать плакатов (13,37–72,97 долл. США)
Бумага для постеров архивного качества, идеальна для печати больших изображений

Принт в рамке (54,72–279,73 долл. США)
Наши современные репродукции в рамке профессионально изготовлены и готовы повесить на стену

Пазл ($34.04 – 46,21 долл. США)
Пазлы — идеальный подарок на любой праздник

Поздравительные открытки (7,26–14,58 долл. США)
Поздравительные открытки, подходящие для дней рождения, свадеб, юбилеев, выпускных, благодарностей и многого другого

Печать на холсте (36,48–279,73 долл. США)
Профессионально сделанные, готовые к развешиванию картины на холсте — отличный способ добавить цвет, глубину и текстуру в любое пространство.

Художественная печать (36,48–243,24 долл. США)
Наши художественные репродукции с мягкой текстурированной натуральной поверхностью — это лучшее, что может быть после приобретения оригинальных произведений искусства. Они соответствуют стандартам самых требовательных музейных хранителей.

Фотокружка ($12,15)
Наслаждайтесь любимым напитком из кружки, украшенной любимым изображением. Сентиментальные и практичные персонализированные кружки с фотографиями станут идеальным подарком для близких, друзей или коллег по работе

Принт в рамке (54,72–304,05 долл. США)
Наш оригинальный ассортимент британских репродукций в рамке со скошенным краем

Установленная фотография (15,80–158,10 долл. США)
Отпечатанные фотографии поставляются в специальном футляре для карточек, готовые к рамке

Стеклянная подставка ($9.72)
Индивидуальная стеклянная подставка. Также доступны элегантные полированные безопасные закаленные стекла и термостойкие коврики под тарелки

.

Коврик для мыши (17,02 долл. США)
Фотографический отпечаток архивного качества на прочном коврике для мыши с нескользящей подложкой. Работает со всеми компьютерными мышами.

Каркас премиум-класса (109,45–352,70 долл. США)
Наши превосходные репродукции в рамке премиум-класса профессионально изготовлены и готовы повесить на стену

Подушка (30 долларов США.39 — 54,72 доллара США)
Украсьте свое пространство декоративными мягкими подушками

Большая сумка (36,43 долл. США)
Наши большие сумки изготовлены из мягкой прочной ткани и снабжены ремнем для удобной переноски.

Металлический принт (71,76–242,03 долл. США)
Изготовленные из прочного металла и роскошных технологий печати, металлические принты оживляют изображения и придают современный вид любому пространству

Стеклянная рамка (27,96–83,93 долл. США) Крепления из закаленного стекла
идеально подходят для настенного дисплея, кроме того, мониторы меньшего размера можно использовать отдельно на встроенной подставке.

Acrylic Blox (36,48–60,80 долл. США)
Обтекаемый, односторонний современный и привлекательный принт на столешнице

Стеклянные салфетки (60,80 долл. США)
Набор из 4 стеклянных салфеток. Элегантное полированное безопасное стекло и термостойкое. Соответствующие подставки также доступны

Лев Толстой на концерте Антона Рубинштейна, Пастернака, Леонида Осиповича (1862-1945) Stock Photo 4266-21637661 : Superstock

Superstock предлагает миллионы фото, видео и стоковых ресурсов для творческих людей по всему миру.Это изображение Льва Толстого на концерте Антона Рубинштейна, Пастернака, Леонида Осиповича (1862-1945) автора А. Буркатовский / Fine Art Images сегодня доступно для лицензирования.

Детали

Номер изображения: 4266-21637661
Управление правами
Кредит: А.Burkatovski / Fine Art Images
Релиз модели: Нет
Релиз собственности: Нет
Детали: 3971 х 5315 пикселей | 13,24″ х 17,72″ | 63,32 МБ | 300 точек на дюйм


ПРОСТОЕ ЛИЦЕНЗИРОВАНИЕ RM

$250

Издательское/образовательное использование

400 долларов

Прямой маркетинг – внутреннее использование

$1600

Продлить эту лицензию

Чтобы получить индивидуальные тарифные планы со скидкой, без водяных знаков или наборы изображений для отдельных лиц или корпораций, нажмите кнопку
НУЖНЫ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ВАРИАНТЫ ниже.


В поисках акций по подписке посетите наш дочерний сайт PURESTOCK .

Добавить в корзину Нужны дополнительные параметры?

×

Свяжитесь с нами

Мы здесь, чтобы помочь! Свяжитесь с нами, если вам нужны более гибкие варианты лицензирования.

Позвоните нам по телефону 866-236-0087
. Представители доступны с 9:00 до 18:00 по восточному поясному времени.



Ключевые слова

Пожалуйста, свяжитесь с

Отдел продаж и исследований SuperStock
Электронная почта: yourfriends@superstock.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *